Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 1846
Зарегистрирован: 09.02.09
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms31: Победитель конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.05.11 18:06. Заголовок: Автор: rozmarin. МИНИ 2




Первая часть мини-фиков ЗДЕСЬ<\/u><\/a>




Спасибо: 21 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 9 [только новые]







Сообщение: 1847
Зарегистрирован: 09.02.09
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms31: Победитель конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.05.11 18:19. Заголовок: Автор: rozmarin Назв..


Автор: rozmarin
Название: «Еще раз про любовь»
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance, Fluff
Пейринг: КВМ
Статус: окончен


Не планировала добавлять конкурсный мини в коллекцию своих фанфиков на Подфоруме, но Ксюша Буяна ( ) заставила меня изменить решение )) Такую красоту грех было оставлять в темке комментариев)
<\/u><\/a>

Ксюша, ты всегда безупречна. У тебя потрясающие работы, потрясающий вкус и умение передавать суть написанного. Я тебя бесконечно ценю и восхищаюсь твоим талантом

Примечание: эта история изначально не планировалась как конкурсная работа. Это то, что пишется "для себя", не ради рейтинга и восторгов в темке комментариев. И хотя в рассказе нет откровенностей, для меня он очень личный, очень близкий. Возможно потому, что писался в трудный для меня период.



- Витя, присаживайся, - внимательные глаза директора школы номер триста сорок пять лукаво блеснули за стеклами очков. - У меня к тебе серьезный разговор.
- Ну, если честно, у меня тоже, - сразу оживился Степнов. - Может, есть возможность хотя бы козлов обновить? Ну и пару мячей футбольных. Старыми уже играть опасно. Это же не мячи, а драные калоши, - присел на любимого конька физрук.
- Степнов, не беги впереди паровоза. Именно это я и хотел обсудить. Давай договоримся сразу, хочешь обновить инвентарь и сделать капитальный ремонт спортзала – выиграй в конкурсе «Учитель года». Тогда будут тебе и козлы, и тренажеры, и новая форма для команды в придачу.
Лицо у Степнова вытянулось.
- Но ведь Рассказов…
- Рассказов отказался. Ему сейчас вообще не до конкурсов – уезжает на раскопки в Крым. Вот так всегда: один – археолог, другому – это я сейчас про Милославского – лавры Мольера покоя не дают. У него, видите ли, постановка, «Три сестры», а за честь школы отдуваться мне одному. Еще замену Игорю искать на ближайшие несколько недель. Так что, Вить, на тебя одна надежда.
- А может…
Савченко нахмурился и нетерпеливо гаркнул:
- Нет, не может! Ты прекрасный учитель, тебя любят дети. Ты выиграешь. Не сомневайся.
Я понимаю, тебе нужно подумать. Но учти! После шестого урока я должен знать ответ.

А, собственно, что тут было обдумывать? Он уже третий год талдычит Савченко про осыпающийся в спортзале потолок, рваную волейбольную сетку и прочее, а воз и ныне там. Если гора не идет к Магомету, то… Придется поплясать перед комиссией.
- Я согласен, - обреченно выдохнул Степнов в обрадованное лицо директора и тут же получил целую кипу бумаг для конкурса, которые ему необходимо было заполнить. Прикинув на глаз масштабы бедствия, Виктор немного приуныл и пожалел о принятом решении, но тут же одернул сам себя: отступают только слабаки, а он бесхребетным никогда не был.

***
Кандидат на пост лучшего учителя года как раз заканчивал подготовку своего доклада в рамках методического семинара, когда в учительской нарисовался Рассказов.
- Вить, а ты чего вчера на концерт не пришел девчонок поддержать?
- Да я…- он тут же осекся, потому что никакого объяснения-оправдания у него не было. С этим дурацким конкурсом он забыл обо всем на свете. Какой уж тут концерт?
- Ну, в общем, неважно это, - как-то расстроено махнул рукой историк, - там такая история приключилась…
Степнов невольно замер. Начало беседы не сулило ничего хорошего.
- Звуковик Ранеток, ну, помнишь, такой дрыщ неадекватный. Толик который. В общем, испортил он девчонкам выступление…- Поймав Витин взгляд в упор, Ильич нервно поправил очки. – Знаешь, я сам не понял, почему парень такое вытворил, но доверять ему больше нельзя. И хуже всего то, что у Ранеток важный концерт в субботу. Можно даже сказать, что решается будущее группы. Без звукаря на такое мероприятие…
- Ну дела-а-а, - выдохнул физрук, - я найду этого урода, и он на коленях ползать будет, прощение просить.
- Не надо этого, - досадливо поморщился Игорь. – Какой прок от мордобоя? У меня есть предложение получше.
- Валяй, - ожил Степнов, но судя по сжатым в кулаки ладоням, он еще не окончательно простился с идеей начистить Толику то, что у приличных людей зовется лицом.
- Вить, ну ты же в институте все капустники и КВНы за пультом звукорежиссерским просидел. Знаешь, как с этими штуковинами обращаться. Часок посидишь, вспомнишь, разберешься и вперед.
- Какой пульт? Какие капустники? Это было десять лет назад, с тех пор, знаешь ли, прогресс на месте не стоял. Аппаратура тогда и сейчас – это две большие разницы, - горячо отпирался физрук.
- Не выдумывай. Или ты трудностей испугался? – Ильич «ударил» друга по чувствительной точке. Виктор на провокацию не среагировал. Буркнул:
- Даже не проси, - и снова уткнулся носом в бумажки.
Нет, никто не спорит, конкурс – дело серьезное, ответственное, да еще и Савченко на нужные кнопки в душе Степнова нажал. Шутка ли – капитальный ремонт спортзала и полное обновление инвентаря. На Витином месте Рассказов бы и сам землю рыл, но как быть с Ранетками? Концерт в субботу… его не перенесешь. Игорь Ильич сделал два круга по учительской, убедился, что третий пользы делу не принесет и отправился в столовую искать девчонок. Он вовсе не собирался жаловаться им на упрямого Виктора Михайловича, не желающего входить в их положение. С его стороны достаточно было просто невзначай обронить, что Степнов – звукарь со стажем, и Ранетки сами придумают, как его завербовать.

***
Тема открытого урока, обозначенная в конкурсной документации, поражала своим пафосом и обескураживающей оторванностью от учебного процесса. Степнов уже битый час пытался сообразить, как впихнуть всю эту мишуру в несчастные сорок пять минут занятия, но мысли прыгали в голове стаей кузнечиков, то и дело возвращая его к разговору с Рассказовым. Как ни уговаривал Виктор сам себя, забыть о Ранетках и о том, что им нужна его помощь, он не мог. И на душе совсем муторно стало, когда вспомнил, какой рассеянной была на уроке Лена. Из десяти бросков в кольцо мяч достиг цели только пять раз. Так плохо Кулемина не играла никогда. Видимо, здорово вся эта история с Толиком ее подкосила. И его заодно: ни одной четкой идеи за полдня, а ему в понедельник предстоит комиссию впечатлять. Хорошо еще, что к семинару готов от и до, а то хоть ложись и помирай. «Господи, дай мне терпения», - взывал Степнов к Высшим силам. Больше ждать помощи было не от кого…

***
За последний год костюм Виктор Михайлович одевал в общей сложности раза три. Один раз – на свадьбу Рассказова с его Иришкой, второй раз – поздравить выпускников и вот теперь – для выступления на семинаре перед коллегами из комиссии. Не самая удобная форма одежды: на турник в пиджаке не полезешь, сетку волейбольную цеплять – тоже, а в столовой приходится внимательно разглядывать сидение, чтобы не дай Бог не усесться на бульонную лужу или оброненный кем-то кусок котлеты. Но вот чистый стул найден и, наконец-то, можно позавтракать.
- Виктор Михайлович, простите, что отвлекаю, но не могли бы вы меня с урока сегодня отпустить? Мне очень надо, - огорошила физрука Кулемина. Вот это номер! Если память ему не изменяет, то последний раз она пропускала урок физкультуры в прошлом году, и то исключительно потому, что была зачем-то нужна Рассказову. Степнов глубоко вздохнул, грустно посмотрел в тарелку, где одиноко плавал кусок картошки, слегка присыпанный укропом, и только потом перевел взгляд на школьницу.
- Все проблемы нужно решать во внеурочное время, - сказал, как отрезал. Но Лена и не подумала уходить: уселась напротив и принялась гипнотизировать взглядом несговорчивого учителя.
- Нам Наташкин папа обещал звукорежиссера найти. И нашел. Но с ним нужно разговаривать. Потому что соглашаться заочно, не видя, кто мы и что мы, он не станет. Вот вы бы стали?
- Кулемина, никуда не денется ваш звукач. После уроков встретитесь, - взвился Степнов и так резко отодвинул от себя тарелку, что полпорции супа оказались на столе.
- После уроков будет поздно! Либо мы сейчас с ним договариваемся, либо вообще пролетаем, - в тон мужчине выпалила Ленка. – Мы не в той ситуации, чтобы условия ставить. У нас концерт в субботу и, кажется, в воскресенье. – Она вдруг скисла, опустила голову и совсем тихо добавила. – Вы бы могли нас выручить, но я понимаю, у вас свои проблемы. Про конкурс нам Игорь Ильич все рассказал.
Степнов настороженно уставился на собеседницу.
- А что вам еще Рассказов поведал?
- Ну…- Лена замялась, - если вы выиграете, форма у команды будет новая и мячи… Ну так отпУстите?
- А намалевалась зачем? – само собой вырвалось у Степнова, когда он заметил подведенные черным карандашом Ленкины глаза и накрашенные перламутровым блеском губы. Вопроса Кулемина явно не ожидала. Сразу стушевалась и спряталась за челкой.
- Чтоб старше выглядеть. Вдруг Дима не захочет со школьницами связываться, а так, на глаз, я вполне на студентку тяну.
Внезапный укол ревности. И вообще, что там еще за Дима выискался? Степнов до боли в пальцах сжал ложку.
- А какая ему разница? Он же работать с вами будет, а не…- фразу он не закончил. Сказать такое в лицо своей ученице – это верх смелости. Потом не объяснишь, что выражение про секс – фигуральное, и воспринимать его буквально не стоит.
- Виктор Михайлович...
- Ну что «Виктор Михайлович»?! Не отпускаю я тебя. – Есть ему больше не хотелось. Надпись «KISS ME» на Ленкиной футболке стала финальным штрихом к довольно тревожной картине. Только неделя прошла, как Гуцул успокоился и перестал за Кулеминой волочиться, а тут новая угроза…- Если так уж надо, кнопки на пульте и я могу понажимать. – В тот момент Степнов мысленно осыпал себя всеми известными ему ругательствами, но какой у него был выбор? Не мог он допустить появления в школе какого-то там Димы. Не мог и все!
Лена просияла стоваттной лампочкой и чуть не кинулась душить Виктора Михайловича в объятиях, но в последний момент передумала – побоялась ему рубашку помять.
- Вы серьезно? Значит, мы можем на вас рассчитывать? – словно все еще не веря в удачу, несколько раз повторила свой вопрос Кулемина.
- Можете, – только и смог произнести Степнов, смущенный бурной реакцией Лены. Через пять минут ему выступать с докладом на семинаре, очень важном для победы в конкурсе, а в душе все вверх тормашками. И провожая Ленку взглядом, он задавался одним-единственным вопросом: кому адресована надпись на ее футболке? Не ему, уж точно. И выскочивший из глубин подсознания ответ поражал своей простотой: увижу кого-нибудь с ней рядом – убью. И плевать, что это непедагогично.

***
Методический семинар прошел успешно. Савченко долго тряс Степнова за руку, то и дело повторяя:
- Молодец, Витя! Молодец! - и параллельно переглядывался-перемигивался с Людмилой Федоровной. Ну просто не руководство школы, а связисты-любители! Борзова уже провела разведывательные мероприятия и выяснила, что на данном этапе конкурса у Виктора самый высокий балл. Особенно для красивого учителя физкультуры расстаралась пожилая дама из министерства. Все двадцать минут, что Степнов вещал о пользе мотивации для учебного процесса и плотном взаимодействии между учителем и учеником, дама не сводила глаз с выступавшего. Она едва ли расслышала хоть слово из его доклада. Куда интереснее ей было бы «повзаимодействовать» с Виктором где-нибудь в менее официальной обстановке, но, к счастью для Степнова, его высокопоставленную поклонницу куда-то срочно вызвали. И кто знает, чем бы все это закончилось, окажись почтенная сеньора из министерства менее занятой…

После напряженного дня сил не осталось даже на тихий вечер в компании с телевизором, но Виктор обещал Лене свою помощь. И раз слово дал, значит, должен его сдержать, чего бы это ему ни стоило.
Когда глазам Степнова предстала звуковая установка, ему полегчало. Ильич был прав: человеку с его опытом хватит и двух часов, чтобы разобраться с мудреным девайсом. На том, с которым ему когда-то приходилось иметь дело, даже расположение кнопок было аналогичным, и только две секции разъемов и несколько регуляторов вызывали вопросы. И все-таки червячок сомнения подтачивал уверенность учителя. Слишком давно он не работал за режиссерским пультом – могли возникнуть проблемы… Наташа среагировала быстрее остальных и торопливо заверила Степнова, что ее папа всегда будет рад дать пару консультаций по настройке звука. Кажется, сработало. Виктор Михайлович дал отмашку для начала репетиции, и девочки с облегчением вздохнули. Появился реальный шанс на спасение субботнего концерта.
…Сработаться получилось почти сразу. А к концу репетиции вся группа Ранетки полным составом взирала на Степнова с немым обожанием. И, наверное, ему бы польстили восторги школьных звездочек, но, увлеченный экспериментами со звуком, он ничего не замечал. Пару раз, между делом с грустью отмечал, как хороша Ленка с гитарой наперевес, но потом снова погружался в работу.
Откатав на чистовую «Ангелов», юные рокерши принялись оживленно делиться впечатлениями. В какой-то момент Лерка подскочила к Кулеминой и громко, так что слышали все, продекламировала:
- Ленуська, ну какая ты молодец! Уговорила-таки нашего любимого Виктора Михайловича. И как тебе это удалось?
«Ленуська» зарделась до пят и, уткнувшись в гриф гитары, пробормотала, что никого не уговаривала. Новикова хихикнула и уже тише, чтобы сказанное не донеслось до Степнова, произнесла:
- Да ладно, чего скромничаешь. Так бы и сказала: любовью и лаской.
Кулемина успела лишь метнуть в подругу свирепый взгляд, потому что в следующее мгновение раздался звучный голос Степнова:
- Девочки, на сегодня хватит.
Разумеется, до идеала было еще очень далеко, и завтра им снова придется работать до глубокого вечера, чтобы достичь желаемого звучания, но, кажется, уже никто, даже сам Виктор, не допускали и мысли о провале.

***
Три дня напряженных репетиций лишали Степнова возможности основательно заняться подготовкой к следующему этапу конкурса. Зато они с Леной почти не расставались. Каждый вечер он шел ее провожать, магическим образом увеличивая путь до дома в несколько раз. И никак не объяснить себе, как два квартала от школы до Кулеминской шестнадцатиэтажки превращались в сорокаминутный вояж через весь район.
Особенно романтичной вышла вчерашняя прогулка. Дорожные службы так перекопали дорогу во двор, что после сильного дождя прямо посреди улицы образовалось настоящее озеро. Через опасный участок Степнов нес Лену на руках. Сам промочил ноги до колен, зато она как будто по коврам шла, а не по заляпанному грязью тротуару. Но он не в накладе. Своя ноша, как известно, не тянет. Было приятно чувствовать тепло Ленкиного тела, когда она, схватившись руками за его шею, тесно прижималась к его груди. Вот так бы и носил всю жизнь…

Честно обещал себе перед сном еще немного поработать, но от усталости глаза закрывались сами собой. И вот результат: в написании конспекта открытого урока Степнов не продвинулся дальше темы и целей, а проект будущего сайта и вовсе затерялся в столе среди бумаг. Немного грела надежда, что после завтрашнего концерта Ранеток он сможет спокойно заняться конкурсом, но, если на чистоту, без фальшивого оптимизма, времени осталось слишком мало – ничего внятного и заслуживающего высокой оценки он не придумает. Не успеет. И не видать ему ремонта в спортзале и новых мячей, как своих ушей без зеркала… Погруженный в невеселые думы, физрук даже не заметил, что дверь подсобки не заперта. Вошел внутрь, включил свет и обомлел. На его столе неподвижно, будто статуя, восседала Кулемина. Испуганные глаза на пол лица и руки, прижимающие к себе его папку с бумагами – незабываемое зрелище.
- Лена?! Ты что здесь забыла? – В ответ жалобный звон фонарика, стремительно скатившегося со стола на пол.
- Вас ждала, - не моргнув глазом, соврала Кулемина.
- Ну и? Дождалась? – Сарказм его вопроса нехорошо резанул слух, а выражение лица казалось настолько бесстрастным, что Лена внутренне сжалась. Он встал напротив стола, закрывая собой выход из подсобки.
- Где ключ взяла? – Взгляд настороженный, возбужденный, кажется, бури не избежать…- Я задал вопрос, - он повысил тон.
- У дяди Пети.
- Без спроса? Я прав?
Сообразив, что отпираться бессмысленно, неудачливая взломщица сменила тактику. Как там народная мудрость гласит: наглость – второе счастье?
- Даже если и так, то что, накажете? Двойку в журнал поставите? – она вызывающе ухмыльнулась.
- Нет, просто не выпущу, пока не скажешь, за каким чертом обыск мне учинила? А я думал, мы друзья, даже помочь вам согласился… Так что в бумагах искала? Савченко тебя снарядил ситуацию прощупать? – Лену неприятно кольнуло, каким тоном он все это произнес, в желудке словно холодок пробежал.
- Вы правда думаете, что я с вами в шпионов играю? – теперь уже Кулемина, зло щурясь, готова была учинить разборку своему учителю.
- Лена! Мне этим конкурсом полоскают мозги с утра до ночи. То Борзова с советами лезет, то Милославский про нюансы публичных выступлений песню заводит. Тоже мне, кот ученый… И вот я хочу уединиться на десять минут, а тут ты – роешься в моих бумагах. Что мне прикажешь думать? – Он даже не пытался скрывать, что расстроен и издерган. Ленкино сердце тоскливо заныло. Ну что за жизнь? Она к нему всей душой, ночами не спит – думает, как ему жизнь облегчить, а он ее чуть ли не во враги записал.
- А может, я тоже хочу вам помочь. – Взгляд глаза в глаза.
- Каким образом? Конспект открытого урока составишь? Конкурс за меня выиграешь? - Он устало опустился на табурет у двери и обхватил голову руками. Ему вообще помочь невозможно. В сутках только двадцать четыре часа, и с этим ничего не поделаешь. – Не майся дурью. Не сможешь ты мне помочь.
- Смогу. - Она еще крепче прижала к себе папку, которую не выпускала из рук все это время. – Просто разрешите мне…- запнулась, отвела взгляд.
- Лена, если уж помочь желаешь, учебой займись, - проворчал Степнов. – У тебя же по алгебре одни тройки.
- Откуда вы…
- В учительской слышал, как Борзова за тебя Рассказова отчитывала. Если за ум не возьмешься, не даст она вам репетировать. – В каморке повисла тишина. – Все, дуй домой.
Кулемина едва успела взяться за ручку двери, как Виктор Михайлович окликнул ее.
- И папку оставь. Со своим добром я сам разберусь.
Снова молчаливый обмен взглядами: выжидающий Степнова против решительного Лены.
- А вы попробуйте забрать! – бросила она в изумленное лицо учителя и исчезла за дверью. Осознав, что она одурачила его, физрук со всей дури пнул табурет, и по спортзалу громом разнесся гневный вопль:
- Ну попадись мне, Кулемина!
«Да уже попалась», - мысленно огрызнулась Лена и пулей вылетела в коридор.

Пока Степнов оскорбленную гордость изображает, конкурс выиграет кто-то другой. Ясен пень, что о помощи он не попросит, а учитывая его познания в области компьютеров и Интернета, ему никогда не выполнить условие конкурса, требующее создания персонального сайта. Да и не надо, она сама обо всем позаботится, и это будет достойно учителя года! Страничку сайта Колька Платонов уже соорудил и о хостинге похлопотал. Дело за содержанием. Лена с улыбкой погладила шершавую обложку папки – здесь все, что нужно. Спасибо Рассказову! Сделал доброе дело перед отъездом: объяснил, как в виртуальном пространстве должны выглядеть плоды успешной преподавательской деятельности… Конечно, где-то в глубине души ей было немного стыдно, что она вынудила Виктора Михайловича метаться между конкурсом и концертами Ранеток. Но что делать, если Толик оказался чудаком на букву «М», а Дима - та еще темная лошадка, да и помощь от него могла быть только разовой и за деньги. Без Степнова им бы не выкрутиться. А еще, как ни обманывай себя, она рада до чертиков, что можно совершенно спокойно, не боясь косых взглядов, быть с ним рядом. И плевать на дурацкие намеки девчонок. Пусть тренируются в своем остроумии, сколько влезет. Одно она для себя точно решила: он никогда не узнает, что свои песни она поет только для него. Потому что, если и узнает, то не поймет. Для него она малолетка, просто ученица, максимум – друг. Прогоняя грустные мысли, Лена резко тряхнула челкой и достала мобильник из кармана.
- Коль, через пять минут буду. Если есть планы на вечер – отменяй все. Дел по горло, и сидеть нам, как минимум, до утра. – В трубке послышалось справедливое замечание, что от работы кони дохнут. Лена улыбнулась.
- Главное, родителей предупреди, что я у тебя временно поселюсь. А помирать нам рано. Мы еще за Учителя года напьемся. Вот увидишь.

Продолжение следует...

Спасибо: 43 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1848
Зарегистрирован: 09.02.09
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms31: Победитель конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.05.11 18:21. Заголовок: *** Понедельник – д..


***
Понедельник – день тяжелый. А для участника конкурса Учитель Года – тяжелый вдвойне. Уже с утра Степнов был взвинчен до предела, ведь концепцию урока он так по-человечески и не разработал: вместо продуманного сценария – примерный набросок. Зато выступления Ранеток в выходные прошли безупречно. Девочки показали себя во всей красе. И через две недели им предстоит участвовать в крупном сборном концерте. Значит, все было не зря. Вот только сможет ли эта мысль утешить его, если победителем битвы за звание Лучшего учителя он так и не станет?

… Воспользоваться окном в расписании и спокойно, без суеты прикинуть свои шансы на успех Степнову не дали. В спортзале уже вовсю орудовала Елена Петровна. Она зачем-то прицепила на стену у двери огромную растяжку с надписью «Ученье – свет», навешала пестрых воздушных шаров на шведскую стенку и уже взялась за оформление той части зала, где будет восседать конкурсная комиссия. Дизайнеры всего мира должны были просто сдохнуть от зависти, потому что высоких гостей завхоз предлагала поразить композицией, имитирующей полуразрушенный греческий храм: четыре пластиковые колонны, обвитые искусственным плющом.
- Елена Петровна, миленькая, что это за обломки цивилизации? Зачем вы сюда это притаранили? – возмущался Степнов.
- А что, очень тематично. Древние греки, олимпиада, спорт, - бормотала завхозиха, искренне недоумевая, почему Виктор Михайлович так отчаянно протестует против создания оригинальной инсталляции на своей территории. Его удивлению не было предела, когда оказалось, что старания Елены Петровны пришлись по вкусу Людмиле Федоровне и Агнессе Юрьевне. Они наперебой восторгались богатой фантазией липового дизайнера, и в итоге Круглова настолько разошлась, что даже предложила создать на уроке легкий музыкальный фон – для атмосферы. Ценительницы прекрасного уже ринулись в подсобку за синтезатором, и только Савченко, вовремя появившийся на пороге зала, спас ситуацию. Он разогнал чрезмерно активных помощниц по кабинетам и самолично вытащил в коридор бутафорские колонны. «Витя, не надо помощи! Готовься к открытому уроку!».

Идея Степнова провести занятие в виде мини-чемпионата по многоборью нашла одобрение у членов комиссии. Лица из скучающе-официальных превратились в сосредоточенные. Гуцулов на пару с Комаровым так стремительно карабкались по канату, что жюри даже расщедрилось на аплодисменты. Да и Лена, как и предполагал физрук, не подвела. Настоящая спортсменка, просто муза для тренера. Прыгает в высоту, как будто сила притяжения в ее случае не действует… «Могут, когда захотят», - мысленно похвалил он любимый одиннадцатый «А». Дали бы ему вместо двух уроков физкультуры в неделю три – он бы из них олимпийских чемпионов сделал. Напряжение постепенно уходило, и Степнов, мельком взглянув на часы, облегченно вздохнул. Осталось каких-то пятнадцать минут. Только порадоваться успешному окончанию урока Виктор Михайлович не успел. Закон подлости… В воздухе что-то чиркнуло, и за учительской спиной раздался грохот. Резко развернувшись на месте, физрук узрел жуткую картину: на полу, в ошметках штукатурки, валялся канат. Огромный набалдашник, при помощи которого толстая коса каната крепилась к потолку, лежал тут же, устрашающе растопырив черные иглы штырей. И на свету отчетливо просматривалось, как легкий шлейф пыли оседает на блестящие полы, тщательно надраенные к визиту комиссии. Это чудо, что канат не оборвался, пока ученики колыхались на нем под самым потолком. Степнова прошиб пот, в лице ни кровинки. Как в тумане, он обвел взглядом зал. Гробовая тишина, школьники, в ужасе прижавшиеся к стене, и застывшие фигуры товарищей из комиссии. И уже неважно, насколько тщательно была продумана концепция урока. Виктор Михайлович понял это по молчаливо удаляющимся из спортзала членам жюри. Их прямые спины красноречиво говорили ему «нет». Никто и никогда не отдаст победу учителю, на занятиях которого учащиеся в прямом смысле рискуют сломать себе шею.

Остаток дня несостоявшаяся звезда отечественной педагогики просидела в подсобке. Степнов отказался разговаривать с директором, Елену Петровну и вовсе выставил вон без всяких церемоний. Что она вообще от него хотела? Узнать, чем замазывать дыру в потолке? Сегодня у него на глазах едва не произошло несчастье, а ему твердят про какие-то дырки. Он бессмысленно перекладывал с одного края стола на другой совершенно ненужные ему сейчас методички, когда в дверь тихо постучали.
- Виктор Михайлович, можно? – голос Лены вывел его из ступора.
- Лен… давай не сейчас, - даже просто повернуть голову и посмотреть в глаза своей лучшей ученице оказалось совсем непросто. Вроде бы ни в чем перед ней не виноват, а лицо горит от стыда.
- Я не уйду, и не просите, - Кулемина плотно сжала губы и одарила его таким взглядом, что стало ясно: настаивать бесполезно. Разве что самому вытолкать ее за дверь, но на это у него просто нет сил.
- Вообще-то мы готовили это для следующего этапа конкурса, - она сделала шаг навстречу и протянула Степнову раскрытый ноутбук, - но не вижу смысла оттягивать момент… вот…- Виктор Михайлович уткнулся взглядом в компьютер и замер. На экране возникло его улыбающееся лицо и подпись жирным шрифтом: «спортсменами не рождаются – ими становятся». Именно так выглядела главная страница его персонального сайта. Демонстрируя результаты их с Платоновым кропотливой работы, Лена одну за другой открывала странички разделов нового Интернет-ресурса. Ей было приятно подмечать про себя, как постепенно меняется выражение лица ее учителя, как оживают его глаза. Перейдя в последний раздел – фотогалерею, дарительница резко отстранилась от ноутбука. Вот ворона! Проглядела…
- Ну… в общем, здесь фотографии. Вы потом сами решите, что из этого можно оставить. Тут много лишнего…- смущенно пробормотала Лена.
Надо было еще раз все проверить, прежде чем своему учителю подарок тащить! То ли Платонов намеренно сделал такую подборку, то ли случайно так вышло, но из двенадцати фотографий галереи на одиннадцати в кадре оказывались она и Степнов. В обнимку. Кулемина закусила губу.
- Лен, - наконец-то оторвался от просмотра Виктор Михайлович, - у меня нет слов. Это потрясающе. – Широкая, по-детски восторженная улыбка. Кулемина поймала себя на мысли, что такой Степнов просто неотразим…
- Вы заслужили, - прошелестела она. – И что бы там ни решили все эти дядечки и тетечки из комиссии, для нас вы – лучший учитель. И не ваша вина, что все так вышло.
- Моя. А если бы кто-то из вас пострадал?
Сложно возразить. Потом Виктор коротко посетовал на глухоту руководства школы к его проблемам, упомянул, что много раз просил Савченко помочь привести спортзал в порядок. Какой итог? Дыра в потолке и в репутации школы. Лена осторожно присела на стул рядом со Степновым и, повинуясь порыву, накрыла своей ладошкой его ладонь. Щемящее чувство нежности требовало выхода.
- Ну хотите, мы всем классом соберемся и явимся к Шреку. Не сможет же он не прислушаться после такого? Тем более, мы из пострадавших.
Степнов не сводил глаз с ее длинных, тонких пальцев на своей руке. Стараясь игнорировать возмущенный голос разума, положил другую ладонь поверх ее. Нежно сжал. И тут же отпустил. Слишком. Все это слишком… Но уже не хочется возвращаться мыслями к провалу в конкурсе, потому что куда приятнее разглядывать легкий румянец на ее щеках, ощущать тепло прикосновения. И не думать. Совсем.
- Один вопрос. И много у тебя наших… совместных фотографий?
Она вспыхнула.
- Зачем вам?
- Просто скажи.
- Все, - наконец произнесла Кулемина, мысленно умоляя его не развивать дальше эту деликатную тему. Мягко, несмело он убрал спадающую на ее лицо светлую прядь, провел пальцами по щеке.
- Повезет же кому-то, - то ли вслух, то ли про себя.
- Уже повезло, – сорвалось с ее языка. Она не успела придумать объяснение смятению во взгляде Степнова, потому что, нарушая их уединение, раздался короткий стук в дверь.
- Виктор Михайлович? - на пороге, выпрямившись, как генерал на параде, стояла завуч. Она с подозрением смерила взглядом съежившуюся Кулемину и бесстрастным тоном автоответчика выдала волю Николая Павловича:
- Через пять минут срочное совещание у директора. Всем быть.
- Да, конечно… - пробормотал физрук, наблюдая, как Лена торопливо складывает ноутбук в сумку. Была бы его воля, ни за что бы ее не отпустил.

***
После инцидента на открытом уроке школа загудела, как встревоженный улей. Проверки, проверки, проверки… Людмила Федоровна не расставалась с успокоительным, Савченко хватался за голову, а Степнов с равнодушной молчаливостью терпел бесконечные планерки-совещания. И Бог с ней, с этой победой в конкурсе. Не корову проиграл, в конце концов. Куда больше его расстраивало, что он почти не видел Лену. Да еще покоя не давал их последний разговор. Вот идиот! Думал, что у нее нет никого. А там уже, оказывается, кому-то повезло... Нервы были на пределе, и казалось, что не дожить до того момента, когда уже все ревизоры всласть напроверяются, а руководство насовещается. «Каждую секунду жизни мы теряем секунду жизни» – так, кажется, звучит фраза из хорошего советского фильма. Истинная правда. Драгоценное время уходит, лишая нас возможности решить проблемы с наименьшими потерями. А ведь этой неприятности можно было избежать, прислушайся Николай Павлович к его словам раньше. Говорил же – сделайте ремонт. Не-е-ет, дотянули…
Ревизии прекратились только месяц спустя, и в канун осенних каникул Виктора Михайловича ошарашили новостью: с понедельника ремонтная бригада приступает к работам. На все про все неделя. Вечер последнего в четверти учебного дня прошел за бутылкой коньяка, в кабинете директора. До этого последний раз физрук выпивал на пятом курсе института – в честь защиты диплома.

Прораб оказался толковым мужиком – свежая штукатурка и намертво прибитый к потолку канат радовали глаз Степнова уже дней через пять после начала ремонта. А на шестой счастье увеличилось до отметки максимум, потому что на пороге спортзала полным составом появились Ранетки. Девочки наперебой предлагали посильную помощь. «Вы нас не бросили в трудный момент, и мы вас не оставим!» - умилительно пропищала Аня Прокопьева, ей вторили остальные.
Выпроваживать их оказалось делом безнадежным, и он сдался, выдав своим ученицам две банки краски и несколько кисточек. Бросил тоскливый, полный безнадеги взгляд в сторону Лены. Вздохнул. Ну что себе душу травить? Еще море дел. И замок в подсобке надо бы поменять.

С честными глазами бывалого жулика Новикова сунула Ленке самую узкую кисть:
- Тебе будет удобнее, поверь моему опыту.
Ну отчего же не поверить? Получалось почти художественно, хоть на выставку. Только у девочек все готово почти наполовину, а Кулемина и на треть не продвинулась.
- Ленк, ну ты чего там, уснула что ли?
Она задрала голову. Над ней, широко улыбаясь, нависал Степнов.
– Давай помогу. – Присел рядом. Наверное, он ее от сквозняка из окна собой прикрыл, потому что сразу как-то теплее стало. Вот только вдвоем одну батарею красить было неудобно. Постоянно цепляясь локтями, они мешали друг другу. Смущенно извинялись, но уже через секунду все повторялось. Со стороны, скорее всего, выглядело смешно… Но смеяться было некому. Ранеток уже и след простыл. Господи, сколько времени прошло? Лена растерянно обвела спортзал взглядом: батареи, сверкающие свежим слоем краски, в углу – заляпанная брызгами банка и сверху – аккуратно сложенные кисточки. Она даже не слышала, как девчонки закончили работу и ушли.
- Я свет включу, - снимая перемазанные краской перчатки, выпрямился Степнов и чуть не подскочил на месте, когда на всю силу динамиков взвыл Ленкин мобильник. Она беспомощно развела руками.
- Виктор Михайлович, у вас руки чистые, помогите телефон из кармана кофты достать. – Стараясь не любопытствовать в открытую, он мазнул взглядом по светящемуся дисплею. Николаша. Видимо, это тот самый счастливчик, которому «уже повезло». Застрелиться можно. Она его правда так называет?!
- Если вам не сложно, скажите, что я ему перезвоню, - обыденно, словно так и надо, попросила Кулемина. Степнов опешил.
- А твой парень дергаться не станет…- Телефон в его ладони резко замолчал, и в зале повисла тишина.
- Кто?! – подняла бровь Лена. – Хорошо, что вас Женька Алехина не слышала. Это Платонов звонил. Мы сегодня ваш сайт обновить должны были.
- А домой тебя кто провожает? – И зачем он вообще этот разговор завел? Получить лишнее доказательство, что не нужен ей?
- Раньше вы провожали. А сейчас…- она пожала плечами и стянула перчатки, - одна хожу.
Окончательно сбитый с толку, Степнов искал нужные слова. Что-то же он должен сказать?
- Поздно уже. Одну не отпущу. Сейчас все закрою и провожу.
- Хорошо, - эхом отозвалась она и посмотрела ему в глаза. Неожиданно и смело. – У вас краска на лбу, – осторожное прикосновение руки. - И здесь тоже, - Лена по-кошачьи мягко тронула пальцами его подбородок. – Странное ощущение невесомости, Степнов замер. Надо срочно на воздух, видимо, все-таки они оба надышались краской … Реагируя на полное отсутствие дистанции между ними, запищал внутренний радар. Кто-то называет его разумом, кто-то сознанием. Наверное, поздно придумывать этому какое-то определение. Сжатая в его ладонях тонкая ткань Ленкиной несуразной кофты, тихое «Виктор Михайлович» с мольбой в голосе, ее ладони у него на груди и нежные касания губ…
«Ну что «Виктор Михайлович»? Люблю я тебя… Жаль только, что не сразу понял, кому обращена нескромная надпись «поцелуй меня» на твоей футболке».

THE END

Спасибо: 58 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1849
Зарегистрирован: 09.02.09
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms31: Победитель конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.05.11 07:37. Заголовок: Автор: rozmarin Наз..


Автор: rozmarin
Название: «Предвкушение»
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG-13
Жанр: POV Лены, Romance, Continuation
Статус: окончен

От автора: мини написан по эпизоду из 33-й серии 3-го сезона.
Изначально писался на фестиваль, но приключился внеочередной творческий кризис, и я заглохла на середине К фестивалю не успела, но в общем-то ничего страшного))
Благо есть Подфорум - хранить результаты своих "деяний" здесь даже удобнее ;)


- Выспалась? – раздалось за моей спиной. Я даже опешила.
- Ну конечно, всю ночь на телефоне. Переволновалась, наверное, - сочувственно потянула Анька.
- А вы откуда знаете? – Сердце предательски екнуло, и стало нехорошо от осознания того, насколько быстро распространяется информация.
- Ну, мы заходили к тебе. Нам Степнов открыл. – Пауза. Три пары глаз невозмутимо смотрят на меня. В смятении соображаю, что может крыться за этим совершенно нейтральным «Степнов открыл», но через пару секунд успокаиваюсь. Точно помню, что, когда я наконец продрала глаза и выползла из своей комнаты, Степнов читал «Спорт-Экспресс» на кухне при полном параде: одет, умыт и побрит. Безупречен, в общем. Как всегда… Бормочу:
- Это не то, что вы подумали, - а сама понимаю, что будь я на месте девочек, то улыбалась бы еще ехиднее.
- А мы ничего и не подумали, – Наташа по-новиковски хлопнула ресницами. Лерка укатила, а фишки ее остались.
Подружки жаждали подробностей – это вполне объяснимо. Но на фоне того, что в школе про нас со Степновым болтали, мои россказни будут выглядеть жалкой отмазкой. Ничего сколько-нибудь романтичного между нами не случилось. Так что, девочки, не надо на меня так загадочно смотреть и мысленно ругать мою скрытность. Я не буду рассказывать вам, как сладко целуется Степнов и какой это кайф – нежиться в его объятиях. Просто потому, что сама этого не знаю. Черт, да мой любимый дед сегодня ночью находился между жизнью и смертью! Так что было совсем не до обустройства личной жизни. А эти фантазерши лыбятся, будто свечку держали…
Я как представлю, чем мог окончиться дедов сердечный приступ, так пот прошибает, а к горлу подкатывает соленый ком. Если бы не Степнов и его неиссякаемый оптимизм… Так, хватит! Не хочу больше об этом. Все уже позади. В напоминание о прошлой ночи остались только ноющая боль в висках от недосыпа и позорное ощущение собственной беспомощности перед обстоятельствами. Пережив осенью жуткую историю с боями, была уверена, что теперь мне сам черт не страшен. И если уж прошла такую школу выживания, то с любыми проблемами разделаюсь одной левой. Как бы не так! Пришла беда, и я растерялась как первоклашка на линейке. Дрожа от страха и волнения за деда, сразу же бросилась звонить Степнову. Знала, что он обязательно придет, стоит только набрать заветный номер. Придет и все устроит, организует, разрулит… Он примчался минут через пятнадцать. Я даже не успела примерзнуть к скамейке возле больничного комплекса. Он снова меня спас, сам того не ведая.
Вот тебе и «одной левой».
- Ты ни в чем не виновата. Слышишь меня? – внезапно произнес Степнов и крепко сжал меня за плечи. Я покорно кивнула и уткнулась ему в грудь. Как же хотелось верить его словам, но не получалось… Едва ли смогу себя простить за то, что не нашла способа отвадить гадину, да еще и позволила ей поиздеваться над дедом. Это с ее легкой руки он оказался в реанимации. А этой сучке саратовской хоть бы хны!

Молитв не знаю, псалмов сроду читать не приходилось, но где-то слышала, что главное в обращении к высшим силам – искренность. В одночасье стала набожной. И телефон… Я не сводила с него глаз. А еще вспомнилась моя бабушка. Она часто говорила: «Бог дал, бог взял». – Пронзительная ясность фразы трогала до слез. Оставалось только надеяться, что бабушкин Бог не жаден…
Виктор Михайлович сам хозяйничал на кухне: варил кофе, делал тосты из черного хлеба и совсем не обижался, что я отвечаю невпопад или долго не откликаюсь. Поговорили немного про мою учебу, он неосторожно спросил, приедут ли родители на выпускной. Родители… Страшно себе вообразить, что им вдруг доведется там, в своей Швейцарии паковать чемоданы несколько раньше и вовсе не для того, чтобы потусоваться здесь на школьном празднике…
По мере того, как стрелки часов двигались навстречу утру, Степнов все больше хмурился. Он уже устал объяснять мне – «неразумному ребенку» – как важен сон для растущего организма.
- А если позвонят из больницы?
- А я, по-твоему, здесь на что? – вскидывался он. В ответ я мямлила какую-то ерунду, только бы не уходить в темноту спальни, не оставаться один на один с мрачными мыслями, не погружаться по самую макушку в тревожное ожидание. Ну разве можно спокойно уснуть, если знаешь, что прямо сейчас, возможно в эту самую секунду, родному человеку плохо и его жизнь висит на волоске. Нереально! А если прибавить ко всему этому тот факт, что на моей кухне коротал ночь самый лучший в мире мужчина, то я готова была бодрствовать до победного. И пусть бы меня стошнило от литра выпитого кофе, зато Степнов рядом. Наверное, это любовь. Долго же до меня доходило…

Рано утром нам сообщили, что ситуация стабилизировалась: деду стало лучше. Напряжение отпустило, и я просто вырубилась на диване, уткнувшись в широкое степновское плечо. Больше не было «официального» повода мозолить Виктору Михайловичу глаза: опасность лишиться дедушки миновала. Но Степнов ведь не перестал быть самым лучшим мужчиной, сил расстаться с которым даже ради желанных сновидений не находилось.
Может, мне это просто приснилось, но я отчетливо помнила его прикосновения – он нежно гладил меня по спине и волосам и шептал: «все будет хорошо».
И это все. Правда, все. Так что не надо разочарованно коситься на меня. Уж поверьте на слово, у меня больше поводов для расстройства, ведь для мужчины, который два раза открыто признавался мне в любви, Степнов вел себя очень скромно. За коленки не хватал, с поцелуями не лез. Зато завтрак был шикарным. И вместо опостылевшего за ночь кофе – английский чай.
- Да, кстати, Наташ, что там на английском было? Меня не спрашивали? – Вдруг я и завтра не явлюсь, хочу сразу все риски оценить.

… У нас со Степновым и вправду ничего такого не было. Не тот момент. И так нервы на пределе, переживаний хватило. Но мне бы хотелось. От этой мысли краснею, даже глаза жжет. Хотелось бы, чтоб он остался на ночь не ради дежурства у телефона, а просто так. Ради себя самого. И чтоб утром не сидел с газетой, застегнутый до верхней пуговицы, и не делал вид, что мои голые ноги его не волнуют. Ведь мы оба знаем, что я интереснее любого мегаувлекательного номера «Спорт-Экспресса».
До конца уроков еще больше трех часов, потом вояж в больницу и репетиция, а меня уже подмывает набрать его номер. Без повода. Просто, чтобы он знал, что нужен мне не только, когда что-то приключилось. А еще у меня планы на вечер, и если все получится, то утром мы с ним снова будем пить чай, и я, скорее всего, пропущу первый урок…



Спасибо: 65 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1907
Зарегистрирован: 09.02.09
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms31: Победитель конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.06.11 01:36. Заголовок: Автор: rozmarin Назв..


Автор: rozmarin
Название: «Хорошо, что не сложилось»
Бета: Kristenka
Рейтинг: PG
Пейринг: КВМ
Жанр: Виньетка, POV, Romance
Статус: окончен


Обложка: Оленька Elfa
Нет слов, одни эмоции)) В душе тепло и солнечно))
Просто ЧУДО



Обложка: Даша LeVi
Скрытый текст



За помощь при прохождении премодерации спасибо Катюше forget-me-not

От автора: Время все расставляет по своим местам. Это правда. И пусть ваше прошлое вспоминается вам с улыбкой, а не с горечью


Я был нужен тебе не больше, чем пингвину солнцезащитный крем. Это я сейчас понимаю, а тогда… Увлекся, ничего не замечал и замечать не хотел.

Когда впервые увидел тебя: долговязую, нескладную, резко выбивающуюся из толпы одноклассниц, поймал себя на мысли, что ты полная противоположность тому типу девушек, которые меня привлекают. Ну не знаю… разве что ноги длинные, но в смешных клетчатых штанах эта красота была почти незаметна. А мне бы и в голову не пришло к тебе присматриваться, если бы обстоятельства то и дело не сталкивали нас лицом к лицу. Чтобы хоть как-то решить проблему дисциплины, англичанка рассадила нас не как нам самим Бог на душу положит, а по принципу «мальчик-девочка». Взамен беспокойного всезнайки Стасяна мне досталась ты. Не скажу, что пришел в восторг от такого соседства – завидовал Платонову: с ним парту делила Лебедева.

На контрольных по математике нам с тобой регулярно попадался один вариант на двоих. Ты не выпендривалась, не задирала нос. Молча давала списать и – что казалось совсем невероятным – никогда этим не попрекала.
Предложение физрука блеснуть в соревнованиях по стритболу застало меня врасплох. Но польстило. В любимчиках еще ни разу не ходил, а тут сразу такой успех – во мне разглядел потенциал киборг-психопат Степнов. В одночасье я получил уважение одноклассников, самоотвод от подготовки к урокам и неизменную компанию самой крутой спортсменки школы. Да, припоминаю, что Виктор Михалыч так и сказал про тебя: «Не подкачай, Гуцулов, доверяю тебе самое дорогое, что у меня есть». Я тогда подумал, что с чувством юмора у физрука все зашибись. Откуда мне было знать, что это не шутка ни черта.

Я не подкачал – пахал наравне с опытными «бойцами», «бегемотил», как все, и даже больше. Иногда после тренировки еле ноги домой волок, но слабость не показывал, не жаловался. Стыдно как-то, не по-мужски, что ли. Марку держал четко. Отчасти, чтобы поразить тренера, отчасти – произвести впечатление на тебя. Я уже успел оценить твои способности и силу характера. От уважения к таланту до симпатии проскочили без остановок. Оглянуться не успел, как из категории «просто одноклассница» ты перекочевала в категорию «свой человек». Хорошо помню, как меня задела твоя мимолетная насмешка, когда я заявился на занятия в новом спортивном костюме. Выбирал его хрен знает сколько, кучу денег отвалил и своих, и одолженных, а ты забраковала. Сам не ожидал, что мнение «нескладной дылды» Ленки Кулеминой приобретет в моих глазах такое громадное значение. И это еще что! Я же тебе в рот заглядывал, ловил каждое слово. Своим дружбанам из скейт-парка все уши прожужжал: Лена то, Лена се. Они беззлобно подкалывали меня, требовали «явить народу» девчонку, о которой я говорил больше, чем о себе любимом.

Еще летом было дело, присматривался к сестренке Лихого – моего, можно сказать, наставника в освоении скейтерских премудростей, а тут как-то давно не виделись, столкнулись на тусовке. Было дико, но она не знала, кто такой Андрей Кириленко, зато наизусть рассказывала биографии участников «Дома-2». Я чуть не помер. И как это чудо могло мне нравиться? Выбрались из клубной толчеи под лучи электрического освещения, я глянул на нее и… выпал в осадок. Ножки куриные, ажурными легинсами обтянутые, ногти, как у Фрэдди Крюгера, и вечная сигарета в зубах. Чур меня! Как представил, что в кафе буду фигачить на одну только жвачку и билеты на концерт Максим, все влечение обнулилось. Но ей уже кто-то донес, что я справки наводил, она в меня вцепилась клещем: «проводи домой», «маман на смену ушла, а я одна боюсь» и прочее. Ну чаепитие еще как-нибудь пережил бы, но ведь на прощание эти ногти с легинсами придется поцеловать. Я позорно бежал, а потом две недели шифровался: дом-школа-кафе-дом и никакого скейт-парка. Зато появилось немного свободного времени, и после тренировки я, как истинный джентльмен, провожал тебя домой. Какое там «влюбился», и в мыслях не было! «Это же Ленка, она ж мне как сестра!» Вот дура-а-ак! Расставаясь, в щеку целовал, паясничал, твою руку к губам подносил, расшаркивался. Ну чисто шут гороховый. Мне нравилось тебя смешить. Когда удавалось, будто крылья за спиной вырастали. В «контакте» спамил тебя со страшной силой. Видеоролики приколов, треки Гуфа, открытки. Подражая стилю любимых музыкантов, писал для тебя коротенькие стихи – вместо «спокойной ночи». С моей-то тройкой по русскому языку! Подписывал по-разному, изгалялся. Ты меня не одернула, когда я ввел в обращение подпись «моей блондиночке». Не смущало, что ты на полголовы выше меня, и твои мешковатые кофты уже не раздражали. Тебе шло. И вот созрел для признания в нежных чувствах, а тут как обухом по голове – «смотри, Степнов мужик горячий, пришибет и не заметит». Картина маслом: Семенов скалится, Белута наблюдает за моей реакцией. Юмористы, блин, сестры Зайцевы. Им все по приколу, поржать, а меня пот прошиб. Тако-о-ое в голову полезло, что ты с физруком… Переклинило-зациклило и понесся к тебе отношения выяснять.
Сейчас думаю, что надо было еще тогда развернуть оглобли. И сам бы целее был, и тебя бы с толку не сбивал.

Открылся тебе, выдавил из себя признание, и привычной легкости в общении как ни бывало. Хотелось бОльшего и чтобы ты не выпроваживала из своей комнаты в десять вечера, а позволяла задержаться. Не только ради просмотра фильма. Однажды осмелел, поцеловал тебя в шею, сжал грудь. Все по науке, с чувством, с толком, с расстановкой, тщательно пряча плохо контролируемую жажду близости. Девочки не любят резких движений. От того, как ты напряглась и окаменела, остыл мгновенно. Попытка номер два случилась на дне рождения Женьки Алехиной. Усадил тебя на колени, принялся нежно поглаживать спину, а ты развернулась ко мне, одарила безмятежной улыбкой без намека на интимность, взъерошила мои волосы на затылке и чмокнула в щеку. До сих пор отчетливо помню это идиотское ощущение: "Эээ, брат, а тебя всерьез-то не воспринимают". Так целуют плюшевых медведей в приступе умиления. Или младших братиков. Мы встречались, я тебя своей девушкой называл, но так и остался для тебя просто товарищем по команде с эксклюзивным правом иногда не по-дружески прикасаться.

Надька позволила все и сразу. Успев отвыкнуть от такой обескураживающей откровенности, я не сразу сообразил, как распорядиться привалившим счастьем. В глазах рябило от того, с какой скоростью она расстегивала пуговицы на блузке. И в тот момент меня мучила… нет, не совесть! Меня мучил вопрос: почему не ты? Почему на затертый пол подсобки летели не твои джинсы?
Ответ я нашел случайно – в асечных логах на ноутбуке Аньки Прокопьевой. Эта красавица историю сохраняла в папку с музыкой. Любопытство сделало свое дело – не устоял, хотя намерений уличить тебя в чем-либо не было, компромат не искал.
Хватило пары фраз из вашего разговора месячной давности, и я наконец-то очнулся.

Kiss_me; Лерка сказала, что вы к Степнову ходили, с днем рождения поздравляли. Как сходили-то?
LaraKroft: Не знаю. Я не ходила.
Kiss_me: Почему?
LaraKroft: Да как-то неловко… а вдруг он был бы не один?
Kiss_me: Ну уж потерпел бы он вас полчаса, пока вы бы подарок ему вручили и тортик поели.
LaraKroft: Аньк, ты не поняла. А ВДРУГ ОН НЕ ОДИН!


Моя фальшивая измена была ни при чем. Да-да, я до сих пор считаю, что никакой порочащей меня связи с Гущиной не было. Господи, да я тогда в подсобке и не разглядел ничего. В чем каяться?! Пара поцелуев «не в затяг», мои руки на ее заднице... Маловато для смертельной обиды.
Как бы там ни было, я больше не сожалел о том, что у нас с тобой не получилось. Напротив, даже рад.

В общественном транспорте мне чудом не изломали цветы. Некоторые бабушки умеют работать локтями получше, чем «мОлодежь», которую они так любят ругать. Вывалившись наконец-то из автобуса, я поправил ворот рубашки, вытер платком запыленные носы новых туфель и оглянулся в поиске нужного мне дома.
Казенные двери муниципалитета, длинный холл. Очень надеюсь, что не опоздал, ищу знакомые лица. А вот и они. В центре пестрой толпы стоишь ты – красивая. Могу сказать только, что ты зря переживала по поводу платья. Счастливчику-жениху ты все равно больше без него нравишься, и это не должно тебя расстраивать.
Поверь, мне очень хотелось бы поднять бокал за вас со Степновым, а потом до хрипоты кричать «Горько!». Но пора бежать – Полинка ждет. Сегодня я из роддома ее забираю.
Торопливо целую тебя в щеку, жму руку твоему почти уже мужу. С вас фотографии, ребята, а за куском праздничного торта завтра заеду. Обещаю.



http://kvmfan.f.qip.ru/?1-12-0-00000239-000-0-0-1308324142


Спасибо: 93 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1972
Зарегистрирован: 09.02.09
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms31: Победитель конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.09.11 13:51. Заголовок: Автор: rozmarin Назв..


Автор: rozmarin
Название: Вор
Рейтинг: R
Бета: Kristenka
Жанр: Romance, Angst, POV
Размер: мини в пяти частях
Статус: окончен


От автора: все тот же тревожащий душу четвертый сезон. И ведь не собиралась его снова трогать Ну... будем считать, что меня заклинило ))

Лика freedom
Спасибо за воплощение идеи. Просто нет слов... Восторг!


Оленька Elfa
Бью челом, восторженно ахаю.
Спасибо за вдохновение. Это самое ценное, что может передать один человек другому, если эти люди - творческие



Даша LeVi красотуля, это был контрольный Падаю в ножки



POV Степнова

Откровенно говоря, я не знал, куда деваться от смущения, когда Зоя Семеновна предложила отметить мое возвращение в школу. Хотелось влиться по-тихому, без акцента на мое полугодовое отсутствие. Теплый прием тронул меня до такой степени, что я едва избежал приступов самобичевания: и чего я, дурак, вообще уходил? Зачем?
На первый взгляд ничего не изменилось. Те же казенные стены, украшенные казенными фикусами, та же вездесущая Людмила Федоровна с ее неизменной привычкой заглядывать мне через плечо в те моменты, когда я заполнял классный журнал, те же разговоры про чудеса реформы образования. Только в актовом зале репетировали уже другие ребята, и мне почему-то сразу не понравился паренек, терзающий струны некогда твоей бас-гитары. Обычный старшеклассник, не раздолбай, не лох, но… просто ты лучше играла. Рассказов на мое ворчание реагировал однозначно: «Витя, у тебя перебои с объективностью». У меня почти со всем перебои. Еще и ты мерещилась то в аллеях парка, то в коридорах школы. На психиатра я не зарабатываю. Если окончательно умом двинусь, никто мне не поможет…

Савченко был без ума от новых старшеклассников и носился с ними как с писаной торбой. Ну да, таланты! Цвет нации! Они стопудово школу прославят. Нет-нет, что вы, какой сарказм? Даже не соображу, как отнестись к тому факту, что половина этих талантов досталась мне со справкой, освобождающей от физкультуры. С таким здоровьицем не лезут мир покорять. Боюсь, надорвутся.
Но как бы то ни было, я почти не удивился, когда Шрэк заявил, что собирается организовать для новоиспеченных школьных звезд настоящий концерт. Все по полной программе – пресса, телевидение. Зачем местным газеткам репортаж со школьной «Фабрики Звезд», я так не понял. Впрочем и не стремился вникать, что там к чему. Главное, чтоб на моей территории никаких хороводов, а в актовом зале пусть хоть шабаши устраивают. И только в канун мероприятия в вестибюле, возле стенда с расписанием, я увидел яркую афишу. В центре плаката красовалась надпись «Ранетки». Учителя тоже люди, а уж про себя материться никому не возбраняется. Меня будто кипятком окатили. Только и смог что судорожно втянуть в себя воздух, а вот выдохнуть – нет. Чудом не скопытился прямо у школьного стенда. Зато сразу стало ясно, зачем Савченко толпа журналистов…

Я не хотел тебя видеть. Даже мельком. Даже для дежурного «Привет». Я не собирался говорить, что ты прекрасно выглядишь и что рад встрече. Не рад.
Было бы идеально, если бы мы с тобой вообще никогда не встречались и ничего не знали друг о друге. За тебя говорить не стану, а я наверняка был бы счастливее. Как вспомню все это, так вздрогну. До того, как мы стали жить вместе, я ведать не ведал, как пахнет валерьянка и сколько в аптеке стоит ново-пассит. С тобой я жрал его горстями. Наша домашняя аптечка вообще выглядела впечатляюще: зеленка, бинты, успокоительное в ассортименте и презервативы. Все самое нужное. Позже добавились мезим и смекта. Ты бойкотировала ужины, приготовленные мной. Питалась шаурмой и сосисками в тесте. Два раза травилась, но упорно продолжала ужинать вне дома. Железный характер. Когда-то я это в тебе очень любил…
И вот мы сталкиваемся прямо в вестибюле. Несколько секунд немая сцена, потом твоя не по-кулемински жалкая улыбка и вместо приветствия простуженное:
- Ничего себе новость... Не знала, что ты в школу вернулся.
«Можно подумать, тебя интересовала моя жизнь», - хмыкнул я про себя. Вслух же и сказать ничего не успел, потому что вслед за тобой в дверях показался Вася. Он с важностью приближенного к императору лакея тащил футляр с гитарой, а, завидев меня, сразу приосанился и надулся, как индюк. Для солидности, надо полагать. Знаешь, вы ничего так вместе смотритесь. Ты, он… и твоя гитара. Только подскажи ему, что олимпийку уже лет десять как с рубашкой не носят. Это даже дремучие физруки знают.

POV Лены

Одни утверждают, что самое сексуальное в мужчине – это интеллект, другие, глупо хихикая, отдают первенство заднице. А я выделилась (ты сам когда-то приучил меня думать, что я особенная). Первое, о чем подумала, увидев тебя, как классно на твоей груди смотрится свисток. Просто штрих к образу, но как эффектно. А ведь был момент в наших отношениях, когда я недвусмысленно намекала: Вить, смени занятие. Неужели быть физруком – это предел твоих мечтаний. Сейчас стыдно за те разговоры и за собственные истерики, когда ты нечто подобное говорил в адрес моего увлечения музыкой. Да, мы вообще друг друга стоили… до того момента, как я перестала быть только твоей. За это мне тоже до смерти стыдно.
Отделаться от девчонок оказалось проще пареной репы. Репетиция? Оставьте мою совесть в покое! Десять минут без баса можно обойтись? Васе я что-то красочно соврала, причем он, скорее всего, не поверил ни единому слову, но мне-то уже плевать.
Сердце колотится так, что ребрам больно, а я еще даже не переступила порог подсобки.
Видел бы ты свое лицо. Я тоже "красивая" – чувствую, что красными пятнами покрываюсь.
- Можно я здесь свои вещи оставлю? – Киваю на куртку и сумку в руках.
- А в гардероб отнести? – Смотришь внимательно и напряженно. И если уж начал читать мои мысли, то дочитывай до конца.
- Куртка стоит почти пятьсот баксов. Дизайнерская вещь. Не хочу рисковать. – Ну же, признай, что объяснение вполне логичное.
Бережно забираешь вещи из моих рук. Секундное соприкосновение пальцами, дразнящее тепло.
И меня забери.
Я, конечно, не дизайнерская совсем – типичный массмаркет – и стою дешевле того шмотья, что на мне надето, но, уверена – применение найдешь. Умею шарлотку печь, тушить баклажаны. Ей-богу, я не безнадежна. Пожалуйста, не отводи глаз: ты же все правильно прочитал. Я тебя и не переставала любить, хотя на первый взгляд и не скажешь. Вот такая я дрянь.

POV Степнова

Куда же сложить твои манатки?..
- Вить, скажи, ты меня еще любишь? – Снова это нестерпимое ощущение вылитого мне на голову кипятка. А ты садистка, Кулемина. Специально пришла поковырять мои и без того плохо заживающие раны?
- Издеваешься?
- Просто ответь.
- Нет… Думаю, тебе пора.

Лена, знай: я за взаимность в отношениях.

POV Нюты

Лена вернулась на репетицию, но лучше бы не возвращалась. Интересно, кто и где успел ее так накрутить? То в ритм не могла попасть, то просто переставала играть, вынуждая всю группу раз за разом начинать сначала. И никаких оправданий: ни извините, ни простите. Только зло щурилась да губы кусала.
Концерт мы как-то пережили. Даже ни разу не опозорились. Вроде бы.
За кулисами она ткнула гитару Васе: «Я к Степнову за вещами». Развернулась и пошла. Иногда мне жалко Артемова. Он, конечно, пыжится, строит из себя «мужчину всей жизни», но тянет только на его демо-версию. Большой любовью их отношения не назвать, а временами так вообще… Да они целуются как пенсионеры! Ладно, промолчу, не мое дело. Просто я как-то всегда иначе себе представляла влюбленную пару.

Припоминаю, Кулемина намекала, что в компании не нуждается, но мне для «контакта» нужна была серия фоток «а помнишь, как все начиналось». Мамуля идею подкинула, я подхватила. Типа летопись группы, труды для потомков. Ну это я так, смеюсь, конечно… В общем, парочка кадров на фоне родного спортзала пришлась бы очень кстати. Вот я и увязалась за Леной. Минут десять мы с ней топтались у запертой двери, наконец, появился хозяин владений – Степнов, она грациозной ланью заскочила за ним в подсобку, а я занялась тем, ради чего, собственно, и пришла – поиском удачного ракурса для фотографий…
Когда отдельные невнятные выкрики переросли в громкую ругань, стало не по себе. С некоторых пор я плохо переношу любые выяснения отношений, они напоминают мне родной детдом. А уж повод, по которому разразился скандал, вообще классика жанра. Для детского дома. Но не для нашей школы и уж тем более не для Степнова. Если это розыгрыш, то очень странный. А если нет, то… Судя по звукам, Лена перевернула подсобку вверх дном, разыскивая свои вещи.
- Куда ты их дел?! – ее вопль, адресованный Вите, разнесся по всему спортзалу. Степнов ей в тон сообщил, что бабское барахло ему без надобности, мол, он нормальной ориентации. Слово за слово – по большей части матом…
Я молила Бога, чтобы они не вцепились друг другу в глотки.

Продолжение следует...


Спасибо: 76 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1984
Зарегистрирован: 09.02.09
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms31: Победитель конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.09.11 16:25. Заголовок: POV Степнова Твои..


POV Степнова

Твои вещи я оставил на нижней полке стеллажа в самом углу. В этом я уверен так же, как в том, что меня зовут Виктором Степновым. Когда я сообразил, что ни куртки, ни сумки на полках подсобки нет, меня прошиб пот. Вариантов-то всего два: либо я все-таки двинулся и мой разум играет со мной в дурацкие игры, либо на моей территории кто-то хозяйничал. И то, и другое плохо укладывалось в голове. Я десять лет оттрубил в этой школе, и за все эти годы из спортзала и подсобного помещения не пропал даже шарик для пинг-понга, не говоря уже о чем-то более существенном. Да и сейчас все было на своих местах… кроме твоих пожиток, оставленных на хранение. Самое противное, что оставленных именно мне, а я не могу внятно объяснить, куда все делось.
В голове мелькнула мысль, что ты сама их и забрала, а теперь попросту морочишь мне голову (я ведь еще помню те времена, когда делать из меня идиота было твоей любимой забавой). Но КАК и КОГДА ты могла провернуть подобную аферу, если за все время концерта ни разу не вышла из зала… Да, черт возьми, я не сводил с тебя глаз, но ни оправдываться, ни извиняться за это не планирую!
Твое злое сопение мне в спину мешало собраться с мыслями. Да и просто мешало. Не выдержал – гаркнул, чтоб отошла, а ты будто только этого и ждала. Без предисловий облила меня помоями, смешала с дерьмом, абсолютно не сомневаясь, что именно я тебя обобрал.
- Решил мне насолить? Ненавижу!
Эти «ненавижу» сыпались с твоего языка, как когда-то слова «люблю». Видимо, для гармонии в мире необходимо каждое признание в любви заземлить гадостью. Зато теперь-то все в порядке – баланс соблюден. Впрочем, я не отставал: такое нес – вспомнить стыдно. Слышали бы меня мои ученики, ну а заодно и тебя – ту самую лучезарную «Ранетку», что пятнадцать минут назад бурные овации сорвала и выжала из Борзовой слезы умиления. Все улыбки – зрителям, ну а мне – истеричные вопли.
- Степнов, твою мать, ты понимаешь, что ты вор?!
До смерти захотелось схватить тебя за шиворот и тряхнуть так, чтоб вся дурь из мозгов вылетела. Да, весьма опасный способ, не дающий гарантии, что вместо дури не вылетят сами мозги. Только это меня и остановило. В нескольких сантиметрах от точки невозврата. Морально придушенный собственным бессилием, больше от безысходности, чем в приступе агрессии, долбанул кулаком по дверце ящика, висящего как раз над той полкой, где я в последний раз видел твою куртку. Ты вскинула на меня свои горящие яростью глаза и металлическим голосом произнесла:
- Не ломай комедию, просто верни мои вещи, или я заявление в милицию напишу.
- Пиши!
Какого еще ответа ты ожидала?

POV Жени Алехиной

Если честно, Степнов мне никогда не нравился. Слишком резкий, грубоватый. Мужлан. Рассказов вполне мог его использовать в качестве наглядности во время уроков, посвященных неандертальцам. А что, похож! Шкурой обмотай, палку-копалку в руки – вообще от пращуров не отличить. И что Кулемина в нем нашла? На что купилась?
Я, конечно, сроду бы не сказанула что-то подобное ей в лицо, но, слава Вселенной, до нее и без подсказок дошло, что за фрукт наш бывший физрук. Ленке давно пора было прекратить эти пешие прогулки по граблям. Пару раз по лбу получила – хватит!
…Ну кому еще могло прийти в голову прибрать к рукам ее вещи?
Их ценность – полтина в базарный день. На этом много не наваришь.
Да и не настолько учителя у нас бедствуют, чтобы куртками учеников промышлять. Степнов Ленкино добро припрятал, чтобы досадить-отомстить. Увидел, что бывшая возлюбленная не киснет, не хиреет без него, а очень даже неплохо себя чувствует, оскорбился и решил ей насолить. Ну чем не мотив?

Нютка лезет со своим человеколюбием, тянет Кулемину за рукав, призывает к ее благоразумию. Ну если Морозовой так жалко Степнова, пусть ему хорошего адвоката присоветует, а я полностью поддерживаю Лену – по нему ментовка плачет.

POV Васи

Не мы такие, жизнь такая. В последнее время эта фраза сопровождает меня по жизни как девиз! Хотя и без нее я бы легко нашел себе оправдание. А что мне еще оставалось? Я не мог сидеть сложа руки и спокойно смотреть, как все то, что я выстраивал на протяжении полугода, рассыпАлось в прах? Не мог. Слишком много сил, времени и эмоций я потратил на тебя, и в мои планы не входило начинать все заново.
Кто мог предположить, что обычный благотворительный концерт для школьников обернется встречей с твоим бывшим хахалем? А ты… тебе что, правда жаль ваших отношений? Не могу поверить…

Перемену в твоем настроении я уловил практически сразу. По дороге в школу ты юморила, соревновалась с Морозовой на тему, кто расскажет самый пошлый анекдот, а потом увидела Степнова. И все! Тебя не узнать. Будто передо мной другой человек… Последней каплей стало то, что ты ему вещи свои потащила. На хранение. «Там посторонние не отираются». Потом наконец-то вернулась и за два часа репетиции ни разу не посмотрела в мою сторону. Замкнулась в себе, спряталась под ледяной панцирь. Подобное твое состояние напрягало меня, потому что оно будто отбрасывало наши отношения к исходной точке и потому что мне снова предстояло с аккуратностью хирурга раскручивать тебя на откровенный диалог, подводя разговор к тому, что ты без меня не сможешь, что я твой лучший друг, твоя половинка и вообще – мы с тобой одной крови, одного поля ягоды. Вот что у тебя общего с этим психом, физруком? Он тебя никогда не понимал, не уважал, относился как к вещи. Да-да, Лена, я же твои слова цитирую. И счастье, что все закончилось без жертв. Домостроевцы вроде него могут и наручниками в батарее пристегнуть, а потом на ночь оставить. Ты его боялась. Помнишь? Я только и слышал от тебя: «Если он узнает – убьет». Это же клиника! Ты вот по этому всему скучаешь? Ответь откровенно хотя бы самой себе.

Давай не будем забывать, что у тебя есть я и полная свобода в придачу. А также помощь в карьере, дружеское расположение моего дяди и шанс в перспективе вырасти в отдельную творческую единицу. Я – твое будущее. А ты – мое. Выбьешься в люди и меня за собой потянешь. Нам сам Бог велит держаться друг друга.
А что может дать тебе, птице высокого полета, этот лох педальный? Его потолок – воспитывать малолетних дегенератов. В нем нет ни капли тщеславия, дальше волейбольной сетки не видит ничего. Зачем он тебе такой нужен? Чтобы, став известной, ты стеснялась его и прятала от журналистов? Посмотри на меня: Я тебе ровня, Я тебе пара. А то, что средств в достижении цели не выбираю – в жизни всегда так: либо ты, либо тебя. Ты же не станешь меня винить в том, что бью на поражение. Во-первых, права не имеешь, а во-вторых, твои измены и вранье тянут тебя к земле не меньше, чем меня мои грешки. Да, я отвадил от тебя всех твоих друзей: Лерку, Гуцула, Стаса. Я же не слепой дурачок, сразу, с первой встречи понял, что не нравлюсь им, они без конца таскались к тебе делегацией защитников бывшего физрука, без конца нашептывали «какую ошибку ты совершаешь», а я попросту не стал это терпеть. Пара нелицеприятных сообщений в одноклассниках с твоего аккаунта, испорченная сим-карта, чтоб эта «коллегия адвокатов» Степнова тебя не донимала, и – адьос, амигос. Поразительно, как легко верные дрУги поудаляли тебя из своих контактов. Ни единой попытки разобраться, поговорить с глазу на глаз. Сам не ожидал, что они так запросто поверят в провокацию.
С твоим бывшим тоже долго возиться не пришлось. Его облапошит и пятилетний. Мне хватило пятнадцати минут, чтобы раздобыть ключ от спортзала и подсобки, и еще двух минут, чтобы незаметно вынести оттуда твои куртку и сумку. Вот он, его «звездный» час и слава мелкого вора. А кто еще мог взять твои вещи? Доступ в помещение есть только у него, ну еще у охранника, который мамой клялся, что ключики на вахте никто не брал… Почтенный пенсионер не врал – ключи я позаимствовал не у него, а у шкафчика с циферками. Удобно. Все подписано – не ошибешься. Истеричность рыжей тетки (она вроде завхоз) добавила ситуации красок. Благодаря ее визгу новость разнеслась по школе в считанные минуты. И снова поразительное везение, от которого я даже растерялся. Кажется, никто не засомневался в том, что тебя обокрал Степнов. Ты и сама в этом не сомневалась.
Кто-то позвонил в милицию, а это означало, что дело принимает серьезный оборот…
Я не раскаиваюсь. Мне его не жаль. И лучше ты останешься без куртки, чем я – без тебя. Сидишь рядом, молчишь, видимо, перевариваешь произошедшее. Еще бы. Но я тебя не тороплю, даже с разговорами лезть не собираюсь. Ты сейчас все обдумаешь и сама примешь единственно правильное решение. Надеюсь, тема Степнова будет окончательно закрыта. Пора научиться ценить наши отношения. Кто еще о тебе позаботится лучше меня?

Продолжение следует...

Скрытый текст


Спасибо: 65 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2008
Зарегистрирован: 09.02.09
Откуда: Москва
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms31: Победитель конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.10.11 11:34. Заголовок: Девочки, я слегка пр..


Девочки, я слегка промахнулась, так что воспользуюсь правом расширить свой мини до 4-х глав. Эта засчитывается как продолжение фанфика, финал будет позже

Скрытый текст



Меня учат мои поступки – бьют меня по роже (с)

POV Лены

Кошмарный день…
Стоит мне только смежить веки, в памяти всплывает Витино лицо. Взгляд, черный от боли, в глазах вопрос – «чем я все это заслужил?».
Поразительно, как внезапно и быстро мне представилась возможность поквитаться за обиду – за это его резкое «нет» на мою неуклюжую попытку… даже не знаю чего. Выяснить отношения? Их нет. Нечего выяснять. А я все равно умудрилась… Не помню, что выкрикивала в его адрес, но вполне хватало и тех скудных обрывков, сохранившихся в голове, чтобы желудок крутило в приступе тошноты – от отвращения к самой себе.
Он не брал эту чертову куртку. Нет ни одной причины, по которой он мог бы это сделать. Мне бы хотелось, чтобы она была, но я-то прекрасно видела, как он держал дистанцию, желал просто отделаться от меня поскорее, даже возмущаться не стал, что отвлекаю. Холоден, спокоен. Это я цеплялась за повод лишний раз увидеться. Но как же меня грызло изнутри то, что, даже соглашаясь помочь, Витя всем своим видом посылал меня то ли к черту, то ли к Васе.
А вот и он – легок на помине.
Осторожная смс: «Как ты там?» Ничего оригинальнее не мог придумать? С раздражением бросаю телефон на стол. Напоминание об Артемове хуже зубной боли. Сегодня он был внимателен, как врач в платной поликлинике: успокаивал, причем так складно-правильно, за руки держал. Чтоб не замерзла, предложил свою ветровку. Я отказалась. Побоялась, что не влезу в нее. Как неделей ранее я побоялась представить Васю родителям. Они и не в курсе, какая у меня насыщенная личная жизнь.

Сон не идет. Самочувствие – будто меня из-под танка вытащили, в голове – развалины Брестской крепости. Соображаю плохо, ни одной внятной мысли. Ясно только одно: вор – не Степнов.
А кто тогда?

Дальше тянуть просто некуда. Лера, скорее всего, не будет в восторге от моего звонка в двенадцатом часу ночи, но других знакомств в «органах» у меня нет. Не могу унять нервную дрожь. Это страх неизвестности. Мне жизненно важно сейчас четко понимать, чем вся эта мерзкая заваруха грозит Степнову. Пытаюсь не думать о том, что ситуация напоминает обыкновенную подставу. И снова по двадцатому кругу вопросы: кому это понадобилось и зачем? В любом случае, сама я точно не разберусь, а мне очень хочется найти того, кто всю эту кашу заварил, и просто посмотреть ему в глаза.


Ты будто бы планета из моих звёздных войн,
Я постоянно борюсь с твоим магнитным полем,
Ты так опасно близка на моих радарах,
Что весь мой арсенал уже готов к ударам. (с) Каста


POV Степнова

Шесть часов позора, и уроки закончились. Забавно, но, если бы сегодня я отменил тренировку, никто бы мне и слова не сказал. Впрочем, со мной и так никто не разговаривал, даже близко не приближался. Как к прокаженному. За весь день меня навестил только Савченко, да и то мимоходом. С видом страшно опаздывающего по делам Николай Палыч заскочил в подсобку, беспокойным взглядом обшарил стеллажи и, убедившись в том, что я еще не приступил к тотальному выносу казенного добра за пределы школы, изрек: «Витя, я уверен, милиция во всем разберется».
Да, конечно. А если не разберется, то можно будет под шумок спихнуть на меня исчезнувшую еще в прошлом году стремянку… «Валите все на рыжего»! Какая разница, за что сидеть?

Занятия секции прошли без происшествий, если не считать того, что малолетние идиоты жались друг к другу, не зная, куда пристроить мобильники и наручные часы. Обычно на время тренировки они все ценные вещи без раздумий отдавали мне, а тут… смотрят настороженно. Неприятно. Я с пятого класса этих пацанов воспитываю, знаю их как облупленных, да и они меня знают – кто я, что я, – а что вижу в итоге? Парк сплетнеуборочных машин. Собрали по углам всю грязь и теперь мне в благонадежности отказывают, будто я кого-то из них обобрал-ограбил. И кого теперь интересует, что я как тренер четыре раза выводил нашу школу в чемпионы, выигрывая одно первенство за другим? Кому нужны мои регалии и высшая учительская категория?

Гулкий звук приближающихся шагов заставил напрячься. Видимо, по мою душу пришли.
Что, прямо из школы заберут? Воображение моментом нарисовало картину: два хмурых мента ведут меня по школьному двору, а в окнах, разинув рты, стоят мои бывшие коллеги и ученики… Откладываю в сторону незаполненный журнал и оборачиваюсь… Матерь Божья!
Уж лучше бы милиция.
На пороге давешний кошмар. Даже виски заныли, предвкушая второй тайм.
Здравствуй, Лена.
Вот это жажда крови! За добавкой пришла? С минуту играем в гляделки. И это еще более странно, чем ее визит. Ни резких движений, ни оскорблений. «Я не узнаю вас в гриме!» На доли секунды мне, здоровому, крепкому духом мужику, становится не по себе. Слишком много тишины.
- Вить… Я знаю, что вчера перегнула палку. Ты имеешь право обижаться на меня. В общем… я пришла извиниться.
Чего?! Я не ослышался?
Она говорила - оправдывалась, извинялась, смотреть на нее было выше моих сил. Муторно настолько, что либо сам уже сдохну, только бы избавиться от этих никому не нужных объяснений, либо ей вмажу, чтобы заткнулась. Насилу удержался от соблазна сообщить ей, куда она может засунуть свои извинения. Неужели ни грамма понимания, что по ее милости я в родной школе стал изгоем и что от грязного налета вчерашней «славы» мне не отмыться никогда?
Монолог закончился, она тяжело вздохнула и уставилась на меня. Кротко, преданно, по-собачьи. И от этого захотелось удавиться. Как я мог ей верить когда-то? Как вообще к себе подпустил? Чем думал?
- Значит, вещи нашлись?
- Нет, - глазки в пол. Такая смирная… Бесит! – Я просто знаю, что ты их не брал… Ты бы не смог. – Я чуть не подпрыгнул на месте. Вот это подача! Кулемина, предупреждать надо! За какие такие плюшки мне оказано столько высокое доверие?
- Чушь собачья! Почему же не смог бы? Смог! У любого спроси – это я украл твою куртку и… черт, что там еще было-то?! А, и сумку тоже.

Нормальные люди, когда разговаривают, в глаза смотрят. Вообще о наличии у Лены совести мне стоило еще раньше призадуматься, когда в восьмом классе поймал ее за вымарыванием из дневника единицы за поведение. Мелочь, конечно, но наша жизнь из такой мелочевки и состоит…
- Не хочу, чтоб все вот так… ну как враги… – Да ну, что ты? Мы друзья! Только по дружбе можно обложить человека «нежностями» вроде «сволочь» и «козел», я уже молчу про опускаемые цензурой более мелодичные эпитеты. Если она снова начнет про «мы же не чужие, ты мне небезразличен», точно по голове настучу… Замялась, ищет слова. Напрасно, милая. Это не нужно ни мне, ни тебе.
- Ну хочешь, на колени встану? – Ты что, совсем охренела? Да это мне впору перед тобой на четвереньки бухаться, чтоб оставила меня в покое.
- Дверь там. Выход сама знаешь где.

POV Лены

Степнов верен себе. Все максимально прозрачно. И я свободна, как ветер.
Можно было не рассыпаться в извинениях и не выставлять саму себя на посмешище, придумывая на ходу всю эту пламенную речь. Без толку все.
В свой гребаный журнал уткнулся, будто меня тут нет. «Будете проходить мимо, проходите мимо».
Но знаешь что, Степнов? Я с места не сдвинусь, пока ты внятно не скажешь, что больше не держишь на меня зла. С такой удавкой на шее я не смогу жить – чувство вины сожрет меня изнутри и не подавится. Уже слышу, как оно смачно чавкает… А жить очень хочется.
Цепляюсь взглядом за торчащий в дверном замке ключ. Как для меня оставлен. Прости, Витя, ты не оставляешь мне выбора.

POV Степнова

К Кулеминой спиной поворачиваться нельзя. Жаль, что сия светлая мысль посетила меня с большим опозданием. Я среагировал уже только когда услышал отчетливый щелчок замка. Поверить не могу, что она заперла меня в моем же кабинете. А дальше что? Приведет в действие схему «заложник – выкуп»? Немым ответом – ее упрямо сжатые губы, жесткий взгляд хорошо натренированного бойца. Воспитал характерец на свою голову!

POV Лены

Никогда бы не подумала, что придется изощряться, чтобы получить несколько минут с ним наедине, а за его прощение и вовсе валяться в ногах. Гордость? Забудь, Кулемина. Будем считать, что она отвалилась, как хвост у перепуганной ящерицы.
А если все разговоры зря, и он тебя все равно не простит? Свяжешь его? Ну да, как в кино! В багажник кинешь и домой притащишь?

Все еще искренне считая себя хозяином положения, Степнов потребовал отдать ему ключи. Если бы просто попросил… Я только крепче сжала в ладони связку, а для верности завела руки за спину. На случай если он решится отобрать их силой.
В ответ на мое «нам надо поговорить» он с невозмутимым видом достал из кармана бумажник, вытащил все, что в нем было, и протянул мне.
- Сколько куртка стоила? Пятьсот? Здесь примерно полторы сотни по курсу Центробанка. Прости, больше нет. – Как по лицу наотмашь. Мне даже показалось, что я чувствую вкус крови во рту.
- Я к тебе не за компенсацией пришла.
Степнов небрежным жестом кинул деньги на стол. Он уверен - мы вчера из-за дорогой шмотки сцепились. Ему проще думать, что я мелочная и склочная, нежели обидчивая и мстительная.
- Да плевать мне! Бери деньги, пока дают. И дверь открой, а то мало ли…
Грубит, пытаясь зацепить побольнее. Вчера это сработало – я взорвалась. Но с прошлого вечера я слегка поумнела. И нет такой силы, которая бы заставила меня разжать ладонь и отдать ему ключи.
- Ты же мне за эту куртку глаза готова была выцарапать. Соглашайся. Не сегодня-завтра меня посадят, ты и этой суммы не увидишь. – Издевается. Вроде даже удовольствие получает.
- А мне на деньги твои плевать. И на вещи тоже. Я вчера за твое «нет» мстила! Понимаешь?! – Наконец-то… дошло.
Он в лице переменился, побелел. Швырнул пустой бумажник на стол и заорал:
- Кулемина, ты в своем уме?! – И что ему на это ответить? Что стоило мне его увидеть, как моя крыша бодро чиркнула шифером и рванула в неизвестном направлении?
- Ты хоть понимаешь, какого дерьма наворотила?! Во что меня втравила, осознаЁшь?! – Острые зубцы ключей больно впиваются в ладонь. Потею от страха. Надо сделать над собой усилие – расслабиться. Он побесится и перестанет… Если до того момента не убьет. Судорожно вбираю воздух ртом и зажмуриваюсь:
- Говори что хочешь, матерись, оскорбляй, я тебя в покое не оставлю.
- Ключи отдай!
- Нет.
Он резко дернулся в мою сторону, попутно зацепив стопку бумаги на столе вместе с купюрами и бумажником…

POV Степнова

Я подлетел к ней, за плечи тряхнул. Ничего не соображаю, будто «Озверина» объелся. Пелена перед глазами. Она в моих руках, как тряпичная кукла. Легкая. Неизвестно, в чем душа держится. А, может, нет там никакой души? И не было никогда…
Будь она мужиком, всыпал бы по первое число. Размазал бы по стенке, руки оторвал.
Если бы да кабы… Знаю ведь, что ничего я ей не сделаю. И она тоже это знает.
В итоге прорычал какую-то непотребщину, ее рывком на себя. Только бы отнять у нее эти долбанные ключи и выставить вон – вон с моей территории, вон из поля моего зрения. Сквозь барабанную дробь в висках до меня доходит, что забрать их, не прикасаясь к ней, невозможно. И кофта по моде идиотская – короткая, кожа на пояснице по-детски гладкая. Отдергиваю ладони, будто ошпарился. Видимо, все, о чем думаю, у меня на лице написано – читай не хочу. Бесстыжая стерва. Осмелела, даже глаз не отводит.
Это не то, что ты себе придумала. Это не любовь. За ней к своему недомерку топай. А я здоровый мужик, и желания у меня соответствующие. Просто времени мало прошло, и я все еще помню, каково это, трогая тебя, не ощущать неловкость.
Но я оптимист. Должно же рано или поздно наступить то состояние, при котором все равно, рядом ты или нет.

…Пробки в голове выбивает окончательно. Твоя несговорчивость доводит до белого каления, перестаю рассчитывать силы и уже начхать на принцип «не воевать с теми, кто слабее», тем более что в запале схватки ты нагло топчешься по моим вещам, сброшенным с вешалки. Там же, на полу, сорванные со стен вымпелы, прошлогодний календарь, грамоты... Хрипло и тяжело дышишь, отбиваешься, как умеешь. Похоже на игру – кто кого быстрее измотает. А если за волосы и к стене? Не боишься?

Страшный бардак, все вверх дном. У тебя поразительная способность ввергать в хаос все, к чему ты прикасаешься. В какой-то момент я оказался ловчее – поймал тебя сначала за ворот кофты, потом за руки. Пара секунд «бессмысленной и беспощадной» возни, и вот он главный приз – связка ключей со сломанным брелоком.

Продолжение следует...


Спасибо: 63 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2040
Зарегистрирован: 09.02.09
Откуда: Москва
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms31: Победитель конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.11.11 15:52. Заголовок: ...и снова я промахн..


Скрытый текст


POV Степнова

Ты присмирела и больше не делала попыток вырваться. Внутренне торжествуя, разжал твою ладонь и… На бледной коже две темно-красные полосы с проступившей по краям кровью. Ты так крепко сжимала связку ключей, что прицепленная к ним металлическая бирка моментом впилась в кожу, а куцый обломок старого брелка лишь усилил эффект – добавил к «рисунку» еще пару «штрихов». А на твоем лице ни один мускул не дрогнул, ты терпела. Ради чего? Только чтоб не дать мне уйти? А не подвернись вариант с ключами? Вены бы порезала? С окна сиганула? Я понимаю, артист в тебе требует шоу. Чтоб драматизма побольше! Но мозги-то включать надо!
Меня колотит от злости на себя, на тебя, на того, кто взял твою долбаную куртку, и на весь остальной мир.
Не надо было вообще тебя впускать. Бессмысленный треп – трата времени. Если бы не твои выкрутасы, уже бы дома был – спокойно ужинал под жужжание телевизора. Но по твоему мнению я даже этой малости не заслужил.

Вроде бы не виноват, не я совал тебе в руки это «орудие пыток», но чувствую себя извергом. Уму непостижимо, но ты раз за разом проделываешь со мной этот фокус, где твоя роль – ангел с переломанными крыльями, а моя – чудовище с топором, и я, разумеется, во всем повинен. Только в гробу я видал эти ролевые игры! На этот раз буду стоять на своем. Зеленка, пластырь – и ты уходишь. И не забудь прихватить свои пафосные извинительные речи и ненужные воспоминания о сегодняшнем дне.
Оборачиваюсь, вижу твои опущенные плечи. Лена, так нельзя, это запрещенный прием. Прячешь лицо за челкой, но и без громких всхлипов с размазыванием соплей понятно, что ты плачешь. С досадой бросаю на стол пластиковую коробку-аптечку.
- Тут все, что нужно… Как закончишь, ключ на вахту сдашь.

Уверен, сейчас ты считаешь меня бессердечным скотом и распоследней сволочью. Пусть так. Просто не хочу, чтобы ты догадалась, как сильно я хотел бы прижать тебя к себе, вытереть твои слезы, целовать раны в глупой уверенности, что так они быстрее заживут.
Я устал себя корить, я просто устал.

POV Лены

До меня даже не сразу дошло, что в каморке я одна. Черт тебя дери, Степнов! Когда же ты успел стать такой тварью? В какой момент? Это вообще будто и не ты вовсе. С виду все красиво, да! Ты же не бросил меня истекать кровью. Аптечку достал, проявил заботу – все в лучших традициях безупречного Вити Степнова. Здоровье превыше всего. А дальше пустота и твое поганое безразличие. Не поверишь, но у меня сердце есть, и ему сейчас не до царапин на руке. Есть вещи пострашнее заражения крови. И меня тошнит от ужаса, что я все профукала. Боже, ты хотя бы понял, зачем я все это устроила, почему прохода тебе не даю? Я с тобой быть хочу, до одури, до отключки мозга.
Бесполезно!
Никакой обратной связи. Вдруг напала на тебя неслыханная слепота и глухота. Ты как иностранец, впервые попавший в Москву. Можно говорить, сколько влезет, мимикой, жестами, да хоть пантомиму разыграть, ты все равно мотаешь головой, не желая ни во что вникать. Слишком сложно. Да и смысла нет. Меня для тебя не существует. Вычеркнул и забыл. К горлу подкатывает горький соленый ком.
Презираю себя за все, что наворотила, а тебя так вообще ненавижу! За высокомерие, за эти твои холодные глаза и за то, что бьешь меня моим же оружием. Даже не обернулся. Ни на секунду не засомневался. Курс выбрал, прешь ледоколом, спасайся кто может. А кто не спрятался, ты не виноват?

Швыряю в стену любезно предоставленный тобой пластмассовый короб с красным крестом, от души, так, как хотелось. Как душа требовала. Ее содержимое с ужасным грохотом мгновенно разлетелось по углам. Прямо точь-в-точь как мои надежды… По стене расползлось ярко-зеленое пятно, осколки со звоном осыпались на пол. Меня трясет в бессильной злобе, перед глазами мутная пелена от неиссякающих слез. Вдруг вспомнилось, как, ахая и охая, любимый дед втирал мне, насколько крепко мне повезло, ведь ты такой добрый и великодушный. Видел бы дедуля, как ты со всей мощью своей невероятной доброты едва не придушил меня за паршивую связку ключей.
Жаль. Лучше бы придушил.

POV Новиковой Леры

Степнов обокрал свою бывшую девушку. Бред сивой кобылы!
Степнов обокрал свою бывшую девушку с целью отомстить ей. Бред в квадрате! Где Витенька и где отомстить! И этой белибердой мне выносили мозг целый день.

Жуткая история с кражей вообще одно сплошное разочарование. Настроение в полнейшем минусе, и не дает покоя мысль, что я очень ошиблась в некоторых людях. Первой в списке оказалась Алехина. Еще со школы я привыкла считать ее тем самым человеком, который семь раз отмерит и только потом отрежет. А в итоге именно она махнула тесаком, не глядя, еще и Кулемину ловко подначила. С ее легкой руки пламя скандала разгорелось еще сильнее. Женя не сомневалась в виновности человека, который всю дорогу нам помогал, не жалел для нас ни времени, ни сил. И, если разобраться, он сделал для нас больше, чем все остальные учителя, вместе взятые. Алехина явно подзабыла, с чего начинались Ранетки. Одного понять не могу: неужели наша умница-отличница до сих пор никак не простит своему бывшему учителю единственную четверку за полугодие в десятом классе? А что? Я не удивлюсь!

Следующим номером Наташка. Слывет поборником справедливости! Только представления об этой самой справедливости какие-то странные, плюс налицо проблемы с памятью. Выходит, только я помню, как Степнов под пули лез, спасая ее с мамой от слаженной команды отморозков? Своей шкурой рисковал! И все равно для Липатовой он вор и подлец, позарился на кулеминское добро. Где логика?! Ее саму-то ничего не смущает?

Далее почетный член коллегии сплетников – Елена Петровна. Ну это вообще тяжелый случай. Ни стыда, ни совести. Прям как в анекдоте – «ничего лишнего». Сама чуть что, так сразу к Степнову – помоги то, помоги се! На дверях спортзала давно надо было прибить табличку «Филиал МЧС», хотя бы ради справедливости. И вот Виктор Михалыч оказался в сложной ситуации, эта коза первая же кинула в него камень. Ясен пень, для дяди Пети упирается – выгородить его желает. Но человеком надо оставаться в любой ситуации. Или я снова чего-то не понимаю? Благо не все поддержали «тренд сезона», и возгласы «Ну что с физрука взять?!» раздавались реже, чем «Да вы что, обалдели? Быть такого не может!». Здравомыслящих людей в нашей школе много. Спасибо Шрэку – оперативно разогнал «стихийную демонстрацию» в спортзале…

Звонок Лены – снег на голову. Сама не знаю, зачем вообще сняла трубку. На фоне ее хамских выходок в мой адрес и того, что она сотворила со Степновым, у меня не было ни малейшего желания с ней беседы беседовать. И все-таки я не сбросила вызов.
В первые секунды разговора меня одолевали сомнения – Лена ли эта? Куда только подевались пафос и наглая самоуверенность? Другой человек! Тот, по которому я очень скучала. Она не разучилась плакать и испытывать чувство вины, и это открытие немного разбавило неприятный осадок безумного дня.
Я не стала выяснять отношения, припоминать Кулеминой ее старые грехи. Сейчас главное – выручить Степнова, а все остальное подождет.

Она сама, первая, завела разговор о своих отношениях с Васей, чем внесла в мою душу еще большую сумятицу. Непривычная откровенность. То, что раньше приходилось клещами тянуть, теперь лилось из нее потоком. Девочка созрела и перестала отгораживаться от мира дежурным «у меня все прекрасно». Теперь она называла вещи своими именами. Вместо «мне с Васей легко и комфортно» звучало «мне поперек горла шутки, которые он рассказывает по сто раз», вместо «хочу больше свободы» тоскливое «всем на меня наплевать». Кто же знал, что запас Васиных шуточек весьма ограничен, а у свободы столько побочных эффектов?

- Лер, наверное, это звучит бредово, но я Степнова все еще люблю. И что с этим делать, ума не приложу. Все так… запуталось…
Признание за признанием, у меня дыхание перехватило. Ну что я могла ей на все это ответить? Что не понимаю, как можно было разменять Витину любовь на сомнительную привязанность откровенного лузера, по каждому чиху пугливо озирающегося на грозного дядюшку? Я ведь еще тогда, в сентябре, знала, чем все это закончится, но Лена вбила себе в голову: «Мы со Степновым не пара».
- Не падай духом. Уверена, шанс есть. - В ответ Лена усмехнулась:
- Спасибо, что пытаешься приободрить, но я-то понимаю, каковы мои шансы… Лерка, мне не к кому больше обратиться. В общем, если Витя из-за меня пострадает, я никогда себе этого не прощу. Просто не переживу. Отец твой все-таки не последний человек… - она запнулась, похоже, смутилась. Я, не задумываясь, пообещала сделать все возможное и невозможное. Не ради Лениного спокойствия и даже не ради нашей дружбы, воскресшей из пепла. Ради Степнова.
И все-таки Кулемина неправа: шанс есть, его не может не быть.

POV Лехи

Это уже восьмой случай за последние две недели, когда при помощи записей камеры видеонаблюдения удалось точно установить личность преступника. В 345-й школе камеры появились буквально месяц назад, но никто тогда и не предполагал, насколько полезными окажутся эти хитрые штуковины…
Услышав от Андрея Васильевича, какое дело мне в срочном порядке нужно взять на контроль, я чуть на собственную челюсть не наступил. Степнов? Витя Степнов что-то там украл?! Да, не спорю, он товарищ с норовом, может врезать, но чужое взять – не тот человек. Энтузиасты-альтруисты не промышляют воровством. Это противоречит их природе.

В вестибюле школы нас встретил Николай Палыч, так что доступ к записям всех камер мы получили моментом, а благодаря тому, что временной промежуток совершения преступления оказался небольшим, просмотр у нас отнял буквально час.

Когда компьютер выдал крупный план молодого человека, придерживающего под мышкой нечто, похожее на сверток, я практически сразу узнал в нем кудрявого хмыря из Ранетковской тусовки. В голове сами собой всплыли обрывки нашего с Лерой разговора. Она не особо выбирала выражения, давая характеристику новому бойфренду лучшей подруги, а я, вглядываясь в черно-белое изображение на мониторе, в очередной раз подивился тому, насколько сильна в некоторых женщинах интуиция. Она еще толком и знать не знает, с кем дело имеет, но уже чувствует опасность. Ну, Лерка вообще особенная, есть такое дело.

Пока мой коллега выискивал в архиве записей других посетителей спортзала, я под «чутким руководством» школьного завхоза устроил поисковый рейд в той части крыла, куда, судя по сведениям камеры, двинулся подозреваемый. Под лестницей, за тремя мешками недавно списанного, но еще не выброшенного барахла, нашлись и куртка, и небольшая женская сумочка. Вот и все расследование. В мотиве я почти не сомневался: Василий нацелился как следует искупать Степнова в дерьме. И у него бы это получилось, не случись повальная мода на установку систем видеонаблюдения. Просчитался парниша!..

Жаль только, что торжества справедливости не будет. Если паренек не глуп, то вполне может выкрутиться. Лазейки есть. Он легко соврет, мол, «просто неудачно пошутил, девушку хотел разыграть». И попробуй доказать, что это не так! Хулиганство максимум, за это не сажают. А если вспомнить, кем является дядька этого шутника, то не сомневаюсь – Лена заберет заявление. Ни ей, ни ее подругам-ранеткам проблемы не нужны... Впрочем, я свою работу выполнил, начальству обо всем доложил. И главное – Степнова от грязи избавил. А как Кулеминский ухажер жить дальше будет – не моя забота. Глядишь, жизнь его обтесает: и не таких борзых обламывала.

Сначала меня распирало от желания позвонить Лерке. Сдержался. Пусть все новости ей сообщит папа. Я уже заранее знал, какова будет ее реакция, и, честное слово, мои уши не выдержат в сотый раз выслушивать про «дуру Кулемину, связавшуюся не пойми с кем». Кстати, номер не очень умной Леркиной подруги оказался вообще заблокирован. Звонки на мобильный Степнова проходили, но трубку он так и не снял. Надеюсь, это просто совпадение, и у них обоих все в порядке, а то предчувствие какое-то… нехорошее…

POV Гуцулова

Видимо, карма у меня такая – нянчиться с пьяной в хлам Кулеминой. Находясь в полной невменяйке, эта красавица даже с телефоном сладить не могла – по клавишам не попадала. За нее это сделал бармен. Он со знанием дела объяснил мне, что «клиент почти недвижим и неплатежеспособен». Еще бы! Кулемина оприходовала пол-литра Джеймсона и три «Маргариты» (для разнообразия!). По доброте душевной и в память о нашей былой дружбе я, конечно, приехал, заплатил по счету и забрал Лену. Слава Богу, успел до того как она нашла приключения на свою пятую точку. Уж я-то знаю, насколько легкой добычей может оказаться молодая, симпатичная и нетрезвая барышня. Дорога домой лишила меня последних денежных сбережений, потому что Лена немилосердно изгадила салон такси, а таксист не собирался из собственного кармана оплачивать химчистку. Но последней каплей стало не это, а то, что Новикова даже дверь не открыла. Пожелания и рекомендации она озвучила через динамик домофона, заявив:
- Кулемина уже сто лет не является моей подругой, а сейчас она и на человека-то не сильно смахивает – мычащее тело с выключенным мозгом. Я не нанималась тазики за ней выносить, у меня на сегодняшний вечер другие планы.
И когда она успела такой стервой стать?! Я просто выпал в осадок. Мне и раньше приходилось слышать откровения на тему женской дружбы, но Леркина пламенная речь превзошла все мои ожидания. Я несколько секунд помялся у закрытой двери, не зная, как быть дальше.
- Лер, ну хорош выпендриваться! Выручай! Ко мне домой ее нельзя, у меня бабка парализованная и сестра беременная. Кулемина свои ключи от дома где-то благополучно посеяла, а дед ее гостит у родни в Ярославле. Предлагаешь мне ее на улице бросить?
- Хочешь сделать доброе дело – вези ее к Степнову.
- А если он мне за такой сюрприз в морду даст?
- Ну от меня ты чего хочешь? Боишься Витеньку – оставляй нашу царевну на улице, может, кто подберет, пригреет!
- Ну ты и ...!
Щелчок отбоя. Трубку положила.
Я беспомощно оглянулся, в лобовом стекле такси отчетливо просматривалась недовольная физиономия водилы. Можно подумать, я сейчас дико счастлив!

Ох, Лена-Лена, и куда прикажешь тебя везти?

Продолжение следует...

Спасибо: 53 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2057
Зарегистрирован: 09.02.09
Откуда: Москва
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms31: Победитель конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.12.11 16:10. Заголовок: Ровно месяц. Ну и кт..


Скрытый текст



POV Гуцула

Пока я, как савраска, мотался в поиске пристанища для моей нетрезвой подруги, она слегка оклемалась. Я уж было обрадовался! Напрасно, конечно.
- Достала я тебя… Да?.. Брось меня, чего маешься.
Зашибись! Я мчался к ней через весь город и теперь, конечно же, брошу! Гениально!
- Какие еще будут предложения?
Мямлит что-то.
- Ну раз никаких, то едем к Степнову!
Черт, она меня так достала, что я даже кайф словил от того, как она испуганно дернулась. И началось пьяное нытье, мол, я такой нехороший, ну прямо нечеловеческий гад, и она эту мою «доброту» обязательно припомнит. Сейчас помру от страха!
- Не вопрос. Давай я Васе звякну, он тебя заберет. – Что, так человечнее? Сразу притихла. Из двух зол Степнов роднее, правда?
- Лен, ко мне никак нельзя, понимаешь? – Видно, что не понимает. Мои сложности ее совсем не парят, и меня такая злость взяла! По ее милости я отменил выступление в кафе (из-за чего разругался с Мишкой), лишился почти всех денег (ума не приложу, на какие шиши буду жить целую неделю до зарплаты!) и теперь остался крайним, потому что, видите ли, не в те апартаменты нашу рок-стар привез! По-хорошему она вообще извиниться должна была бы. За острые приступы звездной болезни, за странные сообщения, которые слала, находясь в Штатах, и за полный игнор уже позднее. Но с извинениями разберемся как-нибудь в другой раз, сейчас бы сбагрить ее кому-то адекватному, чтоб совесть не заела потом, – и в «Элефант». Может, еще не поздно собрать пацанов, отыграть концерт и залатать брешь в бюджете. Да, я хренов оптимист!

…Видимо, в знак протеста Лена отказывалась даже ноги переставлять, пришлось тащить ее на собственном горбе, да еще и выслушивать депрессивный бред, мол, Витя ее разлюбил, жизнь потеряла смысл. Мозги чуть не взорвались. Плевать, что ночь на дворе, ору, уже не сдерживаясь:
- Лена, это лечится – ремнем! Мне бы твои проблемы! Любишь Степнова? Докажи! А напиться до вертолетов любой дурак может!
В общем, степновским очам я предстал взмыленным ишаком, и было уже фиолетово, как он отреагирует. Я свою миссию выполнил. На объяснения не осталось сил, я молча сдал Лену ему в руки и только тогда с облегчением выдохнул. Вот только не надо так на меня смотреть. Я – не кролик, а ты, Витя, – не удав. Не я ее накачал, не я с ней фестивалил весь вечер! У меня в фаворе более мирные развлечения – лото, например. Любовные распри оставьте себе, я – пас. В общем, большое спасибо всем за нескучный вечерок. И… да, Кулемина, ты мне еще денег должна!

POV Степнова

Как завертелась вся эта канитель с кражей, мне везде менты мерещатся.
Я то и дело высматривал в окне милицейский бобик и «двоих из ларца, одинаковых с лица», мысленно, раз за разом, проигрывая сцену, которая начиналась казенным «пройдемте» и заканчивалась… С окончанием было сложнее. Тебя ждал меньше всего, а уж в компании Гуцулова – тем более. В общем, очнулся я, Игорька уже и след простыл, и ты в моих руках сломанной куклой.
- Гуцульчик… не оставляй меня здесь, - ты внезапно подала голос и открыла глаза. Очухалась…
Поздно причитать. Дружок твой ненаглядный свалил, навешав тебе лапши, что, дескать, вернется за тобой. Ну разве что в следующей жизни. Гуцулову шесть баллов за артистизм!
А ты… А тебе… Да тебя убить мало! И ухажеров твоих бесконечных. С одними спишь, с другими бухаешь. Удобно. А я тебе зачем? На троих соображать?

Мне традиционно не хватило сил выставить тебя вон. Так и живу, прямо по заветам Христа: дали по морде – подставь зад для пинка. Нахожу чистое полотенце, делаю круг по квартире, чтоб немного остыть. Возвращаюсь, ты там, где я тебя и оставил. Привалившись к стене, сидишь на полу, на грязном коврике у двери.
- Тебе в ванную надо, - стараюсь контролировать эмоции. – Умоешься, сразу полегчает.
- Мне полегчает, когда я свалю отсюда.
- Поговори мне еще! Знаешь, Лена, я не собираюсь ночь не спать, переживая, не попала ли ты в какой переплет! Завтра рабочий день, мне надо выспаться.
Стягиваю с тебя вязаное пальто, перепачканное в побелке и еще Бог знает в чем. Не хочу даже представлять, каким макаром Гуцул доставил тебя, совершенно никакую, на третий этаж при неработающем лифте. Видать, все стены в подъезде тобой вытер.
Ты изображаешь оскорбленное достоинство, неуклюже отмахиваешься от меня. Бесит все это, да? Вот подстава! Игорек, не спросив твоего разрешения, тебя ко мне притащил! Не поверишь, но я тоже не бьюсь в экстазе. Ты, как черная кошка в пустом бабкином ведре, сулишь неприятности. Плевать, что там тебе нравится, а что нет. Сейчас ты умоешься и ляжешь спать, и это не обсуждается! Хорошо еще, что «повезло» только мне, и твой дед тебя не видит. Ты же для него свет в оконце. Ну как же, звезда, гордость для всей семьи! Сдираю с тебя туфли, ты брыкаешься. Дура! Как хочешь, но топтаться по коврам в обуви я тебе не дам.
«Мне и в прихожей нормально. Я тут Гуцула подожду».
Кровь к лицу прихлынула.
- Кого?! Я что-то не расслышал! Тебе что здесь, трамвайная остановка?! Собутыльников своих ждать будешь в другом месте!
Оторвал тебя от пола за шкирку – и в ванную. Тебе не нравится, упираешься. А меня воротит от пьяных баб и ради тебя исключений делать не планирую.
- Хуже только бомжихи с испитыми харями, от которых амбре на десять метров! Но ты давай, продолжай в том же духе и достигнешь того же уровня просветления! – привычка учить тебя уму-разуму так и не прошла. Хотя, конечно, теперь это все не мое дело…

Холодный душ творит чудеса. По крайней мере, стоишь на своих двоих, а не на четвереньках, и взгляд прояснился. Только смотри, злобой своей не поперхнись. Что, тирада моя впечатление произвела? Или присутствие мое так злит? Разумеется, это же я во всем виноват, я тебе жизнь испортил! Из-за меня все наперекосяк. Ты - хорошая, а я - мурло…
- Уйди, - прохрипела с ненавистью.
- А то что?
Знала бы ты, что я хочу с тобой сейчас сделать, моментом бы протрезвела. Швыряю тебе в лицо полотенце:
- Приведи себя в порядок.
И будь умницей – закрой рот. Не успел я выйти из ванной, как за спиной раздался стук щеколды. Прекра-а-асно, твою мать! Заперлась? Отлично придумала. Вот и сиди там!

Двадцать минут, выкинутых из жизни. Я не помню, как сварил себе кофе, как нашел гостевую подушку. Тренькнул телефон. Рассказов. «Да, Ильич, со мной все нормально». Нормальнее не бывает! Не понимаю половину из того, что он говорит, потому что все внимание приковано к двери ванной комнаты. Там как-то подозрительно тихо. Бред, наверное, но с растущим беспокойством вспоминаю о двух бритвенных станках на стеклянной полке, о довольно острых ножницах и литровой банке «доместоса» на самом видном месте… Полчаса ни звука, не слышу я и шума воды. Что можно делать в ванной столько времени?! Постучал – тишина.
Часовой механизм безжалостно чеканит секунды, бьет меня по темечку.
Час десять.
Все, терпение лопнуло. С остервенением ломлюсь в туалетную комнату. Старый шпингалет не выдерживает моего напора, вылетает вместе с шурупами и ошметками ДСП, в голове мысли мечутся – одна страшнее другой, и если с тобой что-нибудь случится…

Готовый ко всему, распахиваю дверь настежь. Ты на полу. Мирно спишь на груде грязного постельного белья, которое я не успел бросить в стиральную машинку. От пережитого страха трясутся руки, оседаю рядом с тобой. Ты специально, да?! Чтоб я подергался?
Несу тебя в комнату, там нет замков и щеколд, не закроешься. Кладу на кровать, аккуратно высвобождаю руки, чтоб не разбудить. Поздно… Даже в полумраке видно, как лихорадочно блестят твои глаза…
- Я лягу в другой комнате, - зачем-то сообщаю я и через мгновение увязаю в твоих объятиях.
Лена, нельзя… Не надо… Завтра начнется ад. Прямо с холодной подушки на твоей половине кровати и покрывшегося инеем, вчерашнего, так и не выпитого кофе. Но мозг уже недоступен или находится вне зоны действия разума.

Шею обжигает дыханием, от прикосновения к тебе все кордоны, выстраиваемые здравым смыслом, сносит к чертовой матери. Твои ладони уже, кажется, везде, и тело будто ломит в болезненном спазме. Не надо так, сбавь обороты, иначе все кончится, не успев начаться…
Одуреваю от того, как нежно ты проводишь языком вдоль вены на шее. Был уверен, что все забыто… Пальцами чертишь на груди одной тебе ведомые узоры, коленями сжимаешь мои бедра, ломая волю и пресекая любые попытки покончить с этим безумием.
И вдруг ударяешь по тормозам. Мстишь.
Угробила пятилетний запас моих нервных клеток, довела до ручки, а теперь – полуголая, бесстыдно кусая истерзанные в поцелуе губы, – ждешь, что я буду покладистым и терпеливым?
Не в этот раз…
Хочу тебя именно так. Тебе неудобно, мышцы косые. Шипишь от боли и одновременно дрожишь от возбуждения. Ну же, взбрыкни, покажи зубы. И не лги хотя бы, что любишь. Твоя задача – прощение вымолить, но всему есть пределы – не переигрывай. Я не обольщаюсь, ты просто позволила себя трахнуть. Благотворительная акция в пользу голодающих.
Не знаю, почему это для тебя так важно, но часть грехов я, так и быть, спишу.

От того, как ты сладко стонешь, без тени смущения, откровенно, ненавижу тебя еще сильнее. Обласканный тобой, не понимаю, от чего мне так хреново.
Ну вот и все... Разжимаешь объятия, откидываешь назад спутанные пряди волос. Сыто и блаженно вытягиваешься на постели, а немного остыв, льнешь ко мне.
Я ошибся.
Ад начнется не завтра, он уже начался, потому что я все помню. Никогда не смогу забыть. А Вася знает, где ты сейчас?
Ты кладешь голову мне на грудь, преданно смотришь в глаза и… Лена, не заставляй меня сожалеть о содеянном прямо сейчас.
- Вить… Я не могу без тебя.
Вот так вот, значит. Ох, как бы врезать сейчас! Сжимаю кулак и с силой опускаю… Конечно, не на тебя. Даже после всего, что ты сделала, никогда бы не смог… Я одного не понимаю – без меня ты не можешь, зато можешь изменять мне, выставлять идиотом, смешивать с грязью… Не понимаю и не пойму.
…Ад уже примерно три минуты длится. Как ни странно, я все еще жив, ты напугана до смерти, а мой кулак до сих пор впечатан в подушку рядом с твоей головой. Считаешь, что я псих? Уверен, именно так ты и думаешь. Только я тебе одну страшную тайну открою: психи мы с тобой оба, ты и я. И либо ты сейчас же соберешь с пола свои шмотки и свалишь отсюда навсегда, либо… Не знаю что. Но, по-моему, ты выбираешь второе, хоть и не отдаешь себе отчет, во что ввязываешься. И я убью тебя, если ты снова меня обманешь.

POV Леры

Сегодня произошло то, чего не было никогда и быть не могло: Степнов не вышел на работу и никого не предупредил. Как же страшно мне стало! Я же Ленку вчера к нему отправила с Гуцулом. Ему позвонила – сказал, что довел и сдал Виктору с рук на руки. А сейчас у обоих телефоны отключены.
Звоню Лехе, вкратце объясняю, что к чему, попутно выслушиваю о себе много лестного…
- Лера, у меня камнем на шее порученное твоим отцом дело о краже, и, если благодаря тебе мы лишимся двух главных свидетелей, будешь сама папочке объяснять, что ты «хотела как лучше». Все, будут новости, сообщу.
Из последних сил стараюсь собрать мысли в кучу. Судя по тому, что Степнов в Лешкиной тираде был назван свидетелем, почетный титул подозреваемого передан кому-то другому. И больше ни слова, ни полслова! Я понимаю, тайна следствия, до завершения дела информация должна быть закрытой, но не на этот раз! Неужели трудно сказать, нашли виновного или нет? Вопрос задать не успела, Леха повесил трубку.
Полдня как на иголках в ожидании звонка. Наконец-то позвонил.
- В общем, Лера, за исчезновение двух свидетелей я сам лично с тебя шкуру спущу!
- Какое такое исчезновение? – едва могу пролепетать от ужаса. Капец…
- Испарилась твоя парочка. Телефоны отключены, дверь никто не открывает, Кулемин только из гостей вернулся и где Лена – знать не знает.
С минуту перевариваю услышанное. Офигеть новости! По всему выходит - или они там поубивали друг друга, или… помирились.
Господи, только бы второе…

КОНЕЦ.

Скрытый текст


Спасибо: 59 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 548
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия