Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 480
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Новокузнецк
Репутация: 20
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.03.09 20:22. Заголовок: Автор: Mistic. Минифики и зарисовки


Здесь будут мои минифики или зарисовки! Буду ждать ваших отзывов

Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 4 [только новые]







Сообщение: 481
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Новокузнецк
Репутация: 20
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.03.09 20:39. Заголовок: Автор: Mistic Назван..


Автор: Mistic
Название: "Двое: я и ее тень"
Рейтинг: PG
Жанр: Romance
Статус: окончен
Пейринг: КВМ
Примечание автора: все события этого фанфика являются вымышленными и принадлежат фантазии автора. Совпадения с реальностью случайны.
Минифик по мотивам новых анонсов навеяло...

Часть 1

Лена увидела ее в магазине – девушку, так похожую на нее саму. Девушку, чьей тенью ей пришлось стать по собственному убеждению.

Лена случайно забрела в этот магазин – сегодня ей было наплевать куда идти. Она просто медленно шагала по улице, и ноги сами завели ее в первый попавшийся магазин, который оказался лавкой сувениров и подарков.
От нечего делать девушка принялась разглядывать прилавки, заставленные всякими приятными и ненужными мелочами. Она медленно двигалась вдоль полок, как вдруг услышала позади себя весело щебечущий голос, который своей громкостью невольно заставил Лену обернуться. То, что она увидела у себя за спиной повергло ее в шок – девушку очень похожую на нее. Первой мыслью было то, что Лена смотрит на себя в зеркало – на свое отражение, которое почему-то моргало не привычными серо-зелеными глазами, а ярко-голубыми. Лена нервно сглотнула и продолжала смотреть на нее, не отрываясь.
Сердце Лены отчего-то колотилось слишком быстро, в голове роились непонятные мысли, а из глубины души поднималось тупое непонимание реальности. Девушка, к слову сказать, тоже стояла довольно ошеломленная, но в отличие от Лены в ее глазах не читался тот откровенный страх – скорее смиренное удивление.
Все длилось буквально несколько секунд, но Лене казалось, что прошла вечность. Из ступора ее вывел до боли знакомый голос:
- Кристина, а может это ему подарим?? – Лена обернулась на звуки голоса, и ей показалось, что она сейчас просто рухнет в обморок – стены вокруг отчего-то бешено завертелись, а сердце наоборот сбавило темп и почти затихло. Из-за полки, обращаясь к той самой девушке, вышел мужчина, которого Лена меньше всего ожидала здесь увидеть. На нее снова взирали, изученные вдоль и поперек, глаза – такие родные и такие, вот уже полтора месяца, далекие – глаза Виктора Михалыча.
- Лена?? – Степнов раскрыл рот от удивления, перевел взгляд на Кристину, а потом снова на Лену. Девушка вздрогнула от обращения к ней и тоже обернулась на эту голубоглазую блондинку, потом опять на Виктора, испуганно моргнула и пулей вылетела из магазина.
Лена летела от лавки, сломя голову – она в который раз убегала от Виктора, опять ничего не поняв и не разобравшись во всем. Убегала для того, чтобы не чувствовать, как боль заполняет изнутри, как холодит сердце и как пробуждает невыносимый стыд, досаду и разочарование.
Она добежала до своего дома за рекордно-малое время, влетела в подъезд и буквально пропрыгала по лестнице. Трясущимися руками открыла дверь и вбежала в свою квартиру, тяжело дыша.

_______________________________________
- Неудивительно, что ты тогда спутал нас… Мы действительно похожи, - Кристина и Виктор сидели в кафе и разговаривали о произошедшем в магазине, куда они зашли выбрать подарок.
- Да уж, - Степнов опустил голову и накрыл ее своими ладонями.
- Вить, почему ты не хочешь с ней поговорить? Почему мучаешь себя?
- Я не могу, Кристина! Ты же все знаешь. Ей не нужны были мои чувства с самого начала – она просто приняла их как должное и отстранилась от меня. А потом…потом еще и испугалась из-за той истории.
- Витя, вот ты сам себя послушай! – вскричала Кристина, - ты сейчас говоришь только о ее неправильной реакции. Но откуда тебе знать, что и твои поступки были правильными?? Ты ведь даже не узнал, что чувствует и думает она, не выяснил сути, не попытался – просто ушел от проблемы, не решив ее! Не забывай, что она еще просто маленькая девочка.
- Я не знаю, я больше ничего не знаю, - устало проговорил Степнов, - просто устал – устал любить ее и ненавидеть себя, устал распоряжаться своими чувствами в ограниченных рамках, устал!
- Знаешь?? Решать, конечно, тебе. Но мой совет: попробуй войти в ее положение. Я понимаю, что ты всегда все делал для нее. Теперь устал – это тоже понимаю! Но просто попробуй встать на ее место. Помоги ей, помоги ей хотя бы сказать: «Нет!», если, как ты говоришь, она ничего к тебе не чувствует – в чем я очень сомневаюсь. Так будет легче и тебе, и ей! Мне было достаточно и двух минут, чтобы понять, что девочка просто загнана в угол, что ты ей не безразличен. Я видела ее глаза…
Виктор молчал. А что ему было сказать? Он видел резон в словах Кристины, но при этом понимал, что сил что-то менять просто не осталось.
- Просто подумай об этом, о разговоре, я имею ввиду, - Кристинины губы вновь растянулись в искренней знакомой улыбке и на сердце у Степнова стало светлеть.
- Спасибо тебе, - он улыбнулся в ответ и внимательно посмотрел на девушку. Кристина была очень похожа на Лену – тот же нос, те же правильно очерченные губы, овал лица, форма бровей и даже разрез глаз. Всю эту картину дополняли прямые светлые волосы, чуть длиннее, чем у Лены, но зато с такой же кулеминской челкой на глаза. Глаза… в них было единственное явное отличие между девушками – у Кристины были ярко-голубые глаза, а не зеленые, как у Лены. Виктор вдруг вспомнил, как обознался на съемочной площадке при первой встрече с Кристиной.

Это случилось как раз на следующий день после того, как Лена не смогла пройти кастинг. Степнов был уверен, что этот кастинг и вообще их встреча после такой долгой разлуки смогут что-то поправить. Девушка согласилась на предложение Виктора принять участие в кастинге, она пришла на встречу и даже разговорилась с мужчиной, но потом были эти пробы…Глупые и абсолютно ненужные по мнению Виктора – в роли главной героини он и без этих проб видел только Лену. Но вот режиссер – он желал посмотреть всех, кто пришел на этот кастинг. Она дал всем кусочек текста из романа – тот кусочек, где главная героиня признается капитану в любви.
Степнов видел, как побледнела Лена, взяв в руки текст. Она оглянулась по сторонам и поймала его взгляд. Виктор подмигнул ей, но, похоже, девушке стало лишь хуже.
Прослушивание участниц началось через несколько минут. Степнов ждал только Лену – его даже и не интересовали другие. Девушка начала говорить: «- Капитан, на Хризопласе я не могла найти возможность сказать вам раньше! Я…я…», - Лена вдруг запнулась. Виктор приподнялся со своего стула и взволнованно посмотрел на нее. Режиссер, сидевший до этого с одухотворенным лицом, вздрогнул – ему понравилось, как начала эта девушка, но вот потом…
Лена немного поперхнулась, и ее глаза заметались по площадке, обводя зрачками всех, а потом остановились на лице Виктора. Девушка снова попыталась продолжить говорить: «Я..я…» - но ее глаза, смотревшие на Виктора вдруг стали наполняться хрустальными слезами. Она отшвырнула текст и умчалась с площадки, несмотря на возгласы режиссера.
В тот момент у Виктора просто ушла земля из-под ног, бумаги выпали из рук, и мужчина устало опустился на свой стул. Только что его сердце треснуло в третий раз – и боль от этого была сильнее, чем тогда у подъезда, когда Лена убежала, или тогда, когда она заявила, что между ними кончилось то, чего не было. Сейчас испарилась последняя надежда на то, что Лена станет хотя бы чуть ближе, получив роль. Он ждал, что появится возможность видеть ее глаза чаще, изредка разговаривать. А теперь этот оглушающий и отупляющий фейерверк чувств, брызги которого взметнулись и рассыпались, не оставив и следа.
Вот тогда на следующий день после кастинга, Виктор и познакомился с Кристиной – она тоже пришла на эти пробы, получила текст и присела на стул, склонив голову над листком с текстом.
Такой ее и увидел Виктор. Сердце его в тот момент сделало не просто сальто, а сальто с переворотом. Все мысли вылетели из головы, осталась лишь радость и любовь – к ней - к Лене, «..она ведь вернулась, вот же она на стуле сидит..», - думал Степнов, подходя к девушке, которая внимательно вчитывалась в текст.
- Лен, ты все-таки вернулась!!! –он подошел к стулу девушки. Она подняла голову, и на холодеющего Виктора взглянули совершенно чужие глаза – лазурно-голубые, внимательные. Мужчина не мог в это поверить – на него другими очами глядела Лена, точнее девушка, как две капли воды похожая на Кулемину. Первая радость, сменившаяся затем глубоким разочарованием вдруг переросла в неподконтрольное восхищение – Виктор ни разу не видел так похожих друг на друга людей.
- Простите, я обознался! – Степнов пришел в себя и извинился перед девушкой, которая улыбнулась – так обезоруживающе - так до боли знакомо.
- Да, я поняла! Но может быть я тоже смогу вам чем-нибудь помочь??
- Нет, нет! Простите еще раз, - Виктор улыбнулся ей.
- Да ничего страшного! А вы же автор?? Я читала книгу и вас узнала… Я, кстати, Кристина! – она протянула руку.
- Виктор! Очень приятно, - Степнов легко сжал ладошку, машинально при этом отметив, что у Кристины и Лены похожи даже пальцы.
Они разговорились – с ней Виктору было очень легко общаться. Конечно, первые мысли все равно были о Кулеминой из-за мистической внешней схожести, но потом Степнов понял, что сравнивать Лену и Кристину нельзя – это были совершенно разные девушки.
Кристина успешно прошла кастинг и была утверждена на главную роль. Несмотря на то, что Виктор в этой роли до сих пор видел Лену – Кристина, на его взгляд, играла довольно убедительно.
После кастинга Кристина и Виктор отправились в ресторан – отмечать удачные пробы. В этот вечер они много и непринужденно разговаривали, рассказывали друг другу про слезы и смех в своей жизни, про личные приключения и некоторые секреты.
- А кто та, за которую ты меня принял?? Ты очень обрадовался…Лена, кажется?? – наконец решила спросить девушка, улыбнувшись и прищурившись.
- Лена, да…, - Виктор замялся, а потом взял и выложил Кристине все как на духу – рассказал все в подробностях, которые просила указывать сама девушка. Она слушала очень внимательно и ни разу не перебила мужчину, а потом посоветовала просто любить и ждать. А еще – попробовать поговорить с Леной. Кристина вообще очень чутко восприняла всю эту историю, поэтому находилась под впечатлением до самого позднего вечера – пока не приехал ее парень – молодой, энергичный и забавный юноша – Максим. Он весь оставшийся вечер рассказывал смешные истории, и все время восхищался знакомством с самим автором романа, по которому снимался фильм.
С тех пор Кристина и Виктор стали друзьями. Она просто восхищалась этим сильным талантливым мужчиной, который может не просто поддержать, а еще и отдать частицу себя; он – просто радовался общению с ней, ее душевной широте и теплоте, и что уж скрывать – ему нравилось, что она так похожа на Лену – хоть какие-то отголоски воспоминаний…


Вот и сегодня Кристина предлагала Виктору просто поговорить с Леной – хотя бы попытаться. Но мужчина понимал, что несмотря на то, что прошло много времени – он еще не готов к этому разговору. Наверно потому, что разговор этот так или иначе станет для него концом – счастливым или несчастным. Да, окончание всего в любом случае принесет ему облегчение, неважно какое окончание – но он все равно скинет эти оковы. Возможно, ему придется снова зализывать раны, снова придется заставлять себя делать вдох и не замечать, как сердце вновь и вновь обливается кровью, как режет его изнутри. Опять он будет ходить по улицам и заглядывать в глаза каждой высокой блондинке в кроссовках, надеясь увидеть в ней Лену, опять будет бояться вечеров. Тогда просто некуда будет деваться от наступающих тяжелых мыслей, тогда придется снова выключать свет во всех комнатах, ложиться на диван и в этой невыносимой тишине слышать аритмичный стук рваного сердца и, как капает вода из крана на кухне, эхом отдаваясь в одинокой замершей квартире. Что таить – Виктор просто боялся этого и уже неподконтрольно оттягивал разговор с Леной –для того, чтобы жить как в лихорадке – когда еще не умираешь и есть надежда – хотя бы маленькая, ничтожно маленькая…
Степнов до сих пор удивлялся, что судьба – юморная она все-таки штука, свела их в магазине подарков. Они с Кристиной зашли в этот магазин, чтобы выбрать Кристининому Максиму подарок, а туда зашла Лена – похоже, что бесцельно, можно сказать просто забрела. И убежала… смотрела ему в глаза, смотрела на Кристину, была явно шокирована сходством.
Виктору было больно и сложно вспоминать происходящее в магазине – его разум совершенно отключился в тот момент. Хотелось смести выросшую между ними ледяную стену и стать к ней ближе, но в голове острыми осколками зашевелились воспоминания о том, что она все-таки боится его, боится до сих пор…


Первый раз пробую писать мини! С нетерпением жду любых ваших комментариев здесь http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-60-00000153-000-80-0-1237118486

Спасибо: 22 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 484
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Новокузнецк
Репутация: 20
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.03.09 18:47. Заголовок: Спасибо всем, кто чи..


Спасибо всем, кто читает!!)) Продолжаем...

Часть 2
Лена, зайдя в квартиру старалась не греметь ключами – не хотелось, чтобы вышел дед и увидел ЕЕ перекошенное лицо. Она скинула ботинки, и посмотрела в зеркало на стене – ЕЕ ли теперь это лицо??
Лена до сих пор перед глазами видела ту девушку, Кристину – так по крайней мере назвал ее Степнов – такую же, как и она, только с голубыми глазами. Лена ощупала свое лицо, растрепала волосы, обсмотрела нос и губы, а потом резко отвернулась и побежала в свою комнату. Девушка кинула сумку в сторону и обессилено свалилась на кровать, перевернулась на спину и уставилась в потолок. Да, она видела все своими глазами – Степнов нашел себе девушку. Не просто девушку – а девушку, так похожую на нее. Он нашел способ выкинуть ее из сердца, он ушел по ее глупости – и теперь счастлив с другой.

Лена вдруг ощутила, как по лицу катится холодная слеза, такая тяжелая, что казалось, она пробороздила под собой нежную кожу и упала, затерявшись где-то в волосах. Лена перевернулась на бок, схватила маленькую подушку и вцепилась в нее зубами – лишь бы скрыть тот ужасный вопль, всхлип, который вырывался из груди. Сегодня она поняла, что из-за своей глупости, из-за своего нежелания трезво смотреть на свои чувства, она потеряла Степнова. Потеряла уже дважды – и сейчас во второй раз не смогла ничего сделать.

В первый раз выдержала тяжелый разговор – как кусок железа, не показав ни одного своего чувства, и просто отпустила.. А во второй раз – посмотрела ему в глаза и убежала. Как глупо… Убежала, чтобы вновь ничего не решить. Лена снова всхлипнула, чувствуя как намокает угол подушки, оказавшийся между зубов – все настолько перемешалось в голове, что уже невозможно было свести концы с концами – казалось, что ее же ошибки сваливаются на плечи и голову, как тяжелые гири, заставляя проливать непривычные слезы и впадать в беспамятство. Лена не могла понять чего она хочет, почему она убежала, почему то, что Кристина похожа на нее, так убивает – девушка просто не могла этого понять. Как будто в полотне ее жизни перепутали все петли и распутать их смогут только заботливые руки, от которых Лена сама и отказалась.

Девушка вновь перевернулась на спину – так было легче спасаться от удушья, стискивающего грудь. Попыталась глубоко вдохнуть, но почувствовала лишь новый приступ слез. Тогда, когда Степнов покинул школу, Лена еще не знала как обманывается – мысль о том, что любит его, девушка загнала на самый край своей души, открыв тем самым место для надуманных чувств – о том, что ей нужна легкая подростковая жизнь, дружба с ровесником и соответствующие проявления чувств, с исполнением самых приземленных желаний – погулять, посидеть где-то. Лена с самого начала забыла о том, что у нее в жизни уже давно не так – она гораздо взрослее всех своих ровесников, взрослее по мудрости, по жизненным принципам, по жизненным целям, по умению по-настоящему любить. Но тогда, почему-то, Лена наплевала на всю свою мудрость, пренебрегла своими же принципами, смела с пути поставленные раннее жизненные цели и просто наплевала на любовь – про свою и не вспомнила, а про любовь Степнова благополучно забыла. Она долго обманывалась – скрывалась от собственных чувств, боялась. А что потом?? Потом оказалось, что ей трудно лепить из себя ту, кем она по сути своей и не является – это было глупое и бесполезное занятие.
Тогда она попыталась искать встречи со Степновым – но он просто пропал. Вернее он больше не заходил к ее деду – соавтор сам находил деда, и старый фантаст не знал, где же будет следующая встреча со Степновым. Он и в школе больше не появлялся.

Девушка попыталась пойти на новое место работы Степнова. Но на площадку Лену не пустили – там была суровая охрана. Тогда Лена узнала адрес мужчины и наведывалась к нему домой – но никогда не могла застать его там, ни разу – словно насмешка судьбы… Лена не знала, что и как она скажет Виктору при встрече – просто думала, что все само поменяется с этой встречей.
Как же было тяжело от того, что мысли эти так и не оправдались – Лена получила возможность увидеться с Виктором – на кастинге, куда он сам ее пригласил. Но она так и не использовала этот шанс. Почему?? Лена сама не могла ответить на этот вопрос.

Она помнила как пришла на площадку – теперь у нее был пропуск туда. Помнила, как поговорила с Виктором – он встретил ее радушно и вел себя так, как будто бы ничего не случилось. А она просто напряженно отвечала – бешеный ритм сердца в тот момент просто парализовал все тело. Потом ей дали текст – и снова будто насмешка судьбы – в тексте ей надо было признаться капитану космического корабля в любви. Тогда к горлу подступил ком и стало не хватать воздуха. Капитан у нее ассоциировался со Степновым – а тут надо признаться ему в любви. Этих слов Лена боялась, как огня – точнее боялась, что эти слова отразят ее чувства, боялась этих чувств… Начала читать текст, старалась собраться – в душе очень хотелось получить роль лишь для возможности видеть его, а потом запнулась… Смотрела по сторонам и вместо лиц видела какие-то размытые пятна, искала одно лицо – его лицо. Нашла и почувствовала, как в глазах стало горячо – попыталась снова сказать эти слова, попыталась адресовать ему – и снова сорвалась. Отшвырнула текст и убежала прочь, не оглядываясь. А потом часами не могла понять – зачем и почему она так поступила.

А дальше было затишье – Лене пришлось попробовать забыть все. Она даже пошла на то, что приоткрылась чувствам Гуцула – стала подпускать его ближе. Ну, а потом неприятно и досадно обожглась – парень оказался глупым и нетактичным человеком, который совершал мерзкие глупости по малейшему инстинкту, а потом долго не мог понять, что же он такого натворил.
На смену досаде от этого пришло чувство того, что она предательница – обманула и растоптала память о чувствах Степнова, убежала от своих и снова совершила глупость. Все это вылилось в какую-то нескончаемую депрессию, которая медленно отравляла Лену. Депрессию, которая сегодня подняла ее с уроков и погнала на улицу - просто гулять. А потом снова рука судьбы – и вот их встреча в магазине. И снова она убежала – он ведь теперь так счастлив, он теперь с Кристиной…

Лена вдруг поняла, что чувствует себя ее тенью, тенью прошлого, которое Степнов забыл при помощи этой голубоглазой девушки. Было больно признавать, что во всем этом виновата она сама – что, поддавшись мимолетным эмоциям, она обратила все в отчаяние и отрезала все пути к правильному решению проблем. А теперь ничего не оставалось делать. «Только если??...» - Лена вдруг вскочила от мелькнувшей мысли и заметалась по комнате, чертыхаясь и натягивая на себя куртку. Ноги плохо слушались, но Лена быстро выбежала из комнаты, попрощалась с ничего непонимающим дедом, который вышел на шум из комнаты, и вылетела из квартиры. В голове крутился адрес Степнова – именно туда она бежала с растрепанной головой, курткой нараспашку и невысохшими слезами. Теперь стало все ясно – Витя счастлив, а ей ничего не остается, как хотя бы попросить прощения – за все: за то, что мотала нервы, за то, что убегала, за то, что заставляла его страдать.

Она бежала по улицам, старясь насколько это возможно, сокращать пути. Бежала по оживленному бульвару, заглядывая в зеркальные витрины магазинов – смотрела на себя и видела высокую девушку с голубыми глазами – видела и тут же убегала.
А потом остановилась перед одной витриной, снова заглянула туда – там ничего не изменилось, на нее все равно смотрела та же девушка с голубыми очами. Лена подняла руку – девушка сделала то же самое, она потрогала волосы – девушка повторила движение. Это было похоже на сумасшествие – Лена смотрела в зеркало на себя и видела там Кристину, а себе самой, уже в подсознании, казалась тенью. А тени, как известно, никогда не бегают - они просто неотступно следуют за человеком…

Бежать больше не осталось сил. Лена огляделась по сторонам и поняла, что за своими размышлениями машинально добежала до нужного места, оставалось только зайти за угол и покажется дом Виктора Михалыча. Девушка, не ускоряя шага, свернула за торец здания и очутилась в уже родном для нее дворе.
Колотящееся сердце заглушало шаги, когда она подходила к подъезду. Набрала четыре цифры на кодовом замке и вошла в знакомый подъезд, выкрашенный голубой краской. Взлетела на седьмой этаж и с волнением замерла у двери, смотря на нее. Позвонила, раз и два, а потом просто не отпускала звонка. Ответа не было. Лена пнула дверь и в рыданиях опустилась на пол – еще одна проделка судьбы и его не оказалось дома, как раз в тот момент, когда она попыталась исправить собственную ошибку хотя бы просьбой о прощении. Делать было нечего – она встала, оглянулась на дверь и начала быстро спускаться по лестнице.

Выйдя из подъезда, Лена вдруг поняла, что ее ноги просто отказываются куда-либо сейчас идти, девушка доковыляла до скамейки и уселась на нее, безвольно опустив голову на сложенные на коленях руки. Слезы уже не бежали, а мокрые дорожки от них ужасно щекотали лицо, но Лене было наплевать – она хрипло дышала и кашляла – все-таки на улице был февраль-месяц, а она сидит в расстегнутой куртке, без шапки. Сильно знобило, но что-то предпринимать для того, чтобы избавиться от этого, Лене не хотелось – она даже не застегнула молнию на куртке.

Лена была так погружена в свои мысли, что не заметила, как из-за угла вышел высокий мужчина в черном полупальто и медленно направился к скамейке, на которой сидела девушка.

_____________________________________________________
После кафе, Виктор проводил Кристину туда, где ее должен был встретить Максим, попрощался с ними и отправился домой, выслушав напоследок настоятельную просьбу Кристины подумать о разговоре с Леной. Виктор обещал поразмышлять над этим вопросом и медленно направился домой.
Он сразу увидел ее на скамейке: скукоженная, с опущенной головой – сидит, не шевелится – словно мраморная статуя, и лишь холодный ветер шевелит белокурые волосы.
- Лена?? Почему ты в таком виде?? – Степнов подошел к ней, бесцеремонно схватил за куртку и застегнул замок, а потом надел на голову девушки капюшон, - и вообще, пошли, я тебе чая горячего налью!
- Нет, Виктор Михалыч, я пришла…пришла извиниться перед вами за все, слышите?? - Лена вскочила с лавки и быстро говорила, стараясь скрыть осиплость своего голоса. Глаза ее блестели, а руки, казалось, махали сами по себе – так эмоционально она говорила.

- Лена, Лена, подожди… Успокойся, ты вся продрогла – пожалуйста пойдем ко мне и там мне все расскажешь!! – он взял ее за предплечье и направил к подъезду.
- Нет, нет и нет, мы будем разговаривать здесь, - Лена вырвалась и остановилась, глядя мужчине в глаза, - Виктор Михалыч, пожалуйста простите меня, за все: за мои слова, за то, что так себя вела, за то, что даже не попыталась все объяснить, за все..
Степнов молчал. Он не понимал к чему она это все говорит - эти ее извинения – они не вносили ровным счетом никакой ясности в их отношения.
- Лена…мне не понятно, для чего весь этот разговор?? – это было не совсем то, что он хотел сказать, это было отнюдь не то, что он чувствовал в этот момент – но слова вырвались сами и расставили приоритеты этого разговора – так или иначе нужна была ясность. Лена часто заморгала – ей явно было страшно отвечать на этот вопрос, но она вздохнула, опустила слезившиеся глаза и начала говорить.
- Виктор Михалыч, я была не права тогда, я наплевательски отнеслась к тому, что вы чувствуете, - Лена поперхнулась, - чувствовали…Я в первую очередь тогда думала о себе, даже не разобралась в том, что чувствую сама. А когда разобралась, ну или почти разобралась – то увидела вас с ней. Мне больно это говорить – но мы с ней так похожи, что я чувствую себя ее тенью - вы ведь теперь вместе, а я…, - Лена снова задохнулась и невольно отошла от Виктора на шаг назад, - я…ведь…я просто….

Он снова видел ее глаза – такие же испуганные и затравленные, как тогда на площадке. Наполненные слезами, они, словно, кричали о чем-то, но непонятный страх сковывал девушку, и она замолчала.
- Ну что ты, Лена? Ну что? – Степнов не выдержал и схватил ее за локти, - ну почему ты молчишь? Почему ты никак не можешь сказать мне все? Ну извинилась – так мне не за что тебя прощать, если и было за что – то уже простил! Но я не понимаю, что между нами? Что? Зачем ты начала этот разговор, если так до конца и не разобралась во всем? Что ты только что хотела мне сказать? Может быть то, что до сих пор боишься? Или то, что тебе не были нужны чувства взрослого мужика и сейчас ты пришла просто потому, что тебе неудобно? Ну скажи уже хоть что-нибудь! – Виктор отстранился от Лены, тяжело дыша, видя как по ее лицу начали все-таки стекать слезы – это было душераздирающее зрелище, от которого все внутри мужчины вставало на дыбы. Возможно, ему не надо было так грубо с ней – снова напугал, снова заставил ее трястись, но по-другому он уже просто не мог – необходимо было выяснить все. И что это за дурные мысли о том, что он вместе с Кристиной?!

Виктор уже было открыл рот, чтобы принести ответные извинения и объяснить, что у него ничего нет с Кристиной, как Лена начала говорить:
- Я просто хочу, чтобы вы теперь были счастливы Виктор Михалыч вместе с ней, а я просто всегда буду вас…, - она снова попыталась что-то сказать, но всхлипнула и рванула в сторону, быстро уносясь от Виктора.
Мужчина даже не попытался ее догнать – настолько шоковое состояние у него было – мало того, что Лена все неправильно поняла, так еще и ничего не смогла ему объяснить, а он даже не удосужился сказать, что ей все показалось, что Кристина и он – они вовсе не вместе.
Виктор сел на лавку и задумался. Он видел ее сомнения, ее неготовность поставить все точки над «и». Этот разговор ровным счетом не прояснил ничего – скорее ввел в полуобморочное состояние, от которого путались даже самые четкие мысли. Она не собиралась положительно отвечать на его чувства, но она и не ответила ему отрицательно, снова его испугалась и в который раз убежала, оставив за собой кровавый след в его сердце.
Виктор вздохнул и поднялся с лавки – ему было не по себе от того, что в нужный момент его разум снова отключился, и он не смог противостоять свои чувствам, не смог трезво оценить ситуацию и попытаться что-то объяснить ей. Хотя какой от этого толк – теперь необходимо было просто отвлечься от этого, уйти в повседневность. Просто хотелось верить, что время наконец расставит все по своим местам, и она все-таки будет готова, хотя бы для того, чтобы сказать «Нет». Ему вдруг на ум пришли слова Кристины – «…не забывай, что она еще просто маленькая девочка. И попробуй встать на ее место…» - они еще больше убедили мужчину в том, что он должен дать Лене время, а сам попробует просто отойти от этого.


По-прежнему с радостью и волнением жду ваших комментариев http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-60-00000153-000-80-0-1237118486


Спасибо: 21 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 489
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Новокузнецк
Репутация: 20
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.03.09 19:05. Заголовок: Ну вот и конец, СПАС..


Ну вот и конец, СПАСИБО болшое всем, кто читал!)))
Часть 3

Лена зашла в свою квартиру и скинула с плеч холодную куртку, затем сняла ботинки и, подрагивая от озноба, пошла в свою комнату. Навстречу ей вышел дед, уже раскрывший рот для того, чтобы потребовать от Лены объяснений, но девушка подняла на него свои красные глаза и отрицательно помотала головой. Дедушке ничего не осталось, как зайти в свой кабинет несолоно хлебавши – он чувствовал, что если Лена молчит – то дело действительно плохо и надо дать ей время для того, чтобы прийти в себя.
Девушка медленно, словно робот прошла в свою комнату и села на диван, безжизненно, вяло. Она почти не шевелилась, просто тряслась от холода, сглатывала через каждую минуту, заглушая першение в горле и смотрела в одну точку.
В висках стучало, казалось, что тысячи противоречий разорвут голову в сию минуту. Обугленное сердце медленно покрывалось ледяной коркой страха, боли и отчаяния. Она ничего не решила своими извинениями – просто отобрала у себя надежду даже на малейший проблеск счастья в налаживании отношений с Виктором, пожелала ему счастья, отпустила его ему же во благо, как он когда-то, поставила точку для себя самой. Зачем?? Почему все так?? На эти вопросы Лена не могла ответить ни тогда, ни сейчас…
Девушка вздохнула и легла на диван, лицом к стене, согнувшись и подтянув ноги поближе к подбородку – вернувшиеся слезы душили в своих объятиях. Она плакала, плакала и кусала свои губы, а потом неожиданно для себя заснула.

Прошла неделя. Жизнь текла своим чередом, менялись дни, числа – все текло, как и положено вместе с ходом времени. Вот только для Лены это время остановилось – она существовала, словно во сне. Не могла прийти в себя, дышала, ходила в школу, домой – просто потому что так надо было. Лена отстранилась от всех и от вся – выбрала, как она сама решила, жалкое подобие жизни – влачиться тенью. Тенью Кристины, тенью прошлого, тенью чувств Виктора - она просто придавливала себя грузом собственных ошибок, собственного стыда, собственного раскаяния и понимала, что этого мало – ведь уже ничего нельзя было исправить. Каждую секунду вспоминала глаза Виктора, голос – образ его преследовал Лену везде. А за ним, в мыслях Лены, всегда неотступно следовал образ Кристины – причем теперь казалось, что это не она похожа на Лену, а наоборот Лена так похожа на нее, что с каждым днем растворяется в ней все больше и больше и постепенно пропадает.
Девушка больше не плакала, просто медленно сохла, слушала всех в пол уха и старалась делать вид, что еще присутствует в реальном мире – получалось плохо, полубредовое состояние, осложнявшееся Лениной болезнью не давало делать вид, что все хорошо. Она все-таки заболела тогда, когда без шапки, расстегнутая сидела у подъезда Виктора Михалыча, заболела настолько сильно, что голос почти пропал, а носом, если не закапать противно-жгучее лекарство, вздохнуть было просто невозможно. Она постоянно чихала, глаза слезились, а столбик термометра не опускался ниже 37,7 градусов – самая вредная температура, свидетельствовавшая о вялотекущей болезни. Ленин организм просто отказывался с ней бороться.
Несмотря на это, девушка продолжала ходить в школу, даже участвовала в общественной жизни – выступила с девчонками на концерте, посвященном юбилею их 345 школы. Выступили удачно, что полагалось отметить, сочетая успех выступления с днем рождения школы – Женька всех пригласила в кафе к своей маме. Лена готова была отказаться от праздника, но девчонки буквально силком затащили ее в кафе, задавая по пути много вопросов, ни на один из которых Лена так и не ответила. Она просто пришла в кафе, посидела со всеми для приличия, а потом ушла куда-то в глубь заведения, подальше от шумной компании, состоящей из Ранеток, Стаса, Платона, Белуты и Гуцула.
Лена сидела на диване, вдали от посторонних глаз – наблюдала за весельем остальных – Лера и Стас сплелись в объятиях и медленно кружили в танце под музыку собственных сердце, Коля и Белута как всегда придумали какую-то шутку и веселили Аню с Женей, Наташка мило общалась с Гуцулом – внимательно слушала и что-то быстро писала на своей доске, оба смеялись и казались абсолютно счастливыми. Лена прищурила глаза, глядя на Игоря – с тех пор, как он позволил себе лишнего в Новый Год она так и не заговорила с ним – конечно Игорь извинился за свое поведение, только вернуть ничего нельзя было – Лена до сих пор помнила нетерпеливые руки, сдирающие с нее майку, а потом звонкую оплеуху, которую она ему отвесила. С тех пор они не общаются – Лена поняла, что ошиблась в этом человеке. Вместе с самой собой винила и Игоря в части своих проблем – его настойчивый и нагловатый характер тогда сыграли немаловажную роль, она просто поддалась его давлению и поменяла свои принципы, отмела все важное и поставила на первое место иллюзии - иллюзии, ставшие основой для ее ошибок.
Лена снова посмотрела на Игоря с Наташей и мысленно пожелала им поменьше подобных приключений – может быть хотя бы у Наташи с ним все будет по-другому?...
Девушка вздохнула и навалилась на боковую спинку дивана – присоединяться к общему веселью не хотелось. Голова кружилась от температуры, и Лену словно уносило куда-то – ей вдруг показалось, что сейчас она смотрит на все это со стороны. Она видела себя с обреченным бледным лицом, с нездоровым блеском в глазах и лихорадочным румянцем, видела веселье в кафе со стороны и внезапно, буквально на какую-то долю секунды, она увидела чей-то образ – до боли знакомый профиль человека, который лохматит свое черные волосы. Вспышка была настолько сильной, что Лена как будто бы снова вернулась в свое тело и теперь прямо смотрела на все происходящее – мысли бурно шевелились в голове, в которой стало очень горячо.
Лена вдруг поняла, что уже долгое время из-за собственного глупого страха, совершенно нормального для каждого человека, возводит вокруг себя каменные заборы, которые сковывают не только руки и ноги, но и чувства. Девушка осознала свою ошибку – вместо того, что принять свой страх как простое волнение и не поддаться ему, она отдалась в объятия этого страха и стала оступаться. Сначала испугалась своей любви, не поверила своим чувствам и стала бежать от них, потом испугалась любимого человека, отпустила его и ударилась с головой в какую-то мишуру, которая по сути ей и не была нужна. Гораздо важнее было понять тогда, что любовь – чистая и искренняя все-таки добралась до нее, что это не глупость, что это самое прекрасное из всего в жизни. Нельзя было заранее придумывать себе преград, зная, что чувства не просто сильны, а еще и ответны, нельзя было вуалировать все блестящим глянцем и делать вид, что это ТО самое, в первую очередь обманывая саму себя.
Девушка вскочила, добежала до столика и схватила свою куртку, попрощалась со всеми и выбежала из кафе. Ноги ее, как и неделю назад вели в дому Степнова – несмотря ни на что и ни на кого она решила сказать Виктору, что любит его. Призналась вначале самой себе, а теперь скажет и ему – и пускай ей уже ничего не удастся изменить – он просто должен знать. Она скажет ему то, что не отважилась сказать в школе, потом на площадке – пускай тогда было не совсем ему, но глазами она искала именно Виктора, она скажет ему то, что не смогла сказать тогда у подъезда. Просто скажет, не требуя ничего взамен, как он когда-то…
Дом Виктора Михалыча вырос перед глазами очень неожиданно – Лена, несмотря на свою полную боевую готовность, даже опешила от того, что так быстро добежала. Она взглядом нашла окна Виктора и взмолилась про себя, чтобы он был дома. На прошло и нескольких мгновений, как запыхавшаяся Лена уже стояла около двери Виктора и трезвонила в звонок. Дверь распахнулась так резко, что Лена вздрогнула.
- Ты?? – возглас удивления вырвался сам по себе. Виктора поправил свою рубашку и отошел в коридор, приглашая Лену войти.
- Виктор Михалыч, я пришла с вами поговорить, - прохрипела Лена и закашлялась, а потом вздохнула, захлюпав носом. Сняла ботинки и прошла немного дальше по просторному коридору
- Господи, Лена, что же ты с собой творишь?? Ты же больная вон вся! Ну-ка быстро на кухню, сейчас буду тебя реабилитировать.
- Подождите, Виктор Михалыч, выслушайте меня, пока мой голос окончательно не сел! – Лена схватила мужчину за руки и с трудом начала говорить – каждое слово давалось с огромной душевной и физической болью из-за охрипшего вконец горла, но девушка продолжила говорить.
- Я бы хотела все-таки извиниться. В прошлый раз наш разговор получился очень скомканным, я не смогла сказать всего тогда – вела себя глупо, и моя надуманная неготовность сделала только хуже. Я сознательно обходила реальность и не видела ничего кроме придуманных препятствий. Но сейчас, я поняла… я просто люблю вас… тебя… Я тебя люблю, слышишь?? И я больше не боюсь этих своих слов…И знаешь, я прекрасно понимаю, что разрушить старое было просто, а построить новое уже никак – ты теперь с ней! Но я просто хочу, чтобы ты знал…Мне не быть такой как она, знаю и полностью понимаю тебя, но я просто больше не буду ее тенью, - Лена затряслась все-таки от рыданий и выдохнула – каждое слово будто вынимало из нее шипы, которые приносили до этого боль. Она опустила глаза и с трудом удерживала слезу, готовую сорваться с ее ресниц в любой момент. Лена сказала все - все как чувствовала, даже перешла границы и обратилась к нему на «ты», теперь можно было уходить, оставляя ему право на счастье, как он когда-то. Она уже развернулась к двери, как почувствовала теплые ладони на своем лице и своей руке.
- Куда ты?? Дурочка моя, - Степнов притянул ее к себе, крепко и так близко, что девушка даже задохнулась на мгновение – сердце при нем всегда колотилось так бешено, что трудно было дышать. Виктор обнял Лену за талию одной рукой, а второй убрал волосы с ее лица и костяшкой пальца, аккуратно вытер слезу, которая все-таки побежала по ее щеке, - дурочка ты моя, ну как же ты не поймешь – ты для меня одна, была, есть и будешь! Ленка, ну какая тень?? Ты у меня единственная и ни на кого не похожая, ты у меня есть теперь – и знаешь, я сейчас безумно счастлив!
- Но… , - Лена замялась и немного отпрянула от мужчины, но крепкие теплые руки обхватили еще сильнее, - а Кристина?? – наконец нашлась Лена.
- Она всего лишь друг. Если хочешь знать – она невеста замечательного парня Максима, они любят друг друга, а мы с ней друзья. А ты у меня одна, запомни это, - Степнов почти шептал, прижимаясь своей щекой к щеке девушки, которая наконец-то вытянула свои руки и обняла мужчину, - я просто тебя люблю. Тебя одну!
- Прости меня, я…, - начала говорить Лена, но Виктор не дав ей договорить, накрыл ее губы тонкой пеленой поцелуя. Сначала несколько пугливо и робко, потом все теснее и теснее прижимаясь, так нежно.
Просто целовал и понимал, что уже никуда ее от себя не отпустит - никуда, что просто всегда будет рядом.
А она отвечала ему и просто понимала, что больше не будет глупить, что больше не позволит ему уйти – не отпустит его и сама не уйдет.
- Я люблю тебя, - Лена наконец оторвалась от мужчины и прошептала эти слова, счастливо щуря глаза. Уже без страха, теперь будет говорить ему эти слова всегда, ничего не опасаясь…
- И я люблю тебя! - ответил ей счастливый Виктор, крепко прижимаясь ее трепещущему телу и целуя ее в приоткрытые губы.
А потом они еще долго сидели на кухне Виктора – мужчина лечил девушку от простуды малиновым вареньем, горячим чаем, сладкими поцелуями и своей любовью…


Если будут слова,добро пожаловать сюда http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-60-00000153-000-80-0-1237118486


Спасибо: 27 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 493
Зарегистрирован: 16.01.09
Откуда: Россия, Новокузнецк
Репутация: 20
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.03.09 15:33. Заголовок: Автор: Mistic Назван..


Автор: Mistic
Название: "По волнам моей памяти"
Рейтинг: PG
Жанр: Romance, POV, виньетка
Статус: окончен
Примечание: все события этого фанфика являются вымышленными и принадлежат фантазии автора.
Моя проба пера в жанре POV


5:30 утра. А мне не спится. Обычно под утро всегда спится лучше. А я не сплю. Проснулся, лежу и смотрю на серый от утренних сумерек потолок. Рядом сладко сопит моя жена, крутилась полночи и наконец-то крепко уснула. А я вот не сплю… На работу вставать только через полтора часа, еще можно было бы заснуть, но добрый дядюшка Морфей, похоже, просто помахал мне ручкой и уступил место бодрости.
Странно, но меня разбудил сон, вернее, обрывки сновидения. О чем они, я не помню, вижу лишь размытые их очертания. Но вот что более странно, так это последствия моего сна. Меня жутко потянуло на ностальгические воспоминания – воспоминания, связанные с моей историей любви, и теперь я понимаю, связанные еще и с этим сновидением.


«…Такое ощущение, что эта моя история была очень давно, а на самом деле началась она всего-то пять лет назад. Вы знаете, что такое влюбиться запретно?? Не так, как об этом с пафосом напевают попсовые певцы, а по-настоящему – когда твоей любви не дают свободно дышать рамки статусов, приземленной морали и различных ограничений??? Знаете?? Я знаю.
Я, тогда работавший учителем физкультуры в своей любимой 345-й школе, вдруг осознал, что люблю свою ученицу – на тот момент десятиклассницу Лену Кулемину. Было странно, словно в мою жизнь, как в приготовленное изысканное блюдо вместо специального соуса неаккуратно добавили обычной соли. И вот ты теперь сидишь и не знаешь - блюдо вроде и вкусное, но все равно что-то не то. Вот таким тогда было мое состояние. По началу я даже не понимал всех размеров свалившейся на меня проблемы – моего счастья и проклятья одновременно. Лена была моей лучшей спортсменкой, и я, как тренер, часто проводил время с ней вместе – пожалуй, это было самое прекрасное время. Я провожал ее домой, ходил на чай к ней и ее деду, играл с ней вдвоем в баскетбол, много смеялся и смешил ее. И, вы знаете, нам никогда не было скучно!?! Всегда понимали друг друга. Я просто любил и не делал никаких попыток к сближению, понимая всю абсурдность подобных возможных действий.

Кончился учебный год - Лена закончила десятый класс. На лето мы с ней разъезжались в разные уголки света, она отправлялась с вернувшимися из командировки родителями в солнечный Египет. Я же, смешно сказать, на Камчатку, к своему лучшему другу в гости. Лена уезжала на три недели, я – на два месяца. Надеялся, что за это время смогу хотя бы не думать о ней, но, естественно, ничего не вышло. Разлука не помешала нам перезваниваться, болтать часами на самые разные темы, а потом оплачивать километровые счета за телефон. Было весело… что сказать!?!!

После каникул мы с ней встретились в школе. Она - уже одиннадцатиклассницей, а я, по-прежнему, ее учителем физической культуры. Продолжали общаться как и раньше, только тогда и взгляды другие стали – намного глубже, и в каждую нашу встречу вкладывался новый смысл. Я видел некоторую отдачу с ее стороны и просто радовался любой минуте, проведенной рядом с Леной. А потом она стала очень странной: постоянно убегала с уроков, попросила меня научить ее боевым приемам, ходила вся усталая. Я, конечно, заподозрил неладное, но все-таки дал ей пару уроков. Дал, на свою голову! А потом пришлось спасать ее с ринга, на котором она дралась за деньги. Конечно, «спасать» - это громко сказано. Я просто унес ее всю избитую, всю в крови из того проклятого клуба, а потом «отработал» за нее все бои. Утром был физруком, днем – бойцом на ринге, а вечером - Лениной сиделкой. Ухаживал за ней и понимал, что я уже никуда без нее – не вдохну, не выдохну. Тогда мы с ней очень сблизились – до сих пор помню ее первое прикосновение к моей небритой щеке, помню, как она была, буквально, в пяти сантиметрах от моего лица, помню как кормила своим вкусным супчиком с помидорками. Помню все в мельчайших подробностях, помню, как замирало в эти секунды сердце и как отказывались нормально работать все системы жизнедеятельности. Тогда даже пришлось обратиться к психиатру, тьфу, то есть к психологу – хотя я тогда находился в такой ручке, что мог бы дойти и до психиатра. Наша Яночка Малахова попыталась прочистить мне мозги, предложила отвлечься. Я согласился и только начал было отвлекаться на милую журналисточку, как Яна остановила меня, сказала, мол, Лена влюблена ответно в меня. Ох, и радости у меня в тот день было, я прыгал по учительской в своем ужасно неудобном и непривычном строгом костюме и махал развязанным галстуком. Слава Богу, что в тот день был еще один повод для радости, иначе моим коллегам пришлось бы вызвать психиатрическую перевозку – тогда мы еще радовались за наших Ранеточек, которые взорвали крупнейшую концертную площадку Москвы – Лужники. Среди них была моя Ленка. Слово «моя» стало в тот день для меня многозначным – по крайней мере, я верил, что она моя…Вот и радовался тогда, как говорится, «под шумок».

На следующий день я помчался к ее подъезду с признаниями, и черт меня только дернул сделать это! С тех пор все, что до этого строилось полтора года полетело в тартарары. Я признался, Ленка испугалась моего скомканного: «Нравишься ты мне!» и убежала, а потом еще несколько дней продолжала бегать от меня. Тогда мне пришлось, по совету ее деда, буквально «отловить» Ленку в одном из длинных школьных коридоров и предложить все забыть – то дурацкое, не пойми какое, признание и вернуть наши дружеско-тренерско-прятельско-баскетбольные отношения. Получилось плохо, потому что уже через несколько недель я заметил, что Ленка, возвращенная мною в спорт, начала обращать внимание на своего партнера по игре, перешедшего из другой школы Игоря Гуцулова. И что самое такое, он ведь тоже обращал на нее внимание, причем более пристальное, чем Ленка. Ну, и нанервничался я тогда – на 20 лет вперед, точно. И ничего не мог поделать, отношения с Леной так и не наладились, и мне приходилось лишь, молча, наблюдать за их сближением. А потом, тот же черт, который дернул меня на признание, попутал меня так, что я врезал тому пацану – сам себя в тот момент почувствовал оскорбленным пацаном, наплел ему что-то про спортивную дисциплину, а у самого просто ревность взыграла. Это я сейчас об этом спокойной вспоминаю, а тогда!.. Тогда мне было не до смеха и не до спокойствия – мои размахивания кулаками подняли жуткий резонанс в школе, которую я вскоре по этой причине и покинул. Попрощался тогда с Кулеминой – попрощался глупо, винил себя, винил господина Случая, а сделать ничего не мог. Лена вообще сказала тогда, что боится меня. Вот мне и осталось только глупо уйти.

И что бы, вы думали, было дальше?? Я заделался актером. Конечно, не сразу. Сначала пришлось посидеть на должности скриптсупервайзера – до сих пор ненавижу это слово – следил за текстом актеров, которые снимались в фильме. По нашему с фантастом Петром Никанорычем Кулеминым сценарию и книге. Получалось плохо – актеры то недоигрывали, то переигрывали. И я, как борец за справедливость, эстетичность и натуральность высказал им все, прямо на площадке, да еще и в присутствии генерального продюсера – так случайно вышло, но он назначил меня на главную роль. Ну и конечно, в партнерши мне нужна была не кто иная, как Лена, писали-то мы книжную героиню именно с образа Кулеминой.
Пригласил я ее тогда на кастинг. Это было словно глотком воздуха в душной комнате – то, что я взглянул ей глаза, то, что я перекинулся с ней парой фраз – как будто бы снова обретал жизнь, которую из меня, словно высосали, как сок из стакана трубочкой. Кастинг тогда Лена не прошла, взяли на эту роль другую девчонку. Похожую конечно на нее… но все равно это было не то. Да мне тогда это было и не особо важно – когда Кулемина покинула площадку, снова обрушился весь мой мир, она ушла тогда и только помахала рукой. Я долго смотрел ей вслед, к сожалению только через оконное стекло и видел, как ее встретил у входа Гуцул, обнял и поцеловал. Вот в тот момент мне показалось, что из меня вообще вынули сердце, повтыкали в него иголки и засунули обратно – так было больно. Я до последнего момента надеялся, что она не будет с ним встречаться, а она. Эх, ну что теперь об этом думать – так было предречено судьбой…»

Я пошевелился и оторвался от своих воспоминаний. Немного изменил положение тела, сгибая онемевшие ноги. Моя жена тоже повернулась и во сне придвинулась ко мне, положив свою теплую ладошку мне на грудь. Я улыбнулся и снова пустился в путь по волнам своей памяти.

«… В тот день, когда Ленка убежала со съемок, я впервые напился. «Напился!», можно было бы подобрать слово и погрубее, да только не хочется загрязнять наш Великий и могучий… Вобщем в тот день, доза алкоголя в моей крови превысила всякие положенные нормы. Не помню, как добирался до дома, полная отключка мозгов и всего остального. Проснулся на следующий день с тяжелой не своей головой, да и вообще – можно сказать, стал другим человеком. Забывать ЕЕ было трудно, и так и не вышло… Я все равно, редко, но метко пересекался с ней. Чтожь, мне ничего не оставалось сделать, как все-таки попробовать наладить с ней дружбу. Почти получилось, мы начали общаться совсем, как раньше, ну практически. Только тогда в воздухе начали часто виснуть неловкие молчаливые паузы, которые заглаживались лишь встречей наших глаз. О чем они тогда говорили, эти наши глаза, - до сих пор не понимаю. Но, казалось, что они живут своей жизнью. Лена по-прежнему встречалась с Гуцулом, я нашел себе девушку – даже далеко не ходил, ею стала моя партнерша по фильму, замечательная девушка – Кристина.

Все выглядело вполне благополучно: я занят, Лена занята, мы хоть и прохладно, но общаемся, все было хорошо. Только потом наши дороги разошлись, я и моя партнерша поехали, так сказать, на гастроли – наш фильм презентовали не только в России, но и в странах Европы. А там очень хотели пообщаться с актерами – вот и пришлось поехать.

Я уехал на 4 месяца и вернулся только к Лениному выпускному. На него, меня, кстати, пригласил Николай Палыч, мировой мужик и замечательный директор 345-ой. Ему я отказать не мог и пошел туда. К тому моменту мои обиженные чувства уснули и не тревожили меня, я думал, что на выпускном буду спокоен, как удав перед завтраком. Но как всегда, сложилось не по-моему…

Девушки, вчерашние ученицы, блистали нарядами, пацаны - строгими костюмами – мой взгляд лишь скользнул по этому великолепию в день выпускного. Я все равно, так или иначе, глазами искал Ленку. И нашел-таки. ТАКОЙ я до этого ее еще не видел – ну, во-первых, она была в платье, строгий без вычурности фасон, который идеально лег на ее стройное тело, красный цвет и отсутствие блестяшек, стразов – идеальное сочетание для такого вечера. Во-вторых, она подняла свои волосы наверх. Нет, челка, конечно же осталось, но она стала более воздушной и легла не прямо, а набок. Ну и конечно, ее фирменная «кулеминская», как я ее про себя называл, улыбка… Горящие глаза, игривый румянец – тогда я просто потерял дар речи. Я почти свернул шею, когда она проходила мимо меня под руку с Гуцулом, под торжественную музыку. Похоже, что она потеряла речь в тот момент по аналогии со мной – Лена так удивленно смотрела в мою сторону, что споткнулась. Благо, что у Игоря была отменная реакция, он удержал ее, покрасневшую в тон к своему платью. Тогда я еще подумал, что это из-за огромных шпилек, а не из-за меня. Но был не прав… Она весь вечер смотрела мне в глаза, не танцевала и отправляла в себя неприлично большое количество шампанского. А я смотрел на нее и мял бумажные салфетки со стола. Такая пытка продолжалась очень долго, я сломался первый, встал и вышел. Понял, что сил терпеть это уже нет, мои чувства не просто проснулись, они вскочили на дыбы, как будто бы в моей душе проиграл на всю мощь пионерский горн.

Помню, как тогда уходил со школьного двора, развязывая на ходу серую «удавку» - дорогущий галстук, который не давал тогда дышать. Конечно, галстук не был виноват, но надо же было что-то обвинить. Я шел медленно и жалел, что не курю – подымить сигареткой в тот миг захотелось просто до зубовного скрежета. В какой-то момент, мне показалось, что кто-то кричит мое имя. Я встряхнул головой, находясь в полной уверенности, что это глюк. Но зов повторился, а через несколько секунд я услышал за своей спиной быстрый цокот – обернулся и увидел несущуюся за мной Лену – растрепанную и еще более красную, чем ее платье.

- Да стой же ты, наконец!!! – она остановилась передо мной тяжело дыша, - не уходи! Прости меня. Я думала, что смогу тебя забыть, думала, что смогу полюбить ЕГО, - она говорила про Гуцула, - ДУ-МА-ЛА! Но все это время любила только тебя, обманывала себя и других, любила тебя, Степнов! ЛЮБЛЮ ТЕБЯ И СЕЙЧАС, - кричала Лена на всю улицу. Я стоял не шевелясь, мои мысли плыли куда-то, я вообще ничего не понимал. Такое состояние было у меня в первый раз – наверно оно было сродни состоянию невесомости, в котором плавают космонавты на орбите. По инерции ноги мои задвигались, а тело понесло вперед – я уходил, боясь снова обжечься, уходил, уверенный в том, что больше не вернусь к этому.»

Наверно, я тогда все-таки правильно поступил. Теперь я женат и очень счастлив. А еще мы с женой…
Мои мысли прервал верещащий будильник - допотопный бабушкин экземпляр, огромный, зеленый, с двумя металлическими шишечками наверху, между которым как раз и тарахтит по утрам металлический «язычок» - почему-то вставать под такой будильник было проще. Ничего себе… я и не заметил, как за воспоминаниями прошло полтора часа, уже даже в комнате посветлело. Я повернулся и посмотрел на свою жену, которая открыла свои чудесные серо-зеленые глаза.
- Доброе утро, Витя, - она притянула меня к себе и поцеловала. Как же я все-таки люблю ее губы, ее саму люблю…
- Доброе утро, Ленка, - я поцеловал в ответ. Люблю ее, люблю уже давно, кажется, что всю жизнь… Мою Ленку, мою жену. Я кажется не сказал?? Да, это именно она, моя Ленка. Елена Никитична Кулемина в девичестве, и Степнова сейчас. Тогда я действительно поступил правильно, что уходил от нее. Позволю себе еще раз окунуться в воспоминания того дня…


«…Я уходил очень быстро, мои длинные ноги позволяли это сделать. Уходил, еще толком и не осознавая, что делаю. Уходил, не оглядываясь. В шоковом состоянии. А потом снова услышал сзади себя тяжелое дыхание, Ленка вновь меня догнала, перегнала и остановилась передо мной. Она стояла уже босиком, в одних колготках, держа у руках свои босоножки на шпильках – один каблук был безнадежно сломан. Я непонимающе переводил взгляд с ног на ее лицо, и мне отчего-то в ту минуту стало смешно. Она отдышалась и сказала мне:
- На шпильках или без, я бы тебя все равно догнала - учитель по бегу был хороший. Я не уйду теперь, как тогда, так и не выслушав тебя, не уйду, пока ты меня сам не отправишь! Витя, я тебя люблю, ну услышь меня и хотя бы прости за все, - несмотря на боевой тон, голос ее дрожал, а красиво накрашенные глаза начали влажнеть.
А мой мозг тем временем взрывался, но мысли, несмотря на это, укладывались в ровную стопочку. Я понял, что бежать-то больше никуда и не надо, что уходить не стоит – мое счастье итак бежало за мной, подворачивая ноги и ломая каблуки, а я тут поддался какому-то шоку и пошел вперед. Глупый. Вот же она! Моя Ленка стояла передо мной и теперь улыбалась в ответ, потому что мои губы давно уже разъехались в широчайшей улыбке, наверное даже круче, чем у того самого Чеширского кота. Помню, что тогда шагнул ей навстречу и поднял ее на руки – мою любимую и драгоценную пушинку.
- Как же хорошо, что я тебя научил быстро бегать, - прошептал я ей тогда на ухо и почувствовал, как ее руки обвили мою шею. Я приблизился к ней – нос к носу и поцеловал ее. Мою крышу в ту минуту снесло окончательно - такого я еще не испытывал.
- Я тебя люблю, - снова прошептал я Лене и опять прильнул к ее губам…»

Помню, что тогда счастье просто распирало изнутри, пузырьки его бежали от кончиков пальцев ног по всему телу и ударяли в голову, как шампанское, только намного лучше и приятнее. С тех пор я говорю Лене, что люблю ее по сто раз на дню и получаю взамен столько же ответных «люблю!». Мы женаты уже три года, поженились сразу, когда Лене исполнилось восемнадцать. Я думал, что большего счастья уже и быть не может, но как же часто свойственно людям ошибаться – вчера Лена, моя любимая Ленка, забралась ко мне на колени и прошептала, что ждет малыша – нашего с ней малыша…
- Я люблю тебя, - Лена вновь притянула меня к себе и поцеловала, поглаживая пальчиками по моей щеке и смотря мне в глаза.
- И я тебя люблю, очень… вас люблю, - уже прошептал я и спустился от Лениных губ к маленькому пока еще животику, целуя и его.


Буду очень рада вашим комментам сюда http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-60-00000153-000-80-0-1237118486



Спасибо: 27 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 308
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия