Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 925
Настроение: nostalgie
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 101
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.03.12 17:04. Заголовок: Точка невозврата


Автор: Юрвига
Название: Точка невозврата
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG 13 Скрытый текст

Жанр: OOC, Romance, AU
Статус: в процессе

Ну что, дорогие мои Нас осталось немного, но мы все еще здесь и мы все еще пишем. и читаем.
Я решила попробовать еще раз, наверное, последний. Вернусь к тому, с чего начинала: отношения "учитель-ученица", правда в несколько ином ракурсе. Тема не новая в целом, но это - мое виденье. Поехали!
Поговорить можно тут
Скрытый текст


Я - стальная пружина,

Я сильней под нажимом.

Слёзы – ерунда, я держу удар...
Спасибо: 26 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 7 [только новые]







Сообщение: 926
Настроение: nostalgie
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 101
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.03.12 17:16. Заголовок: Грязно-желтый, пропа..


Грязно-желтый, пропахший соляркой автобус ПАЗ потряхивало на кочках проселочной дороги. Лена, кое-как устроившись на неудобном сиденье в самом конце салона, лениво щелкала кнопками MP3-плеера и равнодушно смотрела в окно, за которым уже не первый час мелькали однообразные картины осунувшихся деревень, лесных просек и бескрайних полей. Пялиться через замызганное стекло порядком надоело, но и в салоне посмотреть было не на что. Еще пятнадцать таких же, как она, девушек – на вид обычных выпускниц обычных средних общеобразовательных школ, только одетых в отвратительного зеленого цвета форму. Ленке-то было наплевать, она и в Москве не особо выпендривалась, хотя мамочка с папочкой могли позволить себе шопинг в самых брендовых местечках, а вот некоторые барышни, до того как попали в этот автобус, явно были теми еще фифами. Вон, слева у прохода сидит кучерявая блондинистая штучка, из-под расстегнутой куртки цвета хаки то и дело мелькает надпись “D&G” черным по белому, и, можно быть уверенным, маечка эта не на рынке куплена. Рюкзачок на вид хоть и скромный, но стоит под пару тысяч монгольских тугриков. Да что греха таить, и рядом с Ленкой валялся самый что ни на есть настоящий GUCCI - девушка, абсолютно равнодушная к тряпкам, терпеть не могла дешевых сумок, перчаток и устаревших гаджетов. Правда, большинство любимых ею вещей пришлось оставить дома – в это место с собой лишнего не берут.

Лена вздохнула, вспоминая последний разговор с родителями. Решение отправить ее в этот военно-спортивный лагерь для «трудных» подростков созрело у Никиты Кулемина, когда дочь в очередной раз выкинула фокус: перебрав на выпускном, девушка с приятелем пробралась в кабинет директора своей чертовой элитной школы. В целом, в их планы не входило устраивать дебош, просто очень уж хотелось уединиться. Лена невольно усмехнулась, вспоминая «легкий беспорядок», который они с Гуцуловым оставили в кабинете. И все бы обошлось, но подвели злосчастные камеры, подглядевшие как они, хихикая и озираясь, открывают стыренной из кармана Шрека картой-ключом электронный замок. Ее поведение и до этого случая не отличалось прилежностью: с трудом оконченная школа – и это несмотря на папочкины денежки, курение - не только традиционного табака, алкоголь, клубы… Но именно эта история стала для родителей точкой невозврата: отец сказал свое слово. Ровно девяносто один день, до самого начала учебы в универе, она будет пребывать в ссылке в этом чертовом лагере. Перевоспитываться, так сказать.

Лена, думая о тоске, в которой придется провести это лето, невольно выругалась вслух и тут же заметила на себе взгляд той кучерявой слева. Блондинка, встретившись с ней глазами, слегка поколебалась и подвинулась к ней через салон. Жестом попросила снять наушники.

- Первый раз? - кивнула она на плеер, вопросительно подняв брови.

- Ага.

- Зря взяла. Степашка все равно отберет. И мобильник - но это ты знаешь, наверное.

Лена не знала и новость не показалась ей приятной.

- Как заберет? Сказали же, мобильник можно… - она растерянно крутила в руках плеер. – И музыку, что в ней опасного-то?

Девушка, глядя на ее смущение, странно хихикнула.

- Официально - да. Но у НЕГО, – она почему-то понизила голос, косясь на охранника, лениво развалившегося в кресле прямо возле единственной функционирующей двери в автобус, – у него свои правила для всех нас. Трубки отберет, будет за хорошее поведение отдавать на пять минут… в неделю. За залеты такого права ты лишаешься. Плеер тоже отберет, скажет, что ты не развлекаться приехала.

Лена обреченно застонала.

- Да что ж за е….

- И от этого постарайся отвыкнуть. Степа может материться как сапожник сам, но услышит от тебя – тут же влепит галочку. Я, кстати, Лера, – явно наслаждаясь эффектом от изложенных подробностей, представилась блондинка.

- Лена. – Девушка озадаченно терла лоб, пытаясь переварить услышанное. – И что, все так плохо?

- Плохо? – Лера нервно хихикнула. – Дорогая, то в зоне строгого режима плохо, а Степашка мастер своего дела - уж он-то устроит нам настоящий ад, не изволь сомневаться. Третий год уже катаюсь. Маменька опасаются меня на лето… без дела оставлять. - Девушка снова хмыкнула в воротник куртки.

- И много нас там таких? – Лена исподлобья покосилась на новую знакомую. Доверчивой особой она никогда не была, и поэтому тут же стала подозревать кучерявую в намеренном искажении фактов.

- Нас-то? Вставших на благородный путь исправления – вся группа, - Лера кивнула, указывая на девушек, сидящих впереди. – И еще три отряда, но они «вольные».

- В каком это смысле? – Эта история нравилась Лене все меньше.

- В смысле - мы будем жить в отдельном корпусе. За колючей проволокой. На кроссы, спорт-площадку и в столовую ходить строем и с сопровождением. А остальные там по доброй воле, захотят - уедут.

Лена не выдержала и хихикнула. Развод, конечно. В такие сказки она не верила.

Лера усмехнулась в ответ на эту вспышку неуместного веселья.

- Ну-ну, дорогая. Посмотрим, будет ли тебе так же смешно минут через… - Она вытянула шею, чтобы выглянуть в окно, окинула взглядом окрестности, - сорок.

Горькая серьезность ее взгляда заставила Лену осечься.

- Плеер точно заберут? Я без него как рыба без воды. Может, спрятать? – радостно ухватилась она за посетившую идею.

- Спрятать? от Степашки? – Лера скептически покачала головой. - Впрочем, попробуй, рискни, раз это так важно. Но в сумке ныкать не рекомендую, найдет.

Кулемина озадаченно потерла лоб, решая, стоит ли верить новой знакомой, и если верить, то куда же спрятать, если не в сумку.

- В лифчик засунь, - развеселилась отчего-то Лера, - может быть, поможет. Сумку в любом случае проверит.

- Бред какой-то, - Лена, все еще в растерянности накручивая провод наушников на палец, задержалась взглядом на пейзажах, мелькавших за окном. Небо нахмурилось, начинался дождь. Соседка проследила за ее взглядом и чертыхнулась:

- Воттыжтваюмаааааать. Еще и под дождем сейчас мокнуть, пока Степашка свои проповеди отчитает и шмотки протрясет. Чтоб его...

Лена все больше беспокоилась, тревога девушки явно не была похожа на спектакль, разыгранный для простушки.

- Ты послушай свою музыку, нескоро еще придется, наверное. - Лера с тоской покосилась на Ленкины руки, сжимавшие гаджет. – А я пойду на место, скоро будем уже.

Лена, проводив новую знакомую взглядом, снова уставилась в окно. Дождь разошелся и уже хлестал упругими струями в стекло. На душе было тревожно и пакостно. Вот так местечко... если эта Лера не привирает, желая произвести на нее впечатление, дело плохо. Мобильник отдать еще можно, но плеер... Лена лихорадочно сжала пальцы. Без музыки за три месяца она точно сдохнет. Хватало и того, что в потайном кармане рюкзака лежат всего две пачки парламента. Две пачки. Где она будет доставать сигареты позже, она не знала, но до разговора с Лерой надеялась, что это вопрос решаемый, не кокосовый порошок же ей нужен или там папочкин коллекционный виски. Теперь же Лена, тупо уставившись в окно, никак не могла решить, стоит ли прятать невинное развлечение в бюстгальтер, как советовала Лера, от кого-то загадочного с милым прозвищем Степашка. Ей отчего-то представлялся пузатенький дотошный старичок с хитрым взглядом и слащавым смехом.

Ее размышления прервал резко остановившийся автобус. Сквозь струи дождя виднелся кованный металлический забор, будка охраны за ним и небольшая асфальтовая площадка перед. "Приехали" - догадалась Лена и, нажав кнопку "стоп", стала лихорадочно комкать наушники.

- Приехали, – подтвердила ее догадку Лера, поднимаясь со своего места.

Времени на раздумье не оставалось, и Лена быстро сунула и плеер, и комок проводов за подкладку бюстгальтера.

-На выход!- зычный голос охранника разнесся по салону, и мужчина первым шагнул под дождь. Девушки, неуютно ежась, стали выпрыгивать из автобуса на асфальт. Натянув капюшон глубже и пряча лицо от частых капель, Лена вышла последней.

Прикрывая голову одной рукой, их провожатый ткнул другой в нарисованную белой краской полосу и крикнул:

- Стройтесь в шеренгу вдоль линии, сейчас за вами придет ваш воспитатель.

Лене стало смешно. Воспитатель Степашка. Разве можно так бояться человека, у которого столь забавное прозвище. Наверное, эта Лера слегка "того" - наплела всякой ерунды.

Девушки, лениво переговариваясь и посмеиваясь, наконец выстроились в шаткий, неровный ряд, который весьма условно можно было назвать шеренгой. Шли минуты, дождь не стихал, но из-за металлической изгороди все еще никто не объявился. Стоявшая рядом Лера хмыкнула и буркнула Лене:

- Как всегда в своем репертуаре. Дождь же на улице, барин хренов.

Остальные тоже порядком волновались, и без того нечеткий контур "шеренги" стал распадаться. Кто-то щелкнул зажигалкой, Лена почувствовав легкий дымок, с досадой поморщилась. За семь часов дороги ни одной сигареты, уши пухнут, но она даже не шестым - седьмым чувством ощущала, что сейчас совсем не время. Лера тоже заметила курящую, равнодушно бросила:

- Дура, брось сигарету, пока не увидели.

- Да пошла ты... – эхом отозвалась сладко затягивавшаяся брюнетка, стоявшая достаточно близко, чтобы услышать непрошенный совет.

Лера невозмутимо пожала плечами, будто не услышав грубости:

- Смотри, я предупреждала.

Именно в этот момент и появился Степашка.

Спасибо: 43 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 928
Настроение: nostalgie
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 101
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.03.12 18:09. Заголовок: Несмотря на полное н..


Несмотря на полное несоответствие образу, привидившемуся ей в автобусе, Кулемина сразу поняла, что это именно тот, кем ее намеренно или случайно пугала Лера. Он шел к ним от ворот твердым, неторопливым шагом и в нестройном ряду девушек как-то сразу воцарилась тишина. Степашка не был пузатым дедом. Лена с удивлением смотрела на высокого, подтянутого мужчину с жестким взглядом и упрямой складкой у красиво очерченных губ. Камуфляжные штаны не скрывали сильных, мускулистых ног, полинявшая майка-борцовка открывала загорелые руки с внушительными бицепсами. С черных курчавых волос на лицо его стекали капли дождя, но он словно не замечал этого, остановившись в метре от девушек и молча оглядывая неровный строй, пока взгляд его не наткнулся на брюнетку с сигаретой. Едва заметно дернув бровью, мужчина отрывисто прошелся в ее направлении.
- Шаг вперед. Фамилия. - голос его был глубоким и таким же жестким, как черты лица.
Брюнетка усмехнулась и сделала небрежный шаг по направлению к воспитателю.
- Ну, Морозова. - она нагло затянулась и выпустила дым в лицо мужчине.
- Во-первых, не "Ну, Морозова", а "Морозова". Во-вторых, брось сигарету.
Девушка, продолжая усмехаться, сделала еще одну ленивую затяжку и щелчком отправила окурок на газон.
Мужчина невозмутимо проследил за полетом сигареты и снова перевел взгляд на девушку.
- Я прослежу, Морозова, чтобы завтра ты самостоятельно вычистила этот газон от своего... и чужого мусора. А теперь дай мне твою сумку.
- Не дам. - Девушка выглядела слегка растерянной.- Там мои личные вещи.
- Тогда я возьму ее сам. - Мужчина резко шагнул вперед, грубо сдернул рюкзак с плеча Морозовой, рванул молнию и, не церемонясь, вывалил его содержание на мокрый асфальт.
- Какого хрена ты делаешь, урод? - Хозяйка барахла захлебнулась возмущением. - Да ты знаешь, кто мой папа?
- Я-то? - Мужчина, разглядывавший вещи, разбросанные на асфальте, поднял насмешливый взгляд, и Лена даже со своего места заметила, каким пронзительно синим был цвет его глаз.
- Я прекрасно знаю, кто твой отец. Как и он знает, кто я и что это за место. Иначе не отправил бы тебя сюда.
Не обращая внимания на глухое рычание девушки, мужчина тщательно прощупал стенки рюкзака и извлек оттуда мобильник, три пачки ментоловых Vogue. Наклонившись, подобрал еще одну, початую, из мокнувших на асфальте вещей и бросил свои трофеи в большую картонную коробку, услужливо принесенную охранником, который теперь стоял у него за плечом, уважительно поглядывая в затылок.
- Можешь собрать свои вещи. - Мужчина сделал шаг назад, больше не глядя на девушку, кинувшуюся поднимать безнадежно мокрые вещи, и оглядел строй холодным взглядом. Лене стало не по себе.
- Итак, детки. Меня зовут Степнов Виктор Михайлович. Я ваш воспитатель, но, как вы уже догадались, у нас тут не детский сад и сопли, как в яслях, я вам подтирать не буду. На ближайшие три месяца я для вас буду папой, мамой, рабовладельцем и Господом Богом в одном лице. Хочу заметить, что родители, отправляя сюда ваши драгоценные задницы, отлично знали на что идут и что тут с вами будет. А будет вот что: с этого момента ваша жизнь подчинена жесткому распорядку - моему распорядку. Правила тут тоже мои. Их немного, но они непреложны. Правило первое, неоригинальное: я всегда прав. Если я не прав, смотри выше. Правило второе, неожиданное: тут вы не девочки, не девушки и даже не женщины. Меня не волнуют ваши критические дни, так что разжалобить этим меня не пытайтесь. Косметика, украшения, и прочая дребедень запрещена. Мужское общество - строго запрещено. Правило третье. Вы никто. Забудьте про всякие глупости, включая ваши гражданские права, а то модно стало воспитателю конституцией в морду тыкать. Не стоит даже пытаться. За нарушение правил, оскорбления в мой адрес, в адрес персонала лагеря и в адрес друг друга, нецензурную ругань безадресно, алкоголь, сигареты, наркотики буду наказывать. Бить не буду, если никто не вынудит. В противном случае - возможно все. Делаю я это больно и без синяков. Это все...для начала. Есть вопросы?
Строй молчал. Вопросов не было.
- Нет? Ну ничего, будут еще. Теперь следующее. Я называю фамилию, выходите вперед, отдаете мне все мобильные и прочие устройства, запрещенные вещества из названного мной списка, и открываете сумку сами, во избежание, - короткий кивок на Морозову, запихивающую остатки вещей в рюкзак, - таких вот ситуаций. Поехали. Алексеева.
Лена смотрела, как девушки молча бросают в коробку личные вещи и не верила тому, что сейчас услышала. Точнее, этому черноволосому садисту она отчего-то сразу и безоговорочно поверила, а вот в то, что все это происходит с ней, поверить не могла.
- Новикова... - мужчина удивленно вскину брови и внимательней присмотрелся к девушке, шагнувшей вперед. - Новикова, опять ты? Ты до пенсии будешь тут ошиваться? Что на этот раз?
Лера неожиданно заливисто рассмеялась:
- Все вам расскажи, Виктор Михайлович.
- Новикова, я тебе вопрос задал! - рявкнул в ответ Степнов - На лице не мелькнуло ни тени улыбки, несмотря на то, что смех девушки был крайне заразителен - даже губы Лены дрогнули. - Будь так сказочно любезна, отвечай.
Лера нехотя протянула:
- Нуууу.....давайте назовем это незаконной предпринимательской деятельностью.
- Конкретней. - мужчина не сводил с воспитанницы холодного твердого взгляда.
- Кокосовая стружка. - Лера досадливо поморщилась, а Кулемина удивленно присвистнула: ни фига себе, девочка порошком приторговывала. Да она просто ангел по сравнению с этой Новиковой!
- Опять мамочка отмазала? - усмехнулся Степнов и, не дожидаясь ответа, кивнул ей на уже порядком пополнившуюся коробку. Лера молча выгрузила мобильник и вернулась в строй.
- Кулемина!
Лена вздрогнула и двинулась вперед под его пронзительным взглядом. Помятуя об истории с Морозовой, девушка с досадой проводила взглядом телефон и сигареты, утонувшие в бездонной коробке. Хотелось материться - вслух и очень громко, но инстинкт самосохранения подсказывал этого не делать. К тому же умник Степашка тщательно проверял сумки, но до личного досмотра не опускался, и Ленкино сердце грела надежда, что любимый плеер, притаившийся в левой чашке бюстгальтера, останется с ней.
- В строй. - Коротко кивнул Степнов не глядя на нее и тут же выкрикнул следующую фамилию.
Спустя еще пять минут последняя девушка вернулась в шаткую шеренгу.
Степнов отправил коробку с охранником, что-то буркнув ему через плечо, и шестнадцать пар глаз с тоской посмотрели вслед убегающему пареньку.
- Итак, барышни. Я хочу убедиться, действительно ли вы правильно поняли мой приказ и сдали все вещи, которые я назвал. Повторюсь для особо одаренных: мобильные телефоны, другие гаджеты, сигареты, алкоголь, запрещенные препараты. Вы уверенны, что ни у вас, ни у ваших подружек не осталось чего-либо из этого списка?
Строй ответил ему звенящей тишиной. Еще бы, чего захотел - чтобы они сдавали друг друга. Лена усмехнулась краешком губ - это же самоубийство, стукачке потом жизни не дадут. И услышав вдруг злой голос Морозовой, просто не поверила ушам.
- Виктор Михайлович.
Он перевел равнодушный взгляд на девушку, униженную им четверть часа тому назад.
- Слушаю, Морозова.:
- Я видела как Кулемина что-то прятала в лифчик, когда мы выходили из автобуса.
Лена, не выдержав, выругалась вслух.
- Вот сука! - и тут же вздрогнула от окрика:
- Кулемина, шаг вперед. Судя по твоей реакции, заначка имеет место быть. Думаю, для всех нас будет лучше, если ты отдашь ее сама.
- Нет никакой заначки. - Лена упрямо подняла подбородок и с вызовом посмотрела в жесткие синие глаза. Раз уж все равно попалась, нужно бороться до последнего. В конце концов, не полезет же Степнов в ее бюстгальтер? - Нет. Морозова, наверное, белены объелась, вот и мерещится всякое.
- Кулемина, не играй со мной в эти детские игры. Отдай, что ты там прячешь и мы все пойдем в сухой, чистый корпус распаковывать вещи и ужинать. - Его взгляд оставался равнодушным, лицо казалось непробиваемой, словно высеченной из камня, маской.
- Да нет у меня ничего, хотите - проверьте. - Она распахнула полы куртки, не сдержав ехидной улыбки.
- И проверю.
Степнов смерил ее насмешливым взглядом и, не двигаясь с места, приказал:
- Раздевайся.
- Чегооооооо? - Кулемина вытаращила глаза - Не мечтай, извращенец, я не буду перед тобой стриптиз тут устраивать.
- Во-первых, не смей "тыкать" воспитателю. Во-вторых, меня твои "прыщики" не интересуют. В-третьих: мы все будем стоять тут и ждать до тех пор, пока ты не соизволишь отдать мне то, что спрятала, или не разденешься и продемонстрируешь, что у тебя ничего нет. Поверь, я бы предпочел первый вариант. И тебе советую.
Ее лицо моментально покрылось багровыми пятнами - от злости, беспомощности, стыда. Лена обернулась на строй девушек позади себя. Ее "товарищи по несчастью" почти до нитки промокли за эти полчаса, проведенные под дождем, и многие уже поглядывали на нее явно недобро. А к черту! Лена решительно тряхнула головой и снова повернулась к Степнову. Не может быть, что он заставит ее раздеться перед девчонками и перед собой. Он же мужчина, педагог, это неэтично, и совершенно точно - противозаконно. Просто берет ее "на слабо", но она умеет играть в эти игры не хуже.
- У меня ничего нет, я же сказала. - прошипела она и сдернула с себя промокшую куртку. Позади раздался одобрительный гул - похоже, ленкина смелость здорово подбодрила девушек.
Она обернулась еще раз и кинула куртку Лере.
-Ленка, жгииии... - хихикнула та, с готовностью подставляя руки.
Кулемина развернулась к Степнову. Его мокрое от дождя лицо не выражало ничего, кроме холодного любопытства.
- Дальше, Елена. Мы ждем.
Девушка широко улыбнулась ему в лицо, дернула с себя футболку и, не глядя, швырнула назад. Теперь она стояла перед ним в одном бюстгалтере, левая чашечка которого предательски оттопыривалась, но вряд ли ему было это заметно с расстояния в два шага, разделявшего их.
- Это становится утомительным. - поморщился Степнов. - Раздевайся... или я тебе помогу.
И в этот момент Лена всей кожей вдруг ощутила, что мужчина напротив нее ни капли не шутит. Стало холодно и неуютно под его тяжелым взглядом.
- Кулемина, я же тебя просил - не играй со мной в эти игры. - Степнов в один прыжок преодолел расстояние до девушки, завел руку за ее спину и легким движением сорвал с нее белье. Столь дорогая ее сердцу вещица упала на асфальт, и мужчина наклонился за ней, едва окинув пустым взглядом обнаженную по пояс девушку.
- Хм. И стоило ряди такой ерунды затевать этот идиотский концерт. - Он пожал плечами, сунул плеер в карман и швырнул ей бюстгальтер, еще раз скользнув взглядом по ее обнаженной фигуре. - Одевайся.

Спасибо: 48 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 972
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 105
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.03.12 07:45. Заголовок: Жилой корпус, которы..


Жилой корпус, который Лена тут же про себя окрестила "казармой" представлял собой вытянутое серое здание. Узкий коридор, дверь с надписью "учительская", за которой, вероятно, скрывалось обиталище Степнова, дверь с надписью "Спортзал" и последняя, без всякого обозначения. Мужчина толкнул ее плечом и жестом указал внутрь.
- Это ваш дом на ближайшие три месяца. располагайтесь, на все даю вам - вскинул руку с часами, посмотрел на циферблат, - полчаса. Потом ужин.
Лена осмотрела комнату. Длинное помещение с узкими окнами под самым потолком, выбеленными стенами, вдоль которых располагались односпальные кровати , застеленные клетчатыми серыми одеялами, небольшие тумбочки и пара платяных шкафов у противоположных стен. Кулемина присела на первую попавшуюся кровать, уронила под ноги рюкзак и растерянно посмотрела на холодные, мокрые от дождя руки. Тело все еще била дрожь – от пережитого стресса, от мокрой и жесткой ткани куртки, которая касалась ее обнаженной кожи – там, за воротами лагеря, девушка была не в том состоянии, чтобы натягивать белье и футболку, которые к тому же промокли до нитки, пока она устраивала стриптиз перед подругами по несчастью. От пережитого все еще бросало в краску: его жесткая усмешка, пренебрежительный взгляд, скользящий по телу, напряженное, натянутое молчание, охватившее девушек за ее спиной, когда воспитатель одним движением сорвал с нее бюстгальтер. Ни одна из тех, с кем ей придется делить комнату ближайшие три месяца, не была паинькой. Можно было вообразить себе все что угодно – от простого выхода за границы дозволенного кругом, в котором они вращались, до уголовно наказуемых делишек. Но Кулемина могла поспорить, что большинство из прибывших сюда на разбитом ПАЗе, играли в эти игры только постольку, поскольку оставались безнаказанными. Всем было известно – состоятельные предки не допустят, чтобы драгоценное чадо попало за решетку: выкрутятся, откупятся, надавят на нужные рычаги. И в обычной, нормальной жизни девочкам ничего, в сущности, не угрожало – они привыкли выходить сухими из любой, самой мутной воды. Но десять минут назад произошло что-то, что всех без исключения если не напугало, то насторожило. А есть ли границы у этого Степнова? И жаловаться родителям, если что-то пойдет решительно не так, скорее всего, бесполезно – ведь это они сослали их сюда. Да и как жаловаться, когда этот садист даже телефоны отобрал?
- Да ладно тебе, Кулемина, не грусти – звонкий голос Леры вырвал девушку из оцепенения, - ты ничего, достойно держалась. Степашке до слез довести – как два пальца …об асфальт, а ты ничего, в порядке. Я бы, наверное, ему в глотку вцепилась, если бы в первый раз была и сразу в такое вляпалась.
Кулемина подняла глаза на девушку, занявшую соседнюю койку.
- Да он долбанный псих. – Лена покрутила пальцем у виска, - это же… непедагогично и неэтично. Кому-то ведь можно пожаловаться.
- По почкам врезать непедагогично, - буркнула Лера и поморщилась от каких-то своих мыслей, - а это все глупости. Ты не думай об этом, тут чем меньше думаешь, тем легче. Переодевайся лучше, смотри, совсем замерзла. Степашка не опоздает ни на секунду и придется тебе топать в столовую в мокрой форме. – Новикова уже стягивала с себя одежду.
-Что-то я неуверенна, что голодна. – Негнущимися пальцами Лена расстегнула куртку.
- Надо поесть. – Лера уже надевала сухие камуфляжные брюки, подпрыгивая и балансируя на одной ноге, - неизвестно когда придется в следующий раз. Что-то мне подсказывает, что завтра будет тяжелый день.
Спрашивать, как может быть еще хуже, почему-то не хотелось, и Лена переодевалась молча. Едва успев развесить мокрую одежду на небольшой стойке у шкафа, девушки услышали тяжелые шаги в коридоре.
- Вот черт пунктуальный, хоть бы раз на минуту опоздал, – прошипела Лера, запихивая опустевший рюкзак под кровать и косясь на Кулемину. – Все успела?
На ответ Лене времени не хватило – на пороге появился Степнов, и помещение тут же наполнилось его раскатистым голосом:
- Отряд, стройся!
Девушки, путаясь и толкаясь, вытягивались в вялую шеренгу вдоль комнаты. Мужчина, неодобрительно хмуря брови, ждал, заложив руки за спину и покачиваясь с пятки на носок в нескрываемом нетерпении.
-Итак. Как вы уже поняли, это место мало похоже на курорт и не имеет ничего общего с теми способами убить время, к которым вы привыкли. Начнем с распорядка дня. Подъем: Пять тридцать утра...
Кто-то шепотом выругался.
-Разговорчики! Когда говорит воспитатель, вы молчите и слушаете. Потому что дважды я не повторяю, а за неисполнение указания - ставлю галочку. Пять галочек в неделю – это залет. И молитесь, чтобы я наказал вас нарядом вне очереди в воскресенье или лишением права на разговоры по мобильному. Поверьте, я владею достаточным количеством способов доставить неприятные ощущения.
В комнате вновь воцарилась глубокая тишина и Степнов, убедившись, что ни у кого нет желания спорить, продолжил.
- Итак, подъем – пять тридцать, за исключением воскресенья, когда у вас будет возможность поспать до семи утра. Конечно, если не заработаете свои пять галочек, а большинство из вас, уж поверьте моему опыту, будет делать это регулярно. Построение на утреннюю тренировку перед корпусом ровно в шесть. Прием пищи трижды в день. – Мужчина усмехнулся – Если повезет. Отбой в двадцать один ноль-ноль. В вашем корпусе нет обслуживающего персонала, поэтому все хозяйственные работы лягут на вас. Поэтому каждый вечер двое из вас заступают в наряд и являются дежурными по отряду ровно сутки. Сегодня это будут…. - Степнов пробежался по строю долгим цепким взглядом и остановился на ней. Лена невольно сглотнула – этот тип вызывал в ней странную глубокую дрожь, от которой стучали зубы, и холодело где-то на кончике носа.
- Кулемина, Морозова. После ужина заступаете в наряд. Надеюсь, никому не нужно объяснять почему.
Лена стиснула зубы, чтобы не выругаться, где-то рядом зло сопела Морозова.
- Вижу, вопросов ни у кого нет, - хмыкнул Степнов и еще раз окинул глазами строй. – В таком случае, строимся по двое и за мной.
Лена бросила взгляд на оказавшуюся рядом Новикову. Похоже, рассказывая о воспитателе, Лера не только не преувеличивала, но и слегка смягчила.
- Сочувствую, - шепнула девушка, поймав ее взгляд, - Вот гад. Мало тебе на сегодня, что ли…
- Разговорчики! – резкий окрик снова заставил Лену вздрогнуть. Похоже, со слухом у этого Степнова было все в порядке. И не только со слухом…
Не в ногу шагая рядом с соседкой, Кулемина невольно бросала косые взгляды на мелькавшую впереди спину воспитателя и в голове ее всплывали смутные образы киношных крутых боевиков, как говорится, рыцарей «без страха и упрека», которые спасали мир или, напротив – губили его. И в тех, и в других под толстым слоем жесткости и даже жестокости всегда пряталось какое-то звериное обаяние - так, даже оскаливаясь перед прыжком, завораживает нас самый опасный хищник. Интересно, а как его спина выглядит под этой вылинявшей тканью? Кулемина с досадой скривилась от неожиданно посетившей ее мысли и не без удовольствия вышла из корпуса под прохладный освежающий дождь.


Спасибо: 44 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 974
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 107
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.03.12 17:02. Заголовок: На этом свете было н..


На этом свете было не так много вещей, которые Лена Кулемина не любила делать. Например, не любила спорить. Не потому, что боялась проиграть, просто не видела смысла что-то кому-то доказывать и в чем-то кого-то переубеждать, полагая, что каждый имеет право на свое собственное мнение, даже если это мнение не совсем верное. Еще Лена не любила рано вставать и в этом, конечно, не была особо оригинальна. Не любила долго ходить по магазинам, предпочитая посещать проверенные места и делать необходимые покупки максимум в течение часа. Но больше всего на свете – больше споров, раннего пробуждения и затяжного шопинга Лена ненавидела мыть посуду. Слава парню придумавшему такое чудо, как посудомоечная машина, которой в ее семье пользовались уже лет десять, благодаря чему Лене почти не пригодилось заниматься этим гнусным на ее взгляд делом. Но до этого места рука технического прогресса, конечно не дотянулась.
Первые смутные подозрения забрались в ее голову, когда она, вяло ковыряясь в тарелке с тушеными овощами наблюдала, как «вольные», поднимаясь со своих мест и с любопытством косясь на молчаливую группу новичков в одинаковой форме, уносят подносы с пустыми тарелками в помещение, отгороженное от столовой толстым мутным стеклом. Кулемина без аппетита жевала казавшиеся пресными кусочки овощного рагу и размышляла над тем, что может включать в себя понятие «наряд» - предчувствия у нее были самые мрачные. Девушки за ее столом одна за одной заканчивали ужин и, не глядя на воспитателя, безучастно наблюдавшего за ними от двери, попивали компот из граненых стаканов. Лена, с усилием проглотив очередную порцию, отодвинула тарелку и заглянула в стакан с желтоватой жидкостью. На дне одиноко плавал абрикос, и доверия этот напиток не вызывал, но пить хотелось даже больше чем курить и Кулемина, зажмурившись, сделала небольшой глоток. Хм, не так уж плохо. Одним махом закинув в себя компот, она с сожалением посмотрела на дно и отставила стакан.
- Отряд, встать. – Голос Степнова словно бомба разорвался над самым ухом. От неожиданности Лена вскочила, и от этого резкого движения стул с грохотом свалился на каменный пол.
- Кулемина, откуда руки растут? – раздраженно поморщился мужчина. – Впрочем, это мы сейчас узнаем. Отряд, стройся! Все, кроме Кулеминой и Морозовой.
Лена мысленно выругалась. Дело и впрямь принимало неприятный оборот. Отправив сытых и, кажется, слегка сонных девушек в жилой корпус в сопровождении двух охранников, Степнов вернулся к ним.
- Ну что, летчицы-залетчицы! – довольно осклабился, видимо, считая эпитет удачным. – Приступим? Светлана Михайловна! – окликнул рыжеволосую повариху, угрюмо гремевшую грязными сковородками. Услышав голос их воспитателя, женщина засияла как медный таз и кинулась к буфетной стойке.
- Виктор Михайлович, добрый вечер. Вам, наконец, привезли ваших бандиток? – неприязненный косой взгляд на девушек.
Лена криво усмехнулась. Да тут, похоже, любовь-морковь… Попыталась представить рыжеволосую мадам в объятиях Степнова – получалось как-то нелепо.
-Да какие они бандитки, Светочка! – мужчина с досадой покосился на переминавшуюся с ноги на ногу Морозову, нагло оскалившуюся Кулемину. – Так, шелупонь хулиганская. Но я из них эту дурь выбью. Прямо сейчас и начнем – показывайте фронт работ!
- О, этого добра у нас на весь ваш отряд хватит! – Светочка злорадно хихикнула и кивнула за стеклянную перегородку.
-Кулемина, Морозова! –уже почти привычный лающий тон. – Шагом маааарш на кухню, Светлана Михайловна покажет вам, что нужно делать.
Девушки, не глядя друг на друга, потянулись в указанном направлении. Оказавшись за стеклянной стеной, Лена негромко присвистнула: два огромных металлических стола были заполнены грязными тарелками, оставшимися от ужина всего лагеря.
– Твою мать…. – процедила сквозь зубы застывшая рядом брюнетка.
- Я бы тебе, Морозова, башку открутила. – Лена вдруг разозлилась, – за твой язык длинный.
- Да пошла ты! – огрызнулась в ответ девушка и вдруг плаксиво-капризным голосом проканючила. - Самая умная, да? откуда я знала, что ты там ныкаешь? Этот урод у меня все до одной сигареты отобрал, знаешь, как обидно? Я думала у тебя там курево…как минимум.
- Отставить разговорчики! – неожиданно рявкнул уже хорошо знакомый голос за их спинами. – Что уставились как баран…. как овцы на новые ворота? Перчатки в зубы и бегом мыть. Пока тут не будет чисто, спать не пойдете.
Лена нехотя шагнула к одной из огромных раковин и натянула огромные ядовито-желтые резиновые перчатки, спустя секунду у соседней раковины обосновалась Морозова. Убедившись, что воспитанницы приступили к выполнению задания, Степнов удовлетворенно хмыкнул и скрылся в столовой. Сквозь шум воды и приглушенные ругательства соседки, Лена слышала как смеется рыжая повариха и настойчиво угощает их воспитателя чаем с пирожками. Мужчина отшучивался режимом, но пирожки видимо, ел. И довольно громко хвалил. Лену отчего-то немыслимо раздражала это невнятное бормотание и глуповатое женское хихиканье за стеклянной перегородкой. Она почти зло намазывала пеной очередную тарелку и представляла, какую гадость могла бы сделать этому голубоглазому садисту. На ум приходили все какие-то глупости вроде «плюнуть в чай» или «положить таракана в тарелку», то есть совершенно ничего стоящего и действительно интересного. Через сорок минут у нее чудовищно болели руки, ломило в пояснице и адски клонило в сон, но гора посуды таяла медленно, ничего вдохновляющего в голову не приходило, а желание подложить свинью Степнову росло в геометрической прогрессии. Еще через полчаса, когда количество вымытого едва перевалило за половину, она не чувствовала рук, ног и не думала ни о Степнове, ни о Светочке, но о Морозовой. Когда они, наконец, закончили и под конвоем воспитателя вышли на улицу, стрелки на часах в коридоре главного корпуса насчитали почти полночь. Как добрались до казармы и вошли в спальню, Лена не помнила. Едва коснувшись щекой подушки, девушка закрыла глаза и провалилась в черную, бездонную пропасть.



Спасибо: 45 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 999
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 109
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.04.12 20:20. Заголовок: - Равняяяяяясь-смир..



- Равняяяяяясь-смирнаааа! – раскатистый голос Степнова как электрический разряд резал густой утренний воздух. Солнце едва подсветило розовым далекий горизонт, а девушки, зевая и ежась от июньской предрассветной прохлады, уже вытягивались в строй.
- Алехина, чего варежку раскрыла! – мужчина остановился напротив рыжеволосой воспитанницы, - команду слышала?
- Спать хочу, - девушка снова нагловато зевнула в лицо мужчине, не потрудившись прикрыть ладонью рот, - подняли ни свет, ни заря.
- Проснуться? – Степнов криво усмехнулся, - ну, это поправимо. Отряд, напраааа-во! Десять кругов, бегом мааааарш!
С места никто не шелохнулся. В наступившей звенящей тишине девушки, не особо заботясь о сохранении правильной линии строя, мялись на местах, кто-то нервно хихикал.
- Не понял… – Воспитатель обвел отряд напряженным, жестким взглядом. – Команду все слышали? Выполнять!
- Сейчас, шнурки только погладим. – Лена не поняла, кому принадлежал нагловатый насмешливый голос, но инстинктивно почувствовала – зря. Зря они лезут на рожон. Рядом тихо выругалась Новикова, слева часто моргала сонная большеглазая Прокопьева, Лена разглядывала носки своих кроссовок.
- Ааа, - кивнул Степнов и, казалось, понимающе улыбнулся, – мятежный дух проснулся. Ну что же, в таком случае, найдем вам другое занятие. Пойдемте-ка со мной.

Он круто развернулся на пятках и зашагал обратно к жилому корпусу. Поколебавшись, девушки двинулись за ним – женское любопытство. Кулемина шагала в строю, который теперь был больше похож на неорганизованную толпу, и испытывала непреодолимое желание сбежать. Бежать было некуда – охрана, ограда, разве что автоматчиков на вышках не хватает.

Степнов прошагал мимо дверей главного входа и свернул за угол. Лена бросила вопросительный взгляд на Новикову, та шла молча, глядя себе под ноги, и выглядела слегка бледной.
- Прошу, красавицы!- Степнов наконец остановился и доброжелательным, приглашающим жестом распахнул металлическую дверь.

Девушки, толпясь на пороге, одна за одной вошли внутрь. Лена огляделась. Большая и абсолютно пустая комната, выкрашенная в отвратительный желтый. Тусклый свет единственной лампочки, уныло покачиваемой ворвавшимся из дверей потоком воздуха, не добавлял помещению уюта и вяло скользил по стенам и полу, не встречая на пути преград - комната была абсолютно пустой. За спиной, прервав размышления Кулеминой о том, зачем они здесь, хлопнула дверь. Лена обернулась и инстинктивно рванулась назад, толкнула руками холодный металл, но он не поддался. Они были заперты.
- Какого хрена? - Девушка хлопнула ладонью по гладкой поверхности двери.
- Что это за фигня? - поддержал ее чей-то голос.
- Это не фигня. - Девушки перевели взгляд на тяжело вздохнувшую Новикову, - это дорогие мои, совсем не фигня. Это - карцер.
- Чегоооо? - Морозова кинулась к двери, напрасно не поверив, что ее рослая и крепкая подруга по несчастью не справилась с препятствием.
-Того. Сидеть нам тут с вами - не пересидеть, - Лера задумчиво оглядела комнату. - Ненавижу этот цвет, почему они все время красят стены в этот жуткий желтый? Другой краски что-ли нет?
- То есть как это - карцер? - опомнилась большеглазая Прокопьева, - нас что - заперли? и надолго?
- Ну, надолго или нет, это ты мне потом сама расскажешь. - хмыкнула Новикова, и, прислонившись к стене, присела на корточки, - время тут идет по-особенному. Просидишь пару часов, а кажется что весь день. Просидишь весь день - ощущение, что торчал тут неделю. Лично я бы предпочла Степашкин кросс и прочие неприятности. Чего и вам советую, на будущее.
- Да пошла ты на...! - огрызнулась рыжая Алехина, - Думаешь, раз ты тут третий раз, мы тебя слушаться будем?
- Я бы и пошла, - совершенно не обидевшись, хихикнула Лера, - ну во-первых, нет никакой физической возможности, - она кивнула на запертую дверь, - а во-вторых, из мужиков тут с тобой никто даже разговаривать не станет - охране запрещено, вольные нас ...хм... недолюбливают. Да, есть Степнов, конечно, но это, - девушка демонстративно скривилась, - это без меня. А насчет слушаться... - Лера подняла вдруг ставший угрюмым взгляд на девушек, - слушаться меня не требуется. А вот Степашка... с ним лучше не спорить.
- Да что он нам сделает то? - яркая брюнетка - Лена не помнила ее фамилии- уселась у стены напротив, - ну подержит тут пару часов, ну отправит тарелки мыть, как Кулемину с Морозовой. Делов-то.
- Ну-ну, - скептически усмехнулась Новикова, - я тут доказывать ничего никому не собираюсь. Помню свой первый год. Он мне слово - я ему два. Указания не слушала, режим нарушала. Провела пару дней в этой чудной комнатке, - Лера обвела глазами помещение без окон и мебели, - и знаешь, стала думать, чего я больше хочу - гонор свой показать, или поспать в кровати, а не на холодном полу. Ну и опять же - поесть хотелось бы... хоть раз в день.
- Ты еще скажи, что нас кормить не будут, - вмешалась в разговор Морозова.
- Да, принесут тебе сюда первое, второе, третье и компот, как же! - усмехнулась в ответ девушка, - размечталась. Скажи спасибо, если к ночи выпустит. На первый раз не должен вроде зверствовать. Хотя... - Лера обвела выразительным взглядом остальных, - это как у него будет настроение. В прошлом году он одной крале ногу сломал. Довыпендривалась.

Лена, присевшая было рядом, снова вскочила на ноги:
- Чего, ногу сломал? И его не посадили? Это же преступление!
- А никто не видел - свидетелей не было. - Лерка пожала плечами, - У них вышло ...недопонимание, и он молча увел ее сюда. А потом ее забрали на скорой из районной больницы. Она звонила родителям, орала, что он больной садист, но видишь ли...- Новикова задумчиво посмотрела на нее, - ирония в том, что у Степнова идеальная репутация, а у нас с вами - нет. Причем далекоооо нет. Ему скорее поверят, чем тебе.
Лена опустилась на пол. Как-то не верилось, что этот спортивный мужчина с правильными, волевыми чертами лица, может быть таким нечеловечески жестоким. Она вздрогнула, вспомнив холодный взгляд на своем полуобнаженном теле - или все-таки может?

Притихшие девушки рассаживались вдоль стен, кто-то ковырялся у запертой двери в нелепой надежде найти способ открыть ее.
- И что, с ним никак нельзя договориться? - Брюнетка у противоположной стены нервно рассмеялась: похоже, возможная перспектива получить перелом ее не радовала, - в конце концов, он же мужчина... можно как-то..
Глядя, как темноволосая красотка облизывает губы, словно в предвкушении, Лена вдруг почувствовала вспышку раздражения: девушка ей не нравилась.

Новикова рассмеялась - искренне, открыто, как будто кто-то рассказал свежий и остроумный анекдот,
- Даже не думай! Тут таких знаешь сколько было? Кто-то ищет способ облегчить себе жизнь, а кто-то к концу смены и правда втрескивается. Звучит странно, но обычно пара идиоток находится, как минимум. Помню, когда я была тут первый раз, была у нас такая Зеленова - фифа та еще. Она к концу августа была готова душу дьяволу продать, лишь бы Степашку уложить. Бесновалась как мартовская кошка, даже как-то ночью пыталась к нему в палатку залезть, когда у нас были тренировки по спортивному ориентированию в лесу. Красивая девка, до сих пор удивляюсь, чего это он... не воспользовался ситуацией. Может и правда такой правильный, а может, когда на Кавказе служил, ему чего-нибудь оторвало...- Лера усмехнулась, - только он Зеленуху такой идиоткой выставил... Вторая влюбленная в него дурочка даже попытки делать не стала. Вот так.
Лена вдруг почувствовала облегчение и нелепое желание показать загрустившей брюнетке язык. Справившись с крайне неуместным порывом, она вздохнула и еще раз обвела комнату взглядом. Неприметная дверь в углу со значком WC и упаковка питьевой воды в бутылках рядом с входной дверью - вот все, что нарушало целостность пустого пространства. Она села поудобней и вытянула ноги. Хотелось курить, напоминал о себе бурчанием просыпающийся желудок. День обещал быть долгим.

Спасибо: 44 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1008
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 109
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.04.12 16:21. Заголовок: Она не спала. Лежал..


Она не спала. Лежала на жесткой кровати, едва прикрывшись тонким шерстяным одеялом, и смотрела немигающим взглядом в плотную темноту. Тело устало гудело, хотя, казалось бы, без причины – как можно устать от безделья? Проведенный в карцере день показался бесконечным: сидеть на деревянном полу было твердо и неудобно, ходить некуда, говорить не о чем, и к вечеру все девушки как одна ненавидели эту покачивающуюся от любого движения голую лампочку и грязно-желтые стены. Было невыносимо скучно, от голода недовольно бурчал желудок и, когда дверь, наконец, скрипнула, на лицах узниц читалось явное облегчение и радость при виде появившегося на пороге охранника. Молчаливый усатый мужчина отвел их в столовую, где злобно фыркающая рыжая повариха выдала ужин: тарелку рисовой молочной каши и остывший чай. Блюдо, от которого большинство пару дней назад брезгливо отвело бы носы, показалось вкуснейшим - тарелки остались совершенно чистыми.
Часы на стене показывали девятый час, когда тот же охранник отвел их в казарму. Степнов не появился до самого отбоя, хотя Лена почему-то со странным внутренним напряжением предчувствовала его появление и все вслушивалась : не слышны ли в коридоре твердые шаги . Но в корпусе погас свет, а воспитателя все не было.
И вот она лежала на жесткой койке и, несмотря на уталость, не могла заставить себя уснуть. В голову лезли странные мысли – о детстве, о том, какой была Лена Кулемина пять лет назад: ходила с отцом на футбол, часами лупила по баскетбольному мячу и читала книжки деда-фантаста. А потом родители существенно поднялись по социальной лестнице, сменили маленькую и уютную квартирку в спальном районе на роскошные апартаменты в центре, в девятом классе перевели ее в новую «элитную» школу, конечно, исключительно из благих побуждений.
Тут-то все и началось: познакомилась с Гуцулом и его компанией, бросила баскетбол, перестала проводить время с родителями, предпочитая зависать в клубе, принадлежащем родителям Игоря. Ей льстило внимание одного из самых продвинутых парней в школе и постепенно, шаг за шагом меняя привычный и любимый образ жизни на все то, что нес с собой Гуцул, она превратилась в какую-то другую Кулемину, которая теперь ей, лежащей в полной темноте казармы, казалась почти незнакомой. Нет, все это было очень весело: сходить с ума на танцполе с парнем, которого она могла называть своим, пробовать разноцветные коктейли, после которых было весело и легко, если только не увлекаться. Когда наскучили танцы и напитки, было совсем не страшно тянуть горьковатый пикантный дым из приоткрытых губ Гуцула и думать, что это не привычка, это – баловство. О спорте она больше не вспоминала, стала ссориться с родителями и даже пару раз уходила из дома, но, когда начинала мучить совесть, всегда возвращалась. Ей казалось, что ничего не изменилось, что она все та же, прежняя Лена, и было странно, непонятно, почему предки упрямо «закручивают гайки».
Но теперь, слушая спокойное дыхание спящей рядом Новиковой, Лена отчетливо понимала: она изменилась, и этот новый образ не так приятен, как хотелось бы. Эта другая Кулемина уже не мечтала профессионально играть в баскетбол и вообще ни о чем не мечтала: смысл жизни сводился к ее неустанному прожиганию.
Почему это не приходило в голову раньше? Наверное, потому что до сих пор никто не смотрел на нее так, как Степнов. Лена вдруг как наяву увидела холодный, равнодушный взгляд этого красивого мужчины и невольно сморщилась – неприятно. Взгляд такой, как будто она пустое место, как будто ее и нет вовсе. А есть ли она? Лена искала себя в этом теле, лежащем на жесткой кровати, и не находила. В голове путались картинки: бледный, но решительный Никита Кулемин, хихикающий в густой атмосфере клуба Гуцул, школа, снова отец, мелькающие деревни за замызганным автобусным стеклом, синие холодные глаза. Лена не заметила, как погрузилась в беспокойный сон.

Ослепительная вспышка и странный шум вырвали Кулемину из очередного тревожного сновидения, и она резко села в кровати. В комнате горел свет и, приоткрыв глаза, девушка тут же зажмурилась.
- Подъем! – голос воспитателя почти болезненно разрезал ночную тишину, - всем встать! Одну минуту на сборы, время пошло!

Лена заставила себя открыть глаза, все еще щурясь от яркого света, увидела, как бледная Новикова второпях натягивает штаны, и дернула на себя куртку, аккуратно сложенную на тумбочке. Неловкие со сна пальцы не справлялись с пуговицами, ноги путались в штанинах, шнурки не желали завязываться. Наконец Лена, поправляя волосы и одергивая на себе одежду, поспешила встать в строй, которого, впрочем, еще не было и в помине: заспанные девушки, торопясь, заканчивали натягивать одежду. Миновала ни одна минута, когда все воспитанницы выстроились в длинную шеренгу напротив Степнова.
- Почти в пять раз больше времени, - бросил короткий взгляд на секундомер мужчина, - понадобилось вам, чтобы выполнить простейшие действия. Просто бегемоты беременные, а не молодые девушки. Что ж, будем тренироваться. Отбой!

Дважды повторять не пришлось. Памятуя о дне, проведенном в карцере, девушки бросились к своим кроватям, стягивая на ходу одежду.
-Ну, раздеваетесь вы в два раза быстрее: видимо, есть опыт, - грубовато заключил Степнов, когда в комнате воцарилась тишина, но убраться восвояси почему-то не спешил. Прошелся вдоль кроватей и неожиданно рявкнул:
- Подъем!

Ошарашенные девушки снова вскакивали с кроватей, натягивали одежду и становились в строй.
Степнов щелкнул секундомером:
- Уже лучше! Отбоооой!
Сбрасывая с себя форму, Лена покосилась на мужчину: он стоял в центре комнаты, покачиваясь с пятки на носок и, казалось, ничуть не был озабочен тем, что вокруг него суетятся шестнадцать полуобнаженных молодых девушек - его лицо оставалось непроницаемым, взгляд – незаинтересованным. И, несмотря на кипящее желание кинуть в него кроссовкой за мучительный день и жестокую ночную побудку, это холодное спокойствие будило в ней уважение и что-то похожее на благодарность.


Спасибо: 37 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1014
Зарегистрирован: 08.02.09
Откуда: РФ, Москва
Репутация: 109
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.12 18:24. Заголовок: Дождь капал за ворот..


Дождь капал за воротник и тонкие струйки проворно пробирались под хлопчатобумажную ткань куртки и мягкий трикотаж футболки, отчего спина моментально покрывалась гусиной кожей. Этот рассвет отряд встречал в тишине: девушки, вытянувшись в строй, ожидали воспитателя. Степнов, заложив руки за спину, медленно двигался вдоль шеренги, внимательно рассматривая своих воспитанниц, и отпускал короткие, четкие комментарии:
- Алехина, застегнись. Прокопьева, что за вид? Как будто ты на сеновале ночевала. Приведи себя в порядок. Новикова, шнурки завяжи, упадешь на кроссе.

Его приближение нервировало: хотелось одернуть куртку, поправить волосы, вытереть капли дождя с лица. Усилием воли Кулемина заставила себя стоять ровно, не суетиться и смотреть прямо перед собой. Мужчина остановился напротив, бегло пробежался глазами по ее фигуре, на секунду поймал взгляд. Лена стиснула зубы и постаралась не фокусироваться на его лице. Показалось, уголки его губ дрогнули в усмешке, но разглядеть не удалось – он уже шел дальше.
- Алексеева, проснись, замерзнешь.

Степнов, наконец, закончил ревизию строя и сделал несколько шагов назад, чтобы осмотреть всю картину в целом.

-Итак. Если ни у кого нет желания в очередной раз поспорить по вопросам подчинения, приступим к делу. Равняйсь - смирно! Отставить. Липатова, каши мало ела? Или шея длинная, доходит долго? Равняйсь - смирно! Нале-во! Десять кругов бегоооом, марш!

И они побежали. Последствия неспортивного образа жизни последних лет стали сказываться на четвертом круге: Лена почувствовала, что, несмотря на все попытки держать дыхание в узде, оно предательски сбивается со здорового ритма. В пятый раз огибая площадку, она уже жадно хватала ртом воздух, чувствуя как легкие наполняются огнем, как першит в горле и пылает лицо. На седьмом круге, швыряя под кроссовки корявые провалы трещин, начал ускользать из под ног асфальт. В глазах темнело. На ходу раздирая пальцами застежку, швырнула форменную куртку на мокрый газон, споткнулась, почти упала, пальцами зацепив шершавую поверхность под ногами, резко распрямилась и продолжила бег. Где-то за плечом сопела Лерка, Женя Алехина, сойдя с дистанции, согнулась пополам, упираясь ладонями в колени, и пыталась отдышаться, добрая половина отряда уже не бежала – брела друг за другом с ярко-красными щеками. И ей тоже мучительно хотелось остановиться, сбиться на шаг или вовсе упасть на мятно-зеленую свежую влажную траву и задышать полной грудью, но насмешливый взгляд Степнова жег плечо, рядом шелестели кроссовки Леры, и она, стиснув зубы, продолжала бежать. Десятый круг заканчивали вдвоем.

- Кулемина, Новикова, бодрее, что вы как бегемоты беременные, и двух километров не пробежали, а еле ногами шевелите, или хотите присоединиться к остальным?

Присоединиться к остальным, бредущим вдоль асфальтовой площадки, казалось восхитительной идеей, но от финиша их отделяли считанные десятки метров и сдаваться – Лена вдруг почувствовала, как в ней поднимает голову давно забытый спортивный дух – сдаваться было стыдно.

- Дааа, - Степнов обвел насмешливым взглядом задыхающихся девушек, наконец, сбившихся в неровный строй. – Хороши! Большинство из вас не справилось с нормативом восьмых классов. Весело, правда? Вы, молодые девушки, кичащиеся своей крутостью, не справляетесь с тем, с чем должен справляться среднестатистический школьник. Или вы способны только на сигарету в зубах? Боюсь представить, что с вами будет на полосе препятствий. Отряд, нале-во. За воспитателем шагом-марш!

Тренировочный полигон располагался за пределами обнесенной сеткой и предназначенной для спец-воспитанниц территории и представлял собой огромное поле, разбитое на сегменты. Справа, почти у леса стояли щиты для стрельбищ, дальше тянулся спортивный комплекс и наконец, полоса препятствий, у которой остановился Степнов, отделенная от остальной территории красными конусами и флажками. Пока девушки выравнивались в шеренге, Лена бросила взгляд на поле: препятствия в виде почти прижатых к земле скоб, широких бревен, плоских отвесных щитов почти с человеческий рост располагались на утоптанной земле, поверхность которой трудно было назвать ровной – выбоины, лужи и размытая дождем глина, местами превратившаяся в скользкую грязно-серую кашу.

Степнов разбил отряд на две части и коротко объяснил план преодоления препятствий. Услышав, что под металлическими скобами нужно проползать, кто-то недовольно фыркнул:
- Там же грязь и лужи…

Степнов проигнорировал это замечание, и добавил, усмехаясь:
- Ну, а чтобы у вас был стимул не нарушать правил и быть первой, скажу, что пришедшая последней в каждой из групп идет в наряд в это воскресение. За нарушение – галочка. Всем все понятно? Тогда на старт.

Новикова бежала в первой группе. Уходя на линию старта, она махнула рукой и скорчила брезгливую рожицу, Кулемина, усмехнувшись, отсалютовала в ответ и оглянулась на оставшихся ожидать. Хорошо знакомая Морозова, запомнившаяся яркой гривой Женя, красавица-брюнетка, накануне интересовавшаяся возможностью соблазнить Степнова, две блондинистые фифы и еще пара девушек, имен которых она назвать не могла.

-На старт, внимание…марш! – Дал отмашку педагог, занявший пост наблюдателя в центре дистанции, и воспитанницы сорвались с места.

Дистанция была ужасной: грязь из под ног бегущих разлеталась во все стороны, мокрая трава ненадежно скользила под подошвами. Лена внутренне содрогнулась, увидев, как Новикова первой рухнула в месиво из воды, травы и глины, чтобы проползти под металлическими скобами.

- Какая гадость! – буркнула застывшая рядом Морозова, вторя ее собственным мыслям.
А девушки продолжали преодолевать дистанцию: вот Лера перебрасывает тело через деревянный шит, потом еще через один, бежит через лабиринт-змейку, вот, поскользнувшись на мокрой траве, падает в грязь Прокопьева, но сразу поднимается – быть последней, видимо, очень не хочется. Наконец, финишировали.

Лена не слушала, что кричал Степнов, но по выражению его лица даже на расстоянии было видно – он недоволен результатами, которые тут же записывал в черный блокнот с кожаным переплетом.
Выходя на дистанцию, Кулемина старалась не смотреть через поле, где пытались отдышаться участницы первого забега, мокрые, грязные, очевидно злые.
Свисток-сигнал, старт. Лена сорвалась с места и почти сразу выбилась в лидеры, боковым зрением она видела, что где-то за плечом мелькает Морозова - щуплая, но юркая.

Упала в грязь, стараясь не думать о том, что стирать одежду придется руками. Холодная глина чавкала под локтями и коленками, брызги летели в лицо, затылок то и дело больно ударялся о металлические растяжки, но думать об этом было некогда – почему-то было важно, очень важно придти первой. Что-то кричал Степнов, она не слушала – выбралась из-под последней скобы, вскочила на ноги, цепляясь за травяные проплешины, рванула к деревянным щитам. Подтянуть себя на руках, закинуть ногу, перенести центр тяжести, сделано – и еще, и еще раз. Уже поднимаясь на узкое бревно и видя в сотне метров перед собой финиш, она услышала вскрик позади, инстинктивно обернулась: перевалившись через последний из вертикальных щитов, ничком лежала Морозова. Вот мимо пробежала Алехина, похоже, даже не заметив лежащую на земле девушку, догоняли остальные участницы забега. Лена, спрыгивая с бревна, обернулась на Степнова, ожидая увидеть воспитателя спешащим на помощь, но он оставался на месте.

«Не мое дело» - твердила она мысленно, преодолевая отрезок до лабиринта-змейки – «не мое… черт!». На последний этап дистанции она так и не вышла. Развернулась, побежала в обратную сторону. Дура. Будет тебе веселый выходной. Вот дура! Задела плечом одну из блондинок, вслед понеслись нелестные эпитеты. Вернулась к щиту, склонилась над Морзовой.

- Что случилось?
- Нога, - девушка, корчась от боли, попыталась сесть, - подвернула, наверное. Нафиг ты вернулась? иди, догонишь еще, хоть последней не будешь.
- Да заткнись ты, - ей не хотелось дискутировать, - давай-ка, обопрись на меня, помогу.

Они поднялись с земли и направились в сторону финиша – Степнов уже стоял там, скрестив руки на груди, и молча смотрел в их сторону. Лена практически тащила припрыгивающую на одной ноге Морозову и мысленно ругала себя последними словами: зачем? зачем она это сделала? Теперь этот изверг как пить дать влепит наряд, а чего, собственно, ради, точнее - кого ради? Ей хотелось ударить себя чем-нибудь потяжелее, но из тяжелого в руках была только скулящая от боли Нюта. Наконец девушки пересекли границу финиша.
- Что с ногой? – коротко кивнул мужчина

- Думаю, вывих, но я не врач… и не воспитатель, - глухо бросила Лена в ответ, аккуратно помогла Морозовой усесться на траву и, распрямившись, с вызовом посмотрела в синие глаза. Его лицо как прежде оставалось непроницаемым. Железобетонный нянь ко всему равнодушен – даже не попытался прийти на помощь человеку. Объект ее размышлений тем временем все же присел на корточки рядом с воспитанницей и тщательно ощупывал травмированную ногу.

- Вывих, так и есть, – закончив осмотр, буркнул он и добавил, бросив короткий взгляд на стонущую от боли Морозову, - Будет неприятно.
Опомниться Морозова не успела: коротким резким движением мужчина вправил вывих и тут же поднялся на ноги, не обращая никакого внимания на оставшуюся на земле девушку.

- Вернемся к результатам дистанции, а они, я бы сказал не плохие… – Степнов сделал паузу, пробежался взглядом по девушкам – на перепачканных грязью лицах некоторых замелькали улыбки, которые, впрочем, исчезли, едва он продолжил, - не плохие, а отвратительные. Видели бы вы себя со стороны – стадо коров на пастбище и то резвее. Но отсутствие лучших не помешает мне выделить худших. В воскресение в наряд заступают: Алексеева и Орлова.

Лена, приготовившаяся услышать свою фамилию и даже отчасти смирившаяся с грядущим «выходным» нарядом, оторопев, смотрела на Степнова. Хотелось попросить его повторить, чтобы убедиться, что она не ослышалась, но ее опередила красавица-брюнетка с недовольным выражением лица:
- А почему я? После меня еще двое были…
- Потому что. – Степнов поставил голосом точку, будто не собираясь продолжать, но, поколебавшись, прокомментировал, - Что бы вы там себе не думали, я не фашист. Морозова получила травму, что не позволило ей окончить дистанцию пусть не с приемлемым результатом, но все-таки значительно быстрее тебя, Орлова. А Кулемина пришла бы первой, что в условиях спортивных показателей ваших в целом и ее в частности поводом для похвалы не является, но не отметить это я тоже не могу. Однако, она прервала дистанцию, чтобы помочь товарищу, рискнув при этом своим свободным днем. При сложившихся обстоятельствах было бы несправедливо ее наказывать. Вопросы есть? Нет вопросов. Возвращаемся в корпус, приводим себя в порядок и готовимся к завтраку. Морозова – к медсестре зайдешь, пусть наложит повязку.
Прекрасно. Кулемина мысленно выругалась. Уж лучше бы наряд. Мало ей устроенного в первый день стриптиза, так теперь еще и это. Орлова уже косится, точно считает выскочкой. И остальные, наверное, того же мнения. Черти бы взяли это Кулеминское воспитание: клятву Гиппократа, как родители, она, конечно, не давала, но правило «не оставаться равнодушной, если кому-то требуется помощь» твердо усвоила с детства. Только сейчас вспомнила о нем совсем не вовремя – в этом коллективе лучше не выделяться таким способом.
Не глядя на все еще сидевшую на земле Морозову, Лена развернулась и зашагала по направлению к казарме. Пусть теперь кто-нибудь другой протянет травмированной руку помощи, ее личный лимит благородства на сегодня был исчерпан.


Спасибо: 39 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 552
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия