Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
неисправимый романтик




Сообщение: 93
Зарегистрирован: 29.06.09
Откуда: Украина
Репутация: 9

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms27: 2-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.07.09 15:21. Заголовок: Автор: Надя. Мини-фики


Отзывы о моих маленьких творениях тут

Спасибо: 16 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 5 [только новые]


неисправимый романтик




Сообщение: 94
Зарегистрирован: 29.06.09
Откуда: Украина
Репутация: 9

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms27: 2-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.07.09 15:22. Заголовок: Автор: Надя Названи..


Автор: Надя
Название: Не закрывай своё сердце…
Рейтинг: PG
Жанр: Romance, Deathfic
Статус: закончен



* * *
Утро. Не открывая глаз, она представила, как сейчас встанет с постели и пойдёт на кухню варить кофе. Услышит из ванной любимый голос, напевающий что-то. Он всегда поёт во время бритья. Зайдёт в ванную и увидит Его. Высокого, красивого, родного. Обнимет сзади и прошепчет в самое ушко: «Доброе утро, любимый». Он улыбнётся ей в зеркало и так же тихо прошепчет: «Привет, Малыш». А потом они будут заниматься любовью нежно и медленно, и плевать, что нужно идти на работу.
Утро. Глаза открыты. Она встаёт и идёт на кухню. Ставит чайник, заваривает кофе. Все движения точны и выучены наизусть. Всё как обычно. Только не слышно пения в ванной. Она заходит в ванную. Пусто. И тут приходит дикое, ужасное и безжалостное осознание – Его нет. Всё, он ушёл и больше никогда не вернётся. Она никогда больше не услышит его прекрасного, чуть с хрипотцой, любимого голоса: «Привет, Малыш». Не почувствует его горячих рук на своих плечах, не ощутит тёплое дыхание у себя на щеке и не будет таять от его нечеловечески нежных и жадных поцелуев. Его нет!
Она тихо сползает на пол ванной и захлёбывается рыданиями, уже не помня в какой раз за последние три дня. Три дня – как будто вечность прошла. Три дня назад зазвонил телефон, и чей-то бездушный сухой голос сказал: «Елена Никитична, ваш муж погиб. Самолёт, на котором он летел, разбился. К сожалению, никому не удалось спастись». Трубка выпадает из рук, плакать не получается… Пока. Ничего, она наверстает потом. В голове пронзительно-острой иглой бьётся одна единственная мысль: «Умер!» Её любимое светлое Солнышко погасло навсегда. Как жить дальше? Ведь только утром она провожала Его на самолёт. Поправляла галстук, и они вместе смеялись. Он поцеловал её в губы так, как только он умеет: щемяще-нежно и обжигающе-страстно одновременно. А потом чмокнул её в нос и сказал: «Пока, Малыш, не скучай. Люблю тебя». Вот таким она запомнит Его навсегда: улыбающимся, с признанием в любви на устах.
Дальше – всё как в тумане. Друзья, родственники, соболезнования. А она ничего не видит. Перед глазами стоит Он. Прекрасный и любимый, улыбается. Это их первый Новый год. Он смотрит на неё смущённо, сжимая в руках бархатную алую коробочку. Всё как в кино. «Не окажете ли вы мне честь, стать моей женой». Она плачет от радости, кидается ему на шею с криками: «Да! Да! Да!» Через два месяца они поженились. Ничего особенного – обычная роспись в ЗАГСе, но этот день был самым счастливым. Хотя нет, с ним все дни были счастливыми.
Были… Теперь всё в прошедшем времени, всё только в воспоминаниях. Глаза закрываются, жить не хочется. Темнота….
* * *
- Леночка, вставай. На работу проспишь.
Мамин голос вытягивает Ленку из цепких объятий сна.
- Мам, ну ещё немножко, - капризничает Лена.
Вера Кулёмина смотрит на свою дочь - жалко, конечно, будить, но что делать.
- Солнышко, завтра суббота, выспишься.
Лена, нехотя встаёт с постели и бредёт на кухню завтракать.
Мать наблюдает, как её любимое чадо поглощает традиционный утренний кофе. «Как же она похудела и осунулась», - с тоской думает Вера.
- Доча, а ты что завтра думаешь делать?
Лена устало смотрит на мать, заранее зная продолжение разговора.
- Мамочка, ты же знаешь. Зачем спрашиваешь?
- Леночка, но ведь больше года прошло со смерти твоего мужа, а ты всё чахнешь. Ну, выйди куда-нибудь с подружками, отвлекись, начни жить, наконец! - не выдерживает и срывается на крик.
Лена вздыхает.
- Мама, для меня он жив, и я никогда никого больше не смогу полюбить. Понимаешь? И давай не будем больше об этом. А завтра я, как и каждую субботу, пойду к нему на кладбище.
Суббота, кладбище, две алые розы – традиция, которой Лена придерживается со дня ЕГО похорон.
Девушка встаёт из-за стола и идёт одеваться. Вера с болью смотрит вслед дочери: «Девочка моя, не закрывай своё сердце!»
* * *
Кладбище. Несколько десятков квадратных метров огорожены тяжёлой кованой решёткой – это место было отведено властями специально для жертв той злосчастной аварии. Надгробные плиты расположены рядами, вдоль которых сейчас идёт Лена. В руках зажаты розы, Его любимые. Подходит к нужной плите, кладёт цветы и садится рядом, прямо в сочную весеннюю траву. Устремляет взгляд в небо. И снова вспоминает всё. И снова одинокая слеза бежит по щеке. Уже нет той боли, которая преследовала её со дня Его гибели. Осталась тоска, невыносимая, но и к ней можно привыкнуть.
Шаги за спиной. Оборачивается.
- Добрый день, - приятным голосом здоровается мужчина.
- Здравствуйте, - спокойно отвечает Лена.
- Вы к кому пришли? - садится рядом.
Лена кивает на могилу мужа:
- Это мой муж. А у вас кто погиб в этой аварии?
Мужчина в свою очередь кивает на могилу рядом:
- Это моя жена.
Лена смотрит ему прямо в глаза, и в этой невероятной синеве видит отражение своей боли.
- Я – Лена, - представляется.
Он, улыбаясь, протягивает ей руку:
- Степнов, Виктор Михайлович.

Эпилог
Не закрывай своё сердце! Когда тоскливо, и тысячи невидимых осколков разрывают тебя изнутри. Когда душа рвётся из этого мира в другой, где нет боли и страха. Не закрывай своё сердце! Вчерашняя боль пройдёт, а то, что вчера мучило, завтра станет лишь светлым воспоминанием. Жизнь длинна и непредсказуема, а судьба преподносит подарки, когда их совсем не ждёшь. Не закрывай своё сердце…


КОНЕЦ


Спасибо: 66 
ПрофильЦитата Ответить
неисправимый романтик




Сообщение: 317
Зарегистрирован: 29.06.09
Откуда: Украина
Репутация: 25

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms27: 2-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.08.09 15:43. Заголовок: Автор: Надя Названи..


Автор: Надя
Название: Доказательство любви
Рейтинг: PG
Жанр: Romance
Статус: закончен



Она заглядывает ему в глаза, ища ответ на самый главный вопрос. Он смотрит на неё сегодня не так как вчера. Вчера ещё она была его ученицей, а уже сегодня она – его любимая девушка.
- Я люблю тебя, девочка моя!
- И я люблю тебя, Витя!
Лёгкое касание губ, дрожь во всём теле. Первый поцелуй, самый важный и волнующий. Идут по улице, взявшись за руки.
- Ленка, я так счастлив!
- Вить, я самая счастливая!

* * *

Год прошёл незаметно. Каждый день вместе, каждый день скучают друг по другу. Так много всего произошло за этот год – прекрасного, нового, первого. Но в тоже время, что-то неуловимо ускользает – первый день ушёл безвозвратно, от этого становится немного грустно.
Сидят на его балконе, любуются закатом.
- Вить, а ты меня любишь?
- Конечно, люблю, Солнышко моё!
- Вить, а сильно?
- Безумно люблю, Ненаглядная моя!
- Чем докажешь?
Недоумённый взгляд.
- Ленок, ты мне не веришь?
- Витенька, конечно, верю. Просто…
- Понятно.
Он улыбается. Какой же она ещё ребёнок. В её возрасте каждому слову необходимо подтверждение, а признание в любви должно сопровождаться героическим поступком.
- Леночка, а что для тебя было бы доказательством моей любви?
Пожимает плечами.
- Не знаю.
Он вздыхает. Ребёнок. Такой любимый, желанный, самый родной.

* * *

Прошло три дня. Сломал себе голову. Как доказать самой лучшей, самой красивой, самой потрясающей девушке на свете, что она любима?
На четвёртый день решил начать с малого. Подарил огромную корзину алых роз. Их было ровно пятьдесят пять. Благородные цветы любви. Улыбнулась, поблагодарила, долго вдыхала их аромат. «Не то», - подумал он.

На пятый день спел серенаду под окном. «Я люблю тебя до слёз…» - еле вытягивал нужные ноты. Выскочила во двор. Прыгала и хлопала в ладоши. Чмокнула в щёку. «Не то», - снова недоволен.

На шестой день решился. Купил кольцо. Пришёл в костюме, с цветами. Сделал предложение. Улыбаясь, сказала «да». Нежно поцеловала в губы, прижалась к груди. Снова та же мысль: «Не то».

На седьмой день решил ничего не делать. Стоял в родном спортзале, любовался новенькими козлами, только что приобретёнными для школы. «Красавцы! Кожа даже блестит», - восторг в глазах. Ленка зашла в гости.
- Привет, жених.
Целует, заскакивает на козла и удобно усаживается. Смотрит на него, любуется.
- Ленка, посмотри, каких козлов школе купили!
- Ага, вижу. У тебя даже глаза горят.
- А ты чего пришла?
- Соскучилась.
- Тогда иди ко мне, - раскрывает объятия.
Она спрыгивает с козла и цепляется заклёпкой на джинсах за новенькую гладкую кожу, оставляя на ней глубокий некрасивый порез. В её глазах отражается ужас, она почти плачет.
- Прости, Витенька! Я такая неловкая. Вон, козла испортила. Не сердись, умоляю!
Смотрит на неё непонимающе.
- Леночка, ты что! Какой козёл?! Ты мне дороже всех козлов на свете! – улыбается.
Она поднимает на него недоверчивый взгляд.
- Правда?
- Ну конечно! Забудь про козла. Иди, я тебя обниму.
Кидается ему на шею. Целует лицо, глаза, губы, гладит волосы.
- Лен, ты чего?
- Степнов, ты не поверишь! Ты только что доказал мне свою любовь.
Смотрят друг другу в глаза. Смеются счастливо, от души. Целуются самозабвенно, страстно, нежно.

* * *
Вот так вот в жизни и бывает – любовь невозможно доказать осознанно, специально готовясь к этому. Любовь умна, любовь проницательна, любовь сама по себе. Её нельзя доказать. Она сама себя докажет!


КОНЕЦ

Спасибо: 68 
ПрофильЦитата Ответить
неисправимый романтик




Сообщение: 1723
Зарегистрирован: 29.06.09
Откуда: Украина, Днепропетровск
Репутация: 117
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms27: 2-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.09 20:53. Заголовок: Автор: Надя Названи..


Автор: Надя
Название: С тобой и без тебя
Рейтинг: R
Пейринг: ВАЛТ
Жанр: RPF
Статус: окончен

Примечание: все события вымышлены и ничего общего с реальностью не имеют.

Посвящаю этот миник своей пупсе Яночке Янка, надеюсь не разочарую тебя. Я старалась для тебя

Янка, спасибо тебе огромное за обложечку
<\/u><\/a>

Серия картинок от ElViK. Лен, спасибо большое
<\/u><\/a> <\/u><\/a> <\/u><\/a>

Секс был как всегда потрясающий, захватывающий, умопомрачительный, сносящий крышу. Капельки пота покрывали два разгорячённых тела.
- Я ухожу от тебя, - сказала так просто и обыденно.
- Что? Лена, ты что говоришь?
- Что слышал. Виталь, я устала от твоего вечного контроля. Туда не ходи, с этим не дружи. Не могу больше. Не могу слышать о том, как правильно жить. Ты весь такой взрослый, всегда знаешь, как правильно поступать. А я так не могу. Мне свобода нужна.
- Свобода для тебя важнее наших отношений?
- Мне с тобой рядом дышать нечем, ты меня душишь.
- Понятно. А что это сейчас тогда было?
- Считай, что это было прощание. Всё, я ухожу. На днях зайду за вещами.
Лена встала, оделась и молча вышла из квартиры. У Абдулова на душе была пустота, хотя, что-то подсказывало, что это ещё не конец.

* * *
Через несколько дней Лена зашла к Виталику за вещами. Он был дома.
- Привет.
- Привет. За вещами?
- Ага. Я быстро.
Стоял в дверях кухни и наблюдал, как она носится по квартире и кидает вещи в спортивную сумку.
- На гастроли уезжаешь?
- Через две недели. Как только съёмки закончатся.
- Лен, а может не надо? – сказал тихо и почти обречённо.
- Надо, Виталь. Это неизбежно. Мы такие разные. Ты же это понимаешь. Я постоянно на гастролях, репетициях. А ты… Тебе жена нужна, сидящая дома. И, наверно, я бы смогла ею стать, но пойми, я ещё слишком мало в жизни видела, - посмотрела на сумку. - Так я всё. Сейчас вот только водички попью.
Пошла на кухню. Проходя мимо него остановилась, почувствовав его руку на своём запястье.
- Леночка, - обжёг её висок своим дыханием.
- Что, - спокойно, а сердце почему-то стучит в груди как ненормальное.
- А ты уверена? – скользнул губами по щеке, остановился у самых губ.
- В чём? – ты же уходить собралась, почему мямлишь, почему позволяешь ему сводить тебя с ума одним только шёпотом.
Его рука уже бесстыдно задирала край футболки.
- Что хочешь уйти, - руки поглаживали поясницу.
- Уверена, - почему так тихо, почему так жарко.
Рука поднялась выше. Опять без лифчика. Слегка прижал её к стене.
- И ты не будешь скучать по этому? – большая, тёплая мужская рука накрыла нежную девичью грудь.
- Виталь, что ты делаешь? – на выдохе.
- То, что тебе всегда нравилось.
- Не надо, - сдавленно и неуверенно.
- Почему не надо? Тебе же нравится, ты же хочешь этого.
- Нет, - кому ты врёшь.
Его рука легла между ног Лены и нащупала самое интимное место.
- Хочешь. Вся горишь.
- Зачем ты это делаешь?
Вместо ответа Лена почувствовала на своих губах мужские губы. Поцелуй был грубым, но он точно знал, что ей это нравится, что она заводится от того, как дерзко и уверенно его язык проникает в её рот, как он исследует её на вкус, прикусывая губы, облизывая их, сплетая свой язык с её. В этот момент Лена поняла, что проиграла. Проиграла самой себе, своему телу, которое всегда одинаково реагировало на близость этого мужчины, единственного, который мог одним лишь дыханием на губах свести её с ума.
Легко оттолкнувшись от пола, она запрыгнула на него, обхватывая ногами за талию. Абдулов прижал Лену к стене, поддерживая за бёдра. Поцелуй становился глубже, обжигая губы и заставляя тела гореть от предвкушения продолжения этот дикого танца языков. Мужчина понёс Лену к столу и усадил на него, раздвигая широко ноги и становясь между ними. Девушка на секунду отстранилась от его губ, заглянула в потемневшие от страсти глаза, находя в них отражение огня, который сжигал её изнутри. Она стянула с себя футболку, с удовольствием наблюдая, как мужской взгляд жадно скользит по её обнажённой груди, а руки уже тянуться прикоснуться к нежной коже.
Сначала он просто легко поглаживал грудь, от чего с её губ сорвался лёгкий стон, потом смелее сжал оба полушария в ладонях. Лена откинула голову назад, прогнулась в спине, опираясь сзади на руки. Виталий понял намёк и, уже не контролируя себя, наклонился к её груди, захватывая губами набухший сосок. Девушка вскрикнула, запустила одну руку в его волосы, притягивая голову ближе, давая понять, что ей хорошо, и она жаждет большего. Его язык облизывал чувствительные соски, втягивая их в рот, то посасывая, то слегка прикусывая. Лена оттолкнулась от стола, стянула с него майку и отбросила её в сторону. Горящим взглядом обвела его накаченный торс. Она обожала это сильное тело, умеющее дарить ей наслаждение. Глядя ему прямо в глаза, стала расстёгивать молнию на своих джинсах. Стянула их с себя и, не отрывая взгляда от тёмно-синих глаз, потянула его штаны вниз. Мужчина помог ей избавить себя от ставшей ненужной одежды. Как только оба они оказались обнажены, Лена обвила его талию ногами и прижала к себе. Судорожно вцепилась в широкие мужские плечи, ощутив средоточие его желание прижатым к внутренней стороне своих бёдер.
- Ленка, я так хочу тебя, - прохрипел он ей в самое ухо.
- Бери, - простонала Лена, припадая к его шее горячими губами, оставляя на коже влажные следы.
Мужчина просунул руку между их телами, прикоснулся к её пылающей плоти, запустил палец внутрь – хотелось убедиться, что она готова, что её тело так же изнемогает от жажды слияния, как и его. Она была влажная и горячая. Он и не сомневался, но, почувствовав её тепло, окончательно потерял голову. Придвинулся ближе, раздвигая её ноги ещё шире, схватил за бёдра и одним мощным движением погрузился в неё глубоко. Из мужской груди вырвался звериный рык, а Лена громко застонала, непроизвольно двигая бёдрами в одном ритме с ним. Так было всегда. Два идеально подходящих друг другу человека. Они никогда не могли насытиться друг другом, никогда не умели останавливаться. Всегда хотелось ещё, хотелось больше и до конца. Капли пота стекавшие по мужской шее растворялись на её приоткрытых губах, тонкие пальцы безжалостно царапали спину, мужские руки оставляли следы на нежной коже бёдер. Было больно и сладко одновременно. Лена опустилась спиной на стол, увлекая Виталика за собой. Он навалился на неё, придавливая своим телом к холодной поверхности стола. Контраст горячего влажного тела сверху и прохлады столешницы снизу обостряли все чувства. Мужчина стал двигаться быстрее, девушка не отставала от него, безошибочно подстраиваясь под заданный им ритм. Последние толчки, последние крики, последнее слияние – и мир взрывается для обоих. Тяжело дыша, два обессиленных тела сплелись вместе, два учащённых дыхания, два бешено бьющихся сердца.
Спустя несколько минут Лена нашла в себе силы высвободиться из крепких мужских объятий, заставляя его встать. Виталик быстро надел штаны и сел на табуретку, молча глядя, как Лена ищет сигареты в кармане валяющихся на полу джинсов. Девушка подкурила сигарету и подошла к окну. Она не стеснялась того, что стоит совершенно обнажённая под изучающим взглядом голубых глаз.
- Лен…
- Ты думаешь, это что-то изменит?
- Не знаю, - тихо и неуверенно.
- Нет. Ты всего лишь доказал, что я всё ещё хочу тебя. Но это явление временное. Любое, даже самое сильное желание со временем угасает. Так что, спасибо за прекрасный секс.
- Лена, - он уже стоял за её спиной. – Зачем ты самой себе врёшь? Это не просто секс. Мы никогда не были просто любовниками. Между нами всегда было нечто большее. Посмотри мне в глаза и скажи, что это не так.
- Я ухожу. Прощай.
Она так и посмотрела на него. Просто оделась, взяла сумку и вышла из его квартиры. И снова пустота. Она ушла.

* * *
Последний день съёмок сериала. Именно последний. По крайней мере, Лена очень рассчитывала, что сниматься им с девочками больше не придётся. С того дня, как Лена собрала вещи и ушла от Абдулова, прошло почти две недели. Ранетки активно готовились к гастролям, съёмки подходили к концу, и вроде бы всё шло так, как хотела Лена, но частые воспоминания об их с Абдуловым расставании не давали девушке покоя. Третьякова понимала, что так правильно, что ничего у них не получится, он снова запрёт её в темнице своих принципов и взглядов на отношения мужчины и женщины, не позволяя дышать свободно, заниматься музыкой и проводить время так, как она хочет. И каждый раз, оказываясь рядом с ним на съёмочной площадке, Лена боролась с собой и своим притяжением к этому мужчине. Он был её наваждением, от которого она всеми силами старалась избавиться. И вот последний день, последний сезон, а дальше гастроли и в жизни будет только музыка, поклонники, концерты…
- Лен, что делаешь вечером? – раздался за спиной голос, который действовал на девушку всегда одинаково – сердце стучит, в голове картинки их последнего свидания, и нет сил сопротивляться.
- Не знаю, Виталь. Ещё не думала. Наверно, с девчонками надо бы отметить.
- А может, сходим вдвоём куда-нибудь?
- Зачем?
- Ну, устроим что-то типа прощального вечера.
- Мы уже вроде попрощались. Ни к чему это.
- Да ладно тебе. Давай поужинаем вместе, а потом если захочешь, поедешь с Ранетками гулять.
- А как же конспирация?
- Да ладно. Мы же уже не вместе. Раньше у нас были отношения, огласки которых мы оба не хотели. А сейчас просто два друга сходят в ресторан. Ну, так как?
Лена помялась немного. Всё-таки это Абдулов - мужчина, к которому она до сих пор была неравнодушна. Дружеский ужин? А почему бы и нет. В конце концов, она уезжает на несколько месяцев, кто знает, когда они снова увидятся.
- Хорошо. Давай часов в восемь.
- Договорились. Я заеду. Ты у родителей живёшь?
- Да.

* * *

Ровно в восемь вечера Виталик подъехал к подъезду дома, где жила Лена. По просьбе девушки он не стал подниматься. Их отношения не были тайной для её родителей, но она уже успела посвятить их в то, что они расстались, и не хотела давать повод для расспросов. Поэтому, увидев в окно знакомую машину, Лена выскочила из дома. При виде девушки, Абдулов улыбнулся. Кто сказал, что в ресторан нужно одевать что-то вечернее и нарядное? Ленка никогда не изменяла своему стилю. Очередные брюки, висящие на бёдрах и белая майка.
- Третьякова, а вечерние платья явно не для тебя придумали, - насмешливо заметил мужчина, открывая перед Леной дверцу.
- Что-то не устраивает? Я могу не ехать, - Лена уже развернулась, чтобы уйти, но упёрлась в широкую мужскую грудь.
От такой его близости закружилась голова. Он всегда так приятно пах. Абдулов и сам, почувствовав её дыхание на шее, еле удержался, чтобы не обнять и прижать к себе. Вместо этого он пристально посмотрел в её зелёные и глаза и тихо сказал:
- Устраивает, более чем.
Это прозвучало так интимно, что Лена даже покраснела, что случалось с ней крайне редко. Ничего не ответив, она развернулась к нему спиной и села в машину. Они ехали молча, ощущая какую-то неловкость. Наверно потому, что уже давно разучились быть друзьями, как когда-то в самом начале знакомства, когда ни один их них не помышлял о чём-то большем. Возвращаться к этому было сейчас тяжело.
Заказав еду, они просто сидели, глядя по сторонам, не зная с чего начать разговор.
- Лен, а вы надолго уезжаете? – наконец начал Виталик.
- Месяца на три. Хотим вернуться и начать запись нового альбома.
Когда речь заходила о музыке, Ленка забывала обо всём. Абдулов слушал её внимательно, любуясь, как краснеют её щёки от того, с каким азартом она это говорит. Он всегда знал, что музыка – это часть её, и без этого Лена просто перестанет дышать. Бороться и спорить он никогда не пытался. Лишь изредка напоминал, что в жизни есть много других важных вещей. Лена обижалась, не разговаривала с ним иногда несколько дней. Он понимал, почему она решила с ним расстаться – слишком разными людьми они были, слишком разными были их стремления в жизни. Но он не мог без неё. Знал, что пути назад нет, что она не вернётся, а всё ещё лелеял надежду. И этот ужин… Он сам себя убеждал, что это просто дружеский жест, желание расстаться в приятельских отношениях. Но это было невозможно. Слишком сильно его тянуло к этой белокурой девочке. Вот и сейчас он едва сдерживался, чтобы не поцеловать её. А Ленка, казалось, настолько увлеклась рассказом о своих планах на будущее, что просто не замечала его пожирающего взгляда.
А она замечала. И злилась. Потому что и сама была в таком же состоянии. Какая дружба? Никогда они не смогут быть друзьями. И ужин этот – ошибка. Зачем мучить друг друга, если оба понимают, что хотят большего?
Принесли еду. Ужин проходил на первый взгляд непринуждённо, мужчина и девушка говорили обо всём подряд, как в старые добрые времена, и лишь жаркие взгляды, которыми они периодически обменивались, выдавали их истинные чувства.
После ресторана Виталий предложил погулять, но Лена отказалась, сославшись на то, что ей пора ехать к девочкам, отмечать последний день съёмок. Мужчина не стал спорить. Он отвёз Третьякову к ночному клубу, где вовсю уже гуляли остальные Ранетки. Лена не спешила выйти из машины. Так они и сидели, молча, понимая, что расстаются на неизвестный срок.
- Лен, я буду скучать по тебе, - тихо произнёс Абдулов.
- Не надо, Виталь. Не говори мне этого.
- Почему?
- Потому, что я не смогу уйти.
Она сжала его руку, наклонилась и, быстро поцеловав в щёку, схватилась за ручку машины и хотела выйти. Но он не мог так просто отпустить её. Резко развернув к себе, он нашёл её губы и выдохнул в них:
- Не уходи.
Потом был поцелуй. Жадный, дерзкий. Оба хотели взять от него всё, чего отныне лишались. Он был последним, прощальным. Ленка не сопротивлялась. Понимая, что всю оставшуюся жизнь она будет просто тихо умирать без его губ, без его сводящих с ума ласк, без его пронзительных голубых глаз. Но выбор сделан. Они не смогут быть вместе. Рано или поздно один из них не выдержит и сбежит от этих отношений. Но потом будет ещё больнее.
Лена с трудом заставила себя отстраниться.
- Прощай, - прошептала она и, последний раз погладив по щеке, выскочила их машины и скрылась в здании ночного клуба.
Абдулов ещё долго сидел, глядя ей в след. Вот и всё. Лучшее, что было в его жизни – отношения с этой девочкой ушло навсегда. Стало больно в груди. Он не имел права удерживать её. Она хотела свободы. И в её возрасте это нормально. Виталик не осуждал её и ни в чём не винил. Хотя, наверно было бы лучше, если бы он её ненавидел, или считал виноватой в том, что отношения не сложились. Но он не мог. Потому что любил… Никогда не говорил ей этих слов. А может, стоило сказать? Может она их ждала, а он так и не решился? Нет. Всё правильно. Своим признанием он сделал бы только больнее им обоим. А так есть надежда, что он забудет её. Да кого он обманывает?! Никогда он не сможет её забыть. Да, будут другие отношения, и не одни, но Лена Третьякова всегда будет занимать особенное место в его сердце.

* * *

Через два дня она уехала. Больше они не виделись. Прошло три месяца. Гастроли не заканчивались, график менялся, добавлялись новые города. Абдулов жил своей жизнью, снимался в эпизодах, ожидая новых предложений. А Лена была погружена в работу, не давая себе возможности думать. И лишь по ночам эти двое не могли уснуть, потому что боялись своих снов, потому что оба жили воспоминаниями, не впуская в свою жизнь новых людей. У него были случайные женщины, она могла пофлиртовать с парнями, но всё это было мимолётно и ничего не значило. Обнимая другую женщину, Виталик неизменно видел перед глазами Лену, находясь в объятиях другого мужчины, Третьякова отчётливо понимала, что это чужие руки, а она жаждет ощутить на себе те самые ладони, от которых сердце замирает, кровь кипит и кружится голова. Но, она сама приняла это решение – быть не с ним.
Так продолжалось почти полгода. Полгода вдали друг от друга, полгода бессонных ночей, бессмысленных попыток забыть. И так бы наверно и продолжалось, если бы Абдулову не предложили роль. Наконец-то. Это была именно роль. Главная, большая, такая, о которой он долго мечтал. И он, не раздумывая, согласился. Съёмки должны были проходить заграницей почти год. Не хотелось покидать родину так надолго, но выбора не было. Но с другой стороны, Виталик видел в этом шанс избавиться, наконец, от навязчивых мыслей о Лене. Возможно там за океаном, он сможет её забыть.
И вот контракт подписан, виза оформлена. День отлёта. Абдулов стоял в аэропорту в ожидании начала регистрации на рейс. Вдруг за спиной раздался голос, который он не слышал, казалось, вечность, но по которому он дик скучал.
- Чёрт, Абдулов! А позвонить ты не мог?
- Лена, ты что тут делаешь? – он смотрел на неё во все глаза, не понимая, что происходит.
Ленка стояла вся запыхавшаяся, как будто только что совершила пробежку. Щёки красные, глаза блестят.
- Я что тут делаю? Как ты мог? Уехать и даже не попрощаться! Я для тебя что, пустое место!?
- Лен, ты чего? Не кричи, во-первых. А во-вторых, мы же с тобой расстались. Ты уехала. Полгода не звонила даже. Так почему я должен был тебе сообщать о своих планах?
В одно мгновение решительность на лице девушки сменилась на какую-то обречённость.
- Ты прав, - дрогнувшим от подступивших к горлу слёз голосом ответила Лена, - не должен был. У тебя своя жизнь. Просто я - идиотка, решила, что нас что-то связывает. Услышала по телеку новости и бросилась в Москву, не сказав никому не слова. Сорвала концерт, летела сюда на такси, боясь не успеть. Зачем? Не знаю. Просто когда представила, что ты будешь на другом конце земного шара, стало больно. Я ведь люблю тебя, как оказалось. Но тебе ведь это уже не нужно, я права? Ладно, ты прости меня. Знала же что не надо приезжать. Прощай.
Она развернулась и, не дав ему ничего сказать, побежала к выходу. Виталик кинулся за ней, расталкивая людей. Лена уже была у двери, когда сильные руки схватили её сзади за талию, развернули и она ощутила его губы на своих. Господи, как же сладко! Как она скучал по нему.
- Чёрт, Третьякова, что за привычка вечно сбегать от меня, - шептал мужчина, покрывая её лицо поцелуями.
- Я люблю тебя. Мне без тебя хреново, понимаешь? Не могу я без тебя. Ехала сюда и боялась, что ты забыл, что я тебе не нужна уже.
- Ленка, глупая. Забудешь тебя, как же. Люблю я тебя, дурочка. Больше жизни люблю. Сдыхал тут без тебя потихоньку.
- Правда?
Он приподнял её лицо за подбородок, заставляя заглянуть себе в глаза.
- Люблю!
Она потянулась к его губам, обнимая за шею. Припала к ним, жадно впитывая его запах, его вкус, наслаждаясь его близостью, без которой сходила с ума долгие месяцы. Виталик отстранил её от себя, схватил за руку и куда-то потащил.
- Пошли, - бросил на ходу.
Когда Лена поняла, куда он её тянет, девушка покраснела, но послушно шла следом. Оказавшись в тесной кабинке мужского туалета, они набросились друг на друга, как голодные звери. Она расстёгнула его брюки, слегка приспуская их, а он стянул с неё джинсы. Сейчас не хотелось никаких ласк, лишь ощутить друг друга максимально близко. Ленка запрыгнула на мужчину, и через секунду он уже закрывал ей рот поцелуем, заглушая готовый вырваться их груди крик от его проникновения.
- Девочка моя, - шептал он между поцелуями, - какая же ты горячая, как я скучал по тебе, сладкая моя.
- Виталь, только не останавливайся, - сдавленно простонала девушка, кусая его за плечо.
Даже если бы и захотел, мужчина уже не смог бы остановится. Они изголодались друг по другу настолько сильно, что оба были на грани. Несколько глубоких толчков и оба испытали ни с чем не сравнимое наслаждение, которое они ощущали только находясь вместе. Виталик поддерживал Лену за бёдра и прижимал к стене, чтобы она не упала, обессиленная только что пережитым взрывом.
- Я люблю тебя, Третьякова.
- А я тебя люблю, Абдулов.
- Больше не сбежишь?
- Никогда.
- Честно?
- Обещаю.
Они быстро оделись и выскользнули из туалета.
- Ленка, мне на регистрацию пора.
- Я буду тебя ждать, слышишь. Только возвращайся.
- Я буду часто приезжать, обещаю.
- Люблю тебя.
- А я тебя.
Последний поцелуй, последние объятия и он ушёл. Она смотрела ему в след со счастливой улыбкой. Лена понимала, что ничего ведь не изменилось, они остались прежними, но лучше с ним ссориться, расставаться, кричать и плакать, чем жить, зная, что его нет рядом. Теперь они вместе. Навсегда…


Спасибо: 89 
ПрофильЦитата Ответить
неисправимый романтик




Сообщение: 3491
Настроение: Верю в чудо!!!
Зарегистрирован: 29.06.09
Откуда: Украина, Днепропетровск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms27: 2-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.01.11 21:06. Заголовок: Автор: Надя Название..


Автор: Надя
Название: Взрослые дети
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance, POV
Статус: закончен

Это мой конкурсный фик

Спасибо Kris Ирусе за обложку
<\/u><\/a>

А так же MARTINA Марине за видео, которое можно посмотреть
тут<\/u><\/a>

Большая перемена. Люблю эти прекрасные двадцать минут. Когда можно сходить в столовую, подкрутить у козла ножки, собрать мячики, разбросанные моими любимыми спортсменами. Обожаю свою работу. И пусть я самый обычный физрук в самой обычной средней школе, и пусть у меня крошечная зарплата, и пусть ученики вечно действуют на нервы своей ленью и отсутствием спортивного духа. НО… Что может быть прекраснее, чем утренняя пробежка возле родной школы, чудесный звук звонка на урок, крики нерадивых учеников на перемене, а потом мои крики на них, потому что бегают вяло, прыгают низко и мяч в руках держать не умеют. Но, несмотря на мои крики, я их по-своему люблю. Они все мне как дети. Ленивые и совершенно неспортивные дети. Хотя нет, есть всё же одна ученица, которая всегда радовала меня своей любовью к спорту. Ленка… Лена Кулёмина, когда-то маленькая девочка, с которой я познакомился, когда она училась в седьмом классе, а я только пришёл в школу преподавать. С самого первого урока я понял, что эта девочка в спорте добьётся многого. Такого сильного духа и упрямства в достижении целей я не встречал у многих взрослых спортсменов. И я оказался прав. Лена стала моей лучшей баскетболисткой, способной заткнуть за пояс даже парней из школьной сборной.
Большая перемена подходила к концу, а я так и не сделал то, что запланировал. Сейчас должен был быть урок в 11-А. Как раз в этом классе учится Ленка. Девочки уже переоделись, и теперь дружно стояли у окна и громко над чем-то смеялись. Новикова… Вечно она громче всех хохочет. Такое впечатление, что у неё внутри батарейка какая-то – столько в ней энергии. Эх, эту бы энергию, да в спорт направить! Но это я что-то замечтался. Новикова и спорт – понятия несовместимые. Взгляд невольно задержался на Кулёминой. Да, а она сильно изменилась за эти годы. Стала настоящей…
- Что, Витя, дети-то повзрослели.
Я даже дёрнулся от неожиданности: настолько сильно погрузился в свои мысли. За моей спиной стоял Рассказов – друг, приятель, товарищ по работе, партнёр по игре в шахматы – всё это о нём.
- В каком смысле? – переспросил я.
- В самом прямом, - усмехнулся Игорь и как-то странно подмигнул мне.
- И всё же я тебя не понимаю, - я снова повернул голову в сторону одинадцатиклассниц.
- Ага, не понимает он, - вновь усмехнулся Рассказов. – И поэтому ты уже несколько минут глаз от них оторвать не можешь.
- Чего?
- Ну, это и неудивительно. Я помню их ещё в прошлом году. Ведь совсем детьми казались, а сейчас гляжу на них и удивляюсь, как время быстро летит. Вон, какими красавицами стали.
- Эй, Рассказов, ты думай, чего говоришь, - у меня глаза на лоб полезли от такой откровенности друга. И где?! В стенах школы!
- А что я, собственно такого сказал?
- Игорь, - я наклонился к его уху и зашептал, - это же наши ученицы, а ты о них так…
- А что ученицы, не люди что ли? – удивился Игорь.
- Люди, но не женщины же, - более нелепой фразы я наверно не смог бы придумать.
- Ну, это как посмотреть, - и снова эта улыбка. Однако, натолкнувшись на мой грозный взгляд, Игорь тут же стал серьёзным. – Ладно, Вить, ты работай. Я пойду.
Странный он какой-то. Намекает вроде как на что-то. А что если он догадался! Нет. Я же ни словом, ни делом… Разве что взглядом. Значит, надо как-то учиться себя контролировать. А то опять поползут эти нелепые слухи о нас с Ленкой. Эх, Ленок, и почему тебе только семнадцать, или почему мне уже двадцать восемь. Прозвенел звонок на урок. По привычке беру в рот свисток и дую.
- Класс! Стройся!

* * *
Весь урок никак не мог сосредоточиться. Рассказов своими полунамёками вывел меня из равновесия. Я всеми силами старался больше не смотреть на Ленку. Мало ли что. Только мысли всё равно не давали покоя.
И как так вышло, что Кулёмина из любимой ученицы превратилась в любимую девушку? Как и когда я это допустил? У меня не было ответа на этот вопрос, так же как и не было шанса избежать этого чувства. Ленка, она всегда была особенной, не похожей на других и относился я к ней всегда по-особенному. В школе все уже давно привыкли к нашей дружбе. Но никто даже не догадывался, какой ураган творился в моей душе каждый раз, когда я видел эту девочку, или просто думал о ней. Осознание того, что я влюбился, пришло сразу после боёв. Когда она лежала там, на ринге, вся в крови, я вдруг так чётко осознал, что если с ней что-то случится, я просто умру. Она – моё Солнце, она – мой воздух, она – моя жизнь. Тогда я сидел у её постели, сжимал в руках её тонкую, хрупкую ладошку и мечтал лишь о том, чтобы этой прекрасной девочке никогда в жизни больше не пришлось испытать такую боль. Я как будто хотел влить в неё свою жизненную энергию, чтобы она скорее поправилась. Я поклялся сам себе, что, как бы ни сложились наши с Леной отношения, я всегда буду рядом с ней, буду защищать её от жизненных трудностей, даже если она сама этого не захочет.
Но как бы сильно я не любил её, как бы ни мечтал, что когда-нибудь мы будем вместе, я прекрасно осознавал, что это невозможно. Она такая юная, такая красивая, весёлая. У неё вся жизнь впереди. Ей не нужен простой физрук, который кроме своей безмерной любви и баскетбольного мяча ничего не мог ей предложить. И эта разница в возрасте… Она постоянно сверлила мне мозг. Фразы, вроде «любви все возрасты покорны», не грели душу и не добавляли оптимизма. И тогда я решил, что никогда и ни за что не признаюсь Кулёминой в своих чувствах. Пусть всё остаётся как есть. Мы будем друзьями. Я смогу изредка провожать её домой, под предлогом того, что хочу повидать её деда, смогу незаметно любоваться ею на уроках физкультуры, смогу видеть её на тренировках. А потом, когда она закончит школу... Вот об этом я вообще старался не думать, потому что я не представлял своей жизни без Ленки.
Но, видимо, моя конспирация была никудышней, потому что уж слишком подозрительно хитро смотрел на меня сегодня Игорь. Нужно брать себя в руки, контролировать каждый шаг и каждый взгляд. Всё, с этого дня я само спокойствие. Тем более что осталось совсем немного. До конца учебного года оставалось совсем чуть-чуть, а там экзамены, выпускной…

* * *
- Виктор Михайлович! – в подсобку влетела Ленка.
Я с глупой улыбкой уставился на неё. Раскрасневшиеся после физкультуры щёки, взъерошенные волосы, глаза блестят – какая же она милая. Чёрт, опять я за своё. Степнов, возьми себя в руки! Я быстро опустил глаза к журналу, который сейчас заполнял.
- Ленок, ты чего врываешься так? Случилось что-то?
- Нет. Просто я спросить хотела, тренировка сегодня будет? – она подошла к моему столу так близко, что я смог уловить исходящий от неё аромат. Так пахнет весна… и Лена.
- А ты хочешь, чтобы она была? – вот я идиот! Это же надо было такое ляпнуть. У нас каждую среду тренировка, а сегодня как раз среда. Лена просто хотела уточнить, а тут я с дурацким вопросом.
- Мечтаю, - тихо и с каким-то придыханием ответила Лена, склонилась над столом и упёрлась в него локтями. Заглянула мне в глаза. У неё был какой-то странный взгляд. Такого я раньше не видел, но понять, что он означает, я не мог. Я вообще сейчас мало что понимал. Она была так близко, что я мог слышать её дыхание, видеть её глаза. Глаза… И как я сразу не заметил. Лена начала краситься. Вот почему взгляд мне показался необычным. Я еле сдержал улыбку. Кулёмина никогда раньше не красилась. А ей идёт. Глаза стали выразительнее, хотя, я итак с ума от них сходил. Да, моя девочка взрослеет. И тут же одёрнул себя. Не моя. И никогда моей не будет.
- Лена, ты мне бумаги помнёшь, - я не хотел, чтобы голос звучал так сухо, но и видеть её так близко тоже был не в состоянии.
Лена тут же оторвалась от стола и выпрямилась.
- Простите, - виновато произнесла она и опустила глаза.
- Ленок, тренировка как обычно в четыре. И Гуцулу скажи.
- Хорошо, мы с Игорем будем.
Это её «с Игорем» резануло слух. Я знал, что они встречаются. Вернее, я, конечно, не был в этом уверен, но в школе они всегда были вместе, смеялись, улыбались друг другу, и домой он её провожал частенько. А я ревновал, как мальчишка, как сумасшедший. Иногда так хотелось вмазать Гуцулу за то, что так нежно смотрит на Ленку.
- Виктор Михайлович, - из раздумий меня снова вывел голос Кулёминой.
- Что, Ленок?
- А почему вы такой… грустный? Серьёзный. Случилось чего? – она бережно положила руку мне на плечо, от чего я весь напрягся. Так приятно было ощущать тепло её ладошки.
- Нет, Кулёмина. Тебе показалось. Я журнал заполняю. Поэтому и серьёзный.
- А хотите, я вам чай сделаю? – вдруг предложила Лена. У меня глаза, наверно, увеличились в размерах раза в три от удивления.
- У меня есть, спасибо, - еле выдавил я, продолжая таращиться на Ленку. Не глядя, протянул руку к чашке, взял её и зачем-то показал Лене. Видимо, желая продемонстрировать наличие в ней чая.
- Так он же остыл уже! – воскликнула Кулёмина и схватилась за чашку. Я этого не ожидал, а потому не выпустил чашку из рук. В результате содержимое моментально вылилось мне на футболку. Это сразу меня отрезвило.
- Чёрт, Лена! – закричал я.
- Ой, - она прикрыла ладошкой рот, а затем выхватила чашку и поставила её на стол. – Простите, пожалуйста. Я сейчас всё вытру.
- Не надо! – но Лена меня не слушала. Она начала метаться по подсобке в поисках какой-нибудь тряпки. У меня всегда на батарее висело полотенце. Его Лена и схватила. Подлетела ко мне, присела на корточки и стала вытирать футболку. В первое мгновение я просто потерял дар речи. Сверху вниз я наблюдал, с каким усердием Лена промакивает футболку, как её руки настойчиво и уверенно гладят мою грудь. Нет, конечно, она не гладила, а вытирала, но мне тогда казалось это таким интимным, что я просто боялся даже вздохнуть.
- Нет, так не пойдёт. Снимайте футболку. Её сушить надо, - и, не дожидаясь моего ответа, Лена схватилась за край футболки и потянула её вверх.
Я вскочил со стула, как ошпаренный.
- Кулёмина! Ты что творишь!?
- Так футболку сушить надо! Она же мокрая, - она сказала это так просто и невинно, что я тут же устыдился своих мыслей.
- Не надо, Лен, - уже спокойнее произнёс я. - Я сам. Иди, у тебя урок.
- Простите меня, Виктор Михайлович, - виновато произнесла Ленка, и вышла из подсобки.

* * *
На следующий день я шёл на работу в отвратительном настроении. Вчерашние события показали, что находиться рядом с Леной мне становится всё тяжелее. Невыносимо было видеть её, слышать её голос, смотреть ей в глаза и делать вид, что она обычная ученица и ничего для меня не значит. А она значит! Значит так много, что мне иногда страшно становится. Я боялся в любую минуту сорваться, выдать себя взглядом, словом, признаться ей в своих чувствах. Но от признания мне легче не станет – только девочку напугаю. Так что, нужно держать себя в руках. Да, сказать легче, чем сделать.
Я пришёл в школу рано, прошёл мимо дяди Пети, который мирно посапывал на своём посту, и поднялся в спортзал. У меня не было первого урока. Просто мне нравилось находиться в школе, в зале, размяться, покидать мячик в кольцо. Правда, сегодня не хотелось вообще ничего. Я решил посидеть в подсобке, попить чай, подумать. Хотя, думать мне вредно. Мысли какие-то… Не те, в общем, мысли в голову лезут.
- Виктор Михайлович! – на пороге подсобки неожиданно появилась Ленка.
Да что ж за привычка у неё такая.
- Кулёмина! Ты когда стучаться научишься?!
Я не хотел кричать на неё. Наверно это был просто способ не выдать свои истинные чувства, которые охватывали меня каждый раз, как я видел её.
- Ой! Простите, - Ленка так искренне смотрела мне в глаза, что я тут же пожалел о своей грубости.
- Ладно, заходи уж. Ты чего так рано в школе делаешь? – только сейчас до меня дошло, что до начала первого урока ещё целых сорок минут. Не помню, чтобы Кулёмина когда-нибудь так рано приходила на занятия.
- У меня к вам дело! – серьёзно и решительно заявила Лена. Я даже растерялся от такого тона и взгляда.
Тут я заметил у неё в руках пакет.
- Что за дело? – так же серьёзно ответил я.
- Понимаете, Виктор Михайлович. Мне нужно с вами посоветоваться. Тут такое дело… В общем… Вы же мужчина, и я вам доверяю… Вот я и подумала…
- Кулёмина, а ну прекрати мямлить и говори нормально.
- Короче, я совсем готовить не умею, а мне надо произвести впечатление на одного человека. А вы же мой тренер, вы всегда правду говорите. Вот я и подумала, может, вы попробуете пирожки, которые я сама испекла, и скажете своё мнение.
- Чего? – я ошарашено смотрел на Кулёмину, пытаясь понять: она сейчас шутит или на самом деле пришла накормить меня пирожками. – Лен, ты это серьёзно?
- Ну да, - тихо и неуверенно произнесла она и протянула мне пакет с пирожками.
- А… почему деда не покормила? Или сама не попробовала? – вся эта ситуация казалась мне каким-то розыгрышем.
- Дед… уехал в пансионат отдыхать. А сама… ну самой, знаете, как-то тяжело оценить свои кулинарные способности. А вы ведь мне всегда правду говорили. Вот я и подумала… Вы не хотите? – мне показалось, что она это сказала с каким-то страхом в голосе.
- Что ты. Я с удовольствием.
Я достал из пакета один пирожок. Он был ещё тёплый и так аппетитно пах. Мне тут же захотелось откусить кусочек. И я откусил. Мой любимый, с капустой! Как для меня прямо старалась. Такой вкусный. Я даже на мгновение забыл, что Лена стоит и ждёт моего вердикта. И тут меня как будто током ударило.
- Ленка, я ты кого угощать-то собралась? – с подозрением спросил я.
- Да так. Одного человека. Мне важно, чтобы ему понравилось.
- Понятно, - сухо ответил я, дожёвывая пирог.
- Ну что, понравилось? – с надеждой спросила Ленка.
- Как тебе сказать. Нормально. Пирожки как пирожки. Ну, может, недосолены слегка. А так… есть можно, - я и сам не знал, почему вру ей. Может, не хотел показывать своего восторга от пирожков, или меня задели её слова, что она собралась кого-то там удивлять своими кулинарными изысками. А уж о том, кого именно, я даже думать не хотел.
- Съедобные, говорите? Ну ладно. И на том спасибо, - она как-то странно произнесла эту фразу, как будто злилась на меня. Неужели мои слова настолько сильно её задели.
Тут же стало стыдно за своё поведение.
- Лен, да нормально всё, правда, - постарался я сгладить ситуацию, но, похоже, Лене было уже всё равно.
- Да ладно, Виктор Михайлович. Я же к вам не за похвалой пришла, а за правдой. Вот и узнала правду. Спасибо вам! Ну, я пошла на урок. Пирожки больше не предлагаю, - криво улыбнувшись, она выскочила из подсобки так же стремительно, как и залетела в неё.
А я остался стоять посереди подсобки с воспоминаниями о прекрасном пирожке с капустой и паршивым чувством, что я сделал что-то не так.

* * *

Очередной урок физкультуры в 11-А. Я всегда ждал их с особым трепетом, потому что целых полтора часа мог беспрепятственно любоваться Ленкой.
Я вышел из подсобки, по привычке дунул в свисток. Класс построился. Быстро обведя всех взглядом, я уже собирался дать команду «бегом марш», как глаза наткнулись на Кулёмину. От увиденного я на мгновение потерял дар речи. Лена была одета не в свой привычный чёрный спортивный костюм, а в шорты и майку. И всё бы ничего, если бы не одно «но». Шорты были очень короткими, а майка слишком обтягивающей. Или это моё больное воображение? И с чего она вообще так вырядилась!? Никогда не носила ничего подобного, а тут вдруг решила продемонстрировать всем свои ноги. Ой, эти ноги! Я вдруг подумал, что никогда ведь не видел Лену такой. Сейчас она мало походила на скромную школьницу, скорее на соблазнительную молодую женщину. Ой, Степнов, и о чём ты только думаешь?!
Собрав всю волю в кулак, я всё-таки взял себя в руки и начал урок. Пока класс бегал положенные десять кругов по залу, я присел на скамейку, потому что ноги от чего-то совсем не слушались. Весь урок прошёл в напряжении. Я даже вспотел, хотя почти не двигался. Старался не смотреть на Лену, но это было невозможно. Оставалось только надеяться, что никто не заметил, какими глазами смотрит учитель на свою ученицу. Я пытался найти хоть один изъян в её фигуре, жестах, но понимал, что это пустое занятие. Мне нравилось в ней всё: как она бегает, как смеётся, как откидывает волосы. Всё! Сумасшествие какое-то!
Не в силах больше терпеть эту пытку, я ушёл в подсобку, оставив учеников играть в баскетбол. Так и просидел до конца урока. Прозвенел звонок, и в подсобку влетела Ленка. Я уже начинал привыкать к этому.
- Виктор Михайлович, урок закончился уже!
- Да, я слышу. Идите, переодевайтесь.
- А вы почему ушли? Плохо себя чувствуете? – Лена подошла к столу и участливо взглянула на меня.
- Хорошо я себя чувствую, - я встал и, не удержавшись, подошёл к ней. Ах, как от неё пахло! Духи что ли новые купила? Ей очень шёл этот запах: нежный, лёгкий. У меня даже голова закружилась. И вот что она со мной делает! И тут я не удержался от вопроса. – Лен, а ты почему так одета? Где спортивный костюм?
- Вам не нравится? – опять в глаза смотрит.
- Чего? Лена…
- Ну, я в том смысле, что удобно ведь. Лето скоро. Уже довольно жарко вот я и оделась полегче.
- Понятно. Да ходи в чём хочешь. Мне всё равно. Просто непривычно.
- Непривычно? Ладно, Виктор Михайлович, всего хорошего! – она выскочила из подсобки и громко хлопнула дверью. Вот силище!
Да мне памятник надо поставить за выдержку! Я так спокойно говорил, как будто это не у меня в голове сейчас стоял туман, а сердце стучало, как сумасшедшее от её присутствия рядом
И как я буду жить, когда её не станет в моей жизни?

* * *
Сегодня был выходной. Терпеть не могу выходные. Ну, вот что мне делать целых два дня в одиночестве? Да и Ленку не видеть по выходным было невыносимо. Хоть пять минут в день, хоть в коридоре на перемене, хоть в столовой в очереди, но мне необходимо было её видеть. И эти два ужасных дня всегда тянулись невыносимо долго. Вот и сегодня я долго слонялся по квартире, пытаясь найти себе занятие. Думал, как всегда, только о Ленке. Она как-то изменилась в последнее время. Повзрослела, что ли. Красится начала, одевается странно, пироги печёт. И совсем не думает обо мне. Ну а что. У нее могут быть свои дела, свои увлечения... Хотя, какие увлечения? Да какие угодно! Наконец, девочка может влюбиться. Да, вот только не в меня.
От скуки сделал зарядку, даже побегал вокруг дома, посмотрел по телевизору баскетбол, а следом за ним какой-то нудный сериал, приготовил обед. Только вот есть совершенно не хотелось. Тоска какая-то. И пообедать даже не с кем. И снова в голову полезли ненужные и такие навязчивые мысли о Ней. Лена… Вот было здорово, если бы этот обед мы съели вместе. Да, Степнов, тебя опять заносит в мечтах.
В этот момент зазвонил телефон, прерывая в моей голове калейдоскоп картинок, где я и Ленка, счастливые, сидим в выходной за обеденным столом. Но оказалось, что мысль бывает всё же материальной, потому что звонила сейчас как раз Лена.
- Кулёмина? Чего тебе? – как можно безразличнее спросил я.
- Виктор Михайлович, а вы… очень заняты?
- В каком смысле?
- Нуууу, тут у меня проблема возникла. С полочкой.
- Чего? С какой полочкой, Кулёмина? Говори яснее.
- В общем, у меня в комнате полка оборвалась, представляете. Прямо чуть мне на голову не упала. Вот, а деда нет, и повесить её обратно некому. Я и подумала, может вы бы пришли, повесили. А я бы вас обедом за это накормила.
- Лен, а дед где? – насторожился я. Как-то странно было всё это. Деда нет, полочка, суббота, мои мечты о совместном обеде и Ленкин звонок. Как в сказке прям.
- Так в пансионате он. Я же вам говорила. Погода-то хорошая, а там природа и роман быстрее пишется на свежем воздухе, - выпалила Лена. – Ну, так что, придёте?
- А ты совсем без полочки не можешь? – пытался я зацепиться за последний аргумент. Слишком опасным казался мне поход домой к Лене в отсутствие деда, да ещё и в свете моих чувств к ней.
- А вы совсем не можете прийти? – почти жалобно спросила она. Ну и как я мог ей отказать?
- Конечно могу, Ленок. Через двадцать минут буду. Жди.
Какие там двадцать минут? Я добежал за десять! Так хотелось её увидеть. Чувствовал себя, как влюблённый мальчишка. А я и есть влюблённый, вот только далеко не мальчишка. Лена открыла мне дверь, улыбаясь так широко и искренне, что я, было, подумал, что она так же рада меня видеть, как и я её. Но додумать эту мысль я не успел, поскольку как раз в этот момент заметил, во что была одета Кулёмина. И тут уж мне пришлось приложить все свои навыки владения собой, чтобы не выдать своего состояния, потому что моя челюсть уже готова была упасть на пол от увиденного. Лена стояла передо мной в… Чёрт, а как это назвать я даже и не знаю. Коротюсенькие шорты на ненадёжных завязочках и такой же коротюсенький топик, полностью открывающий живот. Это мне напомнило недавний урок физкультуры. Нет, я конечно понимаю, весна пришла, на улице жарко и всё такое, но этот наряд! Это же просто неприлично. Ей самой-то не стыдно так ходить? Или это я сам себе придумал, старый извращенец? Девочка просто одела то, в чём ей удобно, а я стою тут и пожираю её взглядом. Длинные стройные ноги, плоский животик, тонкие изящные руки. Нет! Я не хочу смотреть на Ленку ТАК! Она же ещё ребёнок.
Моё любование этим ребёнком продолжалось всего доли секунды, но мне казалось, что прошла целая вечность. Я стоял перед своей ученицей с пунцовыми щеками и не знал куда деваться. Хотя, кроме цвета моих щёк, ничто не выдавало моё состояние. Всё-таки я спортсмен, и долгие годы тренировок научили меня себя контролировать. Главное глубоко вздохнуть, подумать о чём-то нейтральном и всё пройдёт. Так я и сделал.
- Виктор Михайлович, с вами всё в порядке? – участливо спросила Ленка. – Вы как-то странно выглядите.
- Да просто жарко на улице. А я быстро шёл, вот и устал.
- Вы устали? – Лена удивлённо смотрела на меня. – Да вы можете круги на стадионе до бесконечности наматывать.
- Ленка, ты меня зачем звала-то? Показывай свою полочку, - попытался я сменить тему. Мне уже почти удалось взять себя в руки, и я почти мечтал заняться прибиванием этой полочки, чтобы не думать о Лене и о том, как она одета.
- В моей комнате, проходите.
Я скинул туфли и прошёл за Леной в её комнату.
- Ой, простите, у меня тут беспорядок, - начала оправдываться Кулёмина.
А в комнате и правда стоял беспорядок. Кровать была не застелена, а на ней… О! Мои несчастные нервы! Лежала её пижама. Смешная, с мишками, такая трогательная. А вид кровати, в которой она спит каждую ночь, просто сводил с ума. Ну и куда мне от неё деваться? Она как будто специально проверяет моё терпение и нервы на прочность. Пока я безумными глазами осматривал её комнату, Лена быстро застелила постель и спрятала пижаму. Только тут я понял, что она уже давно мне что-то говорит, а я не отвечаю.
- Эй, Виктор Михайлович! Я говорю, вот она полочка.
Лена указала на пол, где стояла полка. Рядом на полу валялись книги и тетради.
- Ты хоть не ушиблась? – я вдруг представил, как эта тяжеленная штука могла упасть на мою Ленку. Тьфу ты? Опять «моя».
- Нет, я вовремя увернулась. Ну, так что, прибьёте?
- Да куда я денусь. Тащи молоток.
- Зачем?
- Не понял. Как зачем? Гвозди забивать.
- Аааа. Я щас.
Через минуту Лена принесла мне молоток, и я принялся за дело. Оказалось, повесить полку не такое простое занятие, как я думал. Особенно, когда за твоей спиной стоит девушка, от одного взгляда на которую крышу сносит.
- Так, ну что, гвозди я забил. Теперь будем вешать. Ты берись с одного края, а я с другого. Справишься?
- А то!
Мы взялись за полочку и стали пытаться пристроить её на гвоздях. Через пять минут мучений нам это всё же удалось.
- Ну, принимай работу, - с широкой улыбкой сообщил я. Да, где-где, а в хозяйстве я мастер.
- Ой, спасибо вам, Виктор Михайлович! – Ленка радостно, как ребёнок, захлопала в ладоши.
Я улыбался, глядя на неё. А она и есть ребёнок. Милый, красивый ребёнок. И в этот момент эта чёртова полочка, на которую я потратил столько времени и сил, рухнула вниз, а вместе с ней и моё сердце. Ленка стояла как раз под ней. Я рванулся вперёд и дёрнул её на себя. А дальше, как в кино. Падаю я, Лена падает на меня, а за её спиной с грохотом падает полка. Но мне в этот момент было плевать на всё, что творится вокруг. Даже если мир вообще перестал бы существовать, я вряд ли заметил бы. Потому что ко мне сейчас прижималась самая любимая и желанная девушка во всём мире. И пусть это длилось коротенькое мгновенье, но оно стало самым счастливым, самым интимным во всей моей жизни. Ленка, маленькая моя, она лежала на мне такая тёплая, такая хрупкая, смотрела в глаза, тяжело дышала и закусывала нижнюю губу. Господи, я наверно святой, если сумел в тот момент сдержаться и не поцеловать её. Лишь на секунду сомкнул пальцы на её талии, помогая встать.
- Да, чего-то как-то не хочет эта полка тут висеть, - Ленка стояла, уперев руки в бока и скептически глядя на валяющуюся на полу полочку.
А я стоял за её спиной, стараясь унять дрожь в пальцах и бешеное биение своего сердца.
- Или это из меня никудышный плотник, - еле произнёс я.
- Нет, что вы! - Лена резко обернулась ко мне. – Вы такой молодец. Могли бы вообще не приходить. Зачем я вам сдалась в выходной. Но пришли же.
Она как-то странно заглянула мне в глаза, как будто ждала какого-то ответа. А мне хотелось просто кричать: «Ты мне всегда нужна! Только ты!» Но я не мог. Не имел права.
- Лен, я пойду наверно. А полку давай поставлю… ну вот хоть на пол, будешь там книги хранить. А потом приду как-нибудь и доведу до ума.
- Как пойдёте? А обед? Я же обещала вас накормить, - возразила Лена.
- Нет, Ленок, спасибо. Я дома ел, так что не голодный. Да и дела есть.
- А. Ну да, конечно, - тихо произнесла Ленка и отвернулась.
Я поставил несчастную полочку на пол рядом со столом, сложил в неё все книги и тетради, попрощался с Леной и ушёл. И о чём я только думал, соглашаясь прийти к ней!? Ведь знал же, чем это может закончиться. В очередной раз только убедился, что схожу по ней с ума, но быть с ней не могу. Всё! Всё, Степнов! Больше никаких проколов. Хватит себя изводить. Нужно её забыть. А иначе можно просто сойти с ума.

Спасибо: 40 
ПрофильЦитата Ответить
неисправимый романтик




Сообщение: 3492
Настроение: Верю в чудо!!!
Зарегистрирован: 29.06.09
Откуда: Украина, Днепропетровск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms27: 2-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.01.11 21:07. Заголовок: И, начиная с понедел..


И, начиная с понедельника, я стал воплощать свой план в жизнь. Я, как мог, избегал любых встреч с Леной. На уроках я даже не смотрел в её сторону. Не принимал у неё нормативы, аргументируя это тем, что у неё и так прекрасные оценки, а другим не мешало бы подтянуть успеваемость. Я даже перестал ходить в столовую, чтобы случайно там на неё не наткнуться. Так прошла неделя. А потом начались экзамены. Поскольку физкультуру никто из выпускников так и не решился сдавать, я появлялся в школе очень редко и потому Лену не встречал. За исключением одного случая.
Я пришёл в школу за зарплатой и уже собирался уходить, как увидел в коридоре «милую» картину. У окна стояли Ленка и Гуцул. Они о чём-то разговаривали, на первый взгляд вполне невинно. Но мне хватило секунды, чтобы ревность с новой силой захлестнула меня. Пока я не видел её, не слышал, мне казалось, что я на верном пути, что чувства рано или поздно пройдут. Но теперь, наблюдая из-за угла за этой парочкой, я понял, что никуда мне от этой любви не деться. Каждый взгляд на Лену – вспышка в сердце. Каждое её общение с другим – до боли сжатые в кулаки ладони. Наваждение какое-то.
Я не хотел вести себя как мальчишка, смотреть и беситься. Решил просто пройти мимо и сделать вид, что не заметил их.
- Виктор Михайлович! – увидев меня в коридоре, Лена тут же метнулась ко мне. – Здравствуйте.
- Здравствуй, Лена, - сухо поздоровался я, глядя на удаляющуюся спину соперника. Хотя, какой он мне соперник. Вернее я ему. Он молодой, задорный, весёлый. Продвинутый, короче. А я…
- Что с вами, Виктор Михайлович? – она старалась заглянуть мне в глаза, которые я старался отвести в сторону или опустить в пол, лишь бы не выдать своего состояния. – Вы злитесь? Нервничаете? Хотите кому-то врезать?
Я ошарашено посмотрел на Ленку. Она говорила, как психиатр, пытающийся понять, что происходит с его пациентом. А я и чувствовал себя пациентом псих-больницы.
- С чего ты взяла? – тихо спросил я. Благодаря моему удивлению, голос звучал ровно и спокойно.
- Да так, показалось, - отмахнулась Ленка и отошла от меня на шаг. – А вы что тут делаете?
- По делам зашёл. А ты? Как экзамены?
- Всё сдала! Послезавтра выпускной, - с радостной улыбкой сообщила она. – Вы же придёте?
Мне показалось, или она и правда произнесла это с надеждой в голосе? Неужели для неё так важно моё присутствие на этом празднике. А как я мог не прийти. Это же последний вечер, когда я смогу видеть её, разговаривать с ней. Потом она исчезнет из моей жизни навсегда. Моя Лена, моя мечта.
- Ленка, конечно, я приду. Как же я могу пропустить такое событие, - не отдавая себе отчёта в том, что делаю, я нежно провёл рукой по её волосам. Они такие мягкие. И тут же одёрнул руку, увидев, как у Ленки расширились от удивления глаза.
- Ладно, я пойду, Ленок. Увидимся на выпускном.
- До свидания, Виктор Михайлович.

* * *
До выпускного оставался один день. Я решил провести его в школе. Всегда любил этот праздник. За особенную атмосферу, за приятную суету в школе, за счастливые и взволнованные лица одиннадцатиклассников в предвкушении главного праздника их юности. А вот когда шум умолкает, и школа пустеет, становится грустно. Ведь те мальчики и девочки, которые вышли из этих стен сегодня, сюда уже не вернуться никогда.
Выпускной в этом году был для меня особенным. Потому что меня ожидало расставание с той, что вошла в моё сердце много лет назад и, судя по всему, останется там навсегда. Завтра Лена Кулёмина навсегда покинет это место и забудет обо мне. И лишь иногда, возможно, на занятиях по физкультуре в институте она будет вспоминать своего учителя, своего тренера, который любил её больше жизни. Хотя, о последнем она, конечно, не вспомнит, потому что я так и не решился открыть ей душу. Завтра она навсегда уйдёт из моей жизни и заберёт с собой моё сердце. А мне и не жалко. Оно и так давно принадлежит ей.
С такими невесёлыми мыслями я слонялся по школе. Ноги сами привели меня к актовому залу. Я был уверен, что Ранетки сейчас вовсю репетируют перед своим последним концертом в школе. Дверь была открыта, но звуков музыки не было слышно. Я уже решил войти, но тут услышал два голоса. И сразу узнал их. Кулёмина и Новикова о чём-то оживлённо беседовали, сидя на последнем ряду. Да, подслушивать нехорошо, но я поддался искушению.
- Всё, Новикова, я тебя больше слушать никогда не буду! – Ленка говорила так громко, что я отчётливо слышал каждое слово.
- А чего сразу Новикова?! Я, между, прочим, не сама это всё придумала. В умных книжках написано. «Как завоевать мужчину своей мечты», «Как выйти замуж» и всё такое. Так что ко мне какие претензии?
- Ага, книжки умные, только мы с тобой дуры! Не действуют эти методы, - с досадой произнесла Ленка и замолчала.
Пока девчонки несколько секунд молчали, видимо, обдумывая что-то важное, я лихорадочно соображал, о чём это они говорят. Кого это моя Кулёмина завоёвывать собралась?! В этот раз я даже одёргивать себя не стал на слове «моя». Неужели ей и правда Гуцул нравится? Да ещё и настолько сильно, что она его расположения сама ищет и к советам из книжек прибегает? Вот я дурак! Надо было всё-таки ему врезать. Хотя, что бы это изменило. Она никогда не была моей и никогда не будет. Но мысль о том, что она будет принадлежать кому-то другому, с кем-то другим будет гулять в парке под луной, кому-то другому будет признаваться в любви, от чьих-то чужих поцелуев будет заливаться румянцем, сводила меня с ума. А я ведь считал себя уравновешенным, взрослым и рассудительным. Да я и был таким. Только до встречи с Ленкой.
Мои мысли были прерваны Новиковой. И наградила же её природа таким пронзительным голосом.
- Слушай, Ленка! А может, ты что-то не так делала?
- Я?! Да я все твои указания в точности выполняла. А он - как айсберг в океане: холодный и неприступный. А сколько усилий! И всё зря. Как вспомню, сколько я промучилась с этими пирожками.
- Ну, так пирожки вкуснейшие были, Ленок.
- Да? А почему ж ему тогда не понравилось?
- Да он в пирожках ничего не понимает.
Так вот для чего она пирожки пекла. Гуцула порадовать хотела. Только что ж этому гаду не понравилось-то? Я же ел – вкусные пирожки. Даже очень вкусные. Права Новикова: ничего он в пирожках не понимает.
- Лерка, ну как же так. Я и краситься начала, и духи купила, которые ты посоветовала, и шорты эти дурацкие. Как идиотка себя тогда чувствовала, а он как будто и не заметил ничего.
- Так, Кулёмина, отставить панику! Ты спортсменка, или где? Ещё не всё потеряно. Остался последний шанс!
- Ты это о чём?
- О том, что переходим к плану «Б». Так сказать, тяжёлая артиллерия. Ну, чтоб наверняка.
- Лерка! Ты что! Думаешь, я решусь на это?! Как ты себе это представляешь?
- Очень просто. Выпускной, как раз обстановочка подходящая.
- Новикова, а если… ну если я ему не нравлюсь даже? Я же со стыда сгорю.
- Не сгоришь. Ты хочешь быть с ним?
- Больше всего на свете!
- Ну вот, значит прочь все сомнения и страхи.
- Ладно, Лерка. Но если и это не подействует…
Дальше я не стал слушать. Мне и так было стыдно за то, что стал невольным свидетелем Ленкиных откровений. А ещё было больно. Очень больно. Я вдруг осознал, насколько мы далеки друг от друга. У неё своя жизнь, в которой нет места мне. Первая любовь, первые признания. У неё ещё всё впереди, но только не со мной.

* * *
Ну что, вот и настал день, которого я так боялся. Хотя, как можно бояться неизбежного? Скорее, я мечтал, что он никогда не наступит. День, который навсегда заберёт из моей жизни Ленку. Сегодня я увижу её в последний раз, в последний раз услышу, как она поёт.
Весь день до самого вечера прошёл, как на иголках. Почему-то именно сегодня меня не оставляла мысль о том, правильно ли я поступил, так и не рассказав Лене о своих чувствах. А что могло изменить моё признание? Она ведь ко мне равнодушна, более того, она увлечена другим. Да, я всё сделал правильно. Вернее, ничего не сделал. Где-то в глубине души меня грыз червяк сомнения. Я ведь, по сути, ничего даже не попытался сделать, чтобы завоевать её, не боролся за своё счастье. Просто всегда был рядом. А что если я упустил свой шанс на счастье? Что если всю оставшуюся жизнь я буду жалеть о своём бездействии? А может, стоит рискнуть? Сегодня последний день, и мы больше никогда не увидимся. Да, она увлечена другим, но ведь они пока не вместе. Зато я не буду мучиться потом вопросом, а что было бы, если бы я решился. Уж лучше жалеть о сделанном. Тем более, я ведь спортсмен, а сдался, даже не вступив в соревнования. Конечно, жизнь и спорт – это не одно и то же. Но ведь я же никогда не отступал перед трудностями. А тут… как мямля.
Уже стоя вечером перед зеркалом, я твёрдо для себя решил – признаюсь, а там будь, что будет. Глубоко вдохнул, выдохнул. Ну всё, пора.

* * *
Торжественная часть прошла для меня, как в тумане. Я сидел на последнем ряду и не сводил глаз с Ленки. Какая же она красивая! Я привык к её спортивному костюму, к её джинсам и нелепым футболкам. И я любил её такой. Но сегодня она была в платье, которое ей очень шло. Я как будто смотрел на неё по-новому, но всё с той же безграничной любовью. Я ловил каждое её движение, любовался блеском в глазах, румянцем на щеках. Хотел навсегда запомнить её такой: красивой, счастливой, полной энергии. Я как будто уже мысленно прощался с ней, хотя впереди меня ещё ждал самый важный разговор в моей жизни.
После торжественной части был концерт. Последний раз «Ранетки» пели на родной школьной сцене, которая была свидетелем их рождения, их успехов. Девчонки так забавно смотрелись с гитарами и в платьях. В зале никто не мог усидеть на месте. Все танцевали, подпевали. А я стоял в углу и смотрел только на Лену. В памяти навсегда отпечатывался её голос. На мгновение наши глаза встретились, и меня обдало жаром. Она смотрела так… Нет, это просто моё воображение. Да, точно, мне показалось. Это просто сценический образ. Со сцены ведь не так хорошо видно зрителей. Просто Лена смотрела вперёд, а мне показалось, что она смотрит мне прямо в глаза.
Весь вечер я пытался улучить момент и подойти к ней. Но мне постоянно что-то мешало. Или, вернее, кто-то. То одноклассники крутились, то Новикова её куда-то утащила. А потом Лена танцевала с Гуцулом. Я стоял в стороне, наблюдал за ними, и вся моя решимость признаться Лене в своих чувствах куда-то испарялась. В самый разгар дискотеки я вдруг подумал, что, несмотря на кажущуюся лёгкость и постоянную улыбку на лице, Ленка чем-то озабочена. Она то и дело вертела головой в разные стороны, как будто ища кого-то, то бросала на меня странные взгляды. Она явно нервничала. И тут меня осенило. Ну конечно! И как я сразу об этом не подумал? Они же вчера с Новиковой говорили о каком-то последнем шансе. Лена же планировала что-то на этот вечер. Что-то особенное и важное, чтобы быть вместе с Гуцулом. Какой же я дурак! Куда я лезу со своим признанием? У девочки личная жизнь, любовь, а тут я. Вдруг в памяти всплыли подслушанные вчера слова: «Хочешь быть с ним? Больше всего на свете». Вот что я упустил. Это признание нужно было мне, но не Лене. Я хотел ясности для себя, но ведь и так всё ясно. Так зачем же омрачать ей этот вечер, возможно, самый важный в её жизни. И тогда я решил: всё, хватит! Хватит изводить себя, мучить напрасными надеждами и мечтами. Всё, конец. Нет больше в моей жизни Ленки, да и не было никогда. Это я мелькнул в её жизни, а она просто прошла мимо моей, навсегда поселившись в сердце. Здесь и сейчас я должен был поставить точку в моей несостоявшейся истории любви.
Я решил уйти не прощаясь. Да и к чему эти прощания? Для неё это ничего не значило бы, а мне бы это разорвало сердце. Жаль, что я так и не сказал ей, какая она сегодня красивая. Самая красивая. Так хотелось в последний раз потрепать её по волосам, увидеть её лучезарную улыбку. Но я боялся, что просто не выдержу этого. От одной только мысли, что я больше никогда не увижу её, становилось так больно, что, казалось, следующий вдох я просто не смогу сделать. Эх, Кулёмина, Кулёмина!
Я вышел из здания школы. Жадно втянул тёплый летний воздух. Может напиться? Нет, Степнов, это не наши методы. Ты же спортсмен! А значит, всё сможешь преодолеть. Обернулся, бросил последний тоскливый взгляд на школу и пошёл прочь. Я уже завернул за угол, направляясь к дому, как меня окликнул голос, который заставил застыть на месте. Лена.
- Виктор Михайлович! А вы… почему вы ушли, даже не попрощались?
Мы стояли на школьной аллее. Нас разделяло всего два шага. Вот она стоит моя девочка. Такая близкая и в тоже время такая далёкая. Моя любимая, моя Ленка. Да, черт возьми! Моя! Моя любовь, мой свет, моя жизнь, в конце концов. Вдруг отчётливо понял, что не смогу без неё. Совсем не смогу.
- Леночка, я просто не хотел мешать. Там у вас праздник, ну какие прощания, - старался говорить спокойно, не выдать эмоций, но голос всё равно не слушался.
Господи, как же всё сложно. Ну почему она такая прекрасная? Стоит, теребит пояс на платье, глаза отводит. Нервничает. Почему?
- Нет, вы мне скажите! – вдруг закричала она. Резко вскинула голову и посмотрела мне прямо в глаза. – Вы столько лет были моим тренером, другом, в конце концов. И у вас не нашлось пары слов на прощанье? Ну, что-то типа: «Ленок, удачи тебе во взрослой жизни. Прощай. Я буду скучать». Или… - голос стал совсем тихим, - вы не будете… Виктор Михайлович…
Я даже сообразить ничего не успел, как Ленка подлетела ко мне и, схватив за лацканы пиджака, потянула к себе. Её губы прикоснулись к моим губам нежным, пылким поцелуем. Я не думал в тот момент. Только чувствовал. Её губы, её сбившееся от волнения дыхание и этот поцелуй: такой робкий, такой упоительный. У меня, взрослого мужчины, голова кружилась так, как никогда в жизни. Я теперь знал, что такое летать. Потому что её поцелуй – это полёт, прекрасный, ни с чем несравнимый. Он длился, казалось, целую вечность, и в тоже время пролетел, как одно мгновение. Когда тебе так хорошо, то хочется, чтобы это не заканчивалось никогда. Вот и мне хотелось, чтобы наш с Леной поцелуй длился вечно. Не знаю, как я нашёл в себе силы и отстранился от неё. Тяжело дыша, я положил руки ей на плечи и заглянул в глаза. Они лихорадочно блестели, щёки заливал румянец.
- Ленка, что ты делаешь? Зачем? – я сам не понимал, что говорю, мысли путались.
- Зачем? А зачем женщина целует мужчину? – она опустила голову, пряча глаза за длинной чёлкой.
Я поверить не мог, что всё это происходит со мной. Просто стоял и молча смотрел на Ленку, на мою Ленку! Господи, так не бывает. Я и мечтать не мог, что она сама… что я ей не безразличен.
- Виктор Михайлович, почему вы молчите? – она решилась, наконец, посмотреть мне в глаза. – У меня, между прочим, только что случился первый поцелуй, а вы стоите и молчите. Вам нечего сказать? Вы… если вы ничего сейчас же не скажете… Я… Я…
Она вдруг резко развернулась и пошла по аллее. Я рванулся к ней, схватил и крепко прижал к себе.
- Куда собралась? Не отпущу, никогда, слышишь, - я шептал ей на ухо и гладил волосы. Потом отстранился, взял в ладони её прекрасное лицо и заглянул в глаза. – Ленка, девочка моя. Я люблю тебя! Господи, как же сильно я тебя люблю!
На её лице засияла счастливая улыбка. Она шагнула мне навстречу и прижалась к моей груди.
- Почему ты раньше не говорил? Я так ждала, переживала, думала, я не нужна тебе совсем. Маленькая девочка, - Ленка даже не заметила, как перешла на «ты».
Я широко улыбнулся. Как же давно я мечтал об этом. Всё происходящее казалось сладким сном.
- А ты и есть маленькая девочка. Моя девочка. Самая любимая, самая желанная, - руки сомкнулись вокруг её талии. Наверно я боялся, что она исчезнет.
Не знаю, сколько мы простояли вот так просто, обнявшись. Я гладил её по спине, перебирал пальцами шелковистые волосы, вдыхал её аромат. Она тяжело дышала мне в шею и слегка дрожала. От волнения наверно.
- Вить, - она отошла на шаг и робко посмотрела в глаза. – А… мы теперь вместе? Ты и я? Ну, как парень и девушка.
Как же мило она краснела.
- Солнце моё, я буду для тебя тем, кем ты захочешь. Лишь бы рядом.
Она улыбнулась так, как умеет только она и поцеловала меня. Потом мы гуляли по парку рядом со школой, держась за руки. Наконец я решил задать вопрос, который мучил меня всё время.
- Лен, но я не понимаю. Тебе же Гуцул нравился.
- С чего ты взял? – она остановилась и удивлённо взглянула на меня.
- Ну как же… - стыдно было признаваться, что я подслушивал. – Я слышал, как ты Новиковой про пирожки рассказывала и про то, что хочешь быть с ним. Про шорты…
- Так это я для вас всё делала, то есть для тебя.
Я неверяще посмотрел на неё. Каким же надо быть идиотом, чтобы этого не понять?! Она же не произносила имени, а я сам сделал выводы. А пирожки эти. Она же обо мне говорила. Мне вдруг стали понятны все её взгляды, вздохи, её желание казаться взрослее.
- Ленка, так ты меня что ли завоёвывала?
- Ну, вроде того.
- Девочка моя! - крепко обнял и прижал к себе. – Пирожки были восхитительные! Я просто приревновал тебя к Гуцулу вот и ляпнул со злости. Ленок, какой же ты у меня ещё ребёнок. Взрослый ребёнок.
- Сам ты ребёнок! Взрослый мужик, а не понял, что девушка за ним ухаживает. Как Уткина сырники таскала, так всё понимал, а тут…
- Ленка, да я даже мечтать не мог о таком. Слушай, так что и полочка тоже была подстроена? – еле сдерживая смех, спросил я.
- Ну... да.
Я не выдержал и громко рассмеялся.
- Тебе смешно?! Ты хоть представляешь, чего мне стоило эту дурацкую полочку от стены оторвать? А она теперь так и стоит на полу. И прибить некому. И всё ради любви.
- Ради чего? – я боялся даже дышать, боялся поверить в то, что слышу.
- Ой, - Ленка смешно прикрыло рот ладошкой. – А я разве не сказала? Я же люблю тебя!
Я крепко сжал её руку и заглянул в глаза. Хотел навсегда запомнить этот взгляд. Взгляд, с которым она впервые призналась мне в любви.
- Поцелуй меня, - тихо попросила Лена и приблизила своё лицо к моему.
Я бросил жадный взгляд на её губы и прижался к ним своими. Мне больше ничего не нужно было в жизни: просто чувствовать её рядом, ощущать вкус её губ и знать, что я ей нужен.
- Права была Новикова, - Ленка прервала поцелуй и улыбнулась.
- Что? – хрипло спросил я.
- План «Б» куда действеннее, чем план «А», - она хитро улыбнулась и закусила нижнюю губу.
- И в чём же суть плана «Б»? - спросил я, как завороженный следя за её губами.
- А вот в чём.
Она потянулась ко мне и снова поцеловала. Я крепко прижал её к себе, точно зная, что никогда уже не отпущу. Она моя! Моя Лена! Моя мечта!

Конец

Спасибо: 48 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 554
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия