Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 62
Зарегистрирован: 02.02.09
Репутация: 11
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.03.09 04:14. Заголовок: Автор: Starushencia. Зарисовки, мини-фики 2

Спасибо: 51 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 12 [только новые]







Сообщение: 893
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 00:04. Заголовок: Автор: Starushencia ..


Автор: Starushencia
Название: Первый поцелуй
Рейтинг: PG-13
Жанр: Fluff, Romance, несколько ООС
Статус: Закончен. Миник в 3 частях.
Пейринг: КВМ

Бета, вдохновитель, друг и товарищ по творчеству, как всегда – Танечка из Калуги.
Права – частично у создателей сериала "Ранетки", частично у Фернандо Гаэтана, «Амедиа» и мои немножко.

Примечание 1. Я не участвую в новогоднем конкурсе, но его идея - соединения двух фильмов - натолкнула меня на мысль. Короче, взяла я два своих любимых произведения – «Ранетки» (КВМ) и… Думаю, догадаетесь… Если не с первой части, то с третьей точно.
ПОКА будет миник. Очень «просился» текст на волю в качестве «ПОДАРКА» к Новому году. Но по завершении «Народной мудрости», а может и раньше, планирую развернуть историю до полноценного фика.

Примечание 2. Старые персонажи - всем известные – не расписываю. События тоже частично известные, но со смещением акцентов и сдвинуты по времени на год.

***************

Предыстория. Часть 1.

Она его любила. Давно. Уже трудно было сказать, когда это случилось. Сейчас это была данность. А вот обстоятельства их знакомства, день, когда она впервые утонула в омуте голубых глаз, она помнила четко.

Тогда Лена Кулемина, еще шестиклашка, только пришла в 345–ую школу. Точнее, было всего лишь 25 августа – 6 дней до начала учебного года. Она с родителями только что вернулась в Москву, они переехали в этот район и вручили директору Савченко Ленкины документы.

На поле около школы пацаны – её ровесники - гоняли мячик. Точнее, как раз собирались играть в «футбик», когда Ленка напросилась играть с ними. Парни сначала скептически отнеслись к её появлению - хоть и с короткой стрижкой, в бейсболке, джинсах и кедах, она была из презренного племени девчонок. Они посмеялись и послали её, но одного игрока не хватало, и Платон, то есть Коля Платонов, это она узнала уже позже, рассудительно заметил, что раз хочет играть, пусть играет.
- Тогда пусть в Вашей команде, - окрысился Семенов. – Она же в ваш класс идет. Через полчаса, после того как Ленка забила один мяч и отдала точный голевой пас Борьке Южину, парни «выпали в осадок» и признали ее своей…

25 августа учитель физкультуры 345 школы Виктор Михайлович Степнов, приготовив свои владения к началу учебного года, стоял на школьном крыльце и присматривался к играющим на поле ребятам. Вот, через шесть дней начнется его второй учебный год в качестве преподавателя, и надо посмотреть, кого из малышни стоит «затащить» в футбольный кружок.

Он любил. Любил спорт. Давно. Спорт был его отдушиной в жизни с детства, с того самого момента, как мама отдала его, впрочем, действительно подающего надежды, в спортивную школу-интернат, а сама… А сама отбыла из их провинции с новым мужем в Москву. Нет, он ее не винил. Она не была плохой матерью… Родного отца он не помнил. Тот рано умер. Мама, интеллигентная и, в общем-то, красивая женщина, выбивалась из сил, стараясь содержать семью на зарплату инженера-технолога. В стране в этот период началась «перестройка», а точнее разруха. Зарплату не платили. Но ей повезло. Она познакомилась с мужчиной. Откуда он, такой оборотистый и умный в те времена взялся, было неясно, но мама не упустила свой шанс. Оставив сына на педагогов интерната и старую мать прежнего мужа, она подалась в столицу, и на сегодняшний день супруги ГрАновы имели виллу на Рублевке, зарубежную недвижимость и все прочие атрибуты, соответствующие положению людей их круга и материального благосостояния. Пока он учился, мама приезжала по неделе пару раз в год… Смешно… Когда отчим встал на ноги, Маргарита Павловна попыталась устроить сына в Москве, но он отказался. Он – Виктор – победитель привык всего добиваться сам. Он играл уже в сборной области. Играл успешно. Команда лидировала в Российском чемпионате. Через несколько лет получил приглашение в Москву. Жилье временное предоставили. Перспективы открывались прекрасные. Но через год случилась травма, поставившая крест на его карьере в «большом спорте». Пожалуй, тогда впервые он «подпустил» к себе мать и позволил заботиться о себе. Позволил отчиму добавить ему денег и, продав старую квартиру уже покойной бабушки, купил себе скромную однушку на окраине Москвы. Но от предложения «войти в бизнес» и «просиживать штаны» в офисе отчима отказался. Остался в Москве, чтобы поступить в Российский институт физической культуры. Успешно учился, подрабатывая тренером в спортивном клубе. Снова достиг вершины сам. В итоге стал владельцем нескольких клубов. Отдал отчиму долг. Обзавелся приличной квартирой, машиной, правда, все больше стоявшей в гараже. Все бы было ничего, но его быстро «затошнило» от собственного дела, особенно когда мама стала отправлять к нему всех своих «гламурных» подруг, их дочерей и их «крутых» мужей. Все эти «дамочки», строившие ему и остальному персоналу глазки… атмосфера не здоровой спортивной радости, а эгоизма и самолюбования… Дело хоть и приносило приличный доход, но перестало приносить радость и удовлетворение от свершаемого. Вот тогда он оставил за собой только акции, нанял гендиректора и ушел работать в школу. Мама была в глобальном шоке.
- Ты с ума сошел?! – Кричала она. – Будешь подтирать носы сопливым детям?!
Его не понял никто, кроме его старого тренера из спортивной школы.
- Работа с детьми – это благодарная работа. Знаешь, они будут ныть, отлынивать от занятий, кричать «не хочу» и ползать по залу, как «беременные бегемоты»… Но когда ты увидишь их взволнованные взгляды перед первой игрой, когда они перед болельщиками – папами и мамами - будут стараться показать все, чему НАУЧИЛ их ТЫ, когда забьют, когда ощутишь радость от их первой победы – твоей победы, когда встанет ком в горле… Ты поймешь, что сделал правильный выбор.

Он понял и оценил. И вот поэтому сейчас не спешил домой, а стоял на школьном крыльце, наблюдая за игрой. Нового игрока заметил сразу. Виртуозное владение мячом бросалось в глаза.

Она в очередной раз прорывалась к воротам соперника по краю поля, когда Семенов подставил ей ножку. Как она летела!!! Падать она умела, но было безумно досадно приземлиться на гравийное поле, разодрать ладони, колени и, естественно, джинсы. Опять мама будет ругаться!
Над головой раздался громкий мужской голос.
- Семенов! Красная карточка и двойная норма по подтягиваниям!
- Виктор Михайлович, а мы не на уроке.
- Неважно. У меня память хорошая. На первом уроке сдашь.
- За что?! – Проныл Семенов.
- За неспортивное поведение.
- Эй, парень, - голос прозвучал ближе, громогласный мужчина подошел и склонился над ней. – Тебя как зовут?! Встать можешь?
Ленка открыла глаза. Первое, что увидела, это отличные адидасовские кроссовки очень большого размера. Стала подниматься и встретилась с серьезным взглядом голубых глаз.
- Лена меня зовут. Стоять могу. – Произнесла она уверенно, натягивая на голову свалившуюся во время падения кепку.
- Во номер! – Мужчина присел на корточки, аккуратно ощупал оба колена, ей только оставалось сгибать их под его рукой, потом встал и удовлетворенно произнес. – Все нормально. Только промыть надо ссадины и йодом намазать. Пошли в школу. - И он взял её за руку.
Ленка тут же вырвалась и отскочила от мужчины.
Блин, она только что с таким трудом влилась в коллектив, а теперь ЭТОТ хочет увести её, как расклеившуюся фифу!
- Ты чего?! - Удивился мужчина. – Йода, что ли, испугалась?!
- Ничего я не испугалась. – Зло буркнула она в ответ и уже достаточно доброжелательно обратилась к парням. – Я домой. Спасибо за игру.
- Приходи завтра. – Бросил ей вслед один из парней. Это был Игорь. Игорь Гуцулов, ставший ей впоследствии настоящим другом.
Она ушла. А высокий мужчина долго удивленно смотрел вслед долговязой шестиклашке.

Прошло почти полтора года с того дня, когда он обнаружил светловолосую девочку на футбольном поле. Он запомнил этот случай. В школе Лена, её фамилия была Кулемина, училась хорошо, наравне с ребятами ходила два раза в неделю в футбольный кружок, на его уроках всё сдавала на пятерки. В общем, приятно иметь дело с такими учениками!

Недели за три до Нового года он засел в подсобке заполнять журналы. Близился конец четверти. Услышал в зале шаги, потом стук мяча, но вставать и выяснять, кто пришел, было лень, поэтому со стула он поднялся только минут через двадцать и вышел в зал. Зрелище его взору предстало душераздирающее. Ученица 7-а Кулемина Лена усердно набивала мячик, а из глаз её ручьем катились слезы.
- Лена!
Она вздрогнула от неожиданности и отвернулась. Он подошел.
- Лена! Кулемина! Что случилось?! - Реакция была нулевая. Нет, Кулемина явно вытирала глаза. Он, как и многие мужчины, не выносил слез, но как любой нормальный человек и педагог тут же забрал у девочки мячик, посадил на скамейку, ласково приобнял и участливо спросил.
- Леночка, что случилось?
Она глотала слезы и молчала, и столько безутешного горя было в зеленых глазах, что он испугался и рявкнул:
- Кулемина, не молчи!!!
- Они уехали. - Выдавила она.
- Кто?!
- Мама с папой.
- Ну, как уехали, так и приедут.
- Через четыре года.
- Чего?!
- Через четыре года, - словно эхом отозвалась Лена.
- Это куда так? – Спросил ошарашено.
- В Нигерию. – Пояснила удрученно.
- К неграм? А зачем?
- Они ученые-медики.
- Лен, - он подыскивал слова, - ну ты не расстраивайся. Ты с кем осталась?
- С дедом.
- Ну вот. С дедом. Ты уже большая. Через несколько лет уже можешь замуж выходить, и папа с мамой не понадобятся. – Он пытался пошутить. Она не среагировала.
- Леночка, на вот, платок. – Она вытерла слезы и высморкалась. Он прижал к себе девочку чуть крепче, - Лен, я знаю, что расставаться с родителями очень тяжело, но поверь, надо чуть-чуть потерпеть и будет легче.
- Я им не нужна.
- Это неправда. Ты им очень нужна, они тебя любят и думают о твоем будущем. Не в джунглях же тебе учиться. И еще есть такое понятие как долг, и опять же с работой для ученых в стране не очень… Ты не сомневайся, ты для них любимая девочка, и дедушка, наверняка, тебя очень любит.
- Да…
- Ну, вот и хорошо. Пойдем-ка, я тебя домой провожу.
- Не надо. – Встрепенулась Ленка. – Она вдруг вспомнила, что Виктор Михайлович все-таки её учитель. - Я сама. Я платок постираю и отдам. – Она обнаружила у себя в руке мокрый комок.
- Не надо. – Мягко произнёс он. – Точно дойдешь домой?!
- Точно.
- Ну, беги, Кулемина. И не забудь, в среду тренировка.
Она ушла. Он запустил пальцы в волосы, как это случалось с ним в минуты досады. Он слишком хорошо знал, что чувствует сейчас эта девочка.

Через неделю он стал свидетелем разговора в учительской. Людмила Федоровна, завуч, не зря прозванная школьниками «терминатором», влетела в учительскую, пылая гневом.
- Это возмутительно! Что делается?! Конец полугодия!
- Людмила Федоровна, не горячитесь. Что произошло?! Толком скажите, что произошло? – Прервал бурные излияния директор школы Николай Павлович.
- Представляете. Кулемина из 7-А. Третья двойка за неделю. Вообще ничего не делает. Я ей говорю: «Родителей вызову!» - А она мне, - вызывайте! И дверью хлопнула! И это в седьмом-то классе! Беспредел!
- Не получится у вас родителей вызвать, Людмила Федоровна! – Он решил вмешаться.
- Это еще почему?!
- Родители Лены – ученые-врачи неделю назад уехали по контракту работать в Нигерию на четыре года. У ребенка стресс. Она не может прийти в себя. - В учительской повисла тишина.
- Бедная девочка! – Сочувственно сказала Ирина Ренатовна, - молодая учительница химии.
- А вы были не в курсе? – обратилась Людмила Федоровна к директору.
- Нет.
- Какая безответственность! Хоть бы школу предупредили, что оставляют ребенка. А с кем она вообще осталась?
- С дедушкой.
- Девочке было бы лучше с мамой или бабушкой, - снова вставила Ирина Ренатовна.
- Да, еще такой трудный возраст, как раз переходный… А тут… четыре года! – вступила в разговор учитель биологии Зоя Семеновна Кац.
Людмила Федоровна с тоской вспоминала собственную жизнь и собственную дочь, которую она как раз «упустила» в переходном возрасте. Решение, как всегда принял директор.
- Виктор Михайлович! Лена ведь спортом увлекается?
- Да, она у меня в секции.
- Я вас очень попрошу. Девочка вам открылась, значит, вам доверяет. Возьмите Леночку под свою опеку… Поговорите… Чтобы уроки делала… В общем, помогите, ну, если вам не очень трудно…
- Да, не вопрос. - Отозвался он.
- Да, - поддержала Савченко завуч, - помогите. А на эти двойки я глаза пока закрою, но надеюсь, что под вашим руководством Лена их исправит.

Физкультура в 7-А сегодня была последним уроком.
- Лена Кулемина, задержись, пожалуйста! – Лена подошла к учителю. Завел её в подсобку. Показал на стул у стола. – Садись!
- Зачем?! – Удивилась Лена.
- Затем, что если ты не станешь учить уроки, а будешь получать двойки, я буду вынужден отстранить тебя от занятий в секции и от игр, а мне этого, ну совершенно не хочется. Следовательно, ты сейчас сядешь и будешь учить математику и всё, что там вам ещё задали.
Ленка попыталась увильнуть.
- А меня дед дома будет ждать.
- Я ему позвоню и предупрежу.
- А потом поздно домой возвращаться.
- Ну, во-первых, не так поздно, а во-вторых, я тебя провожу. Мне по пути. Еще возражения есть? – Степнов повысил голос, и Кулемина поняла, что спорить бесполезно. Ну, и к тому же, если честно, Виктора Михайловича она уважала, и быть выкинутой из секции тоже не хотелось. Да и сосредоточиться на домашнем задании здесь, в подсобке, было легче, чем дома, где абсолютно всё напоминало о родителях.
- Сиди, учись. Скоро приду, проверю. – Степнов, взяв журнал, покинул зал. Появился он через какое-то время с пакетом булочек из столовой.
- Ну что, Кулемина?! Осилила математику?!
- Осилила. – Улыбнулась Ленка.
- Тогда объявляю большую перемену и будем пить чай с плюшками.
- Вы как Карлсон!
- Ну да! - Степнов смешно раскинул руки, словно сзади у него пропеллер, и закружился. - Я Карлсон, лучший в мире подниматель настроения и укротитель нерадивых семиклассниц. – Ленка смеялась.
- Он еще красивый, умный и в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил! – Добавила она и смутилась. А Степнов не смутился.
- А что?! Так и есть. Давай, присоединяйся, - он налил Ленке чаю в большую кружку в цветочек. - Ешь, а потом на русский навалишься.

Оставшиеся две недели учебного полугодия семиклассница Кулемина делала уроки в подсобке спортивного зала. Виктор Михайлович кормил её булочками, несмотря на ее протесты: «Неудобно, вы деньги тратите», а когда она принесла ему показать дневник с проставленными отличными оценками за четверть, он купил ей тортик. И потом ещё заставил Ленку забрать все несъеденное с собой.
Уроки делались легко. И Кулемина даже помогала учителю переносить в журналы оценки из Степновской тетрадочки. Как выяснилось, он ужасно не любил всякую писанину.
- Что на каникулах будешь делать? – Надо сказать, Степнов очень ответственно отнесся к поручению Савченко, он переживал за эту девочку и старался помочь ей.
- Не знаю. – Отозвалась Ленка грустно. – Дома, наверное, буду.
Степнов уже понял, что сидеть дома Ленке только во вред, поэтому принял другое решение.
- Лен, ты на коньках кататься умеешь? На лыжах-то знаю, что умеешь.
- На коньках? Нет.
- А хочешь научиться?
- А можно? У меня коньков нет.
- Не беда. А плавать умеешь?
- Да. Меня папа учил, когда мы у моря жили. – Ленка загрустила, вспомнив отца.
- Ну, вот и отлично. Значит, первого января будь готова, пойдем на каток, а второго в бассейн.
- Виктор Михайлович, так туда билет нужен.
- Нам не нужен. Знаешь поговорку, «не имей сто рублей, а имей сто друзей».

В итоге, 1 января Степнов действительно привел ее в спортивный комплекс, договорился о постоянном бесплатном прокате коньков и вывел её на лед. С ее упорством и тренированными мышцами она схватывала быстро и почти не падала, но он настоял, чтобы она надевала наколенники и налокотники.
- Виктор Михайлович, вы еще на меня каску наденьте!
- Разговорчики, Кулемина! Надо будет и одену. Кстати, шапку надевай, еще менингит схлопочешь.
Потом он оформил ей абонемент в бассейн. Короче, загрузил девочку на каникулы по полной программе. Он, конечно, не появлялся в спорткомплексе каждый день, но Ленка увлеклась коньками, ее спортивной натуре, как всегда, хотелось добиться высоких результатов, и она почти целый день проводила на льду, катаясь под музыку вместе с радостной толпой веселящегося народа. Здесь, в отличие от унылой квартиры, царила атмосфера праздника. На катке Кулемина наткнулась на Наташу Липатову, свою одноклассницу. До этого они, в общем-то, не общались, но здесь… Наташка была немножко «профи» и с удовольствием принялась учить Ленку всяким выкрутасам. Иногда к ним присоединялась Наташкина подруга, тоже из их класса - Лера Новикова. Вот тогда Ленка узнала, что Наташка живет без отца, а Леркину маму убили бандиты. И девчонки ей стали как-то ближе, до этого она общалась только с парнями, да и отъезд своих родителей стал казаться меньшей трагедией.
Потом снова начались школьные будни. Она привыкла делать уроки в спортзале или просто засиживаться там, наблюдая, как Виктор Михайлович ведет секции в старших классах. Чаепития и заполнения журналов Ленкой стали традицией. Точно так же как стало традицией, что учитель по дороге домой провожал до квартиры и ее – Ленку.
Потом он познакомился с Петром Никаноровичем Кулеминым. Дед первым выразил желание увидеть такого заботливого педагога. А потом выяснилось, что Виктор Михайлович давний фанат дедовских романов. Позже он стал даже соавтором одного из романов, правда, взял псевдоним. Ленка удивлялась.
- Вы же не любите писать, Виктор Михайлович.
- Не люблю. Но идеи-то в голове есть.

Дни летели, складываясь в месяцы и годы, и дружба учителя физкультуры с ученицей Кулеминой в 345-й школе никого не удивляла.

**************
ссылочка<\/u><\/a>

Спасибо: 70 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 895
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.12.10 00:11. Заголовок: Предыстория. Часть 2..


Предыстория. Часть 2.

Он всегда был рядом. Он спасал её. В девятом классе у нее взяли в заложники родителей, дед попал в больницу. Если бы не Виктор Михайлович… В десятом - она ввязалась в кулачные бои за деньги. Степнов вытащил ее, полуживую, с ринга, отработал за нее бои и чуть не убил её сам за то, что скрывала от него такую серьезную ситуацию.
В принципе, он мог расплатиться с этими хмырями деньгами, но знал, как только они поймут, что он заплатит за безопасность девочки любую сумму, а он заплатит, они сделают его дойной коровой, постоянно угрожая Лене. После этой финансовой заморочки он пытался предложить Ленке денег. Естественно, она их не взяла. Ее и так всегда напрягали его покупки для них. «Гордая». Он сам такой. Устроил её, хоть и несовершеннолетнюю, на два раза в неделю в один из своих клубов вести атлетику и степ для скучающих девушек. Ленка, в принципе, рослая и старше выглядит. Она справлялась с работой. А потом стала еще и часы уборщицы прихватывать. Он сначала ругался, но она настояла на своем. Сказала, что хочет гитару, новые шмотки и, естественно, будет зарабатывать сама.
В школе уже со старших классов, когда Ленка стала выше на голову всех одноклассников, он перевел ее в секцию баскетбола. Баскетбол – это его жизнь. Его игра. Тренировал Лену в группе и индивидуально. Вечерами вели баталии один на один. Ему было в удовольствие. Лелеял надежду, что она достигнет больших высот.

Она тоже старалась не оставаться в долгу у учителя. Помогала, как могла. Взяла на себя всю бумажную работу и уборку в подсобке. Выигрывала для него все возможные соревнования, никогда не отказываясь и выкладываясь по максимуму. Когда Савченко приказал учителю создать музыкальную группу, взамен обещая новые маты и козла, Ленка первая взялась за гитару и приложила все усилия, затащив в группу подруг – Наташку с Леркой. Она вообще была готова ради него на все. И это были не пустые слова. Первый раз она, можно сказать, случайно, спасла его от тюрьмы. Услышала его фамилию, проходя мимо кабинета директора клуба, и остановилась. Разговор оказался очень интересным. Стала следить и собирать информацию. На уборщицу, слава богу, никто внимания не обращал, зато доступ к ключам от кабинетов был. Потом доложила все Степнову. У того волосы встали дыбом. Готовилась конкретная подстава. Директор собирался свалить с деньгами, а Степнов бы сел за финансовые и налоговые ошибки.
Во второй раз Ленка спасла ему жизнь в прямом смысле этого слова. В начале 11-го класса её одноклассники вляпались в историю с наркотой, и Наташа Липатова с матерью оказались в заложниках у уже знакомых ему дельцов. Кулеминой было велено остаться дома. Но когда она слушалась?!
Оказалась на месте раньше их и была поймана одним из бандитов. С вооруженным мужиком одной справиться оказалось сложно. Второй как раз заметил на территории мужчин, поэтому бандиты засели в засаде. Наташка с матерью были связаны и с кляпом во рту. Ленке рот заткнуть не успели. Но Иван предупредил: «Пикнешь, убью!» Она стояла под дулом пистолета и понимала, что сейчас Виктор Михайлович и историк Рассказов завернут за угол и напорются на вооруженного бандита. Плевать! Иван на секунду отвернулся, и Ленка свистнула. Так, как учил её Степнов. Когда-то он поведал ей, как они с парнями бегали за территорию спорт-интерната и как предупреждали свистом об опасности.
У него упало сердце. Лена там! Но переживать было некогда, надо было действовать. Дальнейшее происходило, как в плохом кино. Беспорядочные выстрелы, Игорь, раненный в ногу, закрывший собой Наташку… Лежавший мешком на земле Иван… И Андрей, держащий на мушке их с Ленкой.
- Ну что, голубки! Допрыгались!
Он стоял чуть впереди Ленки. А дальше Кулемина совершила нереальное. Она вдруг резко толкнула Степнова под ноги Андрею, принимая выстрел на себя, но этой доли секунды Степнову хватило, чтобы броситься на Андрея и завладеть оружием. Андрей промазал. Тут налетела милиция. Всё, в общем-то, кончилось хорошо.
Когда они остались одни, он кричал. К-а-ак он кричал!!!
- Кулемина! Ты идиотка! Ты зачем туда вообще пошла?! Сумасшедшая! Под пули бросилась!!!
А она ответила так спокойно-спокойно:
- Вас будут убивать, а я в стороне стоять буду?! Не буду. – И отвернулась.
Конечно, она плакала. Он держал её в объятиях и шептал:
- Лена, никогда больше так не делай… Я ТАК за тебя испугался! Я так в жизни никогда и ничего не боялся! Что бы я Петру Никаноровичу сказал… - Она всхлипывала на его груди, он её утешал, и была она в эту минуту безмерно счастлива, потому… Потому ЧТО ЛЮБИЛА.

Еще тогда, после истории с боями, после тех нескольких дней, что провел у нее в квартире Степнов, она написала песню «Лети!», и когда написала, стало окончательно ясно, она любит его давно и всей душой, всем сердцем. Он для нее всё, весь мир, он её бог, кумир, самый прекрасный и самый лучший на свете мужчина. Только, увы, она для него никак не женщина, а лишь любимая ученица, ребенок. Как раз тогда, посланная за журналом в учительскую, случайно услышала разговор их библиотекарши и завуча Борзовой. Светлана Михайловна недоумевала и возмущалась:
- Это аморально! Степнов ночует у ученицы! Бог знает, что они там делают. Я давно замечаю, у них особые отношения…
Эх, если бы домыслы Светланы Михайловны были правдой, - мечтательно вздохнула Кулемина, но следующие слова Борзовой обрубили Ленкины мечты на корню.
- Светлана Михайловна! Не говорите ерунды. Виктор Михайлович опекает девочку с седьмого класса. Естественно, он к ней привязан. А девочка растет, можно сказать, без родителей. Вот вам и «особые» отношения. Отцовский инстинкт у Степнова и ничего более. Ему уж за тридцать и давно пора своими детьми обзавестись. Так что не морочьте мне голову, и еще… Постарайтесь устраивать свою личную жизнь за пределами школы.
Судя по звуку шагов, Борзова направилась к дверям, и Ленка отскочила за угол. Когда Людмила Федоровна скрылась в другой стороне коридора, Ленка снова двинулась за журналом и получила «вторую часть марлезонского балета».
- Мне тоже кажется, что ты неправа, - вещала Ирина Ренатовна. - Ну, где Степнов и где эта Кулемина?! Степнов же он та-а-кой! Только с виду простенький. Шикарный он мужик и женщин он любит нормальных. Уж можно доверять его вкусу. Ну и зачем ему, спрашивается, малолетка-пацанка.
Ленка грустно побрела назад по коридору. Даже то, что Борзова так отбрила Уткину, настроения не поднимало. «Отцовский инстинкт»… «Малолетка-пацанка»…
Ну, если с «отцовским инстинктом» и «малолеткой» ничего не поделать, то с «пацанкой» можно попытаться. Новикова никогда не отказывалась прийти на помощь, если дело касалось шмоток.
И на просьбу помочь сменить имидж на более женственный откликнулась сразу. С вечера Кулемина осталась ночевать у Лерки, предупредив Виктора Михайловича, что на пробежку не придет, ибо Новикова сказала:
- Лен, ты с ума сошла?! Или пробежка или макияж. – Ленка вздохнула и выбрала макияж.
Новиковские юбочки в силу роста были ей коротковаты. Остановились на другом наряде.
- Вот. Это клево! – Лерка оглядела дело своих рук. - Только туфли нужны на каблуке.
- Каблуки - это без меня.
- Кулемина! Мне, что ли, нужна «женственность»!!!??! В своих бутсах пойдешь? Каблук – это женщина на все «сто»!
- Ладно, уговорила.

- Виктор Михайлович! – Борзова, как всегда, влетела в учительскую и бросилась к нему, так что он чуть не подавился чаем. – Вы Кулемину видели!?
- Нет, а что? – Он сразу забеспокоился. Опять драка? Фингал под глазом? Что может быть?!
- А вы пойдите, посмотрите! И немедленно отправьте её домой.
Точно! Заболела! - Он, сломя голову, рванул из учительской. Где ее искать по школе во время большой перемены?! Но нашлась она быстро. Ибо окружающие шарахались в стороны и шептались за её спиной.
Это было нечто странное. По коридору жутковатой шаткой походкой, но тем не менее, целенаправленно, в сторону спортивного зала двигалась девушка. Что это Ленка, он сообразил не сразу. На девушке была одета бьющая в глаза серебром туника, чуть прикрывающая пятую точку, прихваченная на талии широким поясом. Зеленые лосины с серебристой отделкой и туфли на шпильке. Он сразу вспомнил начало девяностых, когда дамы любой комплекции ходили в этих самых лосинах. Брр! Обычно прямые светлые Ленкины волосы были закручены короткими локонами и заколоты с двух сторон заколками с большими стразами.
- Лена! – Она повернулась на зов.
Мама дорогая! Ленка же никогда так не красилась! Яркие наведенные зеленым карандашом стрелки, красная помада.
Она лишь взглянула в его глаза и сразу прочитала «приговор». Не то! Тут же отвернулась, чтобы скрыть горечь открытия. Он подхватил ее за талию и увлек в зал, нарочито бодрым голосом спросил:
- Ленок, по какому поводу смена имиджа?!
- Без повода, - буркнула Ленка.
- Не, вообще-то, имидж менять - это даже хорошо… - аккуратно начал Степнов, подбирая слова, чтобы утешить любимицу.
- Виктор Михайлович, ну что вы несете! Скажите честно, что ужасно.
- Нет, Ленок. Не скажу. Просто вот если по отдельности, то ничего… А в сумме – такой странноватый эффект получается. Да и в школе неуместно.
- Но Зелёнка-то ходит. – Она подразумевала ученицу 10-Б Зеленову Полину.
- Нашла на кого равняться. Твоя Зеленова и пары раз не отожмется. А наряд… Ну, не твое это, что ли…
- Спасибо, Виктор Михайлович. – Ленка с трудом глубоко вдохнула, старясь проглотить комок в горле и сдержать слезы. – За откровенность. Да, видимо, ЕЁ – это спортивные штаны и кеды.
- Ленок, ты не расстраивайся. Только вот Борзова велела тебя домой отправить. Хочешь, посиди у меня.
- Да нет. Спасибо, Виктор Михайлович! Сейчас звонок прозвенит и уйду.

Да! До его «нормальных женщин» ей, как до Луны. А она знала, что они у него, действительно, бывают. Сколько раз она видела, как он, приняв душ в спортзале, доставал из шкафа костюм или свежую рубашку и убегал на свидание, благоухая убойным ароматом от Lacoste.
Правда, следует заметить, по дороге он «забрасывал» Ленку домой, а потом уже отправлялся по своим делам. В 7-9-м классах её это не задевало, а сейчас… было мучительно…

В десятом, ужасно глупо, конечно, она даже тайно набрызгала этой его туалетной водой его носовой платок, что обнаружился, настиранный и наглаженный, в дальнему углу ее шкафа. И когда было совсем одиноко, она вдыхала этот аромат и разрешала себе помечтать.
Тогда же, когда она была в десятом классе, к ним пришел новый учитель истории - Игорь Ильич Рассказов, который сразу крепко подружился со Степновым. Оба были молодые и веселые, оба были немножко авантюристы, оба увлечены своей профессией, оба художественные руководители молодой музыкальной группы «Ранетки». Историк был крут, и как учителя, и как классного руководителя Ленка его очень ценила, но было одно НО… Игорь Ильич был «ходок», как выразилась Новикова. Вместе с ним Степнов зачастил по клубам, легко вступая в необременительные отношения на одну ночь.
Ленка не раз становилась невольной и случайной свидетельницей их разговоров…
- Вить, да пошли! Ты же знаешь, мой интеллект, твоя фигура, и все девушки наши. Ну исторически так сложилось, что ходят они парами… хорошо хоть не с мамками, дуэньями в паре… Пошли. Тебе брюнеточку, как ты любишь, мне блондинку…
И Степнов шел.
Потом были телефонные звонки. И несколько раз, едва взглянув на телефон, Степнов просил Ленку, сидящую тут же в подсобке.
- Ленок, ответь, пожалуйста, и скажи, что Виктор Михайлович подойти не может.
Обычно девушки после этой фразы вешали трубку и больше не звонили. Правда, одна особо наглая поинтересовалась как-то:
- А вы кто?!
- Жена. – Отрубила Ленка и тут же испуганно посмотрела на Степнова.
- Молодец, Ленок. Спасибо! Извини, конечно. «Не надо впутывать в свои шашни ребенка», - громко укорял внутренний голос педагога.
- Да, ничего, Виктор Михайлович, - весело отозвалась Ленка. – Обращайтесь.

Ревновала ли она?! И да, и нет. Кто она вообще такая, чтобы его ревновать?! Нету у нее такого права! Вот слышит она эти звонки. Да, это мучительно. Но лучше уж знать правду, хоть это и попахивает мазохизмом… И по крайней мере, она в курсе, что у него еще нет постоянной девушки. Это знание грело душу. Может быть, он не успеет жениться до того момента, как Ленка окончит школу… Может, тогда он посмотрит на нее по другому… Конечно, это из области несбыточной мечты, но кто сказал, что мечтать запрещено. Теперь уже Ленка приносила Степнову к чаю выпечку собственного изготовления, как-то услышав от завхоза Елены Петровны, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Первый раз Степнов сильно удивился, с удовольствием съел пирожки, да и потом всегда нахваливал ее кулинарные эксперименты, но увы, в их отношениях ничего не изменилось. Уже после истории на заводе Ленка снова услышала неприятный для себя разговор. Рассказов предложил:
- Вить, поехали, затусим в «Империал».
- Да, мы с Ленкой в бассейн собирались…
- Вить, Лена уже не ребенок, сама прекрасно найдет туда дорогу. А тебе надо с девочками встречаться, невесту искать. – Засмеялся Игорь Ильич. Тебя, небось, Маргарита Павловна пилит, что не женат?
- Пилит, - вздохнул Степнов, - и постоянно дочек своих подруг подсовывает. Ну, мама есть мама…

В бассейн Ленка позвала Гуцула. С Игорем Гуцуловым они были давние напарники по игре в футбол, баскетбол и стритбол. Давние напарники и друзья. Один Гуцул знал, что Ленка влюблена в Степнова. Находясь на тренировках, на соревнованиях ближе всего к Ленке и учителю, будучи от природы проницательным, он не мог не заметить Ленкиных вздохов и взглядов украдкой. Он знал и без слов поддерживал Ленку морально. Она понимала, ценила такое отношение и тоже знала его тайну. Гуцул давно и безответно страдал по звезде всея 345-ой школы, супермодели, богатенькой «барби» Полине Зеленовой. Гуцулов же никак не мог похвастать ни лицом, ни прикидом, ни материальным положением. Чтобы ухаживать за такой девушкой как Полина, нужны немалые средства. Ленка лишь смогла помочь Гуцулу тем, что уговорила маму Женьки Алехиной – клавишницы их музыкальной группы - взять Игоря в свое кафе работать вечерами барменом.

***************
Кто догадался?<\/u><\/a>
Для догадавшихся могу предложить развлечение - найди максимально-возможное количество пересечений- параллелей в тексте двух частей. Ответы в личку. Можно устроить мини-конкурс.

Спасибо: 66 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 898
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.12.10 01:39. Заголовок: Для достижения макси..


Для достижения максимального эмоционального эффекта настоятельно рекомендую читать с музыкой. Ссылки на песни содержаться прямо в тексте. Текст разложен по музыке, поэтому рекомендую включить музыку и сразу с этого места от ссылки читать далее, не прерываясь.

*************

Часть 3. Основная.

До Нового года оставалось три недели, и декабрьский субботний вечер не предвещал никаких неожиданностей ни ученице 11-а класса Кулеминой, ни её любимому учителю…

Как всегда, завела всех неугомонная Лерка Новикова. «Ранетки» тусовались на большой перемене на своей «репетиционной базе», то есть в спортивном зале.
- Девчонки, пойдемте в караоке-клуб. Суббота сегодня. Там такая программа классная. Оторвемся!
- А пойдемте, - откликнулась Анька Прокопьева – соло-гитаристка их музыкальной группы.
- Ну, можно… - вяло согласилась Липатова.
- Кто вас туда пустит?! – Вступил в разговор Степнов, который одним ухом слушал забежавшего к нему Рассказова, а вторым – прислушивался к девичьей болтовне, ибо усвоил, что эта веселая компания обладает потрясающим талантом влипать в неприятности.
- А почему не пустят? – Озадачилась Алехина.
- Маленькие еще. – На этих словах Лена Кулемина грустно вздохнула. Уже выпускной через полгода, а он всё «маленькие»
- Мы же не на ночную программу пойдем, что в двенадцать, - возразила Лерка, - а на вечернюю – в девять. Пустят. Я уже ходила. – Но решив подстраховаться, тут же предложила, - Виктор Михайлович, Игорь Ильич, а пойдемте с нами. Попоем, потанцуем, весело будет.
- Ну, в принципе, почему бы нет. – Отозвался Рассказов, который всегда был не прочь потусить.
- Хорошо. – Согласился Степнов. Действительно, почему бы не провести приятно время, а заодно и за «детским садом» присмотреть.
- Значит, встречаемся в семь на выходе из метро ***, - резюмировала Новикова.

В семь пятнадцать на выходе из метро стояли двое: Виктор Михайлович Степнов и Лена Кулемина. Женю не пустили родители, к Аньке приехал дядя, Наташке было лень идти из дома. Последней, пять минут назад позвонила Новикова и сказала, что у нее свободная квартира, и такой шанс они со Стасиком упускать не могут. Правда, у Новиковой было еще одно «тайное» соображение. Поняв, что Ленка из девчонок будет одна, она решила, что подруге вовсе не помешает провести вечер в компании Витеньки «тет-а-тет» в романтическом полумраке ночного клуба. В том, что Игорь Ильич быстро свалит, найдя себе пару, она не сомневалась, а вот Виктор Михайлович Кулемину, естественно, не бросит.
Рассказов не свалил, он просто не доехал. По дороге из школы он вдруг разговорился «за жизнь» с химичкой Ириной Ренатовной, и оба решили продолжить приятную беседу за субботним ужином.
- Ну что, Ленок, пошли, что ли, тусить вдвоем, раз уж приехали.
В глубине души она была счастлива. Через 15 минут они входили в полутемный зал караоке-клуба. Степнов сразу потянул ее на уютный диванчик за столиком. Рядом тут же нарисовался официант.
- Что будете пить?
- Два сока, пожалуйста.
- Э-э-э, - официант замялся.
- Что не так?! – Степнов тут же смерил его грозным взглядом.
- Понимаете, - пробормотал испуганно мальчик, - ну, у нас занимают столик, когда спиртное заказывают.
- Понятно! – Усмехнулся Степнов. – Никакого тебе здорового образа жизни.
- Ну что, Ленка, придется пить. Порцию виски и… - он быстро перелистал алкогольное меню, - и Пино-коладу. – Официант радостно дематериализовался.
- И что вы мне заказали? – Полюбопытствовала Ленка.
- Коктейль. Он не крепкий, чуть рома, но больше сливок.
- Сливки - это вкусно, - облизнулась Ленка.
- Да, я уж знаю, - улыбнулся он, вспомнив, как уплетала Ленка тортик со сливками в его подсобке.

Народу прибавлялось. Молодежь танцевала. Они тоже пошли – подвигались пару быстрых танцев, оба немного смущаясь, и одновременно подбадривая друг друга. Потом был медленный танец.
- Пошли, Кулемина, потанцуем.
Не очень, конечно, галантно-романтическое приглашение, но…
Он ей говорил что-то, комментировал окружающее. Откровенно говоря, она ничего не слышала. Только ощущала тепло его рук на талии и горячее дыхание на щеке, когда он наклонялся к ее уху. Господи! Благослови Новикову за то, что она попала со Степновым в этот рай. То ли благодаря атмосфере, то ли выпитому коктейлю, сегодня она ощущала себя красивой. На ней были прямые черные джинсы с заниженной талией, белого цвета приталенная блузка. (Больше с десятого класса она со сменой стиля не экспериментировала, правда, искусству макияжа благодаря «Ранеткам» научилась.)
Музыка закончилась, и из колонок донесся бодрый мужской голос.
- Добрый вечер! – Дядечка в белом в полоску пиджаке нарисовался на сцене, и все повернулись в его сторону. – Добрый вечер! Как поживаете? Хорошо? Я тоже. Надеюсь, все любят караоке?! – Ответом ему был одобрительный гул и бурные аплодисменты в зале.
- Сейчас здесь начнется какая-то программа, Новикова говорила же. – Сказала Ленка.
- Ну, посмотрим.
- Итак, клуб «Планета-Омега» представляет самый любимый, желанный и популярный конкурс - «Час любви»!
- Ого! – откомментировала Ленка.
- Смешно. Звездно-фантастические названия нас преследуют. - Заметил он.
- Да уж. - Засмеялась она.
- Все очень просто, - продолжил ведущий, - мы будем признаваться в любви при помощи песен.
Я вас любил, любовь еще быть может
в моей душе угасла не совсем, - ведущий приобнял стоящую у сцены девушку, -
Но пусть она вас больше не тревожит,
Я не хочу печалить вас ничем…
Ну, похлопайте мне кто-нибудь! – Он обратился к залу.
- А теперь нам предстоит выбрать пары, которые будут участвовать в конкурсе. - Три пары. – Три мужественных кавалера, – приговаривал ведущий, вытаскивая на сцену молодого парня и его девушку, - и три прекрасных леди. - На сцене оказалась еще одна пара, очевидно, супруги в возрасте за 40 . – Смелее, друзья, смелее. Вы же знаете девиз караоке: «лучше петь, чем слушать».
Степнов, было, собрался вернуться за столик, но ведущий уже подхватил Ленку за руку и вытянул на сцену. – А вот и наша третья чудная пара!
- Мы не можем, - попытался утянуть Ленку обратно Степнов.
- Дамы и господа, поддержим влюбленных! – Ведущий тут же организовал бурные аплодисменты. - Вы не переживайте, - обратился к Виктору ведущий, - надо всего-то – спеть и выиграть наш отличный приз – бутылку благородного французского шам-пан-ского!!!
– О-о-о! – Радостно зашумел зал.
- Давайте знакомиться с нашими конкурсантами…
- Вот попали! – Шепнул Степнов. – Я петь не умею.
- Да, ладно, Виктор Михайлович. Не прибедняйтесь. – Ленка как-то раз застала Степнова за перебором струн на Анькиной гитаре и знала, что голос у него тоже есть. – Мы же команда победителей.
- А впрочем, да! – Степнов подумал, что надо отнестись к ситуации с юмором. Не объяснять же со сцены, что Ленка его ученица, и им «неудобно» быть парой. А спортивный азарт в нем присутствовал всегда.
- Так. У нас первая пара - Максим и… - ведущий поднес микрофон гламурной красавице в короткой юбке.
- Кэт, - представилась девушка.
- Катерина, то есть. Вторая пара –
- Иван, - Альбина, - представились супруги.
- И наша третья конкурсная пара…
- Лена. Виктор.
- Отлично, друзья! Теперь условия конкурса. Пары поют в порядке очередности. Девушки имеют возможность выбрать песню, ну а их верным рыцарям такого права не дано. Пара, набравшая больше баллов и сорвавшая как можно больше зрительских аплодисментов, выигрывает. Итак, пока девушки выбирают песни, мы поддержим наших конкурсантов бурными овациями!

Кэт пела. И пела, надо сказать, неплохо. Только вот, видимо, кто-то сказал ей, причем зря, что она хорошая актриса. Наверное, по этой причине девушка пыталась мимикой и жестами инсценировать каждое слово песни: хваталась за сердце, тянула к Максиму руки, ну, в общем, переигрывала страшно. Максиму было предложено исполнить песню, где упоминалось имя его любимой. Пел он фальшивенько, но старательно. Хотя русское обращение «Катя, Катерина – ягода-малина» у его шикарной партнерши, одетой во все импортное, радости явно не вызывало.
Интересно, какую песню дадут мужу Альбины, - подумал Степнов, - да и с именем «Ленка» в голову песен тоже не приходило. Супружеская пара пела мило. Правда, тут со слухом и голосом больше повезло мужу. Ему досталась песня без «имени любимой», но быстрая по темпу - бойкая и заводная Малинина «Если бы не ты, я не был бы так счастлив».

Пока ждали своей очереди, Ленка оценивала соперников и думала… Точнее, в голове лихорадочно метались обрывки разных мыслей… Испуг и одновременно радость от того, что она здесь стоит с Виктором Михайловичем, что их воспринимают как пару. Пусть это и не соответствует действительности, но ведь можно немножко «обмануть» других и обмануться самой.
И вот пришел их черед. Выбор песен был небольшой. Жаль, что песни Ранеток в караоке еще не исполняют, - она усмехнулась про себя и выбрала http://video.yandex.ru/users/azimina35/view/14/<\/u><\/a> песню посовременней, слова которой знала.

Подошла к микрофону. Практически не глядя на экран со словами, начала:

Собираю наши встречи,
Наши дни, как на нитку –
Это так долго.
Я пытаюсь позабыть,
Но новая попытка колет иголкой.

Расставляю все мечты по местам.
Крепче нервы, меньше веры
День за днем…
Да гори оно огнем!
Только мысли все о нём и о нём… О нём и о нём…

Я к нему поднимусь в небо,
Я за ним упаду в пропасть,
Я за ним – извини, гордость,
Я за ним одним, я к нему одному…

Ленкин голос звучал с нежной хрипотцой. Она упустила момент, когда перестала «стараться» петь, когда слова полились сами собой, вместе с болью измученного безответным чувством сердца.

Понимаю,
Что для вида я друзьям улыбаюсь –
Это не просто.
Я поставила бы точку, но опять запятая –
Это серьезно.

Разлетаюсь от тоски на куски, на осколки,
Все без толку
День за днем…
Да гори оно огнем,
Только мысли все о нём и о нём… О нём и о нём…

Диджей забыл обрубить фонограмму. Зал замер зачарованный. Десятки глаз были устремлены на сцену. Она не видела ничего и никого. Сейчас существовала только музыка и… её любовь.

Я к нему поднимусь в небо,
Я за ним упаду в пропасть,
Я за ним – извини, гордость,
Я за ним одним, я к нему одному…

Пошел проигрыш. Степнов смотрел на Ленку и не узнавал ее. Он поморгал. Перед ним была не привычная Кулемина из 11-А. С микрофоном стояла высокая стройная девушка, какая-то далекая и невыразимо прекрасная в своей грусти. Словно кадры видеоклипа, перед мысленным взором проносились сцены: Ленка улыбается ему и переносит оценки в журнал, кормит его куриным бульоном с ложечки, она, взволнованная, сообщает ему о махинациях в клубе, сцена на заводе – дуло пистолета…

Я к нему поднимусь в небо,
Я за ним упаду в пропасть,
Я за ним – извини, гордость,
Я за ним одним, я к нему одному…

Она повернулась к Степнову и спела, глядя в голубые глаза…

Я к нему поднимусь в небо,
Я за ним упаду в пропасть,
Я за ним – извини, гордость,
Я за ним одним, я к нему одному……

Прозвучал последний аккорд, секундная тишина и зал взорвался аплодисментами.
Видение исчезло. Он тоже захлопал. Какая же все-таки умница Кулемина! Как поет!
- Молодец, Ленок! Супер!
Она растеряно смотрела на учителя, с трудом возвращаясь в эту реальность.
А ему уже выдали слова песни.
http://video.yandex.ru/users/azimina35/view/15/<\/u><\/a>
Заиграла музыка. Надо же. Оказывается, есть песня про Лену. Про Алёнушку, если быть более точным. Как он сам не вспомнил!? Он ведь слышал ее по молодости.
Пошутил, улыбаясь Ленке, пока шел проигрыш.
- Счас спою! – И тише добавил, – надо закрепить твою победу.

Помнишь, Аленушка жила?
В сказку она меня звала.
Сколько с тех пор минуло дней,
И вот я вернулся к ней.

Я тебя своей Аленушкой зову.
Как прекрасна эта сказка наяву!
Как я счастлив, что могу признаться вновь и вновь,
Что вечной сказкой стала нам любовь.

Сколько тебя я лет искал,
Годы, как будто дни, считал.
Счастье спешит навстречу к нам,
Поверь лишь моим словам.

Где-то на заднем плане мелькнула мысль, ему уже столько лет, а он так и не встретил настоящей любви. Но сосредоточился. Попадать в музыку было трудно. Мелодия сложная, да и высоко. Он внимательно смотрел на экран. Но на первых куплетах он освоился и сейчас уверенно запел дальше. Вспомнил про зрительскую оценку «за артистизм» и нежно глядел на Ленку.

Знай, что ты красивей всех. Да!
Песней звучит во мне твой смех. - Он увлекся.
Снова, как будто в первый раз,
Та сказка чарует нас.

Я…
На последнем припеве она подключилась к нему вторым голосом и запела без слов, взяв выше.
Как прекрасна эта сказка наяву!
Как я счастлив, что могу признаться вновь и вновь,
Что вечной сказкой стала нам ЛЮБОВЬ…

Последнюю строчку они исполнили вместе.
Когда он пел, Ленке на миг показалось, что это правда, что она «красивей всех», что он любит её, но наверное, показалось… Просто хотелось верить в «сказку».
Зал снова отреагировал бурными аплодисментами. Даже без подсчета очков было ясно, кто выиграл этот конкурс, но ведущий не спешил выдавать приз.
- Друзья! – Обратился он к залу. - Редко, когда встретишь ТАКУЮ искренность!
Елена, Виктор, для Вас финальная часть нашего конкурса – поцелуй!
Раздались бурные аплодисменты и крики из зала. Ленка покраснела и готова была сбежать со сцены тут же. Он тоже не был готов целовать ученицу.
- Простите, но нет.
- Да! Да! Просим, просим! - Закричал ведущий, будоража зал. - Неужели вы стесняетесь?! Это же так естественно! Или вы не хотите целовать свою любимую девушку?!
Она понимала отказ Степнова. И вместе с тем, сердце забилось сильнее в предвкушении «А вдруг! Её мечта… Хоть и не по-настоящему, а лишь для конкурса»
- Лен, ну раз мы уже лидируем… Обидно будет… - Степнов объяснил себе и ей необходимость данного действия. Она покраснела, побледнела и застыла.

Он хотел просто чмокнуть Ленку, знал ведь, что у нее не было парня… Но когда он нежно и аккуратно притянул ее к себе ближе, когда коснулся… Произошло необъяснимое... Мягкие, теплые, без противной помады губы разомкнулись и сразу ответили на ласку. Он почувствовал вкус рома… ЕЁ вкус… её любовь... Острая волна возбуждения в долю секунды заблокировала мозг, руки сами по себе крепко обняли податливое тело и… Они не оторвались друг от друга, пока не кончился запас кислорода.
Зал уже ревел «Браво», все хлопали, мужики свистели, а они стояли совершенно оглушенные и потерянные в свете софитов.
- Итак, наш приз вручается Лене и Виктору, самой красивой, отлично поющей и ТАКОЙ, - ведущий сделал акцент, - чувственной паре! На этих словах в зале снова радостно завопили, и ведущий сунул Степнову бутылку шампанского в руки.
Они спустились со сцены и, не сговариваясь, вышли из зала.
- Я сейчас… - Ленка лишь мотнула головой в сторону дамской комнаты.
- Жду на улице! - Поспешно бросил он в ответ.
Срочно требовалось переварить ощущения, причем по отдельности друг от друга.
Зайдя в дамскую комнату, Ленка прислонилась к холодной кафельной стенке рядом с умывальниками и прижала ладони к щекам. Она догадывалась, что Степнов хорошо целуется. Она мечтала об этом поцелуе… Но, что это будет так… сказочно… крышесносно… не описать словами… Теперь у нее в уголке памяти, где хранятся самые прекрасные, самые заветные воспоминания, будет вот это… счастье…

Ему надо было охладиться, причем срочно. Выхватил куртку из рук гардеробщика и, едва накинув её, вылетел на улицу. Что это было?! Он целовал и был ГОТОВ тут же на сцене ЛЮБИТЬ и дальше… И кого?! Лену Кулемину. Его ученицу. Ленку, которой он столько раз мазал йодом коленки, у которой проверял уроки и учил кидать мячик в кольцо. Это умопомрачение. Это точно от виски. Видимо, хороший виски! А еще у него давно не было женщины. Конец четверти, соревнования, годовая отчетность в клубе. Замотался малость. Так. Все. Завтра же ноги в руки и бегом… Да. Видимо, это всё объясняет. Атмосфера, песни, алкоголь, неудовлетворенное желание. Завтра все будет нормально.
Он немного успокоился, и стало полегче. Позвонил с мобильника, вызвал такси. Машина подъехала быстро. Ленка как раз вышла из клуба. Её посадил на заднее сиденье, сам устроился рядом с водителем. Минимум слов по дороге. Так же молча проводил до квартиры и вручил ей выигранную бутылку шампанского.
- Держи, Ленок!
- А вы? Мы же вместе выиграли.
- Вот у тебя скоро день рождения, там и выпьем за твои восемнадцать.
- Хорошо. – Обрадовалась Ленка. Она уж было испугалась, что Степнов теперь вообще перестанет с ней общаться. – До свиданья, Виктор Михайлович! Спасибо за вечер.
- До свидания! – Попрощался на автомате, а в голове крутилась мысль. Восемнадцать. (Из-за родителей Ленка пропустила год учебы.) Восемнадцать! Она уже вообще-то давно перестала быть ребенком, а он и не заметил… А как она пела. Как смотрела! Как ответила на поцелуй… Воспоминания о нежных губах со сливочным привкусом снова спровоцировали «цунами» возбуждения… Так, стоп! Сейчас домой. Быстрее спать. Завтра он проснется и все будет в порядке. Как обычно. – Так думал 35-летний учитель физкультуры 345-й школы города Москвы. ОН ЕЩЕ НЕ ЗНАЛ, КАК СИЛЬНО ОН ЗАБЛУЖДАЕТСЯ.
А совсем рядом, в доме на соседней улице не спала его 17-летняя ученица. Лежа на диване, она мечтательно глядела в потолок и снова и снова проживала свой ПЕРВЫЙ ПОЦЕЛУЙ с ЛЮБИМЫМ МУЖЧИНОЙ.

*****************
Обложка, от Наташеньки - VrediNatasha
Это талант, так "попасть в точку" и передать эмоцию, не читая текста! Она поет - ему, он -ей.
<\/u><\/a>

****************
С НАСТУПАЮЩИМ НОВЫМ ГОДОМ, ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ!!!
С НОВЫМ СЧАСТЬЕМ!!!
Здоровья, всех благ, удачи и, конечно, прекрасной взаимной любви!!!


А теперь уже "догадавшихся" и желающих пообщаться жду
здесь<\/u><\/a>

Спасибо: 66 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1039
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.09.11 22:41. Заголовок: Автор: Starushencia ..


Автор: Starushencia
Название: Я к вам пишу…
Рейтинг: R
Жанр: Romance
Статус: Окончен
Пейринг: КВМ
Размер: Минифик в трех частях.
Бета, вдохновитель, друг и товарищ по творчеству, единственная и неповторимая, как всегда – Танечка из Калуги.
Примечание: Предыстория отношений в чем-то сюжетно совпадает с сериалом, в чем-то нет, что, на мой взгляд, не принципиально. Короче, в процессе чтения нарисуется. Примерное время начала событий – осень 11-го класса -2008 год - после боев.

Часть 1

Рабочий день учителя физкультуры Степнова Виктора Михайловича был завершен. Закончились уроки, репетиция музыкальной группы «Ранетки» и тренировка по стритболу. Как всегда, уходя, Степнов по выработанной годами привычке заглянул в раздевалки. Он всегда проверял их после уроков и тренировок - не оставил ли кто чего, а самое главное, не забыли ли эти оболтусы-ученики закрыть краны в душевой. Заглянул и в женскую раздевалку. Краны были выключены, но под стульями на полу лежала одинокая тетрадка в 48 листов. Наверное, она случайно соскользнула в щель между стульями. Степнов взял в руки тетрадку, глянул на обложку, открыл первую страницу и улыбнулся: «Кулемина! Маша-растеряша. Она единственная, кто переодевался после тренировки». Ну, у кого еще из девчонок на обложке тетради будет красоваться Майкл Джордан, да и почерк Кулеминой был ему прекрасно знаком. Она не раз заполняла за него журналы и писала всевозможные списки. На открытой странице аккуратно были записаны слова Ленкиной песни «Лети». «Песенник, небось», - взяв тетрадь, Степнов покинул свои владения. Уже на выходе из школы решил полюбопытствовать, может, у Ранеток появились новые песни, особенно хотелось новой песни для Ленки. «Она так здорово поет. У нее такой красивый голос», - он навскидку открыл тетрадь и обнаружил, что внутри прозаический текст. Пара попавшихся на глаза фраз… Осенило: «Это не песенник, это дневник Кулеминой!» Еще перекинул несколько страниц и, словно подчеркнутая красным, в глаза бросилась фраза: «…я тебя чуть не поцеловала». Степнов резко захлопнул тетрадь, как захлопывают дверь, когда случайно врываются в комнату и застают там сцену, не предназначенную для посторонних глаз. Он смутился, хотя никто не мог его видеть. Засунул тетрадь в нагрудный карман куртки и поспешил в сторону дома Кулеминых. Ведь Лена, наверное, обнаружит пропажу, будет искать, волноваться…
С кем же Кулемина целовалась?! Наверняка с Гуцуловым. Или не с ним?! Черт! Кулемина целовалась. Это невыносимо… Последнее время Лена странно себя ведет. На тренировках просит по десять раз, чтобы он «ставил» ей бросок… Ему не трудно, он подходит к Ленке, берет ее руки в свои, ставит ей корпус правильно и показывает. И на тех же тренировках Кулемина то строит глазки Гуцулову, то будто теряется в пространстве и о чем-то мечтает. А на днях она отпросилась с урока, сказав, что неважно себя чувствует. Это вообще нонсенс.
Внезапно пробил холодный пот. Сегодня в учительской обсуждалась беременность Малаховой. А вдруг Лена беременна? Сначала целовалась, а теперь… Отсюда и странности в поведении, и задумчивость, и плохое самочувствие?! Когда успела?
Отчего-то заныло сердце, так, что даже машинально взялся за грудь, снова ощутив в кармане эту тетрадку. Беременности ведь предшествует… Значит, какой-то сопливый пацан ласкал Ленку, касался полной груди, стройных …
Потемнело в глазах, словно ему перекрыли доступ кислорода. Мысль, что у Кулеминой был мужчина, была совершенно нестерпима. Почему? Да потому, что она принадлежит ему. Он остановился как вкопанный. Самая солнечная улыбка, сильные руки, вон как она его тогда нокаутировала… стройные ноги, милые коленки, на которых не один шрамик от падения на игре. Как он тогда переживал… Господи, да он не может себе представить, что Лена будет с кем-то другим. Но ведь она не может быть с ним. Она его ученица, а он для нее учитель, и именно так она к нему и относится… Лена! Он же должен ей помочь! Если ей плохо, то он найдет этого придурка и прикончит его. Или не прикончит, а заставит… что… жениться на Лене?! Стало совсем плохо. Его?! Кого?! Сейчас вся информация у него в руках.
Степнов решительно повернул в сторону своего дома… «Лена! Девочка моя. Моя?! Как же так?!» - он всегда яростно отрицал возможность их с Леной отношений. Он почему-то не отдал себе отчета, что означает тот факт, что у него чуть не остановилось сердце, когда он увидел Кулемину в крови на ринге. Почему не задумался о том, что когда она улыбается ему, он счастлив и готов на любые подвиги, а вот та же улыбка, адресованная Гуцулову, вызывает приступ раздражения…
Он медленно брел по мокрой снежной каше. Из сумбура нахлынувших мыслей выкристаллизовалась одна: «Он любит. Давно. Он, тридцатилетний мужик, по уши влюблен в ученицу». Осознание навалилось на грудь чугунной плитой: «А она, конечно, увлечена каким-то одноклассником, типа Комарова. Стоит ли читать эту тетрадку?! Да!»

Дома тяжело плюхнулся на табурет на кухне и открыл вторую после песни страницу.
Странно. На странице стояла дата существенно более ранняя, чем появилась, по его
мнению, песня «Лети». Видимо, Ленка уже потом вписала ее на первую страницу.


**апреля 2008
Здравствуй! Вот решила писать тебе письма. Ты их, конечно, не прочтешь, но мне… мне так безумно хочется об этом говорить. Но не с девчонками же и не с дедом. «Любимый!» В моих мечтах мы так давно вместе, что я вот так вот запросто. А еще мне очень нравится твое имя. Как бы я хотела иметь право произносить его нежно…


- Ну вот. Многоточие и имени нет, - расстроился Степнов.

И еще, мне кажется, ты самый родной и близкий мне человек. Может, для тебя твое отношение ко мне ничего и не значит, ты просто такой ответственный, хороший и порядочный, но…

– Ну и то ладно, - подумал Степнов, - уже хорошо, что Ленка влюбилась в какого-то приличного человека, хотя… а вдруг он ее обманывает?
Следующая запись гласила.

** мая 2008
Ты сегодня так странно смотрел на меня целый урок. Я чувствовала твой взгляд. Впрочем, наверняка, ты просто волновался по поводу предстоящих соревнований по баскету. Мне так хочется проводить с тобой побольше времени. Увы, оно ограничено тренировками.


Степнов посмотрел на дату записи, пытаясь вспомнить, кто играл тогда с Ленкой в команде. Кривощапов, Петров, Синицын? А, может, Петренко?
Степнов нетерпеливо перелистнул страницу в надежде быстрее приблизиться к разгадке.

Я даже не знаю, когда я в тебя влюбилась. Ты такой высокий, стройный и у тебя самые красивые глаза, недаром Светка по тебе сохнет. А я, ну понятно, по сравнению с ней и не женственная, и дылда, и стрижка короткая. А я где-то читала, что мужчинам нравятся такие маленькие, нежные, длинноволосые девушки в юбках.

– Вот ведь! – Степнов матернулся про себя. - Да, Ленка! У тебя же, а не у этого хмыря потрясающие зеленые глаза, самая чудесная улыбка… А уж какая-то Светка с ее фигурой стопудово и пяти раз не отожмется. И вот для него Ленка никакая не дылда, а как раз подходящая по росту, целоваться было бы удобно…
Степнов…. Ау?! Разум вызывает, – он снова сосредоточился на тексте.

Я вот по этому поводу песню вспомнила. «Ты мое дыхание» называется. Там есть такие строчки:
Ты - моё дыхание, утро моё ты раннее.
Ты и солнце жгучее, и дожди.
Всю себя измучаю, стану я самой лучшею,
По такому случаю ты подожди.

Подожди, себя тая, самой красивой стану я,
Стану самой умною и большой…

Ты подождешь?


**сентября 2008
В прошлый раз начала писать на тему, когда я в тебя влюбилась. А не знаю. Помню свое первое стихотворение. Такое дурацкое, но… Ты тогда снова собирался ехать на сборы. А я дожидалась тебя после тренировок, чтобы хоть часть пути до дома пройти рядом с тобой.


– Так, видимо, это Петренко, он еще параллельно занимался футболом и отпрашивался в поездки, хотя… он, Степнов, вывозил как-то и других парней из секции на сборы. …

Снег то падает, то тает,
Темень за окном,
И от школы по дорожке
Мы с тобой идем.
А деревья в снежных шубах
Смотрят нам вослед,
Ты уедешь. Это значит -
Счастья рядом нет.

Ты уедешь - это значит
Рано поутру
В светлый зал, где все знакомо,
Я одна войду.
Пару мячиков закину
И коня коснусь рукой...
Как же пусто в этом зале
Без тебя, одной...

Голос громкий и веселый
Не встревожит тишь.
Очень хочется заплакать,
Только ты молчишь…

Как я тихо ненавижу
Три ужасных слова:
Ты уедешь, ты уедешь,
Ты уедешь снова.


- Черт! Ну что же это за тип? - Степнов резко открыл одну из последних записей.

Это ужасно, наверное. Вроде приближается Новый год, а не весна, а у меня стремительно едет крыша. Зашибись. Мне так нравится на тебя смотреть, на твое лицо, на руки, на бугрящиеся бицепсы, особенно когда ты в футболке с коротким рукавом. Ты сильный, и я даже теперь знаю, каково это - быть в твоих руках, и так хочется ощутить их снова, так хочется быть к тебе ближе. Я тут даже сказала, что плохо себя чувствую на физкультуре. Сидела и любовалась тобой.

- Ох, как же тяжело это читать! Стоп! Значит, Ленка соврала про самочувствие, следовательно, она и не беременна…

Когда-то давно смотрела кино, там герой приходит к любимой девушке, по дороге попав под дождь. Он расстегивает рубашку, вытаскивает из-под рубашки цветы, а она губами собирает капельки дождя с его груди, потому что очень любит, потому что он ей очень дорог. Как же хочется иметь право вот так вот касаться тебя.

У него снова перехватило дыхание. На миг он представил, как Ленкины теплые губы касаются его груди, как щекочет кожу прядь мягких волос! «О, господи! Кулемина!» - он привык считать Ленку ребенком, а тут уже совсем недетские желания. А она уже была с этим парнем. «Знаю, каково это - быть в твоих руках», - он перечитал фразу.

Я понимаю, что между нами пропасть всяких обстоятельств, я, что называется, на одном берегу, ты на другом, но я так хочу, чтобы мы были вместе, и мне глубоко плевать на то, что могут сказать или подумать окружающие. Правда, конечно, необитаемый остров для нас двоих был бы предпочтительнее.

- Да, уж. Он бы, Степнов, если признаться себе честно, тоже не отказался бы очутиться с Ленкой на необитаемом острове. Только, кто его туда звал. Черт! Опять никаких имен, - Степнов вернулся назад.

Сегодня Лерке Стас подарил огромный букет, она хвасталась. А я тихонечко мечтала о том, что вдруг когда-нибудь и ты подаришь мне цветы. Вот так вот неожиданно я открою дверь, а там ты с букетом белых роз. Не знаю почему, мне так нравятся именно белые розы. И я буду вся такая счастливая-счастливая. Эх!

Степнов пролистал еще несколько страниц. А вот и та фраза, которую он зацепил взглядом по дороге.

Сегодня вдруг вспомнила, как я тебя чуть не поцеловала. Точнее, я часто вспоминаю это время. Несмотря на все сложности, ужасные бои, это было самое прекрасное время, потому что ты был со мной. Ты был такой родной на моей кухне в смешном переднике. Я встала, голова закружилась, и я рухнула обратно, аккурат к тебе на колени. Ты же всегда, на мое счастье, оказываешься «РЯДОМ». Я так четко помню это ощущение жара твоего тела, тяжесть твоей руки на талии и твое лицо – так нестерпимо близко. И так хотелось коснуться губами… Подумаешь, сотрясение мозга! У меня вообще сотрясение всего… Если от поцелуя я удержалась, то вот потом, когда ты пришел такой странно-помятый за дедовой машинкой... Рука словно сама собой коснулась твоего лица… Не могу… Как же я тебя люблю!!! Такой смешной. В Толстых запутался.

Степнов тупо вчитывался в последний абзац.
- Не может быть!? Или может?!
Он снова лихорадочно листал тетрадь сначала, ища подтверждение своей догадке: «Рост, сборы, тренировки… Это про его глаза и про его руки!?»
Он вскочил и забегал по кухне, машинально ероша волосы на голове: «О, господи! Он же тоже чуть не поцеловал Ленку тогда, когда она сидела у него на коленях. Но он так усиленно гнал от себя подобные мысли по причине невозможности отношений с ученицей… А что делать теперь?!»
Ощущение счастья от взаимности чувства входило в резкое противоречие с запретностью этих отношений. Звонок Рассказова раздался очень не вовремя или наоборот, вовремя, смотря как посмотреть.
- Вить, привет! Тебя сегодня ждать на партию?
- Да. Нет. Не знаю, – возбуждение Степнова передавалось даже по телефонным проводам.
- Случилось что?
- Ну, можно сказать и так.
- А что?
- Игорь, извини, не могу сказать, это личное. У меня сейчас такая каша в голове, я совсем ничего не понимаю.
- Я чем-то могу помочь? - поинтересовался Рассказов.
- Разве что, если скажешь, что делать, когда в голове полный кавардак.
- Ну, это проще простого. Успокаиваешься. Пьешь водки или валерьянки, что тебе больше нравится, потом берешь лист бумаги и пишешь на нем все плюсы и минусы или что там у тебя, исходя из проблемы: цели, задачи, методы решения и так далее.
- Игорь, ты гений!
- Да не за что. Обращайтесь, если что, – шутливо раскланялся Рассказов по телефону.

Степнов Виктор Михайлович выдохнул, выпил водички и положил перед собой чистый лист бумаги.

**************
По всем скучала

Спасибо: 55 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1041
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.09.11 22:06. Заголовок: Часть 2 Лена Кулеми..


Часть 2

Лена Кулемина нервничала, как никогда в жизни. Точнее, она даже не нервничала, она сходила с ума. Решение принести заветную тетрадку в школу и оставить ее в раздевалке было мучительным, но все же она его приняла. А если Ленка что для себя решала, она это выполняла всегда. Зная привычки Степнова, можно было быть уверенной, что тетрадку найдет он. Но сейчас, по прошествии нескольких часов с того момента, она уже не была уверена ни в чем. Конечно, он мог тетрадь не заметить. Это не критично, она заберет ее в понедельник, но если он нашел ее и прочитал, а видимо, прочитал, потому что не появился на пороге сразу, то почему нет никакой реакции? Восемь вечера, девять, десять… Ленка не могла ничего делать. Она, заранее принарядившись, сейчас тупо сидела на диване и ждала звонка телефона или звонка в дверь. Позвонила Новикова, позвонил кто-то деду и тишина. В своей новой красивой футболке она замерзла. Уже не понимала, от чего ее трясет: от холода или от нервов. Одиннадцать. Двенадцать... Он уже точно не придет, думая, что дед дома. Он же не знал, что Ленка специально подгадала так, чтобы дедуля уехал на все выходные. Но хотя бы мог позвонить… Наверное, так себя ощущают перед вынесением приговора в суде. Помилуют или приговорят, каков будет вердикт судей.
В конце концов, она для этого и проделала этот трюк с тетрадкой, чтобы, наконец, выяснить, как к ней относится Степнов. Она устала жить в неведении, неопределённости и мучиться, надеясь на взаимность. Пусть лучше сразу одним махом все решится. Какие могут быть варианты?! Как в Евгении Онегине, он придет и скажет, что, мол, ты, Кулемина, хорошая девушка и спортсменка и, может, «кроме вас одной… и не искал иной» и бла-бла-бла, но ты ученица, я учитель и все. Это еще ничего, если он считает ее хорошей, а если просто решил, что она сбрендившая дура-малолетка?! Ну и конечно, в глубине души был тщательно скрываемый от самой себя вариант, что вдруг случится чудо… Позвонить самой и спросить, а не находили ли Вы, Виктор Михайлович, в спортзале тетрадочку? Нет, так нельзя. Почему? Может, он скажет, что не нашел, тогда она спокойно может жить до понедельника. А если нашел... Нет. Телефон был в сотый раз отложен в сторону.

Ночь прошла практически без сна. Ленка мысленно дискутировала всю ночь со Степновым, заучивая слова красивых стройных ответов на его отказ, чтобы можно было хоть как-то «сохранить лицо». Иногда мысль убегала: «А вдруг не отказ?» Но об этом Ленка себе думать запретила. В восемь утра Кулемина подскочила как ошпаренная, а вдруг Степнов придет к ней после пробежки, а она вся неумытая - непричесанная.
Ну. Вот она снова вся такая при параде ждет. Чего ждет? А если он придет? Вот Ленка должна, наверное, предложить хотя бы чаю. А что у нас к чаю? Ничего. Бежать в магазин было нереально: вдруг они разминутся, или он как раз позвонит на домашний?! И тогда Ленка напекла блинов. Откровенно говоря, процесс приготовления несколько отвлек, правда, в нее саму еда так по-прежнему и не лезла. Выпила только кофе. И снова тишина и бесплодное ожидание. Она чуть прилегла на диван, чтобы не сильно мять свою классную новую футболку.

В дверь пронзительно позвонили. Ленка подскочила и обнаружила, что на ней нет футболки. «Сейчас-сейчас!» - кричит она и лихорадочно ищет что-нибудь в шкафу. Она торопится, но как назло, все получается безумно медленно. Звонок звонит явно последней заливистой трелью, она бежит к дверям, но почему-то ноги не слушаются. Все, он сейчас уйдет… он точно ушел. Ленка почему-то в этом уверена. Ей становится плохо, но звонок продолжает заливаться, и Кулемина, проснувшись, в ужасе подскакивает на диване.
В дверь действительно звонили. Вскочив с дивана, она бросилась в коридор и скорее распахнула двери. А там…
Белые розы. Их много. Сразу и не сосчитать. В руках у самого любимого мужчины. Она стояла, в ступоре смотрела на эти розы, забыв дышать и пытаясь осознать свое счастье. Степнов тоже стоял, не дыша, глядя на взъерошенную, но такую милую Кулемину, и пытаясь понять, правильным ли было его решение, и какой его ожидает прием. Наконец, Ленка молча отошла от двери, пропуская его в квартиру, и он так же молча вручил ей цветы, а сам закрыл дверь и вопросительно взялся за край куртки. Ленка все же пришла в себя и, протараторив: «Проходите, Виктор Михайлович», - сбежала ставить цветы в воду.
Оказавшись в ванной, она взглянула на себя в зеркало: «О боже!» Ладно, лохматая, но во всю щеку красовался след от шва на диванном валике, на который она так неудачно преклонила голову. Плеснула в лицо холодной водой, попыталась растереть. Не помогло. А, ладно. Потому что в голову пришла другая более актуальная и ужасная мысль. А вдруг цветы ничего не значат! Может быть, они для того, чтобы смягчить отказ. Ведь Степнов, вручая цветы, ничего не сказал. Она поспешила в комнату, оставив вазу с цветами на кухне. На диване сидел Степнов, рядом на журнальном столике лежала знакомая ей тетрадка. Ленка молча села на диван рядом и сразу откинулась на спинку, с одной стороны, чтобы иметь опору, а с другой, чтобы была возможность не поворачиваться самой лицом к Степнову, но хотя бы видеть любимого учителя в профиль. А посмотреть нынче, кстати, было на что. Ленка еще не помнила такого Степнова. В строгих брюках со стрелками, в накрахмаленной рубашке и голубом пуловере, так шедшем к его глазам, гладко выбритый, только что подстриженный и благоухающий каким-то умопомрачительным парфюмом, Степнов сидел прямо на краешке дивана.
- Лен, ты больше не теряй, пожалуйста, – Степнов передвинул по столу тетрадь ближе к ней.
- Хорошо, не буду, - мягко, внезапно охрипшим от волнения голосом, согласилась она.
- И еще, - Степнов протянул ей тетрадный листок в клетку, сложенный пополам. – Это тебе.
Кулемина слегка дрожащими пальцами развернула листок.

Лена! Леночка! Решил написать тебе письмо, потому что устно, боюсь, я не очень хорошо смогу сформулировать, что хочу сказать. Я и так, если честно, в некотором шоке. Я не ожидал. Я прочитал и только к концу понял, что речь идет обо мне. Прости, я понимаю, что как бы нехорошо читать чужие письма. Надеюсь, меня немного извиняет то, что они все-таки были адресованы мне. Лен, ты права, что между нами пропасть - "учитель-ученица", и я пока не знаю, как ее преодолеть, но я хочу, чтобы ты знала, я сам только недавно отдал себе в этом полный отчет. Ты мне нравишься, ты самая лучшая и красивая девушка и самый дорогой для меня человек.
Ленка чуть помотала головой, перечитывая последнюю фразу, и поняла, что она так ничего и не поняла. «Нравишься» - это как? «Дорогой» – тоже не ясно. Но задать уточняющий вопрос: «Вы меня любите?» - в лоб Ленка не решилась. Снова повисла пауза. Степнов по-прежнему молчал, а она вспомнила о блинах и радостно спросила, правда, слегка с запинкой.
- Виктор… Михайлович, - почему-то называть его по отчеству стало неудобно, - а хотите чаю? С блинами.
- Кто пек? Сама? – Степнов тоже был рад вопросу, разрядившему напряженную атмосферу.
- Да, – Ленка уже поднялась с дивана. – А то к чаю ничего не было. Пойдемте на кухню.

Чайник вскипел. Блины стояли на столе, и Кулемина убежала в комнату достать из серванта розеточки под варенье. Балда, сразу не сообразила. Что Степнову понадобилось в коридоре, не ясно, но они столкнулись на входе в кухню, и он удержал Ленку от неминуемого падения. Воздух вмиг стал словно наэлектризованный. Вот она стоит «в его руках», как мечтала, видит, как бьется жилка пульса у него на шее, и у самой сердце рвется из груди.
- Лен, ты щеку отлежала. – «Рука словно сама собой коснулась твоего лица… Не могу…» - мягко провел пальцем по красному следу на щеке. Ленка замерла и медленно подняла голову. Утонула в синих глазах. Сильная ладонь легла ей на затылок, он аккуратно притянул ее чуть ближе и коснулся губами пересохших девичьих губ. Ударило током. Выдохнул:
- Как же я тебя люблю!
И услышал в ответ:
- Я тоже тебя люблю.

Теперь понятно, что значит «дорогой». И значит, все у них будет. И цветы не просто так, а как она мечтала… И вообще…
СЧАСТЬЕ!!!

*****************
Продолжим?


Спасибо: 53 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1045
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.09.11 23:20. Заголовок: Часть 3 ** ноябр..


Часть 3

** ноября 2008
Привет! Думаю, ты не прочтешь это письмо, но я хочу сказать, что ужасно скучаю. Вот ты сидишь там, как всегда, с дедом, а мне, небось, опять достанется двадцать-тридцать минут твоего общества и то, если я придумаю благовидный предлог, чтобы заполучить тебя в свою комнату. Но у меня есть эти двадцать минут в день - самые прекрасные двадцать минут, потому что ты со мной. И я могу шептать «Вить», а не произносить официальное «Виктор Михайлович», и в отличие от школы, могу приближаться к тебе, могу обнять тебя и даже поцеловать. А еще, если я раньше просто любила воскресенья, то теперь я мечтаю о них уже с начала недели. А когда в субботу я сбегаю от девчонок, заявляя, что мне надо сделать уроки на понедельник, даже отличница Женька удивляется. Но они-то не знают, что в воскресенье я просто ужасно занята. Впрочем, Лерка в курсе, что у меня по воскресеньям «личная жизнь», потому что она - мое алиби для деда. Правда, она меня долго пытала, кто же «он», но я не раскололась. Сказала только, что ты «не одноклассник», ты «высокий» и «спортсмен» - «увлекаешься баскетболом». А что? Даже ничуть не соврала. Ну вот. Воскресенье уже через два дня.


Воскресенья Ленка со Степновым проводили вместе. Поздняя осень не располагала к долгим прогулкам, а к себе в гости Степнов Ленку пока не приглашал. Когда выпал первый снег, они съездили покататься на лыжах. Один раз они ходили в театр, разок на концерт любимой Ленкиной группы, пару раз были на соревнованиях по баскетболу. Но чаще всего с утра они отправлялись в «Мегу» на другой конец Москвы. На другой конец – чтобы шансы наткнуться на знакомых были минимальны. А там… Там они были уже не учителем и ученицей, а просто влюбленной парочкой. Они бродили по многочисленным магазинчикам, выбирая Ленке джинсы и новый спортивный костюм Степнову, катались на катке, ходили в кино, по очереди опробовали все кафешки ресторанного дворика.
Ленка больше всего любила кино. Причем, любое. Потому что во мраке кинозала можно было окончательно расслабиться и забыть об окружающем мире.
Она тянулась за поцелуем.
Степнов возмущенно, но тихо рычал: «Кулемина!» Вообще-то он был против открытого проявления чувств в общественных местах и поначалу чувствовал себя неудобно.
- Что?! – улыбаясь, хриплым шепотом в самое ухо Степнову, нарочно опаляя его горячим дыханием, произносила Ленка. И уже немного узнав, как «бороться» с любимым мужчиной, вела нежно губами от уха по чуть колючему подбородку. В темноте он сдавался быстро, и за сладкими поцелуями оба забывали про кино.

** декабря 2008.
- Лена! Кулемина! – Степнов окликнул Ленку, уходившую из зала после урока физкультуры, - возьми записку, - он подал Ленке листок бумаги, сложенный в несколько раз. – Передашь Петру Никаноровичу, помнишь, как тогда… с тетрадкой…
- Хорошо. Передам, – Ленка взяла бумагу и поспешила убрать ее поглубже во внутренний карман сумки.
Она сразу поняла, что листок бумаги предназначен ей. Но читать записку на глазах у Новиковой не будешь, на уроке слишком опасно, поэтому она еле дожила до звонка и, бросив девчонкам на ходу: «Мне очень надо домой», - поспешила на улицу. Припустила, будто ее кто-то преследовал, и, только завернув за угол дома, уже точно скрывшись от всех любопытных школьников, она развернула письмо.

Ленок, солнышко мое! Ты прости, что мы не видимся. Совсем замотался. Только сценарий закончили, как свалилась на голову эта аттестация дурацкая по работе. Эти методички, планы, программы. Как конец года, так начинается все до кучи: и соревнования, и встречи, и педсоветы. А как я не убил соседку, залившую мою квартиру кипятком утром в воскресенье, до сих пор удивляюсь. Очень по тебе скучаю, девочка моя хорошая. И хоть я говорил всё тебе вчера по телефону, вот решил написать. Вижу тебя в школе и так мучительно, что не могу подойти, обнять тебя, поцеловать. Даже порадоваться толком, черт подери, что тебя вижу, и то не могу. Конспирация эта... Живу с мечтой о школьных каникулах, как никогда о них не мечтал, даже когда сам учился. Тогда у нас будет десять свободных дней. Я все боюсь, что Петр Никанорович передумает оставлять тебя одну и не поедет в дом отдыха. А ежедневно придумывать «отмазки», как ты выражаешься, честное слово, совсем не по душе. Может, мне все-таки с ним поговорить? Ладно. Молчу-молчу. Я уже вижу выражение твоего лица. Нет. Твоего красивого личика. Короче, Ленка, я очень тебя люблю. Знаешь, видимо, сказывается общение с твоим дедом, мне теперь легче писать, чем говорить. Целую.

Они сидели в Ленкиной комнате и ждали, пока Петр Никанорович окончательно соберет вещи. Степнов пришел, чтобы вместе с Ленкой проводить соавтора с вещами на вокзал.
- Знаешь, я бы тоже хотела уехать куда-нибудь, как дед.
- Куда? Совсем? Правда? – Степнов испугался, и Ленка поняла его испуг.
- Нет, я имела в виду, - она понизила голос, - уехать отсюда куда-нибудь вдвоем, где нет никого из знакомых. Только ты и я.
- Леночка! Ты же понимаешь… - Степнов нежно накрыл ладонью холодные пальцы. – Ну не могу я тебя без разрешения куда-то увезти.
- Понимаю, - тяжело вздохнула Ленка.
У Степнова мелькали мысли на эту тему. Но… во-первых и главных, Ленка категорически не хочет информировать Петра Никаноровича об их отношениях. Впрочем, тут у Степнова было «раздвоение» личности. С одной стороны, врожденная порядочность и чувство ответственности требовали действовать в открытую, а с другой… А вдруг Кулемин при всем хорошем отношении к соавтору не поймет его любви и категорически запретит им с Ленкой видеться. А без Ленки он, Степнов, уже не выживет. Даже если засунуть совесть куда подальше и воспользоваться Кулеминским отъездом, то куда ехать с Ленкой? Ни дачи, ни деревни у него не было. Заграница? Гостиница на другом конце города или в пригороде? Все упиралось в то, что Ленка по паспорту еще три месяца несовершеннолетняя. Их не поселят вместе и вообще… Это как-то… От мысли возможного соединения понятия «Лена» и «мотель» его передергивало.

Междугородний звонок раздался в квартире Степнова тем же вечером ближе к полуночи.
Звонил старый институтский друг, ныне осевший в Питере.
- Вить, привет! Еле тебя застал, – начал он без долгих предисловий. – Спасай! Ты что в каникулы делаешь?
- А что?
- Да мы с Маришкой и Костиком на Мальдивы должны улетать, а Дану оставить не с кем. Рассчитывали на тестя, а он ногу сломал, сам понимаешь, гулять с ней не сможет. В приют этого монстра не берут. Пугаются. Можешь у нас пожить?! Ты же знаешь, что Данка из чужих только тебя и признает. Мы тебе все оставим, оба холодильника едой набьём, только приезжай, а?
Степнов задумался о своем: «Неужели это судьба?»
Маришка - это тоже однокурсница Степнова и Серегина жена, Костик – сын и еще его, Степнова, крестник. А Дана… Когда-то по дороге в гости к другу Степнов обнаружил практически на проезжей части щеночка - маленький меховой комочек. Комочек вырос, стал ростом с теленка и всерьез воспринимал только мужскую половину семьи – Серегу и его тестя. Остальные даже и не пытались удержать на прогулке этого «зверя» на поводке.
Принимая молчание за знак почти согласия, Серега продолжал.
- Ты же знаешь, в квартире комнат хватит. Дана лежит у себя в основном, только вот покормить, да гулять с ней надо, а больше никаких проблем.
Серега недавно выкупил в Питере огромную коммуналку и сделал из нее многокомнатную отдельную квартиру, так что, даже собаке досталась отдельная жилплощадь.
- Серег, а если… - Степнов колебался, - а если я не один приеду?
На том конце провода повисло молчание, а потом раздался восторженный вопль.
- Ура!!! Когда, наконец, мы гуляем на свадьбе?
- Серег! Да подожди ты! – Степнов смутился даже по телефону. - Просто есть девушка, с которой мы вместе собирались провести новогодние праздники, - аккуратно начал он.
- Ну, так отлично. Она в Питере была? Погуляете, в Эрмитаж, в театр сходите, если конечно, захотите, – в голосе Сереги послышались шутливые нотки. - Всё. Можешь больше ничего не говорить. Значит, шампанское оставлю в холодильнике, мороженое в морозилке, запас резины…
- Серега! – взревел Степнов!
- Всё. Умолкаю. В тумбочке слева.
- Я тебя прибью. Я еще, между прочим, не согласился.
- Ви-и-ить!!! Ну, честно, как друга прошу! Маришка так долго об этих островах мечтала…

«Не иначе, как судьба», - решение Степновым было принято.

- Хорошо.
- Вот и ладушки. С меня билеты на Сапсан, чтобы вам с комфортом ехать…

*****
Все было прекрасно и волшебно. Они - только вдвоем. Холодный Петербург, купающийся в новогодней иллюминации, создающей ощущение сказки. Елка в гостиной. Походы в театр, музеи. Прогулки, кафешки. Очаровательная псина, с которой Ленка нашла общий язык. Просмотр телика бок о бок на одном диване. Завтраки, ужины. Только вот Ленке, как оказалось, уже и этого было мало. Все классно, но было одно НО…
Ленка спала в комнате Витиного крестника, а Степнов в гостиной. (Хозяева переехали недавно. Не все комнаты были еще обставлены мебелью.) А вчера, когда она собралась простирнуть Степновские джинсы со следами Даниных лап, из заднего кармана она извлекла скомканную записку, в спешке туда засунутую и забытую.

Вить! Ты настоящий друг! Спасибо тебе, что ты согласился приехать. Дану кормить надо ограниченно, а то она может съесть столько, сколько дашь, а потом ей поплохеет… Далее следовали указания, чем и как кормить собаку.
А потом…
А еще я очень рад, что ты не один. Так вот, про шампанское и мороженое я тебе уже говорил. А вот про то, что мы купили перед Новым годом новую мебель в спальню, не успел. Маришка велит обязательно тебе сообщить, что на кровати новый комплект белья и еще парочка вместе с полотенцами лежит на верхней полке в правой секции шкафа. Что лежит в тумбочке слева, надеюсь, ты помнишь. Еще велено нам, тупым спортсменам, напомнить, что девушки, они особы романтичные, а в Новый год в особенности, потому на трюмо в спальне оставлен диск с музыкой и долгоиграющие свечи. Пока! С Новым годом! Ваши подарки под елкой.
P.S. Хоть свечи долгоиграющие, смотри, квартира новая, не спали! ;-)


Инструкцию по кормлению Даны они уже пять дней строго исполняли, а вот дверь в хозяйскую спальню была по-прежнему плотно закрыта.


Степнов с Даной вернулись с вечерней прогулки. На улице была на редкость противная погода, поэтому Ленка оставалась дома. Но, к удивлению Степнова, почему-то никто не встретил в прихожей озябших гуляк, и дверь в Ленкину комнату была закрыта.
- Лена! – крикнул Степнов, стягивая ботинки и, как никогда быстро вытерев лапы Дане, поспешил на кухню, в которой горел свет.
На столе лежал листок бумаги, исписанный хорошо знакомым ему почерком.

Вить! Я не понимаю. Ты меня любишь? Если да, тогда почему мы не вместе? Почему даже если я случайно засыпаю на твоем диване, я потом оказываюсь в другой комнате? Ты по-прежнему считаешь меня маленькой? Или… Или просто не хочешь?
«Дурочка!» - да он еле сдерживается, чтобы в предлагаемых обстоятельствах не наброситься на нее. Все-таки ей семнадцать, и они не так давно встречаются.

Может, тебе вообще ничего от меня и не надо? Я тут подумала, что в наших отношениях инициатива все время исходила от меня. Я и призналась тебе первой, и вообще… Черт! Я дура.

Господи! Ленка, что же ты такое говоришь?! Тьфу! Пишешь! Это я идиот...

- Лена! - даже не дочитав послание, он влетел в Ленкину комнату и замер в восхищении. В комнате горело только бра. Ленка в шелковом халатике стояла у окна и, казалось, внимательно изучала двор-колодец. Хотя рассмотреть его при включенном свете она не могла никак и наверняка видела лишь отражение Степнова в окне. Шелковый халатик был подарком хозяев девушке Виктора на Новый год и, будучи куплен на стандартную «среднюю» девушку, был Ленке несколько короток, поэтому не скрывал стройных ног.
- Да, я здесь, – она даже не шелохнулась.
Он подошел к ней, нежно повернул к себе за плечи и, поймав ее взгляд, глядя ей в глаза, четко произнес:
- Лен, Леночка, я очень тебя люблю. Ты для меня единственная, самая лучшая, самая красивая и самая желанная. Пожалуйста, поверь мне.
Утонув в синем омуте глаз, будучи истинной женщиной, которые, как известно, лучше воспринимают на слух, Кулемина не могла не поверить. И поверив, выдохнула и расслабилась в его руках.
- Леночка! Я не считаю тебя маленькой, просто я боялся тебя обидеть, не знаю… испугать… Мы же еще так мало встречаемся. Мне казалось, что надо подождать…
- Подождать чего? – Ленка, как всегда, со свойственным ей юношеским максимализмом тут же поставила Степнова в тупик.
- Лен, ты уверена? – он всматривался в ее лицо.
Она покраснела, опустила голову ему на грудь, уже привычно обнимая его за талию. Ощутила ЕГО аромат и жар тела. Такой родной! Такой!!! Такой… Захлестнувшие чувства вылились в слова, сначала чуть робкие, а потом более страстные.
- Я люблю тебя и хочу, чтобы ты был только мой. Совсем мой.
Солнышко мое! Девочка… Счастье… Её тепло, ощущаемое сквозь шелк, голые коленки, манящая в вырезе халатика грудь… Черт! Он не святой.

- Пошли в спальню, - хрипло в промежутке между поцелуями стонет Ленка. Он подхватывает ее на руки, почти бежит по коридору, распахивает дверь ногой и замирает на пороге. Двуспальное ложе манит распахнутым одеялом. Комната волшебно озарена свечами, отражения которых загадочно мерцают в зеркале трюмо. Кулемина!!! Она все подготовила. ОНА!
Он мысленно дал себе слово, что теперь вся инициатива будет исходить только от него.
Уже сидя на кровати, Ленка бесстрашно запустила руки под его футболку. Он перехватил их.
Нет, солнце. Теперь все будет по-другому.
Вперед!


Дурманящие разум слова, страстные поцелуи, бесстыдные ласки… незнакомо, непривычно и желанно… Стремление быть ближе, слиться, раствориться в нем… Боль… и словно со стороны… Вот он какой в страсти… Он больше не в силах сдерживаться… чуть искаженные черты лица, яростные движения и оглушительный опустошающий финал.
Вот она – любовь!

При неосторожном движении вода плещется через край новенькой джакузи на пол ванной комнаты, примыкающей к спальне. Через край плещется его нежность. Он касается так, что умереть… Он ласкает там, где никто до него не ласкал… Играет на чувствительных струнах тела… Она громко кричит, уже не стесняясь…
Полный улет!

** января 2009
Вить, я все время вспоминаю, как мы были в Питере. Это было восхитительно, сногсшибательно, улетно и волшебно. Я не знала, что можно быть такой счастливой. Я так люблю тебя. Я так скучаю. Это так кошмарно, что мы снова не можем быть вместе в открытую, как в Питере. Борзова что-то вещала, а я высчитывала дни, часы, минуты и секунды, оставшиеся до субботы, когда, я надеюсь, ты позовешь меня в гости. Примерно 295 200 секунд. Это так долго. Я уже и деда морально подготовила, что у нас в субботу дела, и я ночую у Лерки.

** февраля 2009
Ленок! Ну, Ленка! Вот решил тебе написать, раз ты не хочешь со мной разговаривать. Клянусь тебе, что только прямое указание Николая Павловича заставит меня впредь зайти в библиотеку. И никогда в жизни ни на какие «надо передвинуть стеллаж» я не соглашусь. Малыш, ты же знаешь, что для меня никого кроме тебя не существует. Очень надеюсь, что это взаимно. Все время пытаюсь об этом помнить, когда вы играете с Гуцуловым в паре. Леночка моя! И еще. Я все же считаю, что надо сказать Петру Никаноровичу о наших отношениях, хоть ты говоришь, что это твой дед и тебе решать. Но в любом случае, прежде чем говорить с ним, я бы хотел сделать тебе одно предложение и обсудить его с тобой. Но пока ты со мной не разговариваешь, это невозможно. Очень жду, что ты придешь ко мне в субботу. Люблю. Целую. Скучаю. Твой В.


*****

От кого: fantast@mail.ru
Кому: kulemin@ibms.edu
** марта 2009, 21:18

Здравствуйте, мои дорогие Никита, Верочка и Сережка!
У нас все хорошо, можно сказать отлично. По нашему с Виктором сценарию снимается фильм. Я полон новых творческих планов. Познакомился тут с одним очень интересным человеком.
Леночка по-прежнему учится, ходит на тренировки и играет в группе. А вообще она стала такая взрослая и красивая, просто не узнаете, когда приедете. Прямо невеста. Впрочем, если честно, она и есть невеста. На следующий день после Лениного дня рождения Виктор просил официально у меня ее руки. И глядя на то, как они любят друг друга, как Леночка сияет последнее время, я не мог не согласиться. А что? Взрослый, надежный мужчина всяко лучше какого-нибудь зеленого юнца. А с Витей Леночка как за каменной стеной, да и в наше время еще надо поискать такого, чтобы умный, порядочный, не курящий и не пьющий. Ну, конечно, свадьба будет после окончания школы и поступления Леночки в ВУЗ. Так что планируйте отпуск на вторую половину лета.
Как вы там? Как мой любимый внучок?! Небось, не узнает дедушку, когда приедете. Уезжали - был кулечек спеленутый, а вернетесь – уже бегать будет…



Эпилог

От кого: Stepnov@yandex.ru
Кому: Helen_S2009@mail.ru
21 октября 2030, 2:35

Привет, мое счастье! Ленок, здравствуй! Хоть мы сегодня и говорили по скайпу, и я считай, тебя видел, все же пишу тебе письмо, потому что не могу не писать моей самой любимой и прекрасной жене. Ужасно скучаю и считаю дни, оставшиеся до конца твоего гастрольного тура. Вроде бы я должен привыкнуть уже за столько лет, что это твоя работа, что тебя с нетерпением ждут в любом конце страны… Но вот не привыкается. Все равно больше всех тебя жду я. Нет тебя, и не спится толком. То подушку пинаю, то брожу, как неприкаянный по квартире. Вот Петька опять дома не ночует. Они с Ольгой после учебы и его тренировки снова умотали на дачу. Балбес, даже мне не сообщил. Игорь звонил, он и поведал, что наши дети там. А Соня волнуется, все-таки у Оли первый курс и учиться надо. А Рита дома, слава богу. Сидела писала какую-то работу по географии на завтра, вот сейчас спит. Они на самом деле, хоть и взрослые, тоже по тебе скучают. Ритка вчера ко мне подошла, прижалась и говорит: «Так хочется, чтобы мама поскорей вернулась».
Люблю, целую тебя, моя хорошая. Я уже вижу, что ты устала. Береги себя. Как хочу быть с тобой рядом. Но ничего. Скоро увидимся.
Твой В.

От кого: Helen_S2009@mail.ru
Кому: Stepnov@yandex.ru
21 октября 2030, 11:20

Витюш! Вот получила от тебя письмо. Знаешь, каждый раз вижу от тебя входящее и, вроде, должна привыкнуть, а все равно сердце замирает, как тогда впервые, в гостиной. Я тоже ужасно по вам скучаю, как всегда. Ритуля молодец, а вот этому балбесу Викторовичу передай, что приеду и устрою ему головомойку, чтобы вспомнил, что домой надо звонить. Вить, может, ты все-таки спать будешь? Пустырника выпей, что ли. Я переживаю, что ты плохо спишь. Мне пишешь «береги себя», а сам?
И вообще, Степнов, ты бы поспал впрок, а то ведь я как приеду, соскучившись, и сам знаешь, будет не до сна. ;-) Вить, очень хочу к тебе. Я вот стараюсь побольше спать, с одной стороны, чтобы быть в форме, хотя с переездами это нелегко, а с другой, чтобы быстрее время летело.
Рассказовым привет.
Обнимаю и целую вас всех.
До встречи вечером в on-line.
Вить, люблю!


30 октября 2030 г.
Поздним вечером Елена Степнова поднялась с роскошной кровати в гостиничном номере, подошла к шкафу и аккуратно убрала в чемодан небольшую кожаную папку на молнии, в которой были уже несколько потрепанные, но такие важные для нее листочки бумаги - её жизнь - Витины письма. Она всегда возила их с собой, и хотя знала их все наизусть до последней точки, периодически перечитывала. Даже много лет спустя они хранили тепло любимого мужчины, и она чувствовала себя ближе к дому. Сегодня, перебирая пачку листков, она думала - может быть, неожиданную даже для нее новость о том, что у них будет еще один ребенок, тоже сообщить в письме? И вручить Вите по возвращении...
Представила его реакцию, улыбнулась, взяла листок с ручкой, присела за стол и начала:
"Я к вам пишу, чего же боле..."

*******************
тут можно написать "к нам".

А это от Оксаночки- Рыбки собачки.


Спасибо: 52 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1055
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.10.11 18:16. Заголовок: Автор: Starushencia ..


Автор: Starushencia
Название: «Фотолюбители»
Рейтинг: PG
Жанр: Fluff
Статус: Закончен
Пейринг: КВМ
Бета, вдохновитель, друг и товарищ по творчеству, как всегда – Танечка из Калуги.


Примечание: Неудавшаяся попытка уложиться в 300 слов и написать драббл по заданию Стэллы:
«Степнов узнает, что на его день рождения помимо прочих гостей придет и Лена. Его приготовления».

**************

Телефонный звонок, прозвучавший в квартире Виктора Михайловича Степнова в его день рождения, привел именинника в ужас.
- Мы идем тебя поздравлять! - радостно сообщил друг Игорь.
- Кто это «мы»?!
– Я, Ирина, «Ранетки» с ребятами. Скоро будем, – друг повесил трубку.
Степнов справлять день рождения не собирался, а самое главное - не планировал пускать гостей в свою квартиру.
Почему?! Да потому что на стенке в комнате «однушки», над диваном размещался его личный небольшой, но тщательно лелеемый «иконостас». Отредактированные в фотошопе на черно-белые и ставшие от этого более выразительными фотографии любимой девушки в разноцветных, специально изготовленных им картонных рамочках, тщательно, в строгой последовательности и на определенном, выверенном до миллиметра расстоянии, были качественно приклеены к обоям. - В конце концов, у каждого свои хобби и увлечения.
Степнов заметался по квартире. Ковер с пола на стенку быстро не повесить. «Эврика!» - Виктор вспомнил о подарке соавтора на Новый год. Огромная карта звездного неба со знаками зодиака, быстренько прилепленная на скотч, пришлась очень кстати.

«Достало», - думала хмурая Кулемина, пока гости весело распивали чай с принесенными из кафе пирогами. На днях Виктор Михайлович вышел из ее квартиры после ее поцелуя, бормоча что-то про «подождать два месяца», и сейчас не выказывал намерений продолжать общение. А как бы хотелось остаться вдвоем, чтобы поздравить любимого, но упрямого мужчину лично. Вон даже Рассказов и Ренатовна все понимают, одобряют и, сидя за столом, отпускают намеки, что Ленка со Степновым могут быть парой, а он словно не слышит.

После чая стол-книжку собрали, отодвинули к окну, и Новикова сгоношила всех играть в жмурки. Кулеминой водить. На глазах черная тугая повязка. Впрочем, играть Ленка умела. И вот уже Анька, в этом Лена почти не сомневалась, загнана ей на диван, несмотря на отвлекающие маневры остальных. Ленка активно шарит по стенке. Это - карта! - Но Прокопьева ловко отклоняется от ее рук, забившись в угол. – Так, продолжим! - Сзади - призывные вопли, свист, хлопанье в ладоши. Кто-то наглый дергает Ленку за кофту.
И вдруг оглушительная тишина. А потом голос Новиковой: «С днем рождения, Виктор Михайлович, но нам пора».
Ленка отвернулась от предполагаемой жертвы и стянула с головы повязку. Глаза не сразу привыкли к свету. Перед ней одиноким столбом стоял Степнов, остальные уже шебуршали в коридоре.
- Что случилось-то?! – возмутилась она громко.
- А ты обернись, - раздался ответ из коридора и вслед за ним - хлопок закрывшейся двери.
Она обернулась. Долго в молчании изучала стенку.
- Неправильные у вас фотографии, Виктор Михайлович!
- Это почему?
- А надо, чтобы цветные и чтобы вдвоем, - тихо добавила, - в идеале - свадебные.
- А будут?! – спросил он, аккуратно привлекая девушку в объятия.
- Обязательно, - отозвалась Кулемина в перерыве между нежными поцелуями.

********************
ссылочка

Спасибо: 63 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1086
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.01.12 21:00. Заголовок: Автор: Starushencia..


Автор: Starushencia
Название: Рокировка
Рейтинг: PG-13.
Сорри, муз поменял рейтинг.
Жанр: Romance, Fluff
Статус: В процессе
Пейринг: КВМ
Размер: Минифик в 4 частях.
Бета, вдохновитель, друг и товарищ по творчеству, единственная и неповторимая, как всегда – Танечка из Калуги.

Примечание Не судите строго. Очень захотелось позитива. С НОВЫМ ГОДОМ и светлым РОЖДЕСТВОМ!!!

*****************

Не спалось. Лена Кулемина лежала на нижней полке плацкартного вагона и думала. О чем? Да всякие мысли лезли в голову…

В конце декабря, в последние предновогодние дни 11-а и 11-б поехали на несколько дней в Питер в сопровождении молодого педсостава школы, а именно: двух классных руководителей – Рассказова и Милославского, химички Ирины Ренатовны, библиотекарши Светочки и физрука Степнова. Поездку организовал комитет по образованию в подарок ученикам школы за высокие достижения в спорте и искусстве. И к тем, и к другим достижениям Лена Кулемина имела непосредственное отношение.

Рядом заворочалась Женька. Анька с Натахой на верхних полках вообще отрубились сразу, а вот она мучается. С ее ростом неудобно. Только вытянешь ноги, так кто-нибудь добрый пойдет мимо и обязательно заденет. Если она так мучается, то каково Степнову с его метр девяносто шесть? Когда она увидела его сегодня так близко в таком, можно сказать, домашнем виде в соседнем купе, все внутри перевернулось. Ведь когда-то он так ходил по ее квартире. Прошло уже почти два месяца с того момента, когда Степнов сказал ей «нравишься», а потом отыграл назад, предложив оставить все, как было раньше. Только «как раньше» не получилось. Ленка уже миллион раз отругала себя за то, что испугалась не пойми чего и стала бегать от Степнова. Еще миллион раз она мысленно отругала любимого учителя за то, что он больше не повторял своих слов о чувствах. И вообще, они стали общаться намного реже. Уроки, тренировки по стритболу с появившимся в их классе Игорем Гуцуловым и всё. А ей хотелось, чтобы он, как раньше, провожал ее до дому, хотелось чувствовать его восхищенный взгляд, говорить с ним, самой касаться его… Да. Даже вот такие непристойные мысли приходили ей в голову.

Заселение в гостиницу прошло относительно быстро, по спискам все заранее были распределены по двухместным номерам.
- Вить, ты будешь жить один, - поставил в известность друга Игорь Ильич.
- Не понял, а ты где?
- Я тут произвел небольшую рокировку. Мы с Ириной вдвоем в номере.
- А куда вы Светочку дели?
- Светочку забрал к себе Милославский.
- Что сделал?! Забрал?! – Степнов искренне удивился, зная, как робко и почтительно Милославский относится к библиотекарше.
- Хм, - Игорь усмехнулся, - я ему сказал, что если он этого не сделает, то Светочку придется отправить к тебе.
- Упаси господи! Ты что?!
- Ну, вот, его такая перспектива тоже не устраивала.
- Понятно.

Днем все мотались по экскурсиям, а вечером в номер Ленки и Новиковой постучался Гуцул. Они с Леркой как-то выразительно переглянулись и вдвоем уставились на Ленку, словно намереваясь о чем-то ее спросить.
- Гуцул, я не поняла, это что за явление в ночи, и чего вы тут мутите?
- Ле-ен, - аккуратно начал Гуцул.
- Ленка, ты мне друг? – резко перебила его Новикова.
- Вы меня пугаете. Чего надо?
- Лен, короче, ты не могла бы уйти ночевать к Степнову?
- Чего-о-о???!!!
- Лен, ты понимаешь, у него в номере есть свободная кровать. А если ты уйдешь к Степнову, то Стас придет ночевать ко мне, - затараторила Лерка, - Полинка к Игорю, Южин к Ритке, Женька к Платонову, а Белута к Аньке. Ты понимаешь, что благодаря одной тебе десять человек могут быть счастливы?!
- Зашибись. Офигеть просто. А как вы себе, интересно, это представляете?! Я приду к Степнову и что?!
- Ты пойдешь попозже, скажешь, что качала пресс на кровати, и она сломалась. И спать тебе негде.
- Ага. И Степнов сначала мне вставит за порчу имущества, за которое они ответственны, а потом прибежит сюда чинить кровать.
- Скажешь, что я уже сплю, поэтому сюда идти не надо.
- Не, ну вы совсем сбрендили, что ли?!
- Ленк, ну будь другом, - подключился к уговорам Игорь. - Ты же понимаешь, что дома у всех предки, а когда еще такая возможность представится.
- Да, Ленк, ты же только улыбнешься, Степнов тает, - пустила в ход тяжелую артиллерию Новикова.
- Ага. Счас, – Кулемина скептически хмыкнула, но слегка покраснела.
- Кстати, да, - поддержал Лерку Гуцул, - он пока меня с Полинкой не увидел, все грозные взгляды на меня бросал на тренировках. Помнишь, как вставлял. Да это он тебя ревновал, Лен.
- Так, - прервала она их, - у вас у всех на почве секса крыша поехала, и вы напридумывали себе черт знает что.
- Ничего мы не придумываем.
- Лен, да соглашайся, Степнов только счастлив будет. Может, вы там не менее горячую ночку проведете.
Кулемина разозлилась.
- Лер, еще одно слово и я даже думать на эту тему не буду.
- Ле-ен!
- А что «Лен»!!! Вам бы лишь потрепаться. Всё легко. А вам в голову не приходит, что вы хоть уцелуйтесь в школе, вам ничего не будет. А одна такая шутка про нас со Степновым, не говоря уже о реальной ночевке в одном номере, и меня терзает Борзова, а Виктора Михайловича увольняют по статье. Ничего так нам за ваш секс расплачиваться?!
- Бли-и-н!!! – уговорщики осознали серьезность ситуации. - Мы будем немы как рыбы.
- Лен, правда, честное слово. Больше ни одной шуточки.
- Значит, так, – строгим голосом подвела итог Ленка. - Первое - я иду к Степнову только ради вас, а не из-за каких либо личных соображений. Второе - чтобы никаких комментариев на эту тему я больше в принципе не слышала, ну и, конечно, третье - никто кроме вас двоих не должен знать, где я ночую.
- Лен, мы могила.
- Всё. Твои вечные должники. Проси, что хочешь, – констатировал Гуцул.
- Ладно, я подумаю.

- Лен, а хочешь, я тебе свой пеньюар дам. Для себя привезла, перед Стасиком покрасоваться, но…
- Лера, не испытывай мое терпение.
Ленку и так внутренне потряхивало. Она, конечно, понимала, что Степнов ее не выставит за дверь, но как будут развиваться события в номере, было не ясно. Она возьмет свою длинную футболку, в которой собиралась спать, и всё. Примет душ, почистит зубы и пойдет…

В районе двенадцати часов она тихонько постучала в дверь Степновского номера. Никто не отозвался. Боясь быть засеченной в коридоре у его номера, Ленка нажала дверную ручку. Та поддалась, и дверь открылась. Судя по звукам, доносившимся из ванны, Степнов принимал водные процедуры. Ясное дело, что стоять под его дверью было не с руки, поэтому ей ничего не оставалось, как пройти вглубь номера и сесть на стул у стола.
Номер был стандартный. Такой же, как у них с Леркой. Две кровати по стенкам, две тумбочки, стол, стулья, телевизор, чайник…
Блин, а чего так дышать-то тяжело… - волнение захлестывало ее с головой. - Быстрее бы он уже... - Дверь ванной отворилась и… Ленка обомлела. Степнов вышел, довольно урча и отфыркиваясь, в одном полотенце на бедрах. Вторым полотенцем он вытирал голову. Провел им по лицу и только тут увидел Ленку.
- Кулемина!!! Твою маковку… - громкий вопль разорвал тишину, и Степнов тут же рванул обратно в санузел.

******************
А еще каникулы...

Спасибо: 57 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1088
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.01.12 00:18. Заголовок: Глава 2. Картина по..


Глава 2.

Картина полуобнаженного мужчины с крепкими ногами, загорелым телом, с порослью волос на груди и животе, теряющихся где-то под полотенцем, выбила Кулемину из колеи окончательно. Щеки горели, руки вспотели и были холодны как лед, а в мозгах был полный хаос.
Уже одетый учитель появился из ванны очень быстро.
- Лен, что случилось?! - в его голосе звучала неприкрытая тревога. – Заболела?! – Он видел пунцовое Ленкино лицо. Она лишь отрицательно помотала головой. - С Петром Никаноровичем все в порядке?!
Наконец, она ответила:
- Все в порядке. Ничего не случилось. И с дедом все нормально.
- А чего ты тогда… - он подразумевал ее присутствие в его номере.
- У вас дверь была открыта, вот я и зашла. Извините, - объяснила Ленка. Как же сказать ему, что она планирует тут ночевать? Язык отказывался подчиняться.
- Лен, а все же?
Судорожно вдохнула и «прыгнула в омут с головой».
- Виктор Михайлович, можно я у вас переночую?! У вас есть свободная кровать, а у меня сломалась, но там Лерка спит, туда ходить не надо, - выложила на одном дыхании.
- Не понял, – Степнов, видимо, под воздействием недавнего стресса проявил редкую проницательность, - может, это Комаров там кровати ломает? Пойти проверить?!
Ленка оказалась «прижатой к стенке» и, естественно, тут же пошла в контратаку.
- А даже если и так?! – она скрестила руки на груди. - Вообще-то, Виктор Михайлович, когда люди любят друг друга, им хочется побыть наедине, особенно вечером. Впрочем, - она выразительно посмотрела на Степнова, - вам, наверное, это не понять. – Ленка двинулась в направлении выхода.
Обиделась. Он перегородил ей дорогу.
- Ленок, ну… - он не сразу смог подобрать слова, ибо когда Кулемина начинала метать молнии, она была невыразимо хороша и притягательна.
- Пустите. Я в холле на диванчике посплю.
- Ленок, ну не валяй дурака. Ну, извини. Оставайся, конечно. Чаю хочешь?! Тебе в душ надо?! Тут полотенца есть.
Ленка понимала, что Степнов старается проявить себя радушным хозяином, только это было всё не то. Не то она хотела услышать, когда с тайной надеждой в душе соглашалась на эту ночевку. Отошла к окну. Невидящим взглядом уставилась в черное стекло. Решилась.
- Виктор Михайлович, а как вы ко мне относитесь?! – в комнате повисло напряженная тишина.
- Почему ты спрашиваешь?
- Потому что. Гениально. Она идиотка.
- Ты не боишься услышать ответ?
- Не боюсь, – она повернулась к нему лицом.
- Лен, - он не смотрел на нее, сжимая рукой спинку стула. - Я люблю тебя. Но ты не волнуйся. Я всё понимаю. Я твой учитель, я в два раза старше. Разумеется, тебе оно не надо. – Его голос звучал безжизненно ровно. - Ты не бойся. Я не буду к тебе приставать и, вообще, как-то нарушать твой покой.
Она облегченно выдохнула. По-прежнему любит!
- Виктор Михайлович, а почему вы всегда всё за меня решаете?! – Ленка ласково и немного снисходительно посмотрела на застывшую фигуру учителя. – Не нужен мне ваш покой, - она несмело положила ладони на Степновскую талию, а поскольку он по-прежнему оставался недвижим, продолжила. - Вы мне нужны! – Привстав на цыпочки, хотела губами коснуться его губ, но промазала - скользнула по щеке, смутилась и поспешила спрятать лицо на Степновской груди.
- Ле-е-н! – он глубоко вздохнул, пытаясь осознать свое счастье. Не верилось. – Леночка! – его руки аккуратно сомкнулись на ее спине.
Обнимает. Блаженство!
Совсем осмелела, заглянула в синие глаза и пояснила:
- Просто я сначала… когда вы у подъезда сказали… ну, так неожиданно… а потом я хотела сказать, а вы уже обратно… - и поняв, что связного объяснения не получается, внезапно охрипшим голосом произнесла: «Я тоже вас люблю».
Невозможно. Нереально. Устоять, когда самая прекрасная девушка на свете тебя обнимает и Т-А-А-К смотрит.
Она в волнении облизнула пересохшие губы и в следующий миг ощутила на них его горячее дыхание. Поцелуй. Первый. Робкий, нежный, сводящий с ума.
Он очнулся и отстранился первым. Ленка снова прижалась щекой к его груди и теперь слышала, как громко стучит его сердце.
- Ленок, хочешь чаю? – обоим нужно было время на приятие и осознание чуда.
- Хочу, – он тут же засуетился, ставя чайник, споласкивая имеющиеся в номере чашки. А Ленка сидела и следила за Степновым с совершенно, как она подозревала, дурацкой улыбкой на лице, но ничего не могла с собой поделать.

Пили горячий чай с предусмотрительно купленным Степновым питерским печеньем под названием «мечта» и боязливо бросали украдкой друг на друга горячие взгляды.
- Лен, ну ты ведь понимаешь, - робко начал Степнов.
- Виктор Михайлович, я все понимаю, - перебила Ленка, - я понимаю, что нельзя, чтобы кто-то знал про нас, что надо как-то скрываться, но я не могу больше делать вид, что ничего не происходит. Вы со мной два месяца почти не разговариваете, к деду ходите, когда меня нет… Я так не хочу.
- Лен, просто это большой риск. Ты помнишь, что было в прошлый раз?! Как тебя Борзова мучила… Как тебе плохо было…
- Дура была.
- Ленок! Правда. Я очень боюсь, боюсь испортить тебе жизнь. У тебя выпускной класс. Экзамены на носу…
- И что?! Я что, каменная?! Что мне теперь, сидеть с учебниками и ни с кем не общаться?! - Она осеклась и резко сменила тон. - Правда, вам тоже могут испортить жизнь, уволить могут, - от этой мысли она как то сразу сникла и уже тихо с надеждой в голосе спросила, - но ведь, наверное, можно ну, так... чтобы никто не узнал?
- Конечно, можно. - Ободряюще улыбнулся Степнов. - У меня по конспирации пятерка.
Ленка рассмеялась. А Степнов помолчал и сказал:
- Спасибо тебе.
- За что? – удивилась Ленка.
- За смелость.
- Ваша «школа», - она улыбнулась кокетливо и сменила тему. - Вам понравилось на сегодняшней экскурсии?
- Ну, я вообще-то здесь в Петербурге учился в институте, так что много знаю. Хотя, конечно, за последние годы город сильно изменился.
- Ну, Эрмитаж-то остался? – улыбнулась она.
- Остался.
- А расскажите, как вы здесь учились, где? Ну… вообще…

Разговор затянулся. Ленка ужасно хотела спать, но еще больше не хотелось прерывать такой приятный «тет-а-тет».
- Ленок, - спохватился Степнов, - господи! Ты время видела?! Завтра же завтрак в девять. Не проснешься же.
- Да, ладно, – улыбнулась она, - вы же меня разбудите? – в голосе зазвучали игривые нотки.
- Угу, – отозвался он, - умываться пойдешь?
- Да. Я только руки да лицо сполосну. Я быстро, – Ленка скрылась в ванной комнате.
Когда она вышла, в номере лишь тускло горело бра над ее кроватью. Обе кровати уже были без покрывал, на одной из них лежал ее пакет с футболкой.
- Ты давай, ложись, - Степнов смущенно топтался у дверей санузла, - и свет выключай.

Переодевалась лихорадочно. А вдруг он выйдет из ванны раньше? А МОЖЕТ, он выйдет из ванны раньше? Смутилась собственных мыслей, быстро скользнула под одеяло и погасила свет. Через несколько минут дверь тихонько заскрипела, видимо, Степнов медленно приоткрыл её, проверяя, есть ли свет.
В темноте дошел до своей кровати.
- Вам не темно?
- Думаешь, заблужусь? – он усмехнулся.
- А вдруг в темноте кроватью ошибетесь. Йё-о-о. Вот это она выдала… хотела пошутить, а получилось очень двусмысленно.
Степнов замер в процессе снимания с себя футболки. Медленно вернул ее на место. Сделал шаг к ее кровати и опустился на корточки, чтобы быть к ней ближе.
- Лен!
- Я пошутила.
- Лен, я тебе сказал правду и повторю. Ты не бойся, пожалуйста. Я тебя люблю, но мы никуда не торопимся. Я тебя не трону… Слышишь?
- Что?! - в ее голосе прозвучали нотки легкой паники и грусти, - совсем?! – добавилось возмущение, - не тронете?!
Он рассмеялся.
- Ну-ну!!! – Кулемина обиделась.
- Ленок, - он нашел ее руку и сжал теплую ладошку, - всё. Спокойной ночи!
- Спокойной ночи!
Все-таки не сдержался и легко коснулся поцелуем нежных губ.
- Закрывай глазки.
- Хорошо, – она честно смежила веки с улыбкой полной блаженства.
Он рядом. Всего в каком-то метре. И теперь они не учитель и ученица, а «мы». «МЫ не торопимся…» Спасибо, Лера, Стасик, Гуцул, Игорь Ильич и комитет по образованию!!!

*************
Еще денечек отдыха!

Спасибо: 55 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1091
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.01.12 00:11. Заголовок: Глава 3 Степнова ра..


Глава 3

Степнова разбудил громкий стук в дверь. Он подорвался с кровати и вылетел к дверям. - Кто?
- Вить, спишь, что ли? - узнав голос Рассказова, Виктор повернул защелку замка и чуть приоткрыл дверь.
- Чего?!
- Ну, ты даешь?! Я на тебя рассчитывал. Думал, ты всех уже поднял. Завтрак через пятнадцать минут, а через сорок минут автобус, а все дрыхнут.
- Елки-моталки!
- Срочно поднимай эту половину коридора, а я на другую побежал…

Степнов захлопнул дверь, открыл дверцу встроенного шкафа и быстро натянул на себя одежду. Бросил взгляд в сторону Ленкиной кровати. Любимая девушка крепко спала, даже не прореагировав на вторжение Рассказова.
- Ленок! Лен! – он нежно потормошил ее за плечо. – Леночка! Просыпайся!
- М-м-м, - что-то промурлыкала Ленка и перевернулась на другой бок, явно собираясь досматривать приятный сон.
- Леночка! Вставай! Мы проспали!
- Что?! - Ленка подскочила на кровати, представив, что все уже на завтраке, и не досчитались только их со Степновым.
- До завтрака пятнадцать минут, а еще надо собраться на экскурсию. Игорь Ильич будит одну половину коридора, я пошел будить вторую. Ты быстро проскакивай к себе.
- Хорошо. Поняла. Э-э-э, - Ленка выжидающе посмотрела на Степнова. - Доброе утро, Виктор Михайлович!
Он улыбнулся в ответ.
- Доброе утро! – он наклонился, быстро чмокнул ее в краешек губ, выпрямился. – Всё, Ленок, я побежал.

Степнов покинул номер. Ленка тоже не стала разлеживаться. Быстро оделась, аккуратно заправила кровать, оставив футболку под подушкой. Умылась, а то с Новиковой в ванную фиг попадешь, и осторожно приоткрыла дверь в коридор. Там кроме Степнова, стучащего в двери одноклассников, еще никого не наблюдалось. Быстро проскользнула к дверям их с Леркой номера, приложила магнитную карточку, махнула Степнову рукой, улыбнулась ему и скрылась за дверью.

Степнов привстал со своего места около водителя и обозрел автобус. Они ехали в город Пушкин, на экскурсию в Пушкинский лицей и во дворец.
Судя по всему, рокировочка со спальными местами не ограничилась Ленкой, Комаровым и Новиковой. Ибо под рассказ экскурсовода и покачивание автобуса благополучно дремали в обнимку Алехина с Платоновым, Зеленова с Гуцуловым, Прокопьева с Белутой и… Вот уж чего не ожидал… ЮЖИН с Лужиной. О! Прямо в рифму. А он-то думал, Южин - тихий домашний мальчик. А Алехина! Интересно, папа в курсе, насколько далеко зашли отношения дочки с Платоновым?! Он попытался вспомнить себя в их возрасте. Нет. Тогда в школе еще все-таки об этом и не думали. Поцеловать одноклассницу - это было максимум. Это уж потом потоком хлынула литература, видео о сексе… А нынешние «детки» - «ранетки». Чего-то он сегодня все стихами. Заразился от Ленки. Ленка!!! Она тоже спала, пристроив голову на оконное стекло. Леночка! Все равно он еще не мог окончательно поверить в свое счастье. Ночью лежал, слушал Ленкино ровное дыхание и сам переставал дышать. У них с Ленкой, правда, нет заморочек с родителями, как у молодежи. Петр Никанорович уже давно в курсе его чувств и даже поддерживал его, говоря, что Леночка тоже к нему неравнодушна, просто надо дать ей время разобраться в себе. Как же, оказывается, прав был мудрый писатель. От родителей им скрываться не надо, зато им надо скрывать отношения от всех остальных. А как бы хотелось, чтобы Ленка сейчас дремала на его плече, в его объятиях. Шелковистые волосы щекотали бы его подбородок, теплая ладонь покоилась бы в его руке…

К ужину вернулись в гостиницу.
- Вить, - Игорь обратился к другу, - вы ведите этих гавриков на ужин, я тут отскочу до магазина.
- А ты зачем? Может, мне печенья возьмешь?!
- Не уверен. Ну, вообще-то, я в аптеку.
- Понятно. Ну, иди, – Степнов на секунду задумался. – Игорь, стой! – Степнов порылся в карманах, вытаскивая бумажник.
- Тебе чего взять? – спросил Игорь.
- Аналогично.
Рассказов удивленно посмотрел на друга. Степнов протягивал ему купюру приличного достоинства.
- Шесть пачек.
У Рассказова в прямом смысле отвисла челюсть.
- Сколько???!!!
- Шесть, – повторил Степнов. – И не удивляйся. Ты, как классный руководитель, лучше бы за «детьми» посмотрел. Если все наши первые красотки после этой поездки окажутся в положении, угадай, кого первого уволят.
- Ты что, думаешь, что они…
- Да стопроцентно.
- Японский городовой! Что же их, по номерам караулить?!
- Да не укараулишь. Поэтому иди, затаривайся.
- Ладно. С меня половина. Хотя надо не с тебя, а с Мирика деньги брать.
- Да иди уже. Ерунда.

- Гуцулов, зайди ко мне после ужина, – Виктор решил, что со спортсменом Игорем будет проще договориться.

- Виктор Михайлович, можно?! – Гуцулов робко постучал в дверь номера преподавателя. Степнов, он такой! Может и «расстрелять» за вчерашнюю перетасовку. Белута еще предлагал сбегать из гостиницы - втихую пивом затариться, но Платон с Южиным уговорили все-таки не рисковать, а то учителя заметят кого «под шафе», устроят шмон по всем номерам и, чего доброго, начнут всех караулить.
- Заходи, Гуцулов, – Степнов заметил неуверенность своего спортсмена. – Чего мнешься?! Уже наворотили дел?!
- Да нет. Ничего, – Гуцулов пытался прикинуться «тазиком». - А вы, Виктор Михайлович, о чем?
- О чем?! Я, вон, о вашем здоровье думаю. Положено нам, учителям.
- А мы не болеем. За пивом так и не пошли. Не курим даже.
- Ага. Не болеют они! Короче, возьми пакет на столе и поделись с четверкой друзей.
Гуцул взял пакет и осторожно заглянул внутрь. Увиденное потрясло.
- И чтобы включили мозги и без проколов, – требовательно рявкнул учитель.
- Э-э-э. Спасибо большое, – выдавил Гуцулов и стал спиной двигаться к выходу, но, не сдержав любопытства, спросил:
- Это вам Кулемина сказала?
- Ты о чем?! – удивленно спросил Степнов.
- Ну-у-у. Это, – Гуцулов тряхнул пакетом.
- А Кулемина-то тут при чем? Вы еще больше спите на экскурсии и в следующий раз вам Игорь Ильич брому купит.

Около десяти вечера на телефон Степнова поступила смска: «Я приду?» Он уже сегодня днем думал на эту тему. «Если не очень устала, может, пойдем гулять?» - ушла смс в ответ. Проводить вечера с Ленкой в замкнутом пространстве номера было нелегко для его выдержки, да и вдруг Светочке или Мирику приспичит зайти одолжить, например, чаю …
«Хорошо», - через секунду пришел ответ.
«Через 10 минут жду в холле на первом этаже», - гласили полученные ею инструкции.
Ленка в ванной, чтобы не попасться на глаза Лере и не вызывать комментариев и вопросов, аккуратно запихнула в полиэтиленовый пакет куртку, шапку, шарф и варежки. А то если встретит кого в коридоре, то всех заинтересует, куда это она намылилась, когда выходить из гостиницы запрещено. Туда же, в пакет, сверху были положены ее домашние тапочки, их она «выбросила» из сумки на пол в коридоре, чуть приоткрыв дверь Степновского номера, и тут же пошла дальше к лестнице. Шанс встретить одноклассников там минимален, все пользуются лифтом. По дороге, правда, попалась на глаза Семенову.
- Кулемина, а ты куда?!
- В прачечную.
- Чего?
- Белье меня послали горничной сдать. Новикова на него колу пролила, – Ленка махнула пакетом.
- А-а-а, – а я думал, чего интересное… - Семенов махнул рукой и пошел дальше.
Уф-ф! Повезло!

Едва кивнув друг другу, вышли на улицу и тут он сразу взял ее за руку.
- Привет!
- Привет! – она скромно улыбнулась.
- Силы гулять есть?
- Конечно! У кого не найдется сил, когда тебя приглашают на первое свидание? А мы куда пойдем?
- Да вот, думаю, в сторону Невского двинемся и по нему прогуляемся. Их гостиница располагалась в центре города. Там так красиво все оформлено, только из автобуса плохо видно.

Они не спеша шли по главной улице Петербурга – Невскому проспекту. Проспект сиял огнями витрин, ажурными светящимися фонарями и гирляндами.
- Красиво как, - восхищалась Ленка.
Действительно, полюбоваться было на что. Над городом словно повисла атмосфера чудес и зимней сказки. Пряничными домиками волшебников выглядели киоски Рождественской ярмарки на площади Островского. Здание бывшей городской Думы, видное издалека, смотрелось дворцом Деда Мороза. Дворцовый мост переливался мерцающими огнями. Телебашня была похожа на огромную нарядную елку, парящую над городом. Даже голые деревья, опутанные огоньками гирлянд, вызвали восторг.



Правда, сейчас восторг у нее вызывало всё. Они шли, держась за руки, разговаривали, любовались красотами ночного города и, казалось, что все проблемы остались в другом мире. Словно они только вдвоем были в этом прекрасном городе. На обратном пути от Невы они зашли в какое-то пафосное заведение со швейцаром у входа и поднялись по шикарной лестнице. Ленке поначалу даже стало неуютно. Но оказалось, что кроме ресторана, на втором этаже была круглосуточная кофейня с различными закусками, коктейлями, чаем и кофе. Они запивали пиццу горячим глинтвейном. Как бы ужасно это не звучало на слух гурмана, это было безумно вкусно. Они сидели вдвоем на диванчике, на столе горела свеча, в зале играла музыка, и уходить из этого рая категорически не хотелось, но все-таки пришлось. По дороге назад, уже свернув с Невского, ближе к гостинице остановились у украшенной новогодней елки, какие встречались почти в каждом микрорайоне.
- Вы… ты, - Ленка уже делала попытки перейти на «ты», - будешь с нами встречать новый год?
- Приглашаешь?
- Конечно.
- Буду. А с «нами» - это с кем?
- Со мной и дедом.
- Знаешь, - он умолк на секунду, - я об этом даже не мечтал. Нет. Вру. Я об этом очень–очень мечтал.
Она сняла варежку, нежно смахнула редкие снежинки с ворота его пальто и робко коснулась ладонью щеки.
- Я тоже мечтала.
- Значит, сбудется…
Целовались под новогодней елкой. Долго.
Спохватился.
- Лен, уже застоялись. Ноги, небось, замерзли. Если я тебя простужу…
- Как ты меня простудишь, если ты меня та-а-ак греешь?! – рассмеялась она. – Догоняйте, Виктор Михайлович! И побежала по уже пустынной в этот час улице.
- Ленка! Аккуратно! Поскользнешься! – он бросился за ней следом, а ей хотелось подпрыгнуть и взлететь от счастья.
Тихо поднялись по лестнице на свой этаж и по одному просочились по коридору в номер Степнова. Впрочем, на этаже царила сонная тишина, как-никак второй час ночи.

- Лен, давай ты в душ, погрейся и спать. А то совсем уже поздно, - скомандовал он.
Было немного волнительно мыться в «его» душе. Ленка еще раз, теперь уже внимательно посмотрела на Степновские туалетные принадлежности. Надо запомнить, какой пеной для бритья он пользуется, каким одеколоном, какой, значит, аромат он предпочитает. А то ведь подарком на Новый год она еще не запаслась. Быстро приняла душ, вытираясь перед зеркалом, критически посмотрела на свое отражение. - А впрочем, ничего! Попыталась представить себя обнаженной перед ним. Не получилось. Сама несколько покраснела, но одела лишь трусики и спальную футболку, едва прикрывавшую пятую точку. Не напяливать же после душа обратно холодные джинсы. Может, надо было все-таки согласиться на Леркин пеньюар.
С бьющемся где-то в районе горла сердцем, открыла дверь и вступила на порог комнаты. Степнов уже сидел на своей кровати в домашних трениках и футболке. Посмотрел на нее и тут же, как-то на взгляд Ленки, слишком торопливо сбежал в душ, крича по дороге, чтобы она ложилась и как вчера выключала свет.
Инструкции она исполнила в точности, но так и не дождалась его прихода. После насыщенного дня, после прогулки по морозу, после глинтвейна, да горячего душа, она уснула почти сразу, едва начав представлять, как он сейчас выйдет… ее поцелует…

Степнов специально сидел в ванной подольше в надежде, что нагулявшаяся Ленка уснет. Зрелище любимой девушки в одной короткой футболке, оказалось серьезным испытанием для его выдержки. Когда она была далека, была недосягаемой и запретной мечтой, любить на расстоянии было легко. А когда барьер между ними оказался сломан, причем больше даже с Ленкиной подачи, когда он принял умопомрачительную дозу наркотика под названием «нежная Кулемина», сдерживать нормальные мужские инстинкты стало в миллион раз сложнее. Хотелось не выпускать ее из рук, зацеловать, унести на край света и сделать своей… Только рано. Ему ведь доверяет она и Петр Никанорович.

*************
* первые пять фотографий принадлежат Сергею Куликову http://www.foto-78.ru

13 декабря еще старый Новый год. Успеваю.

Спасибо: 50 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1093
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.01.12 23:18. Заголовок: Глава 4 Она проснул..


Глава 4

Она проснулась от степновского будильника и открыла глаза. Не сразу поняла, где она и в чем дело. Степнов же поспешил побыстрее будильник заткнуть, чтобы его противный звук не мешал любимой понежится в кровати еще пять-десять минут. Она лишь успела разглядеть темный силуэт, соскочивший в одних трусах с соседней кровати и тут же устремившийся в коридор.
Прикрыла глаза. Ну, вот. Она вчера его не дождалась… Впрочем, отсутствие вечернего поцелуя было компенсировано поцелуем утренним. Как он ее будил!!! Ленка нарочно сделала вид, что крепко спит. Но проснуться всё же пришлось, а Степнов убежал будить её одноклассников, естественно, не таким приятным способом.

Целый день музеев, небольшая пешеходная экскурсия, забег по окрестным магазинам, закупка фирменных сладостей, и вот уже они с ребятами снова толпятся на Московском вокзале в ожидании ночного поезда. Пока разместились, получили и заправили белье, выпили чаю и улеглись, уже и час ночи.
Ленке снова не спалось. Только теперь по другой причине. Во-первых, было жарко.
Электронное табло в вагоне показывало 26 градусов. А во-вторых и главных, накопившееся за годы отсутствия родителей желание тепла и ласки и вся неподаренная никому нежность бушевали в ней бурным потоком, стремясь вырваться наружу. Степнов своими поцелуями пробил брешь в плотине, сдерживающей этот поток, и теперь остановить его было почти невозможно.

Она встала и медленно направилась в сторону купе проводника, чуть подольше постояв около отсека, где размещались учителя. Она не прогадала. Через несколько минут в коридорчик перед закрытым купе вышел Степнов, аккуратно прикрыв за собой дверь в вагон.
- Ленок, ты чего? – спросил шепотом.
- Угадайте с одного раза, - тихонечко ответила Ленка.
- Очень жарко, – сказал Степнов.
- Нет, – в этот момент вагон качнулся, Степнов поспешил удержать Ленку, и она благополучно оказалась в его объятиях. – Вот теперь угадали, - шепнула где-то в районе его шеи и потянулась за поцелуем.
- Лен, вдруг пойдет кто? – Виктор пытался сохранить остатки разума.
- Да всё равно... – ей действительно было наплевать. Казалось, поезд уносил её все дальше из прекрасного города, где сбылись мечты, и поэтому отчаянно хотелось, было просто необходимо получить подтверждение тому, что ей не привиделась любовь Виктора Михайловича, что теперь и в Москве всё будет по-другому.

Сладость поцелуев кружила голову. Он уже слегка присел на полочку, куда обычно пассажиры ставят пустые стаканы, став ниже ростом, и крепко прижимал к себе Ленку. Она обнимала его и выгибалась назад в его руках, подставляя для поцелуев оголенные шею и плечи. Как удачно она надела в поезд под шерстяную кофту топ! Его касания, его близость, его аромат сводили с ума, заставляя все тело наполняться жаркой истомой.
Грохнула дверь тамбура, предвещая чье-то появление, и Степнов каким-то чудом успел отстранить Ленку от себя, переместить ее на свое место и открыть форточку окна.
- Вы что-то хотели?! - появившаяся проводница подошла к дверям своего купе.
- Нет. Спасибо. Подышать вышли. В вагоне просто сауна, - он прикрывал Ленку своей широкой спиной, давая ей время прийти в себя. Может, можно кондиционер включить?
- Да нет у нас кондиционера, но топить больше не будем. Вы форточку открыли, и дверь в вагон не закрывайте, все прохладнее…
- Хорошо.
Проводница задвинула дверцу купе, а Степнов повернулся к Ленке.
- Ле-е-н! Надо спать идти.
- Да, - грустно согласилась Ленка, - и вдруг, неожиданно даже для себя, выдала.
- Посиди со мной.
- В смысле?
- Я лягу, а ты просто посиди рядом, - он чувствовал, что не может ей отказать, хотя возможно, это и неразумно. Пожалуй, сейчас она была маленькой слабой девочкой, потерявшейся меж двух городов.
- Хорошо. Только молча. А то Ранеток разбудим.

Ленка уже уснула, так и держа его за руку, а он все сидел, слушал равномерный стук колес и смотрел на пролетающие за окном огоньки станций и далеких населенных пунктов.
Вот так он может всю жизнь… оберегая ее сон…

30 декабря в седьмом часу утра старшеклассники выгружались из поезда на Ленинградском вокзале заспанные и недовольные. Быстрей бы домой, в родную ванну и на мягкий диван досыпать.
Настроение Ленке здорово подняла совсем простая смска в три слова: «У вас ёлка есть?»
- «Нет».
- «Значит, будет. Приду в 16».
- «Жду».

Вошла в квартиру, сияя.
- Леночка, ну как тебе Ленинград, то есть Петербург?
- Ой, сказочно, дедуль! Так здорово, что мы туда поехали.
Надо же! Видимо, и впрямь город понравился, раз всю хандру с внучки как рукой сняло.

- Дедуль, я сейчас спать. Ты меня часика в два разбуди. Не позже. А то Виктор Михайлович с елкой придет.
- Степнов?!
- А ты знаешь другого Виктора Михайловича? Я его Новый год отмечать вместе с нами пригласила. Ты ведь не против?
- Нет, конечно. Очень рад!
А вот теперь с внучкиной хандрой все понятно. Это не морской воздух и не архитектурные изыски. Ну, слава богу! Сладилось, наконец. А то и Леночку жалко, и на своего соавтора - здорового мужика - смотреть больно было. Главное, чтобы внучка каких фортелей не начала выкидывать. Молодая все же, хотя и умница-разумница она у него.

Подскочив даже раньше двух часов, Кулемина бросилась убирать квартиру и приводить себя в приличный вид. Успела. И нервно уселась у компа в ожидании. Черт! Уже 16.05.
Степнов появился в 16.20.
- Ух! Привет, Ленок! Принимай красавицу! – он поставил спеленатую елку около дверей. – Еле нашел, такую… чтобы хорошая была, да ровная.
Опоздание было тут же прощено.

Потом Степнов устанавливал елку. Вешал гирлянду, затем вместе с Ленкой наряжали действительно пушистую красотку… Крупные шары, блестящие шишки, смешные зверушки… Случайные объятия, касания рук, нежные и благодарные взгляды…
Елка сверкала и переливалась.
Потом втроем обсуждали меню. Дед настаивал, что все уже закуплено и даже сварено. Только завтра салаты нарезать. Но Степнов все же убежал в магазин запастись фруктами, шампанским, сервелатом и икрой. Хлеб и торт он собирался купить завтра по дороге.
После ужина на скорую руку Петр Никанорович отбыл «творить».
- У меня там глава не дописана. Надо успеть в этом году.
А они, выключив верхний свет, уселись на диван созерцать сверкающее великолепие.
Кулемина откинулась на спинку дивана, Степнов приглашающе положил руку на ту же спинку, и Ленка сразу же устроилась в его объятиях, положив голову на плечо.
- Устала?
- Неа. Мне хорошо.
Он легонько сжал ее плечо и, повернув голову, коснулся губами светлых волос. Дунул. Ленка улыбнулась.
- Мне тоже очень хорошо…

Он ушел не сильно поздно. Надо все-таки и честь знать. Хорошим отношением Петра Никаноровича нельзя злоупотреблять. Он, Степнов, и так завтра придет снова и останется на всю новогоднюю ночь.

День 31 декабря ушел у Ленки на то, чтобы выспаться, приготовить салатики и, конечно, найти подарок любимому мужчине, для чего был устроен лихорадочный забег по торговому центру. Долго колебалась, выбирая между парфюмом, шарфом, бумажником и ручкой Parker. В конечном итоге, выбрала Parker, потому что шарфы Степнов как-то не очень носил, парфюм закончится и всё, а хорошая ручка, она надолго. Пусть Степнов и не бизнесмен, но не всё же им одним щеголять фирменными канцтоварами. Учитель физкультуры и к тому же писатель тоже имеет на это право. Настоящее фирменное орудие труда – настоящему мужчине! Тем более что у подарка еще была очень красивая и солидная упаковка - шикарный футляр с черным ложем из бархата.

Вернувшись домой, Ленка деда дома не обнаружила. Нашла лишь записку: «Уехал поздравить Василия Даниловича».
Последние приготовления новогоднего стола и себя любимой, и вот уже в девять вечера, как только прозвенел звонок, она распахнула перед дорогим гостем дверь и замерла. Не ожидала. В дверях Дед Мороз. С большим мешком, белой бородой и усами, в шубе и шапке. Только озорные искорки в голубых глазах выдают долгожданного гостя.
- С новым годом, хозяюшка! – Ленка отошла вглубь квартиры, а Дед Мороз перешагнул через порог! – С новым счастьем! А где же хозяин?
- А нет его, – улыбнулась Ленка. – Еще из гостей не вернулся.
- Тогда отвечай Дедушке Морозу, хорошо ли ты себя вела в этом году?!
- Отлично! – уже вовсю веселилась Ленка. – На пятерочку, Дедушка Мороз!
- Ну, тогда тебе подарочек! – Дед Мороз жестом фокусника достал из-за спины букет белых роз, и Ленка замерла во второй раз. В третий раз она застыла, когда Дед Мороз разоблачился, снял шубу, бороду, и ее взору предстал мужчина, кажущийся прекрасным незнакомцем, в строгом элегантном костюме и при галстуке. Она видела его таким всего лишь раз. Но сегодня этот костюм и эти цветы для нее.
Через полчаса после прибытия Деда Мороза раздался телефонный звонок.
- Леночка?!
- Але, дедуль, привет! Ты где?
- …
- У Василь Данилыча?! Я думала, ты уже домой едешь.
- …
- Да, пришел. Жаль, что ты не видел. Это был классный сюрприз.
- …
- Не поняла… Как останешься?
- …
- А… Ну все ясно.
- …
- Смотри, дед, веди себя прилично! – она рассмеялась. - Всех с Новым годом поздравь.
- …
- Хорошо, передам.

Она зашла в комнату. Кивнула на накрытый стол.
- Можно убирать третий прибор.
- Почему?!
- Дед остался у Василия Даниловича. Тот пригласил встречать Новый год свою сестру с мужем и какую-то даму. А дама пришла с подругой, поэтому дед, как истинный джентльмен, друг и товарищ решил остаться там. И судя по всему, все уже нашли общий язык, так как в трубке слышны песни, а поутру они планируют продолжить празднование уже на даче одной из дам.
- Ничего себе, Петр Никанорович гуляет! – удивился Степнов, даже не сразу сообразив, какие перспективы это сулит ему самому.
- Ага. Не слабо. Вам, то есть тебе, велено поздравления передать.

Вкусная еда, шампанское, поцелуи и тесные объятия, цветные огоньки на елке и «огонек» по телику, речь президента, залпы фейерверка за окном, поздравительные смски друзей, обмен подарками, медленный танец, бой курантов, загаданное одно на двоих желание и… Желание… Хотя он держит себя в руках, а она чуть стесняется.

В четыре утра единогласно решили ложиться спать, хотя домой гостя Ленка не отпустила.
- Лен, тогда, может, я на твоем диване прилягу, а ты у родителей. А то я боюсь место Петра Никаноровича занять. Вдруг он все-таки придет через пару часов, как метро откроют.
- Хорошо.

Тщательно, с волнением в душе стелила любимому постель, пока тот пребывал в душе.
Потом сама по пути из душа в спальню родителей заглянула к нему.
- Вить, спокойной ночи! Точнее утра.
- Спокойной ночи!

Минут через десять, собравшись с духом, она отворила дверь в свою комнату. На ней были лишь атласные шортики и маечка на тонких бретелях, приобретенные и подаренные ей Новиковой в Питере.
- Лен, что случилось?!
Судорожно вдохнула и «прыгнула в омут с головой».
- Виктор Михайлович, можно я у вас переночую?! У вас есть свободная половина дивана, а у меня кровать сломалась…
Он с трудом выдохнул, сел на диване, пошарил в кармане пиджака, висящего рядом на стуле, (все-таки излишняя предусмотрительность никогда не вредит), потом поднялся ей навстречу.
Она по-прежнему робко стояла на пороге, начиная дрожать от волнения.
Крепко обнял, ощутил, как она прижалась к нему всем телом. Нашел теплые губы. Она отвечала уверенно. Подхватил Ленку на руки и понес к дивану.
- Думаешь, я могу тебе отказать?
- Не знаю…
Он усмехнулся:
- Тут мне давно шах и мат.
Оказавшись в его руках и на родном диване, Ленка уже расслабилась и потому спокойно спросила:
- Это ты к чему?
Он ответил вопросом на вопрос:
- В шахматы играть умеешь?
- Нет.
- Научу.
- Можно сначала, - Ленка нежно провела ладошкой по его обнаженной груди, - научить чему-нибудь другому?
- Можно, моя белая королева!

Новый год вступил в свои права, подарив волшебной ночью миллионам людей на всей земле счастье или надежду на счастье. Счастье любить и быть любимым.

************
С новым годом! Будьте счастливы!!!


Спасибо: 54 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1194
Зарегистрирован: 02.02.09
Откуда: СПБ
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.05.13 23:00. Заголовок: Автор: Starushencia ..


Автор: Starushencia
Название: В ожидании чуда
Рейтинг: PG13
Жанр: - Angst
Статус: окончен.
Пейринг: КВМ
Бета: Лучшая и любимая Танечка
Примечание: Отправная точка – последняя серия 4 сезона без сцены с поцелуем.
Примечание2. Осторожно. Минифик совсем не в характере всех моих предыдущих работ, но…


Она ЖДАЛА. Она очень ЕГО ждала. Она его ждала уже очень ДОЛГО. Если точнее - четыре месяца и сколько-то дней. Ведь сегодня было уже 9 марта. Она - Лена Кулемина - ждала чуда и ждала «своего Витю».

Тогда, 30 октября, на Хэллоуин, стоя за сценой после Леркиных слов она отдала себе отчет, что любит Степнова по-прежнему. И, довольная, пошла к нему на сцену. Он тоже, вроде бы довольный, ее обнял, но ее активного намека про «к НАМ домой» то ли не понял, то ли не захотел понять и проводил ее к Петру Никаноровичу. Бывшие соавторы встретились более чем радостно. Дед завладел вниманием Степнова, и ей на прощание досталось лишь словесное: «До свидания, Лена».
Потом она ждала звонка, а его почему-то не было. Через две недели счастливый Степнов появился в их квартире и объяснил свое отсутствие новой работой по специальности. Дед предложил «молодежи» сходить прогуляться, и они пошли. Вроде бы и вместе, а вроде бы и … Вот так вот, в «подвешенном» состоянии прошло четыре месяца.

Сейчас она, не колеблясь, многое бы отдала, чтобы вернуть того прежнего Витю, который летом не хотел «выпускать ее из рук». Увы. Ровное дружеское отношение. Прощальный поцелуй в щеку и всё. С другой стороны, она чувствовала, что он, как всегда, в любой момент придет им с дедом на помощь. Приколотить полку, заменить смеситель… Пожалуйста. «Разве будет кто-то возиться с чужими проблемами, если человек тебе «до фонаря»»?! – утешала она себя - значит, она ему не безразлична. Но раньше она ежеминутно ощущала его любовь, а сейчас… Он не тянулся к ней, не говорил нежных слов, не настаивал на свиданиях, не дарил цветов и шоколадок. Просто улыбался при встрече. А ей так хотелось его внимания. Так хотелось понять, как же он к ней теперь относится.
Она просила прощения.
- Вить, прости меня, пожалуйста.
В ответ сначала молчание, а потом…
- Давай, не будем о прошлом.
Решилась.
- А между нами возможны не только дружеские отношения?
Получила краткий ответ: «Всё возможно».
Вот этим «всё» она и жила пару месяцев. Это «всё» спасало от приступов горькой ревности при виде его новых коллег женского пола по работе в спортклубе. Она, стремясь быть к нему ближе, сказала, что скучает по спорту, и получила приглашение приходить после его тренировок со школьниками «покидать мячик». Приходила. Кидали. Даже пустила в ход Леркины уловки - топик покороче, шортики в обтяг. Не помогло. Да что там?! Сидели смотрели у него дома чемпионат по телику. Думаете, он заметил, как приглашающе выглядела яркая бретелька лифчика на обнаженном теле – специально надела блузку, чтобы спадала с плеча. Ни фига. Он, как завороженный, смотрел на экран.

Она уже была в отчаянии, перестала на что-то надеяться и внутренне смирилась, что Новый год она встречает дома одна или в компании деда, как перед самым праздником он вдруг предложил:
- Лен, а давай отметим Новый год вместе в ресторанчике, напротив дома. Там банкет и культурную программу неплохую обещают. У меня сосед в прошлом году ходил, очень они довольны остались.
Конечно, она радостно сказала «да».
Угасшая было надежда снова расправила крылья. А уж когда третьего января его новый начальник позвал коллег домой в гости «на шашлык», и Степнов пригласил её с собой, счастью ее не было предела: «Если они идут вдвоем, значит, она идет туда в статусе его девушки».
Но потом у нее началась сессия, праздники быстро закончились, ему было некогда, и их отношения снова вернулись к предновогодним временам. Виделись редко, и казалось, что его такой расклад вполне устраивает.
Только в конце января на каникулах она смогла окончательно преподнести ему вторую часть новогоднего подарка. Утром после празднования Нового года, когда он проводил ее после банкета, она вручила ему пакет, содержащий две симпатичные спортивные футболки и конверт с вложенной туда бумажкой «Ваш подарок - ужин в одном замечательном заведении нашего города. Дата, время и место встречи будут согласованы с Вами дополнительно». Совершенно случайно она обнаружила очень милое кафе здорового питания. Как раз, что предпочитал Степнов. Там не курили, не подавали алкоголя, зато был большой выбор всяких салатов, смузи и соков. Симпатичный интерьер, оригинальные столики – каждый имел свое название, например «кофе» или «орех» и в самом столике снизу под столешницей действительно были насыпаны кофейные зерна, орехи. Короче, она решила, что это очень даже подходящее место, причем в Витином вкусе, чтобы провести там время именно вдвоем и придать их отношениям более романтичный и личный характер.
Они встретились на выходе из метро. Он опаздывал, впрочем, за ожидание она была вознаграждена красивым нежным и одновременно строгим букетом розовых гербер. Это были первые цветы с момента их «новой встречи», и она была очень счастлива. Но выходной прошел, цветы, несмотря на тщательный уход, завяли, а ее со Степновым снова затянули рабоче-учебные будни.

Потом было 14 февраля. И она этого праздника очень ждала. Приготовила подарок. Купила в очень красивой подарочной упаковке дорогой чай, который они вместе попробовали в том кафе, приготовила Валентинку и с тайной надеждой ждала целый день сюрприза. Уже вечером решила сделать все-таки первый шаг, написала смс, что нельзя ли приехать к нему на работу поиграть и получила ответ. «Лен, извини, я уже уехал с работы по делам, давай завтра». Очень хотелось плакать, особенно когда по дороге домой в глаза всё время лезли радостные парочки с букетами цветов, красными шариками и прочими атрибутами дня влюбленных. Открыла дверь в квартиру. Один еще остававшийся процент надежды на сюрприз рухнул. Дома был только дед, и в гости к ним никто не заходил.

Поехала к нему на следующий день, полная решимости расставить точки над «i». Зачем он ее мучит?! Что же между ними? Хотя варианты ответа на эти вопросы у нее были. У нее было ощущение, что она на «испытательном сроке», что Степнов специально не проявляет своих эмоций, стремясь убедиться в силе ее чувств. Что же?! Заслужила. Как же все сложно! Сначала в школе они мучили друг друга, потом после выпускного в прямом смысле слова бросились друг другу в объятия, потом так же неистово ругались. В их отношениях не было спокойствия и стабильности, всегда «на грани» и «по полной». У Степнова «эмоции через край», как она говорила. А еще говорила, что ей это не нравится. Ан нет! Оказывается, тихий и мирный вариант Степнова ее не устраивает.
Приехала, думала, сейчас она разобьет к черту эту стену его улыбчивого спокойствия, открыла рот, а он возьми да и спроси:
- Лен, а что ты делаешь двадцать четвертого, в следующее воскресенье.
- А что? 23-е - это ведь мужской праздник.
- Да 23-е меня не волнует. 24 –го меня институтская подруга пригласила на свадьбу. Там наши будут, кого давно не видел. Пойдешь со мной?
Свадьба. Это даже не в гости к начальнику. На свадьбы ходят семейными парами, ну или устоявшимися парами и второй вариант – по одному, чтобы найти себе пару среди свободных подружек невесты, которых наверняка в наличии вагон. Степнов же зовет ее. Готов представить ее своим давним друзьям.
- Да. Я с удовольствием пойду с тобой, - подчеркнула, - если ты хочешь, чтобы я составила тебе компанию.
- Ну, вот и хорошо. А то мне завтра с утра надо ответ дать.

К данному событию она отнеслась ответственно и даже серьезней чем Степнов. В качестве подарка он собирался преподнести традиционные цветы и конверт с деньгами. Выпытала у него информацию о молодоженах, купила открытку, написала поздравление в стихах, всё красиво оформила. Писала от души слова: «желаем нежности, тепла, согласья и добра…» и тайно надеялась, что Витя также увидит, что она теперь понимает, что главное в отношениях двоих.
23-его она пригласила Витю в гости, накрыла стол, приготовила подарок, все было мило, но дома был дед, и глобальных изменений в их отношениях не произошло. Пожалуй, только на следующий день на этой свадьбе, она впервые за многие месяцы ощутила все-таки особое Витино к себе отношение. Как он смотрел, как был внимателен, как танцевал только с ней, как грел ее холодные ладони, когда они в холле банкетного зала в легких нарядах ожидали приезда молодых… А еще… тамада представлял всех гостей, которые выходили с поздравлениями. У молодоженов оказалась куча родственников и друзей и все супружескими парами. Пара выходила, поздравляла и уже им все кричали «горько».
- Вить, может, ты без меня поздравишь, сам стих прочтешь?
- Ну, здрасьте!!! Это как же без тебя?!
Было приятно. Им тоже кричали «горько», а она… Черт! Она смутилась. Не так она представляла их с Витей первый поцелуй этой «новой эры». Черт!!! А еще они садились на свои места под шуточки Витиных друзей, что после прилюдного поцелуя на свадьбе Степнов, мол, обязан теперь жениться, и Витя даже не открещивался. Это обнадеживало.

Несколько дней после свадьбы она снова летала в облаках, но после очередных выходных, которые она опять провела одна, у Степнова были дела, на нее в очередной раз накатило уныние.
Вот тут-то Новикова и подкинула идею.
- Кулемина, ты чего такая никакая?! 8 Марта скоро – наш праздник! Три дня нынче гуляем вместе с выходными.
- Ох, Лерка, чего-то не радует меня пока ничего. И с праздником не понятно, – она горестно вздохнула. - Не знаю я, чего ждать от Степнова, и ждать ли от него хоть что-то…
- Есть идея. Мы со Стасиком на базу отдыха собираемся, ну от папиной конторы. Они путевки всем продают. Бери Витеньку и поехали с нами! Там в номере така-а-ая двуспальная кровать!!! Ну еще природа, всякие лыжи, коньки, ватрушки… Степнов стопудово должен согласиться.

С замиранием сердца предлагала ему поездку. Сама ездила оформлять путевки.
Ждала, предвкушала, что всё наконец-то изменится. Он её на целых трое суток!!! Не будет отвлекающих факторов в виде деда и работы. Они останутся вдвоем в номере…
И за несколько дней до отъезда, как гром среди ясного неба, просто смска.
«Лена, я заболел, надо переигрывать с путевками. Извини».
ОН заболел?! Не может быть! Чем? Возникла мысль, что он просто не хочет ехать. Почему «извини»? За что «извини»? Ни тебе «хочу с тобой поехать», «мне очень жаль», «буду очень стараться быстро поправиться», а просто: «надо переиграть». Как так!!!???
Оказалось, вирус гриппа настиг и закаленного тренера. Первые несколько дней он провел с температурой за 38, категорически запретив Ленке приходить, и даже не открыл ей дверь, когда она все-таки приехала. Потом температура спала, он кашлял, по телефону говорил в нос, но Ленка до последнего надеялась, что он все-таки поедет. Пусть не со всеми вместе – седьмого вечером, но хотя бы восьмого. Потом хотела не ехать сама, но Лерка ее отговорила.
- Лен, за путевку уже все равно заплачено. За Степнова предъявишь больничный, деньги вернут, а тебе нет. Чем дома три дня в тоске мариноваться, лучше с нами погуляешь, развеешься... Да и номер все равно за тобой. А он, может, хотя бы девятого приедет. Ты же говорила, что Гуцул с Полинкой собирались на вечер к вам на машине приехать… Ну так, просто потусить на пару часов, на танцы остаться. Ну, вот и заберут Витеньку прямо из дома, да привезут тебе. Ты поговори с ними.
Она не стала напирать на Степнова, поняла, что приедет он или нет – это по самочувствию, оставила ему координаты базы отдыха и новый номер телефона Гуцула, чтобы Витя договаривался с ним сам, напрямую. Была тайная мысль - вдруг, в честь праздника он все-таки захочет сделать ей сюрприз неожиданным приездом самостоятельно или с ребятами.

Вот так и получилось, что 9 марта Она ЖДАЛА. Она очень ЕГО ждала. Она - Лена Кулемина - ждала чуда и ждала «своего Витю».

Лерка была права, что она развеется. Здешняя природа не позволяла тосковать. Даже с балкона номера вид открывался потрясающий. Утром восьмого она выглянула в окно и поразилась. Лес, уходящие вдаль дорожки, белая ледяная гладь большого озера… Солнечные блики так причудливо играли в обледенелых ветках деревьев, создавая ощущение, что в них запутался серебристый «елочный дождик». Настроение улучшалось. Восьмого сначала было солнце, и она каталась на лыжах по берегу озера, к ужину закружила метель, а потом снова прояснилось, и она отправилась на почти ночную прогулку по территории базы по свежевыпавшему снегу. Находится вечером одной в номере с «та-а-акой» двуспальной кроватью, было грустно. Она кстати, честно не пользовалась Витиной подушкой и аккуратно отложила в сторону его одеяло и полотенца… Надеялась, что комплект пригодится законному владельцу.

На улице за минус десять, но ей было совсем не холодно. В морозном воздухе, казалось, звенела волшебная тишина. Лес встретил ее приветливо, маня вглубь причудливыми арками сплетенных деревьев в свете редких фонарей на дорожках. На темном небе, куда ни глянь, сияли звезды. Чистый пушистый снег лежал повсюду. И по нему еще не ступала ни одна живая душа. Она даже рассмеялась, глядя на цепочку оставленных ею следов на дорожке, а потом пошла специально выписывать следами буквы «КС» - Кулемина, Степнов… а еще вспомнились строчки из песни, любимой дедом.

Раскинутся просторы,
Раскинутся просторы
До самой дальней утренней звезды.
И верю я, что скоро,
И верю я, что скоро
По снегу доберутся ко мне твои следы.

Верю.
Свернула с дорожки на тропинку в лес, и оказалась на поляне, где была построена катальная горка. Здесь деревья совсем не скрывали звездное небо. Она запрокинула голову и… мысленно просила у кого-то, обращаясь в темноту далекой вселенной: «Пусть случится чудо! Пусть он приедет!»

Девятого утром лыжня встретила ее мягким накатом. Ветра не было, и, как на новогодних открытках, хлопья вчерашнего пушистого снега красиво покрывали ветви елей и сосен, а солнце играло на снегу россыпями разноцветных огоньков. Как же хотелось, чтобы он был сейчас рядом, разделил с ней эту красоту и удовольствие от катания.
После обеда еще чуть прошлась по территории и стала наводить красоту. Гуцул позвонил, уточнил, в каком номере проживает Ленка и сказал, что они точно едут. Кто «они» не уточнял, а сама она не стала спрашивать. Она все-таки верила в праздничный сюрприз… Вот откроется дверь номера, а там Степнов с букетом так любимой ею мимозы… Поэтому надо быть на высоте, готовой принимать гостей.

Ну вот. Приготовления завершены. Отражение в зеркале говорит: «все отлично», но почему-то так колотится сердце. Ведь можно просто набрать домашний номер Степнова, и по тому, снимет он трубку телефона или нет, станет ясно: «быть или не быть».
Но она ждала чуда…
Вот. Стук в дверь…

Конец

Ну, вот тут...




Спасибо: 24 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 626
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия