Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 790
Зарегистрирован: 22.01.09
Репутация: 72
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.09.09 18:56. Заголовок: Автор: Tia. Мини-фики.


Мини...

Спасибо: 24 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 8 [только новые]







Сообщение: 791
Зарегистрирован: 22.01.09
Репутация: 72
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.09.09 19:08. Заголовок: Автор: Tia Название:..


Автор: Tia
Название: Без тебя.
Рейтинг: R
Жанр: Angst, Romance, POV
Статус: окончен.
От автора: Навеянно событиями в сериале.
Бета: Катюшка Веруся, тебе отдельное спасибо.


Знаешь, я всегда думала, что будет, когда ты уйдёшь. Что тогда станет с миром? Что станет со мной? Глупо, правда? Понимала прекрасно, что мир не изменится, земля не перевернётся, солнце не потухнет. Только вот… я перестану дышать, перестану жить, перестану видеть этот мир, в котором всё так же светит солнце.
Знаешь, я думала, что будет, если ты останешься. Что тогда станет с нами. Каждый день не был похож на предыдущий - всё труднее, всё больнее, всё хуже… ты тоже это чувствовал, я знаю. Кто виноват? Оба. Я это понимала, поверь. Просто признаться в этом тебе не хотела. Скандалы, вечные скандалы, вот все мои воспоминания о той жизни, нашей совместной жизни. Мы не понимали друг друга или не хотели понять, теперь это уже не важно. Теперь, когда ты ушёл, и моё солнце перестало светить, мне вообще на всё наплевать. Да, мне сейчас спокойно, нет постоянных ссор и обвинений в адрес друг друга, но… но и тебя нет рядом.
Я не думала, что мне будет так больно. Я не думала - в этом-то вся беда… Виновата и готова просить прощения, только поздно. Осколки прошлого слишком острые, они до сих пор, словно наточенные лезвия, стоят между нами. Чем ближе мы приближаемся друг к другу, тем больнее они вонзаются в измученное тело. Ты не пустишь меня к себе. Знаю. Поэтому и не иду. Поэтому живу одна. Живу счастливыми воспоминаниями наших ссор.
За окном опять осень, вот уже пятая осень без тебя… Можно сказать юбилей. Думала, что к этому времени всё забудется, всё пройдёт, время ведь… оно же лечит. Как бы мне хотелось поверить в эту народную мудрость. Но не могу, сердце оно ведь не разум, его не обманешь. А оно всё так же ноет, всё так же замирает на несколько секунд, а затем начинает гулко биться при одной лишь мысли – сегодня пятая осень без тебя.
Ты знаешь, я изменилась. Хотя, вряд ли тебе это сейчас интересно. Но это так. Если бы ты меня выслушал, поверил, если бы смог принять обратно, я б тебе это доказала. Но тебе этого не нужно, и я не обижаюсь. Сама виновата, сама же и расплачиваюсь за свои ошибки, которые ты мне так и не простил.
Вчера видела твоего сынишку. Он красивый. Очень похож на тебя, наверное, ты безумно рад тому, что у тебя есть сын, ты же всегда мечтал о детях… Часто вспоминаю, как мы говорили об этом. Ночью, когда я приходила из душа, небрежно кидала мокрое полотенце на пол и ложилась к тебе в кровать. До сих пор, словно это было вчера, чувствую прикосновения твоей горячей кожи, к моему влажному продрогшему телу. Ты сразу прижимал меня к себе как можно крепче, целовал в висок и говорил о наших будущих детях. Наших… Жаль, что этому не суждено было сбыться. Так же, как и пророчеству, в которое я уверовала однажды: «Вместе и навсегда…».
Ни с одним мужчиной мне не было хорошо, так как было с тобой. Ты один мог разбудить во мне настоящую женщину, любящую, страстную. Только с тобой я чувствовала себя поистине желанной. Твои прикосновения казались чем-то нереальным. Нет, я не чувствовала электрического разряда или мгновенного помутнения рассудка. Просто, когда ты дотрагивался до меня, становилось настолько тепло и хорошо, что я блаженно прикрывала глаза и наслаждалась собственными ощущениями, утопая в твоей нежности… Такое ведь не объяснить словами.
Я никогда не забуду нашу первую ночь, такие моменты навсегда остаются в памяти. Я вся дрожала от предвкушения сказки, какого-то волшебства. Отпустила страхи и с головой окунулась в свои ощущения. Я слишком долго ждала этого момента, чтобы бояться. А ты… Ты был таким заботливым, внимательным, следил за каждым моим движением и за каждой моей реакцией на твои ласки. Слушал мой неразборчивый шёпот, старался вникнуть в каждое слово моих сокровенных желаний - я не стеснялась тебе их говорить. А ты исполнять. Всё было впервые … Словно слепые, мы исследовали тела друг друга и прислушивались к ощущениям, вдыхали их, наслаждались ими. Я ловила каждый твой вздох, каждое мимолётное движение, подёргивание мышц, в ответ на мои действия. Я изучала тебя, своего мужчину. А голова кружилась то ли от нехватки кислорода, то ли от избытка ранее неизведанных острых чувств. С такой стороны я познала тебя впервые. Никогда не думала, что может быть так хорошо. Ты мой… только мой. Первый и единственный мужчина. Кажется, прошёл час, может два, три, никто тогда не следил за временем. А мы словно обезумившие не могли насытиться друг другом. Боже… Что ты делал со мной, ни одному мужчине после не удавалось довести меня до такого состояния. Лишь когда темнота в комнате стала растворяться под натиском холодного тусклого света, я поняла, что наступило утро. В комнате слишком быстро стало светло. Щёки моментально вспыхнули. Я протянула руку и попыталась схватить тонкую простынь, забитую, как помеху, в угол дивана. Не успела, ты легонько ухватил меня за запястье и развернул к себе. Взял моё раскрасневшееся лицо в свои ладони и, глядя мне в глаза, по слогам шёпотом произнёс: «Ты самая красивая». Я тебе поверила. Нет ничего красивее нашей любви.
Сейчас со мной в постели лежит другой мужчина - мой законный супруг. Он любит меня, я знаю. Но, Боже, как же этого мало. Я благодарна своей работе лишь за то, что могу засидеться у компьютера допоздна и осторожно лечь спать только тогда, когда он уснёт. Каждый вечер я сижу перед экраном монитора, до боли в глазах рассматриваю напечатанные тексты и только, когда слышу мирное посапывание мужа, иду в постель. Потому что не могу терпеть его прикосновения - они бесчувственны, они холодные, потому что хочу заниматься любовью, а не сексом, потому что хочу, чтобы там лежал ты…
А когда у меня бессонница я иду в комнату к дочери. Знаешь, она совсем не похожа на своего отца. Она моя зеленоглазая красавица. Ей всего два годика, но она удивительно сообразительный ребёнок. Только она меня понимает, только она чувствует, когда мне плохо. Без неё я бы окончательно отчаялась. Жаль, что она не твоя, не наша общая. Я ведь так об этом мечтала.
Но, наверное, нашим мечтам не суждено было сбыться. Возможно, сейчас ты живёшь счастливо, поэтому я не буду пытаться вернуть всё обратно. Да и не только поэтому… Слишком гнилое у нас прошлое, чтобы строить на нем новые отношения. Мы всегда будем помнить наши ссоры, обидные слова, брошенные сгоряча, непонимание.
Знаешь, я обещала себе, что больше не буду плакать, когда в следующий раз увижу тебя. Я буду радоваться каждой нашей встрече и благодарить Бога, что имею возможность просто видеть тебя. Все-таки Земля круглая - наши дети ходят в один и тот же садик, и мы волей-неволей с тобой пересекаемся. Наверное, это судьба, это мой рок.

Идем с дочкой в садик по протоптанной временем тропинке. Держу Ксюшеньку за руку. Она что-то весело говорит, точнее пытается. А я улыбаюсь. Улыбаюсь не её детскому лепету, а предвкушению мимолётной встречи с тобой. После выходных я особенно скучаю по тебе, целых два дня не вижу, целых два дня не слышу, целых два дня не живу.
Знакомое двухэтажное здание. Заходим во дворик, даже здесь на улице улавливаю запах манной кашей. Слегка морщусь, вдыхая ненавистный с детства аромат. Поднимаемся на второй этаж - с каждой ступенькой всё ближе к тебе. Захожу в группу, и первым делом ищу глазами тебя. Нашла… Вот он ты, сидишь на корточках перед сыном и обуваешь ему сандалики. Поднял голову и посмотрел на меня. Я, кажется, улыбнулась, а может только подумала. Сердце снова не бьётся. Оно молчит в ожидании твоей улыбки. Ты ещё ни разу не подарил её мне. Прошу тебя… прошу… умоляю… Несколько секунд стою и смотрю на тебя, не могу оторвать взгляд, даже моргнуть боюсь - вдруг пропущу то мгновение, когда ты улыбнешься. Нет, увы… Мы разучились понимать друг друга по глазам, мы разучились разговаривать взглядами.
Отворачиваюсь. Больно. Вот здесь, в самом центре груди. Ксюша уже дёргает меня за руку. Отвлеклась. Прости, моя хорошая…
Пока переодевала дочь, ты ушёл. Прошёл мимо и задел полами плаща мою руку. А я вздрогнула, словно на кожу упала капля раскалённого масла. Наспех натянула на дочку футболку и шортики, поцеловав её в щёчку, отвела к воспитательнице и направилась к двери. Стоило выйти с группы, как захотелось бежать. Резкий рывок и марш бросок по ступенькам. Бегу, волосы растрепались, не застегнутая ветровка развивается и шелестит. Выбежала на улицу и резко остановилась. С каким-то остервенением пытаюсь найти твой силуэт. Сглотнула. Сделала два шага вперёд и вновь остановилась. Кажется, резко похолодало. Изо рта выходят клубы пара, а тело дрожит от промозглых порывов ветра. Запахнула ветровку, сцепив руки на груди, пошла в сторону дома. В нос опять ударил этот запах каши. Свернула за угол здания.
- Лен…
Показалось.
- Лена.
Остановилась.
- Лен…
Голос ближе.
- Лена…
Замерла.
- Лена…
Уже слышны твои шаги.
- Лен…
Не проси меня, всё равно не смогу обернуться, всё равно не смогу сейчас посмотреть тебе в глаза.
- Ленок…
Боже, внутри у меня всё перевернулось. Как давно ты меня так называл, кажется, в прошлой жизни, когда я ещё не вела счёт годам, проведённым без тебя.
- Ленка…
Шёпот прямо в обнажённую шею. Что же ты делаешь?
- Леночка…
Отчаянно, измученно, но с надеждой, словно узник, освободившийся от оков. Руки… твои руки, они обнимают меня. Опускаю голову и вижу, как твои ладони скользят по обнажённой полоске моего живота. Осторожно, даже слишком медленно. Меня трясёт, словно в лихорадке. Целуешь меня в шею сухими, немного шершавыми губами. Последняя капля со звоном несётся в водоворот моего помутившегося рассудка, и вот он всплеск и чувства через край…
Я поворачиваюсь и без слов, взглядов начинаю тебя целовать. Смотреть в глаза стыдно, сказать тебе нечего. Всё здесь, в этом сумасшедшем поцелуе. Задыхаюсь, воздуха не хватает. Но я лучше умру, чем сейчас оторвусь от твоих губ. Эти грубые прикосновения всё, что сейчас нас связывает. До безумия боюсь, что если сделаю шаг назад, то потеряю тебя навсегда. До безумия боюсь сойти с ума.
Что же я такое творю… Пробираюсь замерзшими руками тебе под свитер. Прямо здесь, на улице средь бела дня, возле детского сада. А мне всё равно, мне плевать. Вдруг ты сейчас уйдёшь, а я так и не успею прикоснуться к тебе, не успею почувствовать кончиками дрожащих пальцев твоё тепло.
Не переставая целовать, ты подхватываешь меня на руки и тащишь в сторону. Под натиском наших тел дверь в подсобное помещение открывается. Мы просто вваливаемся в тёмную комнату, заставленную садовым инвентарём.
Я не узнаю себя, страсть застилает мне глаза - мне плевать на всё, что сейчас происходит вокруг, что сейчас творится за дверью этой комнатушки. Руки уже расстёгивают пряжку твоего ремня, резкими движениями проникая под пояс брюк.
Ты отрываешься от меня и лихорадочным взглядом обводишь комнату. Нервно запускаешь пятерню в волосы, опускаешь голову. А я с отчаянием смотрю на тебя. Вот кажется и всё. Ты всегда был разумнее меня. И в этот раз проклятый рассудок опять взял верх. Со всей силы ударил кулаком об стену, с полки упал глиняный горшок. Я вздрогнула, но не испугалась. Мне тоже плохо. Поверь…
- Пошли…
Хватаешь меня за руку и бегом бежишь за ворота детского сада…

Лежу на застеленной смятым одеялом кровати и держусь за живот, в котором до сих пор чувствую твоё тепло. Ссадины на коленках ещё болят. Но какая же это приятная боль, она сладкая, она желанная. Это было безумием. Сумасшествием, выходящим за рамки здравого смысла. Сдерживающая грань лопнула под натиском запретных желаний. Грубо, сильно, быстро мы пытались насытиться друг другом, чтобы хватило на разлуку, которая неминуема. Я кусала губы, впивалась в твою кожу ногтями, оставляя багрово-красные полосы, стирала колени о шершавую поверхность ковра. Я не чувствовала боли. Я вообще ничего не чувствовала, кроме твоего горячего влажного тела. Наконец-то я ощущала себя любимой, я занималась ЛЮБОВЬЮ.
Понимаю, что сейчас всё измениться. Понимаю, после всего, что случилось, мы уже не сможем, как прежде… Я стану твоей любовницей, твоей тайной, второй жизнью, скрытой от глаз посторонних и родных. Ну, что ж, я согласна. Я уже давно на всё согласна, лишь бы иметь возможность быть с тобой. От собственного бессилия хочется выть. Но, по-другому я не могу. Я так и не научилась жить, именно жить, без тебя.
Ты заходишь в комнату с влажной ваткой в руке и начинаешь обрабатывать мои ссадины. Прикасаешься кончиками пальцев к маленьким ранкам на коленях. Я морщусь - щипит. Ты это заметил. Осторожно, глядя мне в глаза, прикасаешься губами к коленке. Мне этого достаточно, чтобы низ живота снова свело приятной судорогой. Я начинаю стонать. Ватка отброшена в сторону. Ну и чёрт с ней - боли я уже не чувствую. Ты нависаешь надо мной, опираясь локтями о мягкую поверхность дивана, целуешь…


За окном уже опускается вечер. В комнате стало темнее. Я смотрю, как ты надеваешь футболку, как застёгиваешь ремень, как поправляешь свитер. Оборачиваясь по сторонам, ищёшь свой плащ.
- Он в коридоре, на полу…
Ты смотришь на меня и киваешь головой в знак согласия:
- Увидимся завтра.
Я закрываю глаза и вяло опускаюсь на диван. Открываю глаза. На гладкий шёлк простыни падает прозрачная капля. Тебя уже нет в этой комнате. И раны на коленях снова кровоточат.


Спасибо: 87 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 802
Зарегистрирован: 22.01.09
Репутация: 73
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.09.09 14:17. Заголовок: Катенька, спасибо те..


Катенька, спасибо тебе, моя хорошая!
Веруся, тебе отдельное моё
Конфетка, это получилось, только благодаря тебе.



Ветер обдувает покрытое испариной лицо. Я ушёл от тебя слишком быстро. Ленка, родная, что ж мы с тобой натворили… Присел на лавочку возле подъезда и смотрю на твои окна. На окна твоей спальни. Нет, не твоей. Вашей, тебя и твоего мужа. Почему на душе сразу становится так противно и мерзко, при одной лишь мысли, что к тебе может прикасаться ещё кто-то. Знаю, что сам не имею на это никакого права. Он твой супруг, он тот человек, с которым ты решила связать свою жизнь. Но пальцы, помимо воли сжимаются в кулаки, как только подумаю, что ты с ним, что ты… не моя. Что же сегодня произошло, чем мы руководствовались, когда поддались этому безумию? Наверное, для того, чтобы это понять потребуется время. Но уже сейчас я понимаю, что не жалею и никогда не буду жалеть о том, что случилось.
С утра, когда я встретил тебя, мне показалось… Мне показалось, что ты просила меня, умоляла… И я не смог устоять. Всё было в каком-то минутном порыве, в тумане, в ярких отблесках желания, которые ослепляли наше сознание. Я стоял и ждал, когда ты выйдешь из здания, когда ты… Я не знаю, чего я ждал. Но, когда ты появилась, я понял, что ты тоже ищешь меня. Твоя хрупкая, немного сутулая фигурка замерла на крыльце на несколько мгновений, с надеждой огляделась по сторонам и, обреченно опустив голову, направилась к воротам. А я, наплевав на всё на свете, пошел следом. И сделал то, о чём так давно мечтал, мечтал на протяжении вот уже пяти лет. Я обнял тебя… И пропал…
Как мы оказались у тебя дома, я помню с трудом. Кажется, ты это сама предложила, аргументировав тем, что муж в командировке. Как же больно от тебя слышать это слово: «Муж», оно острым лезвием прошлось мне по сердцу. Но ты, как смогла, зализала эту рану.
Ленка… Это же безумие… Так нельзя. Уверен, ты это тоже понимаешь. Но, похоже, выбора у нас не осталось. Я ушёл, ушёл так быстро, потому что… потому что боялся остаться навсегда. Да, боялся. Я строил свою жизнь без тебя, строил, как мог. Ты хоть можешь представить, сколько усилий я приложил для этого, стоя на руинах нашего прошлого и собирая по остаткам своё настоящее без тебя? Когда вокруг сквозит ветер отчаяния, когда, проливным дождём льют непролитые слёзы, когда по телу бьёт град обиды… Я вырвал свое настоящее у судьбы, я вымучил его. Я запер мысли о тебе на стальной замок. Я начал жизнь с нуля: Жена, работа, сын… Но пятилетний адский труд пал прахом, превратился в серый пепел прошлого, стоило только тебе появится рядом. Ты моё наваждение, ты мой рок, ты моя… Ты моя жизнь, ты мой воздух, ты мой кислород, ты моя, только моя…МОЯ, МОЯ, МОЯ…
Господи, мне кажется, что я схожу с ума. Но сейчас, наедине с самим собой, можно быть откровенным. Ленка… Поднимаю голову и вновь разглядываю твои окна. Ловлю себя на мысли, что сейчас, именно в этот момент, больше всего на свете мне хочется узнать, что ты делаешь. Это ли не безумие? Опускаю голову и хлопаю себя по щекам, чтобы хоть как-то отрезвить себя. От безысходности хочется кричать. Нет, просто встать, поднять голову, посмотреть высоко в небо и выть…
На улице давным-давно темно, чёрно-синее небо заволокли тучи. Первые капли осеннего дождя вдребезги разбиваются о пыльную поверхность земли. А я всё сижу на лавочке у соседнего подъезда. Я видел, как ты спускалась по ступенькам, как скрылась в арке дома напротив. Я не уходил, я ждал. Через час ты вернулась, опять одна. Кажется, ты говорила, что Ксюша сегодня ночует у бабушки.
Дождь постепенно перешел в ливень. Вокруг стало совсем темно. Фонари неожиданно потухли, свет в домах тоже. Лишь яркие вспышки молнии освещают мне унылый грязно-серый пейзаж. Телефон разрывается в кармане, виброзвонок то и дело заставляет меня вздрагивать. Я знал, что звонит она, жена… я знал… Но не брал трубку. Может, я последняя сволочь, но говорить с ней сейчас у меня нет ни малейшего желания.
Твои окна притягивают меня, словно магнит. Только сейчас ничего не видно, лишь чёрные зияющие дыры. Но само ощущение того, что ты сейчас где-то здесь, рядом, греет меня, обволакивает мягким паром со всех сторон. Я не чувствую ледяного дождя, я не слышу завываний ветра, я не вижу грязи вокруг… От очередного раската грома закладывает уши. Яркая вспышка молнии озаряет землю, и…. я вижу тебя. Ты стоишь совсем близко. Просто стоишь и смотришь на меня. Мокрый шёлковый халатик прилип к твоему вздрагивающему телу, с волос на шею и грудь ручейками стекает вода.
Ты делаешь шаг вперёд и падаешь на колени, прямо в жидкую грязную жижу. Опускаешь голову мне на колени и начинаешь рыдать. Именно рыдать, не плакать, не просто всхлипывать, а громко навзрыд выть. Поднимаешь голову и смотришь на меня. Синие губы периодически подрагивают, красные от слёз глаза часто моргают от оседающих на ресницах капель дождя.
- Вить, - ты задыхаешься, тебе не хватает воздуха, шумно вдыхаешь, пытаясь насытиться кислородом, - Витя, я так не могу…я с ума схожу… не могу… что делать?! Господи, как же я люблю тебя…
Ты резко замолкаешь и снова утыкаешься лицом мне в колени. Сжимаешь руками мою ногу, впиваешься в неё пальцами.
-Ленка...
Это всё, что я способен сейчас сказать. Я не могу больше терпеть эту боль, не могу… Она переполнила меня, она переполнила всё вокруг, даже воздух насквозь пропитался болью. Мне больно дышать, мне больно двигаться, мне больно говорить.
Подхватываю тебя на руки и захожу в подъезд. По дороге домой загорелся свет. Аккуратно вынимаю из твоей ладони ключи и открываю дверь квартиры. Несу тебя в ванную. Включаю горячий душ и начинаю целовать везде, куда только попадают мои губы. Знаю - только я могу тебя вылечить, только мои слова, прикосновения, мое присутствие. Ты отвечаешь на ласки, с каким-то безграничным отчаяньем цепляешься за мою одежду. Ты тоже мой лекарь. Только ты… Ни время, ни другая женщина, ни ребёнок… не могут облегчить мои страдания, одна лишь Ты способна на это….
- Витя… Витя… Что нам делать? Что? Скажи мне, и я сделаю, скажи, умоляю, скажи…
Хватаешь меня руками за плечи и начинаешь трясти. Слишком много эмоций, нам не совладать с собой, не успокоиться. Притягиваю тебя к себе и жадно целую, одновременно распахивая полы твоего мокрого халата. Ты прижимаешься ко мне и отвечаешь на поцелуй. Кусая мои губы до крови, впиваешься тонкими ногтями в кожу. Словно обезумившая, начинаешь стонать, когда я резкими грубыми движением стягиваю с тебя нижнее белье. Не снимая футболки, ты расстёгиваешь ремень моих джинсов и молнию. Разворачиваешься ко мне спиной, прижимая ладони к холодной плитке на стене. Я обхватываю тебя руками за талию и притягиваю к себе. До кровати слишком далеко, нам не дойти…

Уже, стоя под душем, ты обнимаешь меня и тихо всхлипываешь - редко, почти беззвучно. Нежно проводишь ладошками по спине. Прикасаешься губами к плечам, груди, подбородку, собирая капельки воды.
- Вить, - опустив голову ты ещё крепче прижимаешься ко мне, - ты так и не сказал…Что с нами будет, что нам сейчас делать?
- Жить…
- А я… - ты глубоко вдыхаешь и смотришь на меня, в твоих глазах опять слёзы, - я так и не научилась жить без тебя.
Я улыбаюсь:
- Глупая моя, - провожу пальцами по твоей мокрой щеке, - я же говорю, мы начнём ЖИТЬ.

---Конец---

Спасибо: 90 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1533
Зарегистрирован: 22.01.09
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.12.09 19:48. Заголовок: Автор: Tia Название..


Автор: Tia
Название: На счастье...
Рейтинг: PG-13
Жанр: Angst, POV
Статус: окончен.
От автора: Миник был написан давно. Когда на экранах шёл 4 сезон, как раз после разговора КВМ в кафе, перед отлётом Лены в Америку. Тогда, по некоторым причинам, не стала выставлять. Но решилась на это сейчас, не без помощи добрых людей (Натусик ). Сам по себе он получился небольшой, маленький. В общем, буду рада, если понравится.
Бета: Катенька.

Ничто на свете не бывает вечным. Вот и наша любовь не смогла стать бессмертной… Каждый день ты добавлял в неё каплю жизни, а я - смерти. Каждый день ты бился за её вечное существование, а я, словно в противовес тебе, стреляла на поражение. Как жаль, что победа оказалась за мной… Я убила её… Убила то, что считала когда-то святым и неприкосновенным, то ради чего жила, дышала, пела, за что боролась наперекор всем… Я потеряла себя.
Курю. Первая сигарета. Ты помнишь, чтобы я когда-нибудь курила? Нет? Правильно. Потому, что это не я. Я не могла тебе изменить, не могла тебе сказать, что ненавижу, не могла кричать на тебя и отвергать твоё внимание, я не могла тебе лгать, я не могла причинить тебе столько боли, не могла. Это не я. Смотрю в зеркало - всё та же девушка. Белокурые волосы, ровные губы, зелёные глаза… Только мои глаза блестели любовью к тебе, а эти потухшие, чужие.
Когда я потеряла себя? Когда это произошло? Голову сжимают стальные тиски боли, когда начинаю копаться в себе. Но я продолжаю думать…иначе, мне не исправиться, иначе мне не жить, иначе мне не вернуть себя.
Когда же… Когда ты мне впервые запретил заниматься музыкой или когда появился Вася? Чужое внимание привлекало, заставляя сердце биться в груди, кружило голову лёгким запахом флирта, ослепляя глаза напущенными бликами лести. Боже, как глупо… ну на что оно мне? Ведь у меня была твоя любовь… Не понимала, не думала, не знала… Потерялась. Запуталась. Оступилась.
А ты не понял, просто отпустил. Принял мои слова за правду и пожелал счастья… Любимый мой, только ты мог так попрощаться с нашей любовью. Без злости, без обиды, без громких слов отчаянья, без истеричных криков. Смиренно пожелать мне счастья. Только теперь понимаю, насколько сильно надо любить, чтобы в такой момент слова шли из умирающего от боли сердца. Я бы так не смогла…
Мне тебя не хватает, как же мне тебя не хватает. Твоего голоса, запаха, рук… Мне страшно от того, что я начинаю забывать тебя. Словно после разлуки мою жизнь окунули в трясину забвения. Мне страшно, с каким остервенением я вырываю из закоулков памяти воспоминания о тебе. Какие-то мелочи, которые раньше казались незначительными, сейчас вызывают приступ эйфории. И она жгучей лавой растекается по телу каждый раз, когда в голове вновь возникает оборванный кусочек из прошлой жизни.
По ночам тело ломит от ярких снов. Просыпаюсь на мокрой то ли от слёз, то ли от испарины подушке. Расправляю скомканную простынь, достаю забитое в угол одеяло. Встаю и иду к окну. Осторожно, чтобы не разбудить деда, открываю створку. В комнату тут же врывается морозный воздух. Курю и до утра смотрю сквозь запотевшее стекло на улицу. И так каждый день…. Я устала.
Говорят, что ничто не бывает вечным, значит и разлука тоже?
Вчера поздно вечером ты позвонил мне, сказал, что придёшь. Когда и зачем не сообщил, да я и не спрашивала. Я просто жду тебя. Свет уличных фонарей уже давно сменил на посту солнце, а я до сих пор сижу на кухне и курю. Жду тебя, твоих шагов, твоего запаха… и, наверное, чуда.
Звонок в дверь заставит меня подпрыгнуть на месте, и уже через секунду я побегу открывать дверь. На пороге квартиры появишься ты. А что потом? Как мне себя вести? Молча стоять или попытаться обнять тебя? А может сразу начать просить прощения? А ты простишь? Если да, то я… А, если нет? Если ты скажешь, что разлюбил, что тогда делать и как дальше жить? Или существовать… Сколько вопросов, кажется, сейчас голова лопнет… и все, все до единого, без ответа.
Боже, мне кажется, только сейчас я поняла, что, если ты не простишь меня, я умру. Просто лягу спать и не проснусь. Просто усну и перестану дышать.
Сглотнула, потушила сигарету. Сумасшествие. От любви ж не умирают… Стану первопроходцем.
Звонок. Долгожданный, до боли желанный… Эхом по всей квартире, эхом в моей голове… Слишком резко встала, кружка с кофе полетела на пол и со звоном разбилась. Тёмно-коричневая вязкая жидкость растеклась лужицей на светлом линолеуме….
На счастье, дай Бог, на счастье…
Выбежала в коридор, ударилась плечом о косяк…
Щёлкнула замком, два оборота и вот, последний третий… замерла. Руки дрожат, не могу успокоиться. Глубоко вздохнула и повернула, потянула ручку на себя - дверь открыта.
Ты вошёл в квартиру и тихонько притворил за собой дверь. Смотришь на меня. Что ты хочешь? Ты только скажи…скажи… Молчишь.
- У меня там кружка разбилась, надо убрать…
Поднимаю руку и указываю пальцем в сторону кухни. Разворачиваюсь. Ну не дура ли? Нашла, что сказать…
Делаю пару шагов.
Холодная ладонь легла мне на плечо, спустилась ниже, на запястье. И вдруг переместилась на живот. Вторая легла рядом. Пальцы тут же сжали тонкий хлопок моей рубашки. Обхватаешь меня и крепко прижимаешь к себе спиной. Губами проводишь по затылку и выдыхаешь:
- Это на счастье…


Спасибо: 63 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1593
Зарегистрирован: 22.01.09
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.10 14:36. Заголовок: Автор: Tia Название..


Автор: Tia
Название: "Новогодний переполох"
Жанр: Humor, Fluff, Romance
Рейтинг: PG–13
Статус: окончен
От автора: Конкурсный фик. Чтобы не терялся, решила его выложить в миники.
Бета: Катенька, радость моя.
Обложки, картинки к фику, от Настеньки



«Дом, в котором я живу, называется дурдом.
Хочешь, я тебя с собой возьму,
А хочешь, разломаю твой
Я подарю тебе кота, я научу его смеяться
Он будет песни петь нам про любовь,
А мы на саночках кататься
Это мой дом, как в красивой сказке...»

- Что так мерзко верещит? - Степнов сморщил нос и попытался прикрыть уши подушкой. - Лена, выключи это…
- Это Женька звонит, только чего в такую рань…. - не в силах разлепить веки, Ленка на ощупь потянулась к тумбочке за телефоном. С размаху задела рукой провод настенного бра. Раздался короткий треск и ночник полетел на пол. Звон разлетевшегося на части светильника заставил Кулёмину подскочить на кровати и открыть глаза.
- Что за чёрт, поспать не дают, - недовольно пробухтел мужчина и натянул на голову одеяло.
Наконец схватив телефон, девушка охрипшим ото сна голосом промямлила в трубку:
- Алло…
- Ленка, это я…
- Да уж поняла.
- Ленк… вы нас с Колей сегодня не ждите… я заболела…
- Что случилось?
- Врачи говорят ветрянка. Говорят, только начинается. Сижу в инфекционном боксе, сказали - заразная. В общем, Лен, вы там без нас веселитесь…
- Как?! А как же… Новый год же…
- Лен, ты болела в детстве ветрянкой? А Виктор Михайлович? А гости? Позаражаю всех - вот так подарочек к празднику… Да, и не отпустит меня никто отсюда.
- Ну, блин, Алёхина…
- Лен, прости, врач пришёл. Я тебе новогоднее поздравление смской пришлю. Всё пока, пока.
Ленка нажала на отбой и сонным взглядом уставилась на дисплей телефона:
- Степнов!!! - громкий крик нарушил установившуюся, было, тишину в спальне. - Мы проспали! Вставай немедленно! - Ленка подскочила с кровати и принялась метаться по комнате в поисках одежды. - Кошмар, у нас ещё ничего не готово, а времени уже… Чёрт… - маленькая перламутровая пуговица отлетела от любимой домашней рубашки, - что за утро… Витя, ты думаешь вставать, в конце-то концов?!
Мужчина лишь лениво перевернулся на спину и потёр глаза:
- Ленок, ну чего ты так нервничаешь? Всё мы успеем. Салаты нарезать я тебе помогу. Торт принесут. Ёлку поставлю. Квартиру вместе украсим…
- Степнов, время час дня! Гости придут в семь вечера, у нас с тобой в запасе только шесть часов! Да поднимайся же ты! - Ленка забралась на кровать и попыталась стянуть одеяло с мужчины.
- Лена, что ты делаешь? Я же не одет! - с напускным возмущением проговорил Степнов. - Я, может быть… стесняюсь!!! - на последней фразе он не выдержал и рассмеялся, спрыгнул с кровати, притянул девушку к себе. - Ну что ты суетишься? - промурлыкал над ухом, - у нас в запасе еще куча времени, и убраться успеем, и всё приготовить, - крепкие пальцы скользнули под светлую рубашку, - и ещё много-много всего. Первый Новый Год вместе…- уже шёпотом закончил он.
- Витя, ну не до этого сейчас, - вырвалась и встала напротив кровати, уперев руки в бока, - что ты как… и так вчера полночи не спали. Одевайся, давай и ёлку ставь. А я на кухню. Через полчаса приду - проверю.
- И зачем нам вообще эти гости, могли б замечательно вдвоём праздник справить, - он недовольно ворчал, натягивая спортивные брюки.
Ленка невозмутимо пожала плечами и вышла из комнаты.

Нависнув над столом, Лена сосредоточенно изучала рецепт котлет «По-киевски». Сочные куски куриного филе были щедро обвалены в муке. Но лоскуты белого мяса всё равно разваливались, не желая образовывать форму. Вот уже полчаса она снова и снова перечитывала рецепт, стараясь вникнуть в каждое слово, и не понимая, почему у неё не получается.
- Вот же гадство, в магазине готовые проще купить! - не выдержала, выругалась и плюхнулась на стул. Провела пальцами по лбу, почесала нос, оставляя белые мучные разводы на лице. Включила телевизор.
- И так, как и было обещано в начале передачи…новогодние советы от мастеров Фэн-шуй. Оказывается такой привычный атрибут Нового года, как ёлка может помочь нам в осуществлении наших желаний. Главное выбрать нужное место для хвойной красавицы. Например, если вы хотите укрепить ваши семейные отношения - поставьте её слева от входа в комнату, - вещала с экрана молоденькая ведущая.
- У нас там сервант… - Ленка вздохнула.
- Если для вас важны, прежде всего, сексуальные и любовные взаимоотношения, то смело устанавливайте ёлку в дальний правый угол.
- Не то, чтобы это главное… но у нас там телевизор стоит, - пробубнила Кулёмина.
- Ну, а, если поставить новогоднюю красавицу прямо у входа в комнату, ваша карьера обязательно устремиться в гору.
- Ага, а гости на выход, когда к праздничному столу пробраться не смогут, - Лена хохотнула и, выключив телевизор, вышла из кухни.
- Ви-и-и-ить? - девушка заглянула в зал и улыбнулась. Степнов, стоя на коленях у ёлки, поправлял провода. Ярко-красная звезда на макушке ели приветливо мигнула, а вместе с ней замигали и огоньки гирлянды. На зелёных игольчатых ветках в свете маленьких разноцветных лампочек закрутились, переливаясь, стеклянные шары. Все пространство комнаты наполнилось запахом праздника - родным и любимым с детства ароматом хвои.
- А? - оглянулся, - Я …. В общем, почти все готово. Сейчас еще серпантином украшу.
- Вить, мне, кажется, тут ёлка немного не вписывается в интерьер… - Ленка приложила пальчик к губам.
- Лен, - мужчина выпрямился, - что еще за - вписывается, не вписывается? Какая разница, где она стоит?
- Просто…просто у окна она, правда, не смотрится. Вот если бы… телевизор убрать, а на его место ёлку поставить…
- Кулёмина! Ты думай что говоришь? Как я тебе сейчас эту ёлку с игрушками и проводами через всю комнату попру?
- Ну, Ви-и-и-итя-я-я-я, - жалобно протянула девушка, - ну, пожалуйста, ну ради меня и моего новогоднего настроения… - приблизилась вплотную, провела пальчиком по груди, - я тебя прошу-у-у.
- Ой, Кулёмина, - он тяжело вздохнул и закатил глаза, - ну вот что только ради тебя не сделаешь.
- Спасибо, ты лучший! - чмокнула в нос, - ладно, я пойду дальше готовить.
Уже в коридоре Ленка услышала громкую вибрацию сотового телефона. А через несколько секунд кухню огласила мрачноватая песенка группы «Era». Вбежала на всех парах, чуть не врезавшись в обеденный стол и, схватив мобильник с полки, приложила трубку к уху:
- Наташка, привет! Ну как у вас там дела? Вы уже в Москве? У нас уже всё готово, то есть, почти….
- Лен, тут такое дело… В общем, сегодня ночью снегопад был, и дороги так замело, что нам не выехать на машине. Хотели на электричке добраться, а билетов на вокзале уже нет - праздники…. Придётся новый год тут справлять.
- Ну, зашибись, вообще! Вы с Костей не можете, Женька с Платоновым тоже… ради кого я вообще тут стараюсь?
- Ленк, ну не злись, остальные же придут.
- Да уж… Ладно, Липатова, счастливого вам Нового года.
- И вам тоже. Виктору Михайловичу привет передавай. Если дороги хоть немного расчистят, мы приедем. Но надежды немного.
- Да это я уже поняла…. Не переживай, с кем не бывает... Ладно, до скорого.
Лена положила трубку на подоконник. Обвела тоскливым взглядом разбросанные по столешнице куски куриного филе. Вздохнула. Включила конфорку и кинула мясо на сковородку: «Котлеты все равно не получаются, значит пожарим просто филе…». Внезапно в зале послышался страшный грохот и звон разбитого стекла. Подпрыгнув от неожиданности и откинув в сторону деревянную лопатку, Ленка выбежала из кухни.
На пороге комнаты замерла - праздничная ёлка лежала посредине зала, ярко-красная звезда с макушки отлетела в угол, огоньки гирлянды хаотично мигали на зелёных лапах ели. На раскинутых ветках болтались осколки стеклянных шаров. Остальные части разбитых игрушек, переливаясь, поблескивали на ковре.
- Офиге-е-е-е-еть… - больше слов не нашлось. Ленка уставилась на ползающего Степнова, собирающего острые осколки с полу.
- Леночка, ты только не переживай. Сейчас всё уберу, пропылесошу… На место поставлю. Я просто, когда двигать стал, гирлянду решил не снимать, но забыл шнур из розетки выдернуть, и вот…
- Да что тут ставить, Вить?!… Ёлка в ошметках… - Лена шмыгнула носом, опустилась на ковер и подняла стеклянный фрагмент с ковра, - Чем её украшать?!
- Да, чем угодно! Конфеты привяжем, побольше мишуры и не заметит никто.
- Да если вообще будет, кому замечать… - раздосадовано буркнула девушка. - Что за праздник такой? Я так ждала, готовилась… Представляешь, сейчас Наташа позвонила, они с Костей тоже не смогут приехать… дороги в поселке замело, а на электричку билетов нет.
- Да… не повезло…
- Да уж… Блин, хорошо хоть Лера придёт, и Игорь обещал.
- Не забывай ещё про Светочку с Мирославом.
- Ах, да, точно! Как я могла про них забыть, самые ожидаемые гости… - не выдержала, съязвила.
- Лена, ну перестань, - Степнов выпрямился и вдруг странно задергал носом, - слушай, а чем это так пахнет?
- Ё-маё… курица… - Кулёмина резко подскочила и выбежала из комнаты.
На сковороде злобно шипели скукоженные тёмно-коричневые куски куриного филе. Ленка выключила конфорку, с досадой вытряхнула сгоревшую еду в мусорное ведро и закинула сковороду в раковину. Открыла форточку, села на табурет.
- Лен, - Степнов стоял в дверях кухни, - я там убрал всё, ёлку поставил, сейчас еще быстро пылесосом пройдусь… Ленок, ну не переживай, ты так, - сел перед ней на корточки и положил ладони на колени, - ну хочешь, я схожу в магазин и куплю кучу самых красивых игрушек?
- Не надо… Времени и так в обрез…ещё и котлет не будет, и даже просто филе... - Ленка вздохнула, - вообще больше не могу на эту курятину смотреть.
- И не надо. Отбивными обойдёмся. Светочка, по словам Мирослава, их отменно готовит.
- Надеюсь…. - хлопнула по столу, - так, ладно, раскисать некогда. Надо резать салаты. Оливье у нас первое на очереди.
- Тебе помочь?
- Нет, я тут как-нибудь сама, ты ёлку в правый угол комнаты поставил?
- Чего?
- Ничего, Вить, на место телевизора поставь её.

Лена ловко орудовала ножом на разделочной доске. Глубокая чашка была почти заполнена салатом. Дело оставалось за малым, добавить последний ингредиент в оливье - варёную колбасу. Мельком взглянула на часы и закусила губу, времени оставалось всё меньше и меньше. Из зала послышался голос спортивного комментатора, Степнов, похоже, включил футбол. Улыбнулась: «Пусть передохнет, устал бедный с этой ёлкой…». Он всё-таки поставил её на место телевизора и даже привел в более-менее праздничный вид - купленный на стол килограмм шоколадных конфет теперь украшал ветки ели, заменяя новогодние игрушки. Эта идея Ленке поначалу не особенно понравилась, но увидев с каким энтузиазмом Степнов принялся крутить петли из ниток, она промолчала.
Кулёмина открыла дверцу холодильника и оглядела стеклянные полки. Колбасы не видно:
- Витя! Ты куда вчера колбасу положил? Что-то найти не могу…
Уже через секунду на кухне возник обеспокоенный Степнов:
- Так она это… внизу.
- Вить, ну кто туда колбасу кладёт? Там же овощи.
Девушка улыбнулась и выдвинула нижний ящик…. Ахнула.
- Степнов…
- Я немного…
- Витя… Это что?! Витя, этого, - Ленка достала прозрачный пакет и поболтала им в воздухе, - да этого на одну порцию не хватит! Степнов, - возмущению не было предела, - вчера в холодильнике была почти палка колбасы. Сегодня грамм сто, не больше.
- Лен… я это… ночью так под ложечкой засосало, заглянул в холодильник, ну она лежит прямо с краю, а ты же знаешь, как я докторскую люблю. Она такая вкусная. Сел за стол, телик включил. И вот, что осталось, сам не заметил как…
- Витя, - Ленка кинула колбасу на стол, - а ты мне сказать не мог?
- Забыл, - мужчина виновато опустил голову.
- Так, - Ленка тяжело вздохнула, - значит, одевайся и шуруй в магазин.
- Лен, там же футбол …
- Какой футбол, Степнов! У нас гости почти на пороге, а у меня ничего не готово, хорошо хоть селёдку под шубой вчера сделала… Ты, кстати, вынес её на балкон?
- Конечно!
- Так, все, дуй в магазин. Купишь колбасы, конфет и хлеба, заодно.
Виктор обреченно шмыгнул носом и вышел из кухни. Лена устало опустилась на стул и обхватила голову руками.


В небе кружились большие пушистые хлопья снега, укрывая белоснежным одеялом грязный асфальт. Серое небо мраморной гладью стелило горизонт, погружая город в темноту.
Степнов, весело размахивая пакетами, шёл по протоптанной тропинке домой. Хруст снега под ногами и морозный воздух погружали в атмосферу зимнего праздника. Это их первый с Ленкой совместный Новый год, и так хотелось встретить его с ней наедине… Но… не судьба. Лена, во что бы то ни стало, решила пригласить друзей, а чтоб ему не было скучно, почему то решила пополнить список гостей Милославским….Светочка шла в нагрузку…
Он хотел ей предложить перенести вечеринку на первое число, но Ленка с таким ажиотажем взялась за подготовку, продумывая праздничные мелочи - то час в мороз выбирала ёлку на рынке, то пару дней подряд бегала по магазинам за мишурой и игрушками, что мысль выразить своё недовольство отпала практически сразу.
Переступив порог квартиры, Степнов кинул сумки на тумбу и поднял глаза. Перед ним, скрестив на груди руки, стояла Кулёмина и безмолвно сверлила его горящим взглядом:
- Ты где был? - Ленка подала голос и схватила пакет. - Ты на часы вообще смотрел?! Я уже всё приготовила, почти…. Везде убралась. Квартиру украсила! Я даже колокольчик на дверь повесила.
- Лен, не ругайся, я тебе сейчас всё объясню.
- Да, мне, пожалуйста, поминутно все два часа твоего отсутствия распиши.
- Понимаешь, я уже шел к выходу из магазина, всё купил. Тут какая-то бабка мне дорогу перегородила, пролазит в двери вперёд меня, сумки выше головы. Кряхтит, пыхтит…ну я в сторону отошел, ей уступаю, а она напору дала и вперёд как полетит. Пакеты в одну сторону, бабуля в другую. Распласталась, лежит и вопит, что её покалечили. Я ей встать помог, а она давай причитать, что я ей все яйца разбил, что праздник испортил, что вот какая молодежь невоспитанная пошла, стариков не замечают, толкают, под ноги кидаются… И бу-бу-бу, я не выдержал, психанул, пошёл ей купил три десятка яиц. А она все отвязаться от меня не может, проводи, говорит, милок, до дому, а то скользко, упаду, яички жалко... Ленка, вот честное слово, - мужчина приложил руку к сердцу, - вот, если бы я знал, что она живёт в другом районе, да я бы ни за что на свете не согласился… Да я бы ей такси лучше вызвал. Она ж мне по дороге всю свою биографию выложила, от момента вступления в комсомол до того момента, как её внучка в школу пошла... Бедные мои уши… А потом еще предлагала на чай зайти. Что-то про вторую дочь неженатую втирала…. В общем, я бабуле сумочки в лифт занёс, и пока она переставляла их в угол, на кнопочку шестого этажа нажал и слинял.
- Какого чёрта она с другого района в наш супермаркет поперлась?
- А ты, Ленка, знай, что яйца в нашем магазине самые дешёвые! На целых пятьдесят копеек дешевле, между прочим.
- Господи, ну за что мне всё это? - Лена подняла голову и прикрыла глаза. - …Ветрянка, котлеты, бабка с яйцами…
- Леночка, ну ты чего? Успокойся, до прихода гостей ещё пара с лишним часов! Ещё массу дел переделать можно. Я тебе помогу.
- Не надо! Я сама всё сделаю. Ты мне только стол поставь в зале и тарелки помоги расставить. Ну и шампанское достань….
Внезапный истерический смех с кухни прервал разговор:
- О, - Ленка улыбнулась, - Новикова звонит, либо хочет узнать, как идёт подготовка, либо сообщить, что опоздает, - на этих словах Кулёмина скрылась в коридоре.
- Аллё, Лерка, ну, что ты готова? У парикмахера уже была, а маникюр сделала? Надеюсь, ваше высочество придет вовремя…
- Ленка, стоп. У меня ЧП!
- Какое еще ЧП? У тебя-то что случилось?
- Надька, гадина, ушла, пока я в душе была. Забрала мои ключи и закрыла меня в квартире. У-у-у-у-у, ненавижу… У меня ведь было предчувствие, что эта коза что-нибудь выкинет, опять поссорились с ней, но не думала, что она до такого опустится.
- А запасные, запасные ключи есть?
- Нету! Весь дом перерыла… Надька свои и мои забрала, дрянь такая. Ключи есть только у папы, а он в Питере. Ленка, что делать?
- Зашиби-и-и-ись… - Кулёмина опустилась на стул, но тут же подскочила, - Лерка, слушай! Я сейчас позвоню Гуцулу, он что-нибудь должен придумает.
- Давай! Хоть какой-то шанс….
- Просто жди его, может, он Надьку найдёт. Не знаешь, кстати, куда она слиняла?
- К Глебу она собиралась, а где он живёт я, понятия не имею, и телефона его у меня нет.
- Гуцул точно знает. Жди его. Если что звони мне или ему.
- Хорошо.
Ленка нажала на отбой и тут же набрала Игоря.
- Гуцул привет, слушай тут такое дело. Мне только что Новикова звонила, Надька её в квартире заперла, а сама к Глебу свалила. Делай, что хочешь, но вытащи её. Вы должны быть у меня к семи часам... максимум к восьми, в связи со сложившимися обстоятельствами.
- Да-а-а-а, Кулёмина. Новикова у нас, как всегда без происшествий не может.
- Гуцул, хватит трепаться! Бегом к Лерке.
- И что я, по-твоему, должен сделать?
- Мне всё равно! Лезь через форточку, вызывай МЧС, телепортируйся! Но, чтобы вечером вы оба стояли на пороге моей квартиры, - Ленка шумно выдохнула, - понятно?
- Не нервничай, Кулёмина, что-нибудь придумаем.
- Мне бы твоё спокойствие, Гуцулов. Ладно, пока, и только попробуйте не придти…
- С наступающим тебя, Ленка, и не кипятись раньше времени.
Ленка швырнула телефон на стол.
- Что случилось? - в дверях кухни возник Степнов.
- Да… праздник случился, вот что! - закусив губу, обиженно прокричала Кулёмина, - Лерку сестрица в квартире закрыла и ключи умыкнула… Вот увижу Надьку, - сжала кулаки, - покажу, как лицом можно стены шлифовать…. - глубоко вдохнула, перевела дыхание. - Ладно, я Гуцулу уже позвонила, он обещал придумать, как Новикову вытащить. Если и они не придут, можно будет с уверенностью сказать - это самый паршивый Новый год в моей жизни.
- Лен, ты всё принимаешь слишком близко к сердцу. Это ведь не главное…
- Для тебя, может, и нет. А я так ждала этого праздника, готовилась… а тут…всё как-то… через одно место получается. И перед, кем я провинилась?
- Ну, подожди ты расстраиваться.
- А чему радоваться, Вить? Если ещё и Лера не придёт, то у нас на столе, кроме толчонки, оливье и селедки под шубой, ничего стоять не будет. Девочки должны были салаты принести. Из меня ж повар никакой... оказывается…
- А я всё равно тебя люблю. С котлетами и без, с настроением и без настроения, - подошёл и обнял сзади, - ведь для меня самое главное…
Громкий звонок в дверь не дал мужчине договорить. Ленка почти бегом бросилась в прихожую:
- Наверное, торт привезли. Вить, ты ж еще не видел… Он такой красивый. Я его так долго выбирала,
Распахнула дверь. На пороге стоял молодой паренёк в синей униформе кавказской внешности:
- Дэвушка, добрый вэчар, фырма «Сытая гагара». Торт заказэвалы?
- Да-да, заказывали, - Ленка улыбнулась, - давайте скорей сюда.
- Распэшытэсь вот тут за доставку.
Лена поставила картонную коробку на тумбу, чиркнула закорючку на листке:
- Спасибо, большое.
- Это вам спасыба. С празныком вас, - парень улыбнулся, взял квитанцию и быстрым шагом направился к лестнице.
Кулёмина захлопнула дверь и, подхватив торт, пританцовывая, поскакала на кухню.
- Ну что там у нас? - Степнов, потирая руки, приблизился к коробке.
- Вить, ну давай потом, зачем сейчас открывать? Вот сядем за стол и увидишь.
- Ну, так хочется посмотреть…. Ты видела, что там, а я нет - так нечестно, Кулёмина.
- Вот Варвара любопытная, открывай уж, я сейчас приду.
Но не успела она сделать и двух шагов, как удивленный возглас Степнова заставил её остановиться и обернуться.
- Лена, что это? Это новогодний торт? ….
На малиновом идеально гладком желейном слое, среди жёлтых кремовых розочек, зелёных листиков и кокосовой стружки красовалась жирная надпись: «Бабе Фисе. С юбилеем».
- Лена, скажи правду, Фиса - твое настоящее имя? - мужчина с трудом сдерживал смех.
- Это… Это…
- Лен…Леночка, - обеспокоено затараторил Степнов, положив ладони девушке на плечи, - ты только не переживай, успокойся. Сейчас, я позвоню в эту фирму и попрошу привезти нам НАШ заказ, хорошо?
- Хорошо… Баба Фиса… - Ленка опустила голову, - только её мне сегодня не хватало…
- Лен, а ты представь, какого сейчас бабуле, которая в свой день рождения получит тортик с надписью «С новым годом, дорогой Степнов».
- Степнов, ты издеваешься что ли?!
- Да нет же, просто развеселить тебя пытаюсь. Лена, пойми, это не смертельно, это всё мелочи…
- Мелочи? Для тебя, может, и мелочи, а для меня - нет! Я пошла звонить в эту долбанную кондитерскую…
Час звонков результатов не дал. Первый тридцать минут линия была занята, потом никто не брал трубку. С большим трудом дозвониться все-таки удалось. Только оператор на телефоне никак не могла понять, кто такая Фиса и чем её не устраивает торт. Начальства в это время на месте уже не было. И единственное, что, в конце концов, ей смогла предложить девушка - это лично приехать с полученным заказом в фирму. Но на это у Ленки не было, ни времени, ни желания….
В итоге надпись на торте была размазана столовой ложкой. А Степнов получил спецзадание натереть большую плитку шоколада и аккуратно написать крошкой «С Новым Годом 2010», пока Лена будет накрывать праздничный стол.
Времени оставалось совсем впритык.

- Та-да-да-дам!
Ленка оторвалась от пересчета бокалов и повернула голову. В зал вплыл Степнов с большой плоской тарелкой в руках, на которой красовался праздничный торт:
- Ну как? - довольно улыбнувшись, спросил Виктор. - Как тебе надпись? - гордо выставил руки вперёд, демонстрируя свое произведение.
- Обалдеть и не вста-а-а-ать! Витя, а где собственно надпись?! Ты весь торт просто засыпал шоколадной крошкой! - взвыла девушка.
- А, по-моему, очень даже красиво. А надпись тут видно! Если хорошо приглядеться… вот смотри, вот она, - мужчина высвободил одну руку, второй продолжая удерживать тарелку, - С но-вы-ы-ы-ым, - провел пальцем в воздухе, не касаясь поверхности торта, - го-до-о-о-о…ооо…., - договорить не успел, рука дрогнула, и торт пополз вниз. Пытаясь удержать равновесие, дёрнул ладонью. Тарелка выскользнула, и злополучный десерт приземлилась на пол.
Ленка бросила секундный взгляд на ковёр. Закусила губу. Промолчала, мысленно пытаясь успокоиться.
- Ой, - Степнов устремил взгляд на Кулёмину, - Лен…
- Не говори ничего… Видимо, ни нам, ни бабе Фисе не суждено было его съесть, - произнесла ровным голосом и вновь посмотрела на ковёр… - Значит так, - глубоко вдохнула, - в шкафчике под раковиной средство для чистки ковра. Я в душ, когда выйду, чтобы всё было чисто.


Когда Ленка вышла из душа, часы в коридоре показывали половину восьмого вечера. Заглянула в зал - все убрано, ковер чистый. Степнов сидит на диване, смотрит телевизор. На экране мельтешат размалеванные девицы - очередная попгруппа с перепевкой старого новогоднего шлягера…. Ничего нового…
Праздничная атмосфера - мишура, серпантин, взрывы хлопушек, дождь из конфетти и звон бокалов по телевизору у Кулёминой не вызывали никаких эмоций. Вытирая мокрые волосы влажным полотенцем, перевела взгляд на Виктора - похоже ему это нравится, лицо довольное, покачивает ногой в такт мелодии, что-то там подпевает….
- Как ты можешь это слушать? Аж уши режет… - Ленка кинула полотенце на кресло, - Новый Год, чувств водоворот, обними меня, согрей и люби всю ночь теперь… - передразнила грудастую певичку, - тьфу, и кто только такую галиматью написал? Лучше б старые слова оставили…
- Ну, если тебе не нравится эта программа, то у нас на выбор три канала с «Иронией судьбы», новогоднее шоу «Звёзды на льду», по муз-тв и MTV Серёжа Зверев в образе Деда Мороза на каблуках, а по остальным - голубой огонёк… Ах, да, чуть не забыл, ещё есть Петросян. Его желания нет посмотреть? - Виктор ухмыльнулся, - Попетросяним?
- Да ну тебя! Включил бы спорт и не парился.
- Я фигурное катание не люблю.
На столе завибрировал мобильный телефон. Ленка тут же подскочила и схватила трубку. Взглянув на дисплей, нажала «ответить»:
- Новикова, ну что там у вас?
- Ленк, мы с Гуцулом останемся у меня.
- Как?! Почему?!
- Лен, понимаешь, Игорь ко мне через окно влез, думал, что-нибудь с замком придумает, но ничего не вышло. Мы взаперти! А по карнизам я лезть не собираюсь, мне еще жить хочется…
- МЧС! Вызовите МЧС!
- Кулёмина, ну зачем мне дверь ломать? И как я потом квартиру со сломанной дверью оставлю? Что ж делать… будем праздновать с Гуцулом вдвоем. А завтра эта гадина явится, я с ней разберусь, все волосы до единого повыдёргиваю.
- Вот же… Наденька эта…
- Ленк, ты только не нервничай, впереди такой праздник. А как его встретишь…
- Спасибо, Новикова, за пословицу. Не дай Бог, мне провести так весь год!
- Ленка, не переживай. Всё будет хорошо. Я тебе обещаю. Ты же не одна, со Степновым! И мне вроде как не скучно, компания есть… - Лерка улыбнулась, почувствовав, как мужская ладонь накрыла запястье. - А, правда, ведь…. ничего не бывает случайным…
- Ладно, Новикова, пока. Счастливого вам Нового года. Гуцулу от меня горячий и пламенный…
- И вам счастья в наступающем. До встречи.
Ленка стукнула телефоном по бедру:
- Да что ж это такое…
Степнов поднялся с дивана и шагнул к девушке:
- Что там случилось?
- Да Новикова звонила… Не придут они с Гуцулом. Дверь ломать не хочет, по карнизам ползти тоже… Вить, - голос дрогнул, - ну что за праздник такой?
- Лен, Леночка, - ласково, успокаивающе, - ну, не надо переживать… Светочка-то с Мирославом точно должны придти.
- О, да… - Ленка закатила глаза, - всю жизнь мечтала в такой славной компании Новый Год встретить. Наверное, весело будет безумно… С острым чувством юмора Милославского и глубоко интеллектуальной Уткиной, мы просто обхохочемся…
- Ленка, ну как мне тебя успокоить?
- Да никак! Я хотела праздника, а что получается?
- Будет праздник, вот увидишь…
- Не знаю…Мне уже ничего не хочется… ни-че-го… Ладно, - Ленка вздохнула, - надо хоть переодеться…

- Ну и как тебе? - Кулёмина отвернулась от зеркала и посмотрела на вошедшего в комнату Степнова.
- Э-э-э, Лен, это платье такое? - мужчина присел на край кровати и оглядел девушку с ног до головы.
- Тебе тоже, да, не нравится? - Ленка вновь уставилась в зеркало - …Это всё Новикова! Тебе это платье так идёт, его обязательно нужно купить... Кулёмина, ты посмотри на скидку, я поседею, если ты его не купишь… Степнов в обморок упадёт от такой красоты… Леопардовый в год тигра - это просто писк… Угу, - критически обвела себя взглядом, - обпищаться можно! Ужас какой-то, сниму я его, - стянула через голову и швырнула на кровать. Надела домашнюю толстовку.
- Лен, ну ты чего? Не снимай, не надо.
- Надо! Блин, полдня убила на поход по магазинам и ради чего? Чтоб в первые полчаса купить вот эту фигню, а остальные пять потратить на поиски тигровых ушек для Новиковой. И на черта они ей нужны???!!! Хотя, возможно в комплекте с тигровым лифчиком…
«Хочу я замуж, замуж хочу,
Да ты не бойся, я всё оплачу.
Надеть бы белое платье и пойти танцевать
А ты противный всё зовёшь в крова-а-а-ать…»

- Телефон твой звонит. Ленка, ну зачем ты на Светочку такую мелодию поставила? Услышит - обидится!
- Нечего на правду обижаться! Да и не поймёт она, даже если над ухом двести раз проиграть, - выпалила девушка и, схватив телефонную трубку, хрипло выдохнула, - Алло!
- Леночка, здравствуйте, это Мирослав Николаевич. Возможно, вы с Виктором уже заметили, что мы немного опаздываем. Я прошу прощение за причиненные неудобства…
- Ничего страшного, Мирослав Николаевич, мы подождем… - Ленка хихикнула, - у вас что-то случилось?
- Понимаете, Светлана Михайловна, она…
- … Что-то серьезное произошло? - Ленка испугалась, услышав жуткий стон на другом конце трубки.
- Да, собственно ничего страшного. Просто понимаете, Светлана Михайловна решила немного… преобразиться к празднику. Безусловно, в этом есть и моя вина, но разве я мог такое предположить…
- Мирослав Николаевич, вы не могли бы яснее выражаться.
- Хорошо. Дело в том, что я подарил Светочке абонемент в солярий на полчаса. Мне девушка-администратор объяснила, что, если кожа светлая, его на шесть посещений распределить нужно. А Светлана Михайловна никого слушать не захотела, решила за один день бронзовый загар получить - просидела в кабинке тридцать минут… И вот сейчас я… Лена, я очень сожалею, но мы не сможем придти. Прошу простить нас великодушно и желаю вам весело встретить Новый Год.
- Спасибо, Мирослав Николаевич, что предупредили. С наступающим вас праздником, - на том конце провода опять раздался протяжный стон и до Ленкиного слуха донесся слабый голос Светочки:
- Славии-и-и-ик, поздравь их от меня тоже…
- Вот и Светлана Михайловна вам поздравления передаёт, и от меня вам всего хорошего в наступающем году.
Ленка обреченно опустила голову и захлопнула слайдер.
- Что на этот раз?
- О, это потрясающая история - Светка сегодня решила Новый Год встретить в обличии курицы гриль с хрустящей корочкой. Теперь, наверное, под сметаной маской Мирославу инфаркт наживает.
Степнов улыбнулся:
- Что-то я нифига не понял.
- Да, что тут понимать. Светочка сегодня в солярии решила рекорд поставить - полчаса жарилась под ультрафиолетом, можешь представить её вид? Теперь, небось, ожоги сметаной замазывает. А голос такой умирающий, словно атомную войну пережила.
- Лен, не расстраивайся…
- Я уже давно не расстраиваюсь. Мне уже вообще всё равно.
- Ленок, - мужчина поднялся с кровати и попытался обнять девушку.
- Вить, - выставила вперёд руки, не давая себя обнимать, - не надо меня успокаивать, - схватила с дивана джинсы. - Я в порядке. Иди в зал. Пора уже за стол садиться, время девять. И убери, пожалуйста, лишние тарелки, - почесала нос. - Там где-то у нас котлеты в морозилке лежали, пойду, приготовлю быстренько.



Спасибо: 43 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1594
Зарегистрирован: 22.01.09
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.10 14:37. Заголовок: За стол сели ровно в..


За стол сели ровно в десять. Пытаясь хоть как-то развеять гнетущую тишину, Степнов включил телевизор. Но от скачущей по сцене Сердючки веселья не прибавилось. Ленка поморщилась и потянулась к пульту:
- Выключи это.
- Лен, ну а что ещё делать? Сегодня Новый Год! Праздник! А ты молчишь как рыба и губы надула.
- Вить, у меня просто нет настроения! - с насупленным видом щёлкнула на кнопку пульта и экран погас.
- Я вижу, но… Ленок, разве гости это главное? - вопросительно взглянул на девушку.
- Не главное, но…- замялась, - я же так готовилась, я хотела… а тут…
- Ну и что? Что такого страшного произошло? - Степнов отбросил вилку в сторону и пересел на диван поближе к девушке. - Ленка-а-а-а, - обнял, притянул к себе, - это всё такая ерунда! Главное, что мы вместе!
Хотела было ответить, но громкий стук в дверь не дал этого сделать.
- Неужели Лерка с Игорем! - лицо девушки расплылось в счастливой улыбке. Подскочив с дивана, она опрометью кинулась в коридор.
Степнов тяжело вздохнул и поплёлся следом, встречать гостей.
Но распахнув настежь дверь, Лена в удивлении отшатнулась. На пороге вместо Гуцулова и Новиковой стоял Дед Мороз в красном атласном халате, расшитом серебряными снежинками, с мешком на плече и белоснежной бородой до пояса. Вот только почему-то без Снегурочки. Стоял и как-то странно покачивался.
Ленка поморщилась, в нос ударил сильный запах алкоголя.
- С Новы-ы-ы-ы-ым Годом, с Новым Счастьем! - не совсем внятно прокричал бородатый и уставился на Кулёмину. - Дедушку Морозушку заказывали? - уже шёпотом добавил он.
- Эм… вообще-то нет.
- Вот так сюрприз, - Степнов выглянул из-за плеча девушки, - Ленка, это ты организовала?
- Нет, я никого не заказывала.
- Как это не заказы-ы-ы-ывали…? - Мороз мутным взглядом обвёл парочку, - а хде ту-у-у-ут у нас мальчик Витенька, который ждёт подарочка от Дедушки Мороза? Пожарную машинку у меня в мешочке…
Ленка рассмеялась впервые за весь вечер, да так, что на глазах выступили слёзы:
- Дедушка, мальчик Витенька перед вами стоит… и он ОЧЕНЬ хотел получить на Новый Год именно пожарную машинку.
- Послушайте, - Степнов отодвинул подрагивающую от смеха Кулёмину, - никакого Деда Мороза мы не заказывали.
- Как так? - мужчина залез в карман и вытащил изрядно помятую бумажку. - Вот тут у меня адрес - улица Новокуйбышевская, дом тридцать пять, квартира двадцать четыре.
Виктор выхватил бумажку и прошёлся глазами по тексту:
- Ну, какой же тридцать пять? Тут написано пятьдесят три!
Дед Мороз замялся:
- Ой, простите великодушно, перепутал, - шмыгнул размалеванным носом и добавил, - столько заказов, уже сбился со счету. С утра по району вашему бегаю, детишек веселю.
- Детишек ли? - Степнов усмехнулся. - Ладно, всего доброго, дедуля.
- Подождите, подождите, раз уж я к вам зашел, то ва-а-а-ам сюрприз положен от Дедушки Мороза, - снял красный мешок с плеча, развязал и достал небольшую золотистую коробку. - Тяните пожелания! Это у нас для папочек и мамочек вот такое вот…
Ленка улыбнулась, посмотрела на Степнова, тот одобрительно кивнул. Вышла вперёд, сунула руку в коробку. Нырнула пальцами на самое дно и, шурша бумажками, долго перебирала их. Наконец схватила одну и вытащила руку.
- Ваша очередь, - дедуля протянул коробку Степнову.
Виктор, долго не думал, схватил первую попавшуюся бумажку:
- Всё, вытянул!
- Счастливого вам Нового Года, - пьяно улыбнулся Дед Мороз, - ещё раз простите за внезапное вторжение. До свидания, - развернулся и, качаясь, направился к лифту.
Кулёмина обернулась:
- Странный какой-то Дед Мороз, не считаешь?
- Странный? Да он просто в стельку пьяный! Похоже на то, что в каждой квартире с хозяевами выпил за встречу Нового года. Там же, видимо, и Снегурочку потерял.
- Ну, столько заказов обслужить, хорошо, хоть на ногах ещё держится.
Степнов захлопнул дверь и хитро взглянул на Ленку:
- Ну, что там у тебя написано?
- Нет, сначала ты!
Виктор развернул листочек и вслух прочитал:
- В Новый год тебе желаю: пару тысяч "Обожаю!", тысяч пять "Тебя люблю я!" и без счета поцелуев! - улыбнулся и, свернув губы в трубочку, невнятно проговорил. - Приступим?
Ленка засмеялась и чмокнула Степнова в нос.
- Так, что там у тебя? - мужчина сунул свое пожелание в карман.
- Сейчас посмотрим, - девушка развернула сложенный в маленький конвертик листочек бумаги и пробежала глазами по тексту:
«Цени его любовь к тебе
Цени, что вы наедине….
Цени моменты без разлуки
Цени его глаза и руки…»

Она сглотнула и протянула записку Степнову. Перед глазами тут же пробежал сегодняшний день, словно она со стороны наблюдала за происходящим - вся предпраздничная суета, новогодний переполох так вскружили голову и захватили в плен, что она забыла о самом главном... Слова, напечатанные обычным красным шрифтом, слова на белом листке бумаги сорвали туманную пелену с глаз. Смысл короткого четверостишия в один миг выветрил из головы все мысли, кроме одной – главное, он рядом!
- Лен, - Степнов вернул записку девушке, - ты чего так странно на меня смотришь?
- Ничего… Вить, - подошла ближе и невесомо поцеловала в губы, - ты прости меня, я такая глупая, - обняла, прижалась щекой к широкой груди.
Лампочка в коридоре вдруг мигнула, патрон щелкнул, и свет во всей квартире погас.
- Лен, - хриплый взволнованный голос Степнова в полной темноте заставил девушку вздрогнуть, - ты только не переживай, это скорее всего пробки выбило, я сейчас все быстро починю.
- Не надо, - она осторожно прикоснулась к его плечу, провела кончиками пальцев по запястью и сжала рукой мужскую ладонь, - в темноте даже лучше, пойдем… будем отмечать только наш Новый Год, …

Свечи искали по всей квартире с фонариком. Пару ароматизированных свечей нашли в ванной комнате, еще одну на туалетном столике, а вот в шкафу в прихожей обнаружилась целая связка простых парафиновых свечей, сколько лет она там пролежала - одному Богу известно, но пришлась как нельзя, кстати. Найденное добро отнесли в зал, она расставляла, он зажигал. Столбики парафиновых свечей Лена разместила в бокалы и расставила на столе. Ароматизированные определила на сервант и подоконник. Запах хвои смешался с запахом кофе, её любимого аромата. Запах мандарин с запахом корицы, его любимого аромата. Тусклое мерцание десятка маленьких огоньков постепенно наполнило комнату блеклым светом.
Ленка огляделась вокруг и улыбнулась. Сказка… На мгновение представила, что бы сейчас творилось в этой комнате, если бы все гости пришли в назначенное время. Шум… Гам… Суета… Яркий свет… Громкий смех Новиковой, глупое хихиканье Светочки, неуместные шутки Мирослава и возмущённые реплики Женьки… Нет, далеко не этого ей хотелось на самом деле. И только, благодаря странному стечению обстоятельств, всё сложилось как нельзя лучше. Сейчас всё именно так, как должно быть. Ведь как встретишь Новый Год, так его и проведёшь. А она хотела провести его с ним, только с ним. В такой же невидимой чужому глазу гармонии, с тем же чувством щемящего счастья в сердце. Когда внутри всё дрожит от одного его взгляда, когда кончики пальцев немеют от его прикосновений, когда мир перестаёт существовать, просто потому, что он рядом. Просто потому, что смотрит, целует, любит… потому, что он есть.
Он наблюдал за ней, наслаждаясь моментом. Каждой минутой часа, последнего часа уходящего года… Она, казалось, пахла праздником. Её хриплый смех рвал тугую тишину на части, растирая в прах плохое настроение, грустные мысли, усталость. Блестящий взгляд дарил тепло, тепло чего-то родного, еле уловимого, но такого нежного, …Бесценные секунды ощущения полного, ни с чем несравнимого счастья… Оно такое осязаемое, реальное… Его белокурое зеленоглазое счастье. Единственная, неповторимая, до безумия любимая, и всё в одном имени - Лена, Леночка…
Ленка уже минут десять уплетала оливье за обе щеки прямо из глубокой чашки.
- Вить, ну ты чего? Съешь хоть ложку салата, ты же целый день голодный.
- Да, нет, Лен, не хочется как-то… Ленок, - он придвинулся к девушке, - может, я всё-таки пойду, в щитке покопаюсь?
- Не надо, - отложила ложку в сторону и развернулась к нему, - зачем нам свет? Президента по телику слушать? Так мне всё равно, что он скажет. Для меня важно, что скажешь мне ты... - улыбнулась, - Вить, открывай шампанское, скоро полночь.
- Ты точно не хочешь…
- Точно. Посмотри вокруг, разве можно желать лучшего праздника?
Улыбнулся, а она хитро подмигнула в ответ. Протянула руку, схватила бутылку шампанского. Повертела в руках:
- Может, я открою, - встряхнула бутылку, - ни разу этого не делала…
- Эй-эй-эй, не тряси так, а то нас ко всему прочему еще цунами из шампанского накроет, благоухать потом будем…
- Пускай уж лучше вином пахнет, чем Мистером Пропером, которым ты ковер оттирал. Вить, ну давай я открою, так хочется…
- Хорошо, только я тебе помогу, - придвинулся ближе, обхватил руками её запястья, - буду контролировать твои действия, а то ещё пробка в глаз выстрелит.
Лена убрала золотистую фольгу с основания горлышка.
- Теперь проволочку надо снять, да? - повернула голову, посмотрела на мужчину.
- Конечно, - прикоснулся губами к виску, поцеловал в щёку, - вот тут обхвати пальцами, покрути и снимай, только пробку придерживай, чтоб не выстрелила.
Ленка отбросила алюминиевую проволоку на стол, медленно убрала палец с пробки:
- Не вылетает…
- Ну, значит, плохая встряска была, - улыбнулся, - а сейчас…
Не успел договорить, Кулёмина обхватила бутылку обеими руками и, что есть мочи, начала трясти. Раздался хлопок, пробка вылетела, с шумом ударилась о потолок и спикировала на ковёр. Фонтан белой пены рванул под напором из узкого горлышка, заливая игристым вином белоснежную скатерть.
- Ура!!!! - Ленка облизнула мокрый палец - Новый Год!!! Я вся в шампанском!
- Правда? - поймал её ладонь и поднёс к своим губам, - вкусно… - облизнул мизинчик, - Ленка, Ленка, ну что это за камчатский гейзер?
- Ну, вот захотелось мне! Вить, давай быстрее бокалы!
- Ненормальная! - подставил фужер, - наливай.
Протянула Степнову наполненный бокал:
- Погоди, - отхлебнула шампанского и вскочила с дивана, схватила с тумбочки упаковку бенгальских огней и в один прыжок вернулась на место, - поджигай!
Бронзовая палочка резко фыркнула и зашипела, разбрызгивая жёлтые искры и серебристые звездочки. Ленка подогнула под себя ноги и развернулась к мужчине лицом. Мельком взглянула на часы:
- Вить, последняя минута пошла... Скоро наступит две тысячи десятый…
- Я вижу, - сделал глоток вина, - С Новым Годом, Ленка…
- Вить… хотела тебе сказать… Хоть, сегодня с самого утра всё как-то наперекосяк пошло… - поставила фужер на стол, - я хочу, чтобы ты знал - этот Новый Год для меня особенный. И я рада, что встречаю его именно так.
- С пустым столом и ёлкой в конфетах?
- Дурачок, - улыбнулась. - Нет! В тишине, без света и только с тобой…. Я счастлива.
Секундная стрелка на мгновенье задержалась на отметке двенадцать и скользнула дальше - в новый год…
Усмехнулся, притянул к себе, крепко обнял. Губы скользнули по румяной щеке и накрыли приоткрытый рот.
Опустила догорающий бенгальский огонёк в бокал с шампанским. Чёрная обугленная палочка коротко шикнула, теряя последние искры в пузырьках игристого вина, и затихла. Руки обвили крепкую шею, тонкие пальцы скользнули к затылку.
Неожиданно с улицы послышались хлопки фейерверков, а за окном попеременно зацвели красные, синие, зеленые бутоны салюта, раз за разом, освещая маленький дворик. Даже сквозь двойной стеклопакет до слуха доносились радостные крики людей, выбежавших на улицу в первые минуты Нового года.
Виктор на мгновение оторвался от сладких губ:
- Слышишь? Народ гуляет, пойдем на улицу?
Замотала головой и только теснее прижалась к мужчине:
- Нет, хочу быть здесь с тобой.
Протянула руку к журнальному столику, схватила сотовый телефон и отключила его.
- Чтоб никто не мешал нам праздновать Новый Год.
- Ленка-а-а-а-а…
В порыве подхватил её на руки и вскочил с дивана. Она блаженно откинула голову назад и громко засмеялась. Подцепила с ёлки красную пышную мишуру и обвила вокруг его шеи:
- Смешной!
- Кулёмина, сними!
- Не-а!
- Кулёмина, сними немедленно, я сказал!
- Не сниму! - показала язык.
- Ленка, щекотно!
- Очень? - спросила серьезным тоном, пряча улыбку.
- Кулёмина, не зли меня! - попытался дотянуться до её губ.
Увернулась. Обхватила руками за шею и сбросила мишуру на пол:
- Виктор Михайлович, а куда это вы меня несёте?
- Как куда…? - засмеялся, запечатлел поцелуй на щёке, скользнул губами к мочке уха. - Продолжать отмечать наш праздник!
- Ну, тогда вернитесь на минуточку к столу.
Вернулся. Схватила со стола бутылку шампанского и два бокала:
- Люблю тебя…


Новогодняя ночь дарила счастье, яркими звёздами страсти благословляя их любовь. Слепила жемчужным снегом глаза, обдавала морозным ветром покрытую испариной кожу, заглушая свистящими порывами неразборчивый шёпот. Они волшебники… Оказывается, исполнять желания друг друга так просто…
Зачем мне весь мир, когда у меня есть ты?


Ленка открыла глаза и посмотрела в окно. Яркие солнечные лучики играли на покрытых узорами стёклах. Утро, а может уже и день… Он спал, тихо сопел, уткнувшись ей в висок. Улыбнулась и осторожно, чтобы не разбудить его, выскользнула из-под одеяла. Но обойтись без шума не удалось - сбила ногой стоявшую у кровати пустую бутылку шампанского. Тихо выругалась, испугано оглянулась. Удостоверилась, что он всё ещё спит и неслышно вышла из комнаты. Прошлепала босыми ногами на кухню, достала из маленького шкафчика под подоконником припрятанный подарок. Направилась в зал. Видимо, ночью все-таки дали свет - ёлка переливалась, мигая разноцветными огоньками гирлянды. Замерла, заметив под зелёными лапами ели, прямо рядом с игрушечным Дедом Морозом, белый свёрток - подарок от него. Значит, вставал ночью, улыбка скользнула по лицу. Услышала шаги сзади. Подошел медленно, уткнулся носом в затылок, обнял поверх широкой рубашки и прижал к себе. Откинула голову назад.
- Тут тебе Снегурочка подарок принёсла… - улыбнулась, - а мне Дед Мороз, наверное, ночью приходили, пока мы спали… Вить?
- Ммм…? - поцеловал в шею.
- Это был мой самый лучший Новый Год… спасибо тебе за такой праздник.
В дверь несколько раз настойчиво позвонили. Ленка вздрогнула и вопросительно уставилась на Степнова:
- Кто это может быть?
- Без понятия, нужно открыть, тогда и узнаем…
- Вить… может ну их всех.
- Ленка, ну неудобно же…
- Ладно, идем, - схватила за руку и потащила к двери. Предусмотрительно выглянула в глазок… улыбнулась и распахнула дверь.
На пороге нетерпеливо вытанцовывала довольная Новикова, рядом стоял Гуцул:
- С Новым Годом, Кулёмина!!! - радостно завопила Лерка, - С Новым Годом, Виктор Михайлович!!! А мы вырвались из заточения и бегом вас поздравлять! - блондинка широко улыбнулась и протянула пятикилограммовую сетку с мандаринами, перевязанную толстой красной лентой. - Так как все магазины закрыты, это наш вам подарок!
- Лерка, Игорь, спасибо, - Лена улыбнулась, - а у нас там ящик яблок на кухне.
- О, значит, у нас сегодня обезьянья диета, только бананов не хватает, - засмеялась Новикова и, хитро прищурившись, взглянула на подругу:
- Я смотрю, мы не совсем вовремя…
Только сейчас Кулёмина вспомнила, что стоит перед гостями в одной рубашке Степнова.
- Ой, - Ленка замялась, - я сейчас приду, а вы пока в зал проходите. Есть, правда, нечего, но зато в наличие три бутылки шампанского и мартини.
Но не успела она ступить и шага, как вновь раздался звонок. Гуцул, стоявший ближе всех к двери, щелкнул замком и повернул ручку, в квартиру без шапки рыжим ураганом влетела Женька, следом показался Платонов:
- О, вы всё ещё празднуете? - Женька радостно обвела взглядом друзей, - Ленк, ты прости, что без звонка, но до вас не дозвонишься! То ли связь тупит, то ли чё… Вот мы решили прям с больницы и сразу к вам.
- А как же ветрянка? - Кулёмина улыбнулась, - Что-то на больную ты не очень похожа…
- Да, - Женька махнула рукой, - сегодня врач с утра новый пришёл и выписал… Долго смеялся, читая мой диагноз. Сказал, что его коллега в состоянии предновогоднего угара ветрянку с крапивницей перепутал. Короче, аллергия у меня - мандарин объелась.
- Так, ладно, - решил вмешаться Степнов, - долго еще на пороге стоять будем? Быстро все разулись и марш в зал! А ты, Кулёмина, переодеваться.
Ленка улыбнулась и, всучив Виктору авоську с Леркиным презентом, скрылась в комнате. Через полчаса уже сидели за столом с бокалами, закусывая нехитрой фруктовой нарезкой шампанское. Очередной звонок в дверь прервал веселье.
Лена выбежала в коридор: «Неужели Липатова с Костей всё-таки выбрались из глухого посёлка». Распахнула дверь, и впрямь, на пороге стояла Наташка в сопровождении Кости с огромной охапкой воздушных шаров - и где только взяли?
- С Новым Годом, Лен! А мы вот… приехали и сразу к вам. Только предупредить не смогли, у вас почему-то телефоны не доступны…
- Вот так сюрприз, - из зала показалось удивленное лицо Степнова, - почти все в сборе!
И в эту же минуту из подъезда послышались до боли знакомые голоса.
- Светочка, ну неудобно как-то…первое января все-таки… люди могут еще спать…
- Славик, уже давно не утро, а обед… Ой-ё-ёй! Осторожнее, кастрюлю с отбивными не переверни!
- Светочка, может, не стоит… Люди, может, своими делами заняты…
- Мирослав Николаевич, мы уже почти пришли!
- Светочка, а как же ваши ожоги?
- Ох, Мирослав Николаевич, ваша сметанная маска, вперемешку с кефиром сотворила настоящее чудо, плюс мой оригинальный мейкап - никто ничего не должен заметить.
- Вот в этом-то как раз я и не уверен….
- А вот и еда к нам пожаловала, то есть Светочка с отбивными, - Степнов усмехнулся и вышел из зала, - Ленка, пойдем, поможем им кастрюльку донести, а то, не дай Бог, перевернут - голодными все тут останемся…
Уже за столом, слушая громкий смех Новиковой, глупое хихиканье Светочки, возмущённые реплики Женьки и, поедая при этом, действительно вкусные отбивные гражданки Уткиной, Ленка поняла, как всё на самом деле сложилось хорошо. И какое это счастье - сидеть и греться в его объятиях, сцеловывая с любимых губ капли шампанского, вдыхая аромат праздника. Вот он самый настоящий праздник. Такой, какой должен быть, когда внутри всё переворачивалось от радости, простой, новогодней… такой же захватывающей как в детстве.
- Кхм, кхм, - Новикова тактично постучала вилкой о ножку бокала, призывая всех к вниманию, - тост созрел!
- После третьего бокала на голодный желудок ещё бы ему не созреть, - сострил Гуцулов.
В ответ Новикова сморщила нос и, показав парню язык, продолжила:
- Дорогие мои, вчера нам так и не удалось собраться вместе, и я безумно рада, что сегодня у нас это получилось. Я вообще рада, что так всё получилось, - мельком взглянула на Игоря и продолжила. - Тост, конечно, банальный, но, так хочется выпить за любовь. За всех нас, за то, что мы любим и любимы, и пускай весь этот год, который только-только успел вступить в свои права, нам всем сопутствует любовь! - девушка подняла бокал, улыбнулась и отхлебнула холодного шампанского.
Ленка внимательно посмотрела на Степнова, уголки рта тронула еле заметная улыбка. Соприкоснулись бокалами, и потянулись друг к другу:
«Разве бывает так хорошо?»
Немой вопрос в Её глазах.
«Бывает.»
Немой ответ в Его глазах.
«Люблю тебя…»
«Люблю…»



Спасибо: 64 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1756
Зарегистрирован: 22.01.09
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.01.12 04:13. Заголовок: Автор: Tia Название..


Автор: Tia
Название: Неразлучники.
Рейтинг: R
Жанр: Angst, Deathfic
Статус: окончен.
От автора: Долго я думала над тем, стОит ли выкладывать этот фик. Не думаю, что многим он понравиться, достаточно посмотреть на жанр. Но, всё же решилась) Приятного прочтения.
Большое спасибо баксе и Рыбке-Собачке за то, что согласились быть Бетами
Отдельное спасибо forget-me-not за прохождение премодерации.


- Лен, не переживай, хорошо всё будет, я обещаю! Ты же мне веришь?
Девушка облизнула сухие потрескавшиеся губы и слегка улыбнулась:
- Ты мне ни разу не врал.
- Я зайду к заведующему отделением и попрошу, чтобы на Новый год он отпустил тебя. А дома, не переживай, мы с Данькой похлопочем, ужин приготовим, ёлку поставим, мандарины купим, эти… маленькие, как ты любишь. Целый ящик куплю, лопать все праздники будешь!
- Ты же знаешь, аппетита совсем нет. Препараты тяжёлые, не могу есть - всё обратно.
- Дома появится, я обещаю. Я курицу замариную…
- Мммм… Ты каждый Новый год её готовишь. Обожаю.
- Конечно. Отметим втроём, а если захочешь - Веру и Никиту позовём.
- Было бы здорово, – Ленка устало потёрла глаза.
- Ладно, я пошёл, Даньку забрать из садика надо, уже опаздываю.
- Вить, приведи его завтра ко мне, пожалуйста, я так соскучилась, – Ленка сглотнула и вновь потёрла глаза. – Так давно не виделись.
- Ленок, так через неделю дома уже будешь.
- Всё равно, приведи! Увидеть его хочу, сил нет! Внутри что-то, – Ленка приложила ладонь к животу. – Как хочешь это называй, может, интуиция…
- Так, ты мне тут не говори ничего! Ты же знаешь, какие хорошие прогнозы врачи делают. Кровь улучшилась, организм, хоть и плохо, но переносит лекарство, так что переборем эту болезнь!
- Я люблю тебя, – Ленка поморщилась и разогнула руку, поправляя катетер капельницы. – Завтра буду ждать. Даньке не забудь повязку взять и халат.
- Конечно, Ленок, я всё помню. Люблю тебя.
- Вить, я сказать тебе хотела… Спасибо, что не бросаешь меня. Я даже не могу представить, насколько тебе тяжело. Ты же такой молодой, а я уже второй год на больничной койке, домой, как в отпуск – раз в год.
- Какая же ты глупая, Кулёмина.
- Нет, Вить, ты послушай. Я тут столько насмотрелась. Единицы остаются с женщинами больными, никому такая обуза не нужна. А ты ко мне по два раза в день приходишь, не обедаешь и за Данькой смотришь, даже маме его не отдаёшь. Вить, я так рада, что судьба мне подарила тебя и сына. Иногда мне так плохо, что умереть хочется. А потом я вспоминаю всё… Прошлое наше вспоминаю, школу, свадьбу и рождение Даньки, и мне так хорошо становится, словно нет этой физической боли, словно нет этих бесконечных капельниц с лекарствами, которые сжигают организм. И я мечтаю только о том, что наступит день, когда мне скажут: «Здорова», и мы снова будем втроём - ты, я и сын. Сидеть дома и играть в игры, готовить ужин и гулять по парку. Я живу ради этих моментов, я мечтаю о них, как о чем-то нереальном.
- Ленок, всё это обязательно будет. И я тебя никогда не брошу, даже мысли такой не допускай! И хватит этих разговоров, тебе вообще переживать нельзя. А теперь спи, ты такая слабая. Люблю тебя, – мужчина встал с кровати и поцеловал девушку в губы.
- И я тебя люблю, – Ленка вздохнула, провожая уходящего мужчину взглядом.

Виктор вышел из палаты и тихо прикрыл дверь. Прошёл вперёд по коридору, снял бахилы. Обернулся, скользя глазами по синей вывеске «Онкологическое отделение», вздохнув, надел пальто и вышел из больницы.
На крыльце стояла уборщица тётя Паша. Ленка рассказывала про неё. Ещё год назад эта старая одинокая женщина просила милостыню у ворот больницы. Потом стала тут работать уборщицей, дворником, посудомойкой, санитаркой, в общем – разнорабочей.
- Здравствуйте, тёть Паш, – Виктор слегка улыбнулся.
- И тебе здравствуй, Виктор, – женщина вытерла нос грязным платком. – Как Лена там?
- Нормально. На Новый Год хочу отпросить домой.
- Это правильно, это верно, – закивала старушка. – Как говорится, с кем этот праздник встретишь, с тем его и…
Тётя Паша не договорила. И Виктора, и женщину отвлекла рыжая дворняга, подбежавшая к самому крыльцу больницы. Собака, покрутившись на месте, опустила морду вниз и протяжно завыла.
Виктору стало холодно. Тело покрылось мурашками, заломило кости, кончики пальцев онемели, как будто он уже не один час находился на морозе. Вой казался таким жутким, таким тоскливым, что волей-неволей становилось страшно. Внутри всё задрожало. Вмиг на сердце стало тяжело, словно его сдавило со всех сторон толстой коркой льда. Сильно, панически снова захотелось к Ленке.
- Пошла отсюда, окаянная, – старушка схватила метлу и пригрозила собаке. – Воет тут, бесов зазывает!
Дворняга, заскулив, сорвалась с места и скрылась из поля зрения.
- Вот чёртова морда, – продолжила причитать старуха, подметая снег с асфальта. – Глупая тварь, казалось бы, а всё понимает, чувствует. Вчера прибегала выть, а к вечеру три покойника.
- Так то ж больница, тут каждый день кто-нибудь на свет иной отходит.
- Так-то оно так… Ты иди, милок, иди, не мешай мне тут подметать. А то час поздний уже, а у меня работы невпроворот.
- До свидания.
- Храни тебя Бог.
Уложив вечером сына спать, Виктор сидел на кухне, пил чай и смотрел новости. Потом долго ходил по квартире, не в состоянии уснуть. В два часа ночи проснулся Даня - ему почудилось, что мама вернулась. Говорил про какой-то шёпот и мамин запах, про стук в окно и ещё много всего. Богатая фантазия у детей. Сначала насмотрятся фильмов, а потом сами себя пугают выдумками.
Снова уложив сына спать, мужчина заглянул в шкаф, перебрал Ленкины вещи. Взял тонкий трикотажный свитер, положил его на Ленкину подушку, сам лёг рядом. Через пять минут он уже крепко спал.
Звонок разбудил его в пять утра. Звонила Вера.
- Вить, Лена умерла, – еле ворочая языком, произнесла женщина. – Ты трубку не брал, они со мной связались.
- Во сколько?
- Час назад, – Вера всхлипнула и на несколько секунд в трубке повисла тишина. – Я сейчас приеду к вам, посижу с Данькой, а ты езжай в больницу.
Раздались короткие гудки. Виктор тихо положил трубку и пошёл в комнату. Лёг на кровать и посмотрел в окно:
- Спи Ленок, спи… Это номером ошиблись.
Он положил руку на скомканный свитер, небрежно лежащий на подушке.

В квартире витал запах успокоительного. Зеркала были завешаны белыми простынями. Вера с мокрой повязкой на голове лежала на диване. Громкий звонок телефона прервал покой женщины. Она вскочила и взяла трубку:
- Я слушаю.
- Виктора Михайловича можно? Это из детского сада беспокоят.
- О, Господи, что случилось?
- Ничего. Просто Даня Степнов всё ещё у нас, а его уже давно пора забрать.
- Я сейчас приду, это его бабушка. Вы простите, у нас тут горе в семье произошло. Я думала, вам Виктор рассказал.
- Нет, он ничего не говорил. Что случилось?
- У Дани недавно умерла мама… - Вера всхлипнула, из красных, опухших глаз полились крупные слёзы. – Я сейчас живу у них, чтобы помочь.
- Извините, Виктор Михайлович ничего не говорил.
- Неважно это. Я сейчас прибегу. Данилушке скажите, что всё хорошо, он ещё толком не понимает, что происходит.
- Хорошо...

Вера бросила трубку, накинула шубу и выскочила из квартиры. Забежав в детский сад и забрав внука, уже на улице она набрала номер Виктора. Ответил он сразу.
- Витя, ты где? Почему за Даней в садик не пришёл?
- Ой, совсем забыл. – Вере показалось, что в этот момент он улыбнулся. – Из головы вылетело.
- Витя, ты где? Что происходит?
- Как где? Я к Ленке пришёл, возле больницы сижу.
- Витя… Витя, подожди, мы сейчас приедем к тебе!

Вера, завязав покрепче шарф внуку, взяла того за руку, и они направились к автобусной остановке.
Виктора они увидели сразу же, как только зашли в больничный двор. На улице было темно, а мужчина сидел прямо в свете уличного фонаря, на лавочке.
- Вить, что ты здесь делаешь?
- Ленку жду. Звоню, а у неё недоступен что-то. Вот растяпа, зарядить, наверное, забыла! А через вахту не пропускают почему-то, ересь какую-то несут - понять ничего не могу.
Лицо женщины исказилось от страха, глаза стали стеклянными.
- Вить, ты помнишь, что было несколько дней назад?
Веру поразило то, что её вопрос прозвучал в пустоту. Виктор всё так же открыто смотрел на неё, улыбаясь, поправил шапку. Словно не было вопроса.
- А что было неделю назад, помнишь?
- Я у Ленки был, – мужчина широко улыбнулся. – Мы говорили, что приготовим на Новый год, вас хотели с Никитой позвать. Я вон мандаринов ей купил, три килограмма. Эти... маленькие. Я их не очень люблю - больше чистишь, чем ешь. А Ленок любит их, вот и купил.
- Что с тобой происходит? – еле шевеля замёршими губами, произнесла Вера.
- Она ж ещё Даньку просила привести, – Виктор приложил кулак ко лбу. – А я забыл. Сынок, иди сюда, – он протянул руку и поманил мальчика к себе. – К маме сходим, проведаешь. Она соскучилась.
Вера прижала внука к себе, пряча его за спину.
- Вить, пошли домой, а? Чай попьём, поговорим.
- Нет, я Ленку подожду, – Виктор обернулся, разглядывая больничные окна. – Скоро выглянет, увидит меня и спустится, – вжался в меховой воротник куртки, пытаясь согреться. – А вы идите, раз ждать не будете, Даня замёрзнет. Ничего, мы в следующий раз придём, правда, сынок?
- Пап, – мальчик схватился ручкой за рукав бабушкиной шубы. – Пошли домой. Мамы тут больше нет.
- Ага, она там, – Виктор махнул головой в сторону больницы.
Вера тяжело вздохнула и посмотрела на внука. Данька стоял, задрав голову вверх, рассматривал небо.
- Данечка, пошли домой, – она взяла внука за маленькую ладошку, и они пошли к больничным воротам.
- А папа?
- А папа позже придёт.
- Бабуля… - пройдя пару метров, мальчик остановился.
- Что, милый?
- Я сейчас маму видел.
- Господь с тобой, – Вера перекрестилась.
Раздался громкий звон церковных колоколов. Вера повернулась и увидела, как в небо от верхушки больничного храма взмывает стая птиц. Где-то с боку послышалось карканье воронов.
- Почудилось, Данечка, почудилось.
- Не вру, бабуль. Она возле папы стояла, руку ему на плечо положила и улыбалась. Она, наверное, мандаринам обрадовалась.
- Мамы нет, мы же с тобой говорили об этом, – из глаз женщины снова потекли редкие слёзы. - А теперь пошли, холодно, – Вера натянула пуховый платок до подбородка. – Сейчас домой придём и чай пить будем горячий.
Уже пройдя несколько метров, она услышала еле различимый голос Виктора:
- Привет, Ленок….
Вера вздрогнула и, крепче схватив внука за руку, прибавила шаг.
В тот вечер Виктор так и не пришёл домой. Только маленький Данька твердил, что папка ночью приходил к нему в комнату, гладил по голове и шептал что-то про маму. Вера не знала: детская фантазия это или правда. И не хотела знать.




Спасибо: 47 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1794
Настроение: Грустно...
Зарегистрирован: 22.01.09
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.06.12 16:18. Заголовок: Автор: Tia Название:..


Автор: Tia
Название: Мечта овечки – ночь в подсобке.
Рейтинг: PG
Жанр: Fluff; Romance; возможно ООС
Статус: в процессе.
От Автора:
Накатили на Наську воспоминания, да такие, что родился миник)
Сначала Наська хотела написать Драбблик, но потом поняла, что она не умеет писать кратко и по сути (это когда уже третья страница текста пошла). За что постоянно себя ругает.
Про фик: ну…кхм, полёт фантазии Автора, как могло бы быть….
И таааак, времена третьего сезона, как раз после того, как Степнов вернулся в школу и после того, как (строчки из анонсов) «Лена доказывает свою любовь».
Строго не судите. Хотелось чего-то позитивненько-лёгкого, романтичного.
Ах, да, чуть не забыла: есть первосезонная Лерка, так веселее, правда?
Про грустное: понимаю, что нас осталось совсем-совсем мало…ну, это не мешает творить и писать. Девочки, спасибо вам, за то, что вы ещё тут… прошло так много времени, столько всего в жизни случилось, а до сих пор, странно правда, но цепляет. И, главное, - есть с кем этим поделиться.
Оксаночка, спасибо тебе приогромное

Игорь Ильич Рассказов был хорошим человеком: добрым, отзывчивым, готовым всегда прийти на помощь и близкому, и незнакомому человеку. Бескорыстно. Ему нравилось помогать людям, он получал большое удовольствие, когда в результате его действий кто-то становился счастливым. Наверное, поэтому Игорь и пошёл работать в школу - здесь как нигде видны результаты твоего труда.
Когда вчера вечером, а по рассказовскому режиму – ночью, к нему домой пришел Степнов, Игорь понял – пришла пора действовать.
Друг прямо с порога начал сыпать малосвязными фразами и, будучи трезвым, как стеклышко, выглядел абсолютно пьяным. В последнее время Виктор приходил к нему очень часто. В этот раз причиной столь позднего визита стала очередная ссора с Леной. Если бы Игорь вел счет этим ссорам - пальцев на руках и ногах ему бы явно не хватило. И, всё-таки, странный человек Степнов: за его постоянными фразами о том, что он любит Ленку, следует целый список пунктов, почему её любить нельзя. Складывалось ощущение, что он всеми уместными и не очень предлогами хочет убедить себя в том, что она ему безразлична, и избавиться от этого чувства, как от старого хлама, который мешает жить. Каждый раз Рассказов пытался объяснить другу, что бороться с чувствами бесполезно, но вдолбить очевидное в дурную голову физрука не смог.
К тому же, Игорю было жалко Ленку Кулёмину, бедную девушку, которая решила признаться в любви, и не кому-нибудь, а своему учителю, взрослому мужику, сама сделала первый шаг. Смелая, ничего не скажешь. А этот чурбан ничего не видит, не слышит, только настойчиво зудит: «Мы не пара… Мы не сможем, так не правильно». И кто только такое ему вдолбил в голову?
Устав наблюдать, как мучаются сами и мучают друг друга эти двое, историк решил взять процесс примирения в свои руки. А для успешного осуществления своих замыслов обзавестись единомышленником, вернее, единомышленницей.
Эх, Витя, вот что только ради тебя не сделаешь…

Лерка, опершись о косяк, щёлкала пальцами по кнопкам телефона. Тряпка, которой она ещё недавно вытирала пыль со стеллажа библиотеки, валялась на полу. Рядом стояла внушительная стопка потрёпанных книг.
- Лерочка, ты там убралась? - послышался издалека сдавленный голос Уткиной.
- Конечно, Светлана Михайловна! – громко крикнула девушка. – Всё так блестит, что смотреть больно!
Делать мне больше нечего, чем уборкой заниматься. Мне дома-то лень. Устроили чёрти что… субботник. А меня ещё и в библиотеке заперли, в обществе Уткиной. Фантастика…
Новикова, допечатав СМС, бросила взгляд на тряпку, затем на книги, стеллаж.
Громко вздохнув, принялась ставить увесистые тома на полку.
- Лера… Новикова, – послышался сбоку тихий голос. Девушка обернулась и увидела у входа в библиотечный сектор учителя истории.
- Что вам, Игорь Ильич? Хотели меня к себе в класс на уборку забрать? Поздно. Я сегодня у Светланы Михалны рабсилой служу.
- Нет, Лер. - Мужчина подошёл ближе и заговорил. - Тут дело такое есть… - поправил очки, – хочешь «хорошо» в аттестат по истории?
- Кто ж не хочет? – девушка искоса взглянула на историка. – Только, боюсь, три плюс два, плюс три, плюс три и плюс три за контрольную работу... Ну, никак четвёрки не выходит.
- Ну, есть же альтернативные методы решения…
- Я вас внимательно слушаю, – закинув последнюю книгу на полку, Лерка повернулась к учителю и скрестила руки на груди. – Кого убить надо? – улыбнулась.
- Лер, как бы начать-то… Я думаю, для тебя не секрет, что Лена и Витя они…
- Да можете не утруждать себя объяснениями. Я всё знаю. Ну как… вернее из Ленки раскалёнными щипцами слово-то не вытянешь.… Но я была бы не я, если бы не узнала, что с ней творится. Так что, в общих чертах я всё знаю. Так вы это к чему?
- Витя мой друг. Я хочу ему помочь.
- Так вы что, – Лерка кивнула головой в сторону, – что-то сделать хотите.
- А ты как? Со мной?
- Не, меня сначала в курс дела ввести надо.
- Я, вообще, мирить их собрался.
- Сваха Игорь Ильич, а не подскажете, как вы это осуществлять будете? Подведете их друг к другу и за мизинчики сцепите? Мирись, мирись, мирись и больше не дерись? Это не поможет.
- Новикова, что ты, в самом деле…. Я ведь, правда, помочь хочу.
- Да, Игорь Ильич, я ведь не против. Только ничего не получится.
- А вот тут ты, Лера, ошибаешься! Надо только захотеть…
- Ну, смотрите, помогу вам, конечно, ради Ленки, но,… по-моему, дохлое это дело. Ленка сейчас так зла на Степнова, она видеть его не может. А он, судя по всему, тоже не горит желанием мириться. Так, может, посвятите меня в ваш, то есть… наш план?
- Понимаешь, Лер, – он закусил губу. – Надо бы… как-нибудь их в подсобку заманить.
- Ну, допустим, с Ленкой я справлюсь, а вот Виктор Михайлович – нет уж, увольте.
- Его я на себя беру.
- Ладно, допустим так.… И что вы делать собираетесь? Сидеть под дверями подсобки, пока они не помирятся? Так они и неделю могут оттуда не выходить, а нам рядом сидеть, да?
- Лер, ну зачем рядом-то? Закинем им туда пару бутылей воды, печенья и яблок. А часа через три придём. Я и не рассчитывал на пятиминутный эффект.
- А если баба Лида придёт зал убирать или Пётр Семёнович будет обход делать?
- Лер, ты сейчас о нашем охраннике? О нашем ленивом и трусливом Петре Семёновиче говоришь? Он обходы никогда не делает, он вечером пирожки трескает перед телевизором, а потом спит прямо за стойкой.
- А баба Лида?
- Ну, вообще-то, уборка у неё около девяти вечера проходит. Но, даже если там они и будут, то что? Вряд ли они захотят, с учётом школьных слухов и сплетен, чтобы их застали в подсобке вдвоём.
- Ну, может, вы и правы. Ох, люблю я такие делишки! – девушка потёрла руки. – Я с вами! Так, стоп, а где мы ключ достанем?
- А вот это, Новикова, и есть основная проблема. Степнов хранит ключ от подсобки в правом кармане олимпийки. Ты должна как-нибудь незаметно взять его.
- И как мне, по-вашему, туда забраться незаметно? – Лерка распахнула глаза. – Я вам что, Гудини что ли?
- Лер, ну, придумай что-нибудь. На что тебе голова такая сообразительная? А потом приходи ко мне.
- А с Уткиной что делать? Она меня не отпустит.
- Уж с ней-то я договорюсь, будь уверена. Иди.
Девушка засунула телефон в задний карман джинсов, застегнула молнию на толстовке и направилась к выходу:
- Ну, ни пуха мне, ни пера!

____________

Степнов стоял посередине школьного двора и давал указания девятиклассникам:
- Широв, хватит метлой махать в воздухе! Разин, куда это ты намылился? Ну-ка, лопату бери в руки и вперёд за работу. Лимина, я же сказал - мне наплевать на твой маникюр! Быстро за работу, мешки для мусора бери и бегом в школу.
- Виктор Михайлович, вы такой замечательный учитель, самый лучший на свете! – послышался сзади ласковый девичий голосок, и в этот же момент чьи-то руки крепко обняли Степнова за талию. – Как же я буду по вас скучать, когда школа закончится!
Виктор, выпучив глаза, схватился за тонкие запястья и расцепил их:
- Кто там такой любвеобильный?!
Когда он обернулся, знакомая девичья фигурка уже бежала к крыльцу школы.
- Новикова?! Это ты?! Что за дурдом?!
- Нет, это не Новиковаааааа…! – послышался смешливый голос, и хрупкая фигурка скрылась за дверями школы.
- Нет, ну дурдом! – Степнов взмахнул руками. – Кривощапов, ещё раз будешь лопату вместо шеста использовать, я тебя загоняю на уроке. Спиногрызы… - уже тише добавил он.
Лерка, задыхаясь, бежала так быстро, как могла. Не хотелось попасться под горячую руку Степнова. Забежала в здание и уже шагом прошла к кабинету истории:
- Игорь Ильич, ключ у меня! Ура! - девушка кинула связку на учительский стол, тут же села на стул и шумно задышала. - Правда, боюсь, теперь Степнов меня на физ-ре загоняет! Он орал как потерпевший.
- Молодец, Новикова, ты просто умница!

_______________

-Лен, ну, будь ты человеком! – Лерка тащила Кулёмину за руку. – Мне этот двояк на фиг не нужен.
- Лер, ты ополоумела? Ты меня к воровству склоняешь! – Ленка вырывалась из мёртвой хватки.
- Да какое ж это воровство?! Лена, ну, ты же мне друг? У меня два пропуска подряд, а потом ещё и Степнов двояк влепил, между прочим, несправедливо! Мне это надо всё исправить.
- Ну, и ходи на внеурочные.
- Ага, спешу и падаю, – девушка закатила глаза. - Лен, ты с ума сошла, какие внеурочные?
- Нет, Лер, погоди… Я так не могу.
- Лен, ну, что ты так переживаешь? Степнов сейчас на улице гоняет народ, подсобка открыта.
- С чего это ей открытой быть? – Ленка скрестила руки на груди. – Степнов никогда её не оставляет открытой.
- Открыта, честное слово, я сама видела. Там на улице какая-то неразбериха творилась, его позвали, он и рванул. И закрыть забыл, наверное. Лен, ты только журнал мне достань. Ты лучше знаешь, где он там их хранит.
- Кстати, а с чего это журналы у него в подсобке, а не в учительской?
- Потому что все классы нормативы недавно сдавали, он журналы заполняет. Я сама слышала разговор в учительской.
- Лерка, и всё-то ты слышишь, как только успеваешь… - девушка взмахнула руками.
- Я уникальна! А теперь пошли скорее! – Лерка дёрнула подругу за плечо. – Скорее, можем не успеть! Ты мне журнал дай, я быстро исправлю, а потом бегом обратно. Только быстро, Лена, ОЧЕНЬ быстро.
- Лера… ты мне будешь ОЧЕНЬ должна.
- Конечно! - девушка закивала головой. - Пошли скорее.
Новикова схватила Ленку за руку, и они вбежали в спортзал. Быстро пробежали до подсобки. Лерка воровато оглянулась вокруг и, открыв дверь, резко впихнула подругу в комнату. Тут же захлопнула дверь и, вставив ключ в замочную скважину, провернула два оборота.
- Ви… Виктор Михайлович? – Ленка застыла на пороге.
- Лена, что ты тут делаешь? – Степнов встал с табурета, но тут же сел обратно.
- Итак, дорогие мои… – послышался спокойный голос Рассказова.
- Игорь, это ты? – Степнов пулей подлетел к двери и попытался её открыть. – Это твои важные дела и проблемы, требующие незамедлительного решения?!
- Вить, не надо мучить дверь - она давно закрыта.
- Что тут происходит? Рассказов, ты что там придумал?! – Степнов тарабанил кулаком. – Открой быстро.
- Новикова, я тебя прибью, я тебя точно прибью, я тебе обещаю, – Ленка вяло опустилась в кресло. – Подруга, называется.
- Потому что подруга, поэтому и придумала, то есть не я… - громко крикнула девушка.
- Тсс, Новикова! – отозвался Рассказов.
- Игорь, открой, по-хорошему прошу, - не унимался Степнов.
- Нет, не открою. И Лера не откроет. Пока вы не выясните свои отношения, вы будете сидеть там.
- Отлично, замечательно, умопомрачительно! – последнюю фразу Ленка произнесла по слогам.
- Новикова, милая, - Степнов приложил ладони к двери. – Открой, и я тебе обещаю отлично в аттестат.
- Витя, не старайся, ключ у меня! – голос Рассказова.
- Чёрт, – выругалась Лерка. – А так бы было хорошо…
- В общем-то, даём вам время три часа, до шести вечера. Если ничего не изменится, то вы тут будете ночевать.
- А кушать мы что будем? А пить? – Ленка приподнялась, но тут же села обратно. – А дед? Он волноваться будет! Я ему сказала, что к четырём дома как штык буду.
- Откройте антресоль, там еды вам на неделю. Воды пять литров в углу стоит. А деду, Ленка, ты можешь позвонить.
- У меня телефон садится! – хватаясь за последнюю попытку выйти, затараторила Ленка.
- Тоже не безвыходно. Я в гости к твоему деду зайду, ну, или позвоню, скажу, что ты у меня сегодня, – отозвалась Новикова.
- Предательница. Я тебе ещё помочь хотела. Вот тебе больше, а не помощь! – Ленка скрутила кукиш: – Видела?
- А я сейчас Каримовой позвоню. Вот, Игорь, она тебе устроит, – зло процедил Виктор.
- Не получится, Степнов, – Рассказов цокнул языком. – У тебя телефон сел. Когда я тебе полчаса назад звонил, ты сказал, что телефон садится, а потом разговор резко прекратился. Значит сел. А зарядку с собой ты никогда не берёшь - я это знаю.
- Нет, стоп, стойте… - Степнов прошёлся пятернёй по волосам. – Это не смешно, это детский сад какой-то! Игорь, ну что ты устроил!
- Детский сад, Степнов, это то, что ты устроил у себя в жизни. И в жизни Лены. Мне уже порядком достало слушать о том, как ты её любишь и все твои «против». Надоело! Определись уже, наконец!
- Я уже определился!
- Да, Виктор Михайлович, – голос Леры, – хватит!
- Новикова, а с тобой я вообще не знаю, что сделаю, – мужчина сжал кулак. - Только попадись мне. Я тебя загоняю.
- Ой, ой, ой, испугали! – Лерка сглотнула и покосилась на учителя истории. Тот выставил руку вперёд - мол, всё в порядке, улажу.
- Ну, мы пошли. Через три часа придём.
- Нет, стойте, стойте. Игорь ты тут ещё? Игорь?! Новикова?! Игооооооорь!
- И не кричи так! – судя по эху, заговорщики стояли уже где-то на середине спортзала. – Ты же не хочешь, чтобы вас кто-нибудь застал в подсобке вдвоём?
- Чёрт! – Степнов стукнул кулаком о дверь, потом ещё раз и ещё. Затем развернулся к Ленке: – Я их убью.
Кулёмина по-свойски развалилась в учительском кресле:
- Судя по тому, что они это затеяли, им глубоко наплевать, будете вы их убивать или нет. Ну, что делать будем? Картишки есть?
- Какие картишки?! – Степнов махнул рукой и сел на табуретку.
Три часа прошли в тишине. Поначалу, правда, было слышно злое сопение Степнова. Но потом он успокоился и принялся заполнять журналы. Ленка, прикрыв глаза, дремала в кресле.
Откровенно говоря, если быть совсем честной, Ленка была даже рада такому стечению обстоятельств. Несмотря на то, что она жутко злилась на Степнова, несмотря на то, что совсем недавно ей даже видеть его не хотелось, несмотря на все ссоры и ранящие слова, несмотря на глубокую обиду, ей было приятно ощущать его рядом. Но начинать разговор первой, а уж тем более подходить к нему она не станет. Хватит, баста. Она уже и так сделала очень много ошибок. Её решительность окончательно испортила их и без того хрупкие отношения.
И кто бы мог подумать, что всё сложится вот так.… Ведь когда-то он сам сделал первый шаг, а она… убежала. А сейчас они поменялись ролями. Сейчас он бегал от неё. Стоя в одном конце коридора и увидев её в другом, он разворачивался и скрывался за углом. На уроках, казалось, не замечал её. Не смотрел, не разговаривал, ни-че-го. Да и в гости перестал заходить совсем.
Вот чем аукнулась Ленкина инициатива, а ведь она хотела просто… быть счастливой.
- Лен, - Степнов прервал раздумья девушки. – Они сейчас уже придут. Предлагаю сказать, что мы помирились и очень счастливы.
- Давайте, – Ленка потянулась. – Мне всё равно.
Мужчина кротко махнул головой и вновь уставился в журнал.

Буквально через пятнадцать минут за дверями раздалось тихое копошение.
- Ну что? Помирились?
- Конечно! – Степнов резко встал, табурет с грохотом упал на пол. – Давно уже помирились! Правда, Ку… Леночка?
- Да помирились. Мы тааааак счастливы! – Ленка прижала руку к груди. – Никогда так счастлива не была.
Степнов покосился на Кулёмину, явно перегибающую палку.
Новикова хихикнула:
- Доказывайте!
Степнов сжал кулаки:
- Как это?
- Целуйтесь, ну, быстро! Давайте, давайте…
Ленка закатила глаза и, подобрав под себя колени, уселась в кресле поудобнее.
- Чего молчите?
- Так мы целовались, – Степнов широко улыбнулся.
- Виктор Михайлович, вся ваша подсобка видна в замочную скважину. Ленка сидит на кресле, а вы стоите возле стола.
- Чёрт, твою мать…Новикова, убью!
- Витя, не ругайся… - раздался голос историка. – Ну, Лера, видимо, выхода у нас нет…
- Да, нет… - поддакнула девушка.
- Придётся их тут на ночь оставлять…
- Да, придётся…
- Нет, стойте, мы сейчас поцелуемся, мы, правда, помирились! – Степнов подскочил к креслу, схватил Ленку за руки, заставляя подняться. Пару секунд помедлил, затем притянул девушку ближе:
- Хватит, Виктор Михайлович! – Ленка вытянула руки вперёд. – У вас такое лицо, как будто перед вами жаба.
Новикова тихо хихикнула.
За дверью щёлкнула кнопка выключателя, в подсобке загорелся свет. Снова послышалось копошение за дверью.
- Лена, что ты делаешь?! Ты здесь хочешь всю ночь просидеть?
- Я лучше всю ночь просижу тут, а если нужно, то и неделю. Вы своё лицо сейчас видели? Как будто вас сейчас стошнит при одной мысли о том, что нужно со мной целоваться.
- Да что ты, в самом деле! – Степнов взмахнул руками.
- Да, конечно, что я, в самом деле?! Такой великий план провалился!
Степнов отвернулся.
- Виктор Михайлович, - не унималась Кулёмина. - А давайте поговорим? Молчите? Ах, да точно, тут же сбежать некуда… тогда никакого разговора не получится.
- Лена, оставь эти глупые шутки. Я ведь и разозлиться могу.
- Ну, так давайте! Хоть какие-то эмоции, хоть какие-то действия. Мне уже надоело каждый раз наблюдать вашу удаляющуюся подальше от меня спину.
- Рассказов, Новикова, открывайте! – Степнов вновь затарабанил по двери.
Ответа не последовало.
- Какая досада, – Ленка улыбнулась и села в кресло, – видимо вам придётся терпеть меня всю ночь…. Долгую, тихую ночь….
Степнов ничего не ответил. Сел на табуретку, спиной к Ленке. Схватил с полки тонкую потрёпанную книжку и принялся читать.


Спасибо: 39 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1796
Настроение: Грустно...
Зарегистрирован: 22.01.09
Репутация: 127
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.06.12 07:17. Заголовок: Старые часы на стене..


Старые часы на стене показывали десять часов. За это время Ленка успела вздремнуть на кресле, попить чай, поглазеть на Степнова, который читал какую-то методичку по нормативам. Было скучно, тело затекло, ноги болели, голова тоже. Часов в семь в спортзал пришла баба Лида. Около получаса мыла пол. Потом, заметив, что свет в подсобке включен, тихо ругаясь, выключила его и удалилась. Стало темно. Потом зрение немного привыкло, и окружающие предметы стали различимы. Степнов, откинув методичку в сторону, дремал за столом.
Ленка полезла в шкаф за печеньем. Открыв дверцу, выудила одну пачку и вновь села в кресло.
- Там есть ещё? – раздался тихий голос Степнова.
- Там до фига, на неделю хватит.
Виктор, вздыхая, встал и взял пакет с соком:
- Пить будешь? А то всухомятку вредно.
Ленка прыснула:
- Ну, давайте. У вас тут свечек нет или фонарика, а то ничего не видно?
- Сейчас в шкафах пороюсь,…кажется, свечка была. А вот спички под вопросом. – Степнов откинул в сторону пакет и подошёл к столу: – Так, вот свечка.
- Виктор Михайлович, это полсвечки, её минут на тридцать хватит, не больше.
- Ну, извини, больше ничего нет. – Он выдвинул очередной шкафчик: – Нам повезло, спички тоже есть.
Поставил свечку на маленькое блюдце и тут же зажёг. Отбросил спички в сторону и открыл пакет с соком. Налил в пластиковый стаканчик и протянул Ленке:
- Держи…
Девушка отхлебнула и тут же поперхнулась:
- Это не сок… это вино.
- Чёрт, я в темноте не увидел. Цирк какой-то устроили тут.
- Да ну вас! Я винцом заправлюсь, может, хоть смогу уснуть на этом разваленном кресле.
- Не смей! – рыкнул мужчина. – Я не позволю своей ученице распивать вино.
- Ага, вас спросить забыла! Виктор Михайлович, не слишком ли много на себя берёте? – Ленка отхлебнула из стаканчика.
- Не смей, слышишь? – Степнов подлетел к ней и выхватил стаканчик из рук.
- Отдайте! – Ленка подскочила на кресле и попыталась достать его руку. Он резко дёрнулся, стаканчик упал на пол, вино тёмной лужицей растеклось по доскам.
Ленка громко цокнула языком.
- Виктор Михайлович, какое вам до меня дело? – Ленка посмотрела на Степнова, который, смяв стаканчик, выкинул его в ведро. – Снова молчанка? Вы со мной скоро совсем разговаривать перестанете. Загнали себя какими-то дурацкими предрассудками.
- Это не предрассудки. Ты хоть понимаешь, чем аукнутся наши отношения?
- Какие отношения? – Ленка развела руками. – Их нет. Вы же шарахаетесь от меня, как от прокажённой. Как всё это глупо, как это всё бесит! – Ленка повысила голос. – Я сама не понимаю, почему люблю вас!
- Тише, тсс… - он подлетел к ней и схватил за руку.
- Что такое? Что снова не так?
- Там кто-то есть, – прошептал мужчина, – наверное, охранник….
- Ах, как страшно, Боже мой, нас могут здесь застать вдвоём, как в вашем самом страшном кошмаре, да, Виктор Михайлович?
- Кулёмина, ты чего разошлась? – всё так же тихо шептал он.
Ленка выдернула руку из мёртвой хватки:
- Виктор Михайлович, здесь, конечно, темно, но мне кажется или вы побледнели? Это от страха?
- Кулёмина, если ты сию же минуту не замолчишь… - шаги за дверью приближались, Степнов замолчал.
- Эй, там есть кто-нибудь – громкий голос охранника за дверью. Слабый свет фонаря осветил порог.
Ленка, было, открыла рот, но тут же почувствовала, как его накрыла горячая ладонь. Девушка закатила глаза и опустила плечи. Раздражённо скинула с себя его руку и села в кресло. Скрестила руки на груди и закрыла глаза. Прошло около пяти минут, как шаги в спортзале стихли.
- Теперь говорить можно? Виктор Михайлович, я вас не могу понять. Как бы я не пыталась – не могу.
- Лен, давай отложим этот разговор…
- Ну, уж нет! – Ленка подошла к Степнову. – Я и так долго ждала. Когда вы, наконец, прекратите бегать от меня? Как мальчишка себя ведёте.
- Ты не понимаешь…
- Да ЧЕГО я не понимаю? Вы мне хоть это можете объяснить? А то бубните эту фразу постоянно, а я понять вас не могу.
- Лен… Леночка, пойми, ты же молодая, встречайся с молодыми парнями.
-Оооо, шикарный совет, Виктор Михайлович! А вы с Уткиной! Будете счастливы, она вам детей дюжину нарожает, слова поперёк не скажет, боготворить вас будет! Все будут счастливы, правда? А, и самое главное: вы будете примерно-показательной ячейкой общества, никто взгляда косого не кинет.
- Лен, я просто хочу, чтобы ты была счастлива…. Чтоб жизни радовалась, а не пряталась по углам.
- Мне все эти радости жизни поперёк горла без вас стоят. Как вы понять не можете…. Мне ничего не хочется, я даже улыбаться без вас не могу, прикиньте,– Ленка покачала головой. – Вот дура.
- Этот разговор ни к чему хорошему не приведёт.
Кулёмина взвыла:
- А сейчас, по-вашему, у нас всё хорошо, да? Вы сам на себя непохожий ходите, вечно усталый, измученный. Это, по-вашему, хорошо, это, по-вашему, у нас всё в порядке? Чего вы боитесь? Работу потерять? Вы что, другую не найдёте? Что вас осудят, боитесь? Знаете, умный человек промолчит, глупый не заметит. Да и, в конце концов, если постараться, наших отношений никто не заметит.
- Чего ты добиваешься этим разговором?
- Я устала. Вы что думаете, любовь это так просто? Сегодня люблю - завтра разлюбил? Да даже если мы видеть друг друга перестанем, память стереть, увы, нам не под силу. За любовь бороться надо, а вы бежите от неё, аж пятки сверкают. Вы думаете, я рада, что люблю вас? Что мне так легко и хорошо? Что я не думаю о последствиях? Я бы многое отдала, чтобы в моей жизни вас не было вообще….
- Лен, ты это серьёзно?
Она промолчала. Отвернулась и подошла к столу, оперлась на него руками:
- Я часто думаю об этом. Не было бы вас – было бы всё просто. Я бы жила счастливой жизнью. А я не могу… без вас не могу. И это невыносимо. Я вас за это прибить готова.
Он подошёл к ней сзади. Протянул руку к плечу и, не касаясь, опустил. Ленка, заметив это, тяжело вздохнула:
- Вы даже прикоснуться ко мне боитесь. Это же так просто.
- Это для тебя просто, для меня это невыносимо тяжело. Прикасаться к тебе, просто быть рядом…Ты хоть понимаешь, чего мне стоило тогда уйти от тебя? Ты хоть представляешь, как это было сложно?
- Представляю. – Ленка резко развернулась, оказавшись совсем близко к мужчине. Он собирался сделать шаг назад, но она не дала, схватив его за руку.
- Виктор Михайлович, представьте хоть на секунду, что меня нет в вашей жизни, что я ушла. Вы бы так хотели?
Он промолчал, лишь крепче сжал её руку.
- Если вы с таким упорством будете отрицать очевидное, так и будет. Выпускной не за горами… - он молчал. – А мне уже так надоело вам что-то доказывать. Виктор Михайлович, если вы сейчас снова начнёте играть в молчанку, я клянусь, что ни на шаг к вам больше не подойду. Слова не скажу. Но и вас к себе не подпущу.
- Лен, я не хочу портить тебе жизнь.
- А может, всё-таки рискнёте? – Ленка улыбнулась, почувствовав, как его рука легла на поясницу. Он осторожно и медленно притягивал её к себе.
- Может…
Ленка потупила взгляд. Сейчас или никогда. Набрала в лёгкие побольше воздуха и, сжавшись, выдохнула:
- Поцелуйте меня.
- Что…
- Поце… луй меня.
Кинула застенчивый взгляд, слегка приоткрыла губы. Невинно, неосознанно. Притронулась пальцами к тёмной кромке волос на виске. Забыв о недавней просьбе, принялась рассматривать его лицо. Так близко…
Вздрогнула, когда он запустил пальцы в её волосы. Закрыла глаза. Сейчас всё случится. Без недомолвок, страха, отрицания. Он понял, осознал, принял… такую разную любовь.
Его губы невесомо задели её висок, спустились к щеке.
Ленка вздохнула. Непосильное ожидание скручивало всё внутри. Ладони стали влажными, ресницы задрожали. Ещё чуть-чуть, ещё немного, пара миллиметров и…
Он что-то прошептал ей в самые губы. Ленка не расслышала. Осторожно, прикасаясь лишь подушечками пальцев, провела рукой по его шее и запуталась в густых волосах на затылке. Второй рукой, до ломоты в костях, сжала толстовку.
И не казалось, что долго, и не казалось, что не время, и не казалось, что неправильно.
Он целовал её. И пускай она ещё школьница, а ему под тридцать. И пускай она ещё совсем молодая, а он её учитель. И плевать она хотела на тех, кто осудит, кто не одобрит, кто будет бросать косые взгляды.
Это не имеет значения.
Он целовал её. А она неумело отвечала, задыхаясь от сладкой дрожи в животе.
Мужчина подхватил девушку и усадил на стол.
- Эй, эй, я конечно, не против, но не тут же… - Ленка тяжело дышала.
- Прости, забылся… - он виновато улыбнулся. – Ты тормози меня, а то…
Она улыбнулась в ответ:
- Да я пошутила, – обняла его, прижалась щекой, как раз там, где чувствуется биение ЕГО сердца. – У меня тоже крыша едет.
Он не оттолкнул, а лишь крепче прижал к себе. Это ли не счастье?
Новикова, я тебе памятник поставлю.... Сначала прибью, а потом поставлю….
- Что делать будем? – скользнула щекой по груди, собирая складки на футболке.
- У тебя есть предложения?
- Есть, одно… но очень заманчивое. – Ленка кивнула в сторону кресла: – Как насчёт поспать?

_______________________

Лерка подбежала к школьному крыльцу и шумно выдохнула. Достав из кармана телефон, посмотрела на дисплей. Восемь утра – ужас-то какой, она, наверное, впервые в жизни встала так рано. Из-за угла здания показалась голова Рассказова:
- Новикова, сюда иди.
Лерка побежала к учителю:
- Игорь Ильич, доброе утро. Что делать будем? Зачем так рано? Двери ещё закрыты.
- У меня ключ от запасного выхода есть, пошли.
Лерка вяло поплелась за мужчиной:
-Я так спать хочу, сил нет, так рано встать, ужас один.… Да и не спала я, если честно.
- Да ладно тебе, Новикова, ты лучше подумай о том, куда бежать будешь, когда подсобку откроем.
- Я за вас прятаться буду, – Лерка шмыгнула носом. – У меня выбора нет - Степнов меня точно прибьёт. Ох, и нарвалась я, сейчас точно трояк по физкультуре будет.
- Не переживай, может, сдашь нормативы.
- Ага, конечно, чую, после этой истории у Виктора Михайловича для меня будут индивидуальные нормативы. Ладно, пойдёмте быстрее, меня от ожидания крутит, всю ночь не спала. Как они там… может, уже скоро маленьких Степнявочек нянчить будем.
- Ох, Новикова, Новикова…. Скажи спасибо, если они вообще помирятся. А то, может, и просидели всю ночь злыми и не разговаривали вовсе.
- Типун вам на язык, Игорь Ильич, я этого не переживу.
Они открыли дверь и тихо прошлись по школе. Не говоря ни слова, открыли спортзал и вошли. Лерка на цыпочках пробежала к подсобке и прильнула ухом к двери:
- Чё-то там тихо, – прошептала она, – ни звука. Может, ушли ещё вчера оттуда?
- Нее, это вряд ли, – историк поправил очки. – В этом случае Витя бы пришёл ко мне. Ну, или позвонил.
Лерка немного присела и уставилась в замочную скважину:
- Блин, света нет, ни фига не видно, надо включить.
- Не надо. Сейчас откроем и всё сами увидим, – мужчина провернул ключ в замке и медленно открыл дверь.
- Как мило! – Лерка несколько раз моргнула, осматривая помещение. – Какие же мы всё-таки молодцы, горжусь собой до невозможности!
Рассказов лишь улыбнулся, прошёл к столу и положил на него ключ:
- А теперь пошли, а то проснутся, кричать начнут.
- Не начнут, – Лера прикрыла дверь подсобки. – Они сейчас счастливы. Стоп, а если их кто-нибудь увидит?
- Не увидят, у меня есть дубликат, – Рассказов извлёк из кармана маленький ключ и, вставив его в замочную скважину, два раза прокрутил.
- Игорь Ильич, а теперь объясните мне, недалёкой, какого я воровала этот ключ у Степнова, когда он у вас уже был.
- Во-первых, если бы оригинал остался у Степнова, тот бы смог спокойно открыть дверь, которую мы заперли, а во-вторых, если бы у них ничего не получилось, мне не хотелось бы потом получать одному. Вдвоём как-то веселее, правда? – историк подмигнул девушке и пошёл к выходу спортзала.
- Игорь Ильич, подождите, а может нам с вами агентство открыть, сваточное?
- Новикова, не страдай ерундой.
- А что, прибыльное дело!

_____________

Ленка проснулась и огляделась по сторонам. Взглянула на часы. Рано и ещё есть столько времени, чтобы проснуться медленно.
Кресло, стоявшее в подсобке, оказалось креслом-кроватью. Вчера они раздвинули его. Но ноги Степнова всё равно свисали вниз, пришлось подставлять табуретку. Потом они лежали и долго разговаривали. Он гладил её по голове, перебирая волосы. Много целовались, но, к Ленкиному сожалению, за рамки скромных ласк Степнов не выходил. Хотя, наверное, это было правильным. Сейчас ещё рано. И вообще… не хотелось всего сразу.
Вспомнились слова из старого советского фильма:
«… а то мы сегодня всё переделаем, а на завтра ничего не останется… »
А потом Ленка уснула, кажется, так и не дослушав рассказ Степнова о сюжете нового романа деда. Как хорошо, что тут только одно кресло, иначе бы он никогда не осмелился лечь рядом, в этом Ленка была уверена. Он так боится её напугать, глупый….
Несмотря на то, что было жутко неудобно: ног Ленка не чувствовала, шея затекла, а голова раскалывалась, она впервые за долгое время проснулась по- настоящему счастливой. Притронулась пальцами к красным и слегка опухшим губам. Улыбнулась. Ещё вчера губы так не болели. У него жёсткая щетина. Буду привыкать.
- Вить,… ты спишь?
Ленка попыталась поменять положение, но вместо этого съехала ногами на пол. Кожу тут же защипало.
- Я уснул только под утро, – сонно пробормотал мужчина. – Невозможно спать... – Он осторожно поцеловал её в макушку: – Доброе утро.
- Доброе… - она подняла голову и потёрлась лбом о шершавую щёку. – А я быстро вырубилась, не дослушала твой рассказ, прости.
- Это я у тебя должен просить прощения.
- А ты за что?
- За всё. Если бы не эти двое, которые заперли нас здесь… то ничего бы не было. Возможно, никогда. Простишь?
- Я уже вчера простила, и, вообще, давай не поднимать эту тему. Что было, то прошло. – Ленка, не дождавшись его ответа, встала и подошла к столу: - Ох ты, смотри, похоже, нас кое-кто уже навещал… - схватила ключ, – и не разбудили.
- Они гнева моего боятся, – мужчина встал и подошёл к девушке. – Лен, да они просто будить нас не хотели.
- Думаешь.… Ох, чую, Лерка меня сегодня достанет с расспросами. Может, школу прогулять, а?
- Не вздумай! – Он обнял её сзади, сцепляя в замок руки на талии, и выдохнул в макушку:
- Пошли, тебе на учёбу надо, мне на работу.
- Встретимся? – Ленка развернулась.
- Конечно.
- Я на большой перемене заскочу к тебе… мячик… покидать.
- Можно и на маленькой.
- На маленькой…? На маленькой нам не хватит времени.

Скрытый текст



КОНЕЦЪ.

Спасибо: 36 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 546
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия