Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 524
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.02.12 19:14. Заголовок: Мечта "овечки"


Автор: Галлюцинация
Название: Мечта «овечки»
Жанр: OOC, Humour (по большей мере стёб), проблески Romance
Рейтинг: почти R
Пейринг: КВМ
Статус: в процессе
Краткое содержание: 4-й сезон по принципу "как бы хотелось лично мне"
Спасибо: Кате, forget-me-not, за быструю и безболезненную премодерацию
Отдельное спасибо: моей Музе - Лина , именно благодаря тебе я стараюсь писать позитив (чтобы ты не грустила и могла отдохнуть душой после тяжелого трудового дня )

Кинуть в автора чем-нибудь очень тяжёлым за полное несоответствие жизненным реалиям можно здесь - http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000204-000-140-0-1328528688

Спасибо: 22 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 30 , стр: 1 2 All [только новые]







Сообщение: 525
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.02.12 19:17. Заголовок: Пролог Они шли, держ..


Пролог
Они шли, держась за руки, и боялись даже посмотреть друг на друга. Казалось, всего один взгляд – и прекрасная сказка растает, словно подхваченный ветром дымок от костра. Так и шагали медленно вперёд под оглушающие взрывы продолжающегося салюта и крики выпускников. Уже давно покинули территорию школы; сгустившиеся сумерки с радостью приняли необычную пару. Внезапно мужчина почувствовал, что тонкая ладонь в его руке дёрнулась назад. Остановился, обернулся. Она замерла на месте, не отрывая настороженного взгляда от его лица. Что же он наделал? Когда она превратилась из солнечной девочки в ожидающую только плохое тень?
- Лена?
Она молча, в одном неистовом порыве обхватила его руками за талию, прижимаясь всем своим телом к нему, как тогда, теперь уже казалось, что очень давно, в полутёмной прихожей. Только на этот раз он не оттолкнул, а напротив – притянул ещё ближе, несколько раз легко поцеловав в светлую макушку, от которой едва уловимо пахло лаком для волос.
- Прости меня.
Она запрокинула голову, не размыкая объятий, безошибочно поймала его взгляд.
- Я люблю… тебя…

Часть первая

Около подъезда Кулёминых оказались лишь с рассветом. До этого просто гуляли, взявшись за руки, даже не тратясь на слова. Они уже столько всего друг другу наговорили за этот долгий учебный год! Расставаться не хотелось, поэтому Виктор проводил Лену до квартиры. Очень медленно поднимались по лестнице, потом долго стояли на лестничной клетке, не решаясь проститься. Обоим казалось, что стоит им разлучиться, и выяснится, что этой ночи и не было…
- Ну и чего вы здесь шарахаетесь? – Дверь квартиры распахнулась, и на пороге показался лукаво ухмыляющийся Кулёмин. – Я уже два раза чайник кипятил, а вы всё не заходите!
- Пётр Никанорович, - Виктор смутился: всё-таки его нельзя было назвать идеальным спутником для Лены – практически женатый мужик, который уже изрядно потрепал нервы всему семейству Кулёминых (сколько погибло у него самого нервных клеток, а также вырванных в припадке ревности волос, разбитой посуды и изведенной на ссадины и порезы перекиси подсчёту не подлежало).
- Да я ещё своё имя помню, - фантаст усмехнулся, окончательно вогнав в краску скромницу-физрука (что, в принципе, было странновато).
- Дед! – Лена грозно взглянула на родственника.
- А что, я просто вас чай зову пить, - наивно посмотрел на молодых людей Кулёмин. – Мне сюда чайник вынести?
Они переглянулись.
- Можно, - кивнул наконец Виктор. Они зашли в квартиру, где Лена с удовольствием сбросила туфли, после чего убежала к себе в комнату, чтобы переодеться. Мужчины же степенно прошли на кухню. Там Пётр Никанорович достал родные сердцу кружки с ромашками, наполнил их до краев и сунул одну в руки Степнову.
- Вить, я, конечно, забуду, что было до этого, но если ты ещё раз…
- Никогда! – мужчина посмотрел на бывшего соавтора честными глазами. В этот момент на кухню влетела Ленка: в незабвенной полосато-клетчатой пижаме (больше под рукой ничего не нашлось), с нестёртым макияжем и ниткой фамильного жемчуга на шее. Наверное, кто-нибудь вроде Лебедевой изошёлся бы на жёлчь, но Степнову она показалась самой красивой девушкой на свете! (Хотя, почему показалась? Она таковой и была!!!) Чаепитие прошло без эксцессов. Звуковое сопровождение обеспечивал Кулёмин, болтая обо всём на свете, даже, порой, сам не понимая, о чём. Главное, чтобы не чувствовать себя уж совсем третьим лишним в перестрелке этих сияющих счастьем глаз. Он с удовольствием ушёл бы куда-нибудь, но – пока Виктор не «разведётся», «аудиенций» с его внучкой он не получит. Это фантаст решил давно, когда ещё стоял под дверью и подглядывал в «глазок». Однако казалось, что наличие кого-то постороннего влюблённых совершенно не смущало. Когда Пётр Никанорович, покряхтывая, встал наполнить чайник в третий раз, физрук вдруг спохватился, что Ленке надо спать (ведь всю ночь прогуляли), и попрощался, пообещав зайти «попозже». Только вот, вопреки его рассуждениям, Кулёмина не отправилась на боковую, а принялась за генеральную уборку, чем вогнала деда в шоковое состояние: последний раз подобное было лишь перед Новым годом и то, после недели вздохов, что он никак не может найти свой приз «За лучший фантастический роман 1989 г».

Виктор на предельно возможной скорости направлялся домой. Он пытался и подумать, благо было о чём, но после столь дивной ночи совмещать два процесса – идти и приводить мысли в порядок – у него не получалось. Так, с практически пустой головой, не считая не исчезающего из неё ни при каких обстоятельствах образа зеленоглазой блондинки, он поднимался по лестнице, когда увидел сидящую на его лестничной клетке Уткину. Пока ещё действующая невеста, скрестив ноги, в донельзя помятом платье, свидетельствующем о продолжительности её пребывания здесь, с размазанной по лицу косметикой и растрепавшимися волосами, выглядела смешно, но её взгляд подавил всякое желание улыбнуться. Степнов замер, размышляя, как начать разговор: сразу с фразы «Свадьбы не будет!» или, может, для начала поздороваться? Так он вроде и не прощался вчера, когда убежал вслед за Леной… Но Светочка его опередила: прямо в лицо оторопевшему спортсмену полетел листок бумаги, при ближайшем рассмотрении оказавшийся их заявлением в ЗАГС. Неизвестно, чего хотела добиться Уткина этим жестом, может, рассчитывала, что устыдившийся жених рухнет на колени, разобьёт себе голову о ступеньки в порыве раскаяния и попросит её руки и сердца заново (хотя, возможно, последовательность действий могла быть и другая), но результат был несколько иной, кстати, довольно предсказуемый.
Степнов, схватив злополучную бумажку, прижал её к груди и, перепрыгнув через Светочку, понёсся вверх по лестнице. Через секунду хлопнула дверь в его квартиру. Там, под защитой родных стен состоялся торжественный ритуал, включающий в себя разрезание заявления на мелкие кусочки с последующим сожжением оных. Когда в блюдце, временно исполняющем обязанности пепельницы, осталась лишь серая горстка, Виктор с опозданием подумал, что надо было заснять весь процесс на телефон, чтобы потом предъявить этот шедевр документального кино в качестве доказательства его вновь холостяцкого статуса. Впрочем, его (после этого местоимения мужчина «завис» секунд на двадцать с глуповатой улыбкой на лице) Ленка поверит ему и на слово. Не в силах ждать, он на память набрал номер Кулёминой и отправил краткое, но ёмкое сообщение: «Я свободен!!!» Ответ не заставил себя ждать… Минут пять Степнов вчитывался в полученное сообщение: «Поздравляю! Долго сидел?» Наконец, он догадался заглянуть в папку «Отправленные» и увидел, что ошибся в последней цифре, заученного, казалось бы, намертво номера. Между тем, его нечаянный собеседник не отставал, от него пришло ещё одно сообщение: «Братан, давай отпразднуем?» Пока Виктор терялся в догадках, что же ему теперь делать, нетерпеливый абонент, явно с широкой душой, решил позвонить. Физрук с опаской смотрел на подпрыгивающий от натуги телефон, лежащий на столе, а потом, от греха подальше отключив его, стал метаться по комнате в поисках вещей, чтобы переодеться. Радостную новость о своём освобождении от гражданки Уткиной он решил поведать Кулёминым лично.


Спасибо: 33 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 526
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.02.12 19:19. Заголовок: Переодевшись в джинс..


Переодевшись в джинсы и футболку (костюм, каким бы красивым тот ни казался со стороны, он терпеть не мог), Виктор тщательно изучил окрестности в «глазок». Признаков присутствия Уткиной не обнаружилось, поэтому он смело покинул своё жилище и почти бегом направился по знакомому маршруту. Обострённое переменами в личной жизни внимание заставило его притормозить возле цветочного ларька. Сразу вспомнился букет, подаренный Ленке Гуцулом на Новый год, а потом и три несчастных розочки, которые Кулёмина едва ли не швырнула ему в лицо. Да, с цветами у него не сложилось. Хотя, опыт с конфетами оказался ещё плачевнее… Спортивного магазина, чтобы приобрести в подарок мяч, ракетку или, на худой конец, боксерские перчатки поблизости не было, поэтому вскоре Степнов продолжил путь, гордо сжимая в руках букет ромашек.
Уже подходил к до боли родной зелёной подъездной двери, как вспомнил, что сам же дал Ленке время отдохнуть. Развернулся было обратно, но тут представил, как сонная, растрёпанная после сна Кулёмина откроет ему дверь… Как ахнет, увидев букет… Как улыбнётся – так, как он больше всего любит: широко, искренне, солнечно… И, чем чёрт не шутит, даже поцелует… От последней мысли кровь забурлила по венам и, чтобы, не дай Бог, она не пошла не в то русло (а то сиди потом за столом и не вставай), он быстро вошёл в подъезд и стал подниматься по лестнице.
Но до пункта назначения не добрался: услышав знакомый голос, Виктор замер. Не веря своим ушам, ринулся наверх, и уж глазам-то поверить пришлось: перед квартирой Кулёминых устраивала «последний день Помпеи» Светочка, а её единственным зрителем оказалась Лена (зато слушателей, учитывая децибелы, выдаваемые гражданкой Уткиной, было предостаточно). При этом девушка явно не выглядела только что вставшей ото сна: облачённая в шорты до колена и футболку, завязанную узлом, с банданой, из-под которой выбивались непослушные прядки, она стояла, прислонившись спиной к двери своей квартиры, и, скрестив руки на груди, внимала воплям Светочки. А вот та даже и не подумала хоть чуть-чуть привести себя в порядок. В том же виде, в каком увидел её Степнов в своём подъезде, она продолжала свои «гастроли» и в этом. Наконец, он прислушался к тому, что кричала Уткина. Тут же мужчину накрыла волна негодования на то, какими словами называла его (сердце опять сжалось в приступе нежности) Ленку эта, казалось бы, скромная и интеллигентная барышня. Однако не успел сделать и шагу, чтобы прекратить это безобразие, как Светочка перешла на его личность, и тут, от услышанных эпитетов и метафор в свой адрес, Виктор почувствовал, что начинает стремительно краснеть. Вот что значит – начитанная личность!
Между тем, едва Уткина сменила «репертуар», Лена пришла в движение: открыла дверь и скрылась в квартире, оставив ошарашенную Светочку одну. А через несколько секунд вернулась и – чётким и уверенным движением - опрокинула принесённое ведро с водой, которой только что мыла пол в прихожей, на голову ораторше. Тишина воцарилась мгновенно, поэтому негромкий, но твёрдый голос Кулёминой прозвучал на весь подъезд:
- Про меня болтай, что хочешь, но Виктора Михайловича я в обиду не дам.
Необъяснимое тепло стремительно заполнило всё его существо, нестерпимо захотелось схватить эту девочку и зацеловать до смерти. Его, конечно, потому что это было бы неземным счастьем – умереть в её объятиях. Тем временем Уткина пришла в себя и разразилась таким ультразвуком, что стекла в окнах задрожали, однако на Лену это не произвело ни малейшего впечатления. Напротив, она демонстративно и очень выразительно заглянуло в ведро, якобы проверяя, не осталось ли там ещё жидкости. Манёвр подействовал: Светочка резко замолчала и ринулась вниз по лестнице, лишь неистово шмыгая носом. Естественно, вскоре она наткнулась на улыбающегося Степнова. Заметив в его руках букет, Уткина взвыла, как раненое животное, и, выхватив бело-жёлтое чудо, несколько раз ударила им Виктора по лицу, после чего сунула уже мало похожие на что-то приличное цветы обратно и унеслась.
Он вышел из ступора, только когда сверху раздался заливистый смех. Поднял глаза и увидел заходящуюся в приступе хохота Ленку. Через секунду скрипнула дверь, и показалась голова опасливо озирающегося Петра Никаноровича.
- ОНО уже ушло?
Успокоившаяся было Кулёмина просто сползла от смеха на пол, Виктор не удержался и поддержал любимую. Едва держась на ногах, он добрался до площадки и пристроился рядом с Леной, которая тут же уткнулась лицом ему в плечо, продолжая вздрагивать всем телом.
- Я так понимаю, что свадьбы не будет? – фантаст улыбнулся.
Вновь обретя способность говорить, Степнов ответил:
- Почему же, будет. – И тут же столкнулся с двумя удивлёнными взглядами. – Позже… Если Ленка согласится…
Кулёмин хмыкнул и скрылся в квартире, напоследок бросив: «Не засиживайтесь», - а зардевшаяся Лена снова спрятала лицо в складках его футболки.
-Это тебе… было, - он виновато встряхнул рукой, где до сих пор болталось то, что осталось от ромашек. Почувствовал, как девушку снова затрясло от хохота. – Да, не выходит у меня с цветами…
- Зато у нас дома конфеты есть… - Лена подняла на него лукавый взгляд. – Вкусные…

С учётом выпитого до этого чая, они явно шли на мировой рекорд, но уходить с этой вычищенной до блеска кухни никто не торопился. Степнов гордился тем, что его любимая девушка не только смелая и находчивая, что показало «укрощение» Уткиной, но и такая хозяйственная. Лена не могла наглядеться на мужчину, с которым ещё вчера была готова попрощаться навсегда. А Пётр Никанорович просто смотрел на этих двоих и вспоминал свои молодые годы, отчаянно им завидуя. Наконец, душа фантаста не выдержала, и он выгнал счастливую парочку на прогулку, чтобы, едва за ними захлопнется дверь, набрать номер закадычного приятеля Василия Даниловича и предаться ностальгии в приятной компании. Да и Виктору с Леной не помешает побыть наедине.
Последние не имели ничего против, поэтому, как только девушка в очередной раз переоделась, отправились в парк. Почему-то сейчас, при свете дня, идти, держась за руки, было неловко. Казалось, что все прохожие смотрят только на них, поэтому шли друг от друга на пионерском расстоянии. Нещадно ругали сами себя в мыслях, но преодолеть столь длительно стоящее между ними «учитель-ученица» не могли. Пока. Спасение пришло в виде кинотеатра, призывно манящего пёстрыми афишами под свои своды. Не сговариваясь, зашли и купили билеты на ближайший сеанс, даже не посмотрев, на что именно. Поэтому буквально через двадцать минут оказались в окружении детей, пришедших вместе с родителями на просмотр какого-то популярного мультфильма. Впрочем, для них это не имело никакого значения: ещё не закончились начальные титры, а Лена и Виктор, измотанные щедрыми на эмоции сутками, спали, опираясь друг на друга.


Спасибо: 35 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 527
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.02.12 20:31. Заголовок: Неделя прошла, как в..


Неделя прошла, как в угаре. Естественно, большую часть времени Степнов проводил рядом с Леной, пользуясь тем, что ей не нужно готовиться к поступлению. Прогулки, кино, возобновлённые пробежки по утрам… Много ли для счастья надо? Оказалось, что и немало. Спустя семь дней после официального начала их отношений, Виктор почувствовал, что ему чего-то не хватает. После длительных размышлений его осенило: ему страстно хотелось услышать своё имя из уст любимой девушки. Именно имя, без этого набившего оскомину отчества. Он уже не раз просил Лену обращаться к нему на «ты», получил кучу обещаний, что она постарается, но дело с мёртвой точки так и не сдвинулось. Как выйти из сложившейся ситуации, сам придумать не смог (вариант заставлять её подтягиваться за каждое «вы» и «Виктор Михайлович» показался ему не очень реалистичным), поэтому он обратился за помощью к лучшему другу.

- Ого, неужели сам Степнов вспомнил обо мне, сиром и убогом? – даже не подумав поздороваться, отозвался Рассказов на звонок.
- Привет, Игорь, - смущённо произнёс Виктор, осознавая, что его поведение действительно было не самым дружеским. – Понимаешь, я был немного занят…
- Да уж знаю, видел, как вы с Кулёминой уходили, - историк хмыкнул. – Так значит, ты эту неделю от побоев Светочки отходил?
- Почему это? – удивился Степнов.
- Ну как же, гражданка Уткина поведала, насколько бурно произошло ваше расставание: как ты на коленях просил у неё прощения, а она порвала заявление в ЗАГС и гордо удалилась, опрокинув тебе на голову горшок с кактусом! – Виктор закашлялся. – Ты мне одно скажи: тут есть хоть слово правды?
- Свадьбы у нас точно не будет!
- И то ладно. Так зачем звонишь?
- Мне нужно с тобой поговорить.
- Уже проблемы? Быстро ты! Ладно, приходи сегодня вечером, Соня с родителями ужинает, так что вспомним холостяцкую жизнь.
Он не успел поблагодарить, как Рассказов повесил трубку. Предупредил Лену, что вечером у него дела, накормил надувшуюся вследствие его отказа рассказать, какие именно, девушку мороженым и ровно в 19:00 нажимал кнопку дверного звонка в знакомой шестнадцатиэтажке.

- Ну, проходи, друг мой ситный! – Игорь приглашающим жестом поприветствовал Виктора. – Чай? Кофе? Шахматы? Или сразу начнёшь душу изливать?
- Сразу, - выдохнул Степнов. Рассказов слушал внимательно, только изредка насмешливо поглядывал на друга поверх очков, когда выражение лица того было уж совсем эйфоричным. И чего столько времени голову морочил и себе, и другим с этой идиотской свадьбой? Они ведь с Соней как раз на этих выходных уже собирались идти за подарком. Хотя, глядя на витающего в облаках «Витеньку», подарок действительно может пригодиться, только это будет уже не набор посуды, как планировалось, а скорее постельное белье, а ещё лучше – с запасными простынями.
- Так, что ты счастлив до неприличия, я уже понял, - остановил поток дифирамбов в адрес Кулёминой. – Проблема-то в чём?
- Она обращается ко мне по имени-отчеству, - сразу погрустнел Виктор.
- Ну и что, дай ей время. За столько лет привыкла уже.
- А я сейчас хочу!
Игорь чуть не ляпнул: «Раз хочешь, бери!», но вовремя сообразил, что здесь не тот случай. Правда, это решило бы проблему друга: вряд ли бы Лена называла его после этого на «вы», но… Она для Степнова сейчас вроде божества, поэтому за такой совет вполне можно было получить по лицу. Что ж, «нормальные герои всегда идут в обход».
- Значит, тебе нужно вывести её на эмоции, чтобы под влиянием порыва она перешла на «ты».
- Думаешь, сработает? – с надеждой посмотрел на него Виктор.
- Не знаю, но попробовать стоит.
- И что делать? – Степнов уже загорелся новой идеей.
- Здесь нужна либо большая радость, либо ссора. Самая большая ваша радость – избавление от Уткиной – уже в прошлом, так что будем держаться второго варианта.
- Но я не хочу ссориться с Ленкой!
На лице Рассказова практически бегущей строкой высветилось: «Ну, какой же ты болван! Ты меня совсем достал! Раз не нравится – иди и себе мозги… люби!» Степнов понял.
- И что мне нужно делать?

Оба волновались. Только причины были разные. Если Лена просто нервничала, потому что впервые шла домой к любимому человеку, то Виктор переживал за исход своей авантюры.
- Добро пожаловать! – открыв дверь, он пропустил девушку вперёд. Кулёмина смущённо улыбнулась, вошла и замерла, удивлённо разглядывая обстановку.
- А… здесь всегда так?
- О, господи! – Степнов схватился за голову, попутно размышляя: не растерял ли он актерские навыки? По крайней мере, он бы себе ни за что не поверил! – Наверное, снова соседи сверху залили! Столько раз уже с ними ругался!
- Странно, - Лена недоверчиво на него покосилась. – А на потолке потёков нет…
Он чуть не хлопнул себя по лбу. Гениальный план Рассказова под кодовым названием «Лучший повод для ссоры – ремонт» неожиданно оказался на грани провала. А ведь он переступил через себя, выливая вёдра воды на новую, лишь полгода назад купленную, мебель! А с таким трудом поклеенные обои, превратившиеся сейчас в нечто непонятное?.. Эх, чего только не сделаешь ради любви! И вот, все его труды оказались напрасны: глазастая Кулёмина не увидела следов гипотетического потопа там, где они должны были быть.
- Ну-у-у…
- Хотя, это не важно, - Лена улыбнулась. – Все равно вам нельзя здесь сейчас жить. Думаю, дед не будет против, если вы пока поживете у нас, в комнате родителей.
- Только вот придётся ремонт делать… - Виктор еле сдерживал радость, что затея удалась, остался лишь последний штрих. – Ты мне поможешь?
- А как же! Да мы с вами в два счёта управимся!


Спасибо: 32 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 528
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.02.12 20:54. Заголовок: При тщательном осмот..


При тщательном осмотре выяснилось, что пострадали только комната и прихожая; зал, кухня и ванная остались целыми, что лишь усилило подозрения Лены. Степнов между тем старательно изображал убитого горем домовладельца, чтобы вызвать к себе как можно больше сочувствия, и поминутно вздыхал, поминая добрым словом «очень удобный диван», «дорогой сердцу стул» и всё в том же духе. Наконец, Кулёмина не выдержала:
- Виктор Михайлович! – Он поморщился от такого обращения, но смолчал. – А идите вы…
- Куда? – удивился физрук.
- В магазин. И я с вами. Пора к ремонту готовиться.
Виктор с готовностью кивнул.
- А деньги у вас есть? – Лена даже покраснела: было до ужаса неудобно задавать этот вопрос, но прояснить ситуацию было лучше сейчас, чем на кассе.
- Есть немного. – Девушка нахмурилась, вспомнив, на что он мог бы потратить эти деньги. Лимузин там, кольца обручальные, банкет для Уткиной… - На машину себе копил.
Своевременное замечание мужчины в корне изменило настроение Кулёминой. Блондинка улыбнулась, позвонила Петру Никаноровичу, предупредив, что задержится, и подтолкнула Степнова к выходу. До ближайшего хозяйственно-мебельного магазина добирались весело: общественный транспорт в виде заполненного до отказа автобуса пришёлся им по душе как раз за счёт своей тесноты, хотя оба не признались бы в этом даже под угрозой смертной казни. Поэтому, исключительно для вида, посетовали на непомерно разросшееся население Москвы и, пряча друг от друга довольные улыбки, зашли в святая святых.

- Лен, ты посмотри какое чудо! – ненатурально восторгался обоями Виктор, подсовывая Кулёминой что-то серо-буро-малиновое да ещё «в жутких розочках». Девушка недоверчиво покосилась на него.
- Виктор Михайлович, может, что-нибудь другое?
- Зачем? Мне кажется, что этот вариант изумителен.
- Угу, где-нибудь в психиатрической клинике, чтоб вызывать у пациентов приступ буйного помешательства, - пробормотала про себя. Он сделал вид, что не расслышал.
- О, а там что такое? – Степнов дёрнул Кулёмину за руку и потащил к следующему стеллажу, где начал расхваливать обои в машинках. По лицу девушки стало понятно, что градус кипения уже не за горами. – По-моему, они замечательно будут смотреться в прихожей.
- Как скажите, - сквозь зубы пробурчала Лена, отвернувшись от него. – Может, пойдём уже?
Он вздохнул, понимая, что легко не получится. Что ж, впереди ещё выбор мебели.

- Вы уверены? – Кулёмина устало взглянула на изображающего неописуемую радость Виктора. На сей раз поводом для столь бурных эмоций послужил ярко-розовый диван с огромным количеством мелких подушек самой разнообразной формы.
- Ещё бы! Да я всю жизнь о таком мечтал!
Девушка посмотрела на него уже с явным испугом, мол, и чего я ещё о вас не знаю?
- Так, я сейчас его оформлю, а ты жди меня здесь.
Лена кивнула, ещё раз оглядела диван и резко отвернулась. Степнов отошёл, но ни к каким продавцам, естественно, не пошёл, всего лишь выждал положенное время и вернулся, сияя белозубой улыбкой.
- Ну вот, всё готово. Пошли клеть обои.
На этот раз поездка в транспорте удовольствия не принесла. Кулёмина поминутно косилась на рулоны, выглядывающие из большого чёрного пакета, и морщилась. Несколько раз по её лицу было заметно, что она хочет что-то сказать, но – к великому сожалению Виктора – каждый раз девушка сдерживала себя. Так, в молчании, и добрались до «затопленной» квартиры. Здесь Лена сразу принялась за дело, предварительно закатав джинсы повыше, чем немало порадовала мужчину. Мебель совместными, несмотря на выраженное сопротивление Степнова, усилиями сдвинули в центр комнаты, а потом с шутками и смехом принялись сдирать испорченные обои. После сего нелёгкого дела был объявлен перерыв, который посвятили распитию горячительных неалкогольных напитков (проще говоря, чая) на непострадавшей кухне. Лена повеселела, много улыбалась и, казалось, забыла про недавние переживания в хозяйственном магазине. Виктор внутренне усмехнулся: пришла пора второй части «марлезонского балета».
Через час Кулёмина уже не то что кипела, от неё явно шёл пар. Ничего удивительного: каждое движение девушки сопровождалось замечаниями:
- Лена, ты неправильно намазала полоску клеем…
- Лен, ну посмотри! Там же пузыри!
- Лена, ну криво же…
- Лен, ты на меня капнула!
В итоге Кулёмина не выдержала:
- Всё, с меня хватит! Если ты такой умный, то сам делай свой долбанный ремонт! Ноги моей в твоём доме больше не будет! И обои твои дурацкие! И диван жуткий! И вообще… - она осеклась. – Ты чего так улыбаешься?
- Ты меня уже четыре раза на «ты» назвала… - Степнов улыбался, словно Чеширский кот. Лена удивлённо распахнула глаза.
- Так ты только ради этого?..
- Ага, - жутко довольный собой, он кивнул.
- Обои?
- Другие куплю.
- Диван?
- Такой ужас – да никогда!
- Ох, Степнов! – она размахнулась и бросила в него тряпку, которой усиленно растирала пресловутые пузыри. Благодаря спортивной реакции Виктор успел отшатнуться, но при этом поскользнулся на уже намазанной клеем полоске обоев и рухнул на пол. Смеющаяся Кулёмина приземлилась на колени рядом с мужчиной, аккуратно взяла его за подбородок и прошептала прямо в губы:
- Такого для меня точно никто не делал…
Лёгкое прикосновение к губам мгновенно переросло в настоящий поцелуй: нежный, трепетный, долгожданный…
- Обои клеть будем? – лукаво улыбнулась Лена, наконец отстранившись.
- Потом, когда нормальные купим, - Виктор перетащил девушку к себе на колени, прижимая как можно крепче. – А пока продолжим…

Домой к Кулёминым пришли уже поздно вечером, как всегда добираясь окольными путями, чтобы оттянуть время расставания. По традиции долго стояли на площадке перед дверью, сегодня поглядывая друг на друга с несколько глуповатыми улыбками и прощаясь «до завтра» с периодичностью раз в минуту. Наконец, Лена всё же открыла дверь и напоследок лукаво взглянула на Степнова.
- Спокойной ночи, Виктор Михайлович!
Дверь захлопнулась прямо перед носом замершего в шоковом состоянии – неужели всё было зря?! - мужчины. Он так и стоял, пока не раздался сигнал телефона. Медленно достал аппарат из кармана и открыл входящее сообщение. С экрана на него смотрел смайл в виде ехидной рожицы.
- Ох, Кулёмина! – он рассмеялся и легко сбежал вниз по лестнице. Нужно было набраться сил на завтра: впереди ждало повторное посещение магазина, чтобы выбрать «правильные» обои, а потом стоило всё же начать ремонт.


Спасибо: 37 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 529
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.02.12 03:59. Заголовок: Обновление квартиры ..


Обновление квартиры Степнова заняло по времени около недели (Рассказов в тот же день получил уведомление, что его план сработал на сто процентов, что дало историку законный повод собой гордиться). В принципе, всё можно было «провернуть» за два-три дня, но скорости ремонта существенно мешали многократные «перерывы», включающие в себя объятия и поцелуи. Если бы кто-то решил измерить КПД, то он вряд ли превысил бы тридцать процентов, зато настроение у «рабочих» всегда было прекрасным. Диван в комнату выбирали вместе, правда, изначально возникло некоторое разногласие: Виктор вдруг решил купить кровать, причём непременно двуспальную, а Лена настаивала именно на представителе «семейства раскладывающихся». В итоге всё решилось, как обычно – победила «решка», то есть диван. Кулёмина отпраздновала победу весьма оригинальным способом – расцеловала Степнова, поэтому проигравший оказался совсем не в обиде. Обращение на «ты» прижилось очень быстро, но иногда Лена с хитрой улыбкой называла его «Виктор Михайлович», за что тут же приходилось платить «штраф». Нетрудно догадаться, что именно он подразумевал.
После окончания ремонта продолжились совместные прогулки, посещения кафе и кинотеатров, чаепития с Петром Никаноровичем, который не мог налюбоваться на эту пару, ощущая внутреннюю гордость за то, что поспособствовал их соединению. Такое положение дел полностью устраивало Виктора, а вот Кулёмина с каждым днём всё больше задумывалась кое над чем. И, как выяснилось, одна она решить эту «проблему» не могла.

- И кто же это вспомнил о простых смертных? – Лера Новикова отозвалась по обыкновению звонко, так что Лена даже убрала телефон от уха на несколько секунд. – Хочешь пригласить меня на свадьбу?
- Какую свадьбу? С кем?
- Ой, а разве не с кем? Думаешь, почему тебя никто не трогает? Не звонит, в гости не приходит? На репетиции не зовёт? – не дав собеседнице даже задуматься над этими вопросами, Лера сама же на них и ответила: - Потому что все уже в курсе, с кем ты пропадаешь. Дают тебе насладиться мгновениями неземного счастья. – На этом пафос в голосе бывшей барабанщице закончился. – Только, судя по тому, что ты сама мне позвонила, счастье это не такое уж безоблачное? – Вопросительная интонация в конце фразы имело чисто номинальный характер.
- Во-первых, спасибо, что всё-таки дала мне вставить хоть слово. – Новикова хмыкнула. – Во-вторых, опять же поклон до земли, что проявили немыслимое милосердие, не приставая с расспросами. И, в-третьих, - непродолжительная пауза, - мне нужна твоя помощь.
- Ну наконец-то! Я уж думала, ты никогда не дойдёшь до этого пункта! Так где: у меня или у тебя?
- Что?
- Встречаемся, говорю, где? Это ведь, насколько я могу судить, не телефонный разговор?
- Через полчаса буду у тебя, - Лена смирилась, что Лера всегда всё знает лучше и раньше других.
- Угу, и захвати мороженого. А что? – среагировала на многозначительное молчание в трубке. – Мне же нужно чем-то питать свой мозг!
- Какое? – Кулёмина со столь сокрушительным доводом спорить не стала.
- Естественно, шоколадное!

Через сорок минут Лена стояла около квартиры Новиковых. Дверь распахнулась раньше, чем девушка успела нажать на кнопку звонка.
- Я тебя уже заждалась! – Лера буквально втащила её в прихожую. – Рассказывай!
- Может, мы хотя бы положение поудобнее займём?
- Ох, и вредная ты, Кулёмина!
Новикова умчалась на кухню, прихватив с собой пакет с мороженым. Лена только вздохнула, лишённая возможности ответить на столь несправедливое замечание. Но, будучи в невыгодном положении человека, нуждающегося в совете, проявлять свои эмоции постеснялась. Поэтому она поплелась следом за подругой, по пути пытаясь подобрать слова, чтобы сформулировать свою речь, избегая подробностей. Хотя, это ведь бесполезно: Лерка выведает всё, что ей нужно.
Когда Кулёмина появилась на кухне, Новикова уже сидела за столом и уминала мороженое из огромной розетки.
- Садись, - кивнула она на стул, пододвигая такую же розетку, как у себя. – Ну-с, какие у нас проблемы?
- Никаких. У меня просто есть некоторые затруднения.
- Угу-угу, - Лера с многозначительным видом усмехнулась.
- В общем, это касается Степнова.
- Ой, как неожиданно!
- Новикова, не ёрничай! – Лена немного помолчала. – Я хочу, чтобы наши отношения… перешли на другой уровень…
Лера расплылась в довольной улыбке.
- Хм-хм, но для начала мне необходимо знать, на каком уровне вы сейчас, - она захлопала ресницами.
- Ну, я зову его по имени…
- И?
- А может, нет никого «и»? – тут же вскинулась Кулёмина.
- Ой, да ты бы тогда не прибежала, как ошпаренная!
- Новикова!
- Я ещё помню свою фамилию! Колись, давай!
Лена с трудом сдержала желание запустить в прозорливую, но уж очень наглую блондинку ложечку.
- Мы целовались.
- И все?
- Да.
- А ты, как я понимаю, уже хочешь большего?
- … Да.
- Ну так, скажи ему об этом! Представляешь: ты обнимаешь его со спины и жарко шепчешь на ухо: «Я хочу тебя…»…
- Новикова, ты вообще помнишь, про кого мы говорим? – девушка скептически взглянула на замечтавшуюся Леру. Та мгновенно пришла в себя.
- Да, точно. Что-то я упустила этот момент. Мой вариант вполне хорош, если ты хочешь отпугнуть его ещё минимум на год. Хотя…
- И потом, - перебила её Лена, - мне хочется, чтобы он сделал первый шаг.
- Или хотя бы думал, что именно он этот шаг сделал. – Блондинки заговорщически подмигнули друг другу. – Что ж, Елена Никитична, кажется, у меня уже созрел план…


Спасибо: 31 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 531
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.02.12 04:02. Заголовок: - Вить, ты хорошо се..


- Вить, ты хорошо себя чувствуешь? – С удовольствием поглощающий простую яичницу после продолжительной прогулки Степнов с недоумением посмотрел на сидящую рядом Кулёмину.
- Конечно, Лен! Всё отлично.
- А мне кажется, что у тебя температура: лицо красное.
- Лен, да какая температура? Я здоров, как бык! – однако возражать против весьма приятной процедуры измерения по старинному народному методу не стал. Кулёмина, слегка прикоснувшись губами ко лбу мужчины, отстранилась, несмотря на его попытки задержать её, и с волнением произнесла:
- Точно! У тебя жар! Больше ничего не беспокоит?
- Да не болит у меня ничего! И температуру не чувствую.
- Это не значит, что её нет. – Лена решительно встала и достала из сумки градусник. – Хорошо, что я как раз новый нам с дедом купила, сейчас и проверим.
Виктор покорно сунул градусник под мышку, однако спустя пять минут результаты удивили его самого.
- Тридцать девять и пять, - Кулёмина скрестила руки на груди и взглянула на него так, что мужчина немедленно почувствовал себя виноватым.
- Но у меня ничего не болит…
- Угу, - Лена скептически кивнула. – А теперь будем лечиться. – Несмотря на сопротивление (правда, вялое), она отправила Степнова в спальню, приказав лечь, обязательно укутавшись потеплее. Едва он скрылся, девушка обхватила голову руками:
- Что я творю?! – она нервно засмеялась, потом несколько раз глубоко вздохнула, возвращая себе серьёзность и одновременно вспоминая наставления Новиковой.

… - Итак, учитывая пожелания заказчика, будем «разводить» Витеньку. Раз ты хочешь, чтобы первый шаг сделал он, значит, надо его спровоцировать, но грамотно. Идеальный вариант: проявить о нём заботу, при этом остаться наедине, у него в квартире и на ночь.
- Ты как себе это представляешь?
- Легко. Представь, что он заболел. Лежит в постели - раздетый, беспомощный, а ты его лечишь…
- Так если он заболеет, ему будет уже не до… Ну, ты понимаешь.
- Да никто и не говорит, что твой Степнов заболеет! Нам нужно просто его в этом убедить и дать тебе тем самым повод остаться у него и «позаботиться». Только презервативы с собой взять не забудь!
- Лера!
- Я уверена, что ты всё сама знаешь - в конце концов, у кого из нас родители – медики? - но напомнить я должна.
- Ох, Новикова! Ладно, как я Степнова заставлю поверить, что он заболел? Он же здоровый, как конь! Зимой без шапки ходит, куртка нараспашку – и хоть бы хны!
- А как я папу в школе обманывала? Во-первых, не вздумай смеяться, а то я тебя знаю! – Лена улыбнулась и послушно кивнула. – Во-вторых, берёшь градусник, нагреваешь его до нужной температуры, а потом – под мышку. И лицо пожалостливее.
- Лер, ты увлеклась, это же не я больную из себя корчу.
- А, точно! В общем, убеждаешь Витеньку, что он болен, отправляешь в постель, он там раздевается (глаза Кулёминой после этой фразы заблестели), сначала усыпляешь его бдительность, а потом – хоп! «Надо сделать растирание»!
- Какое растирание?
- Ну, знаешь, как с температурой боролись? Растирали уксусом, разведённым водой. Помогает отлично!
- Так у него же не будет температуры?
- Лена, не разочаровывай меня! Это всего лишь повод! Как ещё ты получишь «доступ к телу»?
- А дальше?
- А дальше всё зависит от тебя…

- Горло не болит? – Кулёмина появилась на пороге спальни предельно сосредоточенная, даже морщинка на лбу появилась.
- Нет, - Виктор выглядел таким растерянным, что Лена едва не рассмеялась.
- Ладно, тогда выпьешь только «Терафлю», - она протянула стакан с уже разведенным лекарством (на «военном совете» было решено, что это уж точно не навредит, да и на вкус приятно). Степнов послушно выпил. Лена поставила пустой стакан и присела рядом с мужчиной на диван, запуская пальцы ему в волосы и начиная нежно массировать голову. Виктор зажмурился от удовольствия.
- И как тебя угораздило?
- Не знаю, но я согласен так болеть!
- Хитрюга! – Лена наклонилась и поцеловала его, но тут же встала. – Пойду, поставлю чайник.
На кухне она пробыла минут пять, не больше, а когда вернулась…

- Надеюсь, ты звонишь, чтобы поделиться своей радостью по поводу полного и безоговорочного успеха нашей операции? – казалось, что Лера не расставалась с телефоном. – Что-то твоё молчание мне не нравится, чувствуется в нём какое-то разочарование.
- Он уснул, - бесцветным голосом наконец-то отозвалась Кулёмина.
- Ну, так бывает. Мужчины после секса устают, к тому же для Витеньки это такой стресс…
- Он ДО уснул.
- Что? – в трубке наступила тишина, а потом раздалось хихиканье, тщетно маскируемое под кашель.
- Смешно ей, - недовольно буркнула Лена.
- Кстати, - Новикова восстановила дыхание, - ты где сейчас?
- У Степнова, деда ведь уже предупредила, что не приду. Сижу на кухне, смотрю в окно и злюсь.
- Приятное занятие, но бесполезное. Иди лучше к нему, ляг под бочок…
- Да, может, спросонья и сообразить не успеет!.. Лер, я нормально хочу!
- Боюсь, это не наш случай.
- И что теперь делать?
- Тебе – идти и поспать. Ты должна быть свежей и красивой. А я посижу и подумаю ещё.
- Новикова, два часа ночи!
- Ну и что? Мне для любимой подруги ничего не жалко!
- Ага, признайся лучше, что твоё самолюбие задето.
- Ну, и это тоже. Так, Кулёмина, не умничай! Не то в одиночку будешь Степнова соблазнять!
- Молчу-молчу! Спокойной ночи.
- Что-то мне подсказывает, что ни для одной из нас она таковой не станет…


Спасибо: 31 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 532
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.02.12 04:04. Заголовок: - Лен! - Кулёмину ра..


- Лен! - Кулёмину разбудил громкий возглас в коридоре. Она ещё не успела открыть глаза, как скрипнула дверь в комнату. – А, вот ты где! А я уже тебя потерял! – Степнов буквально сиял, а вот Лена его энтузиазма не разделяла, недовольно поглядывая на него из-под одеяла. – Представляешь, у меня уже нет температуры! Ты чудо-доктор! Вставай, мы сейчас отпразднуем это супер-чаепитием!
Виктор вышел, оставив девушку одну, но она не успела даже подумать о нём что-нибудь нелестное (учитывая события вчерашнего вечера), как завибрировал её телефон. Лена взглянула на экран и вздохнула.
- Да, Лер?
- Ты где? – та проигнорировала приветствие и сразу перешла к интересующей её теме.
- У Степнова.
- Уже разговаривали?
- Ну, он порадовал меня известием, что уже абсолютно здоров! Это всё.
- Отлично! Значит, так. Сейчас говоришь, что нехорошо себя чувствуешь, и быстро оттуда сматываешься! Встречаемся около моего дома через двадцать минут.
- Лер, о чём ты?
- Делай, что говорят! И быстро!
Новикова отключилась, и в этот же момент снова заглянул Степнов.
- Ленок! Ты чего ещё лежишь? А ну вставай!
- Да встаю я, встаю, - Кулёмина дождалась, пока темноволосая голова исчезла за дверью, потом нехотя встала, попутно ворча: - Раскомандовались все! Лена делай то, сделай это… Достали!
Она натянула джинсы, поправила футболку, в которой и спала на диване в «гостевой» комнате, завернувшись в плед. Решив не травмировать свою психику, в зеркало глядеть не стала. Выскользнула в коридор и ринулась сразу в прихожую. Она уже надевала кроссовки, когда появился растерянный Степнов.
- Лен, ты куда?
- Вить, я домой пойду. Что-то нехорошо себя чувствую.
- Подожди, я тебя провожу, - мужчина засуетился.
- Не надо! Ты же собирался со Шреком… то есть, с Савченко поговорить.
- Но я позже к тебе зайду!
-Конечно, конечно, - Кулёмина выскочила из квартиры, даже не поцеловав его на прощание, и побежала к дому Новиковых. Вопреки всему предшествующему опыту Лера уже стояла у подъезда и нетерпеливо подпрыгивала на месте.
- Ну наконец-то! Ты что так долго?
- Думаешь, так легко сбежать от Степнова? Что ты там придумала?
- Продолжим осаду неприступного физрука! Ты сказала ему, что плохо себя чувствуешь?
- Да, потом еле отвязалась, он всё рвался проводить.
- И чем ты его «успокоила»?
- Отправила к Шреку, он же не может теперь работать вместе с Уткиной.
- Да уж, это похлеще смертельного номера в цирке будет! Значит, у нас есть час два-три. Должны успеть!
- Что успеть-то? – Но Лера уже схватила её за руку и потащила за собой.

- Новикова, я тебя убью! – Лена, оказавшись в магазине нижнего белья, попыталась вырваться на волю, но попытка не удалась.
- Это единственный способ! – Лера вцепилась в подругу мёртвой хваткой.
- Сомневаюсь!
Они ещё долго выясняли бы целесообразность посещения этого заведения, но тут к ним подскочила улыбчивая продавец-консультант.
- Я могу вам чем-нибудь помочь?
- Не надо, - Новикова ослепительно улыбнулась в ответ. – Мы сами посмотрим. Кулёмина, чего встала?!
- Я не сдвинусь с места, пока ты мне всё не расскажешь!
- Ох, упрямая! Ладно, раз не получилось с болезнью Степнова, будешь болеть ты.
- Что?
- Включи воображение: Витенька, подогреваемый переживаниями за твоё здоровье, прибежит к вам домой, где – совершенно случайно – ты будешь одна, якобы с температурой, так как «заразилась» от него; он начинает за тобой ухаживать, потом тебе вдруг становится жарко (кстати, имеешь право, ты же болеешь!), откидываешь одеяло, а там… Красивое откровенное бельё – и он твой!
- У тебя очень изощрённая фантазия, но даже это не сработает.
- Это ещё почему?
- Потому что: а) он немедленно вызовет «скорую помощь»; б) начнет поить меня чаем с малиной и укутывать во всё, что толще тюля; в) оба пункта плюс лекция о необходимости закаливания и профилактики простудных заболеваний. Плавали, знаем.
- Эх, было бы больше времени, я бы у тебя выпытала, где это вы на пару со Степновым «плавали», но на нас уже косятся, так что пошли выбирать.
- Лер, я же говорю тебе, что это бессмысленно!
- Ты уверена? Он уже видел тебя в чём-то, хоть немного не напоминающем скафандр?
Лена задумалась, чем немедленно воспользовалась коварная Новикова и сунула ей комплект из розового кружева:
- Смотри, какая прелесть!
- Нет! Ты что, я ни за что ЭТО не надену!
- Даже ради Витеньки?
- Если Степнов меня в этом увидит, то точно «скорую» вызовет, только психиатрическую бригаду…
- Ну, тебе не угодишь!
- Пошли отсюда, а?
Но Лера не услышала эту мольбу о пощаде, так как уже вела переговоры с той самой продавщицей. Вернулась через минуту, довольная и улыбающаяся.
- Кажется, я нашла решение нашей проблемы.
- Когда кажется, креститься надо, - буркнула Кулёмина, но послушно последовала за подругой, уже искренне сомневаясь, стоило ли вообще просить помощи у Новиковой. Остановились они у стеллажа с бельём в спортивном стиле. Помимо воли у неё вырвался восхищённый вздох.
- Да, как же я сама не сообразила, - Лера подмигнула и сделала приглашающий жест рукой: - Выбирайте, мадемуазель.
Ввиду ограниченного времени долго не мучились, скоро Кулёмина уже направлялась в примерочную. Новикова заняла позицию возле её кабинки, успевая строить глазки заходившим в магазин молодым людям.
- Лер, - послышался из-за занавески громкий шёпот, - посмотри.
Новикова немедленно нырнула внутрь и восхищённо присвистнула:
- Ленка, зря ты на выпускной так не пошла!
- Убью!
- Ладно, ладно, но ты действительно красотка, я даже завидую.
- Льстишь, подруга. – Но ей и самой нравилось отражение в зеркале: комплект был выполнен в чёрном цвете с белой окантовкой - короткая обтягивающая маечка и уж совсем короткие шорты-трусики - лаконично, как она и любила, но в то же время весьма сексуально. И фраза про длинные ноги, брошенная когда-то на тренировке, оправдывалась полностью.
- Сейчас проверим.
Не успела Кулёмина сообразить, как Лера уже вытащила её из примерочной и обратилась к парню, разглядывающему витрину с пеньюарами:
- Молодой человек, вы не находите, что моей подруге очень идёт этот комплект?
- Ага, - ошалевший парень смог ответить лишь междометием и кивком, впрочем, Новикову это вполне удовлетворило. Она снова зашла за занавеску, где уже скрылась красная от смущения Лена.
- Что ж, оружие проверено, убойность максимальная…
- Я тебя придушу!
- Позже, милая, позже. Сейчас нам срочно нужно ещё в один магазин, Степнов скоро будет на месте!



Спасибо: 31 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 533
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.02.12 04:06. Заголовок: Лена с объёмным паке..


Лена с объёмным пакетом в руках поднималась по лестнице, вспоминая напутствия Новиковой. По их расчётам Степнов мог появиться уже через полчаса, а значит, времени в обрез. А ведь столько ещё сделать нужно! В первую очередь, надо было решить, как остаться в квартире одной. Отправить деда в гости к Василию Даниловичу? А их обоюдная страсть к «профилактическому» употреблению всевозможных наливок? Алкоголизмом это не назовёшь, но всё равно боязно как-то. Посоветовать погулять пару-тройку часов? Да уж, гениально! Не дед, а просто марафонец какой-то! Да, задала себе задачку. Решив, что сначала подготовится сама, следуя указаниям Леры (то есть: 1) принять душ с «вот этим обалденно пахнущим гелем»; 2) воспользоваться скрабом для тела, «после которого твоя кожа станет такой нежной, что он не сможет оторваться»; 3) натереться то ли кремом, то ли лосьоном… Новикова с такой скоростью выбирала эти средства, что Лена лишь приблизительно знала, что находится у неё в пакете), она достала ключи.
Надежда на то, что Пётр Никанорович сам куда-нибудь денется, не оправдалась: дед, услышав, как она зашла в квартиру, показался на пороге кухню.
- Леночка, наконец-то! А я уж хотел Виктору звонить. Кстати, как он там?
- Здоров, - ответила односложно, попутно ещё раз помянув в мыслях добрым словом сонливость любимого человека.
- Вот и хорошо, - Кулёмин улыбнулся. – Будешь со мной чай пить?
- Нет, я лучше в душ.
Проделав все необходимые процедуры и надев новый комплект, пару минут с удовольствием покрасовалась перед зеркалом, подмигнула своему отражению и вышла из ванной, завернувшись с длинный махровый халат, который ей прислали родители ещё на Новый год и который до этого висел без дела. В таком виде она и появилась на кухне.
- Лен? – удивился Пётр Никанорович, увидев внучку, в своей сознательной жизни ни разу не надевавшую такую распространенную в России модель домашней одежды. – У Виктора дома… что-то случилось? – осторожно поинтересовался он спустя несколько секунд.
- А что там могло случиться? – Лена недоумённо взглянула на него, а потом, сообразив, залилась краской. – Дед! Как ты мог такое подумать?!
- А что? – стал защищаться фантаст. – Вы люди молодые, горячие оба… Если бы мне в юности такая возможность подвернулась…
- Дед!!! – девушка уже не знала, куда деться от смущения, но ведь, по сути, он был прав. Разве не за этим она оставалась у Степнова? Поэтому добавила уже более спокойным тоном: - Ничего не было. И вряд ли будет, - уже совсем тихо, но Кулёмин проявил чудеса слышимости.
- Что, сопротивляется? – Лена даже чаем поперхнулась, услышав такое, а Пётр Никанорович ей лишь подмигнул: - Ничего, найдём и на него управу. Только с правнуками повремените, ладно?
Она смотрела на лукаво улыбающегося фантаста и не могла поверить, что это происходит с ней на самом деле. Но в этот момент раздался нетерпеливый звонок в дверь. Лена и дед переглянулись.
- Степнов, - выдохнула девушка.
- Что мне сказать? – деловито поинтересовался Кулёмин.
- Скажи… скажи, что я нехорошо себя чувствую! И… задержи его минут на пять! – Лена вихрем умчалась из кухни, решив, что разбираться со своими ощущениями от того, что её собственный дед помогает ей соблазнить её молодого человека, будет позже. Если повезёт, намного позже. Влетев в свою комнату, она кинулась разбирать диван, параллельно прислушиваясь к тому, что происходило в прихожей. А там Пётр Никанорович уже здоровался с обеспокоенным Виктором. Правда, не давал тому сказать и слова, искусно забалтывая мужчину своим рассказом о новом романе. Плавно речь о том, что это будет новый шедевр, перешла на издательство, куда фантасту нужно съездить прямо сейчас, да вот беда – внучка приболела. На этой фразе Степнову удалось пробиться сквозь словесную завесу профессионала с его взволнованным: «Всё-таки заболела? Где она? «Скорую» вызывали?» Пришлось Кулёмину его успокаивать, мол, ничего серьёзного, медицинской помощи не требуется, но пригляд нужен. А ему, как на грех, надо ехать. Да и вернётся, наверное, поздно, если вообще вернётся. Как раз в том районе у него приятель живёт, сегодня у того юбилей, очень звал, неудобно будет, если не приедет… Естественно, через секунду Пётр Никанорович получил заверения, что Виктор присмотрит за Леной и что он может ехать по своим делам и не беспокоиться. Уже лежащая под одеялом Кулёмина только диву давалась, как ловко всё получилось у деда. Между тем тот, судя по доносящимся фразам, одевался, а значит, скоро в комнате появится Степнов. Девушка начала растирать себе лицо ладонями, чтобы кровь прилила к лицу. Хлопок входной двери. Её чуть не одолел нервный смех, но, вспомнив про психологию победителя, она постаралась принять «больный» вид. Как это выглядит, она представляла смутно, но надеялась, что Виктор поверит.
Какой-то робкий стук в дверь, и вот он уже заглядывает в комнату.
- Не спишь?
- Нет, - Лене жутко захотелось спрятаться под одеяло, и она по-настоящему покраснела. Только не от болезни, а от стыда – столько тревоги было в глазах мужчины.
- Ну и как же ты умудрилась, спортсменка? – поняв, что дело действительно не так серьёзно, как он уже себе навоображал, Степнов повеселел. Прошёл и присел рядом с ней на диван.
- А сам-то, - обиженно буркнула девушка, неожиданно для себя полностью войдя в роль.
- Да, ты права. Вот знал же, что нельзя тебе было оставаться вчера у меня!
- Да всё нормально! – подорвалась Лена. – У меня даже температуры нет. – Она села. Укрывавшее её лёгкое одеяло, естественно, сползло, явив взору мужчины верхнюю часть соблазнительного белья. Виктор нахмурился. Потом резко поднял одеяло, отчего девушка даже испуганно дёрнулась.
- Вот так и знал! Кулёмина, ты чем думаешь?! Ты же так ещё больше заболеешь! Так, тебе срочно нужно надеть что-то теплое.
- Зачем? – понимая, что план Новиковой опять летит в тартарары, Лена решила всё же идти до конца. – А может, мне жарко?! – уже натурально злясь, она сама откинула одеяло, представ во всей красе своей юности.
- У тебя всё-таки температура? – Степнов, казалось, даже не обратил на это внимания. Притянул к себе, обжигая прикосновениями к обнажённой коже, и губами – как вчера она – приложился ко лбу. – Ну точно! Горишь же вся! И дышишь так часто! Всё, Кулёмина, давай, ложись и укутывайся хорошенько. – В принципе, он сделал всё это сам, потом ещё раз поцеловал её в лоб и встал. – Я на кухню. Посмотрю, что есть у вас в аптечке, и чайник поставлю. Я скоро, не скучай.
Как только он вышел из комнаты, Лена снова села и со всей силы ударила по подушке, простонав:
- Ну, Степнов!
Радом завибрировал мобильник. «Новое сообщение» - «Открыть»
«НУ КАК?!»
«А ты как думаешь?»
Мобильный снова ожил. Лена приглушённым голосом ответила:
- Да, Лер?
- Только не говори мне, что он опять уснул?!
- Нет, бодрствует. Только легче от этого не становится. Он меня сейчас лечить будет.
- А он тебя уже видел?
- Даже два раза.
- И что, никакого эффекта? – поражённо воскликнула Новикова. Молчание оказалось красноречивее слов. – Лен, а может, он того… Ну, не может?..
- Ты предлагаешь мне у него сейчас это спросить?! – взорвалась Кулёмина. Тут же прибежал взволнованный Виктор, девушка едва успела спрятать телефон под подушку.
- Лен, что случилось? Ты почему кричишь?
- Ты долго, я пить хочу.
- Сейчас чай принесу, он уже почти заварился. Потерпи чуток, - он подмигнул и вышел. Кулёмина снова поднесла телефон к уху. Оказалось, что всё это время Лера высказывала всё, что она думает по этому поводу, поэтому Лена услышала:
- … так что завтра встречаемся в кафе. На этот раз ему точно не отвертеться!
Эмоциональная Новикова отключилась до того, как подруга смогла согласиться или отвергнуть её предложение-ультиматум. Лена пожала плечами и положила телефон.
- В кафе, так в кафе.
- Ленок, я уже иду! – донеслось из коридора. В белокурой головке мелькнула одна очень привлекательная мысль. Девушка хитро улыбнулась:
- Ну, иди, иди…

Вернувшегося вечером Петра Никаноровича (всё-таки никакого приятеля с юбилеем в помине не было, а к Даниловичу именно сегодня внуки нагрянули) встретил взмыленный Степнов, который долго ещё недоумевал, какой капризной стала Лена под влиянием болезни: то то принеси, то это, то чай несладкий, то переслащенный, то жарко, то холодно… Кулёмин сочувствующе кивал, усмехаясь про себя, какая же уже взрослая и сообразительная стала у него внучка.


Спасибо: 34 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 536
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.12 17:20. Заголовок: - Привет, - Лена плю..


- Привет, - Лена плюхнулась на стул. Что-то чертящая на салфетке Новикова подняла голову.
- Ага.
- Лер, с тобой всё в порядке? – Кулёмина искренне заволновалась. – Какая-то ты… тихая…
- Да я из-за вас, Степновы-Кулёмины, уже третью ночь не сплю! Голова болит.
- Прости, - Лена почувствовала себя виноватой. – Может, тогда отменим всё это?
- Ну уж нет! Зря я столько мучилась, что ли?! Но сначала давай подкрепимся, инструктаж будет долгий.
«Приговорив» по паре чашек чая вкупе с тремя пирожными каждая и вновь полюбив весь мир, блондинки всё же решили приступить к больному вопросу. При этом Лера сделала скорбное лицо:
- Если уж и это не поможет…
- Я его убью, - абсолютно спокойный тоном прервала её Кулёмина. – И я тебя убью. И вообще, всех убью! – Девушка резко подорвалась с места, так, что стул упал на пол, и ушла.
- Ого, вот что с людьми воздержание делает! Даже сладкое не помогает, – Новикова ухмыльнулась и принялась за четвёртое пирожное. Через минуту поднятый официантом стул был отодвинут в сторону.
- Рассказывай!

Виктор уже собирался выходить, как в дверь позвонили. Недоумевая, кто бы это мог быть, открыл дверь и увидел сияющую белозубой улыбкой Кулёмину.
- Лена? Ты почему… Ты что здесь делаешь?! Ты же болеешь!
- Уже нет, - девушка прошмыгнула мимо него в квартиру и разулась. – Я абсолютно здорова. Это какой-то скоротечный вирус.
Вспомнив своё практически молниеносное выздоровление, Степнов был вынужден согласиться. Впрочем, его никто особо не спрашивал. Кулёмина уже хозяйничала на кухне, сделав обоим по кружке чая.
- А я как раз к вам собирался.
- Значит, я вовремя успела, не то разминулись бы, - Лена с удовольствием принялась за печенье. Всё-таки она изрядно нервничала, а еда давала иллюзию спокойствия. – Кстати, я же вчера так и не спросила: как Савченко?
- О, ты не представляешь, как всё удачно сложилось! – оживился Виктор, вспоминая разговор с директором. – Николай Павлович, конечно, был не очень доволен, что я ухожу из школы, но предложил такой вариант: поменяться.
- Что? – от удивления она даже забыла про печенье.
- В 343-й преподаватель физической культуры, - оба улыбнулись от столь уважительной формулировки, - переезжает с семьёй в наш район, они поменялись с доплатой, так как скоро у них ожидается прибавление, поэтому и зашёл разговор об обмене. Им удобно, мне недалеко, и школы без учителей не останутся. Представляешь, как здорово?
- Да, удачно всё сложилось, - поддержала его радость Лена. Да и ей самой мысль, что рядом не будет крутиться Уткина, пришлась по душе. – Ой! Сейчас же повтор вчерашнего матча по баскетболу будет! – внезапно подскочила она, слегка напугав мужчину. – А я из-за болезни своей его пропустила! Давай посмотрим? А чтобы интереснее было, заключим пари на счёт. Кто проиграет… делает другому массаж! – девушка выпалила это на одном дыхании, опасаясь, что он её перебьёт. И оказалась права: Степнов уже открыл рот, чтобы признаться, что сегодня утром посмотрел счёт в новостях спорта, но прозвучавший «приз» заставил его изменить намерения. Правда, некстати проснулась совесть, но он решил «договориться» с ней тем, что он предоставит Лене выбирать команду, за которую она будет болеть. Чтоб уж хоть какой-то намёк на честность был.
- Хорошая идея. За кого болеешь? – затаил дыхание в ожидании ответа.
- За «Спартак». – Ответ девушки заставил его возликовать, естественно, внутренне, но Виктор не знал одного: Кулёмина тоже посмотрела счёт и точно знала, что именно ей нужно.
- Тогда я за «ЦСКА». – Тщательно скрывая свои эмоции друг от друга, они прошли в комнату, включили телевизор на нужный канал и чинно сели рядышком на диван. Продлилось это видимое спокойствие недолго. Хоть и знал каждый, чем закончится матч, но вскоре оба стали переживать по-настоящему. К тому же, будучи спортсменами, не могли не замечать ошибки или, наоборот, удачные пасы и трюки. В общем, получили массу положительных впечатлений. Когда раздался финальный свисток, Степнов развернулся к якобы расстроенной Лене.
- Проиграла, - он честно старался не показать своей радости, всё-таки его победа не была честной, но прогнать улыбку с лица не получалось.
- Ну и ладно, - Кулёмина боялась, что не сможет скрыть усмешки – попался! – поэтому торопливо бросила: - Раздевайся!
- Что? – он даже поперхнулся от такого повелительного тона.
- Я буду делать тебе массаж через одежду? – Искреннее удивление на лице девушки заставило его устыдиться собственной недалёкости. Немного смущаясь, стянул с себя футболку и быстро лёг на живот, спрятав лицо в диванной подушке. То, что расслабиться у него не получится, понял сразу же: организм мгновенно среагировал на усевшуюся сверху Лену. Девушка же деловито принялась растирать кожу, подготавливая «плацдарм».
- Вить, расслабься! Мышцы – как камень!
- Легко сказать, - буркнул он в ту же спасительную подушку.
- Что? – Если бы Степнов сейчас мог видеть лицо Кулёминой, то непременно удивился бы её самодовольной улыбке.
- Я стараюсь, - уже громче, но сквозь зубы – поглаживания перешли в разминания.
- Тебе неприятно? – Лена по-настоящему наслаждалась ситуацией.
- Всё… отлично… - фраза получилось прерывистой, потому что девичьи руки в данный момент перекочевали на поясницу. «Почему я не выбрал «Спартак»?!..»
- Переворачивайся, - интимно прошептала ему на ухо, наклонившись. Виктор дёрнулся.
- Зачем? – получилось испуганно.
- Сделаем циркулярный массаж…
В следующее мгновение она оказалась на полу (опущенная бережно, но молниеносно), а ещё через секунду хлопнула дверь в ванную.
- СТЕПНОВ!!!
Метнулась туда же, дёрнула дверь, но та оказалась закрыта.
- Ты издеваешься?! – стукнула кулаком.
- Лен, это неправильно… - донёсся с той стороны сквозь шум воды чуть виноватый голос.
- Почему?!
- Тебе семнадцать…
- У-у-у, - девушка сползла по стене, усаживаясь на пол. – Между прочим, сексуальное согласие в России с шестнадцати. Мне уже год, как можно ВСЁ! Или это вы, Виктор Михайлович, ещё несовершеннолетний? Может, у вас опыта недостаточно? Не волнуйтесь, я буду нежной…
Её монолог прервался: дверь в ванную распахнулась, и на пороге показался Степнов – растрёпанный, с каплями воды на лице и волосах, с совершенно безумным взглядом. Умелая подсечка – и он лежит на полу, а коварная Кулёмина устроилась сверху и, не теряя времени, стала его целовать. Автоматически взметнувшиеся при падении руки в ходе обратного движения нашли свое пристанище чуть пониже спины девушки. Это стало последней каплей для взбудораженного всем происходящим организма. Рассудок самоустранился, а вот некоторые инстинкты, так долго подавляемые, торжествующе подняли голову. Лена немедленно почувствовала, что первенство в поцелуе перешло к мужчине, чему только обрадовалась. Горячие большие ладони беспорядочно заскользили по желанному телу, узнавая, запоминая…
Он уже пробрался под девичью футболку, как внезапно почувствовал холодок.
- Лен? – он растерянно посмотрел на почему-то стоящую девушку.
- А всё, я теперь злая, - она развела руками, мол, звиняйте, хлопцы, сала нема, и убежала в прихожую.
- КУЛЁ-Ё-Ё-О-О-О-МИНА!!! – Протяжный вопль, больше похожий на рык, заглушил хлопок входной двери.


Спасибо: 32 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 538
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.02.12 17:44. Заголовок: Безмятежность летнег..


Безмятежность летнего вечера, который Пётр Никанорович Кулёмин хотел полностью посвятить творчеству, была безжалостно прервана какой-то истерической трелью дверного звонка. Недоумевая, кто бы это мог быть, пожилой фантаст вышел в прихожую, открыл дверь, и его чуть не сбила влетевшая внучка.
- Лена? – Кулёмин донельзя удивился не только тому, что девушка пришла домой, но ещё его поразил и её внешний вид: взъерошенные волосы, блестевшие даже в полумраке глаза, припухшие губы… Не задерживаясь, Лена скинула кроссовки и, взяв их в руки, скрылась в своей комнате. Через секунду она снова выглянула, озадачив деда своей репликой:
- Меня нет. Ни для кого!
Белокурая голова исчезла, оставив Кулёмина размышлять о причинах такого поведения в одиночестве. Правда, долго это одиночество не продлилось. Не успел фантаст повторно сесть за печатную машинку, как вновь раздался звонок. Уже догадываясь о личности гостя, Кулёмин распахнул дверь:
- Здравствуй, Виктор! Какими судьбами?
- Здрасте, Пётр Никанорович, - Степнов зашёл в квартиру, попутно осматривая прихожую на предмет улик. Таковые обнаружены не были, но он всё равно для верности поинтересовался: - А Лена дома?
- Нет, - честно солгал фантаст. – Ты проходи на кухню, вместе подождём, за чайком-то веселее будет.
Но «веселее» было только Кулёмину: он, едва сдерживая ухмылку, наблюдал за нервничающим Степновым. А тот уже готов был на стенку лезть. Сначала он не особо переживал, с минуты на минуту ожидая хлопанья входной двери, но по мере движения стрелок часов стал беспокоиться. По его расчётам Лена должна была вернуться уже полчаса назад. При этом он не хотел тревожить Петра Никаноровича, поэтому сейчас судорожно соображал, как бы отправиться на поиски девушки, не ставя фантаста в известность о своих планах. Он уже начал вставать, как Кулёмин потянул его за рукав, заставив сесть обратно.
- Она дома.
- Что? – полностью поглощённый своими мыслями Виктор не сообразил, о чём тот.
- Ленка, говорю, дома. Пришла за пару минут до тебя.
- Ну, Кулёмина! – Степнов вскочил, сжимая кулаки.
- Сядь! – прикрикнул на него Пётр Никанорович. – Ну пойдёшь ты сейчас к ней, поругаетесь – горячие уж больно оба… Нужно тебе это? - Виктор задумался на секунду, потом сел и снова взялся за кружку. – Вот и хорошо. – Кулёмин подлил себе кипятку. – Может, расскажешь, что случилось?
Степнов смутился.
- Не думаю, что вам это будет интересно… Лучше расскажите мне о вашем новом романе!
За обсуждением этой необъятной темы прошло около двух часов, когда Виктор решил наконец откланяться. В прихожей он кинул мимолётный взгляд на закрытую дверь комнаты, где скрывалась одна очень его интересующая блондинка, ухмыльнулся и нарочито громко попрощался с Петром Никаноровичем. Едва он ушёл, Лена выглянула из своего укрытия. Убедившись в отсутствии присутствия, она уже смело прошествовала на кухню, попутно забросив кроссовки в тумбочку, сполоснула кружку, из которой пил Степнов, налила чаю и уселась за стол.
- И что это было? – на кухне появился и Кулёмин.
- Ничего, - чтобы скрыть улыбку, девушка уткнулась в кружку.
- Ты поаккуратнее, жалко мужика-то!
- Дедуль, обещаю: ни один Степнов не пострадает! – Лена встала, помыла посуду и, чмокнув старика, ушла спать.

На следующее утро Виктор стоял на площадке перед дверью Кулёминых в новеньких джинсах и рубашке, гладко выбритый, сжимая в руках букет из белых роз. Волнуясь, нажал на звонок. Заготовленная речь так и не сорвалась с губ, потому что в дверном проеме, как и вчера вечером, возник улыбающийся Кулёмин.
- А, Витюш! Заходи. Ты чего так рано? Чаю будешь?
Казалось, даже цветы понурились вместе с их обладателем. Однако Степнов мужественно решил преодолеть это препятствие к своему счастью, зашёл в квартиру, разулся и, неся букет наперевес, словно знамя, направился на кухню. Там уже хозяйничал довольный жизнью фантаст.
Первые десять минут Виктор честно пил осточертевший чай, а потом всё-таки рискнул спросить, где же его ненаглядная.
- Так они с подружкой её, Лерой Новиковой, на пляж ушли.
- Какой пляж?! – Степнов не мог поверить, что Ленка ушла куда-то без него.
- Ну, Вить, откуда же я знаю, какой, - недопонял его Пётр Никанорович. – Пляжей ведь много. Да ты подожди, подожди. Скоро, наверное, вернутся девчонки-то…
Это «скоро» стало самым мучительным испытанием для преподавателя физической культуры 345-й школы за всю его жизнь. Он с трудом смирился, что любимая блондинка нагло ушла куда-то не в его умопомрачительном обществе, а потом его настигло понимание, КУДА эта самая блондинка ушла. Глупо было бы думать, что Кулёмина отправится на пляж в излюбленных джинсах и футболке, а значит… Значит, что всякие там извращенцы и маньяки будут смотреть на ЕГО девочку? На то, как она в купальнике выходит из воды… Как капли воды стекают с её волос на длинную нежную шею, а потом ниже, прямо между…
- Вить, с тобой всё в порядке? Ты так тяжело дышишь? – обеспокоенный голос Петра Никаноровича вовремя прогнал наваждение. Степнов громко выдохнул:
- Всё хорошо. А Ленка когда вернётся?
- Так я ж откуда знаю!
- А, ну да…
И всё начиналось с начала. Только в четыре часа пополудни послышался скрежет ключа в замке, и прихожая заполнилась весёлыми юными голосами. Не успел Клёмин произнести «А вот и…», как Виктор уже вёл серьёзную битву с зелёными глазами напротив.
- Привет! – Лена, как в ни в чём не бывало, чмокнула его в щёку и обратилась к стоящей у двери Новиковой: - Пошли, чаю попьём!
- Здравствуйте, Виктор Михайлович, - кудрявая блондинка уверенно прошла мимо него и, как ему послышалось, злорадно хихикнула. Делать было нечего, пришлось идти за ними и возвращаться к своей чайной «диете», при этом в разговоре он практически не участвовал (девушки прекрасно справлялись сами), лишь бросал тоскливые взгляды на не замечающую его плачевное состояние Лену. Наконец, подруги стали прощаться. Только Степнов воспрянул духом, как Кулёмина повернулась к нему и попросила проводить Леру до дома, а она ляжет отдохнуть, а то слишком устала. Скрипя зубами, мужчина кивнул и всю дорогу, игнорируя щебетание Новиковой, размышлял, как ему исправить ситуацию. Ведь ясно же было, что Ленка ему просто мстит. Весьма изощрённо, возможно, с подачи той же Леры, но разве ж он не найдёт выход?

И началась осада дома Кулёминых. Виктор проводил там всё своё время, с утра и до вечера, но так за неделю и не смог застать Лену одну, чтобы серьёзно (и с каждым днём всё серьёзнее) с ней поговорить. Девушка была просто неуловима. То она пропадала на пляже или в магазинах с Новиковой, то навещала Гуцула и Полину, которые планировали в скором времени пожениться и сейчас готовились, по мере возможностей, к свадьбе, то вдруг объявились «Ранетки» с возобновившимися репетициями… А если когда и появлялась дома, то исключительно в компании с кем-то, чаще всего с Лерой, которую Степнов уже тихо ненавидел. Но даже тех до боли малочисленным моментов, когда он видел любимую блондинку, хватало, чтобы нарушить его душевный покой! Кулёмина, будто специально (хотя почему будто?!), стала носить короткие и совсем короткие шорты и топы, открывающие невообразимо соблазнительный животик, и при каждом удобном случае то потягивалась, то наклонялась, то искала что-то в верхнем шкафчике, встав на табуретку прямо у него перед глазами… В общем, издевалась, как могла! И самое главное – собственный организм, лелеемый все это годы, её в этом бессовестно поддерживал! Именно сейчас ему приспичило с садистской настойчивостью воспроизводить перед его мысленным взором изображение Лены в белье, когда она болела. Да, тогда он слишком волновался за её здоровье, чтобы фокусировать на этом своё внимание, но картинка врезалась в мозг намертво и сейчас преследовала его везде.
Пётр Никанорович, наблюдая за всем этим со стороны, всерьёз подумывал, а написать ли ему роман в новом для себя жанре юмористической фантастики? Вот же они, прототипы, перед глазами! И не знал пожилой писатель, что у него есть конкурент, правда, Валерия Новикова отдавала предпочтение любовным прозе…

- Ленка, мне его уже жалко! - Сидящая напротив блондинка подняла голову и усмехнулась:
- А мне нет.
- Я вырастила монстра! – Новикова со стуком опустила голову на столешницу.
- Знаешь, мне порой кажется, что он меня скоро изнасилует, - громким шёпотом поделилась с ней Кулёмина.
- Поверь мне, это будет стопроцентно взаимный процесс, - фыркнула в ответ Лера, выпрямляясь. – О, а вот и наш герой! – В кафе зашёл непривычно серьёзный Степнов.
- Так, я пошла! – Лена сорвалась с места и ринулась к сцене, где заканчивали последние приготовления «Ранетки», однако добраться до неё не успела. На полпути её перехватил Виктор и молча вложил ей что-то в руку, после чего сразу ушёл. Ошарашенная такими действиями блондинка медленно разжала ладонь…

Хлопок двери и звук брошенных на тумбочку ключей, которые он отдал всего пару часов назад, заставили его задержать на секунду дыхание, после чего сердце зашлось в удвоенном темпе. Стараясь сохранить непроницаемое лицо, он прошёл в прихожую. Лена плюхнула на пол забитую до отказа увесистую спортивную сумку и стала стягивать кеды. Он проглотил комок в горле, увидев, что она снова надела джинсы и футболку, и осипшим голосом сказал:
- Ужин будет через десять минут.
- Угу, - донеслось в ответ. Девушка была занята тем, что запихивала обувь на полку, хотя раньше всегда раскидывала кроссовки по всей прихожей и смеялась, когда он собирал их и ставил на место. Комок в горле грозил перейти в полноценное удушье, поэтому он поспешил вернуться на кухню и снова взялся за сервировку стола. Тонкие руки обвили его торс, горячее дыхание обожгло спину даже через ткань:
- Ты действительно считаешь, что я сюда ужинать пришла?..

Конец первой части


Спасибо: 37 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 548
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.02.12 20:35. Заголовок: Часть вторая Внутре..


Часть вторая

Внутренние часы недвусмысленно намекнули, что пора вставать. Лена потянулась. Мозг тут же дал сигнал, что что-то не так, и принялся думать, что именно. С закрытыми глазами процесс всегда шёл быстрее, так что через несколько секунд она поняла, что же её обеспокоило: при потягивании она не ощутила никакого препятствия. А ведь после всего произошедшего вчера и некоторой части сегодня (ведь новые сутки начинаются с полуночи, а они угомонились далеко за…) Степнов должен был, как минимум, лежать рядом, а как максимум – держать её в своих крепких и жарких объятиях. И где он? Рука сама потянулась к висящей на спинке стула мужской футболке, но замерла на полдороги. Потом решительно схватила собственные джинсы и майку. Лена натянула свои вещи и почувствовала себя намного увереннее. Забрав торчащие в разные стороны волосы в пучок, передвигаясь исключительно на носочках, она прошмыгнула в коридор. Со стороны кухни раздавались непонятные звуки. Девушка с предосторожностями заправского партизана двинулась в ту сторону. Короткий взгляд из-за косяка – всё по-старому: Виктор готовил завтрак. Ну, хоть не сбежал! Хотя… Это же его квартира! Уже решительнее показалась в комнате.
- Привет. – И замерла в ожидании.
- Доброе утро! – Мужчина расплылся в улыбке, оставил кастрюлю, в которой что-то помешивал, подошёл и поцеловал в висок. Она улыбнулась в ответ.
- Что готовишь?
- Кашу. Гречневую. – Лена изменилась в лице. – Я пошутил. – Она облегчённо выдохнула. – Овсяную.
- Ты смеёшься?
- Нет.
- А-а-а… Я не хочу есть. – Виктор укоризненно посмотрел на неё.
- Лена, завтрак необходим.
- А я худею! – Она решила привести последний «убийственный» довод, чтобы избежать ненавистного ещё с детства приема пищи. – Видишь, как я поправилась? – Девушка приподняла майку и ухватила себя за бок, показывая якобы скопившийся жир. В следующую секунду её глаза расширились: Степнов, ничуть не смущаясь, резко наклонился и не больно прихватил зубами ту часть тела, которую она только что продемонстрировала.
- Будем исправлять, - распрямившись, он, как ни в чём не бывало, подмигнул едва держащейся на ногах от нахлынувших эмоций Кулёминой. Та, чтобы избежать позорного падения на пол, рухнула на кухонный диванчик, даже не в силах моргнуть. – Дополнительные физические нагрузки… - Лене немедленно вспомнилась прошедшая ночь, и её щёки порозовели. – Пробежки по утрам, качание пресса… - Девушка уже натурально покраснела: а она-то подумала! И когда успела стать такой испорченной? – Ну, и другие… упражнения… - Виктор недвусмысленно провёл рукой по ноге Лены от коленки вверх по бедру, после чего вернулся к плите. Блондинка выдохнула: значит, не такая уж она и развратная, всё правильно поняла.
Просто так сидеть и ждать завтрака показалось неприлично, поэтому она решила помочь и накрыть на стол. В результате последовало пять минут неловких столкновений на ставшей вдруг чрезмерно тесной кухне, взаимных извинений, уверений, что ничего страшного не произошло, и мучительных раздумий каждого, как же правильно себя вести. Наконец, сели за стол и принялись ковыряться в каше. Есть ни одному не хотелось, но и о чём говорить – тоже не могли придумать. Ещё вчера с этим проблем не было, а сегодня всё казалось уже другим. И если сначала Виктор ещё мог «прикрыться» делами по хозяйству, то сейчас и он почувствовал неловкость.
- А что ты делать собираешься? – решилась всё же начать разговор Лена, аккуратно, чтобы не выходило за каемочку, размазывая кашу по тарелке.
- Когда? – Степнов видел, чем она занимается, но замечания не последовало, так как он делал то же самое, правда, не столь ювелирно.
- Сейчас… Да и вообще…
- Э-м-м-м… Вообще-то, я обещал Рассказову зайти к нему сегодня, - он вопросительно посмотрел на Лену, мол, ты не обидишься? Девушка постаралась не показать свою радость.
- О, а меня Лерка заглянуть просила! – Оба тут же вскочила с места и засуетились, помогая друг другу убирать со стола. Помыть посуду решили позже, быстро обулись и вышли из квартиры. Около подъезда неловко «клюнули» друг друга в щёку и разбежались.

- Новикова, открывай! Я знаю, что ты меня слышишь!!!
- Всё-то она знает! – Дверь распахнулась, и на пороге показалась не очень довольная (мягко сказано) Лера. – А ты знаешь, во сколько я легла спать? – Не дав ответить, она продолжила: - Вряд ли. Иначе поостереглась бы будить меня ни свет, ни заря.
Лена скорчила рожицу, отодвинула подругу в сторону и шмыгнула в прихожую.
- Пошли на кухню! Разговор есть.
- Эй, это моя реплика! – Хозяйка квартиры прокричала это уже в спину беспардонной гостье, пожала плечами, закрыла дверь и поплелась следом. На кухне её уже ждали кружка с водой и нервничающая Кулёмина, которая и заговорила сразу же, едва Новикова оказалась в пределах видимости:
- Скажи, что я правильно поступила!
- Конечно, правильно! – тут же последовал невозмутимый ответ. – А в чём, собственно, дело?
- Я к Степнову переехала.
- Подожди, - Лера предостерегающе подняла палец, взяла со стола кружку и одним махом осушила её. – Повтори.
- Я переехала к Степнову.
- Значит, мне не послышалось… Шустро ты! Даже я не ожидала.
- Но я же правильно сделала? – взгляд Кулёминой стал жалобнее, чем у котёнка под дождём.
- Ну, наверное, раз ты сидишь здесь и спрашиваешь меня об этом, а не валяешься в каком-нибудь мусорном бачке. Значит, Михалыч не маньяк.
- Лера!
- А что Лера? Лера в шоке.
- Но ведь в этом же нет ничего страшного! – начала убеждать подругу и саму себя Лена. – Мы ведь уже жили раньше…
- Кхе-кхе, - Новикова закашлялась, потянулась к кружке, но та была уже пуста, так что пришлось ей обходиться собственными силами. – Вы ЧТО уже делали?.. Так ты меня со всеми этими «как бы соблазнить Витеньку» за нос водила?
- Нет! Это не то, что ты подумала! Мы просто жили в одной квартире некоторое время… как соседи… И всё хорошо было…
- Ладно, что было, то было, - Лера отказалась от мысли выпытать из Кулёминой подробности. Пока. – Так чего ты ко мне прибежала, если «всё хорошо было»?
- Ну, так сейчас всё по-другому… То есть, не всё, а мы по-другому друг к другу относимся… То есть, не по-другому, а…
- То есть то, что случилось между вами вчера-сегодня, не относится к категории «всё хорошо»? – Новикова не могла отказать себе в удовольствии немного посмеяться над вконец запутавшейся Леной. А нечего было её будить!
- Нет! Как ты вообще могла такое подумать?!
- Слушай, судя по твоим словам, я вообще не должна думать, - усмехнулась Лера.
- Кажется, кто-то надо мной издевается, - Кулёмина подозрительно посмотрела на подругу.
- Разве что совсем чуть-чуть, - невинным тоном ответила та.
- Новикова, я тебя убью! – Лена шутя замахнулась полотенцем.
- Встань в очередь! – Лера не осталась в долгу и показала язык.
- Так всё-таки, я правильно сделала или нет?
- Я не знаю, - пожала плечами. – У нас есть два способа это проверить: ты остаешься, и вы либо живете долго и счастливо, либо по прошествии какого-то времени разбегаетесь. Или - ты забираешь свои вещи, которые, как я полагаю, вы не удосужились вчера разобрать, и уезжаешь обратно к деду. Понятное дело, это не пройдёт бесследно, скорей всего, вы просто-напросто расстанетесь, возможно, даже друзьями.
- Второй вариант мне как-то не нравится, - после недолгого молчания прошептала Лена.
- Тогда нечего и голову ломать.
- Новикова, ты когда такой умной стала?
- А я всегда такой была, просто притворялась! – Обе улыбнулись.
- Лер, спасибо!
- Да не за что! Зачем ещё нужны подруги?
- Ладно. Раз так, подруга, то рассказывай, что у тебя случилось.
- А разве у меня что-то случилось? – Новикова картинно удивилась.
- Лер, если мы только и говорили обо мне и о Степнове, то это не значит, что я ничего не видела. Колись, давай! – Хозяйка квартиры некоторое время поизучала клеёнку, потом решительно подняла голову.
- Мы со Стасом расстались.
- Что? Почему?
- Оказалось, что мы по-разному видим нашу дальнейшую жизнь. Он рвётся в Англию, а я хочу остаться здесь. Он пробовал давить, а ты знаешь, как я к этому отношусь… - Лена понимающе кивнула, потом тихо произнесла:
- Мне жаль.
- Не стоит, - Лера махнула рукой. – У меня уже другие отношения.
- Ну ты быстра, подруга! – Кулёмина усмехнулась. – Кто же этот несчастный?
- Только не падай! Лёха.
- Подожди-ка, подожди! Тот самый?! – Лена на самом деле чуть не оказалась на полу.
- Да-да, - Новикова закивала. – Не удивляйся, я сама не поняла, как так получилось, но, похоже, у нас всё серьёзно. Только папа ещё не знает.
- Почему?
- А то я своего отца не знаю! Сначала он Лёху прибьёт, а потом будет ворчать, что я на парня плохо влияю. – Блондинки рассмеялись.
- Лер, а что это мы «насухую» беседы ведём? Давай хоть чаю попьём!..


Спасибо: 26 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 549
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.02.12 20:41. Заголовок: - И что опять случил..


- И что опять случилось? – Рассказов сдёрнул очки, сдвинул брови и грозно (как он думал) взглянул на переминающегося с ноги на ногу Степнова.
- Ничего, - абсолютно неправдоподобно солгал тот.
- Можешь не стараться, тебя глаза выдают, - усмехнувшись, заявил Игорь.
- Раз уж ты такой умный, может, впустишь меня? – Виктор выразительно кивнул на виднеющуюся сквозь приоткрытую дверь часть квартиры друга. – Мне не хочется посвящать твоих соседей в мою личную жизнь.
- Будто они и так не в курсе, - пробурчал Рассказов, однако, вопреки ожиданиям Степнова, не распахнул гостеприимно дверь, а наоборот, вышёл сам на площадку. – Хочешь поговорить, пошли на подоконник. У меня Соня спит.
- А, ну да… тогда конечно… - Виктор смутился, поняв, что за собственными переживаниями совсем позабыл, что у друга может быть своя личная жизнь. Покорно последовал за Игорем, которым вполне удобно расположился на лестничном окне.
- Готов внимать.
- Ленка переехала ко мне, - выпалил резко, чтобы не было пути к отступлению. Не успел Рассказов осмыслить эту весть и вернуть глазам нормальный размер, как последовало продолжение: - Мне сейчас сделать ей предложение или до завтра подождать? – Далее в разговоре последовал перерыв минуты на две, в течение которого недипломированный специалист по семейным отношениям Степнова В. М. пытался прокашляться. Когда же ему это удалось, он прижал руку к груди, покачал головой и устремил испытующий взгляд на виновника его недомогания:
- Скажи-ка, друг, как ты умудрился прожить двадцать семь лет с такими представлениями о взаимоотношениях между мужчиной женщиной и ни разу не жениться?
- Так это ведь не какая-то там, а Ленка! – с неприкрытым обожанием, удивительно искусно смешанным с обидой на Рассказова, произнёс Виктор.
- Ну да, ну да, как же я мог забыть! – Игорь дурашливо хлопнул себя по лбу. Потом уже серьёзно начал: - Вить, ты пойми: Лена обычная… - не дав Степнову открыть рот, зная, что ничего кроме возмущения не получит, он твёрдо повторил: - обычная девушка, которую не нужно ставить на пьедестал и поклоняться, а надо просто любить. Заботиться, поддерживать, просто быть рядом. Если уж вы решили съехаться (хоть мне это кажется чересчур поспешным решением, но я ведь и не знаю Лену так, как ты), то дай ей время привыкнуть к тебе и собственному новому статусу. Если ты сейчас огорошишь её предложением о замужестве, то неизвестно, что может быть дальше. А если она просто-напросто испугается и уйдёт? – Выражение лица друга мгновенно изменилось так, что Игорь не на шутку встревожился. – Это лишь моё предположение, но оно ведь тоже имеет право на существование…
- Ты прав, - задумчиво произнёс Степнов, глядя в окно. – Спасибо тебе.
- Вить, с тобой всё в порядке?
- Всё отлично, теперь я точно знаю, что мне делать, - он развернулся и широко улыбнулся недоверчиво глядящему на него Рассказову. – А ты возвращайся к Соне. Нехорошо оставлять её так надолго. – Хлопнув напоследок друга по плечу, Виктор, насвистывая, начал спускаться по лестнице. Игорь хмыкнул, надел очки, потом встал и, перегнувшись через перила, крикнул уже невидимому Степнову:
- Ну, ты обращайся, если что!..

Выйдя из подъезда, Виктор немедленно вытащил телефон из кармана, быстро набрал выученный наизусть номер, а когда абонент ответил, расплылся в улыбке.
- Привет. Ты где сейчас?.. И скоро будешь?.. Нет, ничего не случилось. Я просто уточнил. Пока. – Не дослушав, прервал разговор, взглянул на дисплей, проверяя время, и бегом рванул в сторону собственного дома.
Успел вовремя. Практически взлетая на свой этаж, услышал характерный скрежет ключа. Стараясь передвигаться с наименьшим шумом, подкрался к воющей с замком Лене. Девушка уже явно злилась и потому не заметила его появления.
- Не так. - Кулёмина вздрогнула и напряглась, когда широкая ладонь опустилась на её пальцы, сжимая их вместе с ключом, однако мгновенно поняла, кто стоит позади неё, и расслабилась. – Тут нужно действовать нежно и аккуратно, - хрипловатый шёпот, обжигающий ухо, заставил девушку прикрыть глаза и откинуться спиной на мужскую грудь, - но в то же время сильно. – Раздался щёлчок. – Потренируемся?
- Потом, - выдохнула Лена и затащила его в квартиру, захлопнув дверь ногой, после чего обхватила лицо Виктора руками, притягивая ближе к себе, и жадно поцеловала.
- Я соскучился… - Футболка полетела на пол.
- Я тоже… - Белая майка проследовала туда же.
- Знаешь, у меня есть рациональное предложение… - Беспорядочные на первый взгляд перемещения рук по телам друг друга. - Давай закроем дверь, отключим телефоны и сделаем вид, что нас здесь нет? Хотя бы на сутки… - Короткие быстрые поцелуи в подбородок. – Или двое… - Мягкие нежные губы перешли на шею. – Или трое…
Не дождавшись ответа, который, впрочем, ему особо и не требовался, Виктор подхватил Лену на руки и направился в спальню, чтобы начать претворять свой план в жизнь.


Спасибо: 28 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 551
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.02.12 20:45. Заголовок: Естественно, ничего ..


Естественно, ничего из этой затеи не получилось: реальность напомнила о себе тем же вечером звонком от Петра Никаноровича, который решил зазвать «молодёжь» на чай. Отказать пожилому фантасту, который остался без внучки, но зато с больным сердцем, Степнов не смог. Поэтому пришлось вставать самому, поднимать Кулёмину, одеваться и идти по знакомому маршруту, поминутно прерываясь на поцелуи и обсуждение того, что они сделают друг с другом, когда вернутся домой. По пути заглянули в супермаркет и хотели купить самый большой и красивый торт, но Лена вовремя сообразила, что в этом случае дед не выпустит их из-за стола, пока они этот «тортище» не съедят. Поскольку планы на вечер они уже практически утвердили, задерживаться в гостях не хотелось ни тому, ни другому, и Виктор, воспользовавшись своей прекрасно спортивной подготовкой, успел прямо из очереди сбегать в кондитерский отдел и поменять шедевр кулинарного искусства на коробку с пирожными, такими маленькими, что, увидев их, Кулёмина расхохоталась.
Пётр Никанорович открыл сразу, как будто дежурил под дверью. Коротко, но внимательно взглянув сначала на внучку, затем на потенциального зятя, Кулёмин кивнул сам себе, широко улыбнулся и запустил «молодёжь» внутрь. Лена почти сразу убежала к себе в комнату взять ещё кое-какие вещи, оставив мужчин наедине, чем ушлый дедушка не преминул воспользоваться. Из дальнего верхнего шкафчика появилась на свет полупустая бутылка из тёмного стекла. Едва пробка покинула своё место, Степнов уловил характерный запах и укоризненно взглянул на соавтора.
- Тебе хорошо тут сидеть, - немедленно отреагировал Кулёмин, наливая себе стопочку и даже не предлагая напиток гостю, - а я извёлся весь за эти сутки! Правильно ли сделал, что отпустил Ленку к тебе? Не рано ли? Ты ведь сам обещал, что подождёшь, а тут…
- Пётр Никанорович! – вскинулся брюнет, покраснев при упоминании о клятве, которую он бессовестным образом вчера нарушил, да и сегодня тоже, да и не один раз…
- Да ладно уж, - махнул фантаст рукой. – Неужто я внучку свою не знаю? Её ж и поезд не остановит, если она чего решит! – Виктор был вынужден с ним согласиться, а также с тем, что поезду он сам весьма проигрывает. - Да и я, как мне кажется, сыграл немалую роль в вашем соединении, так что насчёт «правильно-неправильно» говорить больше не будем. Тем более я вижу, что Ленка счастлива, да и ты сияешь, будто пятак начищенный. – Степнов не смог сдержать улыбки. – Ну, вот и хорошо. Только вы уж меня, старика, не забывайте, заглядывайте иногда… - В уголке почему-то только правого глаза блеснула слеза.
- Дед! – Возмущённый вопль любимого обоими хрипловатого голоса застал мужчин врасплох, оба переглянулись с видом провинившихся школьников.
- А я что? Я ничего, - Пётр Никанорович ненавязчивым движением подтолкнул не выпитую рюмку поближе к физруку. – Я всего лишь Виктору налил. Он сказал, что ему есть, что отпраздновать…
Степнов залился краской, но не будешь же обвинять пожилого и очень уважаемого человека во лжи. Кулёмина хмыкнула, скрестила руки на груди, привычно отставив правую ногу, и красноречиво взглянула на смущённого мужчину. Тот лихо взял рюмку, так же лихо поднёс её к губам, потом случалась небольшая заминка (всё-таки столько лет здорового образа жизни давали о себе знать), но, в конце концов, крепкий напиток попал в его организм. Организм немедленно возмутился и попробовал изгнать гадость посредством кашля. Лена тут же подлетела и весьма ощутимо похлопала Виктора по спине.
- Ну, алкоголиком ты явно не будешь. Хоть в этом мне повезло!
- Что значит «хоть»?!.. – воспылал праведным гневом отравленный организм.
Пётр Никанорович ухмыльнулся: «Ох, ну и дети ещё!» и по-тихому умыкнул заветную бутылочку со стола, пока внучка не опомнилась и не лишила его «амброзии вдохновения». Ведь «молодёжь» рано или поздно уйдёт, а к нему ещё Данилыч обещал заскочить вечерком…

Они действительно не стали засиживаться, так как желание вернуться домой и продолжить начатое становилось всё сильнее с каждым взглядом или случайным (а чаще – не очень случайным) прикосновением. И потекла счастливая беззаботная жизнь. При этом для Лены она была беззаботной в прямом смысле слова: Виктор не разрешал ей ни убирать, ни мыть посуду, ни стирать, ни ходить в магазин за продуктами. Поначалу своенравную блондинку это бесило и порой даже становилось причиной очень кратковременных, но всё же ссор, пока величайший психоаналитик всех времен и народов в лице Валерии Новиковой не разъяснил недалёкой подруге, что не фиг копья ломать. Мол, пока у Степнова не прошла эйфория от начала совместной жизни, нужно ловить момент. А немытая посуда и грязные носки никуда от неё не денутся. Ученица оказалась понятливой и отнеслась к делу весьма креативно. Теперь, когда Виктор выгонял её из кухни, чтобы заняться уборкой со стола, Кулёмина томно потягивалась и кротко соглашалась: да, пойду-ка я, полежу. Последнее слово произносилось таким тоном, что мужчина не выдерживал и двух минут, стаскивал перчатки и нёсся в комнату, где его уже поджидала в какой-нибудь безумно соблазнительной позе Елена Никитична. Посуда мылась гораздо позже, когда утомившаяся, но абсолютно довольная блондинка засыпала, обнимая подушку. После необходимых процедур место подушки занимал Степнов, что воспринималось спящей девушкой положительно: она едва ли не мурлыкала, зарываясь носом в его растительность на груди.
А уж чем оборачивалась банальная стирка… Пожалуй, лучше всего об этом могли рассказать соседи темпераментной парочки, но все они состояли из женщин пред- и пенсионного возраста и поголовно обожали «Витюшу», так что к доносящемуся из сто пятнадцатой квартиры шуму относились с понимающей снисходительностью.
Постепенно и незаметно Лена «отвоевала» себе право тоже участвовать в ведении ИХ домашнего хозяйства. В основном это касалось приготовления пищи. Девушка и раньше умела готовить, но теперь этот процесс стал приносить ей гораздо больше удовольствия, ведь так приятно было наблюдать, как любимый мужчина уминает за обе щёки твои кулинарные изыски. Правда, существовала версия, что Степнов съест даже зажаренную в кляре подошву от сапога, если её подаст Кулёмина, но на этот случай у блондинки был свой эксперт. Как иногда ворчал Виктор, Новикова почти поселилась у них, быстро освоившись в жилище бывшего учителя и упрямо обращаясь к нему «Витенька», мотивируя это тем, что «все старшие классы мечтала так его назвать». Мужчина скрежетал зубами и отвечал ей «Лерочкой», а Ленка смеялась и потом «утешала» расстроенного таким злостным нарушением субординации физрука всеми доступными ей способами. Надо сказать, что последнее Степнову пришлось очень даже по душе и вскоре он бессовестно аггравировал.
Вот и в тот вечер, в самом начале августа, когда раздался звонок в дверь, а они в этот момент как раз отдыхали после очередного «немытья посуды», Кулёмина сорвалась с дивана с воплем «Лерка!»
- Какая Лерка?! – Виктор едва не свалился на пол.
- Ну, знаешь, кудрявая такая, - подмигнула ему Лена, быстро надевая его же футболку, одним этим движением превращая её в мини-платье, и умчалась в прихожую. Степнов вскочил, мгновенно натянул домашние штаны и ринулся за ней. Однако не зря же он гонял Кулёмину на своих уроках: к тому времени как он настиг смеющуюся девушку и, притворно рыча, начал покусывать её шею, она уже успела открыть замок. Дверь медленно распахнулась.
- А я надеялся, что папа всё же пошутил…


Спасибо: 30 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 554
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.02.12 17:16. Заголовок: - Папа… - Виктор ник..


Огромное спасибо Лене Bello4ka , которая указала на мой "косяк": добрый аффтар состарил бедного фантаста на целое поколение Конечно, Лена и Сережка всего лишь внуки, а не правнуки. Лена, еще раз спасибо!

- Папа… - Виктор никогда прежде не слышал, чтобы Лена говорила так хрипло и растерянно. Девушка резко вывернулась из его объятий и дёрнула футболку вниз, растягивая её чуть ли не до колен. – Мама… Я сейчас!
Дверь захлопнулась прямо перед носом донельзя удивлённых родителей, а сама Кулёмина рванула в спальню. Опешивший Степнов, тем не менее, сориентировался и оказался в комнате всего на пару секунд позже, но и их хватило реактивной блондинке, чтобы сбросить футболку и натянуть джинсы. Она уже потянулась к кофте, когда он развернул её к себе.
- Лена?
- Вить, ты только не волнуйся! Я сейчас быстренько уведу родителей, мы с ними поговорим, а я завтра вернусь!
- Что?! – он так растерялся, что даже отпустил девушку, чем та не преминула воспользоваться. Оглушающе взвизгнул замок «молнии». – Ты вообще понимаешь, что мне предлагаешь?! Кулёмина, я мужик! И проблемы решаю сам, а не прячусь за женскую юбку!
- Ну, за мою юбку ты не спрячешься, потому как её в природе не существует. В том, что ты мужчина, никто и сомневаться не посмеет, но, Вить… - Она подошла ближе, обхватила его руками за талию и подняла лицо вверх, заставляя погрузиться в бездонную зелень своих глаз, прямо-таки излучающих кротость. Если бы знал её хоть чуточку хуже, непременно поверил бы. – Это мои родители, я должна и хочу поговорить с ними наедине. Всё объяснить, рассказать, как много ты для меня значишь. Тогда им будет гораздо проще разглядеть, какой ты замечательный!
- Ох, и вьёшь ты из меня верёвки, Ленок, - Степнов вздохнул и чмокнул хитро улыбающуюся блондинку в висок.
- Даже не начинала!
Быстро натянула носки, чмокнула в нос и убежала в прихожую. Спустя мгновение, которое понадобилось ей, чтобы надеть кеды, хлопнула дверь.

- Лена, неужели ты сама не видишь, что этот… мужчина тобой просто пользуется?! Наговорил с три короба, задурил тебе голову… Нет, ты у нас, конечно, девочка умная, но слишком уж неопытная… Вот и попалась на крючок этого афериста!
Никита Петрович ходил по кухне, отчаянно жестикулировал, порой руками пытаясь воспроизвести то или иное словосочетание, в общем, проявлял чудеса убедительности. По крайней мере, на Веру Николаевну действовало: она сидела рядом с дочерью и кивала каждому его слову. Сама же Лена не меняла позы – скрещенные руки, голова набок, стопа правой ноги на колене левой – уже полчаса, лишь глазами следила за отцом. Лицо девушки ничего не выражало.
- Лена, да скажи хоть что-нибудь! – Кулёмин заметил наконец отрешённость дочери.
- А что тут сказать? – блондинка взглянула на него так, что мужчину передёрнуло. – Я догадывалась, а теперь, как это ни печально, удостоверилась, что вы меня совсем не знаете.
- Лена! – попытался возмутиться Никита, но девушка не дала себя перебить.
- Да, не знаете! Иначе не причитали бы сейчас! Я не малолетняя дурочка, которая может растаять от развесистых комплиментов взрослого дяденьки! И если вы думаете по-другому и собираетесь меня «спасать», то можете возвращаться обратно в Швейцарию!
- Елена!!! – уже взревел Кулёмин.
- Ох! – присутствующий Пётр Никанорович схватился за левую половину груди.
- Дед!
- Отец!
Всё семейство захлопотало вокруг больного. Пётр Никанорович сдавленно поохал, потом еле слышно произнёс:
- Мне бы прилечь.
- Да, конечно, пап, - Никита подхватил фантаста под руку, намериваясь отвести его в комнату.
- Никит, подожди, - остановил его Кулёмин-старший. – Ты пойди, постели мне подушку, плед приготовь, а я потихоньку сам дойду. – Когда сын кивнул и убежал в комнату, фантаст выпрямился, открыл холодильник и достал непочатую бутылку коньяка.
- Дед!
- Это не для меня, - он подмигнул и шаркающей походкой направился вслед за сыном. Оставшиеся наедине Лена и Вера переглянулись.
- Ну, дед! Ну, артист!
- Лен…
- Мама, ты тоже против?
В гостиной рявкнул Никита, потом послышался тихий и успокаивающий голос Петра Никаноровича.
- Да, мой свёкор умеет убеждать, - усмехнулась Вера Николаевна. – Ведь если бы не он, ты была бы лет на десять младше. – Она улыбнулась, увидев в глазах Лены искреннее удивление. - Мы с папой тогда только собирались поступать в аспирантуру, были полностью в науке, о пополнении семейства и не думали, а тут известие о моей беременности. Так Пётр Никанорович поставил условие: если он через несколько месяцев не увидит внука или внучку, то мы оправляемся в общежитие и будем жить только на стипендию. Сама понимаешь, это было нереально.
- То есть, я появилась в результате шантажа?
- Не совсем. Мы с Никитой обсудили ситуацию и решили, что момент для рождения ребенка действительно оптимальный, и, поверь мне, ни разу об этом не пожалели.
- Мама, - Лена развернулась и взяла женщину за руку, - пойми меня, пожалуйста. Это не благодарность, хотя он как никто другой этого заслуживает. Не попытка восполнить отцовскую заботу. Не увлечённость. Не страсть. Я люблю его. И хочу всегда быть рядом с ним. Хочу, чтобы он ворчал на меня, когда я хожу в холодную погоду без шапки. Хочу, чтобы он заставлял меня есть невкусную, но очень полезную гречневую кашу. Хочу чувствовать его руки, когда просыпаюсь. Хочу толкаться с ним в ванной по утрам в борьбе за зеркало. Хочу смотреть в его глаза и видеть своё отражение.
- Ленка…
- Ты мне не веришь? – в серо-зелёных глазах плескалась обида.
- Тебе – верю. А если он думает иначе? Если ты для него всего лишь эпизод? Тебе же будет больно.
- Ну и пусть. – Тонкие губы упрямо сомкнулись. – Я буду с ним, пока буду ему нужна. И сделаю всё, чтобы он был счастлив со мной. И, как бы вы ни были мне дороги, он мне дороже.
- Лен… - Вера протянула руку, чтобы погладить дочь по волосам, но та отклонила голову. – Ленка… Когда же ты успела вырасти? – Девушка лишь неопределённо дёрнула плечами. – Иди к нему.
На лице Лены отразилось искреннее недоумение, она посмотрела в сторону гостиной, откуда доносились приглушённые голоса, изредка прерываемые звоном стаканов.
- Не волнуйся, разговор с отцом и коньяк к утру его точно утихомирят. Вот тогда мы и познакомимся заново с Виктором. А сейчас иди. Иди к своему мужчине.
Лена недоверчиво улыбнулась, затем прижалась на мгновение к матери и рванула в прихожую. Вера вздохнула, услышав хлопок входной двери, и посмотрела в окно. Через несколько секунд из подъезда выскочила высокая фигурка и бегом направилась прочь со двора.

Нет, ну какой же он дурак! Как он мог отпустить её одну?! Надо было пойти с ними и всё самому объяснить. Пусть Никита Петрович его размажет, он вполне имеет на это право, но нельзя было сваливать весь груз на Ленку!
Степнов уже третий час не находил себе места, метался по всей квартире и винил себя. Когда раздался звонок в дверь, он даже не спросил, кто там, а просто открыл.
- Кулёмина! Ты почему здесь?! Одна?! Ночью!!!..
Лена, ещё не отдышавшись после спринтерского забега, повисла у него на шее, выдохнув в ухо:
- Накажи меня…


Спасибо: 29 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 555
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.02.12 17:18. Заголовок: Утро началось с прон..


Утро началось с пронзительного звонка в дверь, но обитатели двухкомнатной квартиры на четвёртом этаже в стандартной девятиэтажке на окраине Москвы оказались в нему готовы. Вернее, готова была лишь прекрасная половина этих обитателей, в то время как сильная немедленно впала в истерику, проявляющуюся бессмысленным забегом по комнатам с судорожным подёргиванием верхних конечностей, которое имитировало процесс уборки, приглаживания торчащих во все стороны волос и поправления и так идеально сидящего костюма одновременно. Тем не менее, дверь распахнулась.
- Лен, привет! Извини, что так получилось… - В прихожую влетела Новикова, мимолётно целуя подругу в щёку и уже начиная оправдываться, но тут она увидела Степнова. – А с ним чего? – Блондинка интуитивно поняла, что обращаться к самому мужчине, несущемуся с журнальным столиком в руках на кухню, не стоит.
- А это Виктор Михайлович готовится к встрече с моими родителями, - последовал абсолютно спокойный ответ.
- Да ладно?! – В глазах Новиковой мелькнула даже не искра, а полноценный костёр в ночь на Ивана Купалу. – А когда они прилетают?
- Вчера. И уже в курсе. – Карие глаза округлились. Мимо, не замечая беседующих блондинок, в обратном направлении промчался Степнов с всё тем же столиком. – Здесь вчера вообще такое шоу было!..
Рассказ, со всеми уточнениями, замечаниями и пожеланиями сторон, занял не больше десяти минут. Лера была впечатлена и даже предложила свою помощь, мол, Никита Петрович при свидетелях убивать Виктора не будет. Кулёмина лишь усмехнулась и в свою очередь поинтересовалась, почему же – причём, так кстати – подруга вчера не пришла.
- Да у меня не меньшее шоу было… Мы с Лёхой перед папой спалились.
- Да ладно?! – Лена повторила сакраментальную фразу, выражавшую безмерное удивление.
- Ага, и чтобы ты не напридумывала там себе всякого, извращенка, мы просто целовались!
- Я так и подумала, - неубедительно соврала зеленоглазая. – Ну и как Андрей Васильевич?
- Как и следовало ожидать, - Лера пожала плечами. – Сначала немного придушил Лёху, потом заявил, что лучшего жениха для своей дочери и представить не мог, а потом так расчувствовался, что смахнул скупую мужскую слезу.
- А он это серьёзно? Ну, про жениха.
- Да кто ж теперь знает! Зато Лёха оказался ушлый, тут же попросил у него моей руки.
- Офигеть! И что отец? Согласился?
- Конечно! Как папа может отказать, если только что такое заявил? Только попросил не торопиться.
- А ты?
- Разве я могу подрывать авторитет двух своих любимых мужчин?
- Лерка! Я так за тебя рада!!! – Кулёмина подскочила к Новиковой и стиснула её в своих объятиях. Не самых слабых, надо сказать.
- А? Что? – рядом остановился взъерошенный Степнов, совершавший очередной рейд на кухню, и обвёл композицию безумным взглядом.
- Ничего, Вить, - откликнулась растроганная счастьем подруги Лена. – Ты лучше носки переодень, они у тебя разные.
Мужчина опустил голову, увидел, что любимая права, взвыл и ринулся в спальню, откуда немедленно донеслись чертыханья и хлопанье ящиков. Девушки ещё поболтали немного и начали прощаться, когда в дверь снова позвонили. Из комнаты выскочил бледный Степнов с трёмя парами носков в руках, взглядом умоляя помочь с нелёгким выбором. Кивнув на тёмно-серые, Лена пошла открывать.
На пороге, будто и не прошло чуть меньше суток, снова стояли её родители, только сегодня Вера Николаевна приветливо улыбалась, а Никита Петрович старательно дышал в сторону и пытался сменить выражение лица на менее страдальческое. Видимо, вчерашний коньяк был действительно не для деда. Лера вопросительно посмотрела на подругу, но та лишь покачала головой. Новикова расплылась в улыбке, распрощалась со всеми присутствующими и ушла. Вместо неё появился Виктор, с шикарным букетом розовых роз, который он успел приобрести ещё рано утром, и, как и следовало ожидать при таком накале его нервозности, протянул его Кулёмину. Тот принял и замер, не зная, что делать дальше. Степнов тоже застыл, зато и Лена, и её мать зашлись в хохоте, что существенно разрядило обстановку. Букет перекочевал в нужные руки, вся четвёрка разместилась на кухне, на столе появились чайник, чашки и десерт…
Виктор заметно нервничал, теперь уже и по поводу неразберихи с цветами, пока догадливая Кулёмина не стиснула его ладонь под столом. Сей простой жест подействовал умиротворяюще, мужчина расслабился и с удовольствием включился в разговор. Никита же смотрел на всех с мрачностью человека, терзаемого похмельем и нехорошими предчувствиями, но молчал, лишь многозначительно сопя. Похоже, рассказ Петра Никаноровича был очень убедительным. Однако когда речь зашла о ближайших перспективах и «зятем» было упомянуто, что главное – Ленкина учёба, взгляд мужчины потеплел. Он начал с явным интересом прислушиваться, вставлять короткие реплики, а когда Степнов обмолвился, что хотел в ближайшие выходные выбраться на природу, дабы обновить купленную ещё осенью надувную моторную лодку, Кулёмин аж подпрыгнул. Лена непонимающе взглянула на мать, а та лишь подняла глаза к потолку. Оказалось, что многоуважаемый доктор недавно загорелся идеей приобрести себе транспортное наводное средство и уже заколебал всех окружающих и особенно свою жену разговорами о достоинствах и недостатках различных моделей. Через минуту Кулёмина полностью прочувствовала настроение матери, и обе натуральные блондинки оставили увлечённых непростой темой мужчин на кухне, а сами перебрались в комнату, где Лена начала свой рассказ на тему «как они дошли до жизни такой», чтобы Вера Николаевна не считала себя обделённой по сравнению с мужем.
Через три часа появились довольные жизнью и друг другом Виктор и Никита и сразу, без предисловий, завили, что на природу ехать завтра. Вера громким шёпотом поинтересовалась у дочери, не завалялся ли где и у неё волшебный дедовский коньяк, на что оба товарища-природолюба возмутились и снова ушли на кухню – «обсуждать список необходимых вещей». О возращении домой родители вспомнили только тогда, когда позвонил Пётр Никанорович и спросил: как объяснить внуку, что «часик» - это не с рассвета до сумерек, а несколько меньше? Гости тут же засобирались, договорились встретиться завтра пораньше и распрощались. Счастливый донельзя Степнов начал расписывать Лене, какой классный мужик её отец, но был нагло прерван. Потом ещё раз. И ещё раз. Пока не понял очевидного и не утащил целующую его девушку в спальню.


Спасибо: 30 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 557
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.02.12 03:46. Заголовок: На следующий день уж..


На следующий день уже в шесть утра Виктор и Лена были на квартире Кулёминых, полностью снаряженные для вылазки на природу. Ещё вчера было решено, что младшенького брать не будут, с ним согласилась посидеть соседка, а вот Петра Никаноровича, как он ни упирался, заставили присоединиться, приведя аргумент о пользе свежего воздуха для проветривания мозгов и возрождения вдохновения. Писатель подчинился, но был явно не в духе. Вышли из подъезда.
- Мам, пап, а вы не против, если нас будет несколько больше?
Родители переглянулись и заверили, что не видят в этом ничего страшного. И согласились подождать, пока компания соберётся полным составом. Привыкшие к жизни за границей, они и представить не могли, что означает на самом деле выражение «несколько больше» в современной Москве. Пётр Никанорович даже развеселился на время, глядя на лица сына и невестки, когда опаздывающие начали подтягиваться. Изменения в кадровом составе объяснялись просто: вчера вечером Лена не могла не поделиться исходом встречи с Новиковой, а та выдвинула гениальную мысль, что нужно разбавить семейство Кулёминых парочкой посторонних, мол, так будет интереснее и они друг другу не успеют надоесть. Естественно, на роль посторонних она предложила себя и Леху. После получасового обсуждения достоинств и недостатков данной идеи девушки решили, что контраст между двумя парами, где у сильной половины такая разница в возрасте, даже несмотря на хорошие отношения Степнова и Валентинова, может дать отрицательный эффект, поэтому компанию нужно «разбавить». Выбор был очевиден – «ранетки». Но тогда придётся звать и «вторые половинки», по крайней мере, тех, у кого они есть. А это уже больше тянет на молодёжный пикник, и родители Лены, а тем более дедушка могут почувствовать себя неуютно. Таким образом, около подъезда дома Кулёминых появились и Рассказов с Соней, и Борзова с Шинским, и Андрей Васильевич Новиков с Зоей Семёновной. Пока все друг с другом перезнакомились, выяснилось, что на автобус они опоздали. Решили ехать на электричке.
До вокзала добрались быстро, благо, было ещё достаточно рано, автобусы ходили полупустые, а пробки казались практически незаметными. За билетами отправили Игоря и Виктора, остальные разбились на кучки и разговаривали на интересующие их темы. Так, Никита Петрович и Вера Николаевна узнали много нового о предполагаемом зяте, включая характеристику от коллег и похвалы сотрудника милиции. Кулёмин-старший, хоть и делал вид, что у него жутко болит голова от этого гама и, вообще, лучше было бы его оставить дома, но время от времени подмигивал сыну, мол, цени, какого парня я для внучки отхватил.
Приятным сюрпризом стала неожиданная встреча с бывшей преподавательницей литературы Елизаветой Матвеевной Копейкиной, которая, как оказалось, собиралась в Подмосковье навестить какую-то дальнюю родственницу. Вчерашние выпускницы и коллеги немедленно начали уговаривать женщину присоединиться к ним. Она отнекивалась, но потом всё же согласилась, что было встречено общими бурными овациями, вызвавшими нежный румянец у не ожидавшей такой реакции путешественницы. А когда её познакомили с Петром Никаноровичем, она и вовсе засмущалась. Слово за слово, выяснилось, что вышедшая на пенсию любительница классики увлеклась фантастикой, а произведения Кулёмина у неё числились в особо любимых. От такого признания Пётр Никанорович расцвёл, начал шутить, а когда подошла электричка, предложил Елизавете Матвеевне руку. Лерка толкнула Лену и подмигнула, та «передала» Степнову, он – Рассказову, тот шепнул Соне… В общем, все всё поняли и заулыбались. И даже постарались вести себя потише, дабы не мешать образовавшейся парочке, правда, надолго такой самоотверженности не хватило, но ни громкие разговоры, ни смех, ни песни уже не могли помешать задушевной беседе двух литераторов.
Через час вышли на известной только Виктору станции и ещё минут тридцать шли пешком, так что особо не любящие пешие прогулки и тяжёлые рюкзаки уже начали возмущаться, однако открывшийся перед глазами вид заставил позабыть все тяготы и неудобства. Редкий лесок окружал с трёх сторон достаточно большое озеро, на берегу которого были пара пристаней, площадки для мангалов и даже беседки, в общем, всё, что нужно для культурного отдыха. Пётр Никанорович тут же предложил «Лизоньке» прогуляться по лесу и послушать пение птиц, на что та, покраснев, с охотой согласилась. После их ухода прекрасная половина принялась потрошить рюкзаки, раскладывая взятые из дома припасы и обсуждая, какие салаты готовить в первую очередь; Рассказов, Шинский, Коля Платонов и друг Наташи Костя занялись шашлыками, а Степнов, Никита Петрович, Новиков и Алексей решили попытать счастья в рыбной ловле. Пока Кулёмин в восхищении осматривал моторную лодку, Виктор давал наставления Лене (в воду не лезть, в лес не ходить, панаму не снимать, на солнце долго не сидеть и далее по списку), не замечая улыбок - наполовину умилённых, наполовину завидующих - других дам, потом чмокнул явно не собирающуюся выполнять большую часть его указаний девушку в висок и ушёл к мосткам.
Готовка, включающая попытки каждой из сторон стащить у другой что-нибудь вкусненькое и сопровождающаяся беседами и шутками, заняла довольно много времени. Изредка раздавались возгласы с озера, и тогда «сухопутные» криками и аплодисментами поздравляли поймавшего удачу рыболова. Лидировал Кулёмин, в активе которого был крупный лещ. Когда салаты были нарезаны и заправлены, шашлыки источали искушающий аромат, а уровень аппетита у всех собравшихся достиг критической отметки, рыбачившие под страхом смертной казни были загнаны на берег. Виктор привязывал лодку, когда почувствовал знакомые объятия, а после любимый голос прошептал:
- А я всё видела!
- Что? – изобразил искреннее удивление специалист по конспирации.
- Кое-кто выловил судака раза в два больше, чем у папы, и втихомолку выпустил его обратно. Мелкий подхалимаж, Виктор Михайлович?
Степнов щёлкнул Лену по носу.
- Не подхалимаж, а предусмотрительность. Запомни, Кулёмина: рыбы может быть много, а будущий тесть только один. - Последующий поцелуй пришлось прервать, так как особо голодающие пригрозили съесть все припасы и оставить их ни с чем.

Пикник прошёл «на ура». После обильной трапезы начались игры на свежем воздухе, песни под гитары, которые предусмотрительно взяли с собой Аня и Наташа, парные или групповые прогулки в лес и разговоры, разговоры, разговоры… Возвращались в Москву сытые, уставшие и до безобразия довольные. Сил уже ни на что не оставалось, большая часть мирно дремала на плечах соседей, лишь Пётр Никанорович никак не мог наговориться с новой знакомой. Он даже вызвался проводить её до дома, благо, что жила Копейкина всего в одном квартале от Кулёминых. Перед тем как попрощаться и разойтись, все наперебой благодарили друг друга и высказывали пожелание почаще так собираться. Наконец, Лена и Виктор попали домой. За рекордно короткое время ополоснулись в душе и рухнули в постель. Уже почти за гранью сна мужчина обнял девушку покрепче и прошептал:
- Ну вот, теперь и умирать не страшно.
- Это что ещё за разговоры?! – Тоже шёпотом, с претензией на гнев отозвалась сонная Кулёмина. – Ты мне ещё живой нужен!
- А зачем? – не смог удержаться от подкола.
- Я тебе завтра покажу. Сегодня я слишком устала.
- Эх, Ленок! Если это то, о чём я думаю, то завтра ты устанешь ещё больше.
Спорить она не стала, потому как сама в этом ни капли не сомневалась.


Спасибо: 23 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 558
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.02.12 03:48. Заголовок: Неделя, отведённая К..


Неделя, отведённая Кулёминым на отпуск, пролетела со скоростью звука. Лена и Виктор почти всё время проводили с ними и Серёжкой, часто оставаясь с мальчонкой, предоставляя родителям возможность сходить в театр или ресторан. Заслуженный «нянь» Пётр Никанорович временно выбыл из строя, посвящая себя прогулкам с Елизаветой Матвеевной и воплощению вернувшегося в троекратном размере вдохновения, изредка прерываясь на еду и сон. И то – лишь по настоянию обеспокоенных родственников. Степнов сильно привязался к уменьшенной копии Кулёминой, баловал мальчишку, за что иногда подвергался заслуженным упрёкам со стороны девушки, но в ответ лишь улыбался. Всё это так напоминало настоящую семейную жизнь, что не хотелось верить, что когда-нибудь этого шебутного, но обаятельного проказника увезут обратно в Швейцарию.
Но это всё-таки случилось, и всем показалось, что слишком быстро. Долго прощались в аэропорту, обещали писать и звонить друг другу каждый день, а Никита, улучив момент, отвёл Виктора в сторону и сообщил, что гордится выбором дочери, но чтобы «ни-ни»! О чём говорил мужчина, Степнов так и не понял, но заверил, что не будет. Ни в коем случае. Кулёмин остался доволен, хлопнул «зятя» по плечу и отбыл вместе с женой и сыном.

Так как до первого сентября оставалось всё меньше времени, большинство разговоров, так или иначе, сводилось к обсуждению нового учебного года и, как следствие, нового этапа в жизни обоих. Виктор несколько раз наведался на работу, познакомился с коллегами, осмотрел спортзал, состояние которого вполне удовлетворяло его требованиям, и был практически спокоен. Подумаешь, сменить одну школу на другую! Дети-то везде одинаковы. А коллектив… Если не приживётся, можно просто отсиживаться у себя в подсобке. Жаль, конечно, что Рассказова рядом не будет, но если учесть, что и Уткина перед глазами мелькать не станет… А вот Лена волновалась, хоть и старалась этого не показывать. Ведь она даже нот не знала, а собиралась учиться в музыкальном училище! И пусть из всех «ранеток» только Женя обладала профессиональной подготовкой, а Аня и Наташа были такими же самоучками, как Кулёмина, пусть и с большим стажем, спортивный характер давал о себе знать: ей хотелось быть лучшей!
Наверное, поэтому он не сразу обратил внимание на нервозность Лены, которая за неделю до наступления сентября однажды просто перестала разговаривать, разбила любимую чашку и даже не заметила, чуть не наступив на осколки, отказалась от обеда и полдня провела, запершись в ванной. Сделал вид, что ничего не происходит, вёл себя как обычно и надеялся, что его шутки выведут Кулёмину из её непонятного состояния. Но вечером, когда он встал за тряпкой, чтобы вытереть лужицу от пролитого Леной чая, его терпение кончилось. Бросив полотенце, Виктор устало выдохнул:
- Что случилось?
Девушка перестала размешивать несуществующий сахар и оторвала взгляд от клеёнки, устремив его на мужчину.
- У меня задержка.
Он растерянно моргнул и просто опустился на стул напротив. В голове не было ни одной мысли. А Лена вдруг начала быстро и сбивчиво говорить.
- Я не могу, понимаешь?! Я ещё сама как ребенок. У меня группа, училище… Мы песню писать новую начали… Я хочу хотя бы попробовать достичь чего-то в жизни! И мама… папа… дед… Ещё ведь так рано… Я не могу!.. – Голос дрожал от слёз, но глаза были сухими, лишь блестели больше обычного. – Ты теперь меня ненавидишь, да?
И столько боли, растерянности, страха, что он скажет утвердительно, во взгляде, что Виктора как ветром с места сдуло. Подскочил к ней, одним движением подхватил на руки и прижал к себе.
- Господи, Ленка! Как тебе только в голову могло такое прийти?! Никогда, ты слышишь, НИКОГДА я не смогу тебя ненавидеть!!!
Она наконец заплакала. Надрывно, по-детски, вцепившись в его футболку и содрогаясь всем телом. Сел на кухонный диванчик, продолжая прижимать к себе, и начал покачиваться, словно убаюкивая её. Это сработало, скоро девушка стала дышать ровнее, а потом и совсем затихла. Он встал, осторожно перенёс её в спальню, уложил на диван и укрыл покрывалом. Лена немного поворочалась, словно искала его, но так и не проснулась. Просто обняла его подушку, прижав её к груди. Просидел всю ночь рядом, смотрел на неё и думал.

Утром девушка проснулась от ласкового поцелуя. Сначала улыбнулась, но потом вспомнила события вчерашнего вечера и сжалась в комок. Что он сейчас скажет?
- Вставай, соня! Нам нужно быть в больнице через час.
- Где?! – Она так удивилась, что присела. Только сейчас заметила, что спала в одежде. Даже представить боязно, как она выглядит!
- В больнице, Лен, - сказал спокойно, но так, чтобы не возникло желания возразить. После ночных размышлений у него уже не осталось сил, чтобы ещё и спорить с ней. Сначала подумал о тесте на беременность, но в таком состоянии неопределённость была губительной, а тесты, как он слышал, не дают стопроцентной гарантии. Поэтому решение было однозначным. Видимо, Лена пришла к тем же выводам, потому что молча встала и пошла в ванную.
Было непривычно и неловко, что утро проходит в столь серьёзной атмосфере, без их привычных шуток, объятий и поцелуев (а иногда и чего «покрепче»). Быстро оделись, не стали завтракать (может, придётся анализы сдавать) и вышли, держась за руки.
Когда подходили к больнице, Кулёмина побледнела и крепче сжала его ладонь. Остановился, взял её за плечи и заставил посмотреть себе в глаза:
- Лен, ты главное помни: я всегда рядом!
Благодарно кивнула и первая вошла в здание.

Он взволнованно ходил по коридору перед кабинетом гинеколога, не замечая то насмешливых, то сочувствующих взглядов женщин, сидящих в очереди. Казалось, прошла уйма времени, прежде чем из-за двери показалась какая-то потерянная Кулёмина. Хотелось подлететь к ней, встряхнуть, тут же выпытать у неё всё, но сумел сдержаться. Просто подошёл, взял за руку и повёл за собой. Вышли на улицу, поймали такси и в полном молчании доехали до дома. Только там, в тишине и уюте их квартиры он решился спросить:
- Лена?
Её голос, на самом деле едва слышный, прозвучал как раскат грома, ударив по истерзанным нервам.
- Я не беременна. – На его лице, видимо, отразилась вся гамма переживаемых чувств, потому что девушка невесело кивнула. – Да, это всего лишь гормональный сбой, вызванный началом половой жизни. Врач сказал, что такое бывает и скоро всё наладится. – Голос дрогнул, а в следующую секунду она уже плакала. Как вчера. И как вчера он мгновенно оказался рядом.
- Лен, ну почему? Всё же хорошо.
- Я знаю. – Обхватила его шею руками. – Вить, я такая дура!.. Но как представлю, что это мог быть наш ребёнок!..
- Ленка, Ленка…
Он ещё долго прижимал её к себе, беспорядочно целуя светлые волосы, заплаканные глаза и покрасневший нос. И, наверное, именно тогда впервые почувствовал, что они стали семьёй. Маленькой, не совсем обычной, но семьёй.

Конец второй части


Спасибо: 32 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 565
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.02.12 17:53. Заголовок: Добрый вечер! http:/..


Скрытый текст



Часть третья

Будильник звенел уже в третий раз, но все его потуги были напрасны: одеяло даже не шевелилось. Хлопнула дверь, и мгновение спустя в комнате появился Степнов, уже одетый, гладко выбритый и приятно пахнущий чем-то прохладным. Он остановился возле кровати, посмотрел на часы и покачал головой.
- Лена, вставай.
То, что не удалось будильнику, у него получилось: некто под одеялом зашевелился, однако дальше этого дело не пошло. Вставать Кулёмина, похоже, не собиралась.
- Лен, ну правда, пора уже! Опоздаешь ведь.
Высунулся нос, надо сказать, весьма неохотно.
- Виктор Михайлович, отвалите, а?
- Кулёмина! – Он сдёрнул одеяло, девушка поёжилась, но мужественно держала глаза закрытыми. Степнов сел, погладил обнажённую ногу и ласково произнёс: - Ленок, подъём. Сегодня первое сентября, тебе в «Снегинку» надо. А мне в школу. - Блондинка резко села и обхватила его за талию.
- А давай прогуляем? Останемся дома, вдвоём…
- Нельзя, Ленок, - ещё ласковее.
- Ну и фиг с тобой, золотая рыбка! – Кулёмина рухнула обратно, не забыв натянуть на себя одеяло. Виктор посмотрел на получившийся кокон и вздохнул:
- И что мне с тобой делать?

Возле крыльца музыкального училища имени Снегиных, в простонародье «Снегинки», уже собралась толпа студентов. Среди обнимающихся, здоровающихся и оживлённо разговаривающих старшекурсников выделялись растерянные, но с горящими восторгом глазами первокурсники. Также выглядели и «ранетки» в своём неполном составе, оккупировавшие нижнюю ступеньку крыльца. Уже обсудили последние новости, успели погадать насчёт расписания и договорились как-нибудь заглянуть в школу, чтобы проведать учителей, а отсутствующая часть квинтета всё не появлялась.
- Девчонки, привет! – К компании подлетела растрёпанная блондинка. – О, а я ещё и не последняя?! А Ленка где?
- Лера?! – «ранетки» удивлённо уставились на бывшую барабанщицу. Та лучезарно улыбнулась.
- Ну да, Лера. А что, что-то не так?
- Ты как здесь? – смогла наконец сформулировать вопрос всегда сообразительная Женя.
- Так я с вами учиться буду, по-моему, даже в одной группе.
- Как?
- Ну, «по блату» у меня не получилось, пришлось поступать на общих основаниях. Но, как видите, экзамены таланту не помеха. Я прошла конкурс! А с Ленки взяла клятвенное обещание не говорить вам. Так хотелось посмотреть на ваши лица, когда вы узнаете!
- Теперь увидела? – Новикова сияла, как начищенный таз. – А Кулёмина сей значимый момент пропустила.
- Хм, и я забыла на телефон заснять… Кстати, вы ей звонили?
- А то! – Алёхина сегодня оказалась самой разговорчивой. – Раз по пять каждая. Вызов идёт, а трубку никто не берёт.
- Странно, - Лера пожала плечами. – Ленка же всегда самой ответственной была и опаздывала только по очень уважительной причине.
- Слушайте, а может Степнов её по привычке в школу утащил? – выдвинула версию Аня. Девчонки засмеялись.
- И кто у нас здесь такой радостный? – Рядом затормозила невысокая, но очень фигуристая девушка с длинными каштановыми волосами, облачённая в наряд, который Новикова любила называть «мечта маньяка».
- Привет! – дружелюбно поздоровалась Нюта. – Мы новенькие. Группа «Ранетки».
- А-а, мелкие! – шатенка снисходительно усмехнулась. Лера недобро сузила глаза, однако развернуть боевые действия не успела. Рядом с училищем остановилось такси, из которого мигом выбрался высокий мужчина, открыл заднюю дверь и буквально вытащил заспанную блондинку. Поправил сбившуюся рубашку, пригладил волосы и начал что-то говорить.
- А вот и Ленка, - потрясённо пробормотала Наташа, остальные же просто стояли, во все глаза глядя на эту сцену.
Степнов что-то спросил, Кулёмина кивнула, после чего Виктор коротко поцеловал девушку в лоб, нежно подтолкнул к крыльцу и сел обратно в машину. Лена с практически закрытыми глазами доплелась до подруг и уткнулась в плечо Новиковой.
- Привет, соня! Что-то ты припозднилась! И чём это ты ночью занималась, а?
Кулёмина лишь махнула рукой и невнятно что-то промычала, продолжая сладко сопеть.
- Интересный экземпляр, - проявилась вдруг так и оставшаяся стоять рядом с ними хамка. – Это твой старший брат? Познакомишь по дружбе? Мне такие по вкусу.
Лена медленно выпрямилась и внимательно оглядела девицу.
- Как звать?
- Жанна, - ответила та несколько оробевшим голосом, видимо, ничуть не доброжелательный тон Кулёминой впечатлил.
- На каком факультете учишься? – спокойно продолжила расспрос. Остальные стояли молча, уже догадываясь, что сейчас последует.
- Вокал, - самоуверенность шатенки таяла на глазах.
- Значит, голос тебе ещё нужен? – Лена хмыкнула. – Тогда слушай сюда, Жанночка! Даже если в твоей хорошенькой головке только мелькнёт мысль, чтобы подойти к этому мужчине, я об этом узнаю. И ты уже никому и ничего не скажешь. Никогда! – Блондинка сделала шаг, заставив девицу отпрыгнуть в сторону, и мило улыбнулась. – Потому что нечем будет. Пошли уже! – обратилась Кулёмина к подругам и первая начала подниматься по ступенькам.
- Так это что, её парень? – ошарашено промямлила Жанна.
- Догадливая, - похлопала её по плечу Лера. – Глядишь, ещё и целой и невредимой останешься. Ленка ведь у нас несообразительных сильно не любит.
Стараясь не смотреть на побледневшую шатенку, девчонки с поднявшимся на недосягаемую высоту настроением вошли в здание училища, где и расхохотались во весь голос. Новикова подскочила к нашедшей приют на подоконнике Кулёминой.
- Ленка, ну ты даёшь!
- Я ещё не даю, а просто угрожаю.
Лера шутливо толкнула подругу в плечо.
- Просыпайся уже! Витенька вроде нормальный, а ты - как сонная муха! Или ты не с ним ночью зажигала? - Под носом у разговорчивой блондинки появился аккуратный, но достаточно внушительный кулак. – У-у-у, какая ты сегодня злюка!
- Эй, ну где вы запропастились!? – подбежавшая Аня аж прыгала от возбуждения. – Мы уже с половиной нашей группы познакомились. У нас староста такой симпатичный мальчик…
- Ого! А как же твой… э-м-м-м… Рома?
- Денис, - поправила Лена.
- Да я же только смотрю, - захлопала ресницами Прокопьева. – Так, вы идёте или нет?
- Идём, идём, - Кулёмина, вздохнув, слезла с подоконника и, подхватив Новикову под руку, направилась за ритм-гитаристкой, вприпрыжку убежавшей в аудиторию.

Собрание первокурсников прошло как обычно: приветствие ректора и деканов, ознакомление с расписанием, выдача студенческих билетов… Одногруппники были удивлены, что такие «знаменитости» будут учиться вместе с ними, но, познакомившись с девчонками, быстро прониклись к ним симпатией и предложили присоединиться – планировался небольшой сабантуйчик в общежитии. Девчонки от этой идеи пришли в восторг, только Лена задумалась.
- Ты чего? Не хочешь идти? – удивилась Лера.
- Да нет, дело не в этом. Просто у Витьки сегодня тоже короткий день, я думала, мы вместе к деду сходим… Ладно, сейчас позвоню, предупрежу, что задержусь. – Девушка достала телефон и нажала «единичку» на быстром наборе.
- Привет! Ты уже освободился? – Вить, тут такое дело… Нас позвали в общежитие, группой посидим, познакомимся поближе… - Что значит «Да, конечно»?! А где «Я соскучился, немедленно домой»?! – Вот, так-то лучше! И нечего ржать! Я с тобой дома ещё поговорю! Жди, через пару часов буду. – И тебе того же по тому же месту! Пока.
Она улыбнулась и отключила телефон. Стоящая рядом Новикова ухмыльнулась:
- Ну наконец-то я дожила до того момента, когда физрука воспитывать начали!
- Не физрука, а преподавателя физической культуры в старших классах, - со знанием дела поправила Кулёмина. – Ну что, идём? А то за нами уже поисковый отряд выслали, - она кивнула на направляющихся в их сторону Наташу и Нюту.
- Пошли, порадуем народ прекрасным, - Лера поправила волосы и подмигнула рассмеявшейся Лене. – А Леха нас потом заберёт, я ему уже смс скинула.
И обе, сопровождаемые упрёками со стороны подоспевших «яблочек», царственно двинулись к выходу.


Спасибо: 24 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 567
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 65
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.02.12 18:04. Заголовок: Посиделки проходили ..


Посиделки проходили весело, с шутками и песнями, выпивкой и легкой закуской, в общем, как и положено у студентов. Единственными, кто не пили, были две блондинки: Лене не позволяли вдолбленные за долгие годы основы здорового образа жизни и не самые приятные воспоминания об единственном случае употребления спиртного, а Лере не давала сама Кулёмина. Последней не очень-то хотелось краснеть потом перед Лехой, а с учетом имеющегося опыта общения с подвыпившей барабанщицей и певицей в одном лице краснеть было бы за что. Новикова дулась, всячески пыталась сбежать из-под жёсткого надзора подруги, но та зорко следила за ней и в итоге сдала Леру с рук на руки жениху с кристально чистой совестью. Валентинов немало удивился непривычной молчаливости девушки, а Лена на все расспросы отмахивалась, мол, «спокойствие, только спокойствие, дело-то житейское».
Сама Кулёмина, доставленная друзьями до подъезда, взлетела вверх по лестнице, в уме прокручивая оправдания: ведь она задержалась аж на полчаса! Но квартира встретила её неприятной пустотой…

- Ленок! Ты уже дома? – Виктор ворвался в прихожую, быстро скинул кроссовки и принялся искать любимую блондинку. – Привет! А почему ты молчишь? – Кулёмина нашлась в зале, сидящая в кресле с ногами и мрачно глядящая на радостного мужчину. Ответа на его вопрос не последовало. Степнов задумался. – Я что-то забыл? – Молчание. – Сказал что-то не так? – Тишина. – Я безмозглая скотина, которая всегда всё портит?
- Ты! - В Виктора полетела одна из диванных подушек, предусмотрительно припасённых около кресла. – Пришёл! – Следующий снаряд достиг своей цели, которая даже не думала уворачиваться, а мелкими шагами приближалась к источнику обстрела. – Позже меня!!! – Короткий удар по ногам, и коварный гуляка растянулся на полу. Его немедленно «оседлала» довольная Лена. – И сейчас я буду страшно мстить!
- Жестоко и извращённо?
- Ты даже не представляешь, насколько!
- Всю жизнь об этом мечтал…

Кулёмина мирно посапывала, не обращая внимания на идущую лекцию, как, впрочем, и сидящая рядом с ней Новикова. Последняя была занята очень важным делом: она ворчала. И вовсе не потому, что до сих пор злилась на подругу из-за своего вчерашнего вынужденного воздержания, нет, сейчас её мысли занимало кое-что другое…
- Мало того, что опять опоздала, так ещё и дрыхнет на паре… А ещё педагогом называется!..
Настроив себя должным образом, Лера достала из сумки телефон и начала набирать сообщение. Быстрый стук клавиш разбудил дремлющую Лену, и она заглянула через плечо подруге.
- «Уважаемый господин сексуальный террорист! Не могли бы вы утихомирить свою деятельность ради блага отечественного образования?» Это ты кому такое пишешь? – Кулёмина хохотнула.
- Степнову, - отвлечённо отозвалась Новикова, нажимая «Отправить».
- Что?! – Лена выхватила у неё телефон, но было уже поздно. На дисплее появилась издевательская надпись «Сообщение отправлено». – Чёрт! Что сейчас будет?! – Девушка с силой стукнулась лбом о столешницу. Аппарат в её руке пискнул. Кулёмина опасливо взглянула на телефон, аккуратно нажала на «Прочитать?» - и её лицо вытянулось.
- И что пишет? – невинно поинтересовалась Лера и недоумённо нахмурилась: Лена продолжала смотреть на дисплей, никак не реагируя на её вопрос. Блондинка вытянула шею и прочитала: - «Новикова, от зависти морщины появляются!» Чего?! Какая зависть?! Да я… Да Леха… Ну-ка, дай сюда! – Выхватив телефон, она опять застучала по клавишам. Кулёмина попыталась прочитать очередное послание, но Лера фыркнула, мол, не доросла ещё, и отвернулась. Победное «Ага!» через несколько секунд сменилось писком телефона и «Вот гад!» И стук клавиш. Так продолжалось всю лекцию: Новикова неистово переписывалась со Степновым, а Лена снова растянулась на столе, решив, что лекцию потом спишет у Женьки – всё равно ведь в одной группе учатся, а подробности столь оживлённого разговора она узнает вечером у Вити.

Однако физрук на прямой вопрос лишь ухмыльнулся, щёлкнул девушку по носу, заявив, что это «их маленькие секреты», а затем состоялся серьёзный разговор. Результатом стало соглашение, что в будние дни они «по чуть-чуть», а все свои пожелания будут записывать, чтобы в выходные выбрать по три пункта из каждого списка и «принять к исполнению». В таком случае и высыпаться оба будут, и «приятности» никуда не денутся. Договор был закреплён троекратным поцелуем и торжественным выбором двух небольших блокнотов и ручек.
Утром, впервые за долгое время проснувшаяся сама, Лена была очень активна и весь завтрак хитро поглядывала на такого же свежего Виктора. В итоге, едва мужчина собрался встать, чтобы убрать со стола, она змеёй скользнула к нему на колени.
- Что ты делаешь? – Лёгкие поцелуи, покрывающие его лицо и шею, сбивали с мысли и мешали говорить, но Степнов, как истинный спортсмен, справился даже с этой непосильной задачей.
- Догадайся с трёх раз! – Ловкие пальчики уже пробрались под футболку и настойчиво тянули её наверх.
- Мы же вчера договорились!
- А мы немножко… - Зелёные глаза лукаво сверкнули, но в следующие секунду удивлённо округлились. Виктор испытанным движением скрутил обе руки девушки, обездвижив её, и развернул так, чтобы Лена сидела к нему спиной.
- Ты маленькая непослушная девочка…
Этот хриплый шёпот вызвал сначала крупную дрожь, а затем чувство жара во всем теле блондинки.
- Надо бы тебя отшлёпать и поставить в угол… Лицом к стене…
Сквозь закушенную нижнюю губу невольно вырвался стон.
- Но так мы опять опоздаем. – Он ссадил её с колен на диванчик и встал, невозмутимо начав составлять посуду в раковину.
- Виктор Михайлович, а вы садист! – Раскрасневшаяся Кулёмина тяжёло дышала, не отрывая огненного взгляда от мужчины и уже прикидывая в уме план мести.
- Сам себя боюсь!

Они не опоздали. Лена вошла в аудиторию, поздоровалась с однокурсниками и заняла привычное место. Новиковой почему-то ещё не было, поэтому она попросила у Жени тетрадь и принялась переписывать пропущенные лекции. Кудрявая блондинка не появилась и позже. Кулёмина всю пару прилежно записывала слова лектора и удивлялась, насколько, оказывается, интересна элементарная теория музыки. Попутно каждые десять минут она отправляла сообщения подруге с короткими, но ёмкими фразами «Ты где?», «Ау?», «Земля вызывает Леру!» и так далее. Но телефон в ответ молчал. После лекции студенты по привычке высыпали на улицу, чтобы погреться на солнышке. «Ранетки» собрались в кружок, обсуждая то, что пора бы и на репетицию собраться, как перед лицом Лены появилась шикарная красная роза.
- Здравствуйте, Виктор Михайлович! – единодушно выдохнули девчонки. Сзади послышался вздох с явным отзвуком досады. Кулёмина улыбнулась, взяла цветок и развернулась. Степнов с видом смущённого школьника топтался рядом. Величественно бросив остальным «Мы на минутку», девушка подхватила его под руку и отошла на пару шагов.
- И какие это мы грехи замаливаем, а, Виктор Михайлович?
- Просто соскучился. – Мужчина потянулся её поцеловать, но его оттолкнули. Строго между ними величественно прошествовала растрёпанная, ненакрашенная и позёвывающая Новикова. Оба проводили её взглядом до крыльца, потом Лена повернулась к Степнову.
- Не поняла.
- Зато я понял. – Виктор расхохотался, поцеловал-таки недоумённо хмурящуюся девушку, распрощался до вечера и в преотличном настроении пошёл обратно на работу. Блондинка пожала плечами и вернулась к «ранеткам», которые уже выстроили с десяток версий, объясняющих внешний вид и поведение одногруппницы, однако все они были неверны. Узнать правду не довелось никому: Лера, будто заразившись от Кулёминой, сладко проспала все оставшиеся лекции, а после учебного дня, так и не сказав никому ни слова, исчезла в машине приехавшего за ней с огромным букетом цветов Лехи.

- Ты скоро? – Степнов уже полчаса ходил кругами вокруг Лены, которая вознамерилась во что бы то ни стало закончить переписку лекций именно сегодня.
- Всё! – девушка отложила ручку и закрыла тетрадь. – Ты что-то хотел?
- Угу, - мужские руки уже стягивали её свободные домашние брюки, не встречая никаких препятствий, но когда дело дошло до майки, Кулёмина внезапно отстранилась. Потом встала со стула и не спеша, давая возможность в мельчайших деталях разглядеть свои обнажённые ноги, направилась к выходу из спальни, где и «делала уроки». – Ты куда?!
- Я же непослушная девочка, - лениво бросила через плечо блондинка, на секунду задержавшись в дверях. – Пойду, встану в угол… Лицом к стене…
Она скрылась из вида, а Виктор взъерошил волосы, усмехнулся и пошёл следом, прихватив подушку. Кажется, до спальни они сегодня не доберутся…


Спасибо: 30 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 571
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 67
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.03.12 19:33. Заголовок: ВСЕХ-ВСЕХ-ВСЕХ С ПР..


Скрытый текст


После первых, достаточно лёгких, дней, учеба начала набирать обороты, но эти изменения воспринимались девчонками с неизменным позитивом. Им хотелось узнать как можно быстрее и как можно больше нового, поэтому известие о дополнительной встрече с Романовским после основных занятий, было встречено ими с энтузиазмом. Лишь Женя вздохнула: ей придётся пропустить лекцию по основам продюсирования. Но ведь группа важнее! Последняя пара закончилась, до «аудиенции» с Романовским оставалось ещё десять минут, которые основная масса решила потратить на удовольствие – запастись калориями. Лишь Лена собиралась провести свободное время с большей пользой, например, отправив следующее сообщение Степнову: «На ужин будут рагу и я. Не опаздывай)))» Она с улыбкой разглядывала ответ, состоящий сплошь из восторженных смайликов, когда рядом раздалось нагловатое:
- О, привет, детка-ранетка!
Девушка подняла голову и поморщилась, увидев ухмыляющегося паренька на пару лет старше ее. Он стоял, засунув руки в карманы, и скользил по ее фигуре заинтересованным взглядом. Лена скорчила рожицу и ответила в тон:
- Пока, мальчик-одуванчик!
- Ранетка, а ты чего такая колючая? – парень проявлял чудеса несообразительности.
- Полинять не успела. Тогда я стану ещё и ядовитой.
- А ты с юмором. Мне такие нравятся!
- Сочувствую, потому что ты вряд ли можешь похвастаться тем же! – Лена с облегчением увидела спешащих из столовой девчонок и направилась к ним. Надоедливый собеседник вразвалочку последовал за ней. Блондинка остановилась. – А ты куда?
- Туда, - продолжая противно усмехаться, кивнул тот.
- По-моему, тебе в другую сторону.
Он не успел ответить, так как к ним подошли остальные «ранетки» в сопровождении Леры, а с другой стороны появился Романовский.
- О, а вы уже, гляжу, познакомились! – мужчина оглядел собравшихся.
- Познакомились с кем? – уточнила Кулёмина, надеясь, что это не то, о чём она подумала.
- Ну как же! С вашим звукорежиссёром, - Романовский указал в сторону парня, который сейчас с нескрываемым торжеством смотрел на помрачневшую Лену. – Прошу любить и жаловать – Василий Артёмов. Очень талантливый молодой человек. Уверен, что вы сработаетесь. – По лицу Кулёминой было видно, что она в этом ну очень сильно сомневалась.
- Привет, - нестройно протянули растерянные девчонки, а Лера тем временем пристально сканировала поочередно Артёмова и Лену. Что-то между этими двумя уже произошло, уж слишком эмоционально они друг на друга реагировали.
- А нам обязательно нужен этот звукорежиссёр? – закинула пробный шар басистка.
- Конечно, - удивлённо взглянул на неё Романовский. – А почему ты спрашиваешь? Что-то не так?
Блондинка задумалась, как бы избежать сотрудничества с неприятным ей человеком, начала судорожно смотреть по сторонам, будто могла увидеть решение своей проблемы и, что самое удивительное, действительно нашла его. Ослепительная улыбка осветила её лицо.
- Так ведь у нас уже есть звукарь, - и прежде чем по диаметру глаз согруппниц мужчина догадался бы об её лжи, выпалила: - Гуцул!
Растерянно озирающийся у входа Игорь радостно помахал, мол, вижу, и поспешил к ним. Едва он подошёл, Лена обняла его одной рукой за шею и обратилась к Романовскому:
- Юрий Аркадьевич, познакомьтесь, это Игорь Гуцулов – наш бессменный и лучший звукорежиссёр!
- Я?.. – Гуцул ошалело взглянул на девушку. – Но я…
- Мы на секунду. – Кулёмина вновь озарила пространство улыбкой и буквально поволокла друга в сторону. Лера шикнула на перешёптывающихся «ранеток», взглядом дав понять, чтобы те не вздумали выдавать Ленку. А та уже начала занимательный диалог.
- Гуцул, ты мне друг?
- Допустим, - осторожно ответил тот, опасливо взглянув на очень серьёзную блондинку. Тонкая рука, обхватывающая его шею, надавила чуть сильнее. – Я понял! Я твой лучший друг!
- То-то же. И ты наверняка не захочешь, чтобы я или Степнов сели в тюрьму?
- А есть какие-то предпосылки? – полюбопытствовал Игорь, попытавшись вывернуться из захвата Кулёминой, не привлекая лишнего внимания, но потерпел неудачу.
- Да стоит тут одна, - фыркнула Лена. Он проследил за её угрожающим взглядом и заметил посланный Васей в ответ воздушный поцелуй. Рука автоматически взметнулась к пострадавшей некогда переносице.
- Лен, я всегда готов тебе помочь, но здесь… Я же ничего в этом не смыслю! Я сам облажаюсь да ещё и вас подставлю!
- Ничего, - Кулёмина, приняв решение, была тверда, как скала, - Антона Наташкин отец за три дня выучил, и ты справишься!
- Да некогда мне этим заниматься! – Игорь умоляюще взглянул в зелёные глаза. – Ты же не знаешь, но у нас с Полинкой серьёзные проблемы: её родственники категорически против наших отношений, даже беременность их не останавливает. Хорошо, что поздно узнали, не то ещё и аборт заставили бы сделать. А так «всего лишь» выгнали из дома. Нам жить негде и не на что!
- И чего ты молчал?! – возмутилась Лена. – Неужто не помогли бы? Между прочим, у нас как раз дедова квартира освободилась, можете с Зеленовой там жить. Я с дедом поговорю, будете только коммунальные платить.
- Кулёмина, я тебя обожаю!!! – Гуцул натуральным образом повис у шее у девушки, разве что ногами не болтал в воздухе.
- Полегче, милый, - блондинка, смеясь, отцепила его от себя. – Значит, договорились?
- Конечно! Да я… для тебя… да я…
- Угу, - пользуясь «готовностью» клиента, Кулёмина потащила Игоря обратно, где их уже нетерпеливо ждали.
- Так ты и есть звукорежиссёр «Ранеток»? – спросил Романовский у сияющего Гуцула.
- Да, - скромно отозвался тот, в мечтах уже представляя реакцию Полины, когда он вернется домой гордым добытчиком ИХ жилища.
- Супер-специалист! Со школы с нами, - начала рекламную кампанию Лена, а потом с наигранным сожалением посмотрела на мрачного Артёмова. – Так что, боюсь, Василий нам не подходит.
- Да, неудобно получилось. Что ж вы мне раньше не сказали, что у вас полный комплект?
- А вы не спрашивали, - невозмутимо ответила Кулёмина, а потом её светлую голову осенило ещё одной гениальнейшей мыслью. – Юрий Аркадьевич, а чтоб уж «боекомплект» был действительно полным, может, вы возьмёте Игоря в «Снегинку»? - От подобной наглости Романовский закашлялся, Артёмов хмыкнул, а «ранетки» в очередной раз впали в шоковое состояние. Лена же развивала свою мысль: - Он не только классный звукарь, но ещё и сам сочиняет песни, да и поёт неплохо. По-моему, это было бы очень перспективное приобретение.
- Вы меня сегодня совсем с толку сбили! Ладно, пойдёмте, хоть прослушивание вашему супермену устроим.
Романовский пошёл первым, за ним засеменили притихшие девчонки, а Кулёмину задержал очнувшийся т сладких грёз Гуцул.
- Ты чего творишь? Какая «Снегинка»? Мне семью кормить надо!
- Вот и будешь кормить свою семью! А параллельно ещё и образование получишь, - зашипела на него Лена. – Такому остолопу не лишним будет! Я для него стараюсь, по блату, без экзаменов престижное место выбиваю, а он на меня ещё голос повышает!
- Ленк, ну правда, некогда мне…
- Блин, Игорь, ты где мозги оставил? Ты же ведь работал, когда в школе учился? Вот и сейчас будешь работать. После занятий. А ещё и часть прибыли от наших концертов в кафе получать будешь. Так что, отставить панику и слушаться меня!
- Есть мой генерал! – Гуцул шутливо козырнул и ускорил шаг, а рядом с Кулёминой нарисовалась Валерия Новикова.
- Да, подруга, покажи мне тот танк, который сможет тебя остановить, я его на память сфотографирую и в рамочке на стенку повешу. А то за мир страшно становится.
- А ты считаешь, что я не права? По-моему, любой Гуцул лучше Васи, - на последнем слове девушка скривилась, как от лимона.
- Угу-угу, а как ты Степнову собираешься об этом рассказать?
- Словами, - Лена показала Новиковой язык и со смехом увернулась от её подзатыльника.
Между тем они уже зашли в свободный класс. Романовский сел за стол, девушки разместились за партами, а Игорь, немного смущённый таким вниманием к его персоне, замер посередине.
- Ну-с, молодой человек, мы вас слушаем…

За исполнение «Весны» Гуцул был удостоен аплодисментов со стороны женской части аудитории и одобрительного кивка с мужской. Однако Юрий Аркадьевич этим не удовлетворился и попросил спеть ещё что-нибудь. Игорь задумался, а потом, подмигнув Кулёминой, начал:
«Мы встретились с тобой на пьяной вечеринке…»
К концу песни Романовский изо всех пытался скрыть улыбку, а девушки, не сдерживая себя, смеялись в голос.
- Ну что ж, репертуар весьма необычен, но, думаю, вы нам подходите. Поздравляю с зачислением.
Класс тут же наполнился гомоном и радостными восклицаниями. Юрий посмотрел на эту кучу-малу и усмехнулся:
- Вижу, вам сейчас есть что обсудить, так что о репетициях поговорим завтра. – Девушки согласились, поблагодарили своего руководителя «за всё», а едва он ушёл, Лена дала Наташе ценное указание – натаскать Игоря так, чтобы он мог исполнять обязанности звукорежиссёра, даже если им придётся не спать всю ночь. Липатова клятвенно пообещала приложить все усилия и не только свои, но и родителей, которые очень удачно в это время отдыхали дома в перерыве между гастролями. На том и разошлись, ведь у каждого были свои дела. Так, например, Женя успела на вторую половину лекции, чем была очень довольна (к тому же, именно после перерыва лектор решил устроить поимённую проверку). Аня убежала на свидание со своим симпатичным старостой (узнавать судьбу «Ромы-Дениса» подруги не решились). Лера собиралась навестить отца и жениха на работе. Нюта, к которой, в общем-то, и приходил Гуцул, спешила в кафе. А Лена хотела заскочить к деду, забрать у него ключи от квартиры, посмотреть её, чтобы потом не стыдно было пускать друзей, а затем уж можно было и домой возвращаться.

Рассказывая вечером обо всех этих событиях Виктору, «забыв» разве что упомянуть знакомство с Васей, блондинка видела, как мрачнеет лицо мужчины с каждым произнесённым «Игорем», и едва заметно вздыхала. Товарищ физрук проверку на ревность не прошёл! Что ж, надо «лечить». Сделав вид, что не заметила его реакции, Лена защебетала дальше:
- А ещё мне такая идея в голову пришла: а что если устроить свадьбу Игоря Ильича с Соней и Гуцула с Зеленовой в один день? Всё равно гости почти одни и те же будут, а ребята на торжестве сэкономить смогут…
Степнов от этих слов засветился, как прожектор, и немедленно схватил телефон, чтобы позвонить Рассказову. Тот идею одобрил и пообещал сам сделать это предложение Гуцулову, как только подвернётся подходящий момент. А успокоенный предстоящей женитьбой бывшего соперника Виктор не преминул напомнить Лене, что рагу, конечно, было замечательное, но пора бы уже и к десерту переходить…



Спасибо: 18 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 574
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 67
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.03.12 20:06. Заголовок: Момент истины, он же..


Момент истины, он же – первая репетиция «Ранеток» в училище, показал, что женщина способна на многое, чтобы избежать присутствия рядом с ней нежеланного человека. Гуцул произвёл хорошее впечатление на Романовского, а после того как тот ушёл, радостно сверкнул глазами, выгодно подчёркнутыми огромными чёрными кругами вокруг них, и заявил, что он полежит чуть-чуть вот здесь, в уголке, а потом встанет и пойдёт собирать вещи. Девчонки согласно покивали, но – будучи существами коварными от природы – осуществиться его плану не дали. Бедного парня подхватили под руки и потащили на улицу, мотивируя свой поступок тем, что отсыпаться будем на том свете, а переехать они помогут. И действительно помогли, подключив к делу мужчин: к назначенному времени подтянулись Степнов, Рассказов и Валентинов. Именно во время переноса вещей из машины в квартиру и прозвучало предложение о совместной свадьбе. Игорь попытался было проявить гордость, но дружные вопли девчонок «Как здорово!» и проникновенный взгляд почти жены вынудили его - естественно, не сразу - согласиться. Пообещав прийти на новоселье, вся дружная команда помощников удалилась, оставив молодых людей разбирать сумки и создавать уют в своем первом совместном доме.
Дня два Лена просто радовалась за друзей, за себя, за мир почти во всем мире, а потом немного заскучала. Выброс адреналина, связанный с избавлением от Васи и благоустройством Гуцула, пришёлся ей по вкусу, и девушке захотелось ещё чего-нибудь будоражащего. Идея пришла внезапно, когда однажды по дороге из училища ей попалась на глаза компания первоклашек, дружно идущих за учителем в парк. В зелёных глазах немедленно зажёгся огонёк, увидев который, кое-кто постарался бы скрыться подальше. Постояв пару секунд, будто раздумывая, стоит ли воплощать свой замысел в действие, Кулёмина решительно тряхнула светлыми волосами и быстро направилась в сторону, практически противоположную своему дому.

Эта школа почти ничем не отличалась от её собственной, разве что выкрашена была в зелёный цвет. Чуток помявшись на крыльце, Лена вошла внутрь. По времени была перемена, и по холлу туда-сюда сновали ученики, изредка разбавляемые педагогами. Кулёмина так увлеклась разглядыванием, что вопрос охранника расслышала с третьего раза.
- Я? Я к Виктору Михайловичу Степнову. Он меня ждёт.
Крепкий парень, словно из фильма про суперменов, оглядел её подозрительным взглядом, так что Лене даже пришлось смахнуть чёлку набок, чтобы он мог увидеть её честнейшие глаза. Видимо, это и сработало. Получив величественный кивок, девушка резво ринулась по коридору. Школа действительно была построена по тому же образцу, что и триста сорок пятая, так что спортзал она нашла легко. Только собиралась приоткрыть дверь и заглянуть, как сзади на неё налетели.
-Ой, прости! – Оглянулась с видом пойманного на месте преступления злоумышленника. За ней стоял высокий русоволосый парень и просительно улыбался. – Я тебя не сильно ударил?
- Нет, всё отлично, - поспешила уверить его блондинка.
- А почему ты тут стоишь?
- Да как-то зайти не решаюсь, - поделилась с ним Лена, сказав чистую правду.
- Новенькая, что ли? – он по-своему интерпретировал ситуацию. – Могу взять над тобой шефство. Меня Максим зовут. – Подмигнул.
- Лена. – Кулёмина улыбнулась, посмеявшись в душе над столь щедрым предложением. Эх, мальчик, знал бы ты, во что ввязываешься! - Может, мне стоит называть тебя Шефом?
- Можно и так. А ты откуда к нам?
- Да я, вообще-то, не к вам, - они вошли в зал, где уже толпились переодетые в спортивное старшеклассники. – Я только на физ-ру.
- А почему так? – Лена посмотрела в дружелюбные серые глаза и ляпнула:
- Да проблемы у меня с моим физруком!
- А что такое? – Максим удивился.
- Ну, знаешь, - Кулёмина ужаснулась тому, что сейчас скажет, но всё же продолжила: - пристаёт он ко мне, - она понизила голос, с каким-то садо-мазохистским удовольствием наблюдая за реакцией ошарашенного парня. – Вот я и сбежала.
- Так надо директору сказать! Пусть его выгонят из школы!
- Да ты что! Без него нашим спортсменам кирдык! Вот он и пользуется своей незаменимостью.
- Но ведь нельзя этого так оставлять!
- Да забей, Макс! – Лена хлопнула его по плечу. – Это же не смертельно. Похожу к вам, у вас же препод нормальный?
- Супер! – он засиял восторгом. – Он просто потрясающий! Столько знает, столько умеет и так здорово может объяснить… Он идеальный тренер! Кричит, правда, но по-другому с нами, наверное, нельзя.
Блондинка с удовольствием слушала похвалы в адрес Степнова.
- Вот видишь, это и к лучшему, что я к вам перешла.
В эту секунду прозвенел звонок, Максим потащил её к шеренге, в которую уже выстраивались его одноклассники и поставил рядом с собой.
- Физкульт-привет! – С последними отзвуками электрической трели в зал влетел Виктор. Лена не смогла сдержать улыбки при виде такого родного образа «преподавателя физической культуры». – Равняйсь! Смирно! – Удостоверившись, что все правильно выполнили его команды, он спросил: - Кто дежурный?
- Я. – Из строя выдвинулся худощавый паренёк в очках. – Отсутствующих нет.
- Хорошо. – Степнов даже не стал заглядывать в журнал.
- Зато присутствующих прибавилось, - выкрикнул с места Максим. Виктор взглянул в его сторону и поперхнулся воздухом. Закрыл глаза, убедил себя, что у него просто-напросто случилась маленькая безобидная галлюцинация, и снова посмотрел на шеренгу. Галлюцинация невинно хлопала ресницами и смущённо улыбалась.
- Кто? – сипло выдавил он из себя, надеясь, что это всего лишь двойник.
- Лена Кулёмина. – Не двойник. Он послал ей убийственный взгляд, тем не менее произнеся: - Добро пожаловать!
Максим ободряюще сжал плечи девушки, вызвав у учителя неконтролируемое движение бровей. В целях безопасности своего нового знакомого Лена отодвинулась от него подальше. Брови вернулись на место, позволив блондинке облегчённо выдохнуть. Похоже, с адреналином она уже переборщила.
- Сегодня отрабатываем броски! – Зычно известил всех Степнов, взяв в руки баскетбольный мяч. – Может, новенькая продемонстрирует нам свои таланты? - Получив в ответ многозначительный прищур, он сделал пас. – Прошу на позицию.
Кулёмина, стукнув пару раз мячом об пол, встала в центр площадки и выполнила бросок. Загремел щит.
- Ну кто ж так бросает! Откуда у тебя руки растут?! – ничуть не тише загремел Виктор, заставив особо впечатлительных попытаться слиться со стеной. Однако «новенькая» лишь скрестила руки на груди, отставив в сторону правую ногу.
- Чем кричать, лучше показали бы как надо! – Она подобрала мяч и выжидающе посмотрела на него. Понимая, что Ленка его провоцирует и что ему крайне опасно приближаться к ней ближе, чем на три метра, Степнов всё-таки подошёл, встал позади девушки и обхватил её запястья, поднимая руки вверх и устанавливая их для правильного броска.
- Ты чего творишь? – Светлые волосы взметнулись от неистового шёпота.
- Расслабьтесь, Виктор Михайлович! – послышался такой же тихий ответ. – И получайте удовольствие. – Кулёмина сделала незаметный шаг назад, прижимаясь к нему вплотную. По телу мужчины немедленно пробежал табун мурашек, которые при этом ещё умудрялись танцевать ламбаду. Ладони на запястьях сжались крепче. А вредная блондинка ещё и поёрзала, будто устраивалась поудобнее.
- Ленка, ты хоть представляешь, что с тобой за это дома будет?
- Угу. Надо же и мне получать удовольствие…
От занимательной беседы их отвлекли одобрительные выкрики учеников: за разговором они и не заметили, как совместными усилиями отправили мяч в кольцо. Виктор тут же отпрыгнул от Кулёминой.
- Ладно, хватит на сегодня.
- А как же… - начал было кто-то ответственный, но его быстро затолкали в глубь шеренги. Похоже, перенос зачёта душевного расстройства у основной массы не вызвал.
Оставшаяся часть занятия прошла спокойно: Лена с удовольствием играла в баскетбол в одной команде с Максом, а Степнов с не меньшим удовольствием за этим наблюдал.

- Так ты мне можешь внятно объяснить, зачем ты это сделала? – Лена пожала плечами и сделала ещё один глоток чая. Что она может объяснить, если сама не знает? Ну, захотелось ей! Понимая, что такой ответ Степнова вряд ли устроит, она решила переменить тему, а то и так уже полвечера потрачено на допрос.
- Вить, слушай, я тут увидела спортзал, стенки эти, маты… Ты ведь в школе меня уже любил? А тебе никогда не приходило в голову… ну, что-нибудь… такое?.. – Мужчина покраснел и отвёл взгляд. – Да, ладно?! Правда?! Расскажи! – По виду преподавателя физической культуры было понятно, что делиться этим сокровенным он не собирается. Пришлось прибегнуть к крайним мерам. Лена быстро пересела к нему на колени и начала тыкаться носом, куда придётся, щекоча при этом губами, выдыхающими: - Расскажи! Ну, расскажи! Ну, пожалуйста!!!
Виктор сдался и зашептал ей на ухо. Сначала округлились зелёные глаза, а потом и рот приоткрылся. Девушка запустила пальчики в тёмные кудряшки и заставила посмотреть ей в лицо.
- Бедненький, как же ты это выдержал?!
Окончание вечера убедило Степнова, что ради этого стоило и подождать.

Проведённые с пользой выходные – новоселье у «Гуцуловых», семейные посиделки у деда и Елизаветы Матвеевны, которые тоже собирались на днях съехаться, совместный поход по магазинам с целью выбора свадебных подарков – вытеснили из блондинистой головы Кулёминой воспоминания об её шалости. Однако та сама напомнила о себе во вторник в виде окликнувшего её в кафе Максима.
- Лена! Привет! А куда ты пропала? Вчера физ-ра была, я тебя ждал, - парень светился радостью, не замечая, что девушка не отвечает ему взаимностью, а встревожено оглядывается по сторонам. – А ты здесь од…
- Лен, у них нет шоколадного мусса, ты клубничный будешь? – Максим потерял дар речи, когда увидел пробравшегося к их столику Степнова. Зато у Кулёминой он появился. Оттеснив не менее ошарашенного Виктора, она быстро заговорила:
- Макс, это не то, что ты подумал!
- Конечно, - парень криво ухмыльнулся и вылетел из кафе.
- Блин, блин, блин!!! – Лена рухнула на сиденье и заколотила по столу.
- Да не переживай ты так! – Виктор сел рядом. – Ну, подумаешь, увидел нас вместе. Что в этом криминального? – Девушка подняла на него виноватый взгляд.
- Это ты ещё просто не знаешь, что я ему наговорила…

На следующем занятие у одиннадцатого «Б» Степнов, едва войдя в зал, почувствовал, что отношение к нему явно изменилось. Парни косились на него исподлобья, а все девочки оказались во втором ряду. Ухмыльнулся, покачал головой и крикнул в сторону двери:
- Заходи уже!
Створка нещадно заскрипела, открываясь, и в зал буквально просочилась Кулёмина. Подошла и встала рядом, опустив голову.
- Я хочу перед вами извиниться, - тон действительно был раскаивающимся. – Это была просто глупая шутка. Ни от кого я не сбегала и никто ко мне не приставал. Я вообще не школьница. Учусь в музыкальном училище, а с Витей… с Виктором Михайловичем у нас серьёзные отношения. И тогда он мне просто подыграл. Простите меня ещё раз. А чтобы вы окончательно поверили, я привела своих подруг, которые могут всё это подтвердить. – Она повернулась к двери. – Девчонки!
Завидев новых гостей, кто-то крикнул:
- Так это же «Ранетки»!
- Точно! А я ещё думала, почему эта новенькая мне знакома?
- Блин, бывает же так!
Девчонок окружили, засыпая вопросами, а Лена улучила момент и оттащила Максима в сторону.
- Извини, что так тебя подставила.
- Да ладно, теперь буду знать, что женщинам верить нельзя, - но серые глаза улыбались.
- И это ты ещё Новикову не знаешь!..
Урок физкультуры незаметно превратился в пресс-конференцию «Ранеток», но преподаватель был не против. Восстановленная репутация и непредвиденное «окно» компенсировали трескотню вокруг.

- Прости-прости-прости-прости-прости…
Он прервал свой путь из комнаты на кухню и поднял глаза к потолку. Следующая за ним по пятам Кулёмина, крепко обхватившая его торс сзади, тоже остановилась, уткнувшись носом ему в спину.
- Лен, ты же знаешь: я на тебя не злился и не злюсь.
- Знаю. Но мне так больше нравится!
- Дитё ты моё! – он усмехнулся.
- Ну, можно же иногда?
- Можно, можно.
- Чего тогда встал? Пошли уже! – И, едва он сдвинулся с места: - Прости-прости-прости…


Спасибо: 27 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 581
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 68
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.04.12 09:56. Заголовок: Видимо, вопрос Лены ..


Видимо, вопрос Лены про спортзал, маты и «неправильные» мысли разбередил в душе Степнова что-то сокровенное – до конца недели он часто о чём-то задумывался и улыбался каким-то своим размышлениям. А в пятницу вечером позвал девушку «погулять», причем официально – прислав приглашение по смс. 3атем забрал Кулемину после училища и чинным шагом направился вместе с ней по улице, слушая рассказы об учёбе и однокурсниках. Сворачивая в нужных местах, он незаметно довёл Лену до места назначения, где остановился, привлёк к себе и, подарив нежный поцелуй, зарылся лицом в светлые волосы.
- Как ты смотришь на то, чтобы продолжить вечер в более романтичной обстановке?
- Это какой? – улыбнулась Кулёмина. Крепкие ладони, обнимавшие её за талию, лихо переместились на плечи и развернули. – Да ладно?! – девушка от неожиданности издала короткий смешок. Она перевела удивлённый взгляд на Виктора: лёгкий румянец и глаза, устремлённые к небу, убедили её в серьёзности его намерений. – И как ты себе это представляешь?

- Петь, привет! – Степнов непринуждённо поздоровался с охранником, едва тот открыл дверь. Уже знакомый Лене крепыш, дежуривший сегодня в ночь, ответил фирменным недоверчивым взглядом и вопросительным кивком. – Жена выгнала, - кашлянув, «сознался» Виктор, удостоившись уже сочувствующего покачивания головой. – Хотел у себя переночевать, у меня в подсобке диванчик есть… - Столь же молчаливо в его руке оказались ключи от спортзала. Пожали друг другу руки и расстались: Пётр остался на посту, а Степнов скрылся за поворотом, где немедленно ускорился практически до бега. В коридоре, непосредственно рядом с его рабочим местом, было окно, которое тут же было открыто. Спустя секунду на подоконнике уже сидела Лена.
- Чувствую себя героиней шпионского фильма! – Глаза девушки сияли азартом.
- Подожди, мы ещё не добрались до цели, - Виктор помог ей забраться в школу и закрыл окно. Крадучись, они добрались до спортзала, отворили замок и проскользнули внутрь. Помещение встретило их тишиной и полумраком. Кулёмина начала с интересом осматриваться: почему-то сейчас спортзал показался ей отличным от того, что она видела днём, а Степнов ретировался в подсобку. Через мгновение он уже вышел оттуда, держа в одной руке плед, а в другой настоящую корзинку для пикника, из которой под многозначительное хмыканье Лены стали появляться различные деликатесы.
- А вы хорошо подготовились, Виктор Михайлович, как я погляжу…
Она неспешно приблизилась к терпеливо ожидающему справедливой награды мужчине. Томный взгляд, нежное прикосновение к щеке, одно движение до полного сближения…
В коридоре раздались громкие шаги охранника. Кулёмина вздрогнула и тесно прижалась к Виктору, будто пыталась этим заглушить бешеное сердцебиение.
- Ты дверь закрыл?
- Чёрт, вот знал же, что что-то забыл!
Зелёные глаза тут же расширились от страха, но хрипловатый смех и фраза «да пошутил я» вызвали совсем другие эмоции.
- Ах, ты! У меня сердце остановилось! – Степнов легко перехватил летящий в его плечо кулак и улыбнулся.
- Мне кажется, я знаю, что сможет его снова завести…

Солнечный луч нахально светил прямо в закрытый глаз и ни в какую не желал двигаться с места. Виктор поморщился и попробовал убрать препятствие здоровому сну взмахом руки. Естественно, ничего у него вышло. Пришлось немного переместиться, тем самым потревожив лежащую рядом Лену. Её недовольное сонное ворчание неожиданно послужило лучшим будильником. Степнов резко сел, обводя ошалелым взглядом спортзал, в котором они вчера так и уснули. И если у Кулёминой занятий сегодня не предвиделось и она могла позволить себе спать хоть до обеда, то у преподавателя физической культуры в триста сорок третьей школе уроки шли согласно расписанию. И как раз в эту минуту послышалось противное скрежетание в замке. «Болван! Почему ключ не оставил с этой стороны?!»
Ещё чуть-чуть, и зал заглянул… Максим. Он удивлённо приподнял брови, увидев физрука, инстинктивно пытающегося закрыть собой девушку со светлыми волосами, лежащую на мате (хорошо ещё, что вчера хватило сил и ума натянуть на себя одежду), а потом так же быстро исчез. Из коридора сквозь закрывшуюся дверь долетел его приглушённый голос:
- Пошли лучше в столовую. Там техничка только пол помыла, мокрый ещё. Хоть один след оставим – орать будет…
Разочарованный гул и удаляющийся топот показались Виктору лучшими звуками по Вселенной. Ещё пару мгновений он прислушивался к наступившей тишине, а потом сгрёб Кулёмину в охапку вместе с пледом и утащил в подсобку. Там он приложил немало усилий, чтобы разбудить свою любимую соню и объяснить ей ситуацию. Лена по чуть-чуть и покраснела, и похихикала, и даже успела поцеловать его пару раз, но на фразу «Макс - молоток! Надо сделать его капитаном!» отреагировала сразу.
- Не вздумай! – Явное изумление на лице Степнова заставило её развить свою мысль: - Если ты сейчас заявишь, что ставишь его капитаном, он поймёт, что этого из-за сегодняшнего. Ты хоть представляешь, какой это удар по самолюбию?
- Значит, не стоит? – сосредоточенно нахмурил лоб.
- Уж точно не сейчас! Присмотрись к нему, давай большую нагрузку, чем остальным, насколько я поняла, он на самом деле классно играет, а потом уже и решишь – объективно и беспристрастно.
- Ленок, ты у меня гений!
- Да-да, я такая, - девушка охотно подставила лоб для поцелуя.
Достигнув согласия по столь важному пункту, они снова поиграли в шпионов: Кулёмина после разрешающего кивка Виктора, набросив капюшон от кофты на голову, выскочила в коридор, где благополучно смешалась с толпой учеников и смогла выбраться из школы. А Степнов всё занятие ловил на себе пристально-изучающие взгляды претендента в капитаны сборной по баскетболу, в конце же удостоился негромкого «Виктор Михайлович, а вы молодец. И с девушкой вам повезло». Они обменялись понимающими взглядами, а уже дома мужчина долго и старательно доказывал своей девушке, что и ей с ним повезло. Хотя она, вроде бы, и не сомневалась, но лучше перебдеть!

- Нет.
- Ну, Лена!
- Нет.
- Разве ты не понимаешь, как это важно?!
- Нет.
- Может, мне на колени встать?
- Как хочешь, но это не поможет.
Дверь приоткрылась, и в образовавшуюся щель просунулась кудрявая голова.
- Ну как?
- Никак, - Женя развела руками. – Кремень.
- Так, уступи-ка профессионалам! – В комнату уже полностью вошла Новикова и с видом строгой учительницы села напротив Кулёминой, которая скучающе разглядывала свои ногти. Алёхина тенью выскользнула за дверь, оставив их наедине. – И чего ты упрямишься?
- Лера, нет.
- Ну почему?!
- Я не хочу, - Лена пожала плечами, мол, что ж тут непонятного.
- А тебе не кажется, что сейчас не время идти на поводу у собственных желаний? – Скептический взгляд зелёных глаз лишь усилил красноречие Валерии Андреевны. – На тебя возложена такая ответственная миссия! Ты просто не можешь так всех подвести!
- Лер, с каких пор отказ надеть платье является изменой Родине?
- Ты же свидетельница! – С искренним изумлением воскликнула блондинка. – Ты должна выглядеть совсем чуть-чуть хуже невесты! А у тебя их целых две!!!
- А сейчас вообще необязательно, чтобы свидетели на регистрации были…
- Это ещё что за саботаж?! – Новикова аж вскочила.
- А я что? Я ничего. Просто размышляю…
- Лена, ты меня до инфаркта доведёшь! Ты только представь: Степнов в костюме, ты в шикарном платье, красивая музыка… - Кулёмина зевнула. – Ты неисправима!
Дверь скрипнула, и в комнате появился Виктор, которого явно затолкали оставшиеся снаружи «ранетки», не терявшие надежды убедить строптивую басистку на смену имиджа, хотя бы на время двойной свадьбы, где она должна была исполнять почётную обязанность свидетельницы для обеих пар. Степнов помялся, поправил ворот футболки, словно он его душил, а потом выдал:
- А мне и так нравится! – Кулёмина торжествующе усмехнулась, Лера застонала, а в коридоре раздался возмущённый вопль: «Виктор Михайлович, мы не так договаривались!»
- Нашли, кого на помощь звать! – раздосадованная Новикова вытолкнула мужчину обратно и снова села, пытаясь загипнотизировать Лену взглядом.
- Кулёмина, в предпоследний раз спрашиваю…
- Нет.

Спасибо: 21 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 582
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 68
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.04.12 09:58. Заголовок: На том и порешили, и..


На том и порешили, и двухнедельные уговоры, которыми Лера всё же пыталась изменить мнение упрямой подруги, результатов не дали. Кулёмина либо ограничивалась набившим оскомину «нет», либо изображала внезапную и неизлечимую глухоту, либо просто-напросто сбегала. Причём очень эффективно: дома её не было, телефон не отвечал, да ещё и Степнов непостижимым образом также исчезал из поля деятельности радаров. В итоге, Валерия Андреевна пропустила момент, когда нужно было подобрать достойное одеяние на свадьбу для себя любимой. К счастью, незаменимый Алексей выручил и здесь, преподнеся неутешной возлюбленной прекрасный наряд от малоизвестного, но очень талантливого отечественного дизайнера. За что и был расцелован и заласкан почти до смерти.
День свадьбы, как и во многих подобных случаях, был наполнен весёлой суматохой и шутками. Чего только стоил двойной выкуп! Правда, свидетельница была явно необъективна по отношению к свидетелю, и, несмотря на ворчания Новиковой, компания из двух женихов и «дружки» отделалась «малой кровью». Красавиц-невест после прохождения всех испытаний и напутственных речей торжественно рассадили по машинам, счастливые женихи тоже заняли свои места, остальные многочисленные гости и пожелавшие «быть ближе к народу» свидетели загрузились в арендованный и украшенный цветами и воздушными шариками автобус – и весь кортеж благочинно двинулся на регистрацию, провожаемый восхищёнными и радостными криками прохожих и оглушительными сигналами автомобилей. Сотрудники ЗАГСа встретили прибывших с улыбками и попросили разрешения на проведения репортажа, потому что впервые в их стенах проходило такое мероприятие. Конечно, двойными свадьбами уже никого не удивишь, но вот то, что у обеих пар были одни и те же свидетели… Молодожёны с радостью согласились, Степнов, не любивший излишне пристального внимания к себе, некоторое время поупирался, но несколько слов, сказанных Леной на ухо (вездесущая Лера даже смогла расслышать что-то про «пусть мне все завидуют» и «я в долгу не останусь»), совершили переворот. Брутальный физрук триста сорок пятой и триста сорок третьей школ даже позировал перед камерами, конечно, с непременным участием своей ненаглядной свидетельницы. Кстати, та, верная своим принципам и словам, облачилась в светло-серый брючный костюм в сочетании с нежно-зелёной, безумно шедшей к её глазам блузке ( даже Новикова была вынуждена признать, что Лена выглядит сногсшибательно). Церемония прошла без накладок, торжественные речи быстро сменились гомоном и залихватскими песнями, в основном из репертуара «Ранеток», шампанское полилось рекой, а гости сорвали голос от криков «горько».
Позже, как и все порядочные свадьбы, и в том же порядке, что и часом ранее, отправились на фотосессию у различных достопримечательностей. Роль видеооператора исполнял Костя, а фотографа – Наташа, изредка отдавая другим свои бесценные инструменты, чтобы тоже запечатлеться для потомков. Чаще других фотокамерой завладевала Кулёмина, с интересом разглядывая мир через призму объектива. Девушка даже испытывала сожаление, когда приходилось расставаться со столь приглянувшимся ей предметом, и твёрдо пообещала себе, что когда-нибудь приобретёт себе такую же.
Благодаря ещё теплому сентябрю прогулка продолжалась достаточно долго, пока особо ответственные не напомнили, что их уже ждут в кафе. Весёлые и счастливые молодожёны решили не отрываться от коллектива и загрузились вместе со всеми в автобус. В кафе компанию встретили те, кто не присутствовал на регистрации, среди коих была замечена и Светлана Михайловна Уткина. При виде рыжей гривы, «леопёрдового» платья и «модного» макияжа свидетель слегка занервничал. Игорь Ильич, который не мог не пригласить коллегу, поспешил его успокоить, мол, бывшая невеста пришла не одна, а с действующим женихом, с ролью которого весьма достойно справлялся литератор Милославский. Попытавшаяся выполнить ту же миссию Лера наткнулась на безразличное кулёминское «А мне начхать» и решила не спускать глаз с библиотекарши, предчувствуя, что это «ружьё» ещё выстрелит.
И пошло застолье! Тосты сменяли один другой, то же самое было и с танцами, приглашённый тамада буквально влюбил в себя всех присутствующих своим юмором, небанальными фразами и конкурсами, в которых оказались задействованы все гости. Больше всех, конечно, доставалась свидетелям, но они, как спортсмены, с честью выдерживали все испытания, да ещё и подшучивали над остальными. Уже остались позади похищение места, туфелек и невест (обеих сразу), уже прошла битва за пол будущих детей (Рассказовым досталась девочка, а Гуцуловым мальчик, после чего смущённая Полина, бывшая на пятом месяце беременности, сообщила о верности народного «гадания», чем вызвала бурю восторга, прежде всего у молодого отца), когда объявили первый танец молодожёнов. Свет в зале приглушили, и на освобождённом от столиков пространстве закружились в вальсе две прекрасные пары. Едва смолкли звуки бессмертной мелодии Евгения Доги, зал снова озарился сиянием, а тамада пригласил на импровизированный танцпол свидетелей, которые тоже должны были «отчитаться». Гости завертели головами, отыскивая эффектную пару, но те как в воду канули.
Внезапно свет мигнул и погас, вызвав у впечатлительных особ короткий вскрик, но тут же на сцене зажглись два прожектора. Умелой рукой повёрнутые в зал, они создали два круга, в одном из которых уже стоял Виктор, с рассеянным видом оглядывающий толпу. Все замерли в предчувствии чего-то необыкновенного. И не ошиблись. Вмиг взгляд голубых глаз стал хищным, приковавшись к высокой фигуре, вступающей во второй круг света. С губ ошарашенной Леры сорвалось «Вот поганка!», а потом она, зачарованная, как и все присутствующие, почти не дышала. Раздавшиеся звуки чувственного танго оказались как нельзя кстати. Именно под такую музыку и должна была двигаться переодевшаяся Кулёмина, с грацией кошки приближающаяся к Степнову. Длинное красное платье, от пояса покрытое чёрным кружевом, при каждом шаге давало возможность увидеть в волнующем разрезе до середины бедра изящную ножку, красоту которой подчёркивали чёрные туфли на среднем каблучке и с ремёшком вокруг тонкой щиколотки. Светлые волосы с лёгким начёсом, скреплённые черной лентой на манер ободка, маняще переливались при каждом движении. Жесты рук, затянутых в высокие чёрные перчатки, заставляли сердца биться в неистовом темпе, а красивые губы, впервые в жизни узнавшие вкус красной помады, были изогнуты в лукавой усмешке. Когда до мужчины оставалось всего два шага, он выбросил руку вперёд и резко притянул девушку к себе, вызвав неконтролируемый вздох у всей аудитории. И началось. Сейчас вряд ли кто-то поверил бы, что это танго танцуют два спортсмена, учитель и ученица, да вообще два простых человека! Казалось, перед восхищёнными зрителями творилось настоящее волшебство, пробуждающее в них веру в настоящую любовь и страсть. Даже когда музыка кончилась и Лена с Виктором, задержавшись в последней позе чуть дольше нужного (кому же захочется покидать объятия неотразимого партнёра!), выпрямились и отошли друг от друга, в зале царила оглушительная тишина. Лишь когда виновники поголовного шока сделали несколько шагов в сторону выхода, Новикова пришла в себя.
- Стоять! – От этого крика ожили и остальные гости, начав наперебой делиться впечатлениями, однако истинную дочь и невесту милиционера это не могло сбить с толку. – И как это называется?
- Лер, я тебе обязательно всё объясню, только переоденусь.
- Ну уж нет! Неужели ты думаешь, я тебя так просто отпущу?! – Лера, кажется, искренне возмутилась даже возможности такого предположения. – Натах, живо сюда! Запечатлей нас, пока эта Золушка не испарилась!
Следующие двадцать минут Кулёмина исправно позировала Липатовой со всеми желающими сфотографироваться с ней именно в таком образе, а таких оказалось достаточно много. Как будто знали, что подобное может повториться ещё очень и очень нескоро. Одновременно Новикова вела свой допрос, выяснив таким образом, что загадочные исчезновения Елены были связаны с посещением репетитора по танцам. На все возмущения кудрявой блондинки («Мне-то могла сказать!») блондинка с прямыми волосами отвечала одно и тоже: «Сюрприз хотела сделать». В итоге Лера была вынуждена признать, что это у неё получилось на все сто процентов, и попросила контакты преподавателя, замыслив затащить туда и Лёху. В конце концов, взмолившуюся о пощаде Лену отпустили переодеться. Двинувшегося за ней Степнова, с невинным видом заявившего, что он «лишь поможет расстегнуть «молнию» на платье», не пустила всё та же Новикова.
- До дома терпите! Вашими стараниями, если посчитать, сколько раз за вечер вы уже пропадали, молодожёны должны прожить в счастливом браке не меньше двухсот лет.
«Провинившиеся» переглянулись и даже не покраснели. Лера вздохнула и милостиво взмахнула рукой:
- Да идите уж! – Пара немедленно исчезла, а девушка, взяв под руку Алексея, осталась следить за другим потрясающим спектаклем: гражданка Уткина, взревновавшая после эффектного танца Степнова и Кулёминой, пыталась их переплюнуть, вертя несчастного Милославского во все стороны. Гости прятали улыбки и поддерживали их дружными аплодисментами. Но апофеозом славы для Светочки стала победа в извечном конкурсе «танец на газете». Она даже не заметила, с каким сочувствием Виктор, державший свою даму без малейших усилий, смотрел на обливающего потом Мирослава, впрочем, как не услышала и шёпота Лены, предложившей не мучить бедного преподавателя литературы и русского языка, после чего, собственно, конкурс и завершился: Степнов, покачнувшись, соступил с газеты, вызвав неописуемую радость у Уткиной. Столь бурную, что её рыцарь этого не выдержал и рухнул на пол, но даже там продолжал улыбаться и принимать поздравления.
В общем, торжество прошло в дружественной и непринуждённой обстановке и оставило лишь самые приятные воспоминания, подкреплённые отличными фотографиями, которые через пару дней рассматривали и в триста сорок пятой школе, и в «Снегинке», и даже в далёкой Швейцарии.



Спасибо: 22 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 583
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 68
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.04.12 10:01. Заголовок: Свадьба нового одног..


Свадьба нового одногруппника обсуждалась в училище максимум неделю, пока её не потеснили более насущные поводы, но даже за это время Кулёмина успела устать от расспросов. Главной темой, конечно, стал их со Степновым танец. Сначала одногруппницы, затем сокурсницы, а потом уже и кое-кто со старших курсов подходили и – кто мимоходом, а кто и в лоб – интересовались, где же она «такого мужика отхватила»? Лена, посмеиваясь, но не без толики самодовольства, отвечала, что «таких уже не производят», однако когда этот вопрос прозвучал раз в сто пятидесятый, она уже не улыбалась, а хмуро отвернулась и сделала вид, что погружена в чтение лекции. А после пожаловалась Новиковой, что Степнов гад – слишком привлекательный для женского пола - и она его непременно запрёт дома «исключительно для личного пользования». Лера с энтузиазмом отнеслась к данному заявлению и потом целый день доставала подругу своими фантазиями на тему «Степнов, прикованный наручниками к батарее», «Степнов, грызущий корочку чёрствого хлеба», «Степнов, приносящий тапочки в зубах»…
Сам Виктор даже не подозревал о возможных перспективах своего существования, а честно трудился на ниве отечественного образования, прививая детям любовь к спорту, насколько это было в его силах, на уроках и дополнительных секциях. Причём последние он умудрился втиснуть в расписание так, чтобы они совпадали с днями репетиций «Ранеток», так что ему не приходилось сидеть дома в одиночестве, а напротив – практически всегда нестись сломя голову, чтобы встретить дражайшую половинку и уже в столь приятном обществе вернуться в квартиру. С недавнего времени к такому распорядку прибавилось посещение Рассказовых, с которыми они теперь «дружили семьями» (Кулёмина пусть и с трудом, но стала обращаться к бывшим преподавателям просто по имени), и изучение меню уже давно ставшего родным кафе «Под мухой». Дело в том, что «Ранетки» возобновили наконец свои выступления в нём, и Степнов счёл своим долгом (да и удовольствия он получал немало!) присутствовать на мини-концертах. Кроме девчонок, свои творческие достижения порой демонстрировали и Новикова, и Гуцулов. Последний вообще был молодцом: он успевал неплохо учиться, за что его неоднократно хвалил Романовский, следить за звуком у «Ранеток» и работать барменом. И что удивительно, даже молодая жена не жаловалась на отсутствие внимания со стороны мужа, а лишь хвасталась, что такого супруга ни у кого нет. Бывшая мадемуазель Зеленова неожиданно быстро влилась в общую компанию, больше всего сблизившись с двумя соратницами по цвету волос, и если поначалу Лера несколько ревновала, то позже нашла в лице Полины отдушину для разговоров о модных новинках (Кулемина в данном аспекте была абсолютно бесперспективна). В общем, все были довольны жизнью. Казалось бы…

Через некоторое время Виктор заметил, что во время рассказов об учёбе и девчонках Лена стала порой замирать на полуслове, а потом встряхивалась и продолжала фразу, как ни в чём не бывало. На выступлениях светилась от счастья, но после выглядела такой уставшей, словно вагоны разгружала. И, что самое неприятное, молчала. Не совсем, конечно, а именно о том, что её тревожило. Это навевало определённые воспоминания о нелегком периоде их совместной жизни. Поэтому мужчина был настороже и нисколько не удивился, когда однажды вечером Кулёмина, корпевшая над тетрадью, с силой ударила по столу и со злостью швырнула ручку в стену.
- Ненавижу сольфеджио! Кто вообще эти ноты придумал!
Степнов, читавший наброски нового романа Петра Никаноровича, облегчённо, но максимально незаметно выдохнул и с деланным безразличием поинтересовался:
- А тебя действительно только это волнует?
Лена скорчила рожицу, покрутилась на стуле и вдруг заявила:
- Вить, а как ты думаешь: у «Ранеток» есть будущее?
Мужчина поперхнулся от неожиданности. Отложил роман.
- Ну-ка, иди сюда. – Девушка оттолкнулась от пола пару раз, и стул послушно провёз её почти через всю комнату. Он чуть наклонился, ухватился за тонкие щиколотки и притянул Кулёмину максимально близко, удобно устроив «захваченное» у себя на коленях. – Рассказывай.
Лена немного помялась.
- Я не знаю… Понимаешь, как-то не так всё стало… Раньше музыка была для меня всем, ну, помимо тебя, конечно!.. Я и думать не могла, что может быть ещё что-то, а сейчас… Нет, мне безумно нравится в училище, нравится выступать, нравится всё это творческое безобразие! Но не оставляет чувство, как будто всё это ненастоящее, временное, несерьёзное… Что должно быть ещё что-то! Да и потом, сложно представить, что через двадцать лет на большой сцене будет отжигать группа «Ранетки»! Тогда мы уж «Курагой» будем! – Степнов слушал, не перебивая, давая девушке возможность выплеснуть всё, что она надумала за это время. Наконец, Кулёмина выдохлась. Несколько секунд тишины, и тихое: - Я предательница, да?
Виктор покачал головой.
- Ленка-Ленка… Ты просто взрослеешь. И ищешь себя. Ты уже решила, чем хотела бы заниматься?
Она снова помолчала, прежде чем ответила:
- Я бы хотела изучать психологию. Не поверхностно, а серьёзно, глубоко… Но девчонок не брошу!
- Заочное? – Девушка просто кивнула. – Я не буду говорить, как это сложно – совмещать две разных учёбы, да ещё прибавить к этому ваши репетиции, выступления… Ты у меня спортсменка, знаешь, как силы свои рассчитывать, чтобы дойти до финиша. Только вот заочное обучение всегда платное, нужно будет кредит брать…
- Нет! – Мужчина так удивлённо взглянул на неё, что Кулёмина смутилась и торопливо пояснила: - Деньги есть: родители несколько лет назад сделали вклад на моё имя – как раз для оплаты обучения. Он так и хранится в банке, ведь в «Снегинку» нас на бюджет взяли. Думаю, там хватит. – Лена заметно повеселела, в зелёных глазах зажёгся знакомый Виктору огонёк, который он так любил. – Завтра же поищу в интернете, куда можно подать документы, если, конечно, ещё не поздно.
- Я поражён, что ты до сих пор этого не сделала. – Кулёмина показала ему язык и взъерошила рукой непослушные кудряшки. – А теперь возвращайся к сольфеджио.
- Нет, нет, нет! – Девушка захныкала, но Степнов уже встал, решительно развернул стул, взялся за его спинку и покатил обратно к столу.
- Там же нет ничего сложного. Я тебе объясню.
- М-м? – Лена затормозила и, преодолев сопротивление, развернулась, красноречиво взглянув на мужчину, который тут же стал смотреть в сторону. Правда, долго он не продержался, заулыбавшись. – Колись!
- Ладно, только ты никому не говори. – Девушка вопросительно и весьма заинтересовано подняла брови. – Я в детстве в музыкальную школу ходил. – Выражение лица напротив дало понять, что его откровение произвело шокирующее действие. Он ухмыльнулся. – Просто мама очень хотела приобщить меня к «прекрасному». Надолго меня не хватило, но кое-что ещё помню.
- Офигеть! А как же «я в музыке ни бум-бум»?!
- Конспирация, Кулёмина, конспирация! – Виктор легонько щёлкнул её по носу. – Если не принять меры, то запрягут потом всякие номера на праздники делать или что-то подобное…
- Что-то от должности художественного руководителя школьной рок-группы вас это не спасло, Виктор Михайлович! – ехидно заметила бывшая ученица.
- Не поверишь: врасплох застали! Поверил, наивный, обещаниям директора: будет группа – будет инвентарь. А получилось…
- Можно подумать, что ты недоволен результатом!
- Да я в восторге от такого результата! – Путешествие к столу продолжилось. Чувствовалось, что Лене грозящая перспектива вернуться к домашнему занятию не нравилась, она ёрзала, пару раз вздохнула, а потом будто осенило:
- А отделение какое?
- Гитара.
- Что-о-о-о?! – Стул опрокинулся от резкого движения, а Степнов начал отступать, принимая не самые слабые удары в грудь от гневно дышащей девушки, не переставая при этом улыбаться.
- Лен, у меня же синяки останутся.
- Угу, - резко приблизилась и обжигающе прошептала на ухо: - А ещё укусы и засосы.
После столь будоражащего обещания Виктору пришлось согласиться, что сольфеджио можно отложить на потом. Желательно, на утро.


Спасибо: 24 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 588
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 68
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.04.12 18:29. Заголовок: Этот разговор оказал..


Этот разговор оказал на Кулёмину благотворное действие: она снова стала искренне и широко улыбаться, заражала всех вокруг своим оптимизмом и энергией и могла за коротким промежуток времени выполнить кучу дел. Так, например, уже на следующий день она нашла университет, куда ещё можно было подать документы на интересующую её специальность, позвонила родителям, чтобы уточнить данные о счёте, и, что было самым важным и трудным, поговорила с девчонками. К её удивлению, «ранетки» отнеслись к её словам спокойно. Наташа в последнее время сильно увлеклась фотографией, и они с Костей уже подумывали о персональной выставке. Аня пожала плечами и сказала, что если группа распадётся, она займётся сольным творчеством или, на худой конец, сможет писать тексты для других. Нюта сначала расстроилась, ведь девчонки стали для неё первой настоящей семьёй, но потом, подумав, рассудила, что подругами они быть не перестанут, а значит, ничего непоправимого не случится. К тому же Степа неожиданно проникся армейской жизнью и твёрдо решил стать офицером, что могло обернуться для будущей мадам Белута (между прочим, согласие приёмных родителей было уже официально получено) кочевками по гарнизонам. Тут уж не до группы. А Женя вообще напрямую заявила, что ей гораздо больше нравится заниматься организацией процесса и что она с удовольствием станет в последующем продюсером кого-нибудь – быстрый взгляд в сторону Ани – из бывших соратниц. Новикова отреагировала на новость по обыкновению бурно, но в итоге сказала, что Ленка молодец, а сама она так не сможет. После учебы в Англии девушка поняла, что никакие ужасы шоу-бизнеса не остановят её на пути к сцене и любви поклонников, тем более что у неё теперь такой надёжный тыл в лице Валентинова. Вот уж кто не только не даст «зазвездиться», но и поддержит в трудную минуту.
К концу недели Елена Кулёмина уже была зачислена на заочное отделение факультета психологии, что было отмечено с грандиозным размахом. Во-первых, был совершён беспрецедентный набег на книжный магазин, такой, что даже богатырь-физрук еле донёс «улов» до квартиры. Во-вторых, полдня Степнову пришлось провести за заполнением различных тестов, которые следом за ним старательно проверяла Лена, итогом чего стало заключение, что он практически идеальный мужчина. В чём же заключался изъян, выяснить не удалось, так как будущий профессор решила от теории перейти к практическим испытаниям, вследствие чего они едва не опоздали в кафе, что, по сути, и относилось к «в-третьих» - планировалось небольшое застолье.
По случаю выходного дня посетителей было достаточно много, «Ранетки» отыграли концерт, сорвав заслуженные аплодисменты, и разбежались по своим делам, осталась лишь Лена. По неизменной традиции «кто последний, тот и убирает» именно ей досталась честь расставлять гитары и прятать синтезатор в чехол. Правда, у девушки был помощник, с которым они и направлялись к столику, где их уже ждали Лера и Алексей, когда раздалось громкое:
- Витька! Степнов!!!
Виктор замер, резко повернул голову и расплылся в широкой улыбке, открывая объятия высокому худощавому блондину с ярко-серыми смеющимися глазами.
- Вадим! Сколько лет!
- Да чуть поменьше десяти! Степнов, а ты заматерел! Настоящий мужик!
- А ты так и остался килькой в скафандре!
Кулёмина неловко топталась рядом, не желая прерывать обмен любезностями между явно хорошо знающими друг друга мужчинами. На счастье, долго в одиночестве ей быть не пришлось: любопытная Новикова в секунду оказалась около неё.
- А это кто? – пожалуй, излишне громким шёпотом вопросила она, прекрасно понимая, что Лена ей ничего не ответит. Но манёвр удался: друзья отвлеклись от воспоминаний и заметили стоящих рядом девушек.
- Какие прекрасные создания! – Вадим галантно поцеловал руку обеим блондинкам. – Степнов, неужели это с тобой? Я ведь могу скончаться в жестоких муках зависти.
- Лена, Лера, это мой друг Вадим Соколов, мы учились вместе в институте. Это Лера, моя бывшая ученица. Это её жених, Алексей, – представил подошедшего к компании Валентинова. - И Лена… Моя девушка.
- Заявление про зависть остаётся в силе, - Вадим подмигнул. – Может, вы присоединитесь к нам? – он кивнул на столик в углу зала. – Или это помешает вашим планам?
- Ничуть, - кокетливо улыбнулась Новикова, а Виктор пригляделся и ахнул:
- Это же…
- Да-да, мой друг! Пошли, ребята будут рады тебя видеть.
Спустя несколько секунд шумные возгласы на тему «как давно мы не виделись» и «как здорово, что мы встретились» возобновились. За столом оказались и другие сокурсники Степнова: Вячеслав и Сергей, а также две молодые женщины, одна из которых была женой Сергея, а другая – невестой Вадима. Все быстро перезнакомились, компания подобралась дружелюбная, так что никто не чувствовал себя лишним.
Конечно, разговор преимущественно вертелся вокруг воспоминаний о студенческой поре, так что Лера порой сожалеюще вздыхала, что такой компромат не попал ей в руки раньше. Не то быть бы ей круглой отличницей по физической культуре и основам безопасности жизнедеятельности. Это замечание было встречено дружным смехом, а потом Вадим оглянулся на сцену, на которой ещё стояли инструменты «ранеток», и подмигнул.
- Ребят, а вы помните, как мы когда-то выступали?
- Выступали?! – Сказать, что Новикова была в шоке, значит не сказать ничего, Алексей даже подвинулся чуть ближе, чтобы предвосхитить её дальнейшие действия, какими бы они ни были. Уже подготовленная в плане музыкальных талантов Виктора Лена, тем не менее, разделяла удивление подруги.
- Вы не знали? – в свою очередь изумился Соколов. – Вы не слышали о знаменитой студенческой группе «Dirty socks»?
- Как?! – воскликнула потрясённая в очередной раз Лера. – О Боже!
- Да, хорошие были времена! Сколько девушек за нами увивалось… - Устремлённый на разговорчивого товарища взгляд голубых глаз был крайне красноречив, так что Вадим поспешил исправиться: - Но у них не было никаких шансов. Никаких! Особенно со Степновым. Он вообще зануда! Почти монах!
- Мы верим, верим, - закивали блондинки. Соколов облегчённо выдохнул, но тут же прозвучало ехидное: - Почти. – Вадим скорчил мученическую гримасу.
- А может, вы что-нибудь сыграете? – невинно покосившись на побледневшего Виктора, ангельским голоском предложила Новикова. Остальные девушки её поддержали, а жена Сергея, которая училась вместе с мужчинами и помнила выступления их группы, сказала, что отказаться будет наивысшим свинством с их стороны. Друзья недолго колебались, в основном все трудности были связаны с тем, чтобы сломить сопротивление Степнова, который стоял насмерть, приговаривая, что и нот он не помнит, и слова забыл, и не знает уже, как гитару в руках держать…
- Виктор Михайлович, у вас же этот… дух победителя! Вы же спортсмен! Это же легче, чем эстафета на лыжах! – Казалось, что среди светлых волос Кулёминой стали проглядывать рожки, когда она, покачиваясь на стуле, хрипловатым голосом озвучивала те фразы, которые сама услышала в начале своей музыкальной карьеры. Ответом стали предостерегающий прищур и резкие твёрдые шаги к сцене. Вадим показал девушке большой палец и поспешил за другом. Рядом со столиком материализовался заинтересованный Гуцул, сбежавший из-за стойки под предлогом смены коктейлей у клиентов.
- А чего это они? – парень кивнул на сцену, где четверо мужчин деловито разбирали инструменты.
- Играть будут, - спокойно поедая вишенку, ответила Лера.
- И Степнов?!
- И Степнов.
- Я, пожалуй, присяду. – Ошарашенный Игорь плюхнулся на стул рядом с Кулёминой, которая не отрывала глаз от как будто враз ставшего незнакомцем Виктора. Он словно стал ещё выше и стройнее, Анина гитара смотрелась в его руках неестественно маленькой, но сам мужчина не замечал этого, выглядел спокойным и сосредоточенным одновременно.
Бас-гитара досталась разговорчивому Вадиму, Сергей взял соло, а молчавший всё время Вячеслав сел за барабаны. Небольшая проверка инструментов, и они заиграли. Мелодия была нежной, а вкрадчивый голос оказавшегося ещё и солистом Соколова пробирал насквозь.

«Не сердись, улыбнись.
Я не совершенен, к сожалению.
Чай готов. Ты садись.
Отвлекись на мгновение.

Дождь вымоет бульвары,
Солнце будет позже.
Возьми, что хочешь, даром.
Отдай, что хочешь, тоже»

Припев подхватили Виктор и Сергей:

«Счастье быть может очень близко,
Счастье теперь летает низко.
Лови – не жалуйся!
Время опять идёт по кругу,
Мы всё равно нужны друг другу.
Улыбнись, пожалуйста!»

- А представляешь, если бы здесь была Уткина? Да она бы прямо на полу лужицей растеклась! Впрочем, - усмехнулась Лера, заметив, как подруга, раскачиваясь в такт музыке, смотрит на сцену и не реагирует на внешние раздражители в её лице, - одна потенциальная лужица у нас уже есть.
- Новикова, я тебя потом прибью. За сравнение с Уткиной. – Абсолютно невозмутимо проговорила Кулёмина, даже не повернув головы. Кудрявая блондинка независимо хмыкнула и утащила Алексея танцевать, благо мелодия очень к этому располагала.

«Не сердись, улыбнись.
Я усну - пожалуйста, приснись.
В облака поднимись.
Буду звать тебя – скорей вернись.

Дождь вымоет бульвары,
Солнце будет позже.
Возьми, что хочешь, даром.
Отдай, что хочешь, тоже»

Виктор снял гитару, соскочил со сцены, мигом оказался возле Лены, взял её за руку и потянул за собой. Она немного посопротивлялась, но пришлось уступить грубой мужской силе, и вскоре они уже пели припев в один микрофон, пока остальные, включая Вадима, лишь играли.

«Счастье быть может очень близко,
Счастье теперь летает низко.
Лови – не жалуйся!
Время опять идёт по кругу,
Мы всё равно нужны друг другу.
Улыбнись, пожалуйста!»

Звуки стали затихать, и на последних аккордах Степнов уже шептал:

«Время опять идёт по кругу,
Мы всё равно нужны друг другу.
Улыбнись, пожалуйста!»*

Хотя, просить ему не нужно было: лицо Кулёминой и так просто светилось.
Дальнейший вечер прошёл куда более оживлённо. Лера без устали расхваливала их выступление и сетовала, что родилась на десять лет позже, а не то… Тут она спохватывалась и заявляла, что лучше «её Лехи» всё равно никого нет, с чем Валентинов молча, но с неизменным достоинством соглашался. Игорь присоединялся к дифирамбам и выспрашивал подробности. А Лена лишь довольно улыбалась и порой незаметно терлась щекой о плечо непривычно возбуждённого и разговорчивого Виктора, всем своим видом напоминая любимого хозяевами котёнка. В конце встречи, когда время перевалило уже за полночь и охранник пару раз многозначительно взглянул на часы, все вспомнили, что завтра начало новой рабочей недели, и стали прощаться. Обменялись телефонами, просьбами «не забывать» и постепенно разошлись. А в сто пятнадцатой квартире ещё долго при возникновении каких-то мелких разногласий напевалась магическая фраза «Не сердись, улыбнись», после которой начинающийся конфликт гас в зародыше, а старушки-соседки привычно увеличивали громкость телевизора.

Скрытый текст



Спасибо: 25 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 591
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 68
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.04.12 13:55. Заголовок: Кулёмина быстро осво..


Кулёмина быстро освоилась, с удовольствием изучая основы психологии и нередко используя в качестве подопытного Виктора, так что он порой смеялся, что и ему можно будет потом получать ещё один диплом. Лена же в ответ заявляла, что всё равно в семье самой умной будет она, потому что некоторые до сих пор Толстых путают! Естественно, такого самовлюблённое эго настоящего мужчины стерпеть не могло, поэтому через определённое время уставшая и умиротворённая слабая женщина засыпала под боком у своего повелителя. А потом находился ещё один «очень интересный тест»…

- И почему мы должны тут сидеть? – Кулёмина недовольно поморщилась и закинула ногу на ногу, расположив стопу правой на колене левой.
- Потому что у нас скоро репетиция, - терпеливо ответила Новикова, подпиливая ноготок с видом занятого делом государственной важности человека.
- А почему мы должны сидеть именно здесь и наблюдать за этим фарсом?
- Да потому что вы только смотреть и можете! – Раздалось над их головами презрительное фырканье. – В показе принимают участие только самые лучшие. И уж вам-то точно не будут рады!
Девушки опешили от такого хамства, и, воспользовавшись их замешательством, мимо царственно прошествовала Жанна, с которой им довелось познакомиться первого сентября.
- Вот мымра! – Лера подскочила, но подруга удержала. – Ленка, ты же слышала, как она нас опустила?!
-Да ну её! Не видишь разве: она специально нас задеть хочет! Пошли лучше отсюда.
- Вот уж нет! Теперь я с места не сдвинусь! Хочу посмотреть на этих «самых лучших»! – Новикова плюхнулась обратно в кресло, сжав пилочку так воинственно, словно это было копьё или кинжал. Про ежегодный благотворительный «показ мод» блондинки были уже наслышаны, но по традиции новички в нём участие не принимали. Однако и старшие курсы обычно этим не кичились. В конце концов, это было всего лишь развлекательное шоу, где симпатичные девушки не покоряли свои талантами строгое жюри, а просто-напросто несколько минут красиво двигались по подиуму, демонстрируя тот или иной наряд. Порой некоторые не самые известные дизайнеры предлагали свои услуги, так как это мероприятие не обходилось без присутствия прессы, но на модное событие года подобный показ точно не претендовал. Тем сильнее задевала высокомерная выходка Жанны, по крайней мере, это касалось Леры. Кулёмина же неожиданно успокоилась, рассеянно поглядывая на сцену, где манерно покачивали бёдрами несколько ярко макияженных девиц, обряженных с разной степенью пошлости, но и её внутреннее равновесие резко покачнулось, когда неприятно знакомый голос с самодовольной интонацией произнёс:
- О, ранеточка, уже соскучилась по мне?
Неистовая надежда, что она обозналась, рассыпалась в прах, когда, подняв глаза, Лена увидела наглую физиономию несостоявшегося звукорежиссёра их группы. Девушка даже ничего не сказала, лишь красноречиво скривилась, однако столь холодный приём не оказал должного действия. Парень продолжал ухмыляться, оценивающе разглядывая разом напрягшуюся фигуру девушки. Тонко чувствующая окружающие материи, Новикова и сейчас поняла, что приближается гроза, поэтому ринулась в бой.
- Привет! А что ты тут делаешь.. э-м-м… Вова?
- Вася, - оскорблённо (его – единственного и неповторимого! – кто-то посмел не запомнить с первого раза) поправил молодой человек.
- А-а-а, точно! – бойко прощебетала Лера, и не подумав извиниться. Конечно, имя его она помнила, но так хотелось сделать подруге приятное! – Так какими судьбами?
- Участвую в показе. - Он снова стал напоминать павлина. Или индюка.
- Ты?! - Удивление было настолько искренним, что Василий даже смутился.
- Ну да, - уже гораздо менее напыщенно, - отвечаю за звук. У меня сестра там. – Он кивнул на сцену, где как раз репетировала повороты Жанна. Блондинки переглянулись, у каждой во взгляде можно было прочитать: «Ну и семейка!»
- А вы тоже будете на дефиле?
- Пренепременно. – От тона Кулёминой поёжились даже колонны. Новикова снова проявила чудеса предусмотрительности.
- Вова, тебя, кажется, сестра зовёт!
- Вася я, - буркнул парень, но всё же направился к сцене, где его весьма бурно встретила Жанна, от взгляда которой не укрылось его неподобающее внимание к «мелким».
- Конечно, леди не пристало так говорить, но я и не леди… Пипец! Нет, Ленок, ты видела? Ты слышала?!
- Да. – Айсберг рядом с насупленной Кулёминой выглядел бы жалкой сосулькой.
- Пойдём отсюда? – робко (!) предложила Лера.
- Сидеть! – Новикова вздрогнула и инстинктивно выпрямилась. – Мне подумать надо…
Оставшуюся часть репетиции предстоящего показа Лена напряжённо размышляла, изредка отвлекаясь, чтобы высказать своё отношение к недвусмысленным заигрываниям со стороны Василия (подмигивания, помахивания, а то и воздушные поцелуи), и Лере каждый раз приходилось её убеждать, что та или иная конечность ему ещё понадобится, да и челюсть будет не лишней, хотя бы нижняя.

- Мы участвуем.
Почему-то эти слова совсем не удивили дочь милиционера. Чего-то подобного она и ждала, глядя, как отрывисто и зло бьёт по струнам бас-гитары непривычно за последнее время серьёзная подруга. И половина пути из училища домой, проведённая в молчании, лишь убедила её в своих подозрениях. Поэтому ответила Лера спокойно:
- Как?
- Идея есть, но нам одним не справиться.
Девушки остановились и одновременно посмотрели на огромный рекламный щит, где субтильная блондинка призывала отведать новый сорт сыра.

В субботний вечер, на который был назначен показ, училище сверкало и шумело. Многие говорили, что в этом году рекордное число гостей и представителей прессы, то и дело попадались фотографы или репортёры, успевающие брать на ходу интервью у хоть сколько-нибудь известных личностей. Неожиданно таковыми оказались и «Ранетки», которых опознал один корреспондент, присутствовавший на несостоявшемся концерте Евы в «Лужниках» и не преминувший поинтересоваться, как обстоят дела у «начинающих звёзд». Постепенно место действия перенеслось из фойе в актовый зал, где центральное место занимал импровизированный подиум, а по краям его окружали ряды кресел и стульев.
По прошествии небольшого времени стало ясно, что этот показ ничем особенным от своих собратьев отличаться не будет. Вспышки фотоаппаратов мелькали всё реже, несмотря на все усилия старательно улыбающихся, похожих одна на другую новоявленных моделей. Вышедшая практически в конце выступления в ярко-красном купальнике Жанна удостоилась несколько более оживлённой реакции, но даже под толстым слоем косметики было заметно её разочарование. Администрация училища была явно недовольна, некоторые из приглашённых гостей уже встали, чтобы направиться к выходу, как томная псевдо-роковая музыка сменилась бьющим по нервам танцевальным ритмом. Подиум заискрился в лучах прожектора, и на него прекрасной бабочкой вспорхнула стройная фигурка.
Высокая светловолосая девушка в белоснежном костюме для игры в теннис летящей походкой преодолела несколько метров и замерла на краю, непринуждённо поигрывая ракеткой и кокетливо поглядывая из-под белого козырька. Не успели зрители опомниться, как появилась ещё одна блондинка – тоже в белом, только не в юбке, а в шортах, и не с ракеткой, а с баскетбольным мячом в руках. Её проход по подиуму сопровождался не просто красивым перебрасыванием спортивного инвентаря с одной руки на другую, а самыми настоящими профессиональными финтами. В зале нарастало оживление, защелкали затворы фотоаппаратов…
Резкий свист застал всех врасплох. Зрители замерли, а девушки на подиуме лишь игриво переглянулись и обернулись. Высокая мужская фигура чётко обрисовалась на фоне задника. Пара шагов – в круг прожектора вступил широкоплечий брюнет с пронзительно-холодным взглядом голубых глаз. В иссиня-чёрном спортивном костюме и с болтающимся на шее свистком. После мгновенного шока фотокамеры заработали в ускоренном режиме, а на подиуме действие продолжало набирать обороты. Обе блондинки с грацией диких хищниц начали своеобразный танец вокруг мужчины, который смотрел на них с нескрываемым превосходством. Неуловимые движения – и они стянули с него куртку, явив миру крепкий торс, обтянутый белой футболкой. Гул в зале превысил допустимые нормы, кое-кто даже засвистел. Ещё несколько секунд, и в точном совпадении с окончанием мелодии девушки замерли, прижавшись к спортивному телу, а мужчина снисходительно приобнял их за талии.
Шквал аплодисментов потряс небольшое помещение. Фотографы и корреспонденты наперебой рвались к подиуму, но главные виновники переполоха с неуловимостью настоящих голливудских звёзд уже скрылись из виду.

- Нет, ну это… Это… Это просто нечто! – Никогда не лезший за словом в карман Гуцул был переполнен эмоциями и оттого не мог более пристойно выразить свои впечатления.
- Согласен с тёзкой. Это действительно было феерически, - Игорь Рассказов вытер запотевшие очки и улыбнулся. – Я только одного не могу понять: как вам Степнова удалось уговорить?
- О, у нас есть суперсекретное оружие! – Опьянённые успехом блондинки засмеялись. – Товарищ физрук не смог устоять перед просящим взглядом беременной женщины.
Сидящий рядом Виктор покраснел. Сейчас он ничем не напоминал холодного красавца со сцены, разве что так и оставшимся на нём спортивным костюмом. Мужчина искренне не понимал, как ему удалось так перевоплотиться, и мысленно клялся себе, что больше никогда и ни за что не поддастся ни на какие уговоры даже трижды беременных. И теснее прижимал к себе возбуждённо жестикулирующую Кулёмину, пытающуюся в лицах передать реакцию «самых лучших». Вездесущая Лера и тут не осталась в стороне. Она смерила пару пронизывающим взглядом и ляпнула:
- А я, между прочим, слышала, как кое-кто просил кое-кого не переодеваться…
- Новикова! – одновременно шикнули на неё Лена и Степнов. Блондинка ехидно заметила:
- Извините, что помешала вашим ролевым играм.
- Убью! – Кулёмина перегнулась через стол, но добраться до волос хихикающей Леры ей помешали. – Позже. Но очень жестоко! Это будет даже хуже, чем неделя на каблуках под присмотром Зеленовой!
- Да, Полинка знает толк в истязаниях! – Новикова покачала головой. – Но если бы не она, ничего бы у нас не вышло.
Некоторое время было посвящено воспоминаниям о подготовке к показу, затем разговор перешёл на другие тему, коих у собравшихся в кафе было предостаточно, так что разошлись все уже достаточно поздно. Чтобы не морозить свою прекрасную спортсменку, Виктор решил отказаться от пешей прогулки и заказал такси, которое быстро домчало их до дома. Всю дорогу они лишь обменивались многообещающими взглядами, а едва вошли в подъезд, Лена бросилась бежать вверх по лестнице. Он настиг её уже у дверей квартиры, судорожно поворачивающую ключ в замке. Разгорячённую быстрым бегом, тяжело дышащую…
Шум от закрытой с помощью умелого пинка двери совпал с ударом спины о стену прихожей. Тонкие руки обхватили мощную шею, легкий прыжок – и вот уже длинные стройные ноги скрестились у него за спиной, а короткие шорты совсем не мешают…
- Здравствуй, сынок!



Спасибо: 25 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 597
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 69
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.05.12 13:04. Заголовок: - Ну вот где справед..


- Ну вот где справедливость?! – Лена с негодованием отодвинула от себя кружку с ромашковым чаем, будто именно она была воплощением вселенского зла. – Мои родители приезжают – я ухожу, его родители приезжают – снова я ухожу…
- Ещё скажи, что мечтала бы остаться с ними наедине в первый же день знакомства! – Лера закатила глаза к потолку, словно на нём крупными флюоресцирующими буквами был написан ответ. – И потом, я совершенно уверена, что тебя сейчас волнует не местонахождение неуловимой справедливости, а что думают о тебе родители Степнова.
- Как раз это для меня не загадка, - нервно усмехнулась Кулёмина. – Что можно подумать о полуголой перекрашенной девице, повисшей на взрослом мужике ещё в прихожей? Ты бы видела, как на меня посмотрела его мать!
- Ну, ты же не такая! – со свойственной горячностью встала Новикова на пути к полному самоуничижению подруги. – Вот Витенька ей всё расскажет и…
- Ага, и она придёт в восторг, что её сын связался с несовершеннолетней певичкой, да ещё и его бывшей ученицей! Бли-и-и-ин! – Лена уткнулась лицом в скатерть. – Я вообще не знаю, что мне теперь делать! Как вообще себя вести? Я даже и не думала никогда, что такое случится!
- То есть? – удивилась Лера. Кулёмина приподняла голову и взглянула на неё исподлобья.
- Ну, я знала, что у него есть родители… Где-то там, далеко… И когда-нибудь, возможно, мы с ними встретимся… Но чтобы так!.. - Светлые волосы вновь разметались по столешнице.
- Да ладно тебе! – Новикова не теряла оптимизма. – В конце концов, твой Степнов не похож на маменькиного сыночка. Сомневаюсь, что он бросит тебя, если родители скажут «фи»!
- Да я тоже так не думаю, - Лена жалобно смотрела на подругу, отчего та уже готова была бегать по потолку – так непривычно было видеть всегда невозмутимую блондинку в столь расстроенных чувствах, – но не хочется стать причиной распри между родными людьми.
- Так, родная! – Лера решила прервать этот сеанс психотерапии. – Хватит себя накручивать! Завтра вы встретитесь, и ты увидишь, что не всё так страшно. А теперь марш спать! Иначе сама будешь Лехе объяснять, почему у меня мешки под глазами и почему я такая злая.
- Это твое обычное состояние, - не смогла не съехидничать Кулёмина.
- Вижу, тебе полегчало? – приторно улыбнулась Новикова. – Значит, тебе и посуду мыть!
- Эй, я вообще-то гость!
- Да что ты? А кто говорил, что моя квартира уже практически как дом родной? Так что – перчатки в верхнем ящике, губка в мойке. Удачи, солнышко, а я в душ!

Виктор уныло покосился на кружку с ромашковым чаем, но под укоризненным взглядом матери не смог бы сделать и глотка, так что приятно пахнущая жидкость продолжала мирно остывать, не принося мужчине обещанного успокоения. Ольга Николаевна смотрела на явно нервничающего сына и молчала, подбирая слова. Муж благополучно скрылся в комнате, заявив, что ему срочно нужно поработать на компьютере, возложив всю тяжесть разговора на её хрупкие плечи. Впрочем, не привыкать. Вряд ли кто-то догадался бы, что в их колоритной паре из красавца-военного, в отставке занявшегося строительным бизнесом и весьма преуспевшего в нём, и худенькой невысокой учительницы английского языка, давно оставившей преподавание в школе и сейчас лишь порой дающей частные уроки, многие судьбоносные решения принадлежали вовсе не мужчине. Например, согласиться на строительство одного из спортивных объектов в Сочи, ради чего пришлось оставить Москву. Или неожиданно навестить сына. Конечно, они звонили ему из аэропорта, но телефон был выключен, так что пришлось воспользоваться собственным ключом. И тут новое решение: дожидаться сына в его квартире, в которой он жил вместе с женщиной. Это Ольга Николаевна поняла сразу, едва переступила порог знакомого жилища, и во что бы то ни стало вознамерилась познакомиться с данной особой. Вышло не очень.
Молчание явно затягивалось. Ещё раз взглянула на сына, нервно барабанящего по краю кружки кончиками пальцев, и решительно начала:
- Витя…
- Мама! – смутился, что повысил на неё голос. – Извини. – Повертел пресловутую кружку и отставил её в сторону. – Я знаю, что ты хочешь мне сказать. Мы разные, очень разные. И когда-нибудь, возможно, это станет причиной того, что Лена уйдёт. Выберет другую жизнь – красивую и свободную, в которой мне уже не будет места. И мне будет больно. Невыносимо больно. Но я знаю, что смогу её отпустить, потому что главное для меня – чтобы она была счастлива. Так, как счастлив я, когда она рядом. И я не буду никогда ни о чём жалеть. – Ольга положила свою маленькую ладонь поверх руки сына и ободряюще сжала её.
- Надеюсь, эта девушка действительно достойна твоих чувств. Не могу тебе ничего обещать, но я постараюсь. – Виктор усмехнулся одним уголком губ и кивнул.

Выспаться не удалось. Девушки уже улеглись, но Лера чувствовала, что подруга до сих пор нервничает, и решила разрядить обстановку, начав вспоминать все двусмысленные моменты с участием физрука и его ученицы, которыми были так богаты последние учебные годы. Лена быстро включилась, и вскоре они уже вместе хихикали, описывая друг другу ту или иную ситуацию. Особенно Новикову интересовала история появления Степнова на дне рождения Кулёминой в десятом классе. Узнав подробности, она долго не могла остановиться и требовала от подруги показать, как передвигался мужчина до спасительного растирания, а после высказала предположение, что всё это было лишь уловкой, чтобы задержаться в квартире и получить приглашение остаться. Лена возмутилась: да Виктор Михайлович само олицетворение честности и подобные разговоры – гнусные инсинуации! И шёпотом добавила, что и сама подобное подозревала, но тогда отнесла это не на свой счёт, а на счёт копченой колбасы и шикарного торта. Взрыв смеха был прерван гневным стуком по батарее откуда-то снизу. Блондинки притихли, но ненадолго.
Угомонились и заснули только под утро, поэтому сигнал телефона, раздавшийся около восьми часов, был встречен гневным бурчанием со стороны Новиковой и сонным мычанием со стороны её гостьи. Лениво пошарив по полу возле дивана, Кулёмина нашла враждебный аппарат и, с трудом приоткрыв один глаз, посмотрела на дисплей. В следующую секунду девушка резко приняла сидячее положение и принялась раскачиваться взад-вперёд.
- Ты чего? – после такого и Лере пришлось покинуть объятия Морфея.
- Степнов смс прислал.
- И что пишет?
- Не знаю. – Встретив недоумённый взгляд, Лена выдохнула: - Я боюсь.
- Ох, и дура ты, Кулёмина! – Новикова даже рассердилась. – Читай немедленно! – Лена открыла сообщение.
«Доброе утро)) Заберу тебя через 20 минут».
- Сколько?! Я же не умывалась ещё!
В последующие четверть часа обычная московская квартира стала эпицентром локального урагана, вызванного двумя снующими по ней девушками. Кулёмина пыталась быстро собраться, а Лера усиленно ей в этом помогала, но на деле почему-то выходило обратное: Лене приходилось отмахиваться от бесчисленных предложений подкрасить ресницы, надеть яркую кофточку или примерить крупные бусы. Естественно, когда раздался звонок домофона и она взглянула на себя в зеркало, отражение ей не понравилось. Времени уложить волосы не было, поэтому пришлось стянуть их в невразумительный «хвост». Практически бессонная ночь отложила свой отпечаток синюшными тенями под глазами. Искусанные на нервной почве губы вызывающе краснели. Футболка была мятая, а джинсы показались излишне мальчишечьими. Вдруг на девушку снизошла мрачная решительность: а пусть видят, какая она есть на самом деле! Наскоро попрощавшись с Новиковой, она вышла в подъезд.
Виктор ждал на улице, приветственно поцеловал в щёку и замер, вглядываясь в её лицо. Неприятный холодок пробежал по позвоночнику; стремясь от него избавиться, Кулёмина задиристо буркнула:
- Что так смотришь?
- Соскучился. – Губы сами растянулись в улыбке от этого простого, но такого тёплого слова. Лена прижалась всем телом и прошептала:
- Я тоже. Очень-очень.

Она нервничала. Тысячу раз убеждала себя, что всё хорошо, что волноваться нет абсолютно никаких причин, что, в конце концов, это просто глупо, но всё равно нервничала. Поэтому и молчала, лишь порой односложно отвечая на обращённый к ней вопрос. Степнова-старшего, по-видимому, это совершенно не смущало, а вот Ольга Николаевна явно следила за ней, и Лена никак не могла понять, какие же чувства преобладают в её взгляде. Как же ей хотелось сбежать куда-нибудь из этой как-то враз ставшей чужой квартиры, как будто появилась законная хозяйка, и ей, невесть как оказавшейся здесь, приходится держать ответ за своё наглое вторжение!
Виктор оживлённо разговаривал с отцом, кажется, они обсуждали планы на зимние каникулы. Кулёмина чувствовала, как его ладонь то и дело сжимает её пальцы под столом, от этого становилось легче, но не намного. В какой-то момент, заметив, что у Михаила Викторовича закончился чай, Лена вскочила за чайником и нечаянно смахнула со стола кружку. Осколки брызнули во все стороны, и чуть не брызнули слёзы из глаз расстроенной девушки. Какая же она неуклюжая! А ещё над Уткиной посмеивалась. Вот уж кто точно понравился бы матери Степнова!
- Мама, папа, может, вы пока телевизор посмотрите? А мы с Леной со стола уберём…
Михаил равнодушно пожал плечами, подал руку жене, и вместе они вышли из кухни. Виктор тут же притянул девушку к себе.
- Ленок, ну ты чего? – Всё крепче прижимал трясущуюся мелкой дрожью Кулёмину. – Ты меня уже пугаешь!
- Я не могу, Вить… Просто не могу!.. Я им не нравлюсь…
- Вообще-то, в первую очередь ты должна нравиться мне. – Он обхватил пальцами её подбородок и заставил посмотреть ему в глаза. – А с этим у тебя точно никаких проблем нет! – Лёгкий щелчок по носу – и вот уже любимая, немного смущённая улыбка напротив. – А теперь пора за уборку!
Усадив Лену на подоконник, Степнов оперативно собрал веником последствия кулёминского рвения к домашнему хозяйству и взялся за посуду.
- Я сама помою! – девушка соскочила на пол и принялась отбирать у него тарелку. Недолго думая, та выскользнула из их рук и разбилась. Оба замерли, глядя на усеянный новыми осколками пол.
- Э-э, а так даже экономичнее… Воду тратить не надо, - Лена с невинным видом, прикусив нижнюю губу, взглянула на Виктора.
- Нет уж, давай всё-таки по старинке, - засмеялся тот. Вскоре они уже мыли посуду, причем выбрали самый привлекательный способ: мужчина стоял сзади, так что девушка оказывалась в его объятиях и у него была возможность шептать ей на ухо всякие глупости, а четыре руки в одинаковых перчатках споро терли одной губкой тарелки и чашки.
- Оригинально, - довольно протянул Михаил, поворачиваясь к жене, которая, как и он, украдкой наблюдала за этой картиной. – Может, и нам так же попробовать?
- У нас посудомоечная машина, но если тебе так хочется…
- Кажется, наш сын счастлив.
- Кажется. В любом случае, это его выбор, и нам остаётся лишь принять его.
- И её, - подмигнул Степнов-старший.
- Посмотрим, Миш, посмотрим… Знаешь, я так устала. Давай вернёмся домой?

Конец третьей части



Спасибо: 22 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 606
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 69
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.06.12 15:05. Заголовок: Часть четвёртая - Ле..


Часть четвёртая

- Лен, ты не видела мою синюю футболку? – Не услышав в ответ ни звука, Виктор прекратил бессмысленные поиски одежды в шкафу и отправился на целенаправленные поиски Кулёминой в квартире. Девушка обнаружилась на кухонном подоконнике в компании плеера, учебника по психологии подростков, огромного пакета с чипсами и двухлитровой бутылки пепси.
- Это ещё что такое?! – удивился такому злостному нарушению здорового питания. Лена стянула наушники и с вызовом посмотрела на мужчину.
- А я теперь женщина брошенная, могу питаться, как хочу, толстеть, все равно никому не нужна!
- Ле-е-енка, - отобрал чипсы, присел рядом и притянул к себе. – Хватит дуться!
- Я не дуюсь. Я привыкаю к одинокой жизни. – Демонстративно вывернулась из его объятий.
- Кулёмина! – Степнов схватил её крепче и силой усадил себе на колени. – Это что за саботаж?! Это же просто соревнования, всего-то на три дня. Мы же с тобой в школе тоже на такие ездили!
- Вот именно, что «мы с тобой»! – обиженно засопела блондинка, безуспешно пытаясь выбраться из крепких мужских рук.
- Ленка, Ленка… А как нам тогда быть с твоими гастролями, которые, как ты говорила, у вас скоро намечаются?
- Это другое!
- Ну конечно, это же мне тогда придётся слоняться одному по квартире, хвататься за телефон при каждом звонке и мучиться бессонницей в холодной постели! Так?
- Ну, в какой-то степени… - Признаваться в своём поражении не хотелось, поэтому девушка лишь потёрлась носом о плечо Виктора.
- Я скоро вернусь, очень-очень скоро… - Шёпот становился всё тише, пристальный взгляд на излишне сурово поджатые губы выдавал намерения. Уже наклонился, как наступившую тишину прорезало:
- В корзине.
- Чего? – отстранился и недоумённо нахмурился.
- Футболка твоя в корзине. С грязным бельём. – Зелёные глаза смотрели якобы невинно, но в глубине явственно виднелось скрытое ехидство.
- Спасибо за информацию, - чмокнул в нос и поднялся. – Проводишь?
- Неа, - покачала головой, - мне ещё любовников обзванивать.
- Ох, Кулёмина! – погрозил пальцем и ушёл собирать сумку. Ленка появилась парой секунд позже, некоторое время деловито сновала по комнате, а потом начала переодеваться. Правда, одеться-то она как раз и не успела, а тренер команды триста сорок третьей школы немного опоздал, но зато выглядел очень довольным.

Степнов в третий раз пересчитал команду по головам, проверил наличие у каждого письменного разрешения от родителей и задумался над глобальной проблемой: позвонить сейчас или когда сядут в автобус? Но решение пришло само, вернее, прибежало: на территорию школы влетела растрепанная блондинка с большим пакетом в руках.
- Вите-е-енька-а-а-а!!! – Вопль, прозвучавший в лучших традициях Уткиной С.М., заставил всех присутствующих обратить внимание на вновь прибывшую. Однако её внимание было полностью сосредоточено лишь на одном объекте.
- Витенька! Ты почему опять расстёгнутый? Холодно ведь уже, простудишься! – Взвизгнула «молния». – Обязательно надевай тёплый свитер, когда выходишь на улицу. И вот, я тебе шарфик принесла – надо горлышко беречь! – Последовало торжественное наматывание чего-то клетчатого на крепкую шею. – И вот, - зашуршала пакетом, - супчику тебе в термосе принесла, пирожков горячих, котлеток на дорожку. Кушай вовремя, да горяченького не меньше раза в день! – За спиной послышались первые смешки, грозящие перейти в полноценный хохот.
- Мстишь? – Озорной блеск глаз подтвердил его догадку, как и мимолетная усмешка. Он и сам не мог сдержать улыбки: Ленка в образе заботливой наседки выглядела очень непривычно и забавно.
- И телефон рядом с головой не клади – там излучения всякие… - Он принял единственно верное решение, как остановить это словоизвержение, подрывающее его мужской авторитет в глазах учеников. Кулёмина охнула, задохнувшись на полуслове, когда требовательные горячие губы накрыли её рот. Одобрительный гул и свист со стороны спортсменов ещё больше подтвердили правильность его поступка.
- Я пойду? – прервав, наконец, поцелуй, Виктор с усмешкой взглянул в затуманенные глаза напротив. Лена смогла лишь кивнуть и прошептать: «Счастливого пути!» Весело загрузившись в автобус, команда отправилась в путь, навстречу победам. Они ехали уже минут десять, когда у Степнова тренькнул телефон: «За тебя сыграл факт неожиданности, но я ещё возьму своё!» - и злобно хохочущий чёртик после.

Виктор с удовольствием вновь окунулся в атмосферу соревнований «на выезде»: переезд, обустройство в гостинице, первые тренировки, встречи с командами противников, первые победы… Правда, сейчас к этому добавилась ещё одна немаловажная и бесконечно приятная обязанность: отзваниваться домой, подробно докладывать о своих успехах и выслушивать не менее подробный отчёт о том, что происходит без него. По негласному соглашению ни он, ни Лена не употребляли в разговоре слов «скучаю», «жду», «мне плохо без тебя», а наоборот, старались вселить друг в друга как можно больше бодрости. Жизнь била ключом у обоих, и если у Степнова всё время отнимали дела, связанные со спортом, то Кулёмина могла похвастаться гораздо большим разнообразием. Так, за два дня она успела сходить вместе с Новиковой и Зеленовой по магазинам (а после со смехом рассказывала, как Лера в одном из них довела продавщиц до белого каления своими расспросами об экологичности их игрушек); посетить фотовыставку, где полюбовалась работами Наташи и Кости; вместе с Женькой болела за Платонова, принявшего участие в КВНе по случаю Посвящения в медицинском университете (особенно её впечатлил ролик, созданный студентами на тему вредных привычек, так что следствием стала страшная клятва «никогда и ни за что»); устроила на пару с Елизаветой Матвеевной генеральную уборку в квартире у деда, в результате которой обнаружилась папка, хранившая детские фотографии самой Лены (тут же последовало заявление, что она «ни в жизнь» ему их не покажет, потому как такого позора ей не пережить)… Он лишь посмеивался, спрашивая, отечественные или импортные батарейки в неё вставлены, хотя понимал, что и сам старался бы загружать себя по максимуму, лишь бы не так остро ощущать разлуку.
Они выиграли. На общем собрании решили отпраздновать это знаменательное событие в кафе: всё равно уезжать только завтра утром. В самом начале вечеринки он отошёл, чтобы позвонить Лене и поделиться с ней радостью, однако в первый раз ему пришлось выслушать бесконечные длинные гудки, а во второй раз вызов и вовсе сбросили. Уже начал беспокоиться, как пришло сообщение: «Прости, поговорим завтра. У меня Новикова». Видимо, все его эмоции полностью отразились на лице, потому что к нему немедленно подошёл Максим, полноправно носящий звание капитана.
- Что-то случилось?
- Нет, всё нормально, - хотя внутри всё переворачивалось от осознания того, что он сегодня не услышит родной голос.
- Скучаете, - не спросил, а понимающе хмыкнул парень. – Так сбегите.
- Что? – непонимающе посмотрел на Макса.
- Сбегите. Соревнования закончились, осталось только до дома добраться, а с этим мы и без вас управимся. Дядя Миша (водитель автобуса) приглядит за нами, я сам с ребятами поговорю – проблем не будет. А вы целые сутки сэкономите, если на самолете улетите. – Он несколько мгновений обдумывал это неожиданное предложение, а потом улыбнулся:
- А ты далеко пойдешь!
- Не сомневаюсь.

Удача была явно на его стороне: легко поймал такси, быстро добрался до аэропорта, где выяснилось, что ближайший рейс всего через полтора часа. Имеющейся наличности хватило на билет, но вот на такси по приезду наскрести бы не удалось. Не придумав ничего лучше, он позвонил Валентинову. Алексей внимательно выслушал суть дела и пообещал встретить. Успокоенный и весь в предвкушении реакции Лены на его ранний приезд, Степнов дождался посадки, поудобнее устроился в кресле и спустя два часа уже выглядывал друга в зале ожидания. Алексей нашел его сам, незаметной тенью оказавшись рядом, и молча пожал протянутую руку.
- Извини, что так поздно сорвал тебя из дома, - уже пристегнувшись в машине, повинился Виктор.
- Ничего, я всё равно только освободился. Как раз и Леру заберу.
- Она всё ещё у нас? – в душе шевельнулись нехорошие предчувствия.
- Судя по тому, как мы сегодня попрощались, она на меньшее, чем ночевка, не рассчитывала.
- А что случилось? – мужчина решил сразу узнать, насколько опасна ситуация лично для него.
- Да всё тоже, - флегматично отозвался Валентинов, - ревнует к работе. Сегодня срочно вызвали на задержание, вот она и психанула, заявила, чтоб я женился на своей работе, взяла бутылку мартини и уехала жаловаться к Ленке.
- Так она мне Кулёмину спаивает?! – возмутился Степнов.
- Да ладно, пусть девчонки немного отвлекутся. Всё равно ничего, кроме сакраментального «Все мужики – козлы», не придумают.
- Алексей, да ты философ!
- Поживи с Валерией, ещё не такому научишься.
- Избави Бог!
Продолжая подшучивать друг над другом, они довольно быстро добрались до дома Виктора. Поднялись по лестнице, пару секунд постояли под дверью, прислушиваясь, а потом всё же рискнули проникнуть в квартиру.
- Ляпота! – первым высказался Степнов. Валентинов же просто вздохнул.
Их появление прошло незамеченным. Видимо, одной бутылкой мартини дело не обошлось, так как двух присутствующих блондинок вряд ли можно было отнести к персонам, находящимся в трезвом уме. На экране телевизора, транслирующего какой-то музыкальный канал, извивались в танце две пышнотелые девицы. Не менее экзотичные танцы были и «в реале», при этом облачённая в симпатичную пижамку Новикова ещё и использовала пустую бутылку в качестве микрофона. Кулёмина, в просторной рубашке, из-под которой при особо резких движениях выглядывали кокетливые шортики, обходилась своими силами. Обе девушки то ли не знали, то ли забыли слова песни, так как большую часть времени они лишь мычали, но компенсировали это периодическим громким выкрикиванием единственной относительно внятной фразы «Бьютифул лайер». В общем, зрелище было крайне занимательным.
- А наши лучше поют, - со знанием дела произнёс Виктор после недолго созерцания сего великолепия.
- И танцуют красивее, - согласился с ним Алексей. Однако оба пришли к выводу, что хорошенького помаленьку и пора разлучить эту сладкую парочку, не то соседи наряд вызовут. Без эксцессов не обошлось: если Лена покорно дала выключить телевизор и сопроводить себя на диван, где немедленно забралась на колени к Степнову, то Лера высказала активный протест против насилия над свободой воли и потребовала адвоката. Правда, через минуту она уже повисла на Валентинове, причитая, что он такой хороший и она его не заслуживает, пообещала, что больше никогда не будет пить (подумала и добавила: «В таком количестве»), зато станет приносить ему домашнюю еду прямо в засаду.
- Тебе помочь? – забеспокоился Виктор.
- Не надо,- отмахнулся Леха. – Мы пока спускаться будем, она уже уснет. Зато завтра меня ожидает сеанс раскаяния и примирения. Так что нас не ищете.
Мужчины распрощались, и, дождавшись хлопка входной двери, Степнов строго посмотрел на практически засыпающую Кулёмину.
- И как это называется?
- Ви-и-и-ить, - выражение лица девушки стало просящим и обиженным одновременно, - мне без тебя так плохо было.
- Знаю, Ленок, знаю, - поцеловал в макушку и подумал, что трезвая Ленка никогда бы не призналась.
- А знаешь, мы сегодня «Виагру» слушали… Только не говори никому!.. Так там одна песня была… Фигня, конечно, но в припеве слова правильные… Хочешь, спою?
- Э-м, давай завтра? – Степнов не был уверен, что соседи оценят концерт в два часа ночи, однако вопреки его опасениям девушка напела – едва слышно – ему на ухо:

«День без тебя я как-то выдержу,
А на второй пойду по Земле искать,
Чтоб отогреть любовь застывшую…
Я не хочу,
Я не могу
Жить без тебя…»

- Ленка, Ленка… Это я не хочу и не могу без тебя, - прошептал он, укачивая своё мирно спящее сокровище.


Спасибо: 23 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 632
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 70
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.12.12 19:54. Заголовок: Ну... года все-таки ..


Скрытый текст


- Витька!!! – Громкий возглас огласил безмятежное воскресное утро. Не успел Степнов понять, что это не сон и хорошо бы открыть глаза, как на него навалился кто-то. Личность напавшего индентифицировалась мгновенно по знакомым покусываниям во время поцелуя, даже просыпаться было необязательно, однако поднявшее голову любопытство требовало наличия зрительного контакта. Светящееся от счастья лицо напротив чуть было не испортило все планы, но пришлось взять себя в руки.
- Как спалось? – обворожительно улыбнулся мужчина, поудобнее устраивая в своих объятиях почти мурлыкающую Кулемину.
- Отлично! Синеглазые брюнеты снились…
- А Валерии не звонила? Как они вчера добрались?
- Они?.. Вчера?.. А… Ты когда вернулся?
- Как интересно! Так ты ничего не помнишь?
- А что я должна помнить? – в голосе в геометрической прогрессии нарастали настороженные нотки.
- Как вы вчера с Новиковой оргию устроили…
- Смеешься, да? Ничего же не было такого! Подумаешь, Лерка вечером нагрянула на Лехину работу пожаловаться и бутылочку мартини с собой принес… Ой! – Зеленые глаза приняли идеально круглую форму и в панике уставились на с трудом сдерживающего смех Степнова. – Вить, а что мы натворили?
- Ну… - Запас прочности подходил к концу, пришлось отвернуться. Кулемина восприняла это как дурной знак и забеспокоилась по-настоящему. Она заерзала, пытаясь заглянуть Виктору в лицо.
- Вить… Ну, Вить… - Степнов не смог устоять перед столь жалобными интонациями.
- Ты права, ничего такого не было. – Не успела Лена вздохнуть с облегчением, как прозвучало безмятежное: - Кроме домашнего караоке и стриптиза.
- Неправда!
- Конечно, неправда, - покладисто согласился Виктор. – Разве может Новикова что-то подобное учудить?
- Никогда больше не буду с ней пить! – Девушка перекатилась на самый край дивана и уткнулась лицом в подушку.
- Да что ты так переживаешь? – Степнов мигом оказался рядом. – У тебя вполне удачно ВИА «Гра» вышла.
- Что?! Вот позорище! – Кулемина натянула одеяло на голову, скрываясь от белого света. И ожесточенно сопротивлялась попыткам вытащить ее из этого убежища.
- Лена, хватит вредничать! – Виктор подхватил ее на руки вместе с одеялом.
- Я не вредничаю, мне стыдно. – Она так и не показывала свое лицо.
- Нашла из-за чего расстраиваться! Ты лучше представь, как Новиковой придется сегодня вину перед Алексеем заглаживать.
- А что случилось? – Любопытный носик немедленно высунулся наружу. Дослушав рассказ, Лена уверенно произнесла: - Ничего не будет! Закроются в квартире, отключат телефоны – и к концу дня Валентинов будет искренне убежден, что это он во всем виноват.
- А хорошая идея, - соскучившийся за эти несколько дней мужчина не мог удержать свои руки от легких, но весьма настойчивых поглаживаний юного женского тела, которое само охотно подставляло для этого действия все новые участки. – Насчет квартиры и телефонов…
- Угу, - более развернутый ответ Лена дать уже не могла. Она ведь тоже соскучилась!

На общем собрании завтрак было решено совместить с обедом, так как оторваться друг от друга смогли только после полудня. Меню долго не обсуждали, сошлись на чае и бутербродах. Завернутая в простыню Кулемина оказалась проворнее и убежала на кухню, а Виктор отвлекся на звонок телефона. Номер был незнакомый, мужчина долго вертел аппарат в руках, прежде чем принять вызов.
- Алло? Вадим? Не ожидал! Какими судьбами? Предложение? От которого нельзя отказаться? Заинтриговал. Завтра смогу. Пришли адрес смс. До встречи!
- И что это было? – В дверях комнаты, словно богиня возмездия, появилась Лена. Степнов, невинно улыбнувшись, постарался незаметно засунуть телефон под подушку. – Бесполезно! Вы пойманы с поличным, Виктор Михайлович! И будете наказаны!
- Ожидаю и трепещу, - Виктор был сама покорность, многозначительно расправляя сбившееся постельное белье. Процедурой «наказания» остались довольны оба.

После бурного выходного вставали с трудом. Завтрак благополучно заменили поцелуями и разбежались кто куда. Лене пришлось полдня выслушивать от Новиковой, какой же та гений отношений, и подтверждать, что «да, тональник очень хорошо скрыл все засосы». А Степнов все время возвращался ко вчерашнему разговору и ломал голову, что же понадобилось от него Соколову. При виде броской вывески «Фитнесс-Олимп» на здании, где была назначена встреча, кое-какие подозрения на этот счет появились, однако он не стал спешить с выводами.
Девушка-администратор ослепила своей улыбкой и проводила до кабинета директора.
- Высоко залетел, Сокол, - Степнов, усмехнувшись, крепко пожал руку вставшему ему навстречу другу, а затем и оказавшемуся тут же Сергею.
- Главное не залететь, а удержаться, - подмигнул в ответ Вадим. Все трое сели, и повисло молчание. Но не то, неловкое, когда не знаешь, о чем говорить, а выжидающее, оценивающее. Виктор уверенно отвечал на устремленные на него взгляды и терпеливо ждал, когда кто-то из друзей заговорит. В конце концов, не он все это затеял.
- Кремень, - с некоторой досадой в голосе вскоре произнес хозяин кабинета. – Или просто нелюбопытный. Ладно, переходим сразу к делу. Сергей?
- Благодарю вас, Вадим. – Степнов улыбнулся такому официозу. – Итак, Виктор. Ты уже видел снимки?
- Какие снимки?
Вместо ответа ему подвинули журнал, рекламирующий спортивные товары. На одном из разворотов красовался сам Степнов в обнимку с двумя блондинками. Как раз с того памятного показа.
- Ну как? – с интересом глядел на него Соколов.
- Красиво.
- Именно поэтому у меня родилось деловое предложение, - подхватил Сергей. – Если ты еще не в курсе, то я давно занимаюсь рекламой. Как раз сейчас у нашего агентства контракт со спортивной фирмой, требуются новые лица, и я хотел предложить вам с Леной…
- Нет-нет-нет, - немедленно замотал головой Виктор, вспомнивший все «ужастики» о жизни моделей. – Даже не начинай!
- А я тебе говорил… - усмехнулся Вадим. – Ну, теперь моя очередь. Молчи, - предостерегающе поднял он руку, останавливая готового возразить Степнова, - ты же ничего еще не слышал! На самом деле у меня два предложения, надеюсь, ты примешь оба. Во-первых, одну часть моего бизнеса ты уже видел, и я предлагаю тебе место тренера в моем центре. Подожди, - он снова остановил Виктора, - я сразу приведу все аргументы. У тебя девушка молодая, красивая, средства явно нужны, а учителем ты много не заработаешь. А тут небольшая подработка, буквально два-три раза в неделю. Есть у меня одна сложная группа, уже третий тренер отказался… О, вижу, заинтересовался! Ты – просто идеальный кандидат! Молодой, симпатичный, без кольца на пальце… Догадался? Вот-вот, группа из жен и дочерей богатых и влиятельных, и им нужен стимул для занятий. Такой, как ты. Строгий и неприступный. Да мы за месяц все абонементы сбудем!
- А тебя ничего не смущает?
- Ты про Елену? Я думаю, она поймет. Конечно, смотря, как объяснять будешь. Даю тебе три дня на размышление, а потом жду в отделе кадров.
- Как был прохвостом, так и остался!
- А по-другому никак! Ладно, перейдем к «во-вторых». Помимо спорт-центра у меня еще есть доля в звукозаписывающей компании, и с этим связано следующее предложение.
- Поговорить с «Ранетками»? Да не вопрос!
- Нет, Вить, «Ранетки», извини, не мой формат. А вот вы с Леной мне интересны.
- Прости? Мы с Леной?
- Именно! Я еще тогда на сцене об этом подумал, когда ваш дуэт услышал, потом долго прикидывал и все-таки решился. Идея проста: вы с Леной запишите диск. Вы у нас оба личности творческие, непременно что-нибудь в «загашнике» имеется, что можно будет использовать. Я так и вижу: одна песня твоя, другая Лены, потом опять твоя… И в конце совместная! Это же просто бомба будет! Ничего не говори! Подумай сам, поговори с Леной, потом позвонишь. А теперь давай, давай, у меня еще работы много!
- Это он нас выгнал, получается? – Дар речи вернулся к Виктору только на лестнице. Сергей усмехнулся.
- Это у него прием такой, чтоб ты не отказался. Раз сразу возражать не стал, то шансы на согласие существенно возрастают.
- Прохвост!
- Это точно. Тебя подвезти?
- Спасибо, но я прогуляюсь, мозги проветрю…
- Дело хорошее. Но ты не пропадай! Предлагаю как-нибудь посидеть всем вместе, пообщаться…
- Хорошая мысль. Созвонимся!

Дорога показалась слишком короткой, ни к какому решению он прийти так и не смог. Еще на подходе к квартире уловил в воздухе аппетитный аромат и улыбнулся: Ленка уже дома. С каждым днем их совместная жизнь все больше напомнила семейную, вот сегодня Кулемина даже поворчала на него за то, что он задержался и ей пришлось разогревать ужин. Загладив свою вину поцелуем и пустой тарелкой, Степнов усадил девушку рядом и приступил к непростому разговору.
Идею с работой Лена одобрила сразу, мотивировав тем, что ему не придется терять время, поджидая ее с репетиций. Правда, она не знала о составе порученной ему группы, но ведь эта деталь не так уж существенна… А вот предложение записать совместный диск повергло Кулемину в тягостные раздумья. С одной стороны эта идея ее увлекла, очень уж хотелось поработать вместе с Виктором, но с другой… Не окажется ли это предательством по отношению к девчонкам? Ее и так порой мучили угрызения совести, что она заочно училась на психолога, как будто не верила в будущее их группы, а тут еще и это!
Видя, как Лена разрывается внутри между желанием и долгом, Степнов предложил единственное решение: спросить мнение Новиковой. Реакция оказалась бурной: мужчина был расцелован, чуть не задушен в объятиях, а в следующую секунду Кулемина уже вызывала «скорую блондинистую помощь».

Лера с нетерпением ждала, когда Алексей припаркуется около дома Степнова, чтобы выскочить из машины и побыстрее выяснить, зачем она понадобилась подруге. «Дело, не терпящее отлагательств» - такая формулировка буквально выдернула ее из ванной и заставила одеться в мгновение ока и ринуться за разъяснениями. Наконец свободное место было найдено. Пока Валентинов степенно покидал салон, Новикова уже открывала дверь подъезда. Притоптывая возле двери с заветной цифрой «115», она строила самые изощренные предположения, однако реальность повергла ее в шок. Едва щелкнул замок, Лера начала атаку:
- Ну и что стряслось? Как на пожар летели! Кулемина, чего мол… Ленк, ты плачешь?! Господи, что случилось? Тебя Степнов обидел? Лен, да перестань! Ты меня пугаешь! Он что, тебя ударил?!
Неизвестно, до каких преступлений против человечества дошла бы Новикова, если бы в коридоре не появился Виктор … со слезами на глазах! Лера открывала рот, как рыба, выброшенная на берег, даже подоспевший Алексей не знал, что делать. Но не так-то просто выбить из колеи Валерию Новикову надолго!
- Вы издеваетесь?!! – Девушка влетела в квартиру, сбросила сапоги и ринулась на кухню, где мирно лежала на столе разделочная доска с нарезанным луком. – Вот… вот… гады! Я уже себе бог весть что надумала, а вы! Вы!.. – Будто враз обессилев, Лера рухнула на табурет и расплакалась. Присутствующие впали в ступор, молча глядя, как глотает слезы всегда бесстрашная и бесшабашная Новикова. Первой очнулась Лена.
- Лер, ты чего? Мы же не специально, просто хотели салат приготовить к вашему приезду…
Новикова шмыгнула и залилась пуще прежнего.
- У-у-у, дело серьезное. Ну-ка, марш за успокоительным! – обратилась Кулемина к мужчинам.
- В аптеку? – уточнил исполнительный Алексей.
- В кондитерскую,- поправил его более опытный товарищ. Как только за ними хлопнула дверь, Лена грозно нависла над подругой.
- И что это ты тут филиал Ниагарского водопада устроила?
- Я… я замуж хочу… Чтоб вы вот так к нам приходили, а мы с Лешей вместе готовим…
- Обалдеть! – Кулемина приземлилась рядом с Лерой. – И в чем проблема-то?! Вы и так с Лехой почти муж и жена!
- Вот именно – почти! А я хочу по-настоящему!
- Извини, но я все равно не вижу повода для истерик!
- Так я же им с отцом поставила условие, что замуж выйду, когда училище закончу и работать начну, а я хочу сейчас! - В карих глазах вновь появились слезы.
- Так и скажи им об этом!
- Не могу! Иначе они будут считать меня непоследовательной и легкомысленной.
- Как будто ты не такая! – проворчала Лена и не сдержалась: - Дура ты, Новикова!
- Ага, - неожиданно смиренно ответила Лера, еще раз шумно шмыгнув носом. И тут же встряхнулась: - Так, а у тебя что?
Внимательно выслушав повествование о предложении Соколова и сомнениях Кулеминой на этот счет, Новикова вынесла вердикт: определенно нужно соглашаться! С девчонками у нее одна жизнь, а этот проект – совсем другая. А кто не поймет, это его проблемы! А если чего не так, то Лера Новикова со всем ( и со всеми) разберется! Так что когда мужчины вернулись с полными пакетами «вкусненького», девушки уже снимали пробу с приготовленного-таки салата и смеялись, вспоминая прошедший день в училище.


Спасибо: 15 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 638
Настроение: Я всего лишь молчаливая галлюцинация
Зарегистрирован: 14.07.11
Откуда: Россия, Омская область
Репутация: 70
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.12 20:01. Заголовок: Спасибо всем,кому ещ..


Скрытый текст


Вадим был приятно удивлен, когда на следующий день увидел в дверях своего кабинета колоритную парочку, и пришел в совершенный восторг, услышав о согласии на все его предложения. По такому случаю он самолично провел экскурсию по спортивному центру, вполне заслуженно принимая похвалы от впечатленных размахом и исполнением Лены и Виктора. Напоследок Соколов оставил зал, который планировалось отдать в распоряжение Степнова. Пока мужчины горячо обсуждали различные тренажеры, представленные здесь в широком ассортименте, внимательный женский взгляд заметил и степ-платформы, и гимнастические мячи, притаившиеся в углу, и несколько хула-хупов… Снаряды, не пользующиеся уважением сильного пола! Прищурив глаза, Лена взглянула на увлеченных беседой друзей и усмехнулась: тоже мне, конспираторы! Немного заскучав, девушка решила размяться и выбрала тренажер для рук и спины. Размеренные движения совсем не отвлекали от мыслей, так что она пропустила момент, когда в зале повисла тишина. Только через несколько мгновений она очнулась и недоуменно посмотрела на притихших мужчин: оба заворожено следили за тем, как Кулемина то сводила лопатки, то разводила, то сводила, то разводила, то… Грохот упавшего противовеса заставил друзей встряхнуться. Вадим прокашлялся и сипло произнес:
- Для сотрудников и их семей у нас есть система скидок…
- Ей некогда, - излишне быстро ответил Виктор. Соколов и Лена понимающе переглянулись, а Степнов насупился.
- Ну что ж, раз все обсудили, жду тебя, Вить, по вторникам, четвергам и субботам в семь вечера. Занятия до девяти. Возражений нет?
- Никаких, - на этот раз первой была Лена, - у нас все равно репетиции до половины десятого. - Степнов лишь пожал плечами: слово женщины – закон!
- Вот и отлично! А на следующей неделе наведаемся в студию, попробуем что-нибудь записать.
Уточнив еще кое-какие мелкие детали и распрощавшись с новым работодателем, Виктор предложил сходить в кафе. С выбором затруднений не было: «Муха» всегда ждала их под своими гостеприимными сводами. Там сели за дальний столик, заказали по чашке чая, перекинулись парой слов с Гуцулом, который, узнав новости, полушутя-полусерьезно попросил замолвить за него словечко. Степнов улыбнулся, но по появившейся на лбу едва заметной морщинке Лена поняла, что слова парня заставили его задуматься. Да, их компания уже много сделала для Игоря с Полиной, но им требовалась настоящая финансовая независимость. Заработки в кафе позволяли кое-как сводить концы с концами, но с появлением ребенка этого явно будет мало. Естественно, помочь в такой ситуации очень хотелось, но просить о вакансии, когда сам еще толком не начал работать… Желая отвлечь любимого от нелегких размышлений, Кулемина принялась рассказывать о том, как отреагировали «ранетки» на ее заявление о записи сольного диска. Она буквально в лицах изображала обиженное возмущение Ани, равнодушно-молчаливое согласие Наташи, рассеянное одобрение Жени, разрывающейся между двумя факультетами, и горячий восторг Нюты. Все это было приправлено воинственным настроем Новиковой, готовой защищать Лену от всех и вся. И хоть сейчас девушка смеялась вместе с Виктором, утром ей пришлось пережить не самые приятные минуты. Зато на душе стало не в пример спокойнее, и появилась уверенность в собственных силах. Осталось только доказать это на деле.

На первом же занятии с группой Степнов убедился, что Вадим знал, о чем говорил. Он все два часа ощущал на себе оценивающе-приценивающиеся взгляды. Дамы – все как на подбор модельной и полумодельной внешности – растерялись при виде грозного на вид тренера и потому беспрекословно выполняли все его указания, но Виктор не рассчитывал, что это продлится и дальше. Он с облегчением объявил об окончании занятия, распустил группу и ринулся в душ. Все-таки эта его деятельность существенно отличалась от преподавания в школе. Сколько раз ему пришлось сдерживать готовых сорваться с губ привычных «беременных бегемотов»! Так и вспотеть недолго! После водных процедур времени хватило только на то, чтобы быстро одеться и добежать до «Снегинки», дабы успеть перехватить Кулемину после репетиции. Лена тут же принялась выяснять, как прошел первый день. Виктор отвечал с воодушевлением, правда, осторожно обходил вопрос о том, кого именно он тренирует. Она то кивала, то восклицала и так искренне улыбалась, что вскоре мужчина начал терзаться муками совести. Но ведь он ничего плохого не делал! Просто скрывал от любимой часть информации, которая могла бы ее расстроить (отношение Кулеминой к гламурным дамочкам он помнил еще со времен Зеленовой и Лебедевой). Да и вообще Ленка на этом внимания не заостряла, так что…
Видимо, фейс-контроль он прошел успешно, так как на следующем занятии количество человек значительно увеличились и все до одной были облачены в ну очень облегающие майки, а длина нижней части комплекта достигала максимум пять сантиметров ниже «экватора». Призывные взгляды и позы, а у некоторых особо нетерпеливых и постоянно не получающиеся упражнения и никак не желающие подчиняться тренажеры… Виктор в душе покатывался со смеху, жалея этих дурочек, решивших привлечь мужчину, прошедшего жесткий курс «соблазнения по методу Светланы Уткиной». Если ему раньше удавалось «не замечать» бесхитростные «наезды» Светочки, то уж с такими «намеками» он легко справится! К концу тренировки дамы едва не скрежетали зубами, глядя на беззаботную улыбку неподдающегося красавчика. Можно было биться об заклад, что так просто они не сдадутся. Очень хотелось поделиться с кем-то, и выбор, по понятным причинам, пал на Рассказова, но не успел Степнов набрать знакомый номер, как телефон разразился пронзительный трелью и взволнованный Игорь сообщил, что он скоро станет отцом. Естественно, эта новость немедленно вышла на первый план. Последовал еще целый марафон звонков, и вскоре на квартире недавних молодоженов собралась вся «шайка».
Вечер протекал бурно. Единственная беременная во всей компании Полина делилась с Софьей полезной информацией и диктовала номера лучших специалистов, а остальные поначалу благоговейно внимали, а потом оставили женщин заниматься своими делами и начали бурно выбирать имя будущему наследнику или наследнице. Когда дошло до Пафнутия и Бориславы «почти папа» отправил всех восвояси, однако расходиться не хотелось. Воспользовавшись служебным положением, Гуцулов открыл кафе и устроил безалкогольную «вечеринку для своих». Первым провозгласили тост за будущих родителей Рассказовых, затем за «совсем-совсем почти» родителей Гуцуловых, затем за тех, кто «еще не, но может» и вообще «за мир во всем мире»! Разошлись далеко за полночь. Уже дома, глядя на веселую Лену, с блеском в глазах вспоминающую прошедший вечер, Виктор решил отложить сон еще на пару часиков…
Выспаться им в законный выходной не дали: уже в девять утра телефон Степнова дал о себе знать совершенно издевательским звонком. За что и был трижды проклят. А потом еще раз десять, потому как найти его в ворохе сброшенной ночью одежды было весьма проблематично. Анафеме едва не был предан и Соколов, оказавшийся тем самым нарушителем спокойствия; его спасло только то, что он не стал тратить время на стандартные «доброе утро» и «как дела?», а сразу и безапелляционно потребовал, чтобы Виктор с Леной подъехали в студию в течение часа, после чего мигом отключился. Поднять Кулемину оказалось делом трудным, но выполнимым, так что вскоре – нещадно зевающие и норовящие прикорнуть хоть на несколько секунд – они уже ехали в такси.
Вадим встречал их на крыльце. Правильно расценив выражения лиц парочки, мужчина усмехнулся и поспешил извиниться за раннее пробуждение. Но весь график студии на следующую неделю был расписан по минутам и «окно» выдалось только сегодня, а ему не терпелось узнать, что выйдет из его идеи. За энтузиазм и рвение он был милосердно прощен, и все двинулись внутрь здания. Кулемина с любопытством оглядывалась: масштаб был явно не тот, когда они контрабандой записывали диск у вероломного Толика. И фотографии известных людей уж точно не были сработаны в фотошопе, как у псевдопродюсера, укравшего песню «Ранеток». По всему выходило, что на этот раз все действительно серьезно.
Познакомились с двумя звукорежиссерами, которые должны были участвовать в создании их диска. Те приняли дилетантов очень тепло, с юмором относясь к затеям «хозяина». Обстановка очень располагала, так что Лена успокоилась и уже не так переживала. Первым записывался Степнов. Отчаянно смущаясь, он перепел «Не сердись», сам же себя забраковал, заставил стереть запись и начать все заново. Раза с пятого у него получилось спеть так, чтобы не краснеть и принимать похвалу достойно. Подошла очередь Кулеминой. Девушка осталась одна за стеклом, встала за микрофон и задумалась. Вадим уже хотел подбодрить ее, но тут Лена негромко запела.

«Мне тебе не объяснить,
Что значит боль
Быть не твоей
Рядом с тобой.
Синевой глаз заменить
Небо над головой.
Руки на пульсе держать,
Ровно дышать
И не ждать, не ждать!..

Что для тебя
Сердце
Верное
Недолюбимое
гладишь шутя
Ветром
Северным.
Что без тебя
Сердце
Верное
Солнце остылое
Не потеряй
Листик
Клевера.

Не забыть не для тебя
Золотом стать
И не с тобой
Утро встречать.
Не уснуть, больно в висках
И так холодно!
Неосторожность моя
Мстит за тебя.
Я сама не своя.

Что для тебя
Сердце
Верное
Недолюбимое
гладишь шутя
Ветром
Северным.
Что без тебя
Сердце
Верное
Солнце остылое
Не потеряй
Листик
Клевера»*

По мере исполнения она будто все глубже уходила в себя, строчкой за строчкой обнажая душу. Виктор уже давно не улыбался, не отрывая глаз от поющей девушки и порой забывая дышать. Соколов, глядя на друга, начал понимать, что не все было гладко у этой пары в прошлом. Не сразу заметили, как песня кончилась. Вадим пришел в себя первым, жестом показал, что запись окончена. Когда Лена к ним присоединилась, серьезная и бледная, наигранно оживленно сказал, что все отлично и на сегодня хватит. Краем глаза отметил, что один из звукорежиссеров, прослушивая запись, поднял вверх большой палец.
Отвез до самого дома и уехал, так и не услышав от обоих ни слова. Они как будто были где-то в другом месте, переживая что-то свое, глубокое и разрушающее. Уже в квартире, увидев, как Лена сгорбившись направилась в комнату, Степнов принял решение. Схватив девушку в охапку, бегом отнес ее в ванную и прямо в одежде встал с ней под холодный душ. Средство оказалось радикальным, но действенным. Кулемина прохрипела: «Сумасшедший», - и принялась уворачиваться от ледяных струй. Виктор не стал спорить с очевидным, а начал на деле доказывать правильность данного утверждения. В который раз прося прощение за прошлую боль. Когда дыхание восстановилось настолько, чтобы можно было произнести хоть что-то внятное, выдохнул:
- Я всегда буду рядом.
- Не хочу, чтобы рядом… Хочу, чтобы со мной…

Скрытый текст


Спасибо: 11 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 30 , стр: 1 2 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 548
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия