Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 98
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 6

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.03.09 18:03. Заголовок: Автор: azna. Зарисовки


Ну, с Богом!
Если вдруг по прочтении захотите высказаться или кинуть чем-нибудь, заходите - не стесняйтесь welcome!

Зарисовка "Сериал. Ощущения в стихах" теперь здесь.

А теперь еще есть РЕГАТА (закончен)

Обложка к зарисовкам от Юли SUN_J СПАСИБО!!!


Мнение автора уважаю!
Талантом восхищаюсь!
Спасибо: 25 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 12 [только новые]


творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 99
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 6

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.03.09 18:04. Заголовок: Автор: azna Названи..


Автор: azna
Название: Ресница упала…
Рейтинг: PG-13
Жанр: виньетка, Romance
Статус: окончен
Муза: SUN_J

Юля (SUN_J)!!! Спасибо тебе огромное - за вдохновение, настойчивость, поддержку и просвещение!!!

      Ресница упала.
      Колола. Болело.
      Взглянула. Жалела.
      Глотнула. Вдохнула.
      Лизнула.
      Выдохнула.
      Глаза опустила.
      Терзалась. Краснела.



Кран сердито зашипел и разрешился тоненькой струйкой, которая тут же иссякла.
– Вот те на… Попили водички, – разочарованно протянула Лера. – Может в столовой что осталось? Сейчас просто умру от засухи.
– Столовая не работает – воду отключили, – запыхавшаяся Аня подбежала к девчонкам. – Здесь ловить уже нечего. Слава Богу, последний урок закончился. Пойдемте уже в кафе, там точно есть что попить… и поесть. Сегодня нужно, наконец, разобрать новую песню!
– Девчонки, я вас догоню, – Лена толкнула рукой дверь спортзала. – Мне нужно у Виктора Михалыча уточнить график тренировок.
– Лен, ты, давай, не задерживайся. И так мало времени осталось, – Женя закинула сумку на плечо и подхватила пакет.
– Все-все, я правда не долго, – Лена вошла в зал и бодро направилась к двери с надписью "Снарядная".
Она уже ухватилась за ручку и открыла рот для вопроса... Как вдруг поняла, что из подсобки доносятся странные звуки. Смех? – Нет... вроде, не похоже… Всхлипы? Стоны?!
Послышалось невнятное бормотание. Господи, что там происходит? Ленка напряглась. Уйти? Да нет... Договорились же после уроков обсудить предстоящие соревнования. По идее, физрук должен ждать ее... Эх, была – не была. Постучала, потянула ручку на себя.
– Виктор Михалыч, можно?

В ответ раздалось сдавленное мычание. Ступила на порог и замерла... На полу валялась влажная футболка. Степнов, голый по пояс, сидел у стола. Под мышкой зажата чистая майка, в правой руке – туго свернутый платок. На столе лежало небольшое зеркальце.
– Ой, я не вовремя... – Ленка попыталась отвернуться и выйти. А глаза украдкой скользнули по крепкому мускулистому телу. Красивый!
– Ааааааай! Ленка... Ммммм! Я сейчас...
Он поднял голову. На щеках блестели слезы. Левый глаз полыхал воспаленной краснотой.
– Что случилось, Виктор Михалыч? Что у вас с глазом? – Кулемина сделала шаг внутрь.
– Я это... Переодеться хотел... Снимал футболку, и что–то в глаз попало... никак не выходит, – Степнов страдальчески заморгал и схватился за зеркальце. – Ни черта не ловится...
– Давайте, я гляну, – Лена дернулась навстречу, но тут же остановилась в нерешительности.
Физрук снова поднял голову.
– Давай, может у тебя получится. Держи платок.
Подошла ближе, взяла платок. Неуверенно коснулась его лица. Пальчиками левой руки попыталась приоткрыть сведенные спазмом веки.
– Виктор Михалыч, не жмурьтесь! Я так ничего не увижу… – увещевала Ленка. – Где болит? Сверху или снизу?
– По-моему, уже везде болит, будто песка насыпали… Попробуй еще раз платком провести, – он старался сидеть смирно, но руки то и дело взлетали на Ленкины запястья, и он украдкой упивался волшебным ощущением ее нежной кожи под своими ладонями.
– Может, лучше в медпункт пойти? Закапать чем-нибудь… – Кулемина беспомощно вздохнула. – Не вижу смысла пихать вам в глаз платок – только хуже натрем.
– Так закрыт медпункт. Медичка отчетность в РОНО повезла. Она у меня сегодня двух десятиклассников отпросила в помощь… О-о-о-ох! Пойду, что ли, попробую водой промыть… – Степнов встал, выпрямляясь и обдавая Ленку теплом обнаженного тела.
В глазах потемнело, но она нашла в себе силы выдохнуть чуть севшим голосом.
– А воды не-е-ет.
– Почему нет? – удивиться получилось только правым глазом.
– Отключили…
– Ну, все – приплыли… – он снова плюхнулся на стул. В истерзанном глазу нестерпимо саднило. Ситуация казалась безвыходной, ну не «скорую» же, в самом деле, вызывать.

Вдруг в Кулеминской голове забрезжил спасительный маячок. Правда, от этой крамольной мысли тут же стало жарко, и сердечко забухало в груди баскетбольным мячом. Преодолевая робость, Лена тряхнула головой и сказала нарочито безразличным голосом:
– Давайте попробуем народное средство… Меня так девчонки однажды спасли во дворе. Когда мне в глаз тополиный пух попал…
– Ну…? – физрук немного воспрял, – Что для этого нужно?
– Да, в общем-то, ничего не нужно… – пожала плечами и принялась перекатываться с пяток на носки, внимательно рассматривая шнурки на своих кроссовках, – От вас требуется только посидеть спокойно.
– Да?... Так я посижу… А ты как.. это…ну… вытаскивать будешь? – в глазах трепыхаются надежда и недоверие.
– Языком! – брякнула Ленка, мысленно падая в обморок от своей храбрости. – «Я это сказала?!»
– Не понял… – голос его сорвался в шепот, зрачки разверзлись черными дырами.
Ее решимость мгновенно испарилась, на смену рвались смятение и раскаяние. Лицо уже заливал предательский румянец. Пряча глаза, она попятилась к двери…
– Извините… Я лучше пойду.
– Леночка, стой! Погоди… Не уходи, пожалуйста! Очень тебя прошу… Прости! – вскочил, рванулся к ней. Осекся. Замер. – «Дурак! Идиот! Испугал девочку! А она ведь помочь хотела… Сейчас убежит… И ВСЁ… ВСЁ!»
Кулемина уже отвернулась и схватилась за ручку двери, когда ее настиг его виноватый шепот.
– Лен, пожалуйста… не уходи… Сделай, как ты хотела… Больно – сил нет, – и страшно хочется прикоснуться к ее спине, успокоить, прогнать напряжение.

«Черт… Нельзя убегать. Нужно помочь. Он – хороший! Он – ДРУГ! Ему БОЛЬНО!» – медленно разжимает пальцы, разворачивается. Собравшись с силами, поднимает глаза.
– Вам лучше сесть, – голос плохо повинуется.
Он покорно садится, в руках бессознательно мнет чистую майку. Она подходит ближе, становится между его колен. Снова чувствует, как ее обволакивает теплом его тела. На секунду прикрывает глаза, вдыхает его запах. Пытается сглотнуть накатившее волнение.
– Закройте глаза и постарайтесь расслабиться, – от двусмысленности своих слов снова краснеет и начинает дрожать, изо всех сил пытаясь взять себя в руки. – Если вы не расслабитесь, у меня ничего не получится… «Мамочки, что я несу?!»

Чуть сжимая руками виски, запрокидывает его голову и наклоняется, приближаясь ртом к пылающему глазу.
Вдох. Губами прикасается к горячим векам. Чуть раздвигает. Скользит языком, забирая боль. Чувствует вкус его слез. И еще раз. Чуть замешкавшись, отрывается. Судорожно выдыхает, стараясь вспомнить, как дышать, как должно биться сердце. Пытается отстраниться. Ощущает, что его пальцы намертво вцепились в ее футболку в районе талии.

Как они там оказались? Он не смог бы ответить точно. Он честно пытался расслабиться. Потом ее прохладные губы, нежное движение языка… Внутри все замирает и в ту же секунду взрывается тысячей огненных фейерверков… Потом? Потом… Очнулся… И вот уже его чистая майка валяется на полу, а сам он… сгреб ее футболку где-то на талии и теперь крепко держит, боясь разжать пальцы и утратить окутавшее его волшебство.

– Ну… как? – ее робкий шепот прогремел громом и вернул обоих с небес на землю.
Она смотрит ему в лицо – напряжение ушло, веки расслаблены.
– Получилось?
– Д-да… все … хорошо. Получилось, – он блаженно моргает, смигивая последние слезинки. В неожиданном порыве подхватывает и целует ее ладонь.
– Спасибо тебе, Ленка!
Вздрогнула, окончательно приходя в себя, немного поспешно выдернула руку.
– Не за что, – отвела взгляд, чуть ссутулила спину, спрятала лицо за белокурыми прядями. – Я пойду. Меня девчонки ждут…
Прочь из снарядной, набирая скорость. Раздевалка. Вахта. Крыльцо. Скамейка. Надо присесть.
Свежий воздух возвращает способность рассуждать.
«Что ЭТО было? Что на меня нашло? Что он теперь обо мне думает? Как я теперь посмотрю ему в глаза? Зачем я ЭТО сделала? Господи, что теперь будет… ЗАЧЕМ я вообще туда поперлась? ААААА, блин… я же про тренировки хотела спросить… елки-палки… Спросила…»
Возвращаться – плохая примета. Подхватывает сумку. Ладно… Завтра…
Завтра будет завтра.

Если вдруг захотите высказаться или кинуть чем-нибудь, заходите - не стесняйтесь.

Спасибо: 94 
ПрофильЦитата Ответить
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 344
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 15

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.04.09 11:01. Заголовок: Автор: azna Названи..


Автор: azna
Название: Лепка
Рейтинг: PG-13
Жанр: Continuation, ООС
Статус: окончен
Муза: SUN_J


С благословения любимой Юли - Санджейки.
Свежим анонсам и последним сериальным событиям посвящается…



      Позволь мне тебя обнять,
      Уткнуться губами в висок.
      В пальцах тонких твоих
      Я – словно глины кусок.

      Ну же! Не бойся! Поплачь!
      Боль – как вода – в песок.
      В нежных ладонях твоих
      Маюсь, как глины кусок.


- Ну что, Кулемина, кому в этот раз за тебя морду набьют? – Зеленова поправляла челку перед зеркалом, ехидно и презрительно поглядывая на лучшую спортсменку школы, притулившуюся на подоконнике с учебником физики.
Лена недобро зыркнула на нее из-под длинной челки, сдержала вздох и молча пошла прочь. Свернув за угол, устало привалилась к стене в полупустой рекреации, закрыла глаза.
«Неужели все опять сначала? Неужели во всей Москве не нашлось другого физрука? Ну, почему все так сложно…» Она уже прогуляла физкультуру на этой неделе. Твердо намеревалась делать это и впредь. На тренировки тоже забила. «В спортзал больше ни ногой! Хватит с меня и физкультуры, и физруков… Нет, как он мог, а? А Шрек?! Он-то о чем, вообще, думает?!»
- Кулемина!!! Вот ты где! – громкий голос Степнова выдернул Ленку из потока тяжелых мыслей. Она вздрогнула, подняла глаза, но тут же отвернулась, прячась за белокурыми прядями.
- Виктор Михалыч…
- Лен, ты почему на физкультуру не ходишь? – он уже сбавил тон и шагнул ближе, стараясь заглянуть в ей в лицо. – Выпускной класс, Лена! Тебе аттестат получать, в конце концов!
- Мой аттестат – мое дело! – решительно развернулась и с вызовом посмотрела ему в глаза. – Вас это не касается!
- Зачем ты так, Лен… Я тоже волнуюсь…
- А не надо за меня волноваться! - ее голос зазвенел, как натянутая струна. – Все, что могли, вы уже сделали! – резко отлепилась от стены и решительно засунула кулаки в карманы.
- Кулемина!!! Через две недели финальные соревнования! О себе не думаешь – о школе подумай! Черт с ней, с физкультурой… на тренировки, хотя бы, приходи!
- Знаете, Виктор Михалыч… Пожалуй, я ничем не смогу Вам помочь! Надоело мне на тренировках носиться со стадом потных пацанов… И вообще… я теперь в другую секцию хожу…
- Не понял… Кулемина! Это что за дела?! В какую другую секцию?! – завопил физрук, вытаращив синие глаза.
- Я керамикой занимаюсь, - выдавила Ленка, морщась и краснея от своей лжи.
- Чего?! Чем ты занимаешься?!?! – Степнов был на грани нервного срыва.
- Керамикой… ну… лепкой… Нервы очень успокаивает…
- Какой лепкой, ЛЕНА!!! Что ты такое несешь?! Марина Валентиновна!!! – кинулся он к так некстати проходящей мимо учительнице рисования и лепки.
Пожилая и трепетная Марина Валентиновна с перепугу уронила все, что с таким трудом тащила на очередной урок. На пол грохнулась огромная стопа альбомов, деревянное блюдо и муляжи фруктов.
Кулемина метнулась на помощь и присела рядом с учительницей, водворяя плоды в чашу.
- Марина Валентиновна, – взмолилась бывшая спортсменка горячим шепотом, - умоляю, примите меня в кружок керамики. Вопрос жизни и смерти!!!
- Марина Валентиновна! Вы что?! Переманили Кулемину на лепку?! В конце одиннадцатого класса?! – ворвался в Ленкин шепот грозный рев физрука.
- Что… Что такое?… Я… Виктор Михайлович, а почему вы так кричите? – наконец взяла себя в руки бессменный руководитель кружка керамики, не выдержав умоляющего Ленкиного взгляда. – Что тут такого странного?! Творческие порывы… бывает, дремлют в человеке… очень долго… Нууу… а потом… вдруг РАЗ – и просыпаются…
Она с надеждой на понимание уставилась на Степнова поверх очков.
- Я тоже хочу… наконец, проснуться, - тот закатил глаза, вцепился руками себе в волосы, а потом обреченно шлепнул ладонями по бедрам. – Это просто какой-то кошмар… Я сейчас к Савченко пойду!!! Ну, Кулемина… - он развернулся и ринулся исполнять свою угрозу.
- Леночка, что случилось? – робко поинтересовалась учительница, принимая из рук Кулеминой блюдо с фруктами.
- Давайте, я вам помогу и провожу до кабинета, - Лена сунула «Физику» под мышку и прижала к груди альбомы, стараясь не смотреть своей спасительнице в глаза.
- Спасибо, Лена… - Марина Валентиновна, благополучно доставленная в кабинет со всем багажом, пыталась поймать взгляд старшеклассницы. – Приходи сегодня в мастерскую после уроков... Сколько у тебя?
- Семь, - вздохнула та и уперлась взглядом в пол.
Зазвенел звонок, извещая об окончании большой перемены. Кулемина инстинктивно дернулась.
- Приду… - девушка кивнула, подняла глаза. – Спасибо Вам!

Физика прошла спокойно. Савченко ни словом, ни взглядом не намекнул на инцидент со Степновым. «Может, не в курсе еще?»
Потом незаметно пролетели химия и литература. К концу седьмого урока Лена почувствовала, что напряжение отпускает.
Покинув со звонком кабинет, минут двадцать шифровалась по самым дальним закоулкам школы, чтобы, не дай Бог, не попасться на глаза подругам. На телефонные звонки отвечала, что пришлось срочно убежать домой к деду.
Наконец, в коридорах стихли голоса. Ленка направилась к кабинету изобразительных искусств. Тихонько приоткрыла дверь и просунула голову.
Большая светлая комната была разделена поперек высоченными стеллажами, уставленными цветами и поделками. Там, за стеллажами, и была мастерская керамистов.
- Леночка, проходи сюда к нам! – Марина Валентиновна выглянула из-за полок и помахала гостье.
Кулемина закрыла за собой дверь и прошла в «святую святых». На небольшом пространстве за сдвинутыми столами расположились шестеро пяти-семиклассников, которые лепили и раскрашивали разнообразные фигурки.
- Ну, посмотри, как мы живем. Поделки наши посмотри.
- Угу, - кивнула Лена, рассматривая матрешек, рыбок, лошадок и прочую живность, расставленную на широких полках стеллажей.
- У нас есть настоящий гончарный круг! Хочешь попробовать?
Лена осторожно кивнула и села на круглую табуреточку. Марина Валентиновна повязала ей длинный фартук, набрала глины из затянутого полиэтиленом корыта и положила на гончарный круг. Рядом поставила емкость с водой. Показала, как вращать круг ногой, как подливать воду…
Умиротворяющую атмосферу мастерской взбудоражил звонок мобильника. Пожилая учительница аккуратно нажала кнопку перепачканным пальцем и зажала телефон между плечом и ухом.
- Да, мой хороший… Замечательно... Переодевайся, кушай. Я скоро приду, и поедем в музыкальную школу… Почему не можешь открыть?... Ключ потерял?!... Тише-тише. Не плачь! Подожди меня, я сейчас приду… Да, сейчас приду, не плачь.
Марина Валентиновна испуганно обвела глазами притихших учеников.
- Ребята, на сегодня придется закончить, - она уже торопливо мыла руки. – У меня внук домой попасть не может – ключ потерял. Мне нужно срочно бежать. Срочно…
- Марина Валентиновна, Вы идите… Мы тут сами приберем все. Я кабинет закрою, и ключ сдам, - предложила Лена. – Не волнуйтесь, все будет в порядке.
- Правда? Тогда я побегу… Спасибо, Леночка! Ребята, я на вас надеюсь… И Петра Степановича предупрежу. До свидания! - руководитель кружка натянула пальто, взяла сумку и покинула мастерскую.

- Ну что, - Лена посмотрела на притихших кружковцев, - прибираться будем?
Без суеты и лишних движений дети мыли инструменты, протирали столы, убирали материалы. Лена помогла расставить работы в сушку и положить краски в верхний шкаф.
- Нельзя глину на круге оставлять, - сказала серьезная темноглазая девочка с косой, - она засохнет, и потом ее не отодрать будет…
- Я уберу ее обратно в корыто. Только еще посижу немного. А вы идите…
Юные керамисты попрощались и вышли из кабинета.
Лена осталась одна в тишине мастерской. Присела обратно на табуретку и принялась рассеянно вращать ногой гончарный круг. Глина уже подсохла и покрылась мелкими трещинами.
Девушка положила руку на бесформенный кусок. Жесткий, шершавый... Но, кажется, будто живой. Из-под подсохшей поверхности пробивается и тычется в руку тепло…

Скрипнула дверь кабинета. Ленка откинулась назад, глянула в проем между стеллажами. ОН… Степнов уже шел к мастерской по проходу между партами.
- Ну, привет… скульптор…
- Привет.
- Ваяешь?
- Пытаюсь.
- Получается?
- Не очень.
- Помочь?
- А ты умеешь?
- Я попробую.
- Помоги…

Он двигает стул. Садится сзади. Придвигается ближе, окружая ее со всех сторон. Ставит ногу на вращатель. Руками трогает материал.
- Сухая совсем.
- Да… но теплая… Наверное, ей жарко…
- А мы ее смочим… - он зачерпывает воду и тонкой струйкой льет на иссушенную поверхность, другой рукой начинает разминать. Щекой прижимается к ее щеке. Она вздрагивает, но не отстраняется.
- Смотри… была сухой и твердой, а теперь…
Глина с удовольствием пьет влагу. Становится мягкой и податливой. Сияет влажным блеском.
- Ну, вот… Давай, - берет ее ладони, кладет на глину, запускает круг.
Она чувствует, как нагревается влажная поверхность.
- Горячо…
Он подливает воду. Масса приветливо хлюпает и причмокивает в ее руках. Нежная, скользкая, прохладная… ластится к пальцам, гладит ладони. Вьется и причудливо изгибается…
Все быстрее вертится круг.
Он вздыхает, сжимает ее пальцы… блестящая поверхность покрывается вмятинами и шрамами от ее ногтей.
- Так легко сделать больно… Стоит только чуть сильнее сжать и выпустить когти…
Он окунает лицо в ее волосы. Она чувствует, как внутри все завязывается в тугой узел.
- И красиво уже не будет… - он горячо выдыхает куда-то ей в шею. – Хочешь, чтобы так осталось?
- Нет! – шепчет она, сжимаясь и стискивая зубы. – Не хочу так…
- И я не хочу… - он придвигается ближе, кладет подбородок на ее плечо.
Отрывает ее ладони от глины, гладит и расправляет пальцы.
- Расслабься, Лен… Любовь боится напряжения.
- Это глина.
- Любовь, как глина… Ее тоже нужно поить и гладить…
Она чувствует, что узел внутри нее ослабевает, выпуская наружу страх, боль, стыд вперемешку со слезами. Откидывает голову, рассыпая волосы по его плечу, утыкается мокрым носом ему в шею. И плачет… плачет, судорожно вздыхая и всхлипывая, теряя голову от его тепла и силы. А он все гладит ее руки, прижавшись щекой к золотистой головке.
- Ленка… девочка моя… родная…
Она затихает, постепенно приходит в себя, ощущая себя окутанной его заботой и нежностью.
И вновь он раскручивает круг, подливает воду. Кладет ее расслабленные руки на глину, накрывает своими горячими ладонями, трогает губами ее висок.
- Теперь можешь делать все, что хочешь. Все в твоих руках… Хочешь, напои и вылепи… Хочешь, высуши и выброси…
- Я… хочу. Я напою, - она поворачивается и сама прижимается губами к его сухим горячим губам. – Я НАПОЮ…


Спасибо, если скажете "спасибо"

Спасибо: 108 
ПрофильЦитата Ответить
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 449
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 19

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.05.09 11:00. Заголовок: Автор: azna Названи..


Автор: azna
Название: Лампочка
Рейтинг: РG
Жанр: виньетка, Romance
Статус: окончен
Муза: SUN_J

Просто так… Поулыбаться…



      Испугаю тебя, пугливого,
      Сломлю оборону глухую!
      К черту тебя, терпеливого –
      Сама сейчас поцелую!

      Ты такой взрослый и глупый…
      Ну, хватит всего бояться!
      Рухну тебе прямо в руки –
      Попробуй теперь отказаться!




- Виктор Михалыч?!
- Привет, Лен. Дед дома?
- Нет… Он с друзьями на рыбалку уехал…
- На рыбалку? Не знал, что он рыбачит…
- Это ему врач прописал. Покой, свежий воздух…
- Аааа… Надолго уехал-то?
- На два дня. В воскресенье к вечеру должен вернуться.
- Понятно… Одна хозяйничаешь, значит…
- Одна.
- Ну, ладно… Пойду я…
- Угу… До свидания, Виктор Михалыч.
---
- Виктор Михалыч!!!
- Что такое?!
- Я… это… Вы… там… нууу…
- Лен, ты что? Случилось чего?
- Да. Там.. это…
- Ну! Говори уже!
- Помогите мне лампочку поменять?
- Тьфу ты… Лампочку? Перегорела, что ли?
- Да… в ванной.
- Поменяем, конечно! Тащи табуретку.
---
- Так… угу… Где новая лампочка?
- Ааа… ее с антресоли надо достать.
- Давай, достану. Где она там?
- Не… Вы не найдете. Я сама… сейчас!
- Кулемина!!! Блин… Почему у тебя табуретка шатается?!
- Старенькая уже…
- Осторожно!
- Ааа! АААААА!!! Ай!
- Ленка! Господи!!! Держу! Держу…
---
- Держу… испугалась?
- …
- Лен… Лена! Леенааа!!! Что с тобой?! Не молчи! Леночка…
- …
- Лена.. Тебе плохо?! Скажи что-нибудь?! Ну?!
- Вик…тор… Миха…лыч…
- Где болит?! Лена!!! Открой глаза!
- Язык… прикусила… ммм…
- Ффуухх… Блин… Кулемина! Ты меня в гроб загонишь! Стоять можешь?
---
- Млл…(?) кллл…(?) Кулемннллл…(?!) Лемммлллл…(?!)
- Молчите…(!) уже…(!) Виктор…(!) Михалыч…(!)
- Ммммммммммммм…
- ААА!
- Что?!
- Осторожнее… Язык больно!
- Извини! Прости… Дай, я тебя пожалею! Я аккуратно… мммммммммм…
- Ааааааааааах…


Спасибо за "спасибо"!

Спасибо: 88 
ПрофильЦитата Ответить
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 534
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 24

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.06.09 11:27. Заголовок: Автор: azna Названи..


Автор: azna
Название: Футболка
Рейтинг: РG-13
Жанр: виньетка, Romance, OOC
Статус: окончен
Муза: SUN_J

Юлечка, спасибо тебе, мой первый читатель, критик и советчик!!!


      След чужой ладони
      На твоей футболке –
      Срочно выну сердце,
      Положу на полку –
      Чтобы не страдало,
      Чтоб не выло волком
      На след чужой ладони
      На твоей футболке



На полу в спортивном зале были разложены полосы, склеенные из больших листов ватмана. Повсюду валялись линейки, карандаши, палочки, кисточки, тряпки, стояли ванночки, плошки и корытца с гуашью разных цветов. Работа была практически закончена: «До свидания, любимая школа!», «Мы обязательно вернемся!», «Не забудем любимую школу!»… И все бы ничего… Но в чью-то светлую голову пришла идея украсить плакаты отпечатками ладоней выпускников.
Ранетки в полном составе, Коля Платонов, Гуцул, Степка Белута, Семенов – куда же без него, Лера и грустный Стас, Рита и верный Южин – компания подобралась на славу и ладоней хватало. Ладони макались в плошки, ванночки и корытца и прикладывались к белым листам. Красные, желтые, зеленые, синие… Красота!!! Главное – не переборщить…
- Ребята, наверное, хватит уже, - держа на отлете вымазанные краской руки, Лера поднялась с колен и сделала шаг назад. Натолкнувшись спиной на Стаса, наступила ему на ногу и от неожиданности потеряла равновесие. Что еще парню оставалось делать, как не поддержать ее за талию? На розовой кофточке остались смачные зеленые отпечатки.
- Ааааа! – задохнулась Лера, вытаращив глаза. Развернулась и толкнула Стаса желтой ладонью в грудь. А тот вовсе не обиделся, а даже наоборот – расплылся в довольной улыбке.
Тут-то все и началось.
Семенов и Белута переглянулись и, оценив потенциал замуты, потянулись к плошкам с гуашью…
- Э-Э-Э!!! – закричала Ленка, но было поздно.
На задних карманах светлых брючек Ани уже красовались красные ладони Семенова, а Нюта с визгом пыталась спасти свою светло-серую майку от посягательств Степана. Через секунду все с дикими криками и хохотом метались по залу, выхватывали друг у друга плошки, разбрызгивали краску, шлепали друг друга, куда попало, мокрыми ладонями. Только Рита и Южин, сохраняя остатки самообладания, оттаскивали плакаты с поля боя, спасая трехчасовые труды товарищей.

Степнов выскочил из «Снарядной» – взъерошенный, злой, издерганный непрекращающимися воплями, которые совсем не приглушала плотно закрытая дверь.
В спортзале творилось невообразимое.
Как попало сдвинутые лавки, заляпанный краской и залитый водой пол, разбросанные банки, кисти, тряпки… одуревшие, орущие одиннадцатиклассники, перепачканные с ног до головы… и Ленка… Ленка, согнувшаяся пополам от смеха, в грязных синих лапах Гуцулова…
- А ну, прекратить безобразие!!! – не помня себя от ярости, заревел физрук.
Стоп-кадр. Повисла убийственная тишина.
Обвел всех испепеляющим взглядом, зацепился за синие пятна на белой кулеминской футболке.
- Значит, так! Через двадцать минут вернусь из библиотеки… Чтобы в зале были чистота и порядок! Всем все ясно?! – гаркнул он и вышел из зала, хлопнув дверью.
Вернулся через полчаса. В зале было тихо. И почти порядок – ничего не валяется, пол почти чистый, лавки стоят почти ровно... Одиноко белеет последний неунесенный плакат... Кулемина свою гитару не убрала... Покачал головой, ушел к себе.

- Чисто! – Гуцул просунул голову в дверь и оценил диспозицию. – Давайте, бегом! Стас и Платонов рванули за плакатом. Маневрируя с белой «простыней», бдительный Платонов углядел незачехленный бас, одиноко приютившийся в углу.
- Ленка! – крикнул Коля. - Ты чего инструменты разбрасываешь?
- Где?! – Кулемина отпихнула Гуцула и протиснулась в зал. – О! Точно… Ребята, вы несите. Я сейчас быстро гитару уберу и мухой в актовый зал. Там девчонки уже шарики развешивают.
- Лен, ты давай шустрее! – Игорь нервно оглянулся. – Степнов с минуты на минуту нагрянет. Совсем не катит ему на глаза лишний раз попадаться.
- Не дрейфь, Гуцул! Из библиотеки он быстро не вернется, - Лена отвела глаза и фыркнула. – Все, дуйте уже. Вам еще эти транспаранты на стенах крепить.

Ушли. Лена взяла инструмент в руки. Увидела брызги краски, поморщилась и полезла в карман за платком. Присела на лавку, положила бас на колени и принялась ласково оттирать гладкую блестящую поверхность, смачивая платок языком. Все. Чисто. Встала и принялась запихивать гитару в чехол.
Спиной почувствовала взгляд, обернулась.
Степнов стоял у двери «Снарядной», скрестив руки на груди и привалившись плечом к стене. Против воли, внимательно изучал синие разводы на ее футболке, мучительно пытался вычленить отпечатки ладоней и пальцев.
Ленка резко с шумом застегнула молнию.
- Откройте, пожалуйста, подсобку с инструментами, - попросила, не поднимая головы, отряхивая с чехла несуществующую пыль.
Он достал из кармана ключ, открыл и пропустил ее внутрь. Ленка аккуратно пристроила гитару и вышла, захлопывая дверь локтем. А физрук, скривившись, рассматривал свою руку, испачканную краской после контакта с ручкой подсобки.
- Ну, вы и насвинячили тут… - чистой рукой пытался нашарить платок в карманах штанов. Не нашел.
Кулемина протянула свой, немного измазанный после заботы о гитаре. Платок взял, но ворчать не перестал.
- Взрослые люди, а ведете себя как пятиклассники! - Яростно оттирал руку. – Устроили…черти что… балаган! - Уже завелся. – Посмотри на себя - ты вся… вся… ЗАЛАПАННАЯ!
Ленка дернулась, как от пощечины. Вспыхнула. Подняла глаза, выдержала яростный взгляд.
- Я бы ВРЕЗАЛА вам сейчас… - с силой выдохнула низким голосом. – Да мараться не хочется… У вас вон, - кивнула, - вся… все лицо в помаде.
- КУЛЕМИНА!!! – заорал он, непроизвольно хватаясь за щеку.
- ЧТО? Единицу поставите? Валяйте!!! – сверкнула дерзкими зелеными глазами и зашагала к выходу.
- СТОЙ!!! А ну вернись! Кулемина, я кому говорю?! – он рванул за ней, одновременно тер лицо платком, снова и снова убеждаясь, что никакой помады нет.
- Идите вы… – Она резко остановилась и повернулась. - В БИБЛИОТЕКУ! И командуйте там. А на меня не надо орать! – уже сама кричала, не помня себя.
А он снова уплывал из действительности, блуждая глазами по синим пятнам.
«Вот! На животе ладонь… левая… точно… и на груди… на левой… нет… на правой… да… вот – пальцы вверх… чеееерт…»
- Что смотрите?! – Крик выдернул его из мучительного гипноза. – Нравится?! – она одним движением сдернула футболку, скомкала и швырнула. – Забирайте! Жене подарите, пусть носит.
Стояли друг против друга. Она – в серой майке на тонких лямочках – растрепанная, пылающая от злости… Он – с теплым комком, прижатым к груди, потрясенный и лишившийся дара речи.
Через несколько секунд ее начала бить крупная дрожь, дыхание стало тяжелым и прерывистым.
«Ты - идиот, Степнов! Что ты с девчонкой делаешь?» - пронеслось в его голове.
Все еще сжимая футболку в руке, шагнул. Обхватил, прижал к себе ее – дикую, напряженную. Прижался щекой к светлой макушке.
- Ленка… Что мы творим… Посмотри на меня… – слегка отстранил ее, сжимая плечи. – Нет будет никакой жены, никакой свадьбы… Понимаешь? Никакой свадьбы. Я не женюсь на Светочке. Мы все уже выяснили. Слышишь? ЛЕНА, ТЫ СЛЫШИШЬ МЕНЯ?
- Да… Я слышу…
- Скажи что-нибудь?
- Это правда? – она с надеждой и недоверием смотрела ему в глаза.
- Правда!
Она потянула свою футболку из его рук. Попыталась надеть, не попала… запуталась…
Он распутал… Отнял…
- Не надо эту… - отшвырнул в сторону. – НА мою… - стянул с себя и натянул на нее.
Его глаза. Его руки. Большая, мягкая, теплая его теплом – его футболка. Водоворот ощущений.
- А ты… вы… как… теперь?
- А я теперь ХОРОШО. Иди, развешивай шарики.
- Прямо так?
- Боишься?
- Вот еще!

И Ленка пошла в актовый зал – развешивать шарики. Конечно все заметили… Улыбались… Но никто НИ-НИ… ни слова! Деликатные…


Спасибо за "спасибо"!

Спасибо: 116 
ПрофильЦитата Ответить
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 760
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 40

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.07.09 15:30. Заголовок: Автор: azna Названи..


Автор: azna
Название: День Ивана Купалы
Рейтинг: РG-13
Жанр: Continuation, Romance, OOC
Статус: окончен
Муза: SUN_J

Здравствуйте! Я соскучилась по мини-историям.
Хоть день Ивана Купалы давно позади, история сочинилась именно про него.

Юля! Тебе - моему первому и самому дорогому читателю - большое спасибо.

          Любовь в корыто положу,
          Терпением намылю,
          Постираю, просушу,
          Воду в реку вылью

          Вода-водица, лей, смывай,
          Что накопилось пылью,
          Что заскорузло сажей,
          Я потерплю – не тороплю.
          Пусть только ДА мне скажет.



Июль. Жаркий. На синем небе с утра до вечера ни облака. Ночью ярко начищенные звезды нескромно таращатся в незашторенные окна. И все равно никто не зашторивает, потому как ЖАРКО.
ААА! Вода потекла по лицу, по волосам, стекала за шиворот и на грудь. Задрал голову. На балконе второго этажа четырехлетний соседский карапуз снова наполнял игрушечное ведерко из двухлитровой пластиковой бутылки.
- Здорово, мужик! - улыбнулся Степнов, - Как жизнь?
- Номально, - отозвался пацаненок, пытаясь унять поток, булькающий из узкого горлышка.
- Леша! Что ты тут делаешь? Мамину цветочную воду разбазариваешь? – на балкон вышел отец. – Оба-на! Это он вас облил?!
- Похоже на то, - засмеялся Виктор, разводя руками.
- Иван Купала – обливай кого попало, - со знанием дела провозгласил ребенок и поднял ведерко.
- Э-э-э… - мужчина перехватил руки сына. – Поставь-ка… давай-давай… террорист… Кто ж тебя так подковал?
- Бааабушка, - сдал идейного вдохновителя Леша.
- Ирина Ивановна! Ваш внук людей с балкона водой поливает… - сунув отпрыска под мышку, сосед шагнул обратно в комнату.
- На Ивана Купалу облитым быть – к счастью и здоровью! – отозвалась бабушка из недр квартиры.
Степнов улыбнулся, тряхнул головой, вытер ладонью шею. Осмотрел футболку – ничего, высохнет. А может, и не высохнет… Ладно, вперед за счастьем и здоровьем!
На улицах ребятня вовсю отмечала веселый праздник. Ведра, бутылки, даже пластиковые пакеты наполнялись водой из ближайших кранов и фонтанов и выбрызгивались, выплюхивались, выливались на проходящих и проезжающих мимо.
Петр Никанорович просил зайти. Одиннадцатый час. Наверное, уже проснулись и он, и Ленка.
Ленка… красивая, нежная, сильная… упрямая…
Смелая… сказала, что любит и всегда будет любить. А он жениться хотел… Идиот… чуть собственными руками свое счастье не похоронил.

Вон, Светочка бежит, прикрываясь сумочкой. С ней рядом – верный Милославский с огромными пакетами. Пытается собой и авоськами оградить свое сокровище от посягательств поливальщиков. Они прекрасно смотрятся вместе.
Хорошо, что они вовремя остановились и поняли друг друга. А ведь уже обратный отсчет пошел. Светочка даже костюмчик нарядный прикупила… Бррр… страшно вспомнить.

- Здравствуйте, Петр Никанорович! – нарочно громко, чтобы ОНА услышала и вышла из своей комнаты.
- Здравствуй, Виктор! Проходи. Чаю хочешь?
- Спасибо, не откажусь, - еще громче и отчетливее.
- Да ты не кричи, не кричи… Нет ее, - глаза старого фантаста хитро прищурились.
- Как… А где? - сразу сбавил обороты.
- С самого утра убежала куда-то… гуляет, наверное… - пожал плечами Кулемин, - Вить, проходи, не стой в прихожей. Я сейчас чайник поставлю. Ты чего мокрый? Уже облили?
- Да, мальчонка соседский. Где она может гулять? Во дворе ее нет.
- Она уже большая девочка, Виктор… - Петр Никанорович поставил кружки на стол и внимательно посмотрел на Степнова. – Может и уйти со двора.
- Ей кто-то звонил?
- Мммм… не знаю… не слышал. Мальчишки заходили. Ты пей чай-то, остынет, - дед придвинул вазочку с конфетами.
- Я пью, пью… - поднес кружку к губам. – Что за мальчишки?
- Здешние – из нашего двора. Я тебя зачем позвал-то, - спохватился Кулемин. – Завтра Никита с Верой прилетают…
- Родители Лены? Завтра?
- Да. Я бы хотел тебя попросить съездить с Еленой в аэропорт. Их встретить надо. Багаж… и прочее… Я бы и сам поехал, но такая жара стоит… боюсь, как бы плохо мне не стало.
- Да вы что, Петр Никанорович! Куда вам?! Сидите дома. Мы все сделаем. А как… Лена к этому отнесется? Вы с ней говорили уже?
- Нет еще… но не думаю, что она будет против…
- Угу… Где ж ее носит-то? Пойду, поищу.
- Ну, пойди, пойди… - вздохнул фантаст, глядя поверх очков. – Виктор…
- А? – Степнов обернулся в дверях.
- Она уже взрослая…
- Угу…

«Она, видите ли, взрослая! И где она, эта взрослая? Хоть привязывай, честное слово» - Виктор вышел из подъезда и оглядел двор. – «Куда идти? Где ее искать?»
Остановился в замешательстве.
Во двор со стороны сквера влетел мокрый с головы до ног мальчишка лет двенадцати. Остановился у соседнего подъезда и запрокинул голову.
- Саааняааа! Саня! – кричал пацан во всю мощь легких.
В раскрытом окне на пятом этаже показался Саня.
- Ты выйдешь?
- А чё? – вопрошал Саня.
- Выходи! Там все наши на фонтане! Все девки МОКРЫЕ!
У Степнова екнуло сердце.
- Лааадно! Щас выыыйду!
- Бутылку захвати побольше… или ведро! – кричал тот, что внизу.
- Лааадно!!!
Не дожидаясь развития событий, Виктор стартанул к фонтану. Если уж двенадцатилетний сопляк понимает, что такое «мокрые девки», что уж говорить о тех, кто постарше…
МАМА ДОРОГАЯ!!!
В большом многоструйном фонтане визжали и плескались человек двадцать от семи до семнадцати.
ЛЕНКА!
Она была там. Мокрая, счастливая… В шортах, открывающих длинные стройные ноги. В короткой майке без рукавов. Что-то кричала и смеялась.
Мокрая майка облепила тело. Повернулась спиной. Черт! Опять она без белья. Намокшие шорты, подчиняясь закону всемирного тяготения, уже изрядно открывают полосатые трусики…
А вокруг увиваются три взрослых парня. Да что же это такое?! Вот один пялится… на ее грудь, не иначе… хорошо, что там яркий принт… потому что если без белья… да еще и без принта…
Вот она, красиво подтягиваясь, выбралась на бортик. Крепко отжала волосы, принялась выкручивать край майки, оголяя животик.
- Лен, ты куда?! – один из парней бросился за ней.
- Все, Серый. Я пошла. Мне домой надо.
- А чё? – Серый улыбался от уха до уха. – Дед заругает?
- Базар фильтруй! – равнодушно бросила Ленка, балансируя на одной ноге, вытряхивая воду из легкой парусиновой кедушки.
Парень подобрался ближе и неожиданно резким движением схватил ее за щиколотку и опрокинул обратно в фонтан. Вода бурно всколыхнулась.
Ленка вскочила на ноги, возмущенно отфыркиваясь. Предательски задравшаяся в воде майка обнажала красивую грудь с задиристо вздернутым соском.
Толпа весело заулюлюкала. А у Степнова все внутри перевернулось.
Розовея, она быстро одернула майку и двинула парня под дых. Хорошо приложила – тот потерял равновесие и спиной плюхнулся в воду. Но шустро поднялся, нахально и вызывающе ухмыляясь.
- Ну, Ленка! Давай, класс покажем! – сжав кулаки, принял бойцовскую стойку и стал дурашливо наскакивать на Кулемину. – Ну! Давай! Жесткий контакт в воде! Давай!
- Да пошел ты… - дернула плечом. – Уйми детство в заднице!
Зрители разочарованно загалдели.
Без препятствий выскочив из фонтана, на этот раз отошла на безопасное расстояние. Попыталась выжать на себе одежду, но махнула рукой и побежала как есть.
Виктор осторожно двинулся следом. Не выдавая своего присутствия, проводил до самого подъезда. Заходить не стал. Решил, что придет позже, вечером. Надо дать ей время, и самому прийти в себя.
Стучало в висках. Этот малолетний стервец просто… слюной исходил! Конечно, его девочка нравится парням. Разве это новость? Его девочка… Как она этого молокососа отшила.
И впрямь повзрослела. Какая же она красивая! Точеная фигура, длинные ноги. А какая грудь… Сам сегодня убедился. Представил, как сжимает ее ладонью. Бросило в жар и озноб одновременно. Спокойно, надо держать себя в руках. Нельзя на нее набрасываться голодным волком. Едва три недели, как она перестала быть его ученицей и Гуцул не провожает ее домой, всего десять дней, как нет между ними Светочки и его идиотского решения жениться на ней. А завтра приедут Ленкины родители… Тут уж, как говорится, или пан, или пропал.

Снова пришел к Кулеминым в девятом часу.
- Здравствуйте, Петр Никанорович!
И вот она уже стоит на пороге своей комнаты.
- Привет, Лена, - замялся в прихожей. – Я насчет завтра… в аэропорт… встречать… вместе… Ты как?
- Классно! Спасибо вам… то есть, тебе… - качнулась на носках, засунув руки в карманы шорт. – Правда… спасибо большое.
- Ты что, Лен… Не за что… Пойдем? – кивнул головой на дверь. – Прогуляемся…
- Там сегодня обливаются, - засмеялась Лена. – Гулять опасно.
- Спокойно, Кулемина! А я тебе на что? Я прикрою!
- Тогда ладно, - она не могла унять улыбку. – Подожди… я сейчас, - двинулась в ванную
- Лен, а где у тебя турнирная таблица? – засмотрелся на кромку трусиков… белых с сердечками.
- Там, в комнате на средней полке…
Он прошел в ее комнату. Взгляд упал на предмет… одежды… висящий на спинке стула. Белый с сердечками… Это пара… трусикам… Какая… прелесть… Значит она опять… и можно погладить ее по спине, не натыкаясь… или даже… Фууфффф…
Хлопнула дверь ванной. Степнов метнулся, не зная, куда девать то, что держал в руках… и… и… запихал под диванную подушку. Развернулся к двери, сунув руки в карманы. Почти испуганно посмотрел на вошедшую Ленку.
- Чего? – глаза удивленные. – Все в порядке?
- Д-да… да-да, все в порядке.
- Нашел таблицу?
- Что? Таб… а-а-а… да Бог с ней… Готова?
- Почти! Еще минуточку, ладно?
- Конечно… я в прихожей подожду, - вышел, затворяя дверь.
Мог поклясться, что слышал, как Ленка тихо чертыхалась, скрипя дверцами шкафа.
Видимо, глаза его выдавали, потому что, выйдя из комнаты, она снова удивленно спросила.
- Чего?
- Ничего. Пойдем?
- Да. ДЕД! Я пойду погуляю!
Старый фантаст вышел из своей комнаты, улыбнулся, глядя поверх очков. Одобрительно кивнул внучкиным светлым капри и темной майке.

Долго бродили по улицам. Уже совсем стемнело. Стихли крики и смех. Просыхали лужи. Вышли к фонтану в сквере. Сияющие фонари красиво подсвечивали причудливо переплетающиеся струи. Легко приподнял ее за талию и поставил на бортик. Взял за руку, повел по периметру. Потом взобрался сам. Обнял, прижал к себе. Почувствовал, как кольцо ее рук крепко сомкнулось на его спине. Гладил ее спину, не встречая препятствий… и самому себе улыбался. А еще… старательно отгонял настырную мысль о том, что… от ее красивой груди его сейчас отделяет только своя и ее футболки.
- Лен…
- Ммм? – она подняла к нему лицо с мечтательными зелеными глазами.
- А ты знаешь, что быть облитым на Ивана Купалу – к счастью и здоровью.
- Да?
- Да, - он подхватил ее на руки и прыгнул в фонтан.
Ленка только взвизгнуть успела, а он уже поставил ее на ноги.
- Я люблю тебя!
- И я тебя люблю! Очень-очень.
По пояс в воде… под теплыми струями… они целовались… целовались… целовались… закрепляя эффект.
Пусть теперь попробует не сбыться добрая примета.

Заходите в гости.
И спасибо за СПАСИБО.

Спасибо: 101 
ПрофильЦитата Ответить
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 918
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 53

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.09.09 11:46. Заголовок: Автор: azna Названи..


Автор: azna
Название: Удар
Рейтинг: РG-13
Жанр: Continuation, Romance
Статус: окончен
Муза: SUN_J

Юля, спасибо тебе за творческий непокой и вдохновение!
Скрытый текст



        Я – стальная пружина.
        Я сильней под нажимом.
        Слезы – ерунда.
        Я держу удар.
        Я держу удар.

        (Город 312 «Пружина»)



Пары давно закончились. Все вопросы были перетерты, все проблемы – обмусолены. Как ни крути… а надо было уже выдвигаться.
Засунув руки в карманы, Лена вышла на крыльцо училища. За ней, как вагончики за паровозом, выкатились Вася и подруги-Ранетки.
- Ну, что, девчонки… в кафе пойдем или как? – осторожно спросила Нюта.
Вопрос беспомощно повис в воздухе. Внезапный порыв ветра взъерошил волосы. Усталое сентябрьское солнце напоследок испуганно вытаращилось и поспешило спрятаться за набежавшие облака. У крыльца мрачнее самой мрачной тучи стоял Степнов.
- Блин… - выдохнула Ленка сквозь сжатые зубы, круто развернулась и зашагала прочь.
Степнов отлепился от парапета и рванул за ней.
- Лен…
- Отстань! – бросила, не оборачиваясь.
- Стой! Я кому сказал?! – стремительно приблизился и ухватил ее за локоть. – Лена!
- Что?!
- Идем домой!
- Я с тобой никуда не пойду! У меня еще дела!
- Какие дела? Опять?! – яростно дернул головой в сторону притихших девчонок. – Занятия кончились, и ты идешь ДОМОЙ!!!
- Что ты заладил: «домой-домой»?! Тебе надо – иди!
- Лена!!!
- Что «Лена»?! Ты не понял?! Я не вернусь домой! Ясно?
- КАКОГО ЧЕРТА?!?!
- Послушайте… - решительно вмешался Вася. – Что вы кричите? Она не хочет с вами идти. Что непонятного?
- Ааа! – у разъяренного Степнова перещелкнуло тумблер. – Давно хотел с тобой разобраться! – сгреб не ко времени влезшего парня за грудки и хорошенько тряхнул.
- Только пальцем его тронь… - ее голос стал тихим, твердым и яростным, - и ты меня больше не увидишь.
Степнов ослабил хватку и сделал шаг назад.
- Не надо, Лен! – усмехнулся Вася, снизу вверх глядя в свирепые синие глаза. – Я сам могу за себя постоять. Видали мы таких… ПАПОЧЕК.
- Что ты сказал?! – вскинулся Степнов.
Крепкий кулак, летевший нахалу в челюсть, испуганно ткнулся… чуть ниже ключицы… ЛЕНКЕ, в последний момент скользнувшей между ними.
Удар получился вполсилы – в доли секунды спортивным чутьем уловивший ее маневр, опешивший Степнов попытался удержаться…
Однако, и этого хватило… Она едва слышно охнула и слегка побледнела. Качнувшись, уперлась спиной в Васину грудь. А тот не упустил возможность подержать ее за плечи.
- Лена!!! – закричал Степнов испуганным шепотом. – Леночка!!! Я… не хотел… Лена! Ты ведь знаешь!!! Я же никогда… Я никогда тебя не трону!!!
- Знаю, - Лена слегка поморщилась, выпрямилась и стряхнула с себя Васины руки. – Конечно, не тронешь. Пошли, девчонки! – решительно кивнула и твердым шагом направилась к воротам.
Перепуганные Ранетки потянулись следом, не поднимая глаз и старательно огибая Степнова на приличном расстоянии. Криво улыбаясь, следом пошел и Вася.

Степнов, как громом пораженный, остался стоять у ненавистного крыльца Снегинки.

- Лена! Лен!!! – Лера уговаривала напряженную спину Кулеминой. – Хватит уже себя изводить. Сама ведь говоришь, что нарочно влезла под руку! Ну, что ты маешься?
- Я не знаю, Лер… Не знаю… - Лена смотрела в окно, скрестив руки на груди, и ничегошеньки там не видела – ни бегущих по двору людей с зонтами, ни двух школьниц-подружек, хихикающих на мокрой лавочке… ни мокнущего под дождем Степнова. Он стоял, запрокинув голову вверх – кулаки в карманах, куртка нараспашку – и молился, чтобы маячащая в окне Ленка подала хоть какой-нибудь знак.
- На, попей, - Лера почти силком всунула ей в руки чашку с горячим чаем. – Три дня уже сама не своя. Так нельзя, Лен… Бегаешь от него… На звонки не отвечаешь… Так не может долго продолжаться…
- Мне надо подумать… - Лена опустилась на ставший почти родным диванчик и устало глянула из-под челки. – Я… просто не знаю, что мне делать…
- Но он ведь хороший мужик! Почему у вас все так… сложно?
- Хороший… - Кулемина кивнула. – Только относится ко мне… как к собственности…
- Ты ведь знаешь, какой он… Ну, вспомни Гуцула!.. Он тебя любит, Лен. И ты его. Ведь правда?
- Правда… Но знаешь… Я так не могу! Он мне дышать не дает! – с тоской посмотрела на подругу. – Лер… если неудобно… ты скажи, я к Аньке переберусь.
- Ты что?! Совсем офигела? Слышать ничего не хочу! Останешься у меня и будешь жить столько, сколько нужно. Поняла?! – Новикова сердито отняла у нее опустевшую чашку. – И чтобы я такого больше не слышала!
Попытка хозяйки уйти на кухню была прервана настойчивым звонком. Руками, полными чайных принадлежностей, Лера открыла дверь и про себя отметила, что ни капли не удивлена. На пороге стоял Степнов. Одного умоляющего взгляда измученных глаз было достаточно, чтобы она, не говоря ни слова, посторонилась и впустила его в квартиру.
- Дома?
- Конечно, дома! – Валерия сердито поджала губы. – Где ей еще быть?
- Можно?
- Даже не знаю, что и сказать… Ладно уж… проходите… - качнула головой по направлению к комнате. – Только, пожалуйста, без… - глянула ему в лицо, вздохнула и направилась в кухню.
Степнов сбросил кроссовки. Тихо прошел и замер на пороге комнаты. Ленка стояла у окна с телефоном в руке и улыбалась дисплею.
Как она улыбается!
Кто ей пишет? ТОТ?!
А на его, Степнова, звонки и смски не отвечала! Гнев и ревность снова тяжело заворочались и глухо заворчали.
Вот провела рукой по шее… чуть оттянула ворот рубашки… тронула пуговичку на груди… прижала ладонь к порозовевшей щеке…
Блин… Что этот Вася пишет, что ее так колбасит?!
А он весь наизнанку вывернулся – сто раз попросил прощения, сто раз написал, что любит… что жить без нее не может… что измучился весь…
Всю душу перед ней вытряхнул!
А она стоит и улыбается…
Вот, потерла покрасневшие глаза и что-то быстро нащелкала в ответ.

- Лена! – решительно ринулся в комнату, не услышав, как в заднем кармане джинс трепыхнулся мобильник.
Она вздрогнула и обалдело уставилась на него, не в силах вымолвить ни слова, только крепче сжала в руке сотовый.
Испугалась, что он застиг ее врасплох? Да нет… не выглядела она испуганной – скорее удивленной.
Снова уставилась в экран телефона.
- Нет!!! – подлетел, выхватил трубку и швырнул на диван.
- Эй, ты чего?! – мгновенно вспыхнула Ленка.
- Прошу тебя, поговори со мной! – закричал, но тут же осекся. – Пожалуйста… - добавил тихо и безнадежно.
Ленка молча села на диван, нашарила и снова машинально стиснула мобильник.
Присев рядом, он потянул ее за рукав рубашки, увидел в распахнутом вороте…
- Лена!!! Господи…
- Руки! – рыкнула Ленка, отстраняясь.
Не слушая протестов, опустился перед ней на колени и, отгоняя ее пальцы, быстро расстегнул пару пуговок. Оголил левое плечо. Под тонкой ключицей на нежной коже красовался синяк.
- Я сказала, руки убери! – попыталась застегнуться.
- Лена… Ленка! – перехватил и сжал ее руки. – ПРОСТИ МЕНЯ!!! ПРОСТИ!!! – повторял, прижимая теплые ладони к своим колючим щекам. – Ты ведь знаешь, что я… не хотел тебя ударить… Я тебя никогда не ударю!
- Знаю… Не хотел… Только ведь и ты знаешь – ударишь другого… а все равно по мне попадешь… Эх, ты…
- Ну, скажи! Скажи, не молчи! Кто я? Дурак? Козел? Идиот? Скажи! Все правильно будет!
Она вздохнула, посмотрела в глаза – синие, потемневшие и кричащие от осознания причиненной ей боли.
- Муж… ревнивый…
- Ленка! – протиснулся меж ее колен ближе. – Жена… непокорная… любимая… моя…
Приник губами к синяку – зацеловывал-залечивал – отрывался, дул тихонько – вспоминал и шептал все дурацкие заговоры – нес нежную околесицу – и снова целовал.
Она запустила пальцы в густые курчавые волосы. Обняла и притянула ближе его голову. Чувствуя сильные руки и ласковые губы, ощущала, как тает внутри сухой и колючий комок обиды – растекается теплым молоком…

- Кхм! Эй… молодожены… - довольная Лерка сунула голову в комнату, - пойдемте, чаем вас буду отпаивать!
Нехотя оторвались друг от друга. Лена оправляла и застегивала рубашку, а Степнов вынул из кармана напоминающий о себе мобильник.
Входящее сообщение. Лена. «Приходи».



Вот такие пироги...
И спасибо за СПАСИБО

Спасибо: 90 
ПрофильЦитата Ответить
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1279
Настроение: Надо бы пропылесосить мозг
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 93

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.01.10 14:15. Заголовок: Автор: azna Названи..


Автор: azna
Название: К НАМ домой
Рейтинг: РG-13
Жанр: Continuation, Romance, Humour, Angst (малееенечко), ООС
Статус: окончен
Муза: SUN_J

ЮЛЯ!!! Спасибо!!!

И сумасшедшей красоты сюрприз от Маши Morikvendi



Машенька, спасибо!!!

Эх, не поспела я к Новому году… ну, да ладно. Все равно, всех сердечно поздравляю и желаю всего и много.
Всем вам, мои хорошие, и, в некотором роде, окончанию четвертого сезона, будь он не ладен, посвящается…

                Все несётся, кружИтся и вЕртится
                И несу я сейчас несусветицу,
                Околесицу неуёмную
                В губы сладкие, в глаза изумленные.


Концерт закончился. Ранетки вышли из школы, по привычке немного потоптались у крыльца и, как обычно, все вместе пошли провожать друг друга домой. Кулемина в этот раз отделилась. Девчонки поняли – был повод. Они и сами давно уже ждали, когда у нее со Степновым, наконец, все наладится. Вася-то… эх… козлом оказался. А Степнов вроде исправился. И Ленку он любит. И Ленка его. Покуролесила – и хватит.
Лена шла рядом с Виктором, засунув руки в карманы – ну, почти рядом – чтобы уж сразу губу сильно не раскатывал. Прятала глаза и довольную улыбку. Сегодня очередной раз убедилась, как он к ней относится. Она ему нужна! Принял такой, какая есть. И простил все, даже Васю. Нужна так, что он даже на басу научился играть и выучил ее песню.
Удивил? Ну, да… Немного. Пришлось чуток поволноваться… но разве мог быть другой вариант? Нее. Это ж Степнов!
- Я тебя провожу? – спросил он негромко и немного неуверенно.
*Ну, вот, собственно, что и требовалось доказать.
- Я не против, - пожала плечами, замедляя шаг. *Ладно уж, не буду тебя долго мучить. Заслужил. Склонила голову на бок и улыбнулась лукаво и чуть смущенно. - Знаешь что, Степнов… а пошли к нам домой?
- Пойдем, - его лицо озарилось радостным светом. – Я давно Петра Никанорыча не видел.
- Степнов, ты не понял… - ни дать, ни взять – ангел, готовый осчастливить, как минимум, полчеловечества. – К НАМ домой. - *А вот в этом месте ты должен упасть в обморок от счастья или, на худой конец, бросать в воздух чепчики.
- Ты серьезно? – его дыхание сбилось, а голос просел от удивления.
Снисходительно улыбнувшись ошарашенному виду, Ленка недвусмысленно опустила взгляд на его губы и чуть потянулась навстречу…
*НУ?
- Я… все понял, Лена, - посмотрел как-то странно. – Но дед, наверное, заждался уже. Пойдем.
*Дурак, что ли?!?!
- Ладно… - почти фыркнула, отпрянув, - как хочешь.
Через несколько метров распрощались с Ранетками, с крадущимися следом в ожидании чуда, и свернули в Ленкин двор. Чуда Ранеткам явлено не было.

- Ооо! Какие люди! – дед встретил Степнова крепким рукопожатием. – Эх, Виктор, совсем забыл ко мне дорогу!
- Здравствуйте, Петр Никанорович. Вот… Лену привел.
*Ррррррр!!! Нет, вы только посмотрите на него! Он меня деду привел!
- Ну, раз такое дело, надо чайник ставить, - выразительно глянул на внучку.
- Угу. Я сейчас, - Ленка кивнула и скрылась в своей комнате.
Через несколько минут вышла переодетая в ЕГО любимые штанишки в обтяг и легкую рубашку с одной лишней расстегнутой пуговкой.
*Ну, давай посмотрим, кто кого. Только слюной не капай.
- Как прошел концерт? – вопрошал дед Ленкину спину.
- Нормально, - она хлопнула дверцей подвесного шкафчика. – Ты лучше у Вити спроси. Он тебе много интересного расскажет.
- Да? – старый фантаст покосился на Степнова, задумчиво подпирающего голову кулаком. – И что же там было такого… интересного?
- Хороший концерт… Ребята все на высоте были. Гуцул со своей командой отлично выступил. Ээээ… что еще?.. А! Все были в костюмах и раскрашенные… - покрутил пальцами у лица. – Чертовщина, нечисть всякая. И Ранетки хорошо отыграли.
*Ах, какие мы скромные!
Ленка поставила на стол кружки с чаем и корзинку с печеньем.
- А где-то же конфеты были, Елена? – напомнил Петр Никанорович.
- Сладкое на ночь вредно, - сообщила Ленка, усаживаясь, и глянула Виктору в лицо. – Возбуждает. А у Виктора Михалыча режим. Накормим конфетами, он потом спать не будет.
*Что? Съел?
Дед подавился печеньем. Степнов вскинул глаза, и ей стало жарко. За внешне спокойной гладью синих озер, похоже, бушевала буря. Но он даже бровью не повел, сидел и бушевал молча, пил свой чай. Потом отставил кружку и все так же невозмутимо завел разговор с дедом.
- Что пишете сейчас, Петр Никанорович?
- Не пишется мне, Виктор… - вздохнул дед. – Творческий кризис.
- Да ладно! Вы и кризис? Не может быть!
- Ну… есть одна идея… не знаю, правда, что из нее выйдет …
- Расскажете?
- Тебе действительно интересно?
- Конечно!
- Тогда пойдем. Может, что-то посоветуешь…
Мужчины ушли, а Ленка хряпнула об пол кружку.
*Вот му…рзилка!!! Ведь издевается!!! И это после того, как она САМА предложила пойти ДОМОЙ!!!
- Лена, что там у тебя? – встревожено откликнулся дед.
*Степнов у меня, дед! Гад!!!
Ленка запрокинула голову, вдохнула, выдохнула.
- Ничего страшного. Посуду мою. Кружка выскользнула.
Дед с Виктором понимающе переглянулись.
- Так вот… - писатель снова пустился в объяснения.
Час спустя Степнов ходил туда-сюда по комнате, запустив руку в волосы, а повеселевший дед что-то быстро записывал в блокнот.
- А что, Виктор? Может, снова как в старые добрые времена? Напишем вместе роман, а?
- Вы и сами прекрасно справитесь, Петр Никанорович! – присел рядом на диван. – Зачем я вам? Да и ни к чему мне сюда ходить лишний раз. Глаза только мозолить… - покосился на дверь.
- Мне так жаль, что вы расстались… - дед посмотрел печально. – Она последнее время сама не своя.
- Это был ее выбор.
- Но она, кажется, рассталась с этим… как бишь его… ммм...
- Ладно, Петр Никанорович, мне пора… - Степнов тяжело вздохнул и потер лоб. – Засиделся.
- Виктор… - замялся Кулемин, - мне кажется, она хочет вернуться к тебе.
- Вернуться? Может быть… только вот зачем? Повысить самооценку? Потешить самолюбие? – сцепил пальцы и стиснул зубы. – Вы ведь знаете, как я к ней отношусь, - продолжил, не глядя. – Да я… - оглянулся на дверь и перешел на шепот, - я бы ее в охапку – и в лес, в горы, в пещеру куда-нибудь! Чтобы никого – ни Вась, ни Ранеток, ни Снегинки этой… - рубанул воздух ладонью. – Но я ж понимаю, что она там загнется. А она? Понимает, что я тоже загнусь, если она еще раз такое вытворит?
Дед похлопал его по плечу, потом виновато кивнул головой.
- Как ни трудно мне сейчас говорить это… ТЫ ПРАВ.
Помолчали.
- Короче… Петр Никанорович, мне кажется, не стоит торопиться… может, она через неделю найдет себе нового звуковика, и снова здорОво…
- Возможно… - Кулемин глянул поверх очков. – А насчет романа, ты подумай, Виктор. Не хочешь писать, просто так приходи – поддержать, посоветовать. Я ведь рад буду.
- Ну… ладно. Только я эту неделю в кафе работаю допоздна.
*Еще бы он не согласился! Ха!

Всю неделю на репетициях в кафе она игнорировала его, как только могла. На робкие вопросы девчонок удивленно и равнодушно пожимала плечами, пресекая все попытки развивать тему. А когда он пришел в гости, ее не было – вытянув из деда время его предположительного прихода, ушла «по делам». Вернулась поздно. Столкнулась с ним в дверях – глянула холодно и отстраненно.
*Ты кто, вообще? Я тебя не знаю!
- Привет, Лена, - ровно и приветливо.
- Привет, - буркнула, стряхивая куртку.
*Ну, давай! Спроси меня, где я была, с кем, и почему так поздно пришла.
- До свидания, Петр Никанорыч! Значит, до воскресенья?
- Да, жду тебя в шесть, - откликнулся Кулемин, отрываясь от ноутбука.
- Пока, Лена, - кивнул и ушел.
*Козел!!!
Ленку охватило раздражение. Он даже не поинтересовался, как у нее дела! «Привет, Лена – пока, Лена» - что он этим хотел сказать? «Желаю счастья в личной жизни. Обратно не приму. Пух»?
*Ой-ой-ой! Не больно-то и хотелось! Тоже мне!.. Сам ведь первый не выдержит, прибежит и будет умолять. Да!

В следующий раз «столкнулась» с ним на лестнице. Бросила короткий взгляд из-под челки – как бритвой чиркнула. Пробежала мимо, задев плечом и дразня тонким ароматом незнакомых духов. Пролетом ниже задрала голову вверх. Он шел, как шел, не замешкался и не оглянулся.
*Ну, иии… флаг тебе в руки!!!
А Степнов, поднявшись до квартиры, прислушался к затихающим внизу шагам и в бессильной ярости грохнул кулаком об косяк. Задышал тяжело, прикрыв глаза. Чуть не сорвался. Страшно хотелось кинуться за ней, догнать, схватить, прижать к стене, исписанной матами и признаниями в любви, и показать, кто в доме хозяин, да так, чтобы навсегда забыла, как со всякими васями целоваться.
Нет, нужно дойти до конца. Тут либо пан, либо пропал. Очнется Ленка – придет, он ведь дождется – будет ждать, сколько надо – чтобы, заглянув в ее красиво подведенные глаза, увидеть, как из-под взрослой самоуверенности рвется ему навстречу его искренняя влюбленная девочка. А если не придет – он помрет от тоски… так хоть мужиком помрет, а не тряпкой.

В беготне по кругу летели дни и недели. Старый фантаст только вздыхал и качал головой, терпеливо снося беспрестанно срывающуюся в крик внучку, и раз в неделю глядя в полные мучительного ожидания глаза «соавтора».
Наступившая зима порадовала уже и снежком, и морозцем, а в отношениях Ленки и Степнова температура по-прежнему была нулевая – «снисходительная приветливость» с его стороны и «равнодушная презрительность» с ее.
Ранетки сменили робкое недоумение на легкий испуг и приглушенную тревогу. Шептались по двое, по трое и вчетвером, Лерку привлекали в качестве независимого консультанта, разрабатывали планы по примирению – один безумнее другого… Но все шло прахом, ибо стоило только упомянуть при Кулеминой кодовые слова: «Степнов» или «Виктор Михалыч», она либо сразу уходила, либо занимала круговую оборону, ощетинивалась и стояла насмерть: «Нет, и все тут!» А это она умеет…

Абсолютно патовую ситуацию с мертвой точки сдвинул длинный язык Гуцула.

- Игорь, - Степнов прошел за барную стойку, - слушай… Можешь сегодня без меня закрыть? – наклонился к уху и зашептал. – Голова трещит – сил нет. Выручи, а? Домой пойду – отоспаться надо.
Ленка, застегивающая чехол баса, усмехнулась про себя.
*Поди, футбол смотрел до четырех утра…
- Опять не спал? - бармен отложил полотенце. – Снова ночь с любимой? – подмигнул и толкнул Виктора в плечо. – Ну-ну…
- Все! Сегодня спать.
- Ой, да лааадно! А то я не знаю эту заразу! Ладно уж, иди. Все закрою. Любимой привет.
*…???
- Передам, - засмеялся Степнов, пожал Гуцулу руку и ушел.
Через полчаса ушли и Ранетки. Игорь закончил уборку и погасил свет. Уже, бренча ключами, натягивал куртку, когда дверь приоткрылась и в темный коридор протиснулась Ленка.
- Кулемина, блин!!! – рявкнул бармен. – Напугала! Я чуть сигнализацию не нажал. Щас бы такой рев тут устроили. Фуууффф… - натянул шапку. – Ты чего пришла-то?
- Гуцул, - Лена пяткой захлопнула дверь, толкнула парня к стене, глядя потемневшими глазами. – У Степнова кто-то появился?
- Чего? Че-то я не понял, Лен…
- Блин, Гуцул! Что тут непонятного? – взвилась та, хватая парня за грудки. – Кто она? Ты ее знаешь? Он уже спит с ней?! Она живет у него?! Давно?! Говори!!!
- Ты чего орешь, Кулемина? Совсем обалдела? – отцепил от себя ее руки. – Тебе, вообще, какая разница? Ты от него ушла? Ушла! Дай мужику жить спокойно.
Ленка одарила его убийственным взглядом.
- А я думала, ты мне друг!
- Знаешь, что? – помахал рукой у ее лица. – Если тебе это так интересно, сходи и сама у него спроси. А я сплетни распускать не собираюсь.
- Да пошел ты! – резко развернулась и дернула дверь настежь.
- Давай, давай! И валерьяночки на ночь закинь! – крикнул ей вслед. – А то психа больно много, - добавил уже себе под нос. – Расстались они… Капец!

Ленка сбежала с крыльца и быстро пошла по улице, толком не соображая, куда идет. В лицо летели мелкие острые снежинки, ветер пробирался за воротник.
*Черт… Черт! Черт! Черт!!! Доигралась…
Нет, как быстро он ей замену нашел! Вот тебе и вечная любовь. Ну и что, что она ушла… Сам же был виноват, вел себя как рабовладелец. А с Васей она всего-то пару недель встречалась. Да она… Она же вернуться хотела! А он?!?! Нашел себе какую-то заразу!!! И по ночам теперь не спит!

В это воскресенье он не пришел к деду. А она ждала… почти… Оказалось, что приболел, потом еще неделю в кафе не показывался. А у нее рука не поднималась даже позвонить – та зараза, наверное, вовсю о нем заботится. Еще, не дай Бог, трубку возьмет и окончательно развеет все иллюзии…
Через две недели долгожданный визит состоялся. Ленка никуда не ушла, даже сама открыла дверь.
- Привет, Лена, - как обычно.
- Привет, - стояла на пороге, держась за ручку, и всматривалась в его лицо.
*Посмотри на меня… Ты выспался? Черт, лампочка тускло светит…
- С наступающим.
- Спасибо. Тебя тоже, - продолжала стоять и рассматривать.
*Спокойный, как слон. Раньше по-другому смотрел. А сейчас…
- Можно пройти? – его голос вернул к действительности.
- Проходи, - выдавила хрипло и посторонилась.
- ООО! Виктор! – в прихожую вышел радостный дед. – Проходи-проходи. Поправился? Молодец! А мы сейчас чайку, да? Лена, ставь чайник!
За чаем мужчины обсуждали роман. Правда, говорил, в основном, дед – увлеченно в красках расписывал перипетии сюжета. Степнов кивал, улыбался, время от времени вставлял одобрительные междометия или мычал с сомнением. Довольный дед делал пометки в блокноте.
Ленка молчала. За стол не садилась. Уходила, возвращалась. Выдвигала ящики, заглядывала в холодильник. Подливала чай. Исподтишка рассматривала его лицо.
*Круги под глазами. Глаза блестят. Это от недосыпа. Точно. Опять не спал. Опять с ней. Все неделю… не выходя из дома.
Присаживалась на подоконник, пару минут слушала, снова уходила и опять возвращалась.
Так и прослонялась три часа кряду.
Степнов глянул на часы и засобирался домой.
*ДОМОЙ. В ИХ доме теперь чужая женщина. Спит с ним в ИХ постели. То есть, не спит… АААААА!!!
В комнате зазвонил телефон. Дед глянул по очереди на Ленку, на Степнова. Встал, пожал соавтору руку.
- Извини, Виктор, пойду, отвечу. Прощаюсь. Созвонимся на неделе? Лена, проводи гостя.
Виктор пошел в прихожую, снял с вешалки куртку.
- Как поживает за… кхм… любимая? – Ленка оперлась плечом о стену и скрестила руки на груди.
Он замер одной рукой в рукаве. Повернулся. Обжег синим взглядом – как раньше.
- Знаешь уже?.. - отвернулся и стал ловить второй рукав.
- Знаю. Ну, и… как она? – глянула из-под челки.
- Классная! – смущенно выдохнул Степнов.
- Да ну? – усмехнулась, кусая губы.
– Если бы ты ее увидела… Она бы тебе точно понравилась!
*Да что ты говоришь?!
- Красивая? – голос предательски дрогнул.
- Мне нравится. Светленькая. И вся такая… вот все изгибы… прямо по руке… - мечтательно закатил глаза. – Ну, ты меня понимаешь, да? Непередаваемое ощущение. И Гуцул очень советовал именно ее, сказал, что крутая.
*Господи!!!!!!!
- Ты не представляешь, сколько я их перепробовал! – аж раскраснелся. – А эту увидел, дотронулся и понял – мое!
*Боже мой!!!!!!
- Не ожидала от тебя.
- Сам не ожидал, Лен, - пожал плечами. – Но такой кайф! Вот только выспаться с тех пор не получается, почти каждую ночь с ней…
У Ленки потемнело в глазах. Почувствовала, как накрывает жаркой волной.
- Уходи!!! - выпрямилась и указала на дверь. – Убирайся вон!!!
Он замолчал. Потом кивнул спокойно и застегнул куртку. На пороге обернулся, усмехаясь.
– Кулемина, а ты ревнуешь.
- Я?! Тебя?! – заорала во весь голос, но, оглянувшись на закрытую комнату, осеклась, вытолкала его на лестничную клетку и захлопнула за собой входную дверь. – Да я… да меня просто бесит, что ты приперся сюда и рассказываешь мне, скольких ты перепробовал, какие теперь у твоей подружки изгибы, и как ты ее каждую ночь…!!!
Улыбка на его лице становилась все шире.
- Не знала я, что ты бабник! Иди к своей заразе и больше сюда не приходи!!! – яростно выговаривала Ленка. – И можешь спать с ней, сколько влезет! И еще хоть сколько перепробовать! Мне все равно!!! А еще раз придешь, я тебя прибью! Понял?!?!
- Понял, - уже в открытую смеялся над ней. – Никогда не думал, - спустился на полпролета и обернулся, - что ты будешь ревновать к гитаре! – снова засмеялся и быстро пошел вниз.
*Это что сейчас было?!?!?!
- Я не… Стоять!!! – метнулась за ним. Догнала этажом ниже. Схватила за рукав и развернула к себе.
- Ну?
- Так это… ты гитару купил?! – всматривалась в его лицо блестящими в полумраке глазами.
- Да.
- Блин… - отвернулась, чувствуя, как заливается краской.
*Устроила тут… черт…!
- Что? – спрятал руки в карманы, преодолевая соблазн прикоснуться к ней.
- Ничего.
Он пожал плечами и спустился еще на пару ступеней.
- Думала, ты… у тебя другая… женщина, - голос охрип, а сердце забухало в груди горячо и больно.
*Все… теперь можешь считать меня ревнивой дурой.
- О как… - глянул через плечо, приподняв бровь.
На секунду показалось, что его глаза полыхнули знакомым огнем.
- Что смотришь?! – держалась из последних сил, с каждым мгновением теряя самообладание.
*НУ?!?!
- Понять не могу, - он устало прислонился к стене, - чего ты хочешь?
*Чурбан бесчувственный!!! Да что же это?!?! ААААААААА!!!
Ленка судорожно вздохнула и, в два шага преодолев несколько ступенек, ухватилась за его свитер.
- К тебе хочу! – посмотрела в глаза и зашептала срывающимся голосом в самые губы. – Жить с тобой хочу! Спать с тобой, есть с тобой… Прости меня, дуру глупую. Люблю тебя. Не могу без тебя совсем. С ума схожу.
Но едва попыталась его поцеловать, он сжал ее плечи и отстранил от себя. Секунда, и теперь она была крепко притиснута к стенке, не в силах пошевельнуться. А он наклонился к лицу, к самым губам.
Перед глазами все поплыло, и тело жарко пульсировало как один оголенный нерв.
*Поцелуй меня!
- Может, ты… и замуж за меня хочешь? – остановился на расстоянии вдоха.
- Даа.
*Ну, поцелуй, пожалуйста!!!
- И завтра пойдешь со мной в ЗАГС подавать заявление?
- Дааа.
*Умоляю, поцелуй!!! Умоляю!!!
- И весной выйдешь за меня? – его губы так близко.
*Господиии!!!
- Да! Да! Да! – дернулась вперед и сама прильнула к нему горячим ртом.
Он оттянул ее от стены и обнял, отвечая на поцелуй, обволакивая накопившейся нежностью, опаляя нерастраченной, бьющей через край страстью.
- Ленкаааа… как же я соскучился. Как я тебя ждал.
- Ждал?
- Ждал. Пойдем домой?
- К тебе?
- К НАМ.


Спасибо: 99 
ПрофильЦитата Ответить
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1548
Настроение: Отомри!
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127
Фото:

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.11.11 15:58. Заголовок: Автор: azna Названи..


Автор: azna
Название: Творог или сырники
Рейтинг: РG-13
Жанр: виньетка
Статус: окончен
Муза: SUN_J

Юля SUN_J, еще раз поздравляю тебя с днем рождения! Счастья тебе, душевного покоя, побольше свободного времени и сил.
Вот и подарок подоспел. Маленько с опозданием, но чуть-чуть не считается, да?

Катя forget-me-not, спасибо за оперативную ПМ!

                  Ох, больная голова,
                  Прислонить бы тя куда,
                  Чтобы сильно не болела,
                  Да не мучила б меня.


Цок-цок-цок-цок-цок-цок. Скриииип. БАХ!

Как мокрой тряпкой по лицу.
Тугая дверь спортивного зала захлопнулась за спиной рыжей библиотекарши, предательски запуская ее в «святая святых». А в крышку гроба Ленкиной надежды на то, что, может быть, все еще можно исправить, был забит еще один гвоздь.
- Зачастила Светлана Михайловна к Витеньке… - констатировала Аня очевидный для всех факт. Женька ткнула ее локтем в бок и сделала «страшные глаза».
- Лена, Лен, ты не переживай. Может, не все так страшно. У вас еще наладится… – Тихий участливый голос Нюты пилил мозг ржавой пилой.
- Что наладится? – Кулемина нехотя роняла слова. – Как наладится? – Тяжелый свинцовый взгляд из-под челки. – Как ЭТО может наладиться?
Нютка испуганно умолкла. Ранетки сочувственно переглядывались. Сейчас бросятся успокаивать вчетвером. Невыносимо!!! Зачем она снова пришла сюда? Как будто посидеть в школе больше негде, кроме как у дверей спортзала. Нет же, уроки кончились и именно сюда по привычке принесли ноги – мазохистка.
Только внутрь она не пойдет. Там теперь воцарилась гражданка Уткина. Ходит по сто раз на дню и без конца носит что-то в тарелочках под салфеточками.
Прикармливает…

- Что это? – Степнов обреченно уронил ручку.
- Сырники! – ласково и гордо сообщила Светочка, сдергивая салфетку и водружая тарелку на кипу классных журналов.
- Не надо… - запротестовал физрук с внутренним содроганием. – Я их… они… Всего два часа назад были пироги… с этим…
- С капустой, - подсказала библиотекарша. – Вкусные?
- Да, очень, - соврал Степнов, вспоминая лицо дегустирующего оные пироги Рассказова.
- Ну вот, видишь?
Виктор не уловил, что именно ему надлежало увидеть, потому умолк и с тоской взирал на рыжевато-коричневую корочку плодов Светочкиного кулинарного искусства.
- Прошло два часа, организм готов к приему пищи. У вас высокие нагрузки, - снова сбиваясь на «вы», затараторила Уткина, – а сырники – это творог, яйца, сахар, мука, масло, кальций, витамины А, D, Е…
«Понеслась, - подумал физрук и отключился, погружаясь в воспоминания».

Гречневая каша не была у Кулеминой в почете, а вот творогом ее тогда вполне удалось накормить. Степнов и сам с детства его любил – со сметаной, сахаром, вареньем, сгущенкой… для Ленки он тогда сделал с медом и грецкими орехами. Она ела и улыбалась смущенно и радостно.
Он закрыл глаза и вспомнил вкус ее поцелуя, от которого сбежал, как пацан малолетний, ног под собой не чуя.

- Что с вами? – встревоженно поинтересовалась Уткина.
- А? Что-то… - Виктор хрипло кашлянул, – пить захотелось.
- Так я сейчас! Я принесу. У меня же есть…
Физрук не расслышал, что еще есть в Светочкиных запасниках. Взметнув косой, заботливая библиотекарша выскочила из подсобки. Через секунду дверь спортивного зала громко возвестила, что новоиспеченная невеста покинула его вотчину.
Степнов со стоном обхватил голову руками и вцепился в волосы.

Скриииип. БАХ! Цок-цок-цок-цок-цок-цок.

Ранетки дружно повернули головы направо. Не удостоив их взглядом, Светлана Михайловна с радостно-озабоченным видом побежала по коридору.
Ленка скрипнула зубами.
- Может, в кафе пойдем? – шепотом спросила Женька. – Порепетируем.
- Я сегодня не могу. – Кулемина отвела глаза. – Мне домой надо.
Девчонки переглянулись. Наташа осторожно пожала плечом.
- Ну, н-надо так надо… Д-давайте сегодня без баса поиграем.
- Ладно, давайте без баса. – Аня встала, перебрасывая сумку через плечо. – Тогда пошли.
Ранетки засуетились, зашуршали пакетами. Ленка, озабоченно нахмурив брови, шарила в сумке.
- Леен? – Уже на ходу обернулась Нюта.
- Идите-идите. - Кулемина продолжала старательно исследовать внутренности своей сумки. – Я, кажется, тетрадь по… по истории в кабинете оставила. Щас сгоняю туда и домой. Идите, не ждите меня.
Девчонки ушли, а Ленка оставила сумку в покое и снова опустилась на жесткое сиденье. Пристроив голову на твердой спинке, она устремила взгляд в потолок.

- Здрасте, Виктор Михалыч.
- Здравствуй, Лена. Прости, у меня сейчас урок… Я очень тороплюсь. Мы с тобой позже поговорим.
- А я у вас много времени не отниму. Я слышала… вы женитесь. Это правда?
- Ишь ты, как земля слухами-то полнится… Да, это правда. А что?
- И давно вы решили?
- Давно. Тебя это удивляет?
- А как же окончание школы?
- Ну ты же сама обвиняла меня, что веду себя как маленький. Вот… решил повзрослеть.
- Но вы же не от чистого сердца это делаете.
- Не тебе судить. Не надо лезть в мои взрослые отношения. Все, у меня урок. Кстати, у тебя тоже.

Наверное, это должно быть унизительно – вот так сидеть у его двери и ждать… призрачной возможности снова «влезть в его взрослые отношения». Но унижения она не чувствовала. Только пустоту, словно земля исчезла из-под ног.

- Лена?
- А? – Ленка дернулась и открыла глаза. Перед ней стоял Игорь Ильич.
- Тыы… почему домой не идешь? У вас, если не ошибаюсь, уроки закончились?
- А у нас это…
- Репетиция? – догадался Рассказов.
- Да.
- Угу. – Историк кивнул и взялся за ручку двери спортзала. – А… - Снова обернулся.
- В кафе. Девчонки уже там. И я иду.
- Да-да. Да, иди.

Скриииип. БАХ!

- Привет, как дела? Что-то тебя не видно совсем. – Рассказов присел на свободный стул, поправил очки и прищурился.
- Игорь. - Из груди физрука помимо воли вырвался вздох облегчения. – Да навалилось все… Вон. – Дернул подбородком на гору журналов и ведомостей. – Конец года…
- Ну да. – Историк рассеянно покивал.
Помолчали.
- Как там снаружи? – осторожно поинтересовался Степнов. – Чисто?
- Тебя кто конкретно интересует?
- Игорь!
- Если ты спрашиваешь, не стережет ли тебя там Светлана Михайловна с горячим самоваром и кастрюлей борща, то нет. – Рассказов покосился на тарелку сырников.
- Она уже не стережет. Она теперь прямой наводкой… - Виктор не договорил и махнул рукой.
- Там Лена.

Лена. Это имя… как ведро кипятка на голову. И внутри – извержение персонального вулкана-нарыва.
- А с чего это я вообще должна с вами советоваться?! Вы мне кто? Кум? Сват? Или брат? Чего вы вообще лезете в мою жизнь и в жизнь моей семьи?! От вас одни неприятности. А знаете почему? Потому что вы ведете себя как пацан! И еще носом меня тычете в то, что я младше вас.
Ох, Лена-Лена… всю душу вымотала, по жилам раздергала.
Да и я тебе…

Степнов через силу поднял на друга безнадежный взгляд.
- Вить, может, в шахматы? - вздохнул историк.
- Спасибо, наигрался, – буркнул в ответ с кривой усмешкой.
- Ну ладно. – Рассказов пожал плечами. – Я тогда пойду. Дел по горло. Выпускной, понимаешь… через неделю… короче, пошел я. – Решительно встал и сунул руки в карманы. - Хотя… подожди-ка… - На секунду замешкался, зачем-то нежно погладил поцарапанную и местами потрескавшуюся столешницу. – Погоди, я сейчас.
Жестом велев другу оставаться на месте, Игорь Ильич вышел из подсобки.


- Кулемина, стой! Подожди! Поговорить надо.
- Виктор Михалыч…
- Передай своему деду, чтобы он не лез не в свое дело и оставил в покое мою невесту!
- Вашу невесту…
- Да! А ты можешь делать все, что хочешь. Спи, с кем хочешь, ешь, с кем хочешь. Мне до тебя дела нет, понятно?

«Чего уж непонятного… Вы начальник, я дурак. Только больно очень. Даже коньяк не помог, представляете? А говорят, помогает… Врут».

Скриииип.

- Лена!
- А? – Ленка едва не подскочила от неожиданности.
- Эээ… хорошо, что ты здесь.
«Ага, офигенно хорошо, Игорь Ильич. Просто зашибись».
- Поди сюда на секундочку…
Она нехотя встала и подошла ближе.
Рассказов озадаченно потер подбородок.
- Давно сидишь? – спросил негромко и внимательно посмотрел ей в лицо.
Она почувствовала, что краснеет, опустила голову и упрямо сжала губы.
- Ты не знаешь, где Виктор Михайлович? – продолжал деликатно допытываться историк, не настаивая на ответе на первый вопрос.
- То есть? – опешила Кулемина. – А разве он не там? – Кивнула в сторону спортзала.
- Его там нет.
«Нормально…» - Ленка стиснула зубы. Она тут… а он… Притихшая от самобичевания «спортивная» злость снова подняла голову и расправила крылья – метра четыре в размахе, не меньше.
- А где же он? – Почти оттолкнула Игоря Ильича и встала у порога, оглядывая знакомое до козлиных копыт помещение.
- Эээ… вот я у тебя то же самое хотел спросить.
- А меня-то чего спрашивать? Лучше у Светланы Михайловны спросите. Кем там она ему приходится? Невестой, кажется? Она к нему целый день бегает. Вы в подсобке смотрели?
«Помяни черта…» – Историк опасливо оглянулся.
- Так, Лена… - Придерживая дверь, Рассказов подтолкнул ее вглубь зала. Рядом с мягким шмяком приземлилась ее сумка. – Побудь пока здесь. А я… я сейчас, я мигом…

Скриииип. БАХ. Хрюк-хрюк.

- Игорь Ильич! Иг…
Цок-цок-цок-цок-цок-цок. Тырк-тырк.
Ленка замолчала и приникла к двери. По ту сторону гражданка Уткина что-то возмущенно и плаксиво крякала относительно запертого зала. Рассказовский баритон вторил ей сочувственно и успокаивающе. Через пару минут они вместе отправились на поиски блудного физрука.
«Нет, что-то перемудрил Игорь Ильич. - Лена медленно шагала вдоль лавок, волоча за собой сумку. – Если у него ключ, можно было просто замкнуть зал. Какого, спрашивается, было запирать тут меня? Боится, что кто-то может покуситься на спортивный инвентарь? Бред какой-то… что тут можно украсть?»
Дошагав до подсобки, бывшая спортсменка Кулемина пришла к неутешительному выводу, что в этой школе к концу года сошли с ума не только она и Степнов. Признаки безумия наблюдались практически у всех, не минуло это даже многоуважаемого историка, а о библиотекарше и говорить нечего – у нее вообще по этому делу уже приличный стаж.
Погруженная в размышления, она привычным движением дернула дверь подсобки. Виктор Михалыч, собственной персоной, сидел на своем обычном месте за столом и смотрел на нее… испуганно как-то смотрел. Потом испуг сменился недоверием.
- Лена? – Он встал из-за стола, выпрямляясь во весь свой почти двухметровый рост. – Ты что здесь делаешь?
«Ну, спасибо, Игорь Ильич…» - Этот маленький паззл наконец сложился в довольно неприглядную картину рассказовского вероломства.
Беглый взгляд мгновенно выхватил все детали: его осунувшееся лицо, гору журналов, тарелку с сырниками… Ленку передернуло.
- Вы… едите сырники? – Вот так. В лоб. Ни «здрасте» вам, ни «как дела».
Он молчал и смотрел на нее, только желваки перекатывались.
- Вы ведь говорили, что терпеть их не можете.
По-прежнему не говоря ни слова, он двинулся на нее. Ленка попятилась.
- Это же… гадость. Их делают из старого творога, который никто не хочет есть.
Еще один решительный шаг. Она уронила сумку.
- И добавляют туда черти что. И жарят в масле. Это же сплошной холе…
Да пропади оно все пропадом! Он схватил ее голову в ладони и впился в губы горячим пылким поцелуем. По-взрослому. На несколько секунд позволил себе забыть обо всем на свете, прижать ее к себе, почувствовать, как ее сердце, вторя его собственному, рвется в бешеном галопе.
И отпустил. Нет, не до конца – лишь дал вдохнуть и осознать. Она сама подалась навстречу – вцепилась в майку и встала на цыпочки, только бы губ не размыкать.
Тише, Леночка, тише…
Теперь он целовал ее нежно, едва касаясь уголков губ и пылающих щек. Впитывал ее вкус – сливочный, медовый, ореховый.
***
- Я тоже научусь готовить сырники. Хочешь?
- Не вздумай, Ленка!


TUOY


Вот как-то так Не шибко оригинально, зато от души

Спасибо за спасибо


Спасибо: 47 
ПрофильЦитата Ответить
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1741
Настроение: Every cloud has a silver lining
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127
Фото:

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.08.16 21:47. Заголовок: Автор: azna Названи..


Автор: azna
Название: Не зарекайся
Рейтинг: РG-13 up to R
Жанр: Continuation, Romance, Angst, ООС
Статус: окончен


Часть 1.

- О, господи... - Он рывком сел. Опять этот мучительный, опустошающий сон – иллюзия долгожданного и полного обладания, стон облегчения и счастья, благодарный шепот... И снова суровая реальность – один в серых предрассветных сумерках на смятой разметанной постели.
Степнов тихо выругался, отшвырнув простыню, встал с кровати и пошел ванную. Привычным движением захлопнув дверь душевой кабины, крутанул душ на полную катушку. До отказа поворачивая рычаг то вправо, то влево, терпел, стиснув зубы, перепады температуры хлещущего потока от обжигающей до ледяной и обратно – бессчетное количество раз – старался смыть с себя дикое возбуждение и навязчивые воспоминания.
Ощущение того, что он держал ее в своих объятиях, было таким же реальным, как побелевшие костяшки его пальцев, сжимавших рычаг крана.
Два года прошло с того лета.
Выскочив за ней в июньскую ночь из шумного веселья выпускного бала, он вдруг с ужасающей ясностью осознал, что не имеет права догонять ее – ему нечего предложить ей, юной, красивой, талантливой и безрассудной в порыве первой любви. Она и месяца не протянет в его убогом спартанском жилище, разрываясь между фееричностью шоу-бизнеса и скудостью быта с ним.
И он ушел прочь – от нее, от Светочки, от себя – перечеркнул, отрубил и начал заново. Одним махом уволился из школы, без предисловий и объяснений положил заявление на стол и хлопнул дверью под понимающим взглядом Николая Палыча. Начал новую жизнь. Собрал и выкинул из дома кучу мусора, собрался делать ремонт, но неожиданно для самого себя поменял квартиру и перебрался в совершенно другой район Москвы. Новое жилище было поменьше, но светлее и приветливее, чем его прежняя мрачноватая двушка.
На ловца и зверь... всплыли старые связи. Угодив случайно на встречу выпускников после неожиданного звонка давно забытого сокурсника, на следующее утро Виктор Степнов проснулся сотрудником кафедры, которая когда-то выпустила его из института физкультуры и спорта во взрослую самостоятельную жизнь. Конечно, сначала он был просто на подхвате – ассистентом, хозяйственником, снабженцем, лаборантом и бог-знает-кем-еще в одном лице. Однако природная смекалка, энтузиазм и обаяние позволили ему быстро влиться в коллектив и завоевать неплохие позиции. Через несколько месяцев ему доверили должность второго тренера факультетской баскетбольной команды. Жизнь, надо сказать, закрутилась раз в пять быстрее прежнего – тренировки, чемпионаты большие и малые, командировки, автобусы, поезда, гостиницы... А ему нравилась – да, нравилась! – эта суета, круговерть, карусель, череда побед, поражений, ничьих… В довершение удивительного преображения его жизни заведующий кафедрой, который с незапамятных времен питал к Виктору почти отеческую приязнь, на первых кафедральных посиделках нового учебного года – третьего в институтской «карьере» Степнова – заявил, что хватит молодому перспективному сотруднику быть «на подхвате», нужно расти и приносить пользу на ниве развития отечественной культуры тела, а посему настала пора Виктору Степнову проявить себя в науке и преподавательской деятельности. Завкафедрой лично вызвался стать научным руководителем молодого перспективного сотрудника, и уже на следующее утро был утвержден план работы над серией статей по реабилитационной физкультуре, а имя Степнова В.М. стало мелькать в гигантской таблице факультетского расписания гораздо чаще, распространившись с раздела факультативов на раздел семинаров и практических занятий.
Крутиться приходилось еще быстрее, ведь от тренерской работы он не отказался – да и не дали бы ему этого сделать ни коллеги, ни подопечные. На легенду факультета он еще не тянул, но популярность, как хороший товарищ и «классный препод», приобрел широкую и прочную.
Время лечит? Кажется, да. Его раны понемногу затянулись, утихла ноющая боль в груди, и невыносимые сны перестали мучить. Не сразу, но перестали. Ленка больше не мерещилась на улицах в незнакомых светловолосых девчонках. И голос ее перестал слышаться в гомоне чужих голосов. Его жизнь постепенно наполнилась новыми красками, звуками и ощущениями. Он заново выучился смеяться анекдотам коллег и радоваться успехам своих подопечных, спокойно и снисходительно воспринимал попытки студенток строить ему глазки. Появилась личная жизнь, так же неизбежно, как молодая травка весной пробивается на пустынных каменистых равнинах, едва сходит снег, – беззаботные отношения, без обещаний и обязательств, с женщинами его возраста и нового круга знакомств - молодые преподавательницы, тренерши, аспирантки. Он был достаточно красив и недостаточно богат, чтобы привлечь именно то количество и качество женского внимания, которое согревает будни и праздники, но не угрожает свободе и ареалу обитания. В среднем романчик длился до трех месяцев, развивался на нейтральной территории, даря обоюдные здоровые положительные эмоции, а потом незаметно и неизбежно угасал, сходя на нет к ободной же радости и облегчению, оставляя бархатное послевкусие приязни и благодарности за ненавязчивость.
Да, что ни говори, а с женщинами ему в последнее время определенно везло. Даже домработница появилась – соседка Катерина Степановна, которой он стал оставлять ключи от квартиры на время своих отлучек, чтобы она заботилась о капризном фикусе – подарке коллег по кафедре на его первый день рождения в их составе. Фикус по малейшему поводу закатывал истерики со сбрасыванием листьев и требовал усиленного ухода. После некоторых раздумий решено было к его воспитанию привлечь бабу Катю. Баба Катя, женщина одинокая и домовитая, постепенно распространила свой энтузиазм на всю квартиру. Чтобы не оставаться в долгу и не чувствовать себя эксплуататором, он начал оставлять на видном месте деньги и записки с сердечной благодарностью. Соседка поначалу смущалась, но постепенно привыкла, и за весьма умеренную плату в его квартире царили порядок и уют.
Воспоминания о Светочке под натиском новых впечатлений стерлись сами собой. А Ленка… этот ящик был забит толстыми гвоздями воли и решимости жить своей новой жизнью и закинут на самую дальнюю и темную полку чердака памяти.
Так какого же черта?!.. Какого черта в этой новой благополучной жизни Кулемина вдруг стала ему мерещиться в коридорах института? На этой неделе он по меньшей мере дважды ловил себя на том, что слышит ее голос. Может у него того… «ку-ку поехало» на почве легкого переутомления? Декабрь, конец семестра, зачетная неделя второго и третьего курсов, две его статьи готовы к публикации, в прошлые выходные мотались в область на товарищеский матч… но ведь бывало и хуже, однако никаких глюков не наблюдалось. А сегодня этот сон… накрыло так, будто не было этих двух лет и старые раны болят и кровоточат пуще прежнего.
Не отпустило, стало быть…
Закралась мысль о визите к специалисту по «отклонениям».

***

Спасибо за спасибо
Я тут


Спасибо: 20 
ПрофильЦитата Ответить
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1742
Настроение: Every cloud has a silver lining
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.08.16 22:13. Заголовок: http://jpe.ru/gif/s..




Часть 2.

- Лен, хватит, а? – Высокая худенькая первокурсница нервно оглядывалась, кутаясь в огромный шарф. – Опоздаем, Лен…
Кулемина со вздохом выкинула картонный стаканчик из-под кофе в урну и сунула замерзшие руки в карманы джинсов.
- Пошли.
Проталкиваясь сквозь шумную толпу студентов к таблице расписания, Лена уже второй раз за сегодняшний день поймала себя на мысли, что поступить в институт, чтобы «не болтаться без дела», было не такой уж хорошей идеей. Одно другому не мешает.
В смысле, необязательно никуда поступать, дела и так найдутся и тебя не спросят.
Последние два года она крутилась, как белка в колесе. Сразу после школы они с девчонками с головой ушли в шоу-бизнес – записи, гастроли, между делом пытались учиться. Это было хорошо. Голова была занята, это позволило не думать, не переживать, не пережевывать то, что произошло теплой летней ночью. То есть то, что тогда закончилось. Задора и запала хватило на год – выжали из группы, что смогли, устали как собаки. Начали ссориться, рваться между работой и личной жизнью… в общем, закончить стало выгоднее, чем продолжать. Девчонки – Женя, Наташа, Аня – повыходили замуж, у Наты и Ани уже дети. По Нютке тоже плачет Мендельсон – дождалась своего Белуту. Из Снегинки как пришли, так и ушли вместе, когда забили на экзамены за первый курс.
С весны Ленка жила между Москвой и Люцерном. Здесь дед, там родители и Сережка. Родители безвылазно сидели в лаборатории. Дед здесь болел, Сережка – там. У деда – что ни сиделка, то охотница за квартирой, у Сережки – что ни нянька, то катастрофа. Ничему жизнь людей не учит, ни старых, ни малых. Родители никак не могли решить, остаться им в Швейцарии или вернуться в Россию. Летом уже совсем было засобирались возвращаться – дед расхворался не на шутку. Тогда-то и решили, что Ленке лучше не терять времени зря и получить образование, совместимое с обычной жизнью. Предки пытались совратить ее медициной, тем более, что в меде остались связи и поступление было в кармане, но она ответила трехнедельным бойкотом, чем привела в ужас всю семью, особенно деда.
Когда утихли страсти вокруг меда, как-то сама собой всплыла тема с институтом физкультуры, там была специализация с уклоном в реабилитацию – вполне себе приличное образование, и даже где-то рядом с медициной. В день, когда вывесили приказ о зачислении, они с дедом устроили праздник «со спиртами». Пили красное сухое, допоздна палили свечи, разговаривали обо всем на свете, кроме того, о чем по молчаливому согласию уже два года ни словом не обмолвились. К часу ночи дед совсем разомлел и ушел спать. Ленка тоже улеглась и до утра таращилась в потолок. Было во всей этой истории что-то, о чем она никогда бы никому не призналась, даже самой себе. Что-то из разряда мазохизма.
Две первые недели сентября студентка Кулемина исправно посещала занятия. В коридорах факультета было совсем мало студентов, толкались в основном желторотые первокурсники, и занятий по факту было через одно – многие преподаватели были с командами на соревнованиях. В общем, вроде без напряга пошло. А потом заболел дед. И на этот раз все было… совсем плохо. Месяц пролетел как один день, словно в тумане. Прикатили родители, нажали на все возможные рычаги, но дед все равно умер... в конце октября. В общей нервной обстановке разболелся Сережка – три года, сказал отец, - самый сопливый возраст. В промозглом осеннем московском психозе упрямый ребенок ни в какую не хотел выздоравливать. Увезли его обратно в благополучную Швейцарию дышать чистым горным воздухом и Ленку забрали – нельзя ребенку, даже почти взрослому и очень самостоятельному, в одиночку переживать такие потрясения.
За следующие четыре недели земля будто сделала полный оборот вокруг солнца, и к середине декабря семейство Кулеминых разбросало на разные континенты. Родители не смогли не поехать наблюдать очередную малочисленную африканскую народность. Сережку забрали с собой в надежде, что жаркое африканское солнце высушит его упрямые сопли. А Ленка вернулась в Москву и, стиснув зубы, снова стала ездить в институт и наверстывать пропущенные занятия.

Раньше их было двое – она и дед – кто чувствовал, что у затеи с институтом физкультуры было «двойное дно», что этим она как будто извинялась перед НИМ за то, что была упрямой и безрассудной, и признавала, что ОН знал ее лучше, чем она сама, и что ОН был прав… и не только в том, куда ей стоило поступать...
Теперь она осталась одна – один на один с этим знанием. И теперь ничего не поделаешь – она выучила этот урок, стала взрослой и разумной. Больше никаких глупостей. Он исчез из ее жизни, она из его, и это правильно, и слава богу. У этой вывернувшей им обоим душу истории не могло и не должно было быть продолжения. Специально никого ни о чем не расспрашивая, по слухам она знала, что он ушел из школы и куда-то переехал. И была этому рада – не представляла себе, как ходила бы с ним по одной улице или сталкивалась в магазине… нет, ни за что… все кончено, забыто и закрыто. Остается только надеяться, что она не слишком испортила ему жизнь, что он простил. А она… так ей и надо.

- Эй, ты Кулемина? – Кто-то окликнул ее и дернул за рукав, когда они лавировали в толпе студентов, пробираясь ближе к расписанию. Лена замедлила шаг и обернулась.
- Ну я, - пришлось поднять голову, чтобы не беседовать с молнией на куртке.
- Отойдем, – высокий коротко стриженный парень потянул ее в сторону от бурлящего потока.
- Я сейчас, - успела крикнуть Ленка однокурснице, которая уже протиснулась к таблице. В кольце высоких парней, глядя на них снизу-вверх, она, при своем-то росте, вдруг почувствовала себя маленькой – все время хотелось встать на цыпочки и расправить плечи.
- Чего надо? – Осведомилась Ленка, и голос ее прозвучал не очень приветливо. – Только давайте по-быстрому, у меня лента.
- По-быстрому любит! - От их реплик было неуютно, но угрозы в "подколах" не чувствовалось.
- Короче, - короткостриженный, хотя это совершенно не отличало его от стоявших рядом, скептически окинул девушку взглядом, - в баскетбол играешь?
- Ну… да, - настороженно ответила Ленка.
- В женскую команду дублер нужен.
- И что?
- Ну ты вроде ничё так … ростом.
«Ну типа спасибо… за комплимент», - подумала Кулемина.
Остальные парни, хоть и стояли рядом, больше в разговор не встревали – переминались с ноги на ногу, отвлекались на пробегающих мимо девчонок.
- Короче, - снова подытожил «зазывала», - сегодня в пять в этом корпусе тренировка. Приходи... на кастинг.
Парни встрепенулись и загоготали. Ленка вздернула подбородок, мысленно показала им фигу с маслом и решительно вышла из круга.
- Я не поняла, - бросила на ходу, усмехаясь, - команда вроде женская, вы тут причем?
- А мы эти… продюсеры, е-мое, - поклонники женского баскетбола снова заржали.

Но Ленка уже уносилась по коридору с потоком вечно спешащих студентов. Рядом материализовалась сокурсница.
- Двести семнадцатый, - выдохнула и порысила по направлению к аудитории. – Это кто был, Лен? Чего хотели?
- Да фигня всякая, - отмахнулась Ленка, - «Блин, как же тебя зовут…», - в который раз за этот день попыталась вспомнить имя своей спутницы, прибавляя шаг и испытывая неловкость за беспамятность на имена однокашников.

Большая аудитория, куда они влетели на всех парах, была уже почти до отказа заполнена первокурсниками. Свободных мест оставалось немного – первые парты (кто б сомневался) и несколько редко рассеянных мест на галерке.
Ленкина спутница бесстрашно плюхнулась за ближайшую парту в первом ряду. А Кулемина вовсе не горела желанием встретить лицом к лицу преподавателя, которому семестр на глаза не показывалась, поэтому с извиняющейся улыбкой стала пробираться выше, где студентов было погуще и легче было слиться с окружающей обстановкой.

***

Спасибо за спасибо
Я тут

Спасибо: 17 
ПрофильЦитата Ответить
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1747
Настроение: Every cloud has a silver lining
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.09.16 13:26. Заголовок: http://jpe.ru/gif/s..



Часть 3.

Лена достала тетрадь с конспектами, но сосредоточиться на них никак не удавалось. Собственноручно написанные слова сливались в кашу бессмысленных знаков. Отвлекало все – взрывы смеха, вздрагивания телефона от сообщений, валящихся в общий чат. А потом позвонили родители, и она почти с облегчением выскочила из аудитории.
- Да, мам?.. – Лена отвернулась к окну и, обратившись в слух, принялась рассеянно водить пальцем по стеклу.

- Все! Все! У меня лента. Давайте позже обсудим ваши вопросы. – Высокий темноволосый преподаватель стремительно подошел к двери двести семнадцатого кабинета, окруженный группой взволнованных старшекурсников. Студенты загалдели, перебивая друг друга, но преподаватель решительно зашел в кабинет и закрыл за собой дверь.
Ленка оглянулась и дернулась в том же направлении, но через пару шагов остановилась, вздохнула и вернулась обратно к окну.
- Сережку? Давай…
Что такое «не везет», и как с этим бороться – на эту тему она уже могла выступать с лекциями. Прогуливать занятия на зачетной неделе первого семестра первого курса… надо было уточнить, нет ли тут студенческого клуба самоубийц. Она, пожалуй, стала бы его почетным членом.
Остаток ленты Кулемина провела в коридоре, читая сообщения в чате, откуда поняла, что препод был «какой-то другой – со старших курсов», потому что Хомякова, гроза всех первокурсников, заболела и слегла в больницу. А это, несмотря на невеселые обстоятельства, была «офигеть, какая везуха», ибо почти весь поток с благословения Хомяковой получил зачет «автоматом» – прецедент, имевший все основания стать легендой факультета. У остальных, фамилий которых не зачитали, тоже был шанс оный зачет получить «без крови», если придут сегодня на отбор второго состава баскетбольной команды факультета. Поскольку Лена не питала иллюзий насчет того, в каком списке оказалась ее фамилия, она поняла, что фигу, которую она скрутила в адрес нахальных баскетболистов, придется раскрутить и гордость свою засунуть куда подальше.
Новый преподаватель тут же в чате был разобран по косточкам и подавляющим большинством девичьих голосов признан «классным». Имени его, правда, половина народа не расслышала, остальные не запомнили, впрочем, как обычно…
После ленты одногруппники собрали и принесли Ленке ее вещи, попеняли за пропуск такого важного для всего курса события и разбежались по своим делам.
До баскетбольного «кастинга» было еще часа три. Ехать домой было бессмысленно, и Лена рассудила, что это повод поготовиться к экзаменам, коих намечалось три, благо вопросы уже были, равно как и примерные ответы на них – наследство предыдущих поколений студентов, честь им и хвала за их старательность и щедрость.
Вообще, атмосфера на факультете была дружеская и позитивная, со своими традициями, байками и приколами. Старшие курсы охотно делились с младшими книгами, конспектами, полезной информацией и слухами о преподавателях – в общем, всем, что скрашивает суровые студенческие будни.
В такой благодатной среде новости распространялись молниеносно. Ленка еще раз в этом убедилась, проведя три часа в библиотеке. За это время окружение сменилось несколько раз, и она имела возможность ознакомиться с несколькими версиями последних событий.
Во-первых, все единодушно признавали, что у нынешних первокурсников «светлая карма», ибо миновать зачет у Хомяковой было все равно, что научиться летать или ходить сквозь стены. С хворобой легендарной преподавательницы было все не так однозначно. В качестве вариантов «авторитетные источники» называли пневмонию, прострел, камни в почках и сильное растяжение из-за неудачной попытки сесть на шпагат.
А дальше начиналось самое интересное… третья сюжетная линия этой фантастической саги к пяти вечера довела Кулемину до холодного пота и дрожи в коленях. Это было жуткое и нелепое совпадение, такое жуткое и нелепое, что было даже не смешно. В чате появилась информация, что при удачном стечении обстоятельств на баскетболе за зачетом нужно подойти к В.М.Степнову. Подумаешь, фамилия-имя-отчество – мало ли на свете Степновых Викторов Михалычей. Осторожные вопросы, которые она задавала разным людям, тем не менее, сомнений оставляли все меньше, а дискомфорта все больше.
Возникло жгучее желание забрать документы и уехать к родителям в Африку, которое нарастало, как цунами, по мере приближения вероятности встретиться со Степновым в спортзале. Но потом подняла голову спортивная злость, которую он же в ней и воспитал. «Настоящий спортсмен не бегает от трудностей, а смело смотрит им в лицо» - поэтому она встала и пошла в спортзал с твердым намерением попасть в резерв и получить зачет.

И, черт возьми, она прошла отбор. Ее имя внесли в список команды резерва под одобрительные возгласы баскетболистов мужской команды, которые искренне считали это и своей заслугой.
Это означало, что зачет в кармане, а забот в ее жизни прибавится, но она подумает об этом позже.
Спортзал постепенно пустел, стихал шум… Лена сидела на лавке, устало привалившись к стене. Тело, отвыкшее от интенсивных нагрузок, тихонько поскуливало.
Степнов так и не появился. Его ждали, он пару раз доходил до порога, но останавливался в дверях – Ленке мельком показалось, что она узнает его силуэт – и снова его отвлекали и уводили – в соседнем зале шла какая-то важная тренировка. А теперь она пыталась разобраться, чего сейчас в ней больше – облегчения или разочарования. И кажется, разочарование побеждало.
- Ты вся мокрая. Не сиди, иди переодеваться.
Лена подняла глаза – перед ней стояла капитан женской команды Лиля Фролова.
- Не во что, - усмехнулась Кулемина, - я сегодня как-то… не подготовилась.
- Держи. – Девушка вытащила из рюкзака майку и протянула ей.
- Не надо, - Ленка смутилась.
- Надо-надо, бери. И бегом переодеваться. Раздевалка там, - Капитан махнула рукой в направлении выхода. – Через коридор налево.
- Спасибо. Я отдам.
- Не сомневаюсь. – Лиля с улыбкой закинула рюкзак на плечо и пошла к выходу, где ее ждали подруги по команде.

В полутемном коридоре было несколько дверей и ни одного значка, который указал бы, в какую можно девочкам, а в какую мальчикам. Когда-то они там были, об этом свидетельствовали дырки от креплений, но кто-то их оторвал, то ли из хулиганства, то ли у них тут все было общее и решалось по самоопределению.
Лена приложила ухо к ближайшей двери, и так как за ней было тихо, решительно толкнула ее и вошла – в конце концов, ей всего-то нужно переодеться.
Сколько веревочке ни виться, конец все равно будет. Перед ней в обернутом вокруг бедер полотенце стоял Степнов… собственной персоной. Стоял, слава богу, спиной и вытирал голову другим полотенцем.
Когда-то она стояла перед ним без футболки, голой спиной ощущала его взгляд... тогда прямо жаром обдало с головы до ног от осознания, что на нее смотрит взрослый мужчина, еле хватило сил и разума бросить что-то через плечо. Теперь же все с точностью до наоборот – сама смотрела и не могла глаз оторвать от его мускулистого торса, как дура озабоченная. И от этого зрелища, черт бы его побрал, сносило крышу до самого фундамента. А он не слышал, не видел, не чувствовал (и слава богу) ее крамольных мыслей, иначе выгнал бы нафиг, правильный же до мозга костей.

Спасибо за спасибо
Я тут

Спасибо: 18 
ПрофильЦитата Ответить
творю штучно и эксклюзивно




Сообщение: 1753
Настроение: Every cloud has a silver lining
Зарегистрирован: 14.03.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: продюсерНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации «Лучший Продюсер»  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms28: 3-е место в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики" :ms42: За участие в Новогоднем фестивале "Я и КВМ: как всё случилось, или Немного весны в Новый год"
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.12.16 23:41. Заголовок: http://jpe.ru/gif/s..



Часть 4

Как она представляла себе эту встречу – первую после долгой разлуки?
Точно не так дерзко, чтобы он сразу был полуголый… а по правде – никак, потому храбрость, которая погнала ее на отборочную игру, испарилась, и ее ветром сдуло прежде, чем он успел обернуться. Только эхо хлопнувшей двери осталось испуганно колыхаться в темном коридоре.
Через час Ленка влетела в квартиру такой же мокрой, какой была после тренировки, и обнаружила, что продолжает крепко сжимать в руке одолженную футболку.
- Черт… - Она бросила майку на диван и пошла в ванную.
Подставляя лицо под горячие струи, снова и снова мысленно возвращалась в раздевалку, и осмелевшее воображение предлагало совсем иные варианты развития событий. И было понятно, что все опять встало с ног на голову, и надо с этим как-то жить и что-то делать… хочешь насмешить бога – расскажи ему о своих планах – посмеетесь вместе.

Елена Никитична не была его персональной галлюцинацией, ее имя было в списках первого курса, и по ряду признаков физически она тоже наличествовала.
Окончательно расстаться с иллюзиями и сомнениями он решил после того, как в раздевалке, вытираясь после душа, вдруг ощутил ее присутствие и, оборачиваясь, кажется, успел заметить, как она мелькнула в дверях, убегая. Первым порывом было – бежать за видением, но упавшее с бедер полотенце остудило его пыл и вернуло в реальность. Мистика мистикой, а беготня нагишом по институтским коридорам еще никого до добра не доводила и была чревата последствиями.
Вот тогда терпение его лопнуло, и на следующее утро он самолично проверил списки первокурсников по зачетным ведомостям, а для верности подкрепился подтверждением деканата. Сомнений больше не осталось: с головой у него было все в порядке, со слухом и зрением тоже – это Ленка.

И когда оба осознали бесповоротное наличие друг друга в одном измерении, действия их стали напоминать замысловатый танец теней: он осторожно искал возможности утвердиться в ее реальности, она – всеми силами старалась понизить вероятность встречи до нуля. И некоторое время ей это удавалось, хотя сопровождалось угрызениями совести и самобичеванием за трусость, да и со стороны выглядело довольно странно.

***
- Стоп, - сотрудница деканата уже занесла было над Ленкиной зачеткой штемпель с отметкой о допуске к экзаменам, - а почему только пять зачетов? Где шестой? Этот… - она пощелкала пальцами, - как его…
- Он есть. В ведомости.
- А в зачетке?
- Не успела.
- Девушка, не морочьте мне голову! Степнов весь день на кафедре или в спортзале – идите и проставляйте. Как дети малые, честное слово.
Ленка несколько раз пыталась проставить этот дурацкий зачет – подсовывала свою зачетку вкупе с другими, когда кто-то вызывался дойти до Степнова. Ему всего-то надо было – только подпись свою поставить. Но зачетка, как заколдованная, неизменно возвращалась пустой, то ли по чьей-то невнимательности, то ли по злому умыслу…
- Я только что оттуда, - соврала Кулемина, - нет его, ушел уже.
- Ничего не знаю. Нет зачета – нет допуска. Ищите, догоняйте, ловите… у вас еще неделя на эти упражнения. Но затягивать не рекомендую – до тридцать первого у вас должны быть все зачеты и допуск, ясно?
Куда уж яснее… Вид у девчонки был такой несчастный, что повелительница штемпеля окликнула ее в дверях и протянула бумажку.
- Вот адрес его и телефон. Он нормальный. Есть зачет – проставит без проблем. Позвони, пересечетесь где-нибудь.
Ленка мысленно взвыла от отчаяния, но бумажку взяла. В его номере не поменялось ни одной цифры. А вот адрес был незнакомый.
- Но имей в виду: я тебе ничего не давала. Ясно?
- Ясно. – Лена тяжело вздохнула. – Спасибо.

***
«Возьми себя в руки, тряпка», - она шагала к метро, стиснув зубы и засунув в карманы крепко сжатые кулаки. Бегать можно было сколько угодно, но вариантов было всего два: либо идти к Степнову, либо уходить к чертям из института и не морочить голову ни себе, ни людям.
Идти к Степнову.
Идти к Степнову.
К Степнову.
Надо…
Она повторяла это снова и снова, как мантру. Его имя билось в мозгу в такт шагам, которые она печатала по брусчатке тротуара. Снова было жутко до одури. Это уже было не про допуск к экзаменам – нужно будет смотреть ему в глаза… Но ведь это все равно случится, даже если она не пойдет за дурацким автографом в зачетку. Невозможно пять лет бегать от него по коридорам института, прятаться по пустым аудиториям, заметив тень его тени. Это уже случилось бы, не будь она такой трусихой. Раз время снова свело их, нужно пройти до конца, чем бы это ни кончилось. Случайности не случайны.
Она спустилась в метро, остановилась на платформе и зажмурилась: «Если сейчас первым придет поезд в его сторону, она поедет к нему, а если…» - она не успела подумать, что будет от второго «если» - поезд в сторону Степнова уже радостно грохотал колесами.
От конечной станции пришлось поплутать по новому микрорайону – простодушный навигатор водил только прямыми углами, убивая время и заряд телефона. До его подъезда она добралась уже в сумерках, усталая и продрогшая до костей.
Внутрь попасть оказалось на удивление просто – вместе со счастливым семейством, тащившим сумки, санки, елку и двоих карапузов, которое провело ее через электронного привратника и радушно пригласило с собой в лифт. Они вышли на десятом, а Лена поехала выше.
На его семнадцатом было тихо, лестничная клетка была самая обычная. Она подошла к его двери, вдохнула поглубже, стараясь унять внутреннюю дрожь, и надавила на кнопку звонка. Полминуты ожидания – целая вечность… шаги… щелчок…
Он, видимо, был только что из душа – босой, с мокрыми волосами и полотенцем на шее, и, судя по его лицу, увидеть готов был кого угодно, только не ее. Было в его взгляде что-то такое… словно она привидение.
Она молча вытащила из кармана зачетку. Он, ни слова не говоря, посторонился, пропуская ее в квартиру. Секунду поколебавшись, она шагнула через порог, и дверь за ее спиной закрылась.
Она наблюдала, как он искал ручку, стояла, как на Голгофе, прилепившись спиной к дверному косяку, и хотела одного – чтобы прекратилась эта тишина, тяжелая, как грозовое облако, нестерпимая, как удар под дых, хотя сама была не в силах ее нарушить...
Степнову казалось, что он ослеп и оглох, потерялся в пространстве. На ощупь передвигался по квартире, убеждал себя, что девушка в его прихожей реальна. Кое-как накарябав подпись, как во сне, вернулся в прихожую, и, боясь проснуться от внезапного звука или резкого движения, протянул ей книжку.
Она взяла, не поднимая глаз, развернулась к двери и дернула собачку замка. Ненавистная тишина сжалась в сухой комок, вцепившийся ей в горло больно до звона в ушах. Шаг, второй…
Тишина разорвалась в следующую секунду, когда сильные руки схватили ее за плечи и рванули назад, когда захлопнулась дверь, когда она услышала его шепот: «Не уходи», и разрыдалась в ответ – от облегчения, благодарности, счастья и бог знает, чего еще…
Ни один из них не смог бы объяснить, что это было – сход лавины, падение метеорита, атомный взрыв – время остановилось, обнулились все счетчики, и отсчет новой жизни, одной на двоих, начался заново.
Было больно и сладко. Задыхаясь в полубреду, он снова и снова шептал «люблю», вытирал слезы с ее щек и просил, чтобы она больше не уходила. Она обещала – также бессвязно, горячо и искренне, просила не останавливаться, всхлипывая от невыразимого счастья, и молилась, чтобы эта ночь никогда не кончилась.
За окном серебрился поздний зимний рассвет. Он так и не сомкнул глаз – все смотрел на нее спящую, и на ее хриплое спросонья «Привет!» ответил поцелуем.
И тишина уже не была мучительной, наоборот, благодаря ей было слышно, как два сердца тихо перестукиваются на тайном языке.

Звонок в дверь был несколько неожиданным, но не встревожил, ведь ничто уже не могло измениться – ответы на все важные вопросы были получены.
Степнов кое-как оделся и пошел открывать, а Ленка невольно прислушивалась к разговору в прихожей, натянув одеяло до подбородка, потому как с его уходом в постели стало ощутимо прохладнее.
- Витюша, это тебе на завтрак.
- Спасибо, пригодится, - по голосу было слышно, что он улыбался.
- Я на выходные к подруге. Не забудь полить дерево.
- Хорошо. Не забуду.
Щелчок. Степнов вернулся в комнату с тарелкой пирогов.
- Соседка. – Ответил на тень любопытства в ее глазах. – Баба Катя. – Оставил пироги на столе, разделся и нырнул под одеяло. – Говорит, что мне надо жениться.
- На ней?
- Нет, - Виктор рассмеялся, - она нормальная.
- Это радует, - улыбнулась Ленка. - У тебя есть дом и дерево… ты молодец.
- Точно. Я молодец. – Он навис над ней, поймал губами ее дыхание. – Родишь мне сына?

Конец

Спасибо за спасибо

Я тут

Спасибо: 14 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 554
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия