Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 112
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 7
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.04.09 16:17. Заголовок: Автор: Аллочка. Мини-фики. 2

"If you see someone without a smile, give him one of yours" :) Спасибо: 46 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 5 [только новые]







Сообщение: 1943
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.10 22:22. Заголовок: Автор: Аллочка Бета:..


Автор: Аллочка
Бета: Kristenka
Название: Лифт
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance, Виньетка
Статус: Окончен

Угрюмое грохотание старого лифта раздражало, а молчание начинало угнетать. Лифт ехал медленно, с истинно советской неторопливостью. Лена осторожно подняла глаза, но ответного взгляда не встретила – мужчина изображал практически неподдельный интерес к образцам народного творчества на стенах. Немного посомневавшись, Кулемина завела руку за спину и незаметно нажала на кнопку кричаще красного цвета.
- Ой! Кажется, лифт остановился… - талантливо изобразив замешательство, пролепетала она.
Виктор только поджал губы, не удостоив девушку ответом.
- Сейчас нажмем на кнопку для вызова диспетчера, да? – Лена нахмурилась. Сделать-то сделала и условия вроде создала, а вот что делать дальше – черт его знает.
- Бесполезно, - заговорил наконец. – Эта кнопка у нас уже года два не работает.
- М-м-м, - как-то неопределенно протянула Кулемина. – Вить, нам, кажется, надо поговорить.
- Думаю, тут не лучшее место.
- А где еще? – Девушка чуть не задохнулась от возмущения. – Ты бежишь от меня как от прокаженной, стоит мне открыть рот!
- Потому что у меня нет никакого желания тебя слушать. – Степнов пожал плечами. – Ты не скажешь мне ничего, что я действительно хотел бы услышать.
Лена оперлась спиной на стенку лифта.
- Степнов, я люблю тебя! Не было ничего, поверь же ты! Как ты можешь думать так обо мне?
Виктор невесело улыбнулся.
- Лен, а мне думать не надо было, я просто увидел. Для выводов и размышления не были нужны, они были очевидны.
- Ну… Господи! – Кулемина запустила пальцы в свои волосы и прикрыла глаза, пытаясь найти нужные слова. – Я… я поступила очень глупо, я знаю. Но не более. Я совершила ошибку, но мне кажется, что можно было бы и простить уже – я бегаю за тобой преданной собачкой уже две недели!
- А я занимаюсь тем же два года! – резко ответил Степнов.
- Вить… Выслушай же ты.
Мужчина огляделся и едко заметил:
- Кажется, другого выхода у меня нет.
- Я тогда к Лерке домой пошла, в Снегинке день тяжелый был, а дома, - Лена погрустнела, - ну, у тебя то есть… Прибраться надо было еще, на ужин что-нибудь приготовить, сил не было, вот и забежала к Новиковой. А Леры дома не было, только Надька, стерва эта, была. Я и думала сразу уйти, а она посмотрела на меня как-то… странно и сказала, что не завидует мне – мол, я-то должна быть верна только тебе, у меня нет даже возможности узнать других мужчин, а она их в неделю пачками меняет. Ну, и тоном таким – ты ж ее знаешь!
- Нашла советчицу, - проговорил Виктор.
- Вить, ну я ж ее знаю, конечно, я послала ее куда подальше и пошла домой. Только на улице… Там шли парень с девушкой, они обнимались, смеялись, целовались. И я точно знала, что ей не надо было идти домой убирать и готовить, а потом сидеть до ночи и ждать, когда же последние посетители в кафе соизволят пойти наконец домой. И еще Надька эта… - Лена всхлипнула. Глаза были на мокром месте, от его презрения хотелось выть. – И я позвонила Васе этому, он давно клеился ко мне, попросила приехать. Потом, само собой как-то, решила – была не была, поцеловала его и…
- Да можешь не рассказывать подробности, Лен, я все видел. Ты хотела, чтобы я прослезился? Пожалел тебя? Я не узнал ничего нового, Гущина всегда была не ангелом, а ты уже не в первый раз находишь мне замену из-за каких-то сомнений. Так что, все время будет?! Степнов, виляя хвостом, возвращается, а Леночка потом снова о чем-то задумывается – и очередной паренек тут же нарисовывается. – Виктор шумно выдохнул. – Ты ночевать не пришла. – Сглотнул. Не нужно было начинать этот разговор. Не нужно вспоминать ту ночь, наверное, самую ужасную в его жизни. Ну, одну из – точно.
- Конечно, не пришла. – Втянула воздух и подняла голову к потолку. – Мне стало так противно от всего, а больше всего – от себя. Я опять к Лере пошла, вечером уже застала ее. А потом ревела всю ночь, не зная, как и что тебе сказать, да и стоит ли. Оказалось, вот, - развела руками, - и не нужно было говорить.
- Лен, не надо. – Степнов покачал головой. – Не надо пытаться снова построить что-то там, где даже трава уже не растет.
- Вить! – Кулемина схватила мужчину за руку. – Я люблю тебя, очень люблю. Да, я ошиблась и уже не в первый раз, но, пожалуйста, прости меня. Как мне без тебя?
- Так же как и мне без тебя, Лен. Не холодно и не горячо.
Лена подняла на него свои потемневшие глаза, тщетно пытаясь найти фальшь, обман, уловку, шутку, наконец. Ничего.
Медленно кивнула, на автомате нажала на кнопку аварийной остановки.
Уже через пару секунд выбежала на лестничный пролет, протиснувшись в щель, даже не дождавшись, пока двери лифта полностью откроются.
- Я завтра за вещами зайду, - бросила на бегу и исчезла из поля зрения Виктора.

И опять ночь. Ужасное это время суток – ночь. Время для размышлений, для судьбоносных ссор и встреч, для пьянок, для самоубийств, для любви, для отчаяния, для вдохновения и для одиночества. Все несправедливое неравенство людей особенно четко видно ночью, и речь вовсе не о материальном неравенстве. Ночью часто хочется слишком многого. Бывают ночи, в которые невозможно отдохнуть. Кулемина громила посуду, потом плакала, вновь била, вновь ревела, зачем-то курила, потом запивала, потом напивалась, а затем – провалилась в беспамятство. Виктор, зайдя в квартиру, сел в кресло и уставился в одну точку. Так до утра.

- Алло, Лен? – голос в трубке выдавал волнение.
- Ну, - раздраженно.
- Ты за вещами собиралась, - замялся.
- Ну.
- Ты в Снегинке?
- Да.
- Я тебя заберу, - облегченно выдохнул.
- Зачем? Мне твое сопровождение не нужно.
- Пожалуйста!
- Да как хочешь, только ждать тебя на крыльце не буду.

Опять тот же лифт. То же противное дребезжание износившихся тросов, легкое потряхивание и полумрак из-за тусклой лампочки, предназначенной экономить энергию. Виктор уверенным движением нажал на кнопку.
- Кажется, лифт остановился. – Дежавю.
- Степнов, немедленно запусти лифт! Я не намерена с тобой тут торчать!
Он только помотал головой.
- Ленка, прости меня за вчерашнее. Я повел себя, как полный дурак.
- Да уж, - Кулемина ухмыльнулась, - спорить не буду. А теперь выпусти меня отсюда!
- Нет, пока мы нормально не поговорим.
- Кажется, вчера мы предприняли попытку. – Зло сверкнула глазами. – По-моему, многое выяснили. Степнов, я готова терпеть твою ненависть, но презрение и равнодушие – спасибо, я лучше так.
- Лен…
- Что – Лен?! Говорить у нас плохо получается, да? – Устало вздохнула.
- Я люблю тебя. – Смотрел в глаза не отрываясь.
- Да что ты?! Тебе ведь «не холодно и не горячо». Это не любовью называется. Выпусти! – требовательно.
- Нет.
Ленка вспыхнула мгновенно – она и так была на пределе. Вспоминая все известные ей ругательства, начала колотить Виктора по груди, животу, плечам, одновременно отталкивая его от панелью с кнопками и пробираясь к ней, борясь с сопротивлением. На пол полетели его шарф, ее шапка, оба тяжело дышали, но не были намерены сдаваться. Степнов притянул девушку за ворот свитера и приблизил ее к себе. Не контролируя свои действия, грубо поцеловал, желая то ли успокоить, то ли еще больше вывести из себя. Лена, и так порядком взвинченная, больно укусила его за губу и вырвалась из его рук.
Оттаскивая мужчину от стены, Ленка сильно дернула за край как всегда распахнутой куртки, та съехала, а из кармана выпала небольшая красная коробочка.
Кулемина тут же резко остановилась, а следом за ней и Степнов. Что находилось в коробке, нетрудно было догадаться, но Ленка все-таки открыл, чтобы удостовериться.
- Не поняла… - возмущенно протянула. – Ты что, снова к Светочке побежал? Или еще кого нашел?! Зачем тогда со мной разговаривать? Чтобы уйти со спокойной душой?! Любит он!
Виктор стушевался, но относительно быстро приходил в себя.
- Лен, вообще-то это тебе… Только я хотел сначала выяснить все, что у нас с тобой… - не находил слов. – И не в лифте, короче говоря.
- Не поняла, - прошептала, внезапно потеряв голос. Для убедительности помотала головой.
Степнов пожал плечами и отвернулся к ближайшему углу.
- Эй! – Лена энергично потрясла мужчину за плечо. – Ты что, серьезно?! – Повертела коробочку в руках.
- Так обычно не шутят.
Кулемина порывисто обняла его за шею и тут же отстранилась.
- То есть простил, да? И тебе не все равно, правда?
Виктор тепло улыбнулся и неожиданно подхватил девушку на руки.
- Выйдешь за меня? – прошептал на ушко.
- Между прочим, на руках жену через порог переносят, а когда предложения делают, - на коленях стоят, - тщетно пытаясь сдержать улыбку, сказала Ленка.
- Без проблем! – Степнов осторожно встал на одно колено, придерживая Лену над полом. – Так выйдешь?
- Встань обратно! – Кулемина чувствовала, что ее мужчина вот-вот потеряет равновесие.
Виктор, засмеявшись, послушно встал.
- Конечно, выйду, - тихо, но достаточно громко для того, чтобы быть услышанной. - Я очень-очень хочу убираться в нашей квартире, готовить тебе ужины, ждать тебя с работы, а если я кому-то и завидую, то только самой себе.
Степнов бережно поставил девушку на пол и поцеловал с рвущейся наружу нежностью, долго, жадно, теряя ориентацию и понятие времени. Поцелуи стали спускаться по шее к ушку, затем к ключице, Лена попробовала найти опору и спиной задела яркую кнопку. Двери лифта со скрипом открылись.
Ленка потянулась было, чтобы снова закрыть двери и остановить лифт, но Виктор перехватил ее руку и потащил наружу.
- Не здесь, - улыбнулся.
Щелкнул дверной замок, обещая незабываемый день. Да и ночь - тоже.

Спасибо: 95 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1973
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.04.10 03:27. Заголовок: Автор: Аллочка Бета:..


Автор: Аллочка
Бета: Kristenka
Название: Леденцы
Рейтинг: PG
Жанр: Romance, AU, OOC
Статус: Окончен

Леденцы Лена любила с детства. Малышкой она была послушной, не хулиганила, не дралась, ела манку и без пререканий спала днем. Не потому, что ни одна противная Анька или Машка не вызывала желанию дернуть за косы, не потому, что очень любила кашу, и не потому, что действительно хотела спать. Просто ей всегда казалось, что у нее всегда все будет хорошо, если она будет вести себя правильно. Никогда не случится ничего плохого, она вырастет, станет замечательным врачом, как ее любимые родители, у нее будет семья, теплый дом… Все обязательно будет, нужно только вести себя хорошо – ведь так говорят взрослые.
А за хорошее поведение ее щедро потчевали самыми разными конфетками. Угощали все – и родные, и воспитательницы, и даже просто незнакомые люди, которым белокурая девочка мило улыбалась. Ленка никогда не отказывалась и всегда с большим удовольствием вынимала сладости из шуршащих упаковок.
Но когда ей было шесть лет, «мама с папой улетели на железной птичке далеко-далеко и уже не могли вернуться», – так сказал ей дедушка. Через пару лет Леночка повзрослела, и ей пришлось принять, что родители просто погибли в авиакатастрофе. И тогда как крышу сорвало. Ради чего было так примерно себя вести?! Ради того, чтобы остаться одной с дедом? Или ради дешевых леденцов?!
Школу Ленка еле закончила. Десятки разбитых окон, побитых одноклассников, неуды по большинству предметов, нескончаемые леденцы за щекой, за которые она регулярно получала нагоняи, странные прически, броский макияж и одни-единственные несменяемые джинсы с миллионом карманов. Получить аттестат помогли только искреннее уважение директора к ее деду и постоянные выгораживания учителем физкультуры – Виктор Михайлович, несмотря на то, что отношение девушки к нему было таким же наплевательским, как и к остальным, всегда выручал ее и по возможности помогал. Дело было то ли в его суперменской натуре, то ли в ее спортивном таланте, а может, и просто в красивых зеленых глазах.
Так или иначе, заветная бумажка была получена, а Степнов на выпускном просто уверенно схватил Ленку за руку и увел к себе домой. Как тогда казалось, навсегда. Кулемина посопротивлялась немного, повозмущалась, поизображала непонимание, даже попыталась нокаутировать мужчину, но в конце концов сдалась на его волю. Непонятно почему, но сдалась с удовольствием – без капли сожаления или упреков. Просто ушла в неожиданные отношения с головой и всеми конечностями. Странно, но дед одобрил.
Как-то незаметно и быстро повзрослела. А вот леденцы Ленка не разлюбила. Наоборот, любила еще больше, за свою жизнь она узнала о них практически все: какие марки вкуснее, чем различаются, какие бывают разновидности, какие сложно найти… Она знала, что с ежевикой всегда очень приторные, что лимонные немного отдают Fairy, что апельсиновые очень приятные, что от обилия мятных может разболеться голова и что клубничные чаще всего с начинкой. Любила все – от всем знакомого Дюшеса до экзотических с корицей и апельсином.
А Степнов только улыбался ее слабости. И всегда баловал ее. Сначала Лена капризничала, пытаясь доказать, что она уже не ребенок, чтобы ей дарили мешочки с заветным угощением. Но конфеты всегда оставляла и подаренные им ела с особым удовольствием. Постепенно только его леденцы и остались – Ленка привыкла к присутствию мужчины рядом, привыкла к его запаху, вкусу, к его интересам. Привыкла к крикам во время важных матчей и даже к его странному занудному другу-историку – тоже привыкла. И перестала баловать саму себя, знала, что Он не забудет. Не забывал.
К девятнадцати годам ей уже хотелось взрослых отношений. Тех, которых у нее еще не было. А Виктор вел себя так, будто она хрустальная ваза, к которой и дотрагиваться нужно очень осторожно и бережно. Осторожность была приятна, но хотелось большего. Конечно, не замечала ни взглядов, ни особенных прикосновений – откуда и как она могла понять.
А потом неожиданно умер дед. От инсульта, мгновенно. Новость была такой страшной, что Ленка забывала дышать. Было невозможно поверить, абсолютно нереально. Она боялась даже думать. Когда были похороны, Степнов весь день не отходил от нее ни на шаг, говорил ласковые слова поддержки, целовал – легко-легко, буквально на руках носил. Девушке что-то стукнуло в голову, и избавиться от навязчивой идеи Ленка не могла.
Придя домой, повисла у Виктора на шее и стала торопливо целовать куда только доставала. Одновременно стягивая с него пиджак и подталкивая к дивану, приговаривала что-то тихо-тихо, совсем не слыша его. Оставшись без рубашки, Степнов грубо схватил ее за плечи и встряхнул.
- Что ты творишь? Это что, такой способ снятия стресса?! – прошипел почти в губы и отвернулся, сдерживая себя от опрометчивых поступков.
- Ты… ты… - у Ленки начиналась истерика. – Ты просто считаешь меня маленькой! Ребенком! Ребенка нельзя хотеть, да?!
- Лен, - покачал головой, пытаясь понять, как же все объяснить.
- Уходи! Уйди, пожалуйста. – Плакала и сама не замечала. Не было сил что-то осознавать.
Его квартира давно стала их общей, и Лена даже не подумала о том, куда Степнову идти.
Мужчина схватил рубашку и вышел, не сказав ни слова. Ленка рухнула на подушки.

Вечером должен был прийти Влад. Член совета директоров какой-то абсолютно не интересующей Лену компании. Первый мужчина после Степнова. Полгода – это, наверное, слишком много.
Упитанный кавалер в очках, рубашке грязного желтого цвета и отвратительном синем галстуке вошел в гостиную и сел на диван. На тот диван, на котором… Кулемина зажмурилась. Мужчина протянул ей шампанское и коробку шоколадных конфет с ликером. Попытался мазнуть выпяченными губами по щеке, Лена увернулась.
- Я не ем шоколад, - вернула конфеты. – И не пью, - шампанское следом.
- Лен, ты чего?
Влад потянулся к девушке. Поцелуй в шею. За ухом. Снова в шею. Противно.
- Влад, не выйдет ничего, тебе пора. – Лена встала и сложила руки на груди. Зачем она вообще позвала этого пижона?! Кому и что пыталась доказать?
Член совета директоров молча ушел. Может, и не так безнадежен.

Через пару дней Кулемина, вернувшись домой после очередной временной работы, заметила на тумбочке подозрительно знакомый пакетик. Схватив его, случайно сама потеряла равновесие, облокотилась о стену, а по полу рассыпались разноцветные конфеты в блестящей обертке. Ее любимые. Резко втянула воздух и быстро прошла в комнату.
Возле кресла в полутьме стоял Степнов и внимательно следил за каждым ее движением.
- И так легко?! – Лена распахнутыми глазами смотрела на Виктора.
Он улыбнулся.
- Могу на колени встать, хочешь?
Девушка покачала головой, сорвалась с места и крепко обняла любимого за шею, прижавшись всем телом. Счастье было слишком близко, прямо в руках.
- А замуж пойдешь? – прошептал.
- Что? – Ленка отстранилась.
- Ну, знаешь, штамп в паспорте, обязательства, теплый борщ с тапочками, все дела… - смутился.
- Конечно, пойду!
Со счастливым визгом подпрыгнула и тут же ощутила жадный поцелуй. Он успел очень соскучиться за полгода. А от Ленки по-прежнему пахло любимыми – фруктовыми – леденцами.



Спасибо: 107 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2030
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.08.10 22:44. Заголовок: Автор: Аллочка Бета:..


Автор: Аллочка
Бета: Kristenka
Название: Только не переставай
Рейтинг: PG
Жанр: Angst
Статус: окончен



Ты только, пожалуйста, не переставай мне сниться.
Я понимаю, сама во всем виновата, это всё я, ты просто не выдержал, понимаю. Да и кто бы другой смог так долго выдерживать мои истерики? А ты терпел. Репетиции тогда выматывали, отсутствие концертов бодрости не прибавляло, да и гонорары совсем перестали появляться. Из моей жизни исчезала какая-то важная ее часть, и я срывалась. Не знаю, как так вышло. Может, дело было в моей жажде славы, может, – в моём эгоизме, а может быть, я просто так привыкла заниматься каждодневным самолюбованием, что не могла понять, почему же мною перестали восхищаться.
Я была ребенком. Глупым капризным ребенком. Все проблемы я сваливала на тебя, это ты разбирался с долгами и кредитами, ты вытаскивал меня из сомнительных заведений, ты не давал мне пить и заставлял бросить курить. А мне казалось, что ты делаешь все, чтобы помешать мне получать удовольствие от жизни.
А кроме того, тебе приходилось еще и быть моей жилеткой. Когда я приходила неизвестно откуда пьяной часа в три ночи, ты покорно выслушивал все мои жалобы на судьбу, перемежаемые всхлипами и переходящие в самую обыкновенную истерику.
В какой момент я перестала себя контролировать? Когда перестала ценить тебя? С чего вдруг какие-то там неудачи в музыкальной карьере стали для меня важнее всего? Может, все началось с немытых тарелок? Может, и с них. Я вообще чистоплотная. А потом ты мне вдруг как-то пожаловался на грязную посуду возле раковины. Спокойно, мимоходом, ни намека не скандал – а я на тебя тогда зачем-то накричала. И вдруг поняла, что не могу вспомнить, когда я в последний раз вообще делала что-то по дому. Как так случилось, что я позабыла, что люблю тебя? Как это вообще возможно? До сих пор не пойму. И почему я не видела твоих отчаянных попыток вернуть все на свои места, почему не замечала заботливо поставленных в вазу цветов и нежных поцелуев даже после таких моих слов, каких ты явно ничем не заслуживал?
Не знаю. Я не знаю. Я изменила тебе, когда твое всепрощение мне окончательно надоело. Ты был чересчур идеален для изменившейся до неузнаваемости меня. Я же превратилась в какую-то склочную бабу. Я изменила тебе с парнем, который мне даже не нравился, просто хотелось поставить какую-то жирную точку, чтобы ты уж точно ушел.
Абсурд какой-то, конечно же, я не хотела, чтобы ты уходил, ужасно не хотела. Но мне казалось, что твоя невозмутимость на любые мои выкрутасы – это что-то из области фантастики. Я была уверена, что ты меня бросишь, не понимала, почему до сих пор этого не сделал, и каждую минуту, каждую секундочку ждала, что ты соберешь вещи. Это было похоже на ощущения перед анализом крови – все равно знаешь, что порежут, и мучительнее всего те мгновения, когда тебе дезинфицируют палец ваткой. Только в сто раз хуже. Хотелось покончить с этим раз и навсегда.
А ты не ушел, ты даже не накричал, только посмотрел тогда так, что я вся сжалась. Было очень больно.
Ушел ты позже. Когда вместо истерик и скандалов я просто молчала. Была почему-то очень тихой. Ничего не рассказывала, ничем не делилась. Иногда даже не здоровалась. По-моему, ты решил, что я издеваюсь над тобой, снова испытываю. А я не могла по-другому, хотела, но не получалось. Что на меня тогда нашло? Просто в одно осеннее утро я не улыбнулась в ответ на твою улыбку, а вечером тебя уже не было. Ты не хотел ничего забирать – исчезли только бритва и пара самых необходимых вещей. Всё остальное лежало на своих местах, как будто ничего и не произошло.
Знаешь, я смалодушничала, всё так и лежит.
Я потом попала в больницу с гастритом, и хмурый врач сказал, что у меня депрессия. Я ему не очень-то поверила, да и сейчас не верю, потому что глупо винить во всем болезнь. Сама все разрушила, я виновата, а не какая-то там депрессия. Зачем-то пропила прописанный курс лекарств, и меня отпустили домой.
Я три года тебя уже не видела. Три года – это же очень много, да? Целая вечность… Ты не заходил, не звонил, хотя я, глупая, до сих пор жду твоего стука в дверь. Надеюсь, что ты счастлив, – ты должен быть счастливым. Сегодня вечером испугалась. Мысли о тебе давно стали чем-то привычным, мне даже приятно вспоминать, это ничего, что в груди немного больно. Но я вдруг поняла, что начинаю забывать тебя. Понемногу, конечно, по морщинке, по линии, по изгибу. Начинаю забывать твое лицо, твое тело, твои руки. Я уже не могу с закрытыми глазами представить, как нежно провожу своими пальцами по твоей шее. Потому что я не помню, какая она на ощупь, не помню. Мне страшно, я не хочу забывать, что же мне тогда останется?
Ты только, пожалуйста, не переставай мне сниться.

Спасибо: 56 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2069
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.08.11 15:52. Заголовок: Автор: Аллочка Бета:..


Автор: Аллочка
Бета: Kristenka
Название: Back to december
Рейтинг: PG-13
Жанр: Songfic, Romance, POV
Статус: Закончен

Песня Taylor Swift - Back to december
Под катом перевод.

Мой поклон Кристине за терпение

Выкладывается 2мя частями, но деление не несет смысловой нагрузки.

I’m so glad you made time to see me
How’s life? Tell me, how’s your family?
I haven’t seen them in a while
Скрытый текст


5 апреля.
Ты сидишь напротив меня в дурацком кафе, играет глупая попсовая мелодия, а я совсем тебя не узнаю. Я хорошо знаю твое лицо, твои руки, твое тело. Но глаза – глаза у тебя чужие. И мне страшно смотреть в эти глаза, поэтому я то играю с соломинкой в стакане, то переламываю пальцами зубочистку, то зачем-то ищу официанта.
Ты вздыхаешь – я тоже, психологи называют это зеркальным приемом, кажется, ну а я цепляюсь за любую призрачную гипотезу, лишь бы удержать тебя. Не насовсем, конечно, все это так глупо. Хотя бы на пару минут, правда, судя по твоему виду, сбежать ты готов прямо сейчас и с большим удовольствием.
- Спасибо, что пришел, - наконец изрекаю я и чувствую себя еще более неловко, чем обычно.
Ты только пожимаешь плечами. Мол, не стоит благодарности. Никогда не любила этот твой жест, мне казалось, ты демонстрируешь им свое превосходство. Сейчас с жадностью ловлю.
- Как ты? – аплодисменты мне, первый нелепый вопрос вечера мною задан.
Какое-то неуловимое подергивание головой, ты прикрываешь глаза, и я могу без стеснения рассматривать черты твоего лица. Пару секунд, но мне хватает.
- Работаю… - ты искренне надеешься, что я не замечу этой паузы, и я потакаю твоему желанию, никак не выказывая нетерпения. – Я хорошо, - никогда не видела, чтобы люди, у которых все хорошо, говорили с такой интонацией. Впрочем, куда я лезу, это теперь не мое дело, так ведь?
Не дождавшись ответного вопроса, тихо говорю:
- Я тоже неплохо… - неплохо вру, мысленно продолжаю я фразу и снова берусь за соломинку. Зачем я вообще позвала тебя? О чем только думала?

You’ve been good; busier than ever
Скрытый текст


4 апреля.
На самом деле, я уже почти сдалась. Абсолютно неконтролируемое желание увидеть тебя захватило меня уже пару дней как, но все мои старания не привели ни к какому результату. Ты не отвечал на звонки, не прослушивал мои сообщения, не отвечал на электронную почту, тебя даже не было дома именно тогда, когда приходила я. Я сейчас, наверное, маньячкой какой-то озабоченной кажусь, но на самом деле бесплодность моих усилий начинала доводить до отчаяния, поэтому я, как уже сказала, почти сдалась.
Целый день я не звонила и не писала, теша себя ложной надеждой на то, что ты увидишь, наконец, что я тебя искала, и дашь о себе знать, но тщетно. Так что я готовилась к грустному вечеру в компании тоскливых песен и мятного чая.
Но – вдруг – вечером ты мне все-таки перезвонил. Сухо поинтересовался, чего хотела, так же сухо извинился за молчание – заработался. На мое предложение встретиться дал, на удивление, положительный ответ. Но без эмоций – как будто я шла заключать с тобой мелкую сделку по продаже кирпичей. Ну, или подушек. Хотя почему подушек? А, неважно.

We small talk, working or weather
Your guard is up and I know why
Скрытый текст


5 апреля.
- Погода в последние дни просто отвратительная, да? – второй нелепый вопрос в студию. Ну а что, молчать было уже просто невыносимо.
- Дожди, - да, сегодня ты отличался небывалым красноречием.
Я улыбнулась подошедшему официанту с мороженым и начала несмело ковыряться в нем ложкой. Надо же было как-то руки занять. Да и глаза тоже.
Не могу на тебя смотреть.
Не могу.
- Как работа? – разговор немного отвлекает, хотя в общем-то разговором это назвать сложно.
- Ну, я же теперь в университете преподаю. – Я успела заметить проблеск гордости в твоих глазах. Конечно, ты доволен. После должности охранника-то вернуться к родным навыкам. Я за тебя рада. – Так что у меня все в порядке. А ты как? – вау, у нас даже какое-то подобие диалога!
- Мы с девчонками пока отдыхаем… Альбом же записали, ну вот. Несколько концертов в месяц, как-то так, - я и не подозревала, что умею так несвязно говорить. Как же это смешно со стороны, наверное.
- Зачем ты меня позвала? – да я и сама себе тот же вопрос задаю. Я очень боялась его от тебя и в то же время очень ждала. Но все равно не знала, что ответить.
Я видела, как напряжены твои плечи, как осторожно ты цедишь слова, боясь обронить и одно лишнее. И в этот же момент поняла всю абсурдность своей затеи. Всю комичность ситуации. Я сама его до этого довела. И чтобы чего-то добиться, мне нужно поставить всё – переступить через себя. Но я не была готова.
- Я… мы давно не виделись, и я подумала…
- Ясно, - коротко ответил ты и тут же встал, бросив на стол пару купюр.
- Подожди! – Сердце забилось в панике. – Может, поговорим?
Ты поджал губы, явно сдерживая пару резких выражений. Раньше ты не стеснялся, сразу все говорил. Оскорбления – это, знаешь, лучше, чем такое равнодушие. Я сейчас рада была бы их услышать.
- Не о чем нам говорить. – Я снова, как тогда, считала твои шаги к выходу. Раз, два, три… почему ничего не видно?
А, Кулемина, ты все-таки разревелась.
Ну, сама виновата.

Cause the last time you saw me
Still burns in the back of your mind
Скрытый текст


25 декабря.
Я была ужасно зла на тебя и уже даже не помню почему. Это стало моим обычным состоянием – злиться на тебя, разочаровываться в тебе, срываться на тебе, орать, отталкивать, сомневаться. И все это по глупой эгоистичной причине, в которой мне было стыдно признаться даже самой себе.
А ты был полон энтузиазма наладить наши отношения, не жалел ни сил, ни времени.
Ты появился тогда на пороге моей квартиры с широченной улыбкой и каким-то разноцветным свертком.
- Кулемина, сегодня же Рождество! Что за кислая мина?! – Ты потянулся за поцелуем, а я отпрянула, как от прокаженного.
- Тебя чем-то не устраивает мое лицо?! И я не католичка, чтобы праздновать чужой праздник! – злые слова вылетали будто сами собой. Тебе было больно, я видела. Но не могла заставить себя остановиться.
Тем не менее ты с трудом снова нацепил на себя эту дружелюбную маску, выбесив меня еще больше. Протиснулся в квартиру как ни в чем не бывало, бодро прошел на кухню, поставил чайник и оставил сверток под заготовленной к Новому году ёлкой, которую ты сам же и украшал.
- Лен, давай прекращать это.
- Что «это»?! – о, да я прирожденная мегера.
- Давай не будем больше ссориться, хватит. Мы оба… вспыльчивы, я часто бываю резок с тобой, но и ты…
- То есть это я виновата во всем, да? – самой смешно, и как могла ляпнуть такую глупость? Но это смех сквозь слезы, знаете.
- Нет, конечно, нет! Просто… неужели ты не устала? Зачем ты делаешь это с нами?
- Ага, то есть я делаю, то есть ты меня винишь! Да ты мне и вздохнуть спокойно не даешь, не говоря уж о нормальной жизни! Мне нужна свобода, я не птица в клетке, понимаешь? Мне надоело отчитываться перед тобой – что, куда, зачем, к кому!
- Я… Лена! – ты снова повысил голос, и этим окончательно вывел меня из себя. – Я пытаюсь наладить наши отношения! Помоги мне!
- Сам разрушил – сам и строй!
- Так, ладно, - твой голос звучал непривычно тихо, и я внезапно успокоилась. - Давай сделаем проще. Посмотри мне в глаза и скажи, что не любишь меня. И я просто перестану тебя доставать своим присутствием, давай, скажи это.
Твои слова звучали как вызов, а ты же прекрасно знаешь, как легко взять меня на «слабо». Что, думаешь, не смогу сказать?! А я смогу, не сомневайся!
Я смело посмотрела прямо тебе в глаза, набрала побольше воздуха в легкие и спокойным голосом выдала:
- Я тебя не люблю.
Ты до сих пор понятия не имеешь, чего мне стоили тогда эти слова. На поверку врать оказалось очень сложно, особенно тебе.
Но ты, наверное, поверил, не пропало, значит, даром мое прошлое в школьных спектаклях.
Не знаю уж, что ты там нашел в моем взгляде или что услышал в моем голосе, но ты тихо встал и направился к двери. А я стояла на месте и считала шаги. Один, два, три, четыре, пять. Потом будто опомнилась:
- И что, ты так просто уйдешь?! – Ты даже не обернулся. – Ну и иди к черту!
Да, вот так «красиво» закончились наши отношения. Кто бы мог подумать.

You gave me roses and I left them there to die
Скрытый текст


3 декабря.
Вчера ты наорал на меня. Снова. Сколько это продолжается, уже невозможно посчитать. Причем я не могу вспомнить, что случилось раньше: ты перестал держать себя в руках и свои эмоции при себе, или я начала отдаляться. Не знаю, честно не знаю, может, это случилось одновременно, а может, виновата была я. Или ты. Нет, не ты, из нас двоих прав всегда оказываешься ты, так что едва ли всё начало рушиться из-за тебя.
Так вот. Я всего лишь задержалась на репетиции, у моего телефона села батарейка, идти домой одной в такое позднее время не хотелось. И меня проводил наш звуковик. Ну и что, что в этом такого?
Ты нашел в этом сотню «такого» и еще сотню «не такого». Я ушла спать на диван и заснула в слезах, а ты, кажется, курил всю ночь, хотя ты же не куришь. В общем, точно не знаю, но наутро вся кухня воняла сигаретным дымом.
Днем ты позвонил и позвал прогуляться. Честно говоря, я и видеть тебя не хотела. Твои глаза эти, невыносимо голубые, твои губы… Я мечтала забыть о вчерашнем, успокоиться, развеяться и подумать о том, что же для меня все-таки значат эти отношения. А ты, как всегда, не хотел ничего откладывать на завтра, намереваясь разобраться со всем здесь и сейчас. Еще одна раздражающая черта в тебе.
Мы молча шли по старому заброшенному футбольному стадиону, и мне казалось, что ты за весь вечер так и не проронишь ни слова. Но ты внезапно остановился и подвел меня к трибунам. Дерево от старости потрескалось, кое-где и вовсе осыпалось, краска давным-давно сошла, оставив после себя лишь воспоминания да пару ярких пятен на узких скамейках. Я осторожно присела рядом с тобой, и доска под моим весом жалобно скрипнула. Как фокусник, ты достал из-под сиденья букет роз и с улыбкой протянул его мне.
Тоже мне, решение проблемы.
Я решила подтолкнуть тебя к верному шагу.
- Ты не хочешь извиниться? – натянуто спросила я.
Забавно, в тот момент мне показалось, что ты сейчас задохнешься от переполнявших тебя эмоций. Гнев и возмущение, я полагаю. Ты покраснел и выдавил из себя:
- Я?!
- Нет, я! – грубо ответила я, резко встала и пошла прочь от тебя, грязной скамейки и дурацкого стадиона.
Чуть позже я обернулась и увидела, как ты сидишь на этом гниющем куске дерева, обхватив голову руками и совсем не двигаешься. Букет был отброшен прочь и валялся ряда на три ниже и левее.
Знаешь, это ведь была не первая и не последняя наша ссора. И даже не самая бурная. Но у меня часто до сих пор перед глазами встают грязные подтаявшие комья снега, на которых будто мазком художника выделяются ярко-розовые цветы, твой одинокий черный силуэт вдалеке и мои гулкие неверные шаги. Наверное, я никогда не смогу это забыть.

So this is me swallowing my pride,
Standing in front of you saying
I’m sorry for that night
Скрытый текст


5 апреля.
Я не помню, как добралась от кафе домой, удивительно, что я не попала под машину или не потерялась в незнакомом районе. Очнулась я уже в душе от неприятного жжения прохладной воды, бегущей по чувствительной коже. Отрегулировав температуру, я смогла наконец трезво оценить ситуацию. Нет, ну не совсем трезво, конечно, но ко мне вернулась способность думать, чему я была несказанно рада.
В этот раз было больнее, намного больнее. Когда ты уходил в ту ночь, я только почувствовала пустоту внутри и непонимание – как ты мог поверить. А вот сегодня я смогла ощутить, как больно было в Рождество тебе.
Я была виновата.
Я не знала, как тебе все объяснить.
Я больше не могла без тебя.
Через час я уже трезвонила в домофон твоей квартиры. Ты его не так давно установил, но еще до нашего расставания. Я не могла видеть тебя или слышать, если ты не говорил в трубку. Но ты видел и слышал всё, что происходит на твоем пороге.
Мне показалось, что я услышала, как ты нажал на кнопку просмотра.
И я решила попытать счастья.
Я была полна терпения.
Я была упорна в своем стремлении к цели.
Я точно знала, чего хочу.
Я боялась до дрожи в коленях.

And I go back to December all the time
Скрытый текст


13 декабря.
Я постоянно еще вспоминаю тот твой взгляд. Из окна. Когда ты заметил мой поцелуй с Васей. Да, я даже не говорю «наш поцелуй».
Он был, к слову, абсолютно ужасен. И – целиком и полностью – тебе назло. Неприятный, соленый, с ощущением чужой щетины на своих щеках. Я быстро его прекратила, но ты успел заметить. Чего я, собственно, и добивалась.
А потом пять дней – целых пять дней! – ты не выпускал меня из квартиры. Ты забрал у меня ключи, телефон, деньги. Каждый день ты оставлял мне готовые завтраки, обеды и ужины, а сам куда-то пропадал, возвращаясь поздно ночью, растрепанным и разбитым.
Удивительно, но если в первые дни я отчаянно жалела себя, то как раз к концу пятого дня мне стало невыносимо жаль тебя. Ты был сам не свой.
И я решила тебя «простить». Неприятное ощущение, что ты в очередной раз всё решил за меня, конечно, не прошло. Да и забыть о пропущенных по твоей дурости четырёх днях учебы тоже было сложно. И вообще, я все еще злилась. Но больше так продолжаться не могло, и я пошла мириться.
Я сейчас думаю, а что если я пошла бы мириться раньше?
Или, наоборот, посмотрела бы, на сколько тебя хватит?
Или включила бы ради разнообразия мозги и поняла, что ты просто-напросто ревнуешь и совершенно не знаешь, как меня удержать.
Но все это с частицей «бы».

It turns out freedom ain’t nothing but missing you
Wishing I’d realized what I had when you were mine
Скрытый текст


26 декабря.
Правильно говорят – бойтесь своих желаний.
В отношениях с тобой мне всегда не хватало свободы. И еще, пожалуй, доверия. Конечно, я не собиралась срываться и лететь одна в какую-нибудь Австралию на полтора месяца. Но мне всегда хотелось чувствовать, что если бы я сорвалась, ты бы отпустил и спокойно ждал возвращения, не мучая себя вопросами, где я и с кем. Мне казалось, что я заслуживаю твоего доверия. То есть заслуживала – до того эпизода с Васей.
Я так старалась тебе соответствовать, я так любила тебя. И мне казались совершенно неправильными и неестественными эти твои постоянные подозрения.
И вот я получила свободу. Езжай хоть в Австралию, хоть в Антарктиду, никому и дела до этого не будет. Целуйся хоть с Брэдом Питтом, хоть с бомжом из соседнего подъезда, никто и слова не скажет. Но праздновать почему-то не хотелось. Хотелось выть.
Я все время тебя вспоминала.

And I go back to December, turn around
And make it all right
I go back to December all the time

Скрытый текст


27 декабря.
Бездеятельность начинала сводить с ума, невозможность с тобой поговорить – тоже.
Я хотела было убрать ёлку, справедливо рассудив, что вряд ли из этого Нового года выйдет праздник, но тут увидела под деревом что-то мягкое, обернутое в яркую бумагу. Тот твой сверток.
В нем был теплый зимний голубой свитер. С белыми оленями вокруг талии. Мило и ужасно глупо.
Я сняла его только к третьему числу Нового года. И только потому, что случайно уронила на него кусок подаренного подругами торта.

These days I haven’t been sleeping,
Staying up playing back myself leaving

Скрытый текст


27 ноября.
- Я не хочу всё это от тебя выслушивать! – гневно сверкающие глаза, хлопок двери, и вернулась я только под утро. Мы тогда помирились. По-настоящему.

29 ноября.
- Вить, я завтра не смогу. У нас генеральная репетиция перед…
- Лен, ты динамишь меня уже несколько дней подряд! Самой не надоело? Не хочешь проводить со мной время – так и скажи!
- Хочу, просто ты совсем не оставляешь мне личного времени! Весь мой день: утро – Степнов, день – Степнов на проводе, вечер – снова Степнов.
- Может, ты тогда просто сама скажешь мне, как только у тебя освободится лишний денек для меня? – мягким язвительным голосом поинтересовался ты, издеваясь надо мной и моим напускным спокойствием.
- Вот уж точно не сегодня! – прорвало.
Я две ночи провела у Леры на раскладушке.

3 декабря.
- Ты не хочешь извиниться?
- Я?!
- Нет, я!

14 декабря.
- Если ты меня не выпустишь, я просто выпрыгну отсюда! – Смотреть вниз, проживая на восьмом этаже, было страшно.
- Ты отсюда не выпрыгнешь! – Жестко схватил меня за руку, оттащил от подоконника и ушел, вернувшись домой поздно и вдребезги пьяным.

25 декабря.
- Я тебя не люблю.

When your birthday passed
And I didn’t call

Скрытый текст


28 февраля.
Я всегда считала, что у тебя дурацкая дата рождения. Хорошо еще хоть, что не двадцать девятое. Февраль – довольно нудный месяц. Новый год далеко позади, следующие праздники – далеко впереди, на улице так мерзко, что не хочется даже выглядывать в окно. Прибавьте к этому презираемый мной День Святого Валентина, кислые выражения лиц людей в метро, подтаявший лед, по которому скользят даже кеды. И, вуаля – твой день рождения.
В общем, еще в начале осени я подтрунивала над тобой на эту тему, а ты смеялся и говорил, что теперь всегда будешь обожать свой День Рождения, в любую погоду, потому что я буду рядом. И я с готовностью соглашалась.
А сейчас… Прошло почти два месяца с тех пор, как мы в последний раз виделись. Знаешь, я успокоилась. Правда, немного успокоилась.
Стала спокойнее относиться к возникающим в голове сценах наших ссор и примирений. Осознала свои ошибки. Простила тебя – почти сразу, но так и не простила себя.
Я весь день места себе не находила. Размышляла: лучше написать, позвонить или просто прийти с тортом и виноватым взглядом.
Так ничего и не решила.
Не хотелось звонить и желать банальных счастья да здоровья.
А пожелать что-то личное… это все еще было больно.
Свою ошибку я поняла только утром первого марта. Наверное, надо было позвонить.

Then I think about summer,
All the beautiful times,
I watched you laughin’ from the passenger side

Скрытый текст


6 июля.
- Куда ты меня ведешь? – я, смеясь, уворачивалась от сильных мужских рук, которые направляли меня прямо к машине. В тот день ты разбудил меня рано утром и сказал, что мы с тобой вместе толком нигде не отдыхали, а поэтому пора наверстывать упущенное.
Ты завязал мне глаза черной лентой и усадил на переднее сиденье. Ход, конечно, банальный, но я действительно ничего не видела, кроме пробивавшейся узкой полоски света.
- Степнов, не томи! Ну, куда?
Ты в ответ только посмеивался, и через полчаса я не выдержала – сорвала к чертям эту повязку и стала во все глаза рассматривать окружавшую нас природу. В общем-то, могла бы и не снимать. Дорога как дорога, вокруг поля, да и ты так хитро щурился, что становилось понятно – ничегошеньки я так не выясню.
Моя рука поползла по твоей ноге – от колена вверх по бедру, и я до сих пор помню это потрясающее ощущение – жесткая джинсовая ткань и жар, исходивший от твоего тела.
На несколько секунд ты отвлекся от дороги, чтобы поцеловать меня, и мы чуть не съехали в кювет.
Ты шутливо стукнул меня по голове и взял с меня обещание, что я не стану больше отвлекать такими нечестными способами. Я в ответ только подняла ноги на переднюю панель и в такт игравшей в приемнике ритмичной мелодии стала перекидывать их – левую на правую, правую на левую.
Ты притормозил и, уже ни на что не отвлекаясь, подарил мне нежный, жадный поцелуй.
Примерно через час мы приехали – и оказались на взявшемся из ниоткуда пляже. На берегу играла громкая музыка, и молодежь, собрав вокруг себя толпу, энергично исполняла брейк на песке.
Мне кажется, именно в тот день ты наконец понял, что мы на равных. Что я тебе больше никакая не ученица. В дешевом номере мотеля ты отбросил прочь всю свою осторожность и боязливость, ты брал меня так, будто завтра мы расставались на пять лет, а я отдавалась так, будто ты всегда был единственным мужчиной в этом мире. А так, впрочем, и было – для меня, конечно.
В нас что-то сломалось и заново родилось.
Это сложно объяснить, зато было легко почувствовать. Я больше не была Кулеминой, и для меня навсегда умер Виктор Михайлович. Остался Виктор Степнов, мой мужчина.

And realized I loved you in the fall
Скрытый текст


9 сентября.
Я выключила орущий будильник и подарила нам с тобой еще пять минут в постели. Ты выглядел невероятно беззащитно – как никогда, наверное. Но едва ты открыл глаза, это впечатление бесследно испарилось. Ты сонно щурился, пытаясь заставить себя проснуться, а мне было смешно, и я, наклонившись, тоненьким голоском напевала тебе в ухо детскую колыбельную, от чего ты так мило злился, что я просто не могла остановиться.
- Вить…
- М-м-м? – ты был похож на мурлыкающего кота.
- Ты знаешь, что я люблю тебя?
- М-угу, - ты непонимающе уставился на меня, спросонья силясь осознать, насколько серьезный разговор я затеваю. А я ничего не затевала. Просто это меня переполняло, и молчать никак не выходило.
- Нет, не так. – Я с улыбкой покачала головой. Я сейчас не о том. Не о тех глупых признаниях под силой момента, не о выстраданном чувстве и даже не о пришедшем в конце концов четком понимании, чего я хочу. Я не об этом. Я об ощущении, что ты, как шарик, сейчас либо лопнешь, либо взлетишь от переполняющего счастья. – Я люблю тебя, - с удовольствием повторила я, наблюдая за расплывающейся на твоем лице улыбкой. Ты понял.

Спасибо: 29 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2071
Зарегистрирован: 01.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.08.11 15:55. Заголовок: And then the cold ca..


And then the cold came,
With the dark days when the fear crept into my mind

Скрытый текст


11 ноября.
- Блин, Лен, тебе так со Степновым повезло! – я всегда вполуха слушала Леркин щебет, поскольку уследить за сменой тем в её монологе было практически невозможно, но не ответить на такое заявление было бы невежливым, да и вообще своим счастьем нестерпимо хотелось делиться, как будто для меня его было слишком много.
- Да-а-а, - лениво протянула я, а на моем лице мелькнула солнечная улыбка. – Знаю.
- Пока мы будем метаться от одной подработки к другой, от одного продюсера к другому, у тебя уже будет семья… - мечтательно проговорила тогда она.
- Семья? – забавно, но я действительно не понимала, о чем это она.
- Ну да, Виктор Михайлович же не какой-нибудь сопляк левый, от которого сначала цветочков не дождешься, а потом и самого его след простынет. У вас все уже серьезно. Обещаешь, что твоих детей я крестить буду?
- Детей? – тут я окончательно опешила.
- Кулемина, ты такая счастливая! – вот уж какой, а счастливой меня в тот момент назвать было сложно. Я была в шоке.
К вечеру я немного пришла в себя после странного разговора и решила прощупать почву, расспросив тебя.
- Вить, - осторожно начала я, боясь сорваться не в ту степь на такой скользкой теме, - а мы с тобой кто?
- В каком смысле? – ты так смешно нахмурился, а ведь нам обоим было бы проще, если бы ты дал обыкновенный незамысловатый очевидный ответ – «любовники». Но ты после пары секунд раздумий выдал: - Ну, пара, кто же еще? Лен, тебе чего в голову взбрело-то, а?
- Да так, ничего. – Вот именно, ничего. Ничего ясного я из твоего ответа не почерпнула. – А как ты к детям относишься?
- Хорошо отношусь. Ты беременна?! – твои глаза распахнулись, ты заметно нервничал и ужасно боялся, но в то же время ждал моего ответа.
- Нет, что ты! – Я неловко улыбнулась, думая, как бы еще подобраться к интересующей меня теме. – А ты хотел бы детей?
- Конечно, троих! – ты широко улыбнулся, а в меня как будто пуля навылет прошла. Или рояль на голову упал, знаете, как в мультиках.
- Ясно… - процедила я, и в эту ночь ты не смог добиться от меня ничего более вразумительного.
А мне стало страшно, мне так страшно не было ни перед одним матчем, ни тогда с этими маклерами, да даже когда родители пропали. Тогда меня страшил только какой-то возможный факт, который мог свершиться в моей жизни. А сейчас я начала бояться самой жизни.
Вам, конечно, это покажется, смешным, но я совсем не хотела замуж. Какая свадьба, какие дети?! Мне восемнадцать лет, я пожить хочу! Я все думала – как это я сразу не догадалась, что все к этому идет? Как сразу не поняла, что с таким мужиком, как ты, не получится просто ходить за ручку. Как не осознала, что все серьезнее некуда?
Какие нафиг дети, ну что вы?! Какая семья?! Я тоже хотела с девчонками пометаться от работы к работе, от продюсера к продюсеру. Я приключений хотела, сложностей, от тебя – романтики и понимания. Замужество в мои планы ну никак не входило.
Это я сейчас могу рассуждать о своей дурости. Но с ноября меня захватила паника.
После паники пришла и злость – ты никак не отступался от своего, после всех моих закидонов даже не думал менять ко мне отношение. Вот тогда я начала задаваться вопросом – как ты, такой идеальный, терпишь меня. И как долго все это будет продолжаться.

You gave me all your love
And all I gave you was goodbye

Скрытый текст


15 ноября.
- Я так люблю тебя. – Ты зарылся в мои волосы и принялся целовать все, до чего успевал дотянуться. – Твой запах, голос, как ты щуришься, когда просыпаешься, и еще то, как ужасно ты готовишь кофе. Люблю, когда ты целуешь меня, и когда смеешься, даже надо мной. Мне будет тебя не хватать.
Я отвернулась от тебя, ничего не ответив. А вернулись мы только через неделю.

25 декабря.
- Я не люблю тебя.

So this is me swallowing my pride,
Standing in front of you saying
I’m sorry for that night

Скрытый текст


5 апреля.
- Вить, я больше не могу так! Нам очень надо поговорить, мне столько всего надо сказать… - ответом мне была только тишина. – Ладно, слушай, мне жаль, что так вышло, пожалуйста, позволь мне всё тебе объяснить. – Ничего не происходило.
Я горько засмеялась – похоже, даже здесь меня снова никто не слушал. Может, это и к лучшему, я ведь могу такого наговорить… Впрочем, раз уж пришла…
Я села прямо напротив твоей двери, обхватив колени руками, и начала говорить. Думаю, мне было просто необходимо высказаться, неважно, кому, твоя дверь вполне подходила.
- Знаешь, я только что сказала, что мне жаль. Я соврала. Мне не жаль, я в ужасе от того, что сделала собственными руками. Никогда не подозревала, что я такая эгоистка, никогда не думала, что во мне столько амбиций. Но я и не знала, что смогу полюбить тебя так сильно. – Я вздохнула и почувствовала, что вот-вот заплачу. Не сейчас, не время. – Тогда, летом, помнишь? Я никогда в жизни не была счастливее. И это все ты. Я так… я была так неправа! Я испугалась тебя, - мой смех сейчас был совсем не к месту. – Испугалась нас. А еще ты меня ужасно раздражал своей непрошибаемостью. Знаешь, как будто ничего не происходило. Помнишь, помнишь цветы на стадионе? Они мне даже снятся иногда, только во снах я не отталкиваю тебя. Иногда мне так хочется остаться в этом сне навсегда, и тогда просыпаться невыносимо мерзко. А твой свитер? – я по-глупому шмыгнула носом, благодаря Бога за то, что нет свидетелей моего позора. – Сейчас уже тепло, так что я с ним просто сплю. Вместо мягкой игрушки, представляешь, как нелепо? Прости, прости меня за каждую ссору! К черту все эти амбиции и планы, если тебя нет рядом…

And I go back to December all the time
Скрытый текст


27 декабря.
К вечеру меня настолько заела тоска по тебе, что я решилась позвонить.
Дрожащими пальцами набрала выученный наизусть номер. И ты ответил! В первую секунду я даже растерялась, поскольку готовилась к долгому ожиданию. А затем начала говорить – я сейчас даже не могу вспомнить, о чем болтала.
Но ты просто отказался меня слушать. Мол, всё уже сказано.
Может, дело было в том, что я тебя довела. Может, в том, что ты так и не услышал моих извинений.
Но я тогда поняла, насколько милосердны были создатели мобильных телефонов. Потому что боль можно причинить на расстоянии нескольких десятков километров. И никто, совсем никто не увидит, как ты буквально сгибаешься пополам, не в силах выдавить ни слова, ни слезы.
А потом можно сделать вид, что этого не было.

It turns out freedom ain’t nothing but missing you
Wishing I’d realized what I had when you were mine

Скрытый текст


5 апреля.
- Я так скучала по тебе, мне было совершенно некуда деться от воспоминаний, и я сходила с ума. Ты был для меня… постоянно недоступен, и это доводило до отчаяния. Я ведь… я помню, как быстро ты всегда брал трубку, когда звонила я. Я не заслуживала тебя, но отношения никогда не подчиняются логике, и ты у меня был! Как ты… как ты мог так просто уйти? – я всхлипнула. – Мне всегда казалось, ты любил меня чуть больше, чем я тебя, но теперь мы полностью поменялись ролями. Наверное, это судьба на мне отыгрывается за мою к ней неблагодарность… Я так хотела, чтобы ты меня отпустил, перестал контролировать каждый шаг и отслеживать каждое движение. Мечты сбываются, да? Я теперь совсем этого не хочу.

And I go back to December, turn around
And change my own mind
I go back to December all the time

Скрытый текст


Январь.
Я научилась контролировать свои мысли. Полностью погрузилась в учебу и выступления, но оставалась одна проблема – я ничего не могла поделать со снами. Испробовала все методики – и думала перед сном о чем-то безобидном, и чай с мятой пила, и даже с благодарностью приняла подаренного Лерой «ловца снов». Не помогало ничего. В моих снах снова был декабрь, ты, но там я была умнее. Мне не хотелось просыпаться.

- Кулемина, сегодня же Рождество! Что за кислая мина?!
- Ну, разве что ради всего католического сообщества… - Я повисла на твоей шее и стала нежно целовать твое лицо, глаза, губы. А ты счастливо смеялся.

- Лен, давай прекращать это.
Я с облегчением улыбаюсь, молчаливо принимая твое предложение, и мгновенно забываю все свои страхи. Мне хорошо.

- Посмотри мне в глаза и скажи, что не любишь меня.
- Я люблю тебя.


Да, это было совершенно невыносимо.

I miss your tan skin, your sweet smile,
So good to me, so right

Скрытый текст


18 августа.
- Э-эй! – я легонько прошлась пальцами по твоей спине, отмечая следы собственных ногтей и чуть не мурлыкая от удовольствия. – Труба зовет, - прошептала я тебе на ухо, и ты наконец приоткрыл глаза.
Я поймала губами твою улыбку и едва сумела оторваться.
- Обещаешь, что я всегда теперь буду так просыпаться? – требовательно спросил ты.
А я только рассмеялась, обещая себе, что по-другому не будет никогда.
- Вставай, на работу опоздаешь. – Я смущенно отвернулась, а ты нежно прошелся ладонью по моим волосам и ушел в ванную.
Я не понимала, как могла жить раньше.
- Лен, принеси полотенце, пожалуйста, я забыл.
Шутливо повозмущавшись на тему мужской рассеянности, я подошла к приоткрытой двери, когда меня внезапно и без предупреждения схватили за руку и затащили в ванную.
На работу ты тогда опоздал, а я пропустила первую пару.
Я обожала тебя.

And how you held me in your arms
That September night;
The first time you ever saw me cry

Скрытый текст


29 сентября.
Это была наша первая серьезная ссора, но она же и единственная, которую мне приятно вспоминать. Как раз такие крики и умиляют всех бабушек, когда они повторяют «милые бранятся – только тешатся». Все последующее было извращением.
- Я всего лишь задержалась на пару часов!
- А я всего лишь прождал эти пару часов, сидя за собственноручно накрытым столом. Как дурак!
Собственно, в первых претензиях и была изложена суть конфликта, о чем еще мы переругивались следующие сорок минут – честное слово, я уже и вспомнить не могу.
В конце концов спокойным усталым голосом ты проговорил:
- Лен, я просто волновался.
А я сказала то единственно верное, что могла сказать:
- Прости.
И расплакалась. Впервые расплакалась из-за тебя у тебя на глазах.
Ты успокаивал меня так бережно и нежно, как будто от каждой новой слезинки я могла рассыпаться у тебя на глазах.
Ты знал, что я не любила быть слабой. Но ты знал, что с тобой – можно.
Я проснулась посреди ночи в твоих объятиях, и мне тогда показалось, что я смогу пережить все, что угодно. Но только если ты будешь рядом.


Maybe this is wishful thinking
Probably mindless dreaming
If we loved again, I swear I’d love you right
Скрытый текст


Март.
Я почти свыклась с тем, что тебя нет рядом. Почти.
Иногда я даже могла сухо и без эмоций оценить свои действия. Но потом, вновь и вновь осознавая, как по-дурацки я себя вела, снова срывалась.
Меня буквально накрывали эти проклятые «если бы», от них никуда было не деться.
Если бы я не слушала тогда Леру.
Нет, не так. Если бы я больше тебе доверяла.
Не то. Если бы я относилась к тебе так же бережно, как и ты ко мне.
Уже ближе. Если бы я не затевала эти бессмысленные ссоры. Если бы я ценила наши отношения. Если бы я больше слушала тебя, а не свои страхи. Если бы я лелеяла твои улыбки, а не свой эгоизм. Если бы…
Если бы я первая пошла поздравлять тебя с чужим Рождеством.
Если бы я не отталкивала тебя раз за разом.
Если бы я не считала твои шаги до двери, а что-то предприняла.
Если бы…
Изо дня в день я клялась себе, что если вдруг случится чудо и все как-то само собой наладится, я всё-всё буду делать правильно.
Больше никаких ужасных ошибок.
Но чуда не происходило.

I’d go back in time and change it but I can’t
Скрытый текст


5 апреля.
- Ты, чертов бездушный кусок железа! – Я внезапно остановила свои излияния, подскочила и с душой ударила кулаком в дверь. Не знаю, как двери, мне было больно. – Да если бы я была этим Марти МакФлаем, я бы точно знала, как использовать машину времени, куда поехать, что сделать! Но я не могу, понимаешь?! Не могу! – а я ведь обещала себе – без истерик. – Я ошиблась, я наделала такую кучу ошибок, что мне их и за всю жизнь не исправить. Ну, прости меня, прости! Я просто не знаю, что еще мне сделать… Но ты! – мои глаза гневно сверкнули. – Ты, между прочим, тоже не всегда был прав. Особенно, - я сделала нажим на этом слове, - когда ты меня запер! Конечно, ты ошибался гораздо меньше меня, но ведь отношения – это не арифметика. Ну же, тебе должно быть хоть немного жаль! – До чего я докатилась. Выпрашиваю сожаление у твоей двери.

So if the chain is on your door I understand
Скрытый текст


5 апреля.
Осознав всю абсурдность ситуации, я остановилась.
- Знаешь, - уже спокойно продолжила я, - я почти научилась жить без тебя. Я привыкла, представляешь? Я теперь могу крепко спать по ночам и даже слушать, о чем говорит профессор в университете. Я перестала дергаться каждый раз, когда упоминают твое имя. У меня не получилось только одно – простить себя, но я справлюсь, честное слово, справлюсь. Без тебя. Наверное, я действительно так сильно напортачила, что тебя здесь даже нет, когда ты так нужен. Но я справлюсь. Хорошо поговорили, спасибо. – Я дружески похлопала по дверному косяку и развернулась.

So this is me swallowing my pride,
Standing in front of you saying
I’m sorry for that night
And I go back to December,
It turns out freedom ain’t nothing but missing you
Wishing I’d realized what I had when you were mine
I go back to December, turn around
And make it all right

Скрытый текст


5 апреля.
Последний шанс что-то сказать, я точно знаю, другого у меня не будет.
Я снова поворачиваюсь к твоей квартире.
- Я больше не могу без тебя, - глухо, почти неслышно. Но у меня остались только эти слова.
Нервно разжав собранные в кулак пальцы, делаю несколько шагов к лестничной клетке.
Я застыла, когда за моей спиной щелкнул замок.
Я чуть не умерла от счастья, когда скрипнула открывшаяся дверь.



Буду рада видеть

Спасибо: 42 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 546
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия