Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 524
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.02.12 19:14. Заголовок: Мечта "овечки"


Автор: Галлюцинация
Название: Мечта «овечки»
Жанр: OOC, Humour (по большей мере стёб), проблески Romance
Рейтинг: почти R
Пейринг: КВМ
Статус: в процессе
Краткое содержание: 4-й сезон по принципу "как бы хотелось лично мне"
Спасибо: Кате, forget-me-not, за быструю и безболезненную премодерацию
Отдельное спасибо: моей Музе - Лина , именно благодаря тебе я стараюсь писать позитив (чтобы ты не грустила и могла отдохнуть душой после тяжелого трудового дня )

Кинуть в автора чем-нибудь очень тяжёлым за полное несоответствие жизненным реалиям можно здесь - http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000204-000-140-0-1328528688

Спасибо: 22 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 30 , стр: 1 2 All [только новые]







Сообщение: 574
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 67
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.03.12 20:06. Заголовок: Момент истины, он же..


Момент истины, он же – первая репетиция «Ранеток» в училище, показал, что женщина способна на многое, чтобы избежать присутствия рядом с ней нежеланного человека. Гуцул произвёл хорошее впечатление на Романовского, а после того как тот ушёл, радостно сверкнул глазами, выгодно подчёркнутыми огромными чёрными кругами вокруг них, и заявил, что он полежит чуть-чуть вот здесь, в уголке, а потом встанет и пойдёт собирать вещи. Девчонки согласно покивали, но – будучи существами коварными от природы – осуществиться его плану не дали. Бедного парня подхватили под руки и потащили на улицу, мотивируя свой поступок тем, что отсыпаться будем на том свете, а переехать они помогут. И действительно помогли, подключив к делу мужчин: к назначенному времени подтянулись Степнов, Рассказов и Валентинов. Именно во время переноса вещей из машины в квартиру и прозвучало предложение о совместной свадьбе. Игорь попытался было проявить гордость, но дружные вопли девчонок «Как здорово!» и проникновенный взгляд почти жены вынудили его - естественно, не сразу - согласиться. Пообещав прийти на новоселье, вся дружная команда помощников удалилась, оставив молодых людей разбирать сумки и создавать уют в своем первом совместном доме.
Дня два Лена просто радовалась за друзей, за себя, за мир почти во всем мире, а потом немного заскучала. Выброс адреналина, связанный с избавлением от Васи и благоустройством Гуцула, пришёлся ей по вкусу, и девушке захотелось ещё чего-нибудь будоражащего. Идея пришла внезапно, когда однажды по дороге из училища ей попалась на глаза компания первоклашек, дружно идущих за учителем в парк. В зелёных глазах немедленно зажёгся огонёк, увидев который, кое-кто постарался бы скрыться подальше. Постояв пару секунд, будто раздумывая, стоит ли воплощать свой замысел в действие, Кулёмина решительно тряхнула светлыми волосами и быстро направилась в сторону, практически противоположную своему дому.

Эта школа почти ничем не отличалась от её собственной, разве что выкрашена была в зелёный цвет. Чуток помявшись на крыльце, Лена вошла внутрь. По времени была перемена, и по холлу туда-сюда сновали ученики, изредка разбавляемые педагогами. Кулёмина так увлеклась разглядыванием, что вопрос охранника расслышала с третьего раза.
- Я? Я к Виктору Михайловичу Степнову. Он меня ждёт.
Крепкий парень, словно из фильма про суперменов, оглядел её подозрительным взглядом, так что Лене даже пришлось смахнуть чёлку набок, чтобы он мог увидеть её честнейшие глаза. Видимо, это и сработало. Получив величественный кивок, девушка резво ринулась по коридору. Школа действительно была построена по тому же образцу, что и триста сорок пятая, так что спортзал она нашла легко. Только собиралась приоткрыть дверь и заглянуть, как сзади на неё налетели.
-Ой, прости! – Оглянулась с видом пойманного на месте преступления злоумышленника. За ней стоял высокий русоволосый парень и просительно улыбался. – Я тебя не сильно ударил?
- Нет, всё отлично, - поспешила уверить его блондинка.
- А почему ты тут стоишь?
- Да как-то зайти не решаюсь, - поделилась с ним Лена, сказав чистую правду.
- Новенькая, что ли? – он по-своему интерпретировал ситуацию. – Могу взять над тобой шефство. Меня Максим зовут. – Подмигнул.
- Лена. – Кулёмина улыбнулась, посмеявшись в душе над столь щедрым предложением. Эх, мальчик, знал бы ты, во что ввязываешься! - Может, мне стоит называть тебя Шефом?
- Можно и так. А ты откуда к нам?
- Да я, вообще-то, не к вам, - они вошли в зал, где уже толпились переодетые в спортивное старшеклассники. – Я только на физ-ру.
- А почему так? – Лена посмотрела в дружелюбные серые глаза и ляпнула:
- Да проблемы у меня с моим физруком!
- А что такое? – Максим удивился.
- Ну, знаешь, - Кулёмина ужаснулась тому, что сейчас скажет, но всё же продолжила: - пристаёт он ко мне, - она понизила голос, с каким-то садо-мазохистским удовольствием наблюдая за реакцией ошарашенного парня. – Вот я и сбежала.
- Так надо директору сказать! Пусть его выгонят из школы!
- Да ты что! Без него нашим спортсменам кирдык! Вот он и пользуется своей незаменимостью.
- Но ведь нельзя этого так оставлять!
- Да забей, Макс! – Лена хлопнула его по плечу. – Это же не смертельно. Похожу к вам, у вас же препод нормальный?
- Супер! – он засиял восторгом. – Он просто потрясающий! Столько знает, столько умеет и так здорово может объяснить… Он идеальный тренер! Кричит, правда, но по-другому с нами, наверное, нельзя.
Блондинка с удовольствием слушала похвалы в адрес Степнова.
- Вот видишь, это и к лучшему, что я к вам перешла.
В эту секунду прозвенел звонок, Максим потащил её к шеренге, в которую уже выстраивались его одноклассники и поставил рядом с собой.
- Физкульт-привет! – С последними отзвуками электрической трели в зал влетел Виктор. Лена не смогла сдержать улыбки при виде такого родного образа «преподавателя физической культуры». – Равняйсь! Смирно! – Удостоверившись, что все правильно выполнили его команды, он спросил: - Кто дежурный?
- Я. – Из строя выдвинулся худощавый паренёк в очках. – Отсутствующих нет.
- Хорошо. – Степнов даже не стал заглядывать в журнал.
- Зато присутствующих прибавилось, - выкрикнул с места Максим. Виктор взглянул в его сторону и поперхнулся воздухом. Закрыл глаза, убедил себя, что у него просто-напросто случилась маленькая безобидная галлюцинация, и снова посмотрел на шеренгу. Галлюцинация невинно хлопала ресницами и смущённо улыбалась.
- Кто? – сипло выдавил он из себя, надеясь, что это всего лишь двойник.
- Лена Кулёмина. – Не двойник. Он послал ей убийственный взгляд, тем не менее произнеся: - Добро пожаловать!
Максим ободряюще сжал плечи девушки, вызвав у учителя неконтролируемое движение бровей. В целях безопасности своего нового знакомого Лена отодвинулась от него подальше. Брови вернулись на место, позволив блондинке облегчённо выдохнуть. Похоже, с адреналином она уже переборщила.
- Сегодня отрабатываем броски! – Зычно известил всех Степнов, взяв в руки баскетбольный мяч. – Может, новенькая продемонстрирует нам свои таланты? - Получив в ответ многозначительный прищур, он сделал пас. – Прошу на позицию.
Кулёмина, стукнув пару раз мячом об пол, встала в центр площадки и выполнила бросок. Загремел щит.
- Ну кто ж так бросает! Откуда у тебя руки растут?! – ничуть не тише загремел Виктор, заставив особо впечатлительных попытаться слиться со стеной. Однако «новенькая» лишь скрестила руки на груди, отставив в сторону правую ногу.
- Чем кричать, лучше показали бы как надо! – Она подобрала мяч и выжидающе посмотрела на него. Понимая, что Ленка его провоцирует и что ему крайне опасно приближаться к ней ближе, чем на три метра, Степнов всё-таки подошёл, встал позади девушки и обхватил её запястья, поднимая руки вверх и устанавливая их для правильного броска.
- Ты чего творишь? – Светлые волосы взметнулись от неистового шёпота.
- Расслабьтесь, Виктор Михайлович! – послышался такой же тихий ответ. – И получайте удовольствие. – Кулёмина сделала незаметный шаг назад, прижимаясь к нему вплотную. По телу мужчины немедленно пробежал табун мурашек, которые при этом ещё умудрялись танцевать ламбаду. Ладони на запястьях сжались крепче. А вредная блондинка ещё и поёрзала, будто устраивалась поудобнее.
- Ленка, ты хоть представляешь, что с тобой за это дома будет?
- Угу. Надо же и мне получать удовольствие…
От занимательной беседы их отвлекли одобрительные выкрики учеников: за разговором они и не заметили, как совместными усилиями отправили мяч в кольцо. Виктор тут же отпрыгнул от Кулёминой.
- Ладно, хватит на сегодня.
- А как же… - начал было кто-то ответственный, но его быстро затолкали в глубь шеренги. Похоже, перенос зачёта душевного расстройства у основной массы не вызвал.
Оставшаяся часть занятия прошла спокойно: Лена с удовольствием играла в баскетбол в одной команде с Максом, а Степнов с не меньшим удовольствием за этим наблюдал.

- Так ты мне можешь внятно объяснить, зачем ты это сделала? – Лена пожала плечами и сделала ещё один глоток чая. Что она может объяснить, если сама не знает? Ну, захотелось ей! Понимая, что такой ответ Степнова вряд ли устроит, она решила переменить тему, а то и так уже полвечера потрачено на допрос.
- Вить, слушай, я тут увидела спортзал, стенки эти, маты… Ты ведь в школе меня уже любил? А тебе никогда не приходило в голову… ну, что-нибудь… такое?.. – Мужчина покраснел и отвёл взгляд. – Да, ладно?! Правда?! Расскажи! – По виду преподавателя физической культуры было понятно, что делиться этим сокровенным он не собирается. Пришлось прибегнуть к крайним мерам. Лена быстро пересела к нему на колени и начала тыкаться носом, куда придётся, щекоча при этом губами, выдыхающими: - Расскажи! Ну, расскажи! Ну, пожалуйста!!!
Виктор сдался и зашептал ей на ухо. Сначала округлились зелёные глаза, а потом и рот приоткрылся. Девушка запустила пальчики в тёмные кудряшки и заставила посмотреть ей в лицо.
- Бедненький, как же ты это выдержал?!
Окончание вечера убедило Степнова, что ради этого стоило и подождать.

Проведённые с пользой выходные – новоселье у «Гуцуловых», семейные посиделки у деда и Елизаветы Матвеевны, которые тоже собирались на днях съехаться, совместный поход по магазинам с целью выбора свадебных подарков – вытеснили из блондинистой головы Кулёминой воспоминания об её шалости. Однако та сама напомнила о себе во вторник в виде окликнувшего её в кафе Максима.
- Лена! Привет! А куда ты пропала? Вчера физ-ра была, я тебя ждал, - парень светился радостью, не замечая, что девушка не отвечает ему взаимностью, а встревожено оглядывается по сторонам. – А ты здесь од…
- Лен, у них нет шоколадного мусса, ты клубничный будешь? – Максим потерял дар речи, когда увидел пробравшегося к их столику Степнова. Зато у Кулёминой он появился. Оттеснив не менее ошарашенного Виктора, она быстро заговорила:
- Макс, это не то, что ты подумал!
- Конечно, - парень криво ухмыльнулся и вылетел из кафе.
- Блин, блин, блин!!! – Лена рухнула на сиденье и заколотила по столу.
- Да не переживай ты так! – Виктор сел рядом. – Ну, подумаешь, увидел нас вместе. Что в этом криминального? – Девушка подняла на него виноватый взгляд.
- Это ты ещё просто не знаешь, что я ему наговорила…

На следующем занятие у одиннадцатого «Б» Степнов, едва войдя в зал, почувствовал, что отношение к нему явно изменилось. Парни косились на него исподлобья, а все девочки оказались во втором ряду. Ухмыльнулся, покачал головой и крикнул в сторону двери:
- Заходи уже!
Створка нещадно заскрипела, открываясь, и в зал буквально просочилась Кулёмина. Подошла и встала рядом, опустив голову.
- Я хочу перед вами извиниться, - тон действительно был раскаивающимся. – Это была просто глупая шутка. Ни от кого я не сбегала и никто ко мне не приставал. Я вообще не школьница. Учусь в музыкальном училище, а с Витей… с Виктором Михайловичем у нас серьёзные отношения. И тогда он мне просто подыграл. Простите меня ещё раз. А чтобы вы окончательно поверили, я привела своих подруг, которые могут всё это подтвердить. – Она повернулась к двери. – Девчонки!
Завидев новых гостей, кто-то крикнул:
- Так это же «Ранетки»!
- Точно! А я ещё думала, почему эта новенькая мне знакома?
- Блин, бывает же так!
Девчонок окружили, засыпая вопросами, а Лена улучила момент и оттащила Максима в сторону.
- Извини, что так тебя подставила.
- Да ладно, теперь буду знать, что женщинам верить нельзя, - но серые глаза улыбались.
- И это ты ещё Новикову не знаешь!..
Урок физкультуры незаметно превратился в пресс-конференцию «Ранеток», но преподаватель был не против. Восстановленная репутация и непредвиденное «окно» компенсировали трескотню вокруг.

- Прости-прости-прости-прости-прости…
Он прервал свой путь из комнаты на кухню и поднял глаза к потолку. Следующая за ним по пятам Кулёмина, крепко обхватившая его торс сзади, тоже остановилась, уткнувшись носом ему в спину.
- Лен, ты же знаешь: я на тебя не злился и не злюсь.
- Знаю. Но мне так больше нравится!
- Дитё ты моё! – он усмехнулся.
- Ну, можно же иногда?
- Можно, можно.
- Чего тогда встал? Пошли уже! – И, едва он сдвинулся с места: - Прости-прости-прости…


Спасибо: 27 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 581
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 68
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.04.12 09:56. Заголовок: Видимо, вопрос Лены ..


Видимо, вопрос Лены про спортзал, маты и «неправильные» мысли разбередил в душе Степнова что-то сокровенное – до конца недели он часто о чём-то задумывался и улыбался каким-то своим размышлениям. А в пятницу вечером позвал девушку «погулять», причем официально – прислав приглашение по смс. 3атем забрал Кулемину после училища и чинным шагом направился вместе с ней по улице, слушая рассказы об учёбе и однокурсниках. Сворачивая в нужных местах, он незаметно довёл Лену до места назначения, где остановился, привлёк к себе и, подарив нежный поцелуй, зарылся лицом в светлые волосы.
- Как ты смотришь на то, чтобы продолжить вечер в более романтичной обстановке?
- Это какой? – улыбнулась Кулёмина. Крепкие ладони, обнимавшие её за талию, лихо переместились на плечи и развернули. – Да ладно?! – девушка от неожиданности издала короткий смешок. Она перевела удивлённый взгляд на Виктора: лёгкий румянец и глаза, устремлённые к небу, убедили её в серьёзности его намерений. – И как ты себе это представляешь?

- Петь, привет! – Степнов непринуждённо поздоровался с охранником, едва тот открыл дверь. Уже знакомый Лене крепыш, дежуривший сегодня в ночь, ответил фирменным недоверчивым взглядом и вопросительным кивком. – Жена выгнала, - кашлянув, «сознался» Виктор, удостоившись уже сочувствующего покачивания головой. – Хотел у себя переночевать, у меня в подсобке диванчик есть… - Столь же молчаливо в его руке оказались ключи от спортзала. Пожали друг другу руки и расстались: Пётр остался на посту, а Степнов скрылся за поворотом, где немедленно ускорился практически до бега. В коридоре, непосредственно рядом с его рабочим местом, было окно, которое тут же было открыто. Спустя секунду на подоконнике уже сидела Лена.
- Чувствую себя героиней шпионского фильма! – Глаза девушки сияли азартом.
- Подожди, мы ещё не добрались до цели, - Виктор помог ей забраться в школу и закрыл окно. Крадучись, они добрались до спортзала, отворили замок и проскользнули внутрь. Помещение встретило их тишиной и полумраком. Кулёмина начала с интересом осматриваться: почему-то сейчас спортзал показался ей отличным от того, что она видела днём, а Степнов ретировался в подсобку. Через мгновение он уже вышел оттуда, держа в одной руке плед, а в другой настоящую корзинку для пикника, из которой под многозначительное хмыканье Лены стали появляться различные деликатесы.
- А вы хорошо подготовились, Виктор Михайлович, как я погляжу…
Она неспешно приблизилась к терпеливо ожидающему справедливой награды мужчине. Томный взгляд, нежное прикосновение к щеке, одно движение до полного сближения…
В коридоре раздались громкие шаги охранника. Кулёмина вздрогнула и тесно прижалась к Виктору, будто пыталась этим заглушить бешеное сердцебиение.
- Ты дверь закрыл?
- Чёрт, вот знал же, что что-то забыл!
Зелёные глаза тут же расширились от страха, но хрипловатый смех и фраза «да пошутил я» вызвали совсем другие эмоции.
- Ах, ты! У меня сердце остановилось! – Степнов легко перехватил летящий в его плечо кулак и улыбнулся.
- Мне кажется, я знаю, что сможет его снова завести…

Солнечный луч нахально светил прямо в закрытый глаз и ни в какую не желал двигаться с места. Виктор поморщился и попробовал убрать препятствие здоровому сну взмахом руки. Естественно, ничего у него вышло. Пришлось немного переместиться, тем самым потревожив лежащую рядом Лену. Её недовольное сонное ворчание неожиданно послужило лучшим будильником. Степнов резко сел, обводя ошалелым взглядом спортзал, в котором они вчера так и уснули. И если у Кулёминой занятий сегодня не предвиделось и она могла позволить себе спать хоть до обеда, то у преподавателя физической культуры в триста сорок третьей школе уроки шли согласно расписанию. И как раз в эту минуту послышалось противное скрежетание в замке. «Болван! Почему ключ не оставил с этой стороны?!»
Ещё чуть-чуть, и зал заглянул… Максим. Он удивлённо приподнял брови, увидев физрука, инстинктивно пытающегося закрыть собой девушку со светлыми волосами, лежащую на мате (хорошо ещё, что вчера хватило сил и ума натянуть на себя одежду), а потом так же быстро исчез. Из коридора сквозь закрывшуюся дверь долетел его приглушённый голос:
- Пошли лучше в столовую. Там техничка только пол помыла, мокрый ещё. Хоть один след оставим – орать будет…
Разочарованный гул и удаляющийся топот показались Виктору лучшими звуками по Вселенной. Ещё пару мгновений он прислушивался к наступившей тишине, а потом сгрёб Кулёмину в охапку вместе с пледом и утащил в подсобку. Там он приложил немало усилий, чтобы разбудить свою любимую соню и объяснить ей ситуацию. Лена по чуть-чуть и покраснела, и похихикала, и даже успела поцеловать его пару раз, но на фразу «Макс - молоток! Надо сделать его капитаном!» отреагировала сразу.
- Не вздумай! – Явное изумление на лице Степнова заставило её развить свою мысль: - Если ты сейчас заявишь, что ставишь его капитаном, он поймёт, что этого из-за сегодняшнего. Ты хоть представляешь, какой это удар по самолюбию?
- Значит, не стоит? – сосредоточенно нахмурил лоб.
- Уж точно не сейчас! Присмотрись к нему, давай большую нагрузку, чем остальным, насколько я поняла, он на самом деле классно играет, а потом уже и решишь – объективно и беспристрастно.
- Ленок, ты у меня гений!
- Да-да, я такая, - девушка охотно подставила лоб для поцелуя.
Достигнув согласия по столь важному пункту, они снова поиграли в шпионов: Кулёмина после разрешающего кивка Виктора, набросив капюшон от кофты на голову, выскочила в коридор, где благополучно смешалась с толпой учеников и смогла выбраться из школы. А Степнов всё занятие ловил на себе пристально-изучающие взгляды претендента в капитаны сборной по баскетболу, в конце же удостоился негромкого «Виктор Михайлович, а вы молодец. И с девушкой вам повезло». Они обменялись понимающими взглядами, а уже дома мужчина долго и старательно доказывал своей девушке, что и ей с ним повезло. Хотя она, вроде бы, и не сомневалась, но лучше перебдеть!

- Нет.
- Ну, Лена!
- Нет.
- Разве ты не понимаешь, как это важно?!
- Нет.
- Может, мне на колени встать?
- Как хочешь, но это не поможет.
Дверь приоткрылась, и в образовавшуюся щель просунулась кудрявая голова.
- Ну как?
- Никак, - Женя развела руками. – Кремень.
- Так, уступи-ка профессионалам! – В комнату уже полностью вошла Новикова и с видом строгой учительницы села напротив Кулёминой, которая скучающе разглядывала свои ногти. Алёхина тенью выскользнула за дверь, оставив их наедине. – И чего ты упрямишься?
- Лера, нет.
- Ну почему?!
- Я не хочу, - Лена пожала плечами, мол, что ж тут непонятного.
- А тебе не кажется, что сейчас не время идти на поводу у собственных желаний? – Скептический взгляд зелёных глаз лишь усилил красноречие Валерии Андреевны. – На тебя возложена такая ответственная миссия! Ты просто не можешь так всех подвести!
- Лер, с каких пор отказ надеть платье является изменой Родине?
- Ты же свидетельница! – С искренним изумлением воскликнула блондинка. – Ты должна выглядеть совсем чуть-чуть хуже невесты! А у тебя их целых две!!!
- А сейчас вообще необязательно, чтобы свидетели на регистрации были…
- Это ещё что за саботаж?! – Новикова аж вскочила.
- А я что? Я ничего. Просто размышляю…
- Лена, ты меня до инфаркта доведёшь! Ты только представь: Степнов в костюме, ты в шикарном платье, красивая музыка… - Кулёмина зевнула. – Ты неисправима!
Дверь скрипнула, и в комнате появился Виктор, которого явно затолкали оставшиеся снаружи «ранетки», не терявшие надежды убедить строптивую басистку на смену имиджа, хотя бы на время двойной свадьбы, где она должна была исполнять почётную обязанность свидетельницы для обеих пар. Степнов помялся, поправил ворот футболки, словно он его душил, а потом выдал:
- А мне и так нравится! – Кулёмина торжествующе усмехнулась, Лера застонала, а в коридоре раздался возмущённый вопль: «Виктор Михайлович, мы не так договаривались!»
- Нашли, кого на помощь звать! – раздосадованная Новикова вытолкнула мужчину обратно и снова села, пытаясь загипнотизировать Лену взглядом.
- Кулёмина, в предпоследний раз спрашиваю…
- Нет.

Спасибо: 21 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 582
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 68
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.04.12 09:58. Заголовок: На том и порешили, и..


На том и порешили, и двухнедельные уговоры, которыми Лера всё же пыталась изменить мнение упрямой подруги, результатов не дали. Кулёмина либо ограничивалась набившим оскомину «нет», либо изображала внезапную и неизлечимую глухоту, либо просто-напросто сбегала. Причём очень эффективно: дома её не было, телефон не отвечал, да ещё и Степнов непостижимым образом также исчезал из поля деятельности радаров. В итоге, Валерия Андреевна пропустила момент, когда нужно было подобрать достойное одеяние на свадьбу для себя любимой. К счастью, незаменимый Алексей выручил и здесь, преподнеся неутешной возлюбленной прекрасный наряд от малоизвестного, но очень талантливого отечественного дизайнера. За что и был расцелован и заласкан почти до смерти.
День свадьбы, как и во многих подобных случаях, был наполнен весёлой суматохой и шутками. Чего только стоил двойной выкуп! Правда, свидетельница была явно необъективна по отношению к свидетелю, и, несмотря на ворчания Новиковой, компания из двух женихов и «дружки» отделалась «малой кровью». Красавиц-невест после прохождения всех испытаний и напутственных речей торжественно рассадили по машинам, счастливые женихи тоже заняли свои места, остальные многочисленные гости и пожелавшие «быть ближе к народу» свидетели загрузились в арендованный и украшенный цветами и воздушными шариками автобус – и весь кортеж благочинно двинулся на регистрацию, провожаемый восхищёнными и радостными криками прохожих и оглушительными сигналами автомобилей. Сотрудники ЗАГСа встретили прибывших с улыбками и попросили разрешения на проведения репортажа, потому что впервые в их стенах проходило такое мероприятие. Конечно, двойными свадьбами уже никого не удивишь, но вот то, что у обеих пар были одни и те же свидетели… Молодожёны с радостью согласились, Степнов, не любивший излишне пристального внимания к себе, некоторое время поупирался, но несколько слов, сказанных Леной на ухо (вездесущая Лера даже смогла расслышать что-то про «пусть мне все завидуют» и «я в долгу не останусь»), совершили переворот. Брутальный физрук триста сорок пятой и триста сорок третьей школ даже позировал перед камерами, конечно, с непременным участием своей ненаглядной свидетельницы. Кстати, та, верная своим принципам и словам, облачилась в светло-серый брючный костюм в сочетании с нежно-зелёной, безумно шедшей к её глазам блузке ( даже Новикова была вынуждена признать, что Лена выглядит сногсшибательно). Церемония прошла без накладок, торжественные речи быстро сменились гомоном и залихватскими песнями, в основном из репертуара «Ранеток», шампанское полилось рекой, а гости сорвали голос от криков «горько».
Позже, как и все порядочные свадьбы, и в том же порядке, что и часом ранее, отправились на фотосессию у различных достопримечательностей. Роль видеооператора исполнял Костя, а фотографа – Наташа, изредка отдавая другим свои бесценные инструменты, чтобы тоже запечатлеться для потомков. Чаще других фотокамерой завладевала Кулёмина, с интересом разглядывая мир через призму объектива. Девушка даже испытывала сожаление, когда приходилось расставаться со столь приглянувшимся ей предметом, и твёрдо пообещала себе, что когда-нибудь приобретёт себе такую же.
Благодаря ещё теплому сентябрю прогулка продолжалась достаточно долго, пока особо ответственные не напомнили, что их уже ждут в кафе. Весёлые и счастливые молодожёны решили не отрываться от коллектива и загрузились вместе со всеми в автобус. В кафе компанию встретили те, кто не присутствовал на регистрации, среди коих была замечена и Светлана Михайловна Уткина. При виде рыжей гривы, «леопёрдового» платья и «модного» макияжа свидетель слегка занервничал. Игорь Ильич, который не мог не пригласить коллегу, поспешил его успокоить, мол, бывшая невеста пришла не одна, а с действующим женихом, с ролью которого весьма достойно справлялся литератор Милославский. Попытавшаяся выполнить ту же миссию Лера наткнулась на безразличное кулёминское «А мне начхать» и решила не спускать глаз с библиотекарши, предчувствуя, что это «ружьё» ещё выстрелит.
И пошло застолье! Тосты сменяли один другой, то же самое было и с танцами, приглашённый тамада буквально влюбил в себя всех присутствующих своим юмором, небанальными фразами и конкурсами, в которых оказались задействованы все гости. Больше всех, конечно, доставалась свидетелям, но они, как спортсмены, с честью выдерживали все испытания, да ещё и подшучивали над остальными. Уже остались позади похищение места, туфелек и невест (обеих сразу), уже прошла битва за пол будущих детей (Рассказовым досталась девочка, а Гуцуловым мальчик, после чего смущённая Полина, бывшая на пятом месяце беременности, сообщила о верности народного «гадания», чем вызвала бурю восторга, прежде всего у молодого отца), когда объявили первый танец молодожёнов. Свет в зале приглушили, и на освобождённом от столиков пространстве закружились в вальсе две прекрасные пары. Едва смолкли звуки бессмертной мелодии Евгения Доги, зал снова озарился сиянием, а тамада пригласил на импровизированный танцпол свидетелей, которые тоже должны были «отчитаться». Гости завертели головами, отыскивая эффектную пару, но те как в воду канули.
Внезапно свет мигнул и погас, вызвав у впечатлительных особ короткий вскрик, но тут же на сцене зажглись два прожектора. Умелой рукой повёрнутые в зал, они создали два круга, в одном из которых уже стоял Виктор, с рассеянным видом оглядывающий толпу. Все замерли в предчувствии чего-то необыкновенного. И не ошиблись. Вмиг взгляд голубых глаз стал хищным, приковавшись к высокой фигуре, вступающей во второй круг света. С губ ошарашенной Леры сорвалось «Вот поганка!», а потом она, зачарованная, как и все присутствующие, почти не дышала. Раздавшиеся звуки чувственного танго оказались как нельзя кстати. Именно под такую музыку и должна была двигаться переодевшаяся Кулёмина, с грацией кошки приближающаяся к Степнову. Длинное красное платье, от пояса покрытое чёрным кружевом, при каждом шаге давало возможность увидеть в волнующем разрезе до середины бедра изящную ножку, красоту которой подчёркивали чёрные туфли на среднем каблучке и с ремёшком вокруг тонкой щиколотки. Светлые волосы с лёгким начёсом, скреплённые черной лентой на манер ободка, маняще переливались при каждом движении. Жесты рук, затянутых в высокие чёрные перчатки, заставляли сердца биться в неистовом темпе, а красивые губы, впервые в жизни узнавшие вкус красной помады, были изогнуты в лукавой усмешке. Когда до мужчины оставалось всего два шага, он выбросил руку вперёд и резко притянул девушку к себе, вызвав неконтролируемый вздох у всей аудитории. И началось. Сейчас вряд ли кто-то поверил бы, что это танго танцуют два спортсмена, учитель и ученица, да вообще два простых человека! Казалось, перед восхищёнными зрителями творилось настоящее волшебство, пробуждающее в них веру в настоящую любовь и страсть. Даже когда музыка кончилась и Лена с Виктором, задержавшись в последней позе чуть дольше нужного (кому же захочется покидать объятия неотразимого партнёра!), выпрямились и отошли друг от друга, в зале царила оглушительная тишина. Лишь когда виновники поголовного шока сделали несколько шагов в сторону выхода, Новикова пришла в себя.
- Стоять! – От этого крика ожили и остальные гости, начав наперебой делиться впечатлениями, однако истинную дочь и невесту милиционера это не могло сбить с толку. – И как это называется?
- Лер, я тебе обязательно всё объясню, только переоденусь.
- Ну уж нет! Неужели ты думаешь, я тебя так просто отпущу?! – Лера, кажется, искренне возмутилась даже возможности такого предположения. – Натах, живо сюда! Запечатлей нас, пока эта Золушка не испарилась!
Следующие двадцать минут Кулёмина исправно позировала Липатовой со всеми желающими сфотографироваться с ней именно в таком образе, а таких оказалось достаточно много. Как будто знали, что подобное может повториться ещё очень и очень нескоро. Одновременно Новикова вела свой допрос, выяснив таким образом, что загадочные исчезновения Елены были связаны с посещением репетитора по танцам. На все возмущения кудрявой блондинки («Мне-то могла сказать!») блондинка с прямыми волосами отвечала одно и тоже: «Сюрприз хотела сделать». В итоге Лера была вынуждена признать, что это у неё получилось на все сто процентов, и попросила контакты преподавателя, замыслив затащить туда и Лёху. В конце концов, взмолившуюся о пощаде Лену отпустили переодеться. Двинувшегося за ней Степнова, с невинным видом заявившего, что он «лишь поможет расстегнуть «молнию» на платье», не пустила всё та же Новикова.
- До дома терпите! Вашими стараниями, если посчитать, сколько раз за вечер вы уже пропадали, молодожёны должны прожить в счастливом браке не меньше двухсот лет.
«Провинившиеся» переглянулись и даже не покраснели. Лера вздохнула и милостиво взмахнула рукой:
- Да идите уж! – Пара немедленно исчезла, а девушка, взяв под руку Алексея, осталась следить за другим потрясающим спектаклем: гражданка Уткина, взревновавшая после эффектного танца Степнова и Кулёминой, пыталась их переплюнуть, вертя несчастного Милославского во все стороны. Гости прятали улыбки и поддерживали их дружными аплодисментами. Но апофеозом славы для Светочки стала победа в извечном конкурсе «танец на газете». Она даже не заметила, с каким сочувствием Виктор, державший свою даму без малейших усилий, смотрел на обливающего потом Мирослава, впрочем, как не услышала и шёпота Лены, предложившей не мучить бедного преподавателя литературы и русского языка, после чего, собственно, конкурс и завершился: Степнов, покачнувшись, соступил с газеты, вызвав неописуемую радость у Уткиной. Столь бурную, что её рыцарь этого не выдержал и рухнул на пол, но даже там продолжал улыбаться и принимать поздравления.
В общем, торжество прошло в дружественной и непринуждённой обстановке и оставило лишь самые приятные воспоминания, подкреплённые отличными фотографиями, которые через пару дней рассматривали и в триста сорок пятой школе, и в «Снегинке», и даже в далёкой Швейцарии.



Спасибо: 22 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 583
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 68
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.04.12 10:01. Заголовок: Свадьба нового одног..


Свадьба нового одногруппника обсуждалась в училище максимум неделю, пока её не потеснили более насущные поводы, но даже за это время Кулёмина успела устать от расспросов. Главной темой, конечно, стал их со Степновым танец. Сначала одногруппницы, затем сокурсницы, а потом уже и кое-кто со старших курсов подходили и – кто мимоходом, а кто и в лоб – интересовались, где же она «такого мужика отхватила»? Лена, посмеиваясь, но не без толики самодовольства, отвечала, что «таких уже не производят», однако когда этот вопрос прозвучал раз в сто пятидесятый, она уже не улыбалась, а хмуро отвернулась и сделала вид, что погружена в чтение лекции. А после пожаловалась Новиковой, что Степнов гад – слишком привлекательный для женского пола - и она его непременно запрёт дома «исключительно для личного пользования». Лера с энтузиазмом отнеслась к данному заявлению и потом целый день доставала подругу своими фантазиями на тему «Степнов, прикованный наручниками к батарее», «Степнов, грызущий корочку чёрствого хлеба», «Степнов, приносящий тапочки в зубах»…
Сам Виктор даже не подозревал о возможных перспективах своего существования, а честно трудился на ниве отечественного образования, прививая детям любовь к спорту, насколько это было в его силах, на уроках и дополнительных секциях. Причём последние он умудрился втиснуть в расписание так, чтобы они совпадали с днями репетиций «Ранеток», так что ему не приходилось сидеть дома в одиночестве, а напротив – практически всегда нестись сломя голову, чтобы встретить дражайшую половинку и уже в столь приятном обществе вернуться в квартиру. С недавнего времени к такому распорядку прибавилось посещение Рассказовых, с которыми они теперь «дружили семьями» (Кулёмина пусть и с трудом, но стала обращаться к бывшим преподавателям просто по имени), и изучение меню уже давно ставшего родным кафе «Под мухой». Дело в том, что «Ранетки» возобновили наконец свои выступления в нём, и Степнов счёл своим долгом (да и удовольствия он получал немало!) присутствовать на мини-концертах. Кроме девчонок, свои творческие достижения порой демонстрировали и Новикова, и Гуцулов. Последний вообще был молодцом: он успевал неплохо учиться, за что его неоднократно хвалил Романовский, следить за звуком у «Ранеток» и работать барменом. И что удивительно, даже молодая жена не жаловалась на отсутствие внимания со стороны мужа, а лишь хвасталась, что такого супруга ни у кого нет. Бывшая мадемуазель Зеленова неожиданно быстро влилась в общую компанию, больше всего сблизившись с двумя соратницами по цвету волос, и если поначалу Лера несколько ревновала, то позже нашла в лице Полины отдушину для разговоров о модных новинках (Кулемина в данном аспекте была абсолютно бесперспективна). В общем, все были довольны жизнью. Казалось бы…

Через некоторое время Виктор заметил, что во время рассказов об учёбе и девчонках Лена стала порой замирать на полуслове, а потом встряхивалась и продолжала фразу, как ни в чём не бывало. На выступлениях светилась от счастья, но после выглядела такой уставшей, словно вагоны разгружала. И, что самое неприятное, молчала. Не совсем, конечно, а именно о том, что её тревожило. Это навевало определённые воспоминания о нелегком периоде их совместной жизни. Поэтому мужчина был настороже и нисколько не удивился, когда однажды вечером Кулёмина, корпевшая над тетрадью, с силой ударила по столу и со злостью швырнула ручку в стену.
- Ненавижу сольфеджио! Кто вообще эти ноты придумал!
Степнов, читавший наброски нового романа Петра Никаноровича, облегчённо, но максимально незаметно выдохнул и с деланным безразличием поинтересовался:
- А тебя действительно только это волнует?
Лена скорчила рожицу, покрутилась на стуле и вдруг заявила:
- Вить, а как ты думаешь: у «Ранеток» есть будущее?
Мужчина поперхнулся от неожиданности. Отложил роман.
- Ну-ка, иди сюда. – Девушка оттолкнулась от пола пару раз, и стул послушно провёз её почти через всю комнату. Он чуть наклонился, ухватился за тонкие щиколотки и притянул Кулёмину максимально близко, удобно устроив «захваченное» у себя на коленях. – Рассказывай.
Лена немного помялась.
- Я не знаю… Понимаешь, как-то не так всё стало… Раньше музыка была для меня всем, ну, помимо тебя, конечно!.. Я и думать не могла, что может быть ещё что-то, а сейчас… Нет, мне безумно нравится в училище, нравится выступать, нравится всё это творческое безобразие! Но не оставляет чувство, как будто всё это ненастоящее, временное, несерьёзное… Что должно быть ещё что-то! Да и потом, сложно представить, что через двадцать лет на большой сцене будет отжигать группа «Ранетки»! Тогда мы уж «Курагой» будем! – Степнов слушал, не перебивая, давая девушке возможность выплеснуть всё, что она надумала за это время. Наконец, Кулёмина выдохлась. Несколько секунд тишины, и тихое: - Я предательница, да?
Виктор покачал головой.
- Ленка-Ленка… Ты просто взрослеешь. И ищешь себя. Ты уже решила, чем хотела бы заниматься?
Она снова помолчала, прежде чем ответила:
- Я бы хотела изучать психологию. Не поверхностно, а серьёзно, глубоко… Но девчонок не брошу!
- Заочное? – Девушка просто кивнула. – Я не буду говорить, как это сложно – совмещать две разных учёбы, да ещё прибавить к этому ваши репетиции, выступления… Ты у меня спортсменка, знаешь, как силы свои рассчитывать, чтобы дойти до финиша. Только вот заочное обучение всегда платное, нужно будет кредит брать…
- Нет! – Мужчина так удивлённо взглянул на неё, что Кулёмина смутилась и торопливо пояснила: - Деньги есть: родители несколько лет назад сделали вклад на моё имя – как раз для оплаты обучения. Он так и хранится в банке, ведь в «Снегинку» нас на бюджет взяли. Думаю, там хватит. – Лена заметно повеселела, в зелёных глазах зажёгся знакомый Виктору огонёк, который он так любил. – Завтра же поищу в интернете, куда можно подать документы, если, конечно, ещё не поздно.
- Я поражён, что ты до сих пор этого не сделала. – Кулёмина показала ему язык и взъерошила рукой непослушные кудряшки. – А теперь возвращайся к сольфеджио.
- Нет, нет, нет! – Девушка захныкала, но Степнов уже встал, решительно развернул стул, взялся за его спинку и покатил обратно к столу.
- Там же нет ничего сложного. Я тебе объясню.
- М-м? – Лена затормозила и, преодолев сопротивление, развернулась, красноречиво взглянув на мужчину, который тут же стал смотреть в сторону. Правда, долго он не продержался, заулыбавшись. – Колись!
- Ладно, только ты никому не говори. – Девушка вопросительно и весьма заинтересовано подняла брови. – Я в детстве в музыкальную школу ходил. – Выражение лица напротив дало понять, что его откровение произвело шокирующее действие. Он ухмыльнулся. – Просто мама очень хотела приобщить меня к «прекрасному». Надолго меня не хватило, но кое-что ещё помню.
- Офигеть! А как же «я в музыке ни бум-бум»?!
- Конспирация, Кулёмина, конспирация! – Виктор легонько щёлкнул её по носу. – Если не принять меры, то запрягут потом всякие номера на праздники делать или что-то подобное…
- Что-то от должности художественного руководителя школьной рок-группы вас это не спасло, Виктор Михайлович! – ехидно заметила бывшая ученица.
- Не поверишь: врасплох застали! Поверил, наивный, обещаниям директора: будет группа – будет инвентарь. А получилось…
- Можно подумать, что ты недоволен результатом!
- Да я в восторге от такого результата! – Путешествие к столу продолжилось. Чувствовалось, что Лене грозящая перспектива вернуться к домашнему занятию не нравилась, она ёрзала, пару раз вздохнула, а потом будто осенило:
- А отделение какое?
- Гитара.
- Что-о-о-о?! – Стул опрокинулся от резкого движения, а Степнов начал отступать, принимая не самые слабые удары в грудь от гневно дышащей девушки, не переставая при этом улыбаться.
- Лен, у меня же синяки останутся.
- Угу, - резко приблизилась и обжигающе прошептала на ухо: - А ещё укусы и засосы.
После столь будоражащего обещания Виктору пришлось согласиться, что сольфеджио можно отложить на потом. Желательно, на утро.


Спасибо: 24 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 588
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 68
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.04.12 18:29. Заголовок: Этот разговор оказал..


Этот разговор оказал на Кулёмину благотворное действие: она снова стала искренне и широко улыбаться, заражала всех вокруг своим оптимизмом и энергией и могла за коротким промежуток времени выполнить кучу дел. Так, например, уже на следующий день она нашла университет, куда ещё можно было подать документы на интересующую её специальность, позвонила родителям, чтобы уточнить данные о счёте, и, что было самым важным и трудным, поговорила с девчонками. К её удивлению, «ранетки» отнеслись к её словам спокойно. Наташа в последнее время сильно увлеклась фотографией, и они с Костей уже подумывали о персональной выставке. Аня пожала плечами и сказала, что если группа распадётся, она займётся сольным творчеством или, на худой конец, сможет писать тексты для других. Нюта сначала расстроилась, ведь девчонки стали для неё первой настоящей семьёй, но потом, подумав, рассудила, что подругами они быть не перестанут, а значит, ничего непоправимого не случится. К тому же Степа неожиданно проникся армейской жизнью и твёрдо решил стать офицером, что могло обернуться для будущей мадам Белута (между прочим, согласие приёмных родителей было уже официально получено) кочевками по гарнизонам. Тут уж не до группы. А Женя вообще напрямую заявила, что ей гораздо больше нравится заниматься организацией процесса и что она с удовольствием станет в последующем продюсером кого-нибудь – быстрый взгляд в сторону Ани – из бывших соратниц. Новикова отреагировала на новость по обыкновению бурно, но в итоге сказала, что Ленка молодец, а сама она так не сможет. После учебы в Англии девушка поняла, что никакие ужасы шоу-бизнеса не остановят её на пути к сцене и любви поклонников, тем более что у неё теперь такой надёжный тыл в лице Валентинова. Вот уж кто не только не даст «зазвездиться», но и поддержит в трудную минуту.
К концу недели Елена Кулёмина уже была зачислена на заочное отделение факультета психологии, что было отмечено с грандиозным размахом. Во-первых, был совершён беспрецедентный набег на книжный магазин, такой, что даже богатырь-физрук еле донёс «улов» до квартиры. Во-вторых, полдня Степнову пришлось провести за заполнением различных тестов, которые следом за ним старательно проверяла Лена, итогом чего стало заключение, что он практически идеальный мужчина. В чём же заключался изъян, выяснить не удалось, так как будущий профессор решила от теории перейти к практическим испытаниям, вследствие чего они едва не опоздали в кафе, что, по сути, и относилось к «в-третьих» - планировалось небольшое застолье.
По случаю выходного дня посетителей было достаточно много, «Ранетки» отыграли концерт, сорвав заслуженные аплодисменты, и разбежались по своим делам, осталась лишь Лена. По неизменной традиции «кто последний, тот и убирает» именно ей досталась честь расставлять гитары и прятать синтезатор в чехол. Правда, у девушки был помощник, с которым они и направлялись к столику, где их уже ждали Лера и Алексей, когда раздалось громкое:
- Витька! Степнов!!!
Виктор замер, резко повернул голову и расплылся в широкой улыбке, открывая объятия высокому худощавому блондину с ярко-серыми смеющимися глазами.
- Вадим! Сколько лет!
- Да чуть поменьше десяти! Степнов, а ты заматерел! Настоящий мужик!
- А ты так и остался килькой в скафандре!
Кулёмина неловко топталась рядом, не желая прерывать обмен любезностями между явно хорошо знающими друг друга мужчинами. На счастье, долго в одиночестве ей быть не пришлось: любопытная Новикова в секунду оказалась около неё.
- А это кто? – пожалуй, излишне громким шёпотом вопросила она, прекрасно понимая, что Лена ей ничего не ответит. Но манёвр удался: друзья отвлеклись от воспоминаний и заметили стоящих рядом девушек.
- Какие прекрасные создания! – Вадим галантно поцеловал руку обеим блондинкам. – Степнов, неужели это с тобой? Я ведь могу скончаться в жестоких муках зависти.
- Лена, Лера, это мой друг Вадим Соколов, мы учились вместе в институте. Это Лера, моя бывшая ученица. Это её жених, Алексей, – представил подошедшего к компании Валентинова. - И Лена… Моя девушка.
- Заявление про зависть остаётся в силе, - Вадим подмигнул. – Может, вы присоединитесь к нам? – он кивнул на столик в углу зала. – Или это помешает вашим планам?
- Ничуть, - кокетливо улыбнулась Новикова, а Виктор пригляделся и ахнул:
- Это же…
- Да-да, мой друг! Пошли, ребята будут рады тебя видеть.
Спустя несколько секунд шумные возгласы на тему «как давно мы не виделись» и «как здорово, что мы встретились» возобновились. За столом оказались и другие сокурсники Степнова: Вячеслав и Сергей, а также две молодые женщины, одна из которых была женой Сергея, а другая – невестой Вадима. Все быстро перезнакомились, компания подобралась дружелюбная, так что никто не чувствовал себя лишним.
Конечно, разговор преимущественно вертелся вокруг воспоминаний о студенческой поре, так что Лера порой сожалеюще вздыхала, что такой компромат не попал ей в руки раньше. Не то быть бы ей круглой отличницей по физической культуре и основам безопасности жизнедеятельности. Это замечание было встречено дружным смехом, а потом Вадим оглянулся на сцену, на которой ещё стояли инструменты «ранеток», и подмигнул.
- Ребят, а вы помните, как мы когда-то выступали?
- Выступали?! – Сказать, что Новикова была в шоке, значит не сказать ничего, Алексей даже подвинулся чуть ближе, чтобы предвосхитить её дальнейшие действия, какими бы они ни были. Уже подготовленная в плане музыкальных талантов Виктора Лена, тем не менее, разделяла удивление подруги.
- Вы не знали? – в свою очередь изумился Соколов. – Вы не слышали о знаменитой студенческой группе «Dirty socks»?
- Как?! – воскликнула потрясённая в очередной раз Лера. – О Боже!
- Да, хорошие были времена! Сколько девушек за нами увивалось… - Устремлённый на разговорчивого товарища взгляд голубых глаз был крайне красноречив, так что Вадим поспешил исправиться: - Но у них не было никаких шансов. Никаких! Особенно со Степновым. Он вообще зануда! Почти монах!
- Мы верим, верим, - закивали блондинки. Соколов облегчённо выдохнул, но тут же прозвучало ехидное: - Почти. – Вадим скорчил мученическую гримасу.
- А может, вы что-нибудь сыграете? – невинно покосившись на побледневшего Виктора, ангельским голоском предложила Новикова. Остальные девушки её поддержали, а жена Сергея, которая училась вместе с мужчинами и помнила выступления их группы, сказала, что отказаться будет наивысшим свинством с их стороны. Друзья недолго колебались, в основном все трудности были связаны с тем, чтобы сломить сопротивление Степнова, который стоял насмерть, приговаривая, что и нот он не помнит, и слова забыл, и не знает уже, как гитару в руках держать…
- Виктор Михайлович, у вас же этот… дух победителя! Вы же спортсмен! Это же легче, чем эстафета на лыжах! – Казалось, что среди светлых волос Кулёминой стали проглядывать рожки, когда она, покачиваясь на стуле, хрипловатым голосом озвучивала те фразы, которые сама услышала в начале своей музыкальной карьеры. Ответом стали предостерегающий прищур и резкие твёрдые шаги к сцене. Вадим показал девушке большой палец и поспешил за другом. Рядом со столиком материализовался заинтересованный Гуцул, сбежавший из-за стойки под предлогом смены коктейлей у клиентов.
- А чего это они? – парень кивнул на сцену, где четверо мужчин деловито разбирали инструменты.
- Играть будут, - спокойно поедая вишенку, ответила Лера.
- И Степнов?!
- И Степнов.
- Я, пожалуй, присяду. – Ошарашенный Игорь плюхнулся на стул рядом с Кулёминой, которая не отрывала глаз от как будто враз ставшего незнакомцем Виктора. Он словно стал ещё выше и стройнее, Анина гитара смотрелась в его руках неестественно маленькой, но сам мужчина не замечал этого, выглядел спокойным и сосредоточенным одновременно.
Бас-гитара досталась разговорчивому Вадиму, Сергей взял соло, а молчавший всё время Вячеслав сел за барабаны. Небольшая проверка инструментов, и они заиграли. Мелодия была нежной, а вкрадчивый голос оказавшегося ещё и солистом Соколова пробирал насквозь.

«Не сердись, улыбнись.
Я не совершенен, к сожалению.
Чай готов. Ты садись.
Отвлекись на мгновение.

Дождь вымоет бульвары,
Солнце будет позже.
Возьми, что хочешь, даром.
Отдай, что хочешь, тоже»

Припев подхватили Виктор и Сергей:

«Счастье быть может очень близко,
Счастье теперь летает низко.
Лови – не жалуйся!
Время опять идёт по кругу,
Мы всё равно нужны друг другу.
Улыбнись, пожалуйста!»

- А представляешь, если бы здесь была Уткина? Да она бы прямо на полу лужицей растеклась! Впрочем, - усмехнулась Лера, заметив, как подруга, раскачиваясь в такт музыке, смотрит на сцену и не реагирует на внешние раздражители в её лице, - одна потенциальная лужица у нас уже есть.
- Новикова, я тебя потом прибью. За сравнение с Уткиной. – Абсолютно невозмутимо проговорила Кулёмина, даже не повернув головы. Кудрявая блондинка независимо хмыкнула и утащила Алексея танцевать, благо мелодия очень к этому располагала.

«Не сердись, улыбнись.
Я усну - пожалуйста, приснись.
В облака поднимись.
Буду звать тебя – скорей вернись.

Дождь вымоет бульвары,
Солнце будет позже.
Возьми, что хочешь, даром.
Отдай, что хочешь, тоже»

Виктор снял гитару, соскочил со сцены, мигом оказался возле Лены, взял её за руку и потянул за собой. Она немного посопротивлялась, но пришлось уступить грубой мужской силе, и вскоре они уже пели припев в один микрофон, пока остальные, включая Вадима, лишь играли.

«Счастье быть может очень близко,
Счастье теперь летает низко.
Лови – не жалуйся!
Время опять идёт по кругу,
Мы всё равно нужны друг другу.
Улыбнись, пожалуйста!»

Звуки стали затихать, и на последних аккордах Степнов уже шептал:

«Время опять идёт по кругу,
Мы всё равно нужны друг другу.
Улыбнись, пожалуйста!»*

Хотя, просить ему не нужно было: лицо Кулёминой и так просто светилось.
Дальнейший вечер прошёл куда более оживлённо. Лера без устали расхваливала их выступление и сетовала, что родилась на десять лет позже, а не то… Тут она спохватывалась и заявляла, что лучше «её Лехи» всё равно никого нет, с чем Валентинов молча, но с неизменным достоинством соглашался. Игорь присоединялся к дифирамбам и выспрашивал подробности. А Лена лишь довольно улыбалась и порой незаметно терлась щекой о плечо непривычно возбуждённого и разговорчивого Виктора, всем своим видом напоминая любимого хозяевами котёнка. В конце встречи, когда время перевалило уже за полночь и охранник пару раз многозначительно взглянул на часы, все вспомнили, что завтра начало новой рабочей недели, и стали прощаться. Обменялись телефонами, просьбами «не забывать» и постепенно разошлись. А в сто пятнадцатой квартире ещё долго при возникновении каких-то мелких разногласий напевалась магическая фраза «Не сердись, улыбнись», после которой начинающийся конфликт гас в зародыше, а старушки-соседки привычно увеличивали громкость телевизора.

Скрытый текст



Спасибо: 25 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 591
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 68
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.04.12 13:55. Заголовок: Кулёмина быстро осво..


Кулёмина быстро освоилась, с удовольствием изучая основы психологии и нередко используя в качестве подопытного Виктора, так что он порой смеялся, что и ему можно будет потом получать ещё один диплом. Лена же в ответ заявляла, что всё равно в семье самой умной будет она, потому что некоторые до сих пор Толстых путают! Естественно, такого самовлюблённое эго настоящего мужчины стерпеть не могло, поэтому через определённое время уставшая и умиротворённая слабая женщина засыпала под боком у своего повелителя. А потом находился ещё один «очень интересный тест»…

- И почему мы должны тут сидеть? – Кулёмина недовольно поморщилась и закинула ногу на ногу, расположив стопу правой на колене левой.
- Потому что у нас скоро репетиция, - терпеливо ответила Новикова, подпиливая ноготок с видом занятого делом государственной важности человека.
- А почему мы должны сидеть именно здесь и наблюдать за этим фарсом?
- Да потому что вы только смотреть и можете! – Раздалось над их головами презрительное фырканье. – В показе принимают участие только самые лучшие. И уж вам-то точно не будут рады!
Девушки опешили от такого хамства, и, воспользовавшись их замешательством, мимо царственно прошествовала Жанна, с которой им довелось познакомиться первого сентября.
- Вот мымра! – Лера подскочила, но подруга удержала. – Ленка, ты же слышала, как она нас опустила?!
-Да ну её! Не видишь разве: она специально нас задеть хочет! Пошли лучше отсюда.
- Вот уж нет! Теперь я с места не сдвинусь! Хочу посмотреть на этих «самых лучших»! – Новикова плюхнулась обратно в кресло, сжав пилочку так воинственно, словно это было копьё или кинжал. Про ежегодный благотворительный «показ мод» блондинки были уже наслышаны, но по традиции новички в нём участие не принимали. Однако и старшие курсы обычно этим не кичились. В конце концов, это было всего лишь развлекательное шоу, где симпатичные девушки не покоряли свои талантами строгое жюри, а просто-напросто несколько минут красиво двигались по подиуму, демонстрируя тот или иной наряд. Порой некоторые не самые известные дизайнеры предлагали свои услуги, так как это мероприятие не обходилось без присутствия прессы, но на модное событие года подобный показ точно не претендовал. Тем сильнее задевала высокомерная выходка Жанны, по крайней мере, это касалось Леры. Кулёмина же неожиданно успокоилась, рассеянно поглядывая на сцену, где манерно покачивали бёдрами несколько ярко макияженных девиц, обряженных с разной степенью пошлости, но и её внутреннее равновесие резко покачнулось, когда неприятно знакомый голос с самодовольной интонацией произнёс:
- О, ранеточка, уже соскучилась по мне?
Неистовая надежда, что она обозналась, рассыпалась в прах, когда, подняв глаза, Лена увидела наглую физиономию несостоявшегося звукорежиссёра их группы. Девушка даже ничего не сказала, лишь красноречиво скривилась, однако столь холодный приём не оказал должного действия. Парень продолжал ухмыляться, оценивающе разглядывая разом напрягшуюся фигуру девушки. Тонко чувствующая окружающие материи, Новикова и сейчас поняла, что приближается гроза, поэтому ринулась в бой.
- Привет! А что ты тут делаешь.. э-м-м… Вова?
- Вася, - оскорблённо (его – единственного и неповторимого! – кто-то посмел не запомнить с первого раза) поправил молодой человек.
- А-а-а, точно! – бойко прощебетала Лера, и не подумав извиниться. Конечно, имя его она помнила, но так хотелось сделать подруге приятное! – Так какими судьбами?
- Участвую в показе. - Он снова стал напоминать павлина. Или индюка.
- Ты?! - Удивление было настолько искренним, что Василий даже смутился.
- Ну да, - уже гораздо менее напыщенно, - отвечаю за звук. У меня сестра там. – Он кивнул на сцену, где как раз репетировала повороты Жанна. Блондинки переглянулись, у каждой во взгляде можно было прочитать: «Ну и семейка!»
- А вы тоже будете на дефиле?
- Пренепременно. – От тона Кулёминой поёжились даже колонны. Новикова снова проявила чудеса предусмотрительности.
- Вова, тебя, кажется, сестра зовёт!
- Вася я, - буркнул парень, но всё же направился к сцене, где его весьма бурно встретила Жанна, от взгляда которой не укрылось его неподобающее внимание к «мелким».
- Конечно, леди не пристало так говорить, но я и не леди… Пипец! Нет, Ленок, ты видела? Ты слышала?!
- Да. – Айсберг рядом с насупленной Кулёминой выглядел бы жалкой сосулькой.
- Пойдём отсюда? – робко (!) предложила Лера.
- Сидеть! – Новикова вздрогнула и инстинктивно выпрямилась. – Мне подумать надо…
Оставшуюся часть репетиции предстоящего показа Лена напряжённо размышляла, изредка отвлекаясь, чтобы высказать своё отношение к недвусмысленным заигрываниям со стороны Василия (подмигивания, помахивания, а то и воздушные поцелуи), и Лере каждый раз приходилось её убеждать, что та или иная конечность ему ещё понадобится, да и челюсть будет не лишней, хотя бы нижняя.

- Мы участвуем.
Почему-то эти слова совсем не удивили дочь милиционера. Чего-то подобного она и ждала, глядя, как отрывисто и зло бьёт по струнам бас-гитары непривычно за последнее время серьёзная подруга. И половина пути из училища домой, проведённая в молчании, лишь убедила её в своих подозрениях. Поэтому ответила Лера спокойно:
- Как?
- Идея есть, но нам одним не справиться.
Девушки остановились и одновременно посмотрели на огромный рекламный щит, где субтильная блондинка призывала отведать новый сорт сыра.

В субботний вечер, на который был назначен показ, училище сверкало и шумело. Многие говорили, что в этом году рекордное число гостей и представителей прессы, то и дело попадались фотографы или репортёры, успевающие брать на ходу интервью у хоть сколько-нибудь известных личностей. Неожиданно таковыми оказались и «Ранетки», которых опознал один корреспондент, присутствовавший на несостоявшемся концерте Евы в «Лужниках» и не преминувший поинтересоваться, как обстоят дела у «начинающих звёзд». Постепенно место действия перенеслось из фойе в актовый зал, где центральное место занимал импровизированный подиум, а по краям его окружали ряды кресел и стульев.
По прошествии небольшого времени стало ясно, что этот показ ничем особенным от своих собратьев отличаться не будет. Вспышки фотоаппаратов мелькали всё реже, несмотря на все усилия старательно улыбающихся, похожих одна на другую новоявленных моделей. Вышедшая практически в конце выступления в ярко-красном купальнике Жанна удостоилась несколько более оживлённой реакции, но даже под толстым слоем косметики было заметно её разочарование. Администрация училища была явно недовольна, некоторые из приглашённых гостей уже встали, чтобы направиться к выходу, как томная псевдо-роковая музыка сменилась бьющим по нервам танцевальным ритмом. Подиум заискрился в лучах прожектора, и на него прекрасной бабочкой вспорхнула стройная фигурка.
Высокая светловолосая девушка в белоснежном костюме для игры в теннис летящей походкой преодолела несколько метров и замерла на краю, непринуждённо поигрывая ракеткой и кокетливо поглядывая из-под белого козырька. Не успели зрители опомниться, как появилась ещё одна блондинка – тоже в белом, только не в юбке, а в шортах, и не с ракеткой, а с баскетбольным мячом в руках. Её проход по подиуму сопровождался не просто красивым перебрасыванием спортивного инвентаря с одной руки на другую, а самыми настоящими профессиональными финтами. В зале нарастало оживление, защелкали затворы фотоаппаратов…
Резкий свист застал всех врасплох. Зрители замерли, а девушки на подиуме лишь игриво переглянулись и обернулись. Высокая мужская фигура чётко обрисовалась на фоне задника. Пара шагов – в круг прожектора вступил широкоплечий брюнет с пронзительно-холодным взглядом голубых глаз. В иссиня-чёрном спортивном костюме и с болтающимся на шее свистком. После мгновенного шока фотокамеры заработали в ускоренном режиме, а на подиуме действие продолжало набирать обороты. Обе блондинки с грацией диких хищниц начали своеобразный танец вокруг мужчины, который смотрел на них с нескрываемым превосходством. Неуловимые движения – и они стянули с него куртку, явив миру крепкий торс, обтянутый белой футболкой. Гул в зале превысил допустимые нормы, кое-кто даже засвистел. Ещё несколько секунд, и в точном совпадении с окончанием мелодии девушки замерли, прижавшись к спортивному телу, а мужчина снисходительно приобнял их за талии.
Шквал аплодисментов потряс небольшое помещение. Фотографы и корреспонденты наперебой рвались к подиуму, но главные виновники переполоха с неуловимостью настоящих голливудских звёзд уже скрылись из виду.

- Нет, ну это… Это… Это просто нечто! – Никогда не лезший за словом в карман Гуцул был переполнен эмоциями и оттого не мог более пристойно выразить свои впечатления.
- Согласен с тёзкой. Это действительно было феерически, - Игорь Рассказов вытер запотевшие очки и улыбнулся. – Я только одного не могу понять: как вам Степнова удалось уговорить?
- О, у нас есть суперсекретное оружие! – Опьянённые успехом блондинки засмеялись. – Товарищ физрук не смог устоять перед просящим взглядом беременной женщины.
Сидящий рядом Виктор покраснел. Сейчас он ничем не напоминал холодного красавца со сцены, разве что так и оставшимся на нём спортивным костюмом. Мужчина искренне не понимал, как ему удалось так перевоплотиться, и мысленно клялся себе, что больше никогда и ни за что не поддастся ни на какие уговоры даже трижды беременных. И теснее прижимал к себе возбуждённо жестикулирующую Кулёмину, пытающуюся в лицах передать реакцию «самых лучших». Вездесущая Лера и тут не осталась в стороне. Она смерила пару пронизывающим взглядом и ляпнула:
- А я, между прочим, слышала, как кое-кто просил кое-кого не переодеваться…
- Новикова! – одновременно шикнули на неё Лена и Степнов. Блондинка ехидно заметила:
- Извините, что помешала вашим ролевым играм.
- Убью! – Кулёмина перегнулась через стол, но добраться до волос хихикающей Леры ей помешали. – Позже. Но очень жестоко! Это будет даже хуже, чем неделя на каблуках под присмотром Зеленовой!
- Да, Полинка знает толк в истязаниях! – Новикова покачала головой. – Но если бы не она, ничего бы у нас не вышло.
Некоторое время было посвящено воспоминаниям о подготовке к показу, затем разговор перешёл на другие тему, коих у собравшихся в кафе было предостаточно, так что разошлись все уже достаточно поздно. Чтобы не морозить свою прекрасную спортсменку, Виктор решил отказаться от пешей прогулки и заказал такси, которое быстро домчало их до дома. Всю дорогу они лишь обменивались многообещающими взглядами, а едва вошли в подъезд, Лена бросилась бежать вверх по лестнице. Он настиг её уже у дверей квартиры, судорожно поворачивающую ключ в замке. Разгорячённую быстрым бегом, тяжело дышащую…
Шум от закрытой с помощью умелого пинка двери совпал с ударом спины о стену прихожей. Тонкие руки обхватили мощную шею, легкий прыжок – и вот уже длинные стройные ноги скрестились у него за спиной, а короткие шорты совсем не мешают…
- Здравствуй, сынок!



Спасибо: 25 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 597
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 69
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.05.12 13:04. Заголовок: - Ну вот где справед..


- Ну вот где справедливость?! – Лена с негодованием отодвинула от себя кружку с ромашковым чаем, будто именно она была воплощением вселенского зла. – Мои родители приезжают – я ухожу, его родители приезжают – снова я ухожу…
- Ещё скажи, что мечтала бы остаться с ними наедине в первый же день знакомства! – Лера закатила глаза к потолку, словно на нём крупными флюоресцирующими буквами был написан ответ. – И потом, я совершенно уверена, что тебя сейчас волнует не местонахождение неуловимой справедливости, а что думают о тебе родители Степнова.
- Как раз это для меня не загадка, - нервно усмехнулась Кулёмина. – Что можно подумать о полуголой перекрашенной девице, повисшей на взрослом мужике ещё в прихожей? Ты бы видела, как на меня посмотрела его мать!
- Ну, ты же не такая! – со свойственной горячностью встала Новикова на пути к полному самоуничижению подруги. – Вот Витенька ей всё расскажет и…
- Ага, и она придёт в восторг, что её сын связался с несовершеннолетней певичкой, да ещё и его бывшей ученицей! Бли-и-и-ин! – Лена уткнулась лицом в скатерть. – Я вообще не знаю, что мне теперь делать! Как вообще себя вести? Я даже и не думала никогда, что такое случится!
- То есть? – удивилась Лера. Кулёмина приподняла голову и взглянула на неё исподлобья.
- Ну, я знала, что у него есть родители… Где-то там, далеко… И когда-нибудь, возможно, мы с ними встретимся… Но чтобы так!.. - Светлые волосы вновь разметались по столешнице.
- Да ладно тебе! – Новикова не теряла оптимизма. – В конце концов, твой Степнов не похож на маменькиного сыночка. Сомневаюсь, что он бросит тебя, если родители скажут «фи»!
- Да я тоже так не думаю, - Лена жалобно смотрела на подругу, отчего та уже готова была бегать по потолку – так непривычно было видеть всегда невозмутимую блондинку в столь расстроенных чувствах, – но не хочется стать причиной распри между родными людьми.
- Так, родная! – Лера решила прервать этот сеанс психотерапии. – Хватит себя накручивать! Завтра вы встретитесь, и ты увидишь, что не всё так страшно. А теперь марш спать! Иначе сама будешь Лехе объяснять, почему у меня мешки под глазами и почему я такая злая.
- Это твое обычное состояние, - не смогла не съехидничать Кулёмина.
- Вижу, тебе полегчало? – приторно улыбнулась Новикова. – Значит, тебе и посуду мыть!
- Эй, я вообще-то гость!
- Да что ты? А кто говорил, что моя квартира уже практически как дом родной? Так что – перчатки в верхнем ящике, губка в мойке. Удачи, солнышко, а я в душ!

Виктор уныло покосился на кружку с ромашковым чаем, но под укоризненным взглядом матери не смог бы сделать и глотка, так что приятно пахнущая жидкость продолжала мирно остывать, не принося мужчине обещанного успокоения. Ольга Николаевна смотрела на явно нервничающего сына и молчала, подбирая слова. Муж благополучно скрылся в комнате, заявив, что ему срочно нужно поработать на компьютере, возложив всю тяжесть разговора на её хрупкие плечи. Впрочем, не привыкать. Вряд ли кто-то догадался бы, что в их колоритной паре из красавца-военного, в отставке занявшегося строительным бизнесом и весьма преуспевшего в нём, и худенькой невысокой учительницы английского языка, давно оставившей преподавание в школе и сейчас лишь порой дающей частные уроки, многие судьбоносные решения принадлежали вовсе не мужчине. Например, согласиться на строительство одного из спортивных объектов в Сочи, ради чего пришлось оставить Москву. Или неожиданно навестить сына. Конечно, они звонили ему из аэропорта, но телефон был выключен, так что пришлось воспользоваться собственным ключом. И тут новое решение: дожидаться сына в его квартире, в которой он жил вместе с женщиной. Это Ольга Николаевна поняла сразу, едва переступила порог знакомого жилища, и во что бы то ни стало вознамерилась познакомиться с данной особой. Вышло не очень.
Молчание явно затягивалось. Ещё раз взглянула на сына, нервно барабанящего по краю кружки кончиками пальцев, и решительно начала:
- Витя…
- Мама! – смутился, что повысил на неё голос. – Извини. – Повертел пресловутую кружку и отставил её в сторону. – Я знаю, что ты хочешь мне сказать. Мы разные, очень разные. И когда-нибудь, возможно, это станет причиной того, что Лена уйдёт. Выберет другую жизнь – красивую и свободную, в которой мне уже не будет места. И мне будет больно. Невыносимо больно. Но я знаю, что смогу её отпустить, потому что главное для меня – чтобы она была счастлива. Так, как счастлив я, когда она рядом. И я не буду никогда ни о чём жалеть. – Ольга положила свою маленькую ладонь поверх руки сына и ободряюще сжала её.
- Надеюсь, эта девушка действительно достойна твоих чувств. Не могу тебе ничего обещать, но я постараюсь. – Виктор усмехнулся одним уголком губ и кивнул.

Выспаться не удалось. Девушки уже улеглись, но Лера чувствовала, что подруга до сих пор нервничает, и решила разрядить обстановку, начав вспоминать все двусмысленные моменты с участием физрука и его ученицы, которыми были так богаты последние учебные годы. Лена быстро включилась, и вскоре они уже вместе хихикали, описывая друг другу ту или иную ситуацию. Особенно Новикову интересовала история появления Степнова на дне рождения Кулёминой в десятом классе. Узнав подробности, она долго не могла остановиться и требовала от подруги показать, как передвигался мужчина до спасительного растирания, а после высказала предположение, что всё это было лишь уловкой, чтобы задержаться в квартире и получить приглашение остаться. Лена возмутилась: да Виктор Михайлович само олицетворение честности и подобные разговоры – гнусные инсинуации! И шёпотом добавила, что и сама подобное подозревала, но тогда отнесла это не на свой счёт, а на счёт копченой колбасы и шикарного торта. Взрыв смеха был прерван гневным стуком по батарее откуда-то снизу. Блондинки притихли, но ненадолго.
Угомонились и заснули только под утро, поэтому сигнал телефона, раздавшийся около восьми часов, был встречен гневным бурчанием со стороны Новиковой и сонным мычанием со стороны её гостьи. Лениво пошарив по полу возле дивана, Кулёмина нашла враждебный аппарат и, с трудом приоткрыв один глаз, посмотрела на дисплей. В следующую секунду девушка резко приняла сидячее положение и принялась раскачиваться взад-вперёд.
- Ты чего? – после такого и Лере пришлось покинуть объятия Морфея.
- Степнов смс прислал.
- И что пишет?
- Не знаю. – Встретив недоумённый взгляд, Лена выдохнула: - Я боюсь.
- Ох, и дура ты, Кулёмина! – Новикова даже рассердилась. – Читай немедленно! – Лена открыла сообщение.
«Доброе утро)) Заберу тебя через 20 минут».
- Сколько?! Я же не умывалась ещё!
В последующие четверть часа обычная московская квартира стала эпицентром локального урагана, вызванного двумя снующими по ней девушками. Кулёмина пыталась быстро собраться, а Лера усиленно ей в этом помогала, но на деле почему-то выходило обратное: Лене приходилось отмахиваться от бесчисленных предложений подкрасить ресницы, надеть яркую кофточку или примерить крупные бусы. Естественно, когда раздался звонок домофона и она взглянула на себя в зеркало, отражение ей не понравилось. Времени уложить волосы не было, поэтому пришлось стянуть их в невразумительный «хвост». Практически бессонная ночь отложила свой отпечаток синюшными тенями под глазами. Искусанные на нервной почве губы вызывающе краснели. Футболка была мятая, а джинсы показались излишне мальчишечьими. Вдруг на девушку снизошла мрачная решительность: а пусть видят, какая она есть на самом деле! Наскоро попрощавшись с Новиковой, она вышла в подъезд.
Виктор ждал на улице, приветственно поцеловал в щёку и замер, вглядываясь в её лицо. Неприятный холодок пробежал по позвоночнику; стремясь от него избавиться, Кулёмина задиристо буркнула:
- Что так смотришь?
- Соскучился. – Губы сами растянулись в улыбке от этого простого, но такого тёплого слова. Лена прижалась всем телом и прошептала:
- Я тоже. Очень-очень.

Она нервничала. Тысячу раз убеждала себя, что всё хорошо, что волноваться нет абсолютно никаких причин, что, в конце концов, это просто глупо, но всё равно нервничала. Поэтому и молчала, лишь порой односложно отвечая на обращённый к ней вопрос. Степнова-старшего, по-видимому, это совершенно не смущало, а вот Ольга Николаевна явно следила за ней, и Лена никак не могла понять, какие же чувства преобладают в её взгляде. Как же ей хотелось сбежать куда-нибудь из этой как-то враз ставшей чужой квартиры, как будто появилась законная хозяйка, и ей, невесть как оказавшейся здесь, приходится держать ответ за своё наглое вторжение!
Виктор оживлённо разговаривал с отцом, кажется, они обсуждали планы на зимние каникулы. Кулёмина чувствовала, как его ладонь то и дело сжимает её пальцы под столом, от этого становилось легче, но не намного. В какой-то момент, заметив, что у Михаила Викторовича закончился чай, Лена вскочила за чайником и нечаянно смахнула со стола кружку. Осколки брызнули во все стороны, и чуть не брызнули слёзы из глаз расстроенной девушки. Какая же она неуклюжая! А ещё над Уткиной посмеивалась. Вот уж кто точно понравился бы матери Степнова!
- Мама, папа, может, вы пока телевизор посмотрите? А мы с Леной со стола уберём…
Михаил равнодушно пожал плечами, подал руку жене, и вместе они вышли из кухни. Виктор тут же притянул девушку к себе.
- Ленок, ну ты чего? – Всё крепче прижимал трясущуюся мелкой дрожью Кулёмину. – Ты меня уже пугаешь!
- Я не могу, Вить… Просто не могу!.. Я им не нравлюсь…
- Вообще-то, в первую очередь ты должна нравиться мне. – Он обхватил пальцами её подбородок и заставил посмотреть ему в глаза. – А с этим у тебя точно никаких проблем нет! – Лёгкий щелчок по носу – и вот уже любимая, немного смущённая улыбка напротив. – А теперь пора за уборку!
Усадив Лену на подоконник, Степнов оперативно собрал веником последствия кулёминского рвения к домашнему хозяйству и взялся за посуду.
- Я сама помою! – девушка соскочила на пол и принялась отбирать у него тарелку. Недолго думая, та выскользнула из их рук и разбилась. Оба замерли, глядя на усеянный новыми осколками пол.
- Э-э, а так даже экономичнее… Воду тратить не надо, - Лена с невинным видом, прикусив нижнюю губу, взглянула на Виктора.
- Нет уж, давай всё-таки по старинке, - засмеялся тот. Вскоре они уже мыли посуду, причем выбрали самый привлекательный способ: мужчина стоял сзади, так что девушка оказывалась в его объятиях и у него была возможность шептать ей на ухо всякие глупости, а четыре руки в одинаковых перчатках споро терли одной губкой тарелки и чашки.
- Оригинально, - довольно протянул Михаил, поворачиваясь к жене, которая, как и он, украдкой наблюдала за этой картиной. – Может, и нам так же попробовать?
- У нас посудомоечная машина, но если тебе так хочется…
- Кажется, наш сын счастлив.
- Кажется. В любом случае, это его выбор, и нам остаётся лишь принять его.
- И её, - подмигнул Степнов-старший.
- Посмотрим, Миш, посмотрим… Знаешь, я так устала. Давай вернёмся домой?

Конец третьей части



Спасибо: 22 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 606
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 69
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.06.12 15:05. Заголовок: Часть четвёртая - Ле..


Часть четвёртая

- Лен, ты не видела мою синюю футболку? – Не услышав в ответ ни звука, Виктор прекратил бессмысленные поиски одежды в шкафу и отправился на целенаправленные поиски Кулёминой в квартире. Девушка обнаружилась на кухонном подоконнике в компании плеера, учебника по психологии подростков, огромного пакета с чипсами и двухлитровой бутылки пепси.
- Это ещё что такое?! – удивился такому злостному нарушению здорового питания. Лена стянула наушники и с вызовом посмотрела на мужчину.
- А я теперь женщина брошенная, могу питаться, как хочу, толстеть, все равно никому не нужна!
- Ле-е-енка, - отобрал чипсы, присел рядом и притянул к себе. – Хватит дуться!
- Я не дуюсь. Я привыкаю к одинокой жизни. – Демонстративно вывернулась из его объятий.
- Кулёмина! – Степнов схватил её крепче и силой усадил себе на колени. – Это что за саботаж?! Это же просто соревнования, всего-то на три дня. Мы же с тобой в школе тоже на такие ездили!
- Вот именно, что «мы с тобой»! – обиженно засопела блондинка, безуспешно пытаясь выбраться из крепких мужских рук.
- Ленка, Ленка… А как нам тогда быть с твоими гастролями, которые, как ты говорила, у вас скоро намечаются?
- Это другое!
- Ну конечно, это же мне тогда придётся слоняться одному по квартире, хвататься за телефон при каждом звонке и мучиться бессонницей в холодной постели! Так?
- Ну, в какой-то степени… - Признаваться в своём поражении не хотелось, поэтому девушка лишь потёрлась носом о плечо Виктора.
- Я скоро вернусь, очень-очень скоро… - Шёпот становился всё тише, пристальный взгляд на излишне сурово поджатые губы выдавал намерения. Уже наклонился, как наступившую тишину прорезало:
- В корзине.
- Чего? – отстранился и недоумённо нахмурился.
- Футболка твоя в корзине. С грязным бельём. – Зелёные глаза смотрели якобы невинно, но в глубине явственно виднелось скрытое ехидство.
- Спасибо за информацию, - чмокнул в нос и поднялся. – Проводишь?
- Неа, - покачала головой, - мне ещё любовников обзванивать.
- Ох, Кулёмина! – погрозил пальцем и ушёл собирать сумку. Ленка появилась парой секунд позже, некоторое время деловито сновала по комнате, а потом начала переодеваться. Правда, одеться-то она как раз и не успела, а тренер команды триста сорок третьей школы немного опоздал, но зато выглядел очень довольным.

Степнов в третий раз пересчитал команду по головам, проверил наличие у каждого письменного разрешения от родителей и задумался над глобальной проблемой: позвонить сейчас или когда сядут в автобус? Но решение пришло само, вернее, прибежало: на территорию школы влетела растрепанная блондинка с большим пакетом в руках.
- Вите-е-енька-а-а-а!!! – Вопль, прозвучавший в лучших традициях Уткиной С.М., заставил всех присутствующих обратить внимание на вновь прибывшую. Однако её внимание было полностью сосредоточено лишь на одном объекте.
- Витенька! Ты почему опять расстёгнутый? Холодно ведь уже, простудишься! – Взвизгнула «молния». – Обязательно надевай тёплый свитер, когда выходишь на улицу. И вот, я тебе шарфик принесла – надо горлышко беречь! – Последовало торжественное наматывание чего-то клетчатого на крепкую шею. – И вот, - зашуршала пакетом, - супчику тебе в термосе принесла, пирожков горячих, котлеток на дорожку. Кушай вовремя, да горяченького не меньше раза в день! – За спиной послышались первые смешки, грозящие перейти в полноценный хохот.
- Мстишь? – Озорной блеск глаз подтвердил его догадку, как и мимолетная усмешка. Он и сам не мог сдержать улыбки: Ленка в образе заботливой наседки выглядела очень непривычно и забавно.
- И телефон рядом с головой не клади – там излучения всякие… - Он принял единственно верное решение, как остановить это словоизвержение, подрывающее его мужской авторитет в глазах учеников. Кулёмина охнула, задохнувшись на полуслове, когда требовательные горячие губы накрыли её рот. Одобрительный гул и свист со стороны спортсменов ещё больше подтвердили правильность его поступка.
- Я пойду? – прервав, наконец, поцелуй, Виктор с усмешкой взглянул в затуманенные глаза напротив. Лена смогла лишь кивнуть и прошептать: «Счастливого пути!» Весело загрузившись в автобус, команда отправилась в путь, навстречу победам. Они ехали уже минут десять, когда у Степнова тренькнул телефон: «За тебя сыграл факт неожиданности, но я ещё возьму своё!» - и злобно хохочущий чёртик после.

Виктор с удовольствием вновь окунулся в атмосферу соревнований «на выезде»: переезд, обустройство в гостинице, первые тренировки, встречи с командами противников, первые победы… Правда, сейчас к этому добавилась ещё одна немаловажная и бесконечно приятная обязанность: отзваниваться домой, подробно докладывать о своих успехах и выслушивать не менее подробный отчёт о том, что происходит без него. По негласному соглашению ни он, ни Лена не употребляли в разговоре слов «скучаю», «жду», «мне плохо без тебя», а наоборот, старались вселить друг в друга как можно больше бодрости. Жизнь била ключом у обоих, и если у Степнова всё время отнимали дела, связанные со спортом, то Кулёмина могла похвастаться гораздо большим разнообразием. Так, за два дня она успела сходить вместе с Новиковой и Зеленовой по магазинам (а после со смехом рассказывала, как Лера в одном из них довела продавщиц до белого каления своими расспросами об экологичности их игрушек); посетить фотовыставку, где полюбовалась работами Наташи и Кости; вместе с Женькой болела за Платонова, принявшего участие в КВНе по случаю Посвящения в медицинском университете (особенно её впечатлил ролик, созданный студентами на тему вредных привычек, так что следствием стала страшная клятва «никогда и ни за что»); устроила на пару с Елизаветой Матвеевной генеральную уборку в квартире у деда, в результате которой обнаружилась папка, хранившая детские фотографии самой Лены (тут же последовало заявление, что она «ни в жизнь» ему их не покажет, потому как такого позора ей не пережить)… Он лишь посмеивался, спрашивая, отечественные или импортные батарейки в неё вставлены, хотя понимал, что и сам старался бы загружать себя по максимуму, лишь бы не так остро ощущать разлуку.
Они выиграли. На общем собрании решили отпраздновать это знаменательное событие в кафе: всё равно уезжать только завтра утром. В самом начале вечеринки он отошёл, чтобы позвонить Лене и поделиться с ней радостью, однако в первый раз ему пришлось выслушать бесконечные длинные гудки, а во второй раз вызов и вовсе сбросили. Уже начал беспокоиться, как пришло сообщение: «Прости, поговорим завтра. У меня Новикова». Видимо, все его эмоции полностью отразились на лице, потому что к нему немедленно подошёл Максим, полноправно носящий звание капитана.
- Что-то случилось?
- Нет, всё нормально, - хотя внутри всё переворачивалось от осознания того, что он сегодня не услышит родной голос.
- Скучаете, - не спросил, а понимающе хмыкнул парень. – Так сбегите.
- Что? – непонимающе посмотрел на Макса.
- Сбегите. Соревнования закончились, осталось только до дома добраться, а с этим мы и без вас управимся. Дядя Миша (водитель автобуса) приглядит за нами, я сам с ребятами поговорю – проблем не будет. А вы целые сутки сэкономите, если на самолете улетите. – Он несколько мгновений обдумывал это неожиданное предложение, а потом улыбнулся:
- А ты далеко пойдешь!
- Не сомневаюсь.

Удача была явно на его стороне: легко поймал такси, быстро добрался до аэропорта, где выяснилось, что ближайший рейс всего через полтора часа. Имеющейся наличности хватило на билет, но вот на такси по приезду наскрести бы не удалось. Не придумав ничего лучше, он позвонил Валентинову. Алексей внимательно выслушал суть дела и пообещал встретить. Успокоенный и весь в предвкушении реакции Лены на его ранний приезд, Степнов дождался посадки, поудобнее устроился в кресле и спустя два часа уже выглядывал друга в зале ожидания. Алексей нашел его сам, незаметной тенью оказавшись рядом, и молча пожал протянутую руку.
- Извини, что так поздно сорвал тебя из дома, - уже пристегнувшись в машине, повинился Виктор.
- Ничего, я всё равно только освободился. Как раз и Леру заберу.
- Она всё ещё у нас? – в душе шевельнулись нехорошие предчувствия.
- Судя по тому, как мы сегодня попрощались, она на меньшее, чем ночевка, не рассчитывала.
- А что случилось? – мужчина решил сразу узнать, насколько опасна ситуация лично для него.
- Да всё тоже, - флегматично отозвался Валентинов, - ревнует к работе. Сегодня срочно вызвали на задержание, вот она и психанула, заявила, чтоб я женился на своей работе, взяла бутылку мартини и уехала жаловаться к Ленке.
- Так она мне Кулёмину спаивает?! – возмутился Степнов.
- Да ладно, пусть девчонки немного отвлекутся. Всё равно ничего, кроме сакраментального «Все мужики – козлы», не придумают.
- Алексей, да ты философ!
- Поживи с Валерией, ещё не такому научишься.
- Избави Бог!
Продолжая подшучивать друг над другом, они довольно быстро добрались до дома Виктора. Поднялись по лестнице, пару секунд постояли под дверью, прислушиваясь, а потом всё же рискнули проникнуть в квартиру.
- Ляпота! – первым высказался Степнов. Валентинов же просто вздохнул.
Их появление прошло незамеченным. Видимо, одной бутылкой мартини дело не обошлось, так как двух присутствующих блондинок вряд ли можно было отнести к персонам, находящимся в трезвом уме. На экране телевизора, транслирующего какой-то музыкальный канал, извивались в танце две пышнотелые девицы. Не менее экзотичные танцы были и «в реале», при этом облачённая в симпатичную пижамку Новикова ещё и использовала пустую бутылку в качестве микрофона. Кулёмина, в просторной рубашке, из-под которой при особо резких движениях выглядывали кокетливые шортики, обходилась своими силами. Обе девушки то ли не знали, то ли забыли слова песни, так как большую часть времени они лишь мычали, но компенсировали это периодическим громким выкрикиванием единственной относительно внятной фразы «Бьютифул лайер». В общем, зрелище было крайне занимательным.
- А наши лучше поют, - со знанием дела произнёс Виктор после недолго созерцания сего великолепия.
- И танцуют красивее, - согласился с ним Алексей. Однако оба пришли к выводу, что хорошенького помаленьку и пора разлучить эту сладкую парочку, не то соседи наряд вызовут. Без эксцессов не обошлось: если Лена покорно дала выключить телевизор и сопроводить себя на диван, где немедленно забралась на колени к Степнову, то Лера высказала активный протест против насилия над свободой воли и потребовала адвоката. Правда, через минуту она уже повисла на Валентинове, причитая, что он такой хороший и она его не заслуживает, пообещала, что больше никогда не будет пить (подумала и добавила: «В таком количестве»), зато станет приносить ему домашнюю еду прямо в засаду.
- Тебе помочь? – забеспокоился Виктор.
- Не надо,- отмахнулся Леха. – Мы пока спускаться будем, она уже уснет. Зато завтра меня ожидает сеанс раскаяния и примирения. Так что нас не ищете.
Мужчины распрощались, и, дождавшись хлопка входной двери, Степнов строго посмотрел на практически засыпающую Кулёмину.
- И как это называется?
- Ви-и-и-ить, - выражение лица девушки стало просящим и обиженным одновременно, - мне без тебя так плохо было.
- Знаю, Ленок, знаю, - поцеловал в макушку и подумал, что трезвая Ленка никогда бы не призналась.
- А знаешь, мы сегодня «Виагру» слушали… Только не говори никому!.. Так там одна песня была… Фигня, конечно, но в припеве слова правильные… Хочешь, спою?
- Э-м, давай завтра? – Степнов не был уверен, что соседи оценят концерт в два часа ночи, однако вопреки его опасениям девушка напела – едва слышно – ему на ухо:

«День без тебя я как-то выдержу,
А на второй пойду по Земле искать,
Чтоб отогреть любовь застывшую…
Я не хочу,
Я не могу
Жить без тебя…»

- Ленка, Ленка… Это я не хочу и не могу без тебя, - прошептал он, укачивая своё мирно спящее сокровище.


Спасибо: 23 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 632
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 70
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.12.12 19:54. Заголовок: Ну... года все-таки ..


Скрытый текст


- Витька!!! – Громкий возглас огласил безмятежное воскресное утро. Не успел Степнов понять, что это не сон и хорошо бы открыть глаза, как на него навалился кто-то. Личность напавшего индентифицировалась мгновенно по знакомым покусываниям во время поцелуя, даже просыпаться было необязательно, однако поднявшее голову любопытство требовало наличия зрительного контакта. Светящееся от счастья лицо напротив чуть было не испортило все планы, но пришлось взять себя в руки.
- Как спалось? – обворожительно улыбнулся мужчина, поудобнее устраивая в своих объятиях почти мурлыкающую Кулемину.
- Отлично! Синеглазые брюнеты снились…
- А Валерии не звонила? Как они вчера добрались?
- Они?.. Вчера?.. А… Ты когда вернулся?
- Как интересно! Так ты ничего не помнишь?
- А что я должна помнить? – в голосе в геометрической прогрессии нарастали настороженные нотки.
- Как вы вчера с Новиковой оргию устроили…
- Смеешься, да? Ничего же не было такого! Подумаешь, Лерка вечером нагрянула на Лехину работу пожаловаться и бутылочку мартини с собой принес… Ой! – Зеленые глаза приняли идеально круглую форму и в панике уставились на с трудом сдерживающего смех Степнова. – Вить, а что мы натворили?
- Ну… - Запас прочности подходил к концу, пришлось отвернуться. Кулемина восприняла это как дурной знак и забеспокоилась по-настоящему. Она заерзала, пытаясь заглянуть Виктору в лицо.
- Вить… Ну, Вить… - Степнов не смог устоять перед столь жалобными интонациями.
- Ты права, ничего такого не было. – Не успела Лена вздохнуть с облегчением, как прозвучало безмятежное: - Кроме домашнего караоке и стриптиза.
- Неправда!
- Конечно, неправда, - покладисто согласился Виктор. – Разве может Новикова что-то подобное учудить?
- Никогда больше не буду с ней пить! – Девушка перекатилась на самый край дивана и уткнулась лицом в подушку.
- Да что ты так переживаешь? – Степнов мигом оказался рядом. – У тебя вполне удачно ВИА «Гра» вышла.
- Что?! Вот позорище! – Кулемина натянула одеяло на голову, скрываясь от белого света. И ожесточенно сопротивлялась попыткам вытащить ее из этого убежища.
- Лена, хватит вредничать! – Виктор подхватил ее на руки вместе с одеялом.
- Я не вредничаю, мне стыдно. – Она так и не показывала свое лицо.
- Нашла из-за чего расстраиваться! Ты лучше представь, как Новиковой придется сегодня вину перед Алексеем заглаживать.
- А что случилось? – Любопытный носик немедленно высунулся наружу. Дослушав рассказ, Лена уверенно произнесла: - Ничего не будет! Закроются в квартире, отключат телефоны – и к концу дня Валентинов будет искренне убежден, что это он во всем виноват.
- А хорошая идея, - соскучившийся за эти несколько дней мужчина не мог удержать свои руки от легких, но весьма настойчивых поглаживаний юного женского тела, которое само охотно подставляло для этого действия все новые участки. – Насчет квартиры и телефонов…
- Угу, - более развернутый ответ Лена дать уже не могла. Она ведь тоже соскучилась!

На общем собрании завтрак было решено совместить с обедом, так как оторваться друг от друга смогли только после полудня. Меню долго не обсуждали, сошлись на чае и бутербродах. Завернутая в простыню Кулемина оказалась проворнее и убежала на кухню, а Виктор отвлекся на звонок телефона. Номер был незнакомый, мужчина долго вертел аппарат в руках, прежде чем принять вызов.
- Алло? Вадим? Не ожидал! Какими судьбами? Предложение? От которого нельзя отказаться? Заинтриговал. Завтра смогу. Пришли адрес смс. До встречи!
- И что это было? – В дверях комнаты, словно богиня возмездия, появилась Лена. Степнов, невинно улыбнувшись, постарался незаметно засунуть телефон под подушку. – Бесполезно! Вы пойманы с поличным, Виктор Михайлович! И будете наказаны!
- Ожидаю и трепещу, - Виктор был сама покорность, многозначительно расправляя сбившееся постельное белье. Процедурой «наказания» остались довольны оба.

После бурного выходного вставали с трудом. Завтрак благополучно заменили поцелуями и разбежались кто куда. Лене пришлось полдня выслушивать от Новиковой, какой же та гений отношений, и подтверждать, что «да, тональник очень хорошо скрыл все засосы». А Степнов все время возвращался ко вчерашнему разговору и ломал голову, что же понадобилось от него Соколову. При виде броской вывески «Фитнесс-Олимп» на здании, где была назначена встреча, кое-какие подозрения на этот счет появились, однако он не стал спешить с выводами.
Девушка-администратор ослепила своей улыбкой и проводила до кабинета директора.
- Высоко залетел, Сокол, - Степнов, усмехнувшись, крепко пожал руку вставшему ему навстречу другу, а затем и оказавшемуся тут же Сергею.
- Главное не залететь, а удержаться, - подмигнул в ответ Вадим. Все трое сели, и повисло молчание. Но не то, неловкое, когда не знаешь, о чем говорить, а выжидающее, оценивающее. Виктор уверенно отвечал на устремленные на него взгляды и терпеливо ждал, когда кто-то из друзей заговорит. В конце концов, не он все это затеял.
- Кремень, - с некоторой досадой в голосе вскоре произнес хозяин кабинета. – Или просто нелюбопытный. Ладно, переходим сразу к делу. Сергей?
- Благодарю вас, Вадим. – Степнов улыбнулся такому официозу. – Итак, Виктор. Ты уже видел снимки?
- Какие снимки?
Вместо ответа ему подвинули журнал, рекламирующий спортивные товары. На одном из разворотов красовался сам Степнов в обнимку с двумя блондинками. Как раз с того памятного показа.
- Ну как? – с интересом глядел на него Соколов.
- Красиво.
- Именно поэтому у меня родилось деловое предложение, - подхватил Сергей. – Если ты еще не в курсе, то я давно занимаюсь рекламой. Как раз сейчас у нашего агентства контракт со спортивной фирмой, требуются новые лица, и я хотел предложить вам с Леной…
- Нет-нет-нет, - немедленно замотал головой Виктор, вспомнивший все «ужастики» о жизни моделей. – Даже не начинай!
- А я тебе говорил… - усмехнулся Вадим. – Ну, теперь моя очередь. Молчи, - предостерегающе поднял он руку, останавливая готового возразить Степнова, - ты же ничего еще не слышал! На самом деле у меня два предложения, надеюсь, ты примешь оба. Во-первых, одну часть моего бизнеса ты уже видел, и я предлагаю тебе место тренера в моем центре. Подожди, - он снова остановил Виктора, - я сразу приведу все аргументы. У тебя девушка молодая, красивая, средства явно нужны, а учителем ты много не заработаешь. А тут небольшая подработка, буквально два-три раза в неделю. Есть у меня одна сложная группа, уже третий тренер отказался… О, вижу, заинтересовался! Ты – просто идеальный кандидат! Молодой, симпатичный, без кольца на пальце… Догадался? Вот-вот, группа из жен и дочерей богатых и влиятельных, и им нужен стимул для занятий. Такой, как ты. Строгий и неприступный. Да мы за месяц все абонементы сбудем!
- А тебя ничего не смущает?
- Ты про Елену? Я думаю, она поймет. Конечно, смотря, как объяснять будешь. Даю тебе три дня на размышление, а потом жду в отделе кадров.
- Как был прохвостом, так и остался!
- А по-другому никак! Ладно, перейдем к «во-вторых». Помимо спорт-центра у меня еще есть доля в звукозаписывающей компании, и с этим связано следующее предложение.
- Поговорить с «Ранетками»? Да не вопрос!
- Нет, Вить, «Ранетки», извини, не мой формат. А вот вы с Леной мне интересны.
- Прости? Мы с Леной?
- Именно! Я еще тогда на сцене об этом подумал, когда ваш дуэт услышал, потом долго прикидывал и все-таки решился. Идея проста: вы с Леной запишите диск. Вы у нас оба личности творческие, непременно что-нибудь в «загашнике» имеется, что можно будет использовать. Я так и вижу: одна песня твоя, другая Лены, потом опять твоя… И в конце совместная! Это же просто бомба будет! Ничего не говори! Подумай сам, поговори с Леной, потом позвонишь. А теперь давай, давай, у меня еще работы много!
- Это он нас выгнал, получается? – Дар речи вернулся к Виктору только на лестнице. Сергей усмехнулся.
- Это у него прием такой, чтоб ты не отказался. Раз сразу возражать не стал, то шансы на согласие существенно возрастают.
- Прохвост!
- Это точно. Тебя подвезти?
- Спасибо, но я прогуляюсь, мозги проветрю…
- Дело хорошее. Но ты не пропадай! Предлагаю как-нибудь посидеть всем вместе, пообщаться…
- Хорошая мысль. Созвонимся!

Дорога показалась слишком короткой, ни к какому решению он прийти так и не смог. Еще на подходе к квартире уловил в воздухе аппетитный аромат и улыбнулся: Ленка уже дома. С каждым днем их совместная жизнь все больше напомнила семейную, вот сегодня Кулемина даже поворчала на него за то, что он задержался и ей пришлось разогревать ужин. Загладив свою вину поцелуем и пустой тарелкой, Степнов усадил девушку рядом и приступил к непростому разговору.
Идею с работой Лена одобрила сразу, мотивировав тем, что ему не придется терять время, поджидая ее с репетиций. Правда, она не знала о составе порученной ему группы, но ведь эта деталь не так уж существенна… А вот предложение записать совместный диск повергло Кулемину в тягостные раздумья. С одной стороны эта идея ее увлекла, очень уж хотелось поработать вместе с Виктором, но с другой… Не окажется ли это предательством по отношению к девчонкам? Ее и так порой мучили угрызения совести, что она заочно училась на психолога, как будто не верила в будущее их группы, а тут еще и это!
Видя, как Лена разрывается внутри между желанием и долгом, Степнов предложил единственное решение: спросить мнение Новиковой. Реакция оказалась бурной: мужчина был расцелован, чуть не задушен в объятиях, а в следующую секунду Кулемина уже вызывала «скорую блондинистую помощь».

Лера с нетерпением ждала, когда Алексей припаркуется около дома Степнова, чтобы выскочить из машины и побыстрее выяснить, зачем она понадобилась подруге. «Дело, не терпящее отлагательств» - такая формулировка буквально выдернула ее из ванной и заставила одеться в мгновение ока и ринуться за разъяснениями. Наконец свободное место было найдено. Пока Валентинов степенно покидал салон, Новикова уже открывала дверь подъезда. Притоптывая возле двери с заветной цифрой «115», она строила самые изощренные предположения, однако реальность повергла ее в шок. Едва щелкнул замок, Лера начала атаку:
- Ну и что стряслось? Как на пожар летели! Кулемина, чего мол… Ленк, ты плачешь?! Господи, что случилось? Тебя Степнов обидел? Лен, да перестань! Ты меня пугаешь! Он что, тебя ударил?!
Неизвестно, до каких преступлений против человечества дошла бы Новикова, если бы в коридоре не появился Виктор … со слезами на глазах! Лера открывала рот, как рыба, выброшенная на берег, даже подоспевший Алексей не знал, что делать. Но не так-то просто выбить из колеи Валерию Новикову надолго!
- Вы издеваетесь?!! – Девушка влетела в квартиру, сбросила сапоги и ринулась на кухню, где мирно лежала на столе разделочная доска с нарезанным луком. – Вот… вот… гады! Я уже себе бог весть что надумала, а вы! Вы!.. – Будто враз обессилев, Лера рухнула на табурет и расплакалась. Присутствующие впали в ступор, молча глядя, как глотает слезы всегда бесстрашная и бесшабашная Новикова. Первой очнулась Лена.
- Лер, ты чего? Мы же не специально, просто хотели салат приготовить к вашему приезду…
Новикова шмыгнула и залилась пуще прежнего.
- У-у-у, дело серьезное. Ну-ка, марш за успокоительным! – обратилась Кулемина к мужчинам.
- В аптеку? – уточнил исполнительный Алексей.
- В кондитерскую,- поправил его более опытный товарищ. Как только за ними хлопнула дверь, Лена грозно нависла над подругой.
- И что это ты тут филиал Ниагарского водопада устроила?
- Я… я замуж хочу… Чтоб вы вот так к нам приходили, а мы с Лешей вместе готовим…
- Обалдеть! – Кулемина приземлилась рядом с Лерой. – И в чем проблема-то?! Вы и так с Лехой почти муж и жена!
- Вот именно – почти! А я хочу по-настоящему!
- Извини, но я все равно не вижу повода для истерик!
- Так я же им с отцом поставила условие, что замуж выйду, когда училище закончу и работать начну, а я хочу сейчас! - В карих глазах вновь появились слезы.
- Так и скажи им об этом!
- Не могу! Иначе они будут считать меня непоследовательной и легкомысленной.
- Как будто ты не такая! – проворчала Лена и не сдержалась: - Дура ты, Новикова!
- Ага, - неожиданно смиренно ответила Лера, еще раз шумно шмыгнув носом. И тут же встряхнулась: - Так, а у тебя что?
Внимательно выслушав повествование о предложении Соколова и сомнениях Кулеминой на этот счет, Новикова вынесла вердикт: определенно нужно соглашаться! С девчонками у нее одна жизнь, а этот проект – совсем другая. А кто не поймет, это его проблемы! А если чего не так, то Лера Новикова со всем ( и со всеми) разберется! Так что когда мужчины вернулись с полными пакетами «вкусненького», девушки уже снимали пробу с приготовленного-таки салата и смеялись, вспоминая прошедший день в училище.


Спасибо: 15 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 638
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 70
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.12 20:01. Заголовок: Спасибо всем,кому ещ..


Скрытый текст


Вадим был приятно удивлен, когда на следующий день увидел в дверях своего кабинета колоритную парочку, и пришел в совершенный восторг, услышав о согласии на все его предложения. По такому случаю он самолично провел экскурсию по спортивному центру, вполне заслуженно принимая похвалы от впечатленных размахом и исполнением Лены и Виктора. Напоследок Соколов оставил зал, который планировалось отдать в распоряжение Степнова. Пока мужчины горячо обсуждали различные тренажеры, представленные здесь в широком ассортименте, внимательный женский взгляд заметил и степ-платформы, и гимнастические мячи, притаившиеся в углу, и несколько хула-хупов… Снаряды, не пользующиеся уважением сильного пола! Прищурив глаза, Лена взглянула на увлеченных беседой друзей и усмехнулась: тоже мне, конспираторы! Немного заскучав, девушка решила размяться и выбрала тренажер для рук и спины. Размеренные движения совсем не отвлекали от мыслей, так что она пропустила момент, когда в зале повисла тишина. Только через несколько мгновений она очнулась и недоуменно посмотрела на притихших мужчин: оба заворожено следили за тем, как Кулемина то сводила лопатки, то разводила, то сводила, то разводила, то… Грохот упавшего противовеса заставил друзей встряхнуться. Вадим прокашлялся и сипло произнес:
- Для сотрудников и их семей у нас есть система скидок…
- Ей некогда, - излишне быстро ответил Виктор. Соколов и Лена понимающе переглянулись, а Степнов насупился.
- Ну что ж, раз все обсудили, жду тебя, Вить, по вторникам, четвергам и субботам в семь вечера. Занятия до девяти. Возражений нет?
- Никаких, - на этот раз первой была Лена, - у нас все равно репетиции до половины десятого. - Степнов лишь пожал плечами: слово женщины – закон!
- Вот и отлично! А на следующей неделе наведаемся в студию, попробуем что-нибудь записать.
Уточнив еще кое-какие мелкие детали и распрощавшись с новым работодателем, Виктор предложил сходить в кафе. С выбором затруднений не было: «Муха» всегда ждала их под своими гостеприимными сводами. Там сели за дальний столик, заказали по чашке чая, перекинулись парой слов с Гуцулом, который, узнав новости, полушутя-полусерьезно попросил замолвить за него словечко. Степнов улыбнулся, но по появившейся на лбу едва заметной морщинке Лена поняла, что слова парня заставили его задуматься. Да, их компания уже много сделала для Игоря с Полиной, но им требовалась настоящая финансовая независимость. Заработки в кафе позволяли кое-как сводить концы с концами, но с появлением ребенка этого явно будет мало. Естественно, помочь в такой ситуации очень хотелось, но просить о вакансии, когда сам еще толком не начал работать… Желая отвлечь любимого от нелегких размышлений, Кулемина принялась рассказывать о том, как отреагировали «ранетки» на ее заявление о записи сольного диска. Она буквально в лицах изображала обиженное возмущение Ани, равнодушно-молчаливое согласие Наташи, рассеянное одобрение Жени, разрывающейся между двумя факультетами, и горячий восторг Нюты. Все это было приправлено воинственным настроем Новиковой, готовой защищать Лену от всех и вся. И хоть сейчас девушка смеялась вместе с Виктором, утром ей пришлось пережить не самые приятные минуты. Зато на душе стало не в пример спокойнее, и появилась уверенность в собственных силах. Осталось только доказать это на деле.

На первом же занятии с группой Степнов убедился, что Вадим знал, о чем говорил. Он все два часа ощущал на себе оценивающе-приценивающиеся взгляды. Дамы – все как на подбор модельной и полумодельной внешности – растерялись при виде грозного на вид тренера и потому беспрекословно выполняли все его указания, но Виктор не рассчитывал, что это продлится и дальше. Он с облегчением объявил об окончании занятия, распустил группу и ринулся в душ. Все-таки эта его деятельность существенно отличалась от преподавания в школе. Сколько раз ему пришлось сдерживать готовых сорваться с губ привычных «беременных бегемотов»! Так и вспотеть недолго! После водных процедур времени хватило только на то, чтобы быстро одеться и добежать до «Снегинки», дабы успеть перехватить Кулемину после репетиции. Лена тут же принялась выяснять, как прошел первый день. Виктор отвечал с воодушевлением, правда, осторожно обходил вопрос о том, кого именно он тренирует. Она то кивала, то восклицала и так искренне улыбалась, что вскоре мужчина начал терзаться муками совести. Но ведь он ничего плохого не делал! Просто скрывал от любимой часть информации, которая могла бы ее расстроить (отношение Кулеминой к гламурным дамочкам он помнил еще со времен Зеленовой и Лебедевой). Да и вообще Ленка на этом внимания не заостряла, так что…
Видимо, фейс-контроль он прошел успешно, так как на следующем занятии количество человек значительно увеличились и все до одной были облачены в ну очень облегающие майки, а длина нижней части комплекта достигала максимум пять сантиметров ниже «экватора». Призывные взгляды и позы, а у некоторых особо нетерпеливых и постоянно не получающиеся упражнения и никак не желающие подчиняться тренажеры… Виктор в душе покатывался со смеху, жалея этих дурочек, решивших привлечь мужчину, прошедшего жесткий курс «соблазнения по методу Светланы Уткиной». Если ему раньше удавалось «не замечать» бесхитростные «наезды» Светочки, то уж с такими «намеками» он легко справится! К концу тренировки дамы едва не скрежетали зубами, глядя на беззаботную улыбку неподдающегося красавчика. Можно было биться об заклад, что так просто они не сдадутся. Очень хотелось поделиться с кем-то, и выбор, по понятным причинам, пал на Рассказова, но не успел Степнов набрать знакомый номер, как телефон разразился пронзительный трелью и взволнованный Игорь сообщил, что он скоро станет отцом. Естественно, эта новость немедленно вышла на первый план. Последовал еще целый марафон звонков, и вскоре на квартире недавних молодоженов собралась вся «шайка».
Вечер протекал бурно. Единственная беременная во всей компании Полина делилась с Софьей полезной информацией и диктовала номера лучших специалистов, а остальные поначалу благоговейно внимали, а потом оставили женщин заниматься своими делами и начали бурно выбирать имя будущему наследнику или наследнице. Когда дошло до Пафнутия и Бориславы «почти папа» отправил всех восвояси, однако расходиться не хотелось. Воспользовавшись служебным положением, Гуцулов открыл кафе и устроил безалкогольную «вечеринку для своих». Первым провозгласили тост за будущих родителей Рассказовых, затем за «совсем-совсем почти» родителей Гуцуловых, затем за тех, кто «еще не, но может» и вообще «за мир во всем мире»! Разошлись далеко за полночь. Уже дома, глядя на веселую Лену, с блеском в глазах вспоминающую прошедший вечер, Виктор решил отложить сон еще на пару часиков…
Выспаться им в законный выходной не дали: уже в девять утра телефон Степнова дал о себе знать совершенно издевательским звонком. За что и был трижды проклят. А потом еще раз десять, потому как найти его в ворохе сброшенной ночью одежды было весьма проблематично. Анафеме едва не был предан и Соколов, оказавшийся тем самым нарушителем спокойствия; его спасло только то, что он не стал тратить время на стандартные «доброе утро» и «как дела?», а сразу и безапелляционно потребовал, чтобы Виктор с Леной подъехали в студию в течение часа, после чего мигом отключился. Поднять Кулемину оказалось делом трудным, но выполнимым, так что вскоре – нещадно зевающие и норовящие прикорнуть хоть на несколько секунд – они уже ехали в такси.
Вадим встречал их на крыльце. Правильно расценив выражения лиц парочки, мужчина усмехнулся и поспешил извиниться за раннее пробуждение. Но весь график студии на следующую неделю был расписан по минутам и «окно» выдалось только сегодня, а ему не терпелось узнать, что выйдет из его идеи. За энтузиазм и рвение он был милосердно прощен, и все двинулись внутрь здания. Кулемина с любопытством оглядывалась: масштаб был явно не тот, когда они контрабандой записывали диск у вероломного Толика. И фотографии известных людей уж точно не были сработаны в фотошопе, как у псевдопродюсера, укравшего песню «Ранеток». По всему выходило, что на этот раз все действительно серьезно.
Познакомились с двумя звукорежиссерами, которые должны были участвовать в создании их диска. Те приняли дилетантов очень тепло, с юмором относясь к затеям «хозяина». Обстановка очень располагала, так что Лена успокоилась и уже не так переживала. Первым записывался Степнов. Отчаянно смущаясь, он перепел «Не сердись», сам же себя забраковал, заставил стереть запись и начать все заново. Раза с пятого у него получилось спеть так, чтобы не краснеть и принимать похвалу достойно. Подошла очередь Кулеминой. Девушка осталась одна за стеклом, встала за микрофон и задумалась. Вадим уже хотел подбодрить ее, но тут Лена негромко запела.

«Мне тебе не объяснить,
Что значит боль
Быть не твоей
Рядом с тобой.
Синевой глаз заменить
Небо над головой.
Руки на пульсе держать,
Ровно дышать
И не ждать, не ждать!..

Что для тебя
Сердце
Верное
Недолюбимое
гладишь шутя
Ветром
Северным.
Что без тебя
Сердце
Верное
Солнце остылое
Не потеряй
Листик
Клевера.

Не забыть не для тебя
Золотом стать
И не с тобой
Утро встречать.
Не уснуть, больно в висках
И так холодно!
Неосторожность моя
Мстит за тебя.
Я сама не своя.

Что для тебя
Сердце
Верное
Недолюбимое
гладишь шутя
Ветром
Северным.
Что без тебя
Сердце
Верное
Солнце остылое
Не потеряй
Листик
Клевера»*

По мере исполнения она будто все глубже уходила в себя, строчкой за строчкой обнажая душу. Виктор уже давно не улыбался, не отрывая глаз от поющей девушки и порой забывая дышать. Соколов, глядя на друга, начал понимать, что не все было гладко у этой пары в прошлом. Не сразу заметили, как песня кончилась. Вадим пришел в себя первым, жестом показал, что запись окончена. Когда Лена к ним присоединилась, серьезная и бледная, наигранно оживленно сказал, что все отлично и на сегодня хватит. Краем глаза отметил, что один из звукорежиссеров, прослушивая запись, поднял вверх большой палец.
Отвез до самого дома и уехал, так и не услышав от обоих ни слова. Они как будто были где-то в другом месте, переживая что-то свое, глубокое и разрушающее. Уже в квартире, увидев, как Лена сгорбившись направилась в комнату, Степнов принял решение. Схватив девушку в охапку, бегом отнес ее в ванную и прямо в одежде встал с ней под холодный душ. Средство оказалось радикальным, но действенным. Кулемина прохрипела: «Сумасшедший», - и принялась уворачиваться от ледяных струй. Виктор не стал спорить с очевидным, а начал на деле доказывать правильность данного утверждения. В который раз прося прощение за прошлую боль. Когда дыхание восстановилось настолько, чтобы можно было произнести хоть что-то внятное, выдохнул:
- Я всегда буду рядом.
- Не хочу, чтобы рядом… Хочу, чтобы со мной…

Скрытый текст


Спасибо: 11 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 30 , стр: 1 2 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 546
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия