Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 2365
Настроение: ... любовь без памяти...
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.11.10 22:08. Заголовок: Я хочу жить!


Автор: Ирина и К
Название: Я хочу жить!
Рейтинг: R
Жанр: Romance, Angst, ООС
Пейринг: КВМ
Статус: в процессе
Размер: макси
Бета: Шато Марго
Примечание автора:
Всем привет! Выкладываю этот фик на свой страх и риск. Здесь затронуты темы, к которым я не имею никакого отношения или уже давно к ним не причастна. Поэтому все замечания и поправки принимаются с огромной благодарностью. Девочки, пишите куда угодно! Хоть в личку, хоть в комментарии. Для меня это важно.
Хочу сказать спасибо всем, кто хоть как-то поучаствовал в процее создания. В первую очередь огромную благодарность хочу выразить Даше, которая является не только бетой, но и идейным вдохновителем и вообще ни одной строчки не написано без нее. Даша, ну ты сама все знаешь. Так же Лене Лионе и Анютке Басистке. Девочки, вы лучшие! А еще отдельное спасибо тем, кто ждал.

Комменты вот здесь http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000195-000-0-0-1289897801<\/u><\/a>
Ну что, поехали...

А вот это чудо преподнесла мне Лика freedom
<\/u><\/a>
Ликусик, вот слов нет... Спасибо тебе, мой хороший

И даже самые голубые-голубые мечты сбываются! А моя просто ждет очереди... Да. Спасибо: 49 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 33 , стр: 1 2 All [только новые]







Сообщение: 2505
Настроение: ... любовь без памяти...
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.12.10 16:26. Заголовок: Во время обхода Викт..


Во время обхода Виктор не торопился, да и ассистентка не была особо расторопной, что совсем на нее не похоже. Но как резину не тяни, черед и до Кулеминой дошел. Степнов послал вперед себя Леру, а сам остался на посту, якобы посмотреть, не готовы ли анализы. Спустя несколько минут заметил, что девушка все еще топчется перед дверью и украдкой заглядывает в смотровое оконце.
- Ну, что там? – подкрался к ней Степнов и тоже посмотрел, что происходит за дверью.
- Разговаривают, вроде.
- А ты чего не заходишь? – подозрительно.
- Мешать не хочу… - поняла, что попалась.
- Валерия Андреевна, я чего-то не знаю? – Прищурил один глаз.
- Виктор Михалыч, это долгая история, я Вам потом как-нибудь расскажу.
- Обязательно расскажешь. Ну что, пойдем?
- Вы первый.
Косо посмотрел на ассистентку, хитро улыбнувшись, и открыл дверь.
- Доброе утро, - бодро. Подошел к кровати.
- Доброе утро, Виктор Михалыч, - просияла Кулемина. Гуцул же отвел взгляд в сторону и медленно поднялся с кровати. – Вы сегодня поздно.
- Оставил тебя напоследок. – Улыбнулся. – Надо обсудить занятия в гимнастическом зале. Как настроение?
- Отличное! – Посмотрела на друга. Виктор проследил за ее взглядом.
- Вот и замечательно! Тогда сейчас осмотримся и на процедуры, пока запал не пропал.
- Ага!
- Лен, я пойду, - вклинился Игорь. - Мне на работу пора. Завтра увидимся. – Улыбнулся. - Тебе чего-нибудь нужно? Может вкусненького чего?
- Яблок зеленых хочу, - игриво-смущенно.
- Будут тебе яблоки. Ну все, - поцеловал в щеку, - я пошел. До свидания, - обратился к Степнову, последний одобрительно кивнул.
Все присутствующие проводили парня взглядами до двери.
- Ну что, приступим? – Степнов.
- Приступим!
Лера, воспользовавшись моментом, выскользнула вслед за Игорем.
Во время осмотра ни Лена, ни Виктор не затрагивали тему этого неожиданного визита. Кулемина, потому что не знала, как об этом сказать, ведь она еще недавно била себя в грудь и доказывала, что никому не нужна. Но поделиться своей радостью очень хотелось. И поделиться именно со Степновым. А он боялся, что если спросит сам, то выдаст себя.
Гуцул ходил каждый день, но старался не сталкиваться с ее врачом. Виктор же отмечал улучшения у пациентки и был благодарен ему за это. Во время занятий в бассейне Лена частенько рассказывала что-то из своего детства. И это «что-то» было непременно забавным. Вообще, здесь их общение было как бы неформальным. Как будто с одеждой они скидывали с себя и статус. Потом они поднимались по лестнице, просто разговаривая на отдаленные темы. В основном говорила она. Поддерживала и развивала любую тему. Она была интересным собеседником.
Сегодня было дежурство Степнова. Воскресенье. Весь день просидел в кабинете, подбивая истории болезни своих пациентов. Несколько процедур, общий осмотр. Никто не поступил. В десять лег спать. А сон, как назло, не идет. Лежал, уставившись в потолок, и перебирал в памяти события последних дней. Вчера был последний день занятий с Кулеминой в бассейне. Сегодня контрольный осмотр и ознакомление с задачами следующего этапа. Вот вроде бы и радоваться должен, ведь результаты даже лучше, чем он предполагал, а как-то грустно. Перебирая воспоминания, невольно улыбнулся. Это были, несомненно, приятные моменты их общения, которых ему будет не хватать. Да что там, уже не хватает. Пролежав таким образом несколько часов, так и не уснув, вышел на лестницу покурить. Сел на подоконник и снова наткнулся на воспоминание. Вчера они с Ленкой сидели здесь и травили анекдоты. Целый час, пока не вышла возмущенная Лиля и не попросила вести себя потише, у всех отбой уже. Сигарета выпала из крутящих ее пальцев и приземлилась этажом ниже. Пришлось за ней спуститься.
- Больная Кулемина, - строго, но в шутливой манере, - а почему мы не в палате?
Девушка сидела на подоконнике с ногами, облокотившись на стену, и смотрела на ночную Москву.
- Сейчас пойду, – не поворачиваясь к нему и не меняя позы.
Уловил ее настроение и сел рядом.
- Что случилось? – вкрадчиво.
- Ничего. Если не считать того, что я ужасный человек, – безлико.
- Вот как?! - Прикурил сигарету. - Может, расскажешь, откуда такая информация?
- Представляете, Ваша ассистентка училась со мной в параллельном классе. А я этого не помню.
- Ну, это не показатель. – Затянулся. - Я тоже не всех помню. А было такое, что и не узнавал.
- Так мало того, она еще, оказывается, девушка моего лучшего друга. А она такого от меня натерпелась…
- Лера не злопамятная. Думаю, она тебя уже давно простила, – сказал Степнов, выпустив дым и удивляясь тому, насколько тесен мир. – Да и ты навряд ли себя с ней так вела бы, знай это.
- Она мне тоже так сказала. – Улыбнулась. Ленка испытывала симпатию к этой девушке. – А вы знаете, пока я здесь хоронила себя заживо и кивала на свою несчастную жизнь, эти люди за меня переживали.
- А не должны были? – посмотрел на нее.
- Мы с Гуцулом дружили с детства. По-настоящему дружили. Он всегда был рядом, всегда меня поддерживал. Я вот даже представить нас поврозь не могла. Но в один момент я так звезданулась… Сейчас вспоминаю, аж самой противно. – Поморщилась. – Короче, я ему сказала, что в нем и его дружбе больше не нуждаюсь. – Запрокинула голову назад и прикрыла глаза. Степнов пожалел, что взял с собой только одну сигарету.
- Но сейчас же все хорошо.
- Игорь… Вы просто его не знаете. – Свесила ноги и села на подоконнике ровно, спиной к окну. – Он гордый. Он бы такое никому не простил. Он бы вычеркнул этого человека из своей жизни и забыл, как его зовут. А он все это время был в курсе всего, что со мной происходило. Вы знаете, как он переживал?!
- Это он тебе сказал? – Нахмурил брови, затянувшись до самого фильтра. Неужели он все-таки ошибся в этом парне?..
- Гуцул?! Да Вы что! – Спрыгнула с подоконника и встала перед Степновым. – Да он под пытками в этом не признается! Он никогда свои чувства на показ не выставляет. Подыхать будет, но не скажет! – эмоционально доказывала Кулемина.
- Тогда откуда ты знаешь? – Приоткрыл фрамугу и выкинул бычок.
- Лерка рассказала, – более спокойно. – Да не в этом дело. Он переступил через свою гордость, а я даже не позвонила ни разу, чтобы извиниться… Не сделала ни одной попытки, чтобы вернуть нашу дружбу.
- Так уж получается, что учимся мы только на своих ошибках.
- Почему нельзя их просто не совершать?.. – Опустила голову.
- Зато ты теперь знаешь, что у тебя есть настоящий друг. – Положил ей ладони на опущенные плечи.
- Он - самый настоящий из настоящих. А я… - Едва ощутимо вздрогнула и уткнулась ему в грудь.
Степнов сначала растерялся, а потом с улыбкой в голосе сказал:
- А у тебя еще будет возможность ему доказать, что ты тоже не портянка. – Нерешительно переложил одну ладонь ей на затылок.
- Я докажу. Я ему обязательно докажу, - всхлипнула девушка и теснее прижалась к мужчине.
- Не сомневаюсь. – Обнял второй рукой и опустил подбородок ей на макушку.
За окном уже светало, а Виктор так и не сомкнул глаз. Его врачебная туника уже давно просохла от слез его пациентки, но они впитались в него самого, проникнув в самую глубину души. Она не первый раз плакала на его груди, но он не понимал, почему так на это реагирует? Почему все ее переживания становятся и его переживаниями? Почему, несмотря на то, что у нее появились люди, близкие ей люди, которым она не безразлична, он все еще переживает за ее судьбу? Почему он хочет узнать ее поближе? И почему, когда он ее видит, на душе становится светло и хочется улыбаться?.. Он не понимал, чем его притягивает к себе эта девочка. Она держит его и не отпускает. Она для него загадка, которую он отгадывает каждый день, открывая все новые и новые ее черты. Но даже и не надеется разгадать ее полностью. Тысячи «почему» и ни одного «потому».
Утром, перед уходом, заглянул к ней в палату. Она спала, подложив ладошки под щеку. Улыбнулся этой умильной картине и тихонечко прикрыл дверь. Давая указания Лере, сказал, что все процедуры у Кулеминой сегодня перенесены на вторую половину дня.


Спасибо: 70 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2575
Настроение: Любовь цвета розы. Как надоели нам мужские занозы.
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.01.11 12:24. Заголовок: Та-дам! http://pics...


Та-дам! Ну, вот мы и вернулись Спасибо всем, кто ждал. Надеюсь, мы никого не потеряли


Приехав домой, Виктор завел будильник на полдень и, едва голова коснулась подушки, погрузился в глубокий сон. Разбудила его трель домашнего телефона. Посмотрел на дисплей мобильного – одиннадцать тридцать две. Недовольно поморщился и пошел за верещавшей трубкой, покоящейся на базе в коридоре.
- Да, - грубо.
- Степнов, ты чего рявкаешь? Спал, что ли? – Оппоненту на том конце явно было весело.
- Представь себе, Трофимов.
- Прекращай. На пенсии выспишься!
- А ты дашь? – хмыкнул. Его уже не удивляли ранние звонки друга в долгожданный выходной, когда можно было бы выспаться. – Чего у тебя опять? Только давай быстрее, а то мне на работу собираться надо.
- Какую работу, Степнов?! Ты только после дежурства!
- Я с Кулеминой приступаю к следующему этапу.
- Не смеши меня. Твоя Лерочка сама со всем справится, ей в пору уже переподготовку проходить. Может, походатайствуешь, чтобы ее в ранге повысили?
- Я должен проконтролировать.
- Степнооов. Я уже начинаю подозревать, что у тебя к этой Кулеминой не просто врачебный интерес, - ехидничал Артем Эдуардович. – В бассейне с ней внеурочно занимаешься, в палате ее постоянно пропадаешь… Только и слышу от тебя про успехи Кулеминой.
- Ключевое слово здесь «успехи», - серьезно заключил Виктор. – Ты чего звонил-то?
- Виктор Михалыч! Вы мне нужны как мужчина.
- Да ты что?! А могу и как женщина?! – парировал Степнов, уже понимая, что легким испугом он не отделается. – Давай рассказывай, чего там у тебя опять случилось такого глобального.
Виктор не мог назвать «помощь другу в выборе машины» веской причиной, чтобы не пойти на работу, но в интерпретации Трофимова это действительно выглядело не совсем обыкновенно. Поэтому пришлось собраться и поехать в автосалон. Ехать пришлось на такси – Артем строго настрого запретил брать машину. Виктор примерно представлял дальнейшее развитие событий и был не против. За последнее время он очень мало отдыхал, а отдых был необходим. Поэтому сел на заднее сидение иномарки с шашечками, назвал адрес и забыл про работу. Оказывается, он давно вот так просто не ездил на машине пассажиром. После сложного дежурства он, конечно, пользовался услугами такси, но, как правило, садился и тут же засыпал. Мысленно поблагодарил друга, который не дал ему загубить редкий выходной.
Покупка машины проходила весело. Трофимов был сущим ребенком, выбирающим себе новую игрушку. Бегал вокруг понравившейся модели, садился за руль, включал магнитолу, нажимал все кнопочки-рычажки, ахал и охал, щупал ткань обивки, открывал багажник, бардачок, смотрел под капот, и снова ахал и охал. Виктор наблюдал за этим, сидя в кресле и попивая вкусный кофе. Девушка, видимо, менеджер по продажам, которая и принесла ему вот уже вторую чашку, весьма ненавязчиво строила глазки и пыталась завести более близкое знакомство с Виктором, в то время как молодой парень втюхивал напичканное всякими супермодными примочками авто его другу. А почему бы и нет? Он свободен, может себе позволить интрижку. И когда Виктор уже задумался о возможности более близкого знакомства с этой девушкой, к ним подлетел Трофимов и, обняв ее за талию, безопеляционно заявил, что сегодня он приглашает ее с подругой обмыть, так сказать, покупку. Девушка покосилась на Степнова, который, улыбнувшись, одобрительно кивнул, и аргументов, чтобы отказать, у нее даже не возникло.
Виктор не удивился и тому, что его друг, еще не купив машину, уже договорился о постановке ее на учет. Поэтому шикарная немецкая иномарка безукоризненно белого цвета с «блатными номерами» к восьми вечера уже покоилась на стоянке жилого комплекса «Луна». Друзья заехали домой навести лоска перед свиданием. Столик в излюбленном баре заказали еще по дороге. Счастливый обладатель железного коня проставлялся.
Виктор расслабленно сидел на диване, потягивая настоящий французский коньяк из пузатого фужера. В гостиной появился набриалиненный и лучезарно улыбающийся хозяин квартиры, возвестивший о том, что он готов к новым приключениям. Приключениями он называл покорение сердец юных барышень, хотя не юными он тоже не брезговал.
Вечер был приятным. Девушки не оправдывали стереотипа «глупых блондинок»: смеялись к месту, умничали в меру. Но не это важно. Обе были не прочь продолжить вечер на квартире у Трофимова. Дружно собрались и пошли туда. Вот здесь общение из просто приятного перешло в приватное. Артем быстро уединился с подругой в своей спальне, оставив Степнова наедине с девушкой из салона. Как оказалось, зовут ее Лена. Ей девятнадцать и учится она на вечернем в педагогическом. Преподаватель младших классов. Все бы ничего, но девушка начала активные действия раньше того, как Степнов их захотел. Сначала предложила выпить на брудершафт. Выпили. Видимо, поцелуй ей показался слабеньким для такого тоста. Тогда она сама забрала у Степнова фужер и уже без тоста поцеловала его. А когда попыталась забраться к нему на колени, то была остановлена.
- Что-то не так? – фразой из эротического фильма спросила девушка.
Он молчал, всматриваясь в красивую мордашку. Он и сам не мог понять, что не так. Все как обычно. Даже не смущал возраст девушки. Да и инициатива партнерши была естественным. И все-таки что-то было не так. Причем не в Лене, а в нем. Хотя нет. Все-таки в ней. Лена. Целовал он одну, а представлял другую. За весь день о Кулеминой даже не вспомнил. А тут она. Откуда?
- Может еще раз попробуем? – Положила ладонь на его бедро и скользнула к внутренней стороне, поднимаясь вверх от колена.
Степнов остановил ее руку и, опустив голову, хохотнул над собой. Потом посмотрел в ее непонимающие глаза и сказал:
- Елена, Вы прекрасны. Правда. Просто мне пора. Мне на работу завтра рано.
Девушка усмехнулась.
- Банальная отмазка.
- Согласен, – улыбнулся ее проницательности. Наклонился к ее уху: - Но действительную причину тебе лучше не знать. – Заглянул в глаза и встал. – Спасибо за приятный вечер.
- Да не за что, - разочарованно.
На прощание поднял вверх руку и отправился на выход.
- Но ты же ведь не голубой? – прозвучало сомнительно-утверждающе.
Степнов расхохотался.
- Нет, я не такой, - с серьезным выражением лица, приложив руку к груди. – Честное слово. Могу на Библии поклясться.
- Не надо, - добро улыбнулась Лена. - Просто жалко было бы, если бы такой мужчина попал не в то русло.
- Спасибо за комплимент. Спокойной ночи.
- И тебе. – Вздохнула девушка, провожая желанного мужчину тоскующим взглядом.
Сев в такси, откинул голову и прикрыл глаза.
«Почему она?»
Перед глазами опять возник образ пациентки из восьмой палаты. Солнечной девушки с открытым взглядом. Невольно улыбнулся. Фоном звучали слова Трофимова: «…Я уже начинаю подозревать, что у тебя к этой Кулеминой не просто врачебный интерес…»
«Неужели влюбился?.. А была ли в моей жизни хоть одна, похожая на Ленку? Наверное, нет. Каждые отношения по одному и тому же сценарию. Только название меняется. Если досуг, то культурный. Театр, выставка, театр. Если праздник, то только вечеринка в ресторане или клубе с большим количеством «нужных» людей. Никаких пикников и выездов за город. Даже страшно представить реакцию на предложение провести тихий вечер дома, приготовить вместе ужин, посмотреть старую добрую комедию… Романтика должна быть красивой и пафосной. И эта необходимость соответствовать ее кругу общения. Натянутые улыбки, комплименты страшным подругам. Иногда кажется, что хожу по кругу. А Ленка... Она как глоток свежего воздуха. Естественная и настоящая. Хохочет над старыми анекдотами, потому что ей смешно, а не потому, что этого требует вежливость. Если интересуется как дела, то значит, ей это действительно интересно. С ней все просто, как дышать. Не надо претворятся или кого-то из себя изображать».
Захотелось закурить. Похлопал по карманам. Сигарет нет.
- Остановите, пожалуйста, у табачного ларька.
Машина затормозила.
Расплатившись с продавцом, извлек из пачки сигарету и затянулся. На улице было прохладно и по-весеннему свежо. Мимо прошла парочка подростков. Парень держал за руку свою девушку, а она что-то ему весело рассказывала.
«А я уже и не помню, когда вот так с кем-то гулял… Работа, работа и еще раз работа. Раньше хоть Марина вытаскивала в кино, а теперь… Вот поэтому тебе, Степнов, и мерещится, что с пациенткой целуешься. Все, с завтрашнего дня никаких внеурочных». Выкинул сигарету и сел в такси.




Спасибо: 64 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2583
Настроение: Пырышки-пупырышки...
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.01.11 09:12. Заголовок: Вот только девушка и..


Вот только девушка из восьмой палаты не оставила даже во сне, нагло заявившись и туда воплощать эротические фантазии доктора. Сон был прекрасен. Сначала они гуляли по цветущему парку, держась за руки, и лежали на залитой солнцем лужайке. Она смеялась, когда он щекотал травинкой, и забавно морщила носик. Он мог любовался этим вечно. А потом яркие вспышки. Они уже дома, в его спальне. Он ее целует, укладывая на кровать. Последнее, что врезалось в память, это блаженное лицо девушки, выгибающейся ему навстречу. Сон был настолько реалистичен, что ему казалось, что он чувствовал ее нежную кожу, а ее тихие стоны и хриплое «люблю» спровоцировали вполне здоровую реакцию мужского тела. Проснувшись среди ночи в холодном поту и крайне возбужденном состоянии, Степнов прямиком отправился в душ, а потом долго сидел на кухне и курил, не понимая, почему она преследует его?
Утром у поста его выловил Трофимов.
- Степнов! Как это вообще понимать? Ты почему вчера ушел? Мне пришлось за двоих отдуваться! – возмущался Артем Эдуардович.
Виктор смерил взглядом навостривших уши медсестер.
- Ну извини, - бросил на ходу.
- Не ерничай. – Зашел за ним в кабинет, закрыв за собой дверь. – Зря ты. Девчонки такое вытворяли… - Восхищенно закатил глаза. – А Леночка твоя… Ну просто мечта!
- Она не моя.
- А я думал, у вас все взаимно. Ну, я про желания. Я же видел, как ты на нее в салоне смотрел. Да и после, в баре… Степнов, а может ты того?
- Чего? – посмотрел из-за плеча, наливая кофе.
- Ну, проблемы может у тебя? – осторожно. – У меня врач есть хороший, толковый специалист. Быстро тебя в форму вернет.
- Буду иметь в виду. – Поставил кружку перед другом и сел напротив в свое кресло.
Трофимов подозрительно посмотрел на коллегу.
- То есть у тебя все в порядке?
Виктор прыснул смехом, закидывая голову назад, а потом с серьезным видом кивнул, отхлебывая горячего напитка, а глаза все еще смеялись.
- В полном.
- Тогда почему?
- Скажем, не хотел произвести на нее впечатление кобеля. Но, по-видимому, романтики нынче не в моде. – Картинно развел руками. - А что, так прям хороша?
- Не то слово! Тебе обязательно надо попробовать. У меня телефончик есть. – Подмигнул, пригубив кофе.
- Виктор Михалыч, - в кабинет вошла Лера, - я все подготовила.
- Спасибо, Лерочка. Я уже иду. – Отставил кружку и встал с кресла.
- Лерочка, я Вас, наверное, переманю к себе, - обратился к ней Артем Эдуардович.
- Трофимов, даже не думай. – Похлопал по плечу и вышел, пропустив ассистентку вперед.
- Так, что там у нас с Кулеминой? – Степнов шел по коридору, перебирая папки.
- Все хорошо. Вчера сходили в гимнастический зал, поприседали, поделали выпады, - отрапортовала помощница.
- На боли в колене жаловалась?
- Нет. Морщилась немного, но не жаловалась.
- Так, восьмую напоследок. Сам посмотрю ее. Нам не надо, чтобы она боль скрывала.
Произведя обход по плану, Виктор отпустил ассистентку и зашел в последнюю палату.
- Доброе утро…
Степнов застыл в дверях. Его взгляд уперся в длинные ноги его пациентки. Кулемина стояла у окна в спортивных трусиках и маечке на тоненьких бретельках, высматривая что-то на улице. Повернулась на голос.
- Ой, - тихо воскликнула она, но с места не сдвинулась. Переминаясь с ноги на ногу, пыталась натянуть верх от пижамы как можно ниже.
Мужчина, оценив длину и красоту ног девушки, не знал, куда деть свои глаза. Прокашлялся в кулак, а потом хриплым голосом сказал:
- Извини. Я… Ты оденься, я позже зайду. – Бегло посмотрел на нее и поспешно покинул помещение.
Быстро дошел до кабинета и только там перевел дыхание. Воображение услужливо подкидывало картинки недавнего сна, отчего мужчину кинуло в жар. Умылся и, оперевшись руками на раковину, посмотрел на себя в зеркало.
- Да что же за день-то такой сегодня?! - сказал отражению. – Я же видел эти ноги тысячу раз… Тысячу! И один раз. Сегодня ночью…
Потом умылся еще раз, промокнул лицо полотенцем и вышел.
- Ты там сказал, у тебя телефончик этой куртизанки есть. – Виктор зашел в кабинет к другу и сел в кресло.
- Я знал, что твое вчерашнее помутнение рассудка временное! – довольно потер ладони и полез за телефоном. – Але, Леночка? Доброе утро. Да, я передал от тебя пламенный привет Виктору. Он уже десять раз пожалел, что ушел вчера, но у него очень важный консилиум с утра был. Да, он удачно прошел. Так вот Виктор предлагает это отметить. – Степнов усмехнулся. – Да, у меня. Договорились. Ждем вас к восьми. Пока-пока, - пропел. – Вуа ля! – Вскинул руки.
- В восемь, значит. – Шлепнул по кожаным подлокотникам и встал.
- Да. И не задерживайся! - крикнул вслед выходящему.
От Трофимова он прямиком направился к Кулеминой. Предварительно постучавшись, вошел в палату. Лена сидела на кровати в спортивным штанах и футболке. Когда их взгляды встретились, оба вспомнили недавний инцидент. Лена смущенно опустила глаза и слегка покраснела, а Степнов с трудом справлялся с наваждением. Оно накатывало волнами, когда он осматривал колено, ощущая подушечками пальцев шелковистость кожи. Ее хотелось трогать и трогать. Взял себя в руки.
- Ну, - спрятал руки в карманы, - все отлично.
- Правда? – воодушевленно посмотрела прямо в глаза доктору.
- Правда. – Наконец-то смог расслабиться. Она еще ребенок. – Сейчас пойдем с тобой в зал, и я посмотрю, как ты выполняешь упражнения.
Наблюдая за Леной, Виктор на некоторое время отвлекся от странных мыслей и снова погрузился в работу. Вглядывался в лицо «особенной» пациентки, желая понять, чувствует она боль или на самом деле все лучше, чем он предполагал. Приседая, Ленка смотрела на свое отражение в зеркале. Ее губы тронула легкая улыбка, когда закончила выполнять упражнения. Повернулась к нему. В зеленых глазах горел огонь. И этот огонь ему был знаком. Это был прогресс.
- Молодец! Ум-нич-ка! – Подошел к ней и положил ладони на плечи. – Такими темпами мы с тобой реабилитацию закончим раньше, чем предполагалось. – Его самого переполняли положительные эмоции. А она смотрела широко открытыми глазами и улыбалась так, как будто хотела обнять весь мир. А мужчина хотел обнять ее. Прижать к себе и подарить тепло.
- Виктор Михалыч, а можно я еще позанимаюсь?
- Еще? Нет, больше нельзя. – Помахал пальцем. – Здесь переусердствовать нельзя. А то твой прогресс может обратиться регрессом. Давай подождем недельку другую, а там видно будет. Хорошо?
- Хорошо, – немного расстроено.
Сидя в кабинете, Степнов не мог забыть ее глаза. Там, в гимнастическом зале, он растерялся. В ней, наконец-то, появилось желание жить, двигаться дальше. Столько радости и счастья излучали её глаза. Сейчас с трудом верилось, что та девушка, которая с надрывом рыдала в его объятиях на подоконнике, повторяя как мантру, что она не хочет жить, была той, которую он видел полчаса назад.
- Вить, ну ты чего тут расселся? – нарушил полет мыслей друг. – Нам еще надо в магазин заскочить. А то вчера мой бар заметно опустел, – усмехнулся.
- Я вообще-то домой планировал заскочить…
- У меня красоту наведешь. Поехали уже, Степнов.
- Все, уже одеваюсь.
Девушки чувствовали себя как дома, ловко хозяйничая на кухне и организовывая нехитрый стол. Елена, уже зная, зачем она здесь, не стала устраивать долгих прелюдий и ухаживаний, а просто после нескольких бокалов ирландского виски утянула голубоглазого брюнета в гостевую спальню. В этот раз его уговаривать не пришлось. Инициатива юной соблазнительницы была быстро «перехвачена» сильными мужскими руками. В эту ночь Виктор избавился от наваждения, сначала воплощая в жизнь свои эротические фантазии, а потом позволив это своей партнерше. Девушка была действительно искусной любовницей: послушной и податливой, когда главенствовал мужчина, и страстной и изобретательной, когда получила тело Степнова в свое пользование.
Во время утреннего душа он снова размышлял. Вроде бы похожие девушки. Возраст, имя, обе милые и приятные в общении… Но с другой стороны, такие разные. Прекрасная Елена из автосалона в своем умении ублажать мужчину давно переросла свой возраст. Да и если бы она сама не сказала, что ей девятнадцать, то он в жизни бы не поверил. Манера поведения, стиль одежды ее сильно взрослили. А Кулемина, она… она ребенок. Да, больничная палата не годна для демонстрации нарядов и вечернего макияжа. Пижама, волосы, убранные под ободок или в хвост, спортивный костюм и никакой косметики. Но даже это не помешало ему оценить ее сексуальность. Да и сравнивать их нет смысла. И все равно, Кулемина была ближе, чем та, которая сейчас тихо посапывала, едва прикрывшись шелковой простыней.
- Я не помешаю? – Дверь душевой кабины распахнулась и перед ним предстала блондинка, придерживая на груди струящуюся ткань. Степнов улыбнулся. Ну, как она могла помешать?!
Девушке не надо было озвучивать ответ. Бордовое полотно опустилось к ее ногам, и она шагнула, тут же оказавшись в его объятиях.
- Я тебя еще не замучил? – чуть виновато посмотрел в глаза искусительнице.
- А я тебя? – с вызовом.
Вызов был принят. Позволил ей сделать то, чего хотела она, но финальный аккорд был за ним.
По дороге на работу, толкаясь в пробке в новеньком авто друга, Виктор прикрыл глаза и задремал, чем избавил себя от расспросов любопытного Трофимова, который требовал подробностей. Но, как ни странно, мысли его вновь были о Кулеминой: «Зато теперь я снова смогу спокойно с ней общаться».
В этот день обход начали с восьмой палаты. Все снова стало как прежде.


Кому интересно, вот новая темка с комментами http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000218-000-0-0-1296196451<\/u><\/a>

Спасибо: 62 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2599
Настроение: Там запросто счастливо жить получается... И в ноябре, и в январе... Холода нет и снега нет...
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.01.11 14:13. Заголовок: На следующий день он..


На следующий день он пришел на работу в отличном настроении. Первым делом зашел в восьмую, пожелал доброго утра и только потом приступил к ежедневному осмотру. По окончании вернулся к Ленке, чтобы самому проводить ее на занятия в зал, но оказалось, что она уже сходила. Ей позвонил Гуцул и предупредил, что придет пораньше. Виктор натянуто улыбнулся. Этот факт его не то, чтобы расстроил… Просто он хотел ей рассказать кое-что интересное… Ну, не страшно, в другой раз.
- Доброе утро, Лена. - Войдя в палату, широко улыбнулся. Несмотря на раннее время, Лена уже была одета и стояла у зеркала, держа в зубах резинку для волос.
- Доброе утро, Виктор Михалыч, - весело поздоровалась, завязывая хвост.
- А ты чего это в такую рань и уже при полном параде? - Виктор сел на стул, закинув ногу на ногу, и стал наблюдать, как Кулемина приглаживает волосы, стараясь сделать прическу идеальной. - Никак меня ждала? - пошутил он.
Кинула на него смеющийся взгляд.
- И Вас тоже. Скоро Гуцул придет. Сюрприз какой-то обещал. А я его сюрпризы еще с детства помню. Надо быть готовой ко всему. - Осмотрела себя со всех сторон и, убедившись, что все в порядке, села на кровать напротив Степнова. - А вы уже с осмотром?
- Да нет. Так, поздороваться зашел. А ему-то чего не спится? - уже без былого настроения.
- Не знаю. У него вообще сегодня выходной. Сказал, что весь день меня развлекать будет. Дисков набрал. Устроим просмотр. Как в кинотеатре. Попкорн, все дела. - Хрипло рассмеялась.
- Молодец какой, - постарался искренне, но вышло не очень. – Ну, тогда сегодня с тебя начнем, - сказал с натянутой улыбкой и вышел из помещения.

В течение недели ему удавалось урвать всего лишь немного ее внимания. Гуцул как будто прописался в больнице. Степнов встречал их в коридоре, весело болтающих, потом в кафе, где они часами сидели, распивая чай с конфетами, фантиками от которых был завален их столик. Виктору доставалась только улыбка и несколько вопросов, касающихся ее здоровья или пребывания тут. Ему стало ее мало.
Теперь у Лены было с кем смеяться, с кем делиться сокровенным и не очень. У нее был он – друг. В Викторе она больше не нуждалась. И от этого было паршиво. Потому что он все еще нуждался в ней.
С тоской смотрел на дверь с табличкой «Палата №8», когда, проходя мимо, слышал оттуда приятный слуху смех. Ничто не радовало, даже успехи больных.
В один из таких дней он сидел в своем кабинете и ждал окончания рабочего дня.
- Степнов, собирайся.
- Куда? – устало посмотрел на уже переодевшегося друга.
- Ну, для начала в магазин за цветами, потом за девчонками, ну, а потом ко мне. – Закатил мечтательно глаза.
- За какими девчонками? – без особого интереса.
- За Леночкой и Лориком. – Расплылся в похотливой улыбке. Но не увидев оживления со стороны друга, спросил, перестав улыбаться: - Только не говори, что ты забыл эту белокурую малышку с обширными познаниями «Камасутры»?
- Не забыл, - ровно.
- Тогда, чего сидишь, вставай давай.
- Я не хочу.
- Чего?! – удивился Артем Эдуардович.
Виктор встал с кресла и подошел к окну.
- У меня настроения нет.
- Да прекращай, Степнов, Ленусик тебе сейчас мигом его поднимет! – Снова довольно улыбнулся.
- Тём, ну мне, правда, сейчас не до этого.
- Что-то с твоей Кулеминой опять не так? – участливо.
Виктор тяжело вздохнул. Да, Трофимов был его лучшим другом, но выплеснуть на него весь тот сумбур, что творился в его голове, он был еще не готов.
- Да нет, - тяжело вздохнул, - с Кулеминой-то, как раз, все в порядке. Все в полном порядке.
- Тогда чего ты такой хмурый?
- Да не знаю… Кризис среднего возраста, наверное, – натянуто улыбнулся. – Пройдет.
- Насмешил, «кризис среднего возраста» у него. Так, - сел на стул, закинув ногу на ногу, - колись давай, чего у тебя случилось. Друг я тебе, или кто?
Степнов усмехнулся.
- Спасибо, ДРУГ. Но я и сам не знаю, что со мной. Просто нет настроения.
- Точно? – Подозрительно покосился на него.
- Точно. Езжай, а то уведут твоих девчонок.
- Да. Такие девушки на вес золота. – Встал со стула. – А чего же мне теперь с ними двумя делать-то?
- А то ты не знаешь, Трофимов, – усмехнулся Степнов.
- А ты будешь не против, если я с твоей Еленой-Искуссницей…?
- Она не моя.
- Не, ну должен же я был спросить. – Надел солнечные очки и открыл дверь. – А может, ты к нам все-таки присоединишься? Девочки будут не против такой расстановки.
- Я подумаю. – Виктор знал - для того, чтобы Трофимов прекратил уговоры, надо просто с ним согласиться.
- Вот и отлично. Если что…
- Я позвоню.
- Да. Не засиживайся, - сказал напоследок и вышел.
Степнов видел, как друг сел в машину и, сорвавшись с места, скрылся за углом.. Не спеша переоделся. Выйдя на улицу, вдохнул полной грудью. Последние майские деньки баловали хорошей погодой. Солнце играло в молодой листве. Убрал ключи в карман и пошел пешком. Парк у центра был буквально наводнен гуляющими пациентами. Да кого заставишь в такую погоду сидеть в палате?! Виктор шел прогулочным шагом, держа руки в карманах льняных брюк. Странное дело, работы нет, а уходить не хочется. Глубоко внутри он знал причину этому, но верить не хотел. Расслабленно вышагивая по аллее, ковырялся в себе и выискивал разные причины нежеланию покидать территорию центра. Глупо было бежать от себя, но и другого варианта он пока не видел.
- Виктор Михалыч! – Обернулся. Девушка, догоняющая его, уже давно не вызывала у него ничего, кроме улыбки и нежности, от которой щемило в груди. – Вы домой? – спросила она, лучезарно улыбнувшись, щурясь от слепящего солнца.
- Да вот решил прогуляться. Погода замечательная. – Посмотрел на чистое небо. - Составишь компанию?
- С удовольствием! А Вы тут каждый день гуляете?
- Нет. – Пожал плечами.
- А мы тут каждый день променад устраиваем. – Ее «мы» резануло слух. Даже уточнять нет смысла, с кем. – А Вы домой почему не спешите? – заинтересованно посмотрела на него.
- Я? – Вот тебе на… Пожал плечами. – А думаю, дай-ка пройдусь! Может, какая хорошая девушка мне компанию составит, – хитро улыбнулся, покосившись на рядом идущую Кулемину, которая тут же слегка смутилась. Чуть затормозила, а потом, догнав его, смело сказала, тоже засунув руки в карманы, смотря прямо перед собой:
- А Вы бы, когда выходили, погромче сказали, что ищете компанию для прогулки, и тут бы уже очередь выстроилась.
Виктор, удивленно вздернув брови, посмотрел на профиль деловито вышагивающей Ленки:
- Очередь?!
- Ой, Виктор Михалыч, я Вас умоляю. А то Вы не знаете, что тут каждая особь женского пола по Вам вздыхает. – Закатила глаза.
Степнов развеселился. Эта девушка определенно могла поднять ему даже самое паршивое настроение.
- Что, прям так слышно?
- Как вздыхают? А то! Хором!
Виктор рассмеялся.
- Сомневаюсь, что хоть одну из них я мог бы назвать хорошей девушкой, в компании которой я с удовольствием бы прогулялся…
Оба остановились. Глаза в глаза. Виктор почувствовал вдруг облегчение. А у Лены просто кончился кислород. Ничего, вроде, особенного не сказал, но что-то было личное в этой фразе. Что-то, что предназначалось только ей.
- Лен, Ленка! – Ворвался в замкнутое пространство подбежавший друг. – Привет. – Чмокнул в щеку. – Здравствуйте. – Пожал руку доктору. – Ты чего меня не дождалась? Я тут уже полпарка обежал! Лерку вызванивал даже.
Лена слушала друга в пол-уха. Пыталась сосредоточиться, а в голове вертелась фраза, сказанная ее лечащим врачом. Посмотрела на него. Стоит грустный, смотрит вдаль.
- Ну, что? Пойдем? Лерыч у главного входа ждет.
- Виктор Михалыч, пойдемте с нами… - нерешительно, но точно зная, что она этого хочет.
Встретилась с его наигранно безразличным взглядом.
- Спасибо за приглашение, но мне в другую сторону. – Поджал губы. – Много не гуляйте, ноге еще длительные нагрузки рано давать. Игорь, надеюсь на Вашу сознательность. – Серьезно посмотрел на парнишку и пошел прочь от этой парочки.
Больше сомнениями он не мучался. Похоже, он увлекся своей пациенткой. И как быть?
Кулемина тоже искала ответы на некоторые вопросы, рассматривая на потолке тени от деревьев. Странная фраза, странные ощущения, странная реакция…



Спасибо: 62 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2601
Настроение: Надо радоваться за подругу, а тебе грустно за себя... Что это???
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.02.11 14:10. Заголовок: Утро было еще странн..


Утро было еще страннее. Она ждала его появления с замиранием сердца, но он быстро провел осмотр, избегая ее взгляда, надавал поручений ассистентке и больше в палате не появился. На следующий день он зашел, когда был Гуцул. Лена ждала чего-то, но он снова сухо продекламировал распорядок дня и ушел, кинув только грустный взгляд на девушку.
Виктор, кажется, впервые так ждал окончания рабочей недели. Ограничив свое общение с Ленкой, пытался разобраться в себе, разложить все по полочкам. Часами сидел в своем кабинете, взвалив на плечи Леры почти всю свою работу и дав ей полную свободу действий. Благо Трофимов был на больничном и не нарушал уединения своими набегами.
Кулемина же все эти дни с надеждой смотрела на каждого входящего в палату, надеясь увидеть его. Грустного или веселого, доброго или злого, все равно. В каком бы настроении он ни был, от него всегда идет особое тепло и спокойствие. Почему? Она не анализировала. Ощущения были новыми и интересными до щекочущих спазмов в животе. Но после трехдневного отсутствия провокатора этих необычных чувств у девушки началась ломка. От Леры узнала, что он в здравии и находится на работе, просто почти не выходит из кабинета. Чем-то озабочен и просил не тревожить его по пустякам. Кулемина твердо решила пойти к нему сама. Причина? Придумает что-нибудь. Но без его ласкового взгляда и голоса она больше не сможет.
Подошла к двери, схватилась за ручку, но не вошла. Эта затея вмиг показалась бредовой. А что она скажет? Как это вообще будет выглядеть? Что он подумает? Отпустила ручку и коснулась ладонью лба. Села на стоящее у двери кресло. Руки вспотели, мысли улетучились. Сердце грохотало, отдаваясь эхом в ушах. Самым подходящим решением сейчас было уйти. Но перспектива провести еще один день в нервном напряжении не приемлема спортивным характером Кулеминой. Выдохнула и снова схватилась за ручку. Но и в этот раз довести дело до конца смелости не хватило. Не успела она убрать руку, как дверь кабинета открылась, и на пороге материализовался он, мысли о котором не давали ей спать.
- Лена? Ты ко мне? – удивленно-ошарашено.
Девушка растерялась. Все заготовленные слова вылетели из головы, едва их взгляды встретились.
- Да... А Вы уже уходите? Я тогда попозже зайду, - выпалила она, уже приготовившись ретироваться.
- Нет-нет, проходи, это не срочно, - с искренней улыбкой на лице. Ей даже на секунду показалось, что он рад ее видеть не меньше, чем она его.
Лена зашла и села в кресло прямо напротив него, по другую сторону стола. Она была впервые в кабинете Виктора, но ощущения, что она на чужой территории не было. Осмотрелась, пока он возился с кофеваркой.
- Кофе будешь? – Посмотрел через плечо.
- Нет, спасибо. Я кофе не пью. Только чай. – Нервное напряжение отступило, и она уже с интересом наблюдала за его действиями. Виктор был спокоен и дружелюбен.
- Я тоже раньше только чай пил. Здоровый образ жизни вел. Но с моей нынешней работой без кофе никак. Я только им и спасаюсь. – Сел в свое кресло и, сложив руки перед собой на столе, спросил: - Так чего ты хотела?
Всего секунду назад Лена даже и не слушала его. Вернее, она просто не слышала, о чем он говорил. Она наблюдала за ним, забыв вообще, где она и кто она. Не говоря уже, зачем она здесь. Его обыденный тон и приветливый взгляд стерли все возможные границы между ними. Ей как будто вдруг позволили дышать полной грудью в сосновом бору, и от чистоты этого воздуха кружилась голова. А этот вопрос…
- Да я… Я просто хотела бы заниматься дополнительно в тренажерном зале. Той нагрузки, которую дает мне Лера, мне уже мало, – сказала первое, что пришло на ум.
- Дополнительно? – немного удивился. Провел ладонью по волосам. – Да, мне Лера говорила, что тебе можно добавить нагрузку, но время уже разбито. Если только после шести. Но одну тебя туда никто не пустит.
- Нет, так нет, - делано расстроилась, про себя облегченно вздохнув, что прокатило. – Ну, ладно тогда, - встала, - я пойду. – Хотя на самом деле уходить-то и не хотелось.
Взгляд доктора стал грустным. Нет, не от того, что он не смог ей помочь, а потому, что она уходит.
- Жаль, конечно, что не получается… - тяжело вздохнула и направилась на выход.
«Черт!» - выругался про себя.
- Лен, подожди. – Подошел к ней. – Я попробую что-нибудь придумать. Может, дополнительное время выбью.
Девушка улыбнулась: «Какой же он…»
- Спасибо Вам, Виктор Михалыч, - и вышла из кабинета.
Проводил ее взглядом, испытывая непомерную нежность к этому созданию. Как же давно он не влюблялся…
Без пятнадцати шесть в палату номер восемь вошел Степнов и торжественно заявил, что после окончания рабочего дня он будет сопровождать ее в тренажерный зал для дополнительных занятий. Девушка сначала обрадовалась, а потом виновато спросила, удобно ли ему это? На что получила добрую улыбку и тихое: «Удобно».
Через четверть часа он зашел за ней, как и обещал. Прозанимавшись час, проводил ее в палату, а потом довольный и счастливый отправился домой.
На следующий день оба ждали назначенного времени, нервно посматривая на часы. В этот раз он взял с собой спортивную форму. Пока Лена выполняла свой комплекс упражнений, он выполнял свой. Но Кулемина не могла удержаться и украдкой поглядывала, как его сильные руки сжимают гриф, как напрягаются мышцы, обтянутые блестящей от выступившего пота кожей. Ей казалось, что ничего красивее она в жизни не видела. Отвернулась и больше не разрешала себе на него смотреть. А вот мысли Виктора были заняты более серьезными вещами. Он думал, как себя с ней вести. Он чувствовал симпатию со стороны Лены. Но симпатия это не любовь. И даже не влюбленность. Она может просто хорошо к нему относиться. Поэтому с ухаживаниями торопиться не стоит. Но больше всего волновало то, что единственные отношения были совсем не удачными. И других она не знает. Тактику вырабатывать не стал, решил не напирать. Пусть она себя проявит. Единственное, он не мог скрыть того, что нуждается в её общении и компании. Опять в норму вошли разговоры обо всем и ни о чем, только теперь были не посиделки на лестничной площадке, а прогулки в парке при центре с передачей ее в дружеские руки Игоря. Больше Виктор в нем конкурента не видел. Зато Гуцул стал отмечать изменения в поведении подруги: частенько зависала, совсем не слушая парня, мечтательно улыбалась. И вообще, вела себя несвойственно Кулеминой, которую он знал.
Как-то после очередного посещения больной, за ужином его вдруг осенило.
- Слушай, Лер, а тебе не кажется, что между вашим Степновым и Ленкой что-то происходит?
- Ты тоже заметил? – Ее тоже мучили некоторые догадки.
- Ленка вечно витает где-то. Переспрашивает по два раза. А ты видела, как она на него смотрит?
- Типичная влюбленная девушка, – улыбнулась Лера, отхлебнув из кружки.
- А он?
- Что?
- Ты думаешь, он тоже в нее влюблен? – серьезно, с некоторым недовольством.
- Возможно. – Посмотрела на парня. – А ты что-то имеешь против?
- А если он ее тоже обидит? Поиграется и бросит. Или вон, как этот… тренер ее.
- Нет, Виктор Михалыч не такой. Он очень порядочный.
- Ты-то откуда знаешь? – подозрительно покосился на свою пассию.
- Да у нас каждый это знает. И вообще, я думаю, что это любовь. – Мечтательно закатила глаза.
- Поживем – увидим.
Но чем дальше, тем сомнений становилось все меньше и меньше – Кулемина втрескалась по уши в своего лечащего врача. Вот только позиция предмета ее обожания была ему не понятна. Как человек Степнов ему нравился, более того, он его уважал не только за то, что он делает для Ленки и вообще для своих пациентов, но и за мужские качества. Но другое дело примерять эти качества относительно своей подруги, близкого человека. Ему казалось, что, как бы хорошо он к ней ни относился, староват он для нее. Не понимал, зачем она ему? Лерка же сказала, что тут каждая по нему сохнет, да он и сам не раз замечал, как медработницы беспардонно строили ему глазки, а потом вздыхали, глядя ему вслед. Да и тогда, в баре, он сразу определил, что такой мужчина женским вниманием не обделен. Вывод напрашивался только один. Но он решил дать ему шанс. Доктор был ему симпатичен. Но за подругу он с ним церемониться не будет.


Спасибо: 59 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2602
Настроение: Надо радоваться за подругу, а тебе грустно за себя... Что это???
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.02.11 18:34. Заголовок: Лена, как обычно, жд..


Лена, как обычно, ждала, когда за ней зайдет Степнов, и они пойдут в тренажерный зал. Уже больше недели, за исключением выходных, он занимался с ней дополнительно. Кто бы знал, что тот необъяснимый порыв увидеть его обернется возможностью быть с ним рядом лишние несколько часов ежедневно. Недавно она поняла, что Виктор ей нравится как мужчина. От этого было немного неловко. Казалось, что она постоянно на него пялится. Перехватывало дыхание, когда он помогал ей встать с тренажера или придерживал за талию во время выпадов. А потом те места, где касались его руки, жгло огнем, как будто «Звездочкой» помазали. Боялась, что он заметит странности в ее поведении. Но в то же время с ним было легко и комфортно. Расставаясь вечером, ждала следующего дня, чтобы поскорее его увидеть.
Сегодня Виктор дежурит, поэтому немного опаздывал. Но ждать его было одно удовольствие. Запыхавшийся, заглянул в кабинет:
- Ну что, идем?
- Идем. – Радостно улыбнулась и спрыгнула с подоконника.
После занятий Степнов заметил, что Лена прихрамывает. Зашел с ней в палату.
- Ложись и показывай ногу, - серьезно.
- Зачем? – испуганно.
- За надом. Ложись и задирай штанину.
Сделала, как он сказал.
Виктор ощупал колено.
- Больно?
- Нет, – пыталась уверить его.
- Лен, это не шутки.
- Немного… - Опустила голову.
- Так. Все ясно. Программу интенсивнее ставила?
Кивнула.
- Лен, ну что за детский сад? Я зачем с тобой хожу? Мы и так дополнительно занимаемся, а ты нагрузку увеличиваешь. Так никакие связки не выдержат!
Плечи девушки дрогнули. Виктор прекратил свою тираду. Она ведь хотела просто побыстрее поправиться.
- Лен, ну, Лен, - ласково, попытался заглянуть ей в лицо. – Ну, ты чего? Сильно болит?
Она отрицательно помотала головой.
- Ну и все, - примирительно. – Опухоли нет. Сейчас помассируем, связки разомнем. А вечером мазью помажем. Три дня, конечно, придется оставить тренажерку, но зато потом можно будет, не боясь, продолжить.
Робко подняла голову, виновато посмотрев на врача.
- Правда?
Степнов еще шире улыбнулся. Нежность поперла через край. Коснулся тыльной стороной ладони ее щеки и вытер слезинку.
- Виктор Михалыч, простите меня. Я, правда, не знала…
- Верю. – Вытер другую щеку.
- Я больше так не буду, - наивно посмотрела на него.
- Ну, конечно, не будешь, - умилился ее детскости. – Я сейчас в душ, переодеваюсь и к тебе. А ты лежи и не вставай. – Погрозил пальцем.
- Не буду, – уже улыбаясь.
Чистая, светлая девочка. Милый ребенок, которого хочется прижать к себе и заласкать по-родительски. Ведь в детстве она была этого лишена.
Делая массаж, Виктор был особенно нежен. А Лена наблюдала за ним, переводя взгляд с его рук на лицо и обратно, и млела. Для нее это был не просто массаж, а прелюдия. Каждое касание провоцировало разряд возбуждения, который передавался от клеточки к клеточке, охватывая все тело до последнего миллиметра. Сердце грохотало, угрожая разнести грудную клетку в клочья. Пыталась выровнять дыхание, но это плохо получалось. Снова стало стыдно за свои желания.
- Ну, вот и все. – Натянул штанину. – Сейчас лежи, отдыхай, а вечером сходишь в душ, и тогда помажем мазью. Не скучай. – Тронул за руку и встал с кровати. – Игорь-то придет сегодня?
- Неа, он работает. – Расстроено поджала губы.
- Вот так всегда. Значит, сегодня я тебя развлекаю, – широко улыбнулся и вышел.
Лена была совсем не против этого.
В душе вспомнились его нежные касания и ощущения, которые она при этом испытывала. У них был свой вкус и острота. Необычайно приятные и будоражащие, толкающие на безумства.
Шла с ужина, погруженная в свои мечтания.
- Кулемина, ты чего это расходилась? – раздалось шутливо-грозное за спиной.
Обернулась и не смогла сдержать улыбки.
- Ужинать ходила, Виктор Михалыч.
- Ужинать - это хорошо. – Прищурил один глаз. – Ну что? Пойдем в процедурный, мазь наложим?
- Пойдемте, - послушно.
Степнов подергал за ручку, дверь не поддалась. Пошарил в карманах, тоже ничего.
- А ключей-то у меня нет, – развел руками. – Ну ничего, можно и в кабинете.
Пока Степнов искал в недрах своего шкафа нужную баночку, Лена ждала его на кушетке, забравшись на нее с ногами. Тело охватила мелкая дрожь. Все это ей отдаленно что-то напоминало. Нога… Дежурство… Массаж… Мазь…
- Ну, давай сюда свою страдальческую конечность, - весело сказал доктор, усаживаясь на рядом стоящий стул.
От первого его касания ее пронзило током. Кожа покрылась мурашками.
- У меня руки холодные? – взглянул виновато на нее.
Девушка не смогла бы сейчас и слова сказать, поэтому просто покачала головой. Круговые движения его рук сводили с ума, затягивая тугой узел внизу живота. Перед глазами плыло, дышать стало трудно. В памяти вспыхивали картинки ее первого раза, когда она сама пришла к Герасимову. Те же ощущения собственного возбуждения от прикосновений, те же желания. Потянулась к пуговицам на пижаме. Дрожащие пальцы с трудом с ними справлялись.
Виктор заметил ее действия. Смотрел в широко открытые глаза и, наверное, впервые не знал, как себя вести.
- Что ты делаешь?.. – хрипло. А на лице абсолютное непонимание.
Не стала отвечать на этот вопрос, села лицом к нему, спустив ноги. Не сводил с нее глаз. Подалась вперед и мягко поцеловала его в приоткрытые губы. Всего лишь легкое касание. Не знай он ее истории, ни секунды бы не сопротивлялся, но… Так нельзя.
Отодвинул ее немного, перевел дыхание, а потом посмотрел прямо в глаза и сказал:
- Лен, не надо. – Попытался улыбнуться. - Мне ничего такого от тебя не нужно.
Это произвело эффект ушата ледяной воды. На ее лице тут же отразился испуг. Порывисто сомкнула полы верха пижамы, готовая провалиться сквозь землю от стыда. А потом соскочила и выбежала из кабинета.
Степнов пребывал в полной растерянности. Он ничего не понимал. Что он не так сделал? Почему она убежала? Может, она не так его поняла? Решил с ней объясниться. Войдя в палату, нашел ее, сидящую на подоконнике. Тихо подошел и облокотился о стену.
- Вы меня извините за эту выходку, – начала бесцветно она, не отрываясь от созерцания пейзажа за окном. - Я Вам обещаю, больше такого не повторится.
- Лен, я не хотел тебя обидеть.
- А Вы и не обидели. – Устало посмотрела на него, натянуто улыбнулась. – Все нормально. – Снова отвернулась к окну.
- Я просто…
- Виктор Михалыч, я Вас очень прошу, давайте закроем эту тему. Мне, правда, очень стыдно. – Закрыла лицо руками.
- Лен…
- Уйдите. Пожалуйста, - сдержано.
Степнов поджал губы, а потом быстро вышел. От нервного напряжения ломило виски. Сейчас ей что-то объяснять было бесполезно.
В голове был сумбур. Зачем она это сделала? Неужели он дал ей повод так о себе подумать? Может, медсестры насплетничали чего? Но он ведь не воспользовался этим! Тогда почему убежала? Что он не так сделал? До рассвета не сомкнул глаз. Курил прямо в кабинете в открытое окно, так и не включив свет.


Спасибо: 61 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2617
Настроение: Винни Джонс - мужчина-мечта =)
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.02.11 13:19. Заголовок: На утро голова прост..


На утро голова просто раскалывалась. Видимо, от большого количества никотина, поступившего за эту ночь в его организм. Не стал дожидаться начала рабочего дня, сдал смену и поехал домой.
Проспал до обеда, отключив телефоны и даже домофон. Нужно было хорошенько отдохнуть, чтобы со светлой головой обдумать вчерашний «инцидент». В голове не укладывалось поведение Лены. Что-то в нем было не так.
Вечером, сидя на кухне, смотрел на вибрирующий телефон, не желая отвечать. Артем Эдуардович позвонил за день двенадцать раз и не оставлял попыток дозвониться до друга. Вот только другу было сейчас не до него. Глянул на часы. Семь. Трофимов уже, наверное, на подъезде. Схватил телефон, надел на босу ногу кроссовки и покинул квартиру. В близлежащем сквере было немноголюдно. Редкие парочки сидели у реки, нежно целуясь или просто обнимаясь. Пожилые люди удобно устроились на лавочках. Мамы с колясками; две милые девочки-подружки с одинаковыми хвостиками катались на роликах, держась за руки. Счастливые люди! А он тоже очень хочет сделать счастливой одну девушку. А в чем ее счастье? Да, после того, как в ее жизни снова появился друг, он стал чаще видеть ее улыбающейся. Про родителей она не вспоминает, навряд ли они являются составляющей ее нынешнего счастья. Вот лет пять назад да, а сейчас… Вот дед, это да. Самый родной для нее человек. Можно сказать, все, что она делает, это в большей степени для него. И тут встает вопрос: а нужна ли ей его, Степнова, любовь? Она разочарована в мужчинах, в отношениях. Она больше в это не верит. Да и кто бы верил после такого?! Думает, что им от нее нужно только одно. Степнов же видел ее симпатию, стала более открытой. Она ему доверяла. Он, вроде, ничем себя не скомпрометировал, никак не выдал… Тогда почему она так отреагировала на его отказ? Он ведь всего лишь хотел показать ей, что не все мужики одинаковые, что не надо всех под одну гребенку. С чего она вообще решилась на такие действия?
- И ты, наверное, думал, что я тебя здесь не найду?
Виктор поднял голову и увидел стоящего позади Трофимова. Отпираться было бесполезно. Артем сел рядом на траву и посмотрел на еле колышущуюся гладь воды.
- А теперь рассказывай, ДРУГ, что у тебя случилось. Если мне не изменяет память, последний раз ты так исчезал, когда Михал Алексеич умер.
Степнов опустил голову, понимая, что один он с этим не справится. Нужен был взгляд со стороны и плечо друга.
- Ты был прав, у меня к Кулеминой не только врачебный интерес. – Степнов ждал реакции от друга, но она не последовала. Удивленно-вопросительно посмотрел на сидящего рядом мужчину.
- Ты от меня колкости, наверное, ждешь?
- Ну…
- Эх, Степнов. Что ж я, по-твоему, совсем бесчувственный? За то время, сколько мы с тобой знакомы, какого я тебя только не видел, но чтоб вот так… из-за бабы… Рассказывай давай.
И Виктор рассказал. Как сначала действительно хотел ей просто помочь, потому что побывал в ее шкуре и знал, что без поддержки близких людей сам с этим не справишься. Рассказал, как она менялась на его глазах, превращаясь из колючей и ядовитой в милую и послушную. Какая она веселая и жизнерадостная, добрая и участливая, смешная и наивная. Поведал и про то, как тосковал, когда он лишился ее внимания. И про сон тоже рассказал.
- Да ты влюбился, друг, - похлопал его по плечу, поддерживающее улыбаясь. Он был рад за Виктора.
- Как пацан… - на выдохе грустно произнес он, теребя травинку в руках.
- Ну, так это ж здорово! Поздравляю! А она чего? – с интересом.
- Она? – горько усмехнулся. – А она вчера в моем кабинете предложила мне себя. – Выкинул травинку и опустил голову на руки.
- Опа… - Трофимов был, мягко говоря, поражен. – А ты чего? – осторожно.
- А я сказал, что мне от нее это не нужно…
- Силен. Ну, она оценила твое благородство?
- Она убежала. – Повернулся на друга. – А потом сказала, что ей очень стыдно и такого больше не повторится. Сказала, чтобы я уходил.
- И ты, конечно же, ушел, – заключил Трофимов, не одобряя этого.
- Нет, ну а что я должен был делать? – Вскочил на ноги и встал перед ним. – У нее в жизни был всего один мужчина, и тот козлом оказался. А ведь любил ее до безумия, что вон, чуть калекой не сделал.
- Ну, а чего она тогда так сразу-то?
- Да кто ж ее знает…
- А может, ей, правда, очень хотелось. А ты отказал.
- Тогда бы она просто обиделась. А тут как будто испугалась. Причем не меня, а саму себя, своих действий. Понимаешь, одно дело, если бы я давал повод ей думать, что у меня на ее счет есть определенные желания, намекал как-то. Тогда понятно. А у меня ведь и в мыслях такого не было!
- Ага, - усмехнулся.
- Это не то. Я тогда от наваждения быстро избавился.
- Помню-помню.
Степнов грозно посмотрел на него.
- Ну, тогда я не знаю, – развел руками Трофимов.
- Вот и я не знаю. Странно это как-то.
- А может, все-таки поговоришь с ней. Ты говорил ведь, что, вроде, тоже ей нравишься. Предложишь попробовать. Поухаживаешь там, как ты умеешь. Этот-то верзила, насколько я знаю, в койку ее сразу потащил.
- В том-то и дело, что вроде как нравлюсь. Она должна сама, понимаешь, сама должна полюбить.
- Вот ты задачку загадал. А как ты узнаешь, что она тебя любит?
- Да хрен его знает. – Закрыл лицо ладонями.
- Не знаю, как у тебя, а у меня уже голова кругом идет от твоих шарад.
- Да у меня тоже.
- Может, пойдем, пропустим по стаканчику? Я угощаю. Пусть мозг отдохнет. Интим не предлагаю, тебе и так есть, чем ночью заняться.
- Да, бессонные ночи уже вошли в норму. Пойдем. Выпьем по стаканчику.
После задушевных разговоров за бутылкой французского коньяка, стало немного легче. Виктор был рад, что рассказал все Трофимову. Теперь есть, с кем советоваться.


Спасибо: 57 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2632
Настроение: ...одна...
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.02.11 12:00. Заголовок: Всех влюбленных с пр..


Всех влюбленных с профессиональным праздником! А это вот ТИПА Валентинка


На утреннем осмотре Виктор все-таки решил с ней поговорить. Отослал ассистентку, а сам остался обсудить распорядок дня. Кулемина же меньше всего хотела быть с ним наедине.
- Лен, давай поговорим, – начал он.
- Если Вы о том, что произошло в вашем кабинете, то я уже извинилась, - не смотря на него.
- Я хочу знать, почему ты это сделала? Я дал тебе повод?
Она молчала, низко опустив голову.
- И почему ты убежала? – Пристально смотрел на нее, но ответа не было. – Ну что ты молчишь?! – прикрикнул, теряя терпение. – Ну, должна же быть этому причина!
- Зачем она Вам? – Подняла на него безразличный взгляд. – Я Вам все равно ничего не скажу. Уходите.
Степнов вскочил с кровати и быстро покинул помещение. В дверях столкнулся с Гуцулом. Тот проводил его ошарашенным взглядом, а потом увидел, что подруга беззвучно рыдает, уткнувшись в подушку. На вопрос, что случилось, она только мотала головой. Подождал Леру и решительно отправился к тому, кто, по его мнению, и был причиной ее слез.
Виктор расхаживал по кабинету, пытаясь успокоить свои нервы. Ну вот как с ней разговаривать?! Упрямая до невозможности! Ей ведь ничего не докажешь! Вопросом на вопрос отвечает. С ума с ней сойти можно! Открыл окно настежь, достал сигарету и сел в кресло. Не успел прикурить, как в кабинет буквально вбежал Гуцул. Оперся ладонями на стол.
- Что Вы ей сделали?! – крикнул он почти в лицо доктору.
Степнов зло посмотрел на него и чиркнул зажигалкой, не отреагировав на выпад парня.
- Я спрашиваю, что Вы ей сделали? Или Вы думаете, что Вам здесь все дозволено?! И на Вас управа найдется! – выплюнул уже звереющему Степнову.
- Послушай ты, - вскочил с места, - кто ты такой есть, чтобы врываться в МОЙ кабинет и предъявлять МНЕ беспочвенные претензии? – Жестко затушил сигарету.
- А кто есть Вы, чтобы доводить девушку до слез? – не отступал Игорь.
- Я никого не доводил!
- Тогда почему Лена плачет и ни с кем разговаривать не хочет?
- А я откуда знаю?! Со мной она тоже разговаривать не захотела!
- Я Вас первый и последний раз предупреждаю, если Вы ее хоть как-то обидите, я Вас из-под земли достану. – Посмотрел Виктору прямо в глаза. Потом резко развернулся и вышел.
Артем Эдуардович, пришедший на крики, стал свидетелем этого разговора.
- Ого, какой горячий! – закрыл за ним дверь.
Виктор сел и тяжело опустил голову на руки.
- Конкурент?
Друг отрицательно покачал головой.
- Скажи мне, что я не так делаю?
- Может, тебе ее пока вообще не трогать? Пусть все уляжется.
- Я ее врач.
- Ну давай я им побуду некоторое время.
- И как это будет выглядеть?
- Нормально. Мне ж только осмотр надо будет делать, а с остальным Лерунчик твоя справляется прекрасно. Заодно посмотрим, есть ли у нее чего на твой счет.
- Не знаю…
- Давай попробуем! И этот ее, с бородкой, успокоится.
Степнов не верил, что это что-то даст, но друг решил все за него. Сам выбил ему отгулы.
Покидая место своей работы на длительный срок, грустно посмотрел на дверь ее палаты, сжал кулаки и вышел. На улице было хмуро. Собирался дождь. Первые капли уже окропили землю. Не успел спуститься с крыльца, как его окликнул женский голос:
- Виктор Михалыч!
Он обернулся. Из-за колонны вышла высокая темноволосая девушка спортивного телосложения.
- Да?
- Виктор Михалыч, как Лена? – хрипло. Как будто она не имела права задавать этот вопрос. От этого имени у него кольнуло сердце.
- Лена? – Опустил голову, поджав губы. – А Вы, простите, кто ей?
- Уже никто, – понуро. Посмотрела в сторону. – А когда-то была подругой. Мы с УОРа вместе. Были…
Догадка пришла почти сразу.
- Маша?
Девушка качнула головой.
- Как она? – Умоляюще смотрела на мужчину. – Пожалуйста… - Голос сорвался. Глаза наполнились слезами.
- У нее уже все хорошо, – поспешил успокоить девушку.
От этой новости она расплылась в улыбке.
- Расскажите про нее, – снова мольба.
Несмотря на то, что сейчас все, связанное с Леной, отдавалось тупой болью в груди, он не мог отказать Маше. Перед глазами всплывали картины той единственной встречи. Вспомнились слова Кулеминой, что Игорь и Маша были самыми близкими людьми. Но они ее предали. До сих пор уоровская жизнь его пациентки была покрыта мраком. И что-то ему подсказывало, что где-то там он может найти ответы на свои вопросы.
- Пойдемте ко мне в кабинет.
Испуг отразился на лице девушки.
- Нет. Давайте лучше здесь, – опустила голову. - Я не смогу…
Дождь забарабанил по крыше. Виктор понимающе посмотрел на Марию. «Что ж ты за ублюдок такой… Ты ж не только Ленке жизнь сломал».
- Мария, тут кафе есть неподалеку. Пойдемте.
Петрова сидела за столом, дрожащими пальцами теребя бумажную салфетку, и с нетерпением ждала, когда Виктор сделает заказ. Не стал испытывать ее терпение и вкратце рассказал о ходе лечения Кулеминой. О ее успехах. Когда упомянул про Гуцула и Леру, недавно вспыхнувшие радостью глаза девушки потухли. Если еще пять минут назад она на что-то надеялась, то сейчас Маша поняла, что окончательно потеряла Кулемину. Лена ее не простит. Никогда.
- Мария, - тронул ее за прохладную ладошку, – у тебя есть шанс. – Девушка подняла на него глаза.
- Вы даже себе представить не можете, что я ей сделала, – срывающимся голосом выдавила она.
- Мне Герасимов рассказал.
- Герасимов? – горько усмехнулась. – Герасимов… Да если бы не я, не было бы никакого Герасимова! – сорвалась. - И этого бы ничего не было… - Закрыла лицо ладонями и разрыдалась. – Господи, зачем я тогда ей сказала, чтобы она не артачилась…
Виктор пытался уловить смысл сказанного, но у него не получалось. Но он должен все выяснить. Попросил у официанта воды. Протянул ей бокал и салфетки.
- Извините. – Промокнула лицо.
- Расскажи про их отношения. Почему ты говоришь, что если бы не ты, то не было бы ничего?
- Потому что это я посоветовала ей не отталкивать его. – Непонимание отразилось на его лице. – Понимаете, Игорь Сергеевич, он всегда добивался того, чего хотел. И кого хотел. А Ленка. Она бы ему никогда ничего не позволила. У меня подруга была. Тоже отказала ему. Так он ей дорогу в спорт закрыл навсегда. А у Ленки талант! Вот я и посоветовала ей, чтобы запихнула свою девичью гордость подальше. Вообще не думала, что она меня послушает.
- А потом?
- Все думали, что он получит свое и отстанет. А он влюбился.
- А она?
- Что она?
- Она любила его?
- Это была не любовь. Баскетбол ее любовь. Но Игорь ей был дорог. Она привязалась к нему, как собачка к хорошему хозяину. Он заботился о ней, все только для нее. Но старался не смешивать работу и отношения. Дома у них была идиллия. Пылинки с нее сдувал. И она это ценила. Очень сильно ее любил. Изменился он, когда ее карьера стремительно в гору пошла. Ленка тогда еще звезданулась немного. Спонсоры, приглашения в разные клубы… Игорь уже был не таким необходимым. Вот он и сделал ей предложение. А она отказала. Я знала, что он не остановится на этом. Но такого не ожидала. Ударил по самому больному. До сих пор не понимаю, как я ему поверила… - Уронила голову на сложенные перед собой руки. - Она мне как сестра. – Посмотрела на него взглядом, полным боли и отчаяния. - А я ее предала… Я никогда не забуду нашу последнюю встречу. Это было как раз незадолго до… Ленка тогда опять с Игорем поругалась. К деду не поехала, поздно было. Дверь открываю, а она стоит, косяк подпирает. В руках бутылка «Мартини». Отпито всего три глотка, а Кулемина еле на ногах держится. Я ее плачущей никогда не видела, а тут… Крепится из последних сил. Шутить пытается. А у самой уже губы трясутся. Я тогда подумала, что она залетела. Прижалась ко мне, что даже дышать трудно было, и разрыдалась. Потом мы долго с ней на кухне сидели. Бутылку ее я сразу в мусорное ведро выкинула. Сначала молчала, а потом как прорвало. Лена… Она не как все. Она не с каждым так откровенничать будет. Личная жизнь – это только ее. Мы с ней с самого начала, а даже я много не знала. Да я и не спрашивала, собственно. Она сама рассказала. Видимо, больше не могла. Это было как раз незадолго до… Я часто вспоминаю тот вечер. И ее глаза. Как будто она знала, что произойдет. – Девушка прикрыла глаза, и слезы хлынули потоком.
- Ты ни в чем не виновата, он в любом случае своего бы добился, - горько изрек Виктор.
Едва заметно кивнула головой. Потом вытерла слезы салфеткой и тихо продолжила:
- Тогда она мне рассказала, что к Герасимову сама пришла. У нее чего-то там с ногой случилось. Типа помазать пришла. Сказала, что это было осознанное решение. И она о нем не жалеет. Я даже не знала, что ответить ей… Ленка такие вещи рассказывала. И про родителей тоже. У меня сердце разрывалось. А утром приехал Игорь. И она была ему рада. Потому, что близкий и родной. Потому, что нужна ему, как воздух. В этом и было ее маленькое счастье. В нужности…
- Она еще будет счастлива, поверь. Обязательно будет. – Он все для этого сделает.
- Вы думаете? – с надеждой заглянула в глаза доктору.
- Я уверен, – улыбнулся. – Кофе будешь?
- Чай. Зеленый.
- Ах, ну да. Мне же Ленка говорила. – И снова тепло разлилось по телу.
Сделав заказ, Маша попросила:
- А расскажите еще про Лену?..
Девушка слушала его с открытым ртом. Взгляд светился искренней радостью. Настолько искренней, что порой даже слезы наворачивались. Сама она тоже рассказывала о Ленке взахлеб. Их победы, большие и маленькие, их поражения, пустяковые и существенные, но которые только добавляли спортивной злости и делали желание победить несокрушимым.
По дороге домой, прокручивая в голове разговор, отмечал детали. А вот и ответы на мучавшие его вопросы. Ну хоть что-то прояснилось…




Спасибо: 61 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2662
Настроение: Лишь бы это не кончалось =)
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.04.11 12:48. Заголовок: http://pics.qip.ru/..




Дни тянулись невыносимо медленно. Лена пребывала в состоянии безразличия ко всему. Игорь с Лерой пытались ее как-то развеселить, заинтересовать, но получали лишь натянутую улыбку. Боялись, что она снова вернется в прежнее состояние. Но этого, слава Богу, не случилось. Она была благодарна Гуцулу и Лере, которые в последние дни были единственными, кого она действительно была рада видеть. Степнов после того разговора больше не появился. Осмотры проводил Артем Эдуардович. Смешной он. Задавал странные вопросы, смотрел как-то изучающе, будто наблюдение вел. Иногда ей очень хотелось спросить, где Виктор Михайлович. Но тут же сама себе задавала вопрос: «А зачем? Что это даст?» И так понятно, что в причине его отсутствия виновата она, поэтому какая разница, где он…
Сегодня Игорь с Лерой все-таки уговорили ее выйти на улицу. Пускай только для того, чтобы проводить парня до ворот, но это уже кое-что.
- Лер, я тебя здесь подожду, - присаживаясь на лавку.
- Хорошо, я не долго.
- Да ладно, не торопитесь, - улыбнулась. – Все, Гуцул, давай. – Махнула рукой.
- Давай, Ленок, завтра увидимся. – Обнял свою девушку и потянул ее к воротам.
Кулемина обвела взглядом парк. Остановилась на милующихся друзьях-влюбленных. Как бы погано ей не было, за них она рада.

- Может, расскажешь, что случилось? – Лера села рядом.
- Эх, счастливая ты, Лерка, - на выдохе. Та смутилась, – Игорь на тебя надышаться не может. Понимает, как повезло. – Щеки Новиковой тронул яркий румянец. Она действительно была до неприличия счастливой. И иногда ей было за это стыдно, когда она видела вот такую Кулемину.
- Лен, - осторожно тронула ее ладонь и заглянула в грустные глаза.
- Знаешь, до травмы у меня было все: любимая работа, мужчина, который меня любил. И я была счастлива. А теперь у меня нет ни работы, ни мужчины. И, похоже, не будет.
- Да все у тебя будет! Вот увидишь!
Лена посмотрела на девушку. Ей очень хотелось в это верить, но… Не выдержав уверенного взгляда, отвернулась.
- Дело же не в баскетболе, я права? – вкрадчиво.
Лена в подтверждение кивнула.
- Видимо, Герасимов – мой предел. Это лучшее, на что я могла рассчитывать, – горько усмехнулась.
- А Виктор Михалыч? – хитро прищурившись, спросила Новикова.
- А при чем тут Степнов?.. – перевела испуганно-растерянный взгляд на собеседницу.
- Эх, Ленка-Ленка… - ласково улыбнулась. – Ну, я же вижу, как ты на него смотришь.
- Как я на него смотрю?..
- Как типичная влюбленная девушка.
Ленка молчала. А чего тут говорить? Отрицать? Легче-то от этого все равно не станет.
- Лен, ну ты чего? – обеспокоенно спросила Лера.
- Я всю свою сознательную жизнь смеялась над влюбленными дурочками, переживающими из-за безответной любви. – Не смотря на девушку, грустно ответила Лена. - Да что уж, я Игоря не понимала. Он же ведь меня действительно любил. И знал, что я его не люблю. Но настолько хотел быть со мной, что лишил меня самого главного в ) жизни. А сейчас у меня в голове нет ни одной мысли про баскетбол, а ведь скоро уже предтренировочный этап реабилитации. Казалось бы, я вернусь к своей прежней жизни, я буду играть. Пусть не на том уровне, что был до травмы, но ведь смогу. Я снова почувствую то захватывающее чувство, когда ты отправляешь мяч в кольцо и на сто процентов знаешь, что он летит точно в цель, но все равно наблюдаешь, как он проходит корзину насквозь, а в ушах щекочет от шуршания сетки о мяч. Только теперь для меня это стало неважным. Куда важнее то, что я буду тренироваться со Степновым. С мужчиной, от присутствия которого я иногда забываю, как меня зовут. От прикосновений которого я краснею, бледнею и вообще забываю, как дышать. Который снится мне каждой ночью. Каждой, представляешь! – Выразительно посмотрела на внимательную девушку. – Я уж промолчу про содержание этих снов, - понуро. Горько усмехнулась, глядя на собственные сцепленные ладони. – Я даже в них замуж за него выходила. А ведь раньше во сне я только играла. Просыпалась, а в ушах эхом отдавался звук мяча о паркет. А теперь только голос его. До мурашек пробирает. – Взгляд у Кулеминой был как у побитой собаки. У девушки, до этого улыбающейся, от ее взгляда сердце защемило. Она так радовалась этому весеннему чувству Кулеминой, но эта трагедия в ее глазах… Что же произошло?
- Лен, но это же хорошо.
- Что? – Она не понимала, что хорошего в том, что она по уши влюблена в того, кто считает ее не совсем приличной девушкой.
- Любить и быть любимой.
- Наверное… - устало выдохнула. – Только это не про меня.
Немой вопрос застыл в глазах медсестры.
- Лер, ты что, правда думаешь, что между нами может что-то быть?!
- А почему нет, Лен? – эмоционально задала вопрос Новикова. Для нее уже давно все очевидно - они влюблены друг в друга.
Лена какое-то время смотрела на девушку, как будто собираясь с духом, а потом, так и не решившись, тихо выдохнула:
- Потому что, - и отвернулась. Ей было стыдно и одновременно горько. Стыдно за свое поведение, даже несмотря на то, что Лера не в курсе. А горько потому, что она сама все испортила. Если до этого еще была надежда на взаимность, то после надеяться было не на что. – Ладно, я пойду. – И, не дожидаясь ответа, встала, сунула руки в карманы и быстро пошла в сторону главного корпуса. А Лера недоуменно смотрела ей вслед. Да что ж такое произошло?..

Лена упала на кровать и закрыла лицо руками. Было очень больно слышать утверждения Леры о том, что у них с Виктором Михалычем что-то могло получиться. Она и сама в это свято верила, как маленькая девочка в сказку, но ровно до того момента, как сама все испортила. ОНА САМА ВСЕ ИСПОРТИЛА. Даже представить страшно, что он теперь о ней думает. Какого он о ней мнения?
- Так, Кулемина. - Девушка приподнялась на локтях и увидела стоящего в дверном проеме Трофимова. – Значит так, - он уткнулся в ее карточку и на нее даже не смотрел, что-то там выискивая, пока не назвал фамилию: - завтра выходит Степнов, - глянул из-под бровей, желая увидеть ее реакцию. Лена, казалось, побледнела и перестала дышать. Мужчина хитро улыбнулся про себя, – я тебя передаю ему, и вы снова будете заниматься дополнительно. Нога к нагрузкам готова. – Победно улыбнулся. А Ленка чуть не оглохла от собственного сердцебиения. Артем видел ее растерянный вид и ликовал. – Ну, я пошел. – Еще раз улыбнулся и вышел, что-то напевая себе под нос.
Как только за врачом закрылась дверь, она прикрыла глаза и плюхнулась назад. Запустила пальцы в волосы и, доведя до макушки, там их и оставила. Все опять перевернулось с ног на голову. Что теперь будет? Чего ждать? Как себя вести? Все смешалось: и в мозгу, и в памяти, и в сердце. Совсем недавно она поставила крест на возможности быть с Виктором, но так, как сейчас, она не хотела никогда. Почему все так сложно? Почему нельзя отмотать время назад и исправить?
Долго не могла уснуть. Смотрела в потолок и размышляла о жизни. О той, которая будет после… После того, как она навсегда покинет эти стены. После того, как он навсегда уйдет из ее жизни…
Момент за моментом перебирала их общение. С самого первого и до последнего, когда сама попросила его уйти. Этот человек определенно не просто так оказался рядом. И пускай не так рядом, как ей этого хотелось, но уже то, что он для нее сделал, не может быть просто его работой. Он вернул ее к жизни. Он научил ее видеть дальше своего маленького ограниченного мирка. Он научил ее прощать, доверять, он научил ее верить. И несмотря ни на что, она сейчас верила. Верила, что если она захочет, то все у нее будет хорошо. Не будет только одного – его. Но она была благодарна за то чувство, которое познала. Она его сохранит, как бы дальше не сложилась ее жизнь.
Виктор на работе был рано – сегодня его дежурство. Тихо заглянул в палату к Кулеминой. Девушка спала, по-детски сложив ладошки под щекой. Вспомнил вчерашний разговор с другом, который ему чуть ли не на Библии клялся, что Ленка его любит. И что ему надо брать быка за рога, а не ждать у моря погоды. Но Степнов все еще сомневался, стоит ли «за рога».
- Ну чего, ты уже с ней говорил? – Трофимов, едва войдя, мгновенно оказался перед Степновым и с горящим интересом в глазах таращился на него.
- Нет. – Виктор сидел в своем кресле и пил кофе. Внешне ничего не выдавало его напряжения.
- Как? – растеряно-разочаровано.
- Так. – Поставил кружку на стол и резко встал. Подошел к окну. Развернулся и посмотрел на друга. Тот все еще ничего не понимал. Они ж, вроде, вчера все решили. – Ну, вот что я ей скажу?
- Как что? Ну… там… Лена, я это… Давай… Ты мне…
- Ну? Ну что?
- А ты сам ничего не придумал?
- Поэму написал!
- Че, правда?! Ну ты, Витек, даешь! – восхитился ошарашенный доктор.
- Ты чего, Трофимов, сбрендил, что ли?! – покрутил пальцем у виска.
- Ну, ты в следующий раз говори сразу, что шутишь. Я ж доверчивый.
- Не доверчивый, а наивный, - уже более спокойно проговорил Степнов, доставая из пачки сигарету.
- Но-но! – погрозил поднятым пальцем. Потом взял из той же пачки сигарету и подошел к Степнову, который курил в открытое окно.
Виктор щелкнул зажигалкой, давая другу прикурить. Оба одновременно глубоко затянулись и, откинув головы назад, синхронно выпустили струйки дыма.
- Что делать будешь? – наблюдая с высоты птичьего полета за движением в парке.
Виктор пожал плечами, снова затягиваясь. Он тоже смотрел куда-то вдаль, не вникая в детали.
- Я дежурю сегодня. Посмотрим.
- Может, вам ужин при свечах замутить? – с деловым видом покосился на Степнова.
Виктор усмехнулся и посмотрел сверху вниз на друга.
- А что?! Очень романтично.
- Ты, правда думаешь, что ей романтика нужна?
- Ну да. – Снова задумался. – Учитывая то, что она тут в тот раз вытворяла… - Сам хихикнул.
Хозяин кабинета смерил его грозным взглядом, выкинул окурок в окно и вернулся на кресло. Друг последовал его примеру.
- Вить, а может, ей самой предоставить свободу действий? – Степнов вопросительно посмотрел на него. – Пусть делает, что хочет.
- Она сейчас как раз и делает, что хочет. У нее все мужики одинаковые. Она нас по Герасимову мерит.
- А ты пойди от обратного!
- Вот я и пошел от обратного. А она взяла и убежала. Я тебе даю сто процентов, что она сделала выводы, и не в мою пользу. А вот какие именно, я понятия не имею.
- Дам…
- Ладно, - посмотрел на наручные часы, - у меня обход. – Встал с кресла. – Посмотрим, что будет. А уж от этого плясать будем. – Друг понимающе кивнул, и оба пошли по рабочим местам.


Спасибо: 62 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2665
Настроение: Лишь бы это не кончалось =)
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.04.11 11:59. Заголовок: Лена сидела на крова..


Лена сидела на кровати, прижав к груди колени и положив на них подбородок. Ожидание сводило с ума. Думать не могла. Сосредоточиться тоже. Сейчас она просто хотела его увидеть.
- Доброе утро, Лена.
Степнов подошел и сел на край кровати.
- Как дела? – смотрел на нее, не отрываясь. Пытался поймать взгляд, а она его усердно прятала.
- Нормально. Артем Эдуардович сказал, что уже можно снова давать прежнюю нагрузку на колено.
- Отлично. Ты еще не передумала заниматься дополнительно?
Лена подняла глаза и встретилась с его пристальным взглядом.
- Нет, - уверено.
Виктор как будто скинул тяжелый груз. Даже улыбнулся.
- Вот и хорошо. Давай я посмотрю колено.
Лена наблюдала за ним, переводя взгляд с рук, которые ощупывали ткани на сгибе, чашечку, на его лицо. Он вел себя так, будто ничего не произошло. А она и не знала, что думать. И даже не замечала, как его руки слегка подрагивали, когда он касался ее острой коленки.
- Ну, - растянул улыбку, потирая руки, – все отлично. – Глаза в глаза.
Лена тоже открыто улыбнулась. Впервые за эти дни. А может, не все так страшно, как она думала, и у нее действительно есть шанс?
- Тогда на процедуры с Валерией Андреевной, а в тренажерку я ближе к вечеру за тобой зайду. – Встал с кровати, не отпуская ее взгляда, и, дождавшись робкого кивка, вышел из палаты.
Как только за ним закрылась дверь, на нее опять напала паника. Она совсем запуталась.
А Виктор, зайдя в кабинет, с задумчивым видом достал сигарету и подошел к окну.
- Ну как? – влетел коллега.
- Да, вроде нормально.
- Да ты что?! – радостно-удивленно.
- Ага.
- Значит, надо действовать! – воскликнул Артем.
- Посмотрим, что на тренировке будет, - тяжело выдохнул мужчина.
- Да все нормально будет!
Степнову очень хотелось в это верить.
Во время занятий Лена заметно нервничала. Пока ждала его в палате, накрутила себя. Будто он специально делает вид, что все хорошо, как если бы ничего не произошло. И все – чтобы не показать своего отвращения к ней.
Виктор сам не понимал, почему его так колбасит. «Как пацан, ей богу». Ходил от снаряда к снаряду, постоянно сбивалось дыхание и терялся счет. На Лену старался даже не смотреть, потому что не знал, с чего начать.
Лена же, наблюдая его состояние, мечтала только об одном, чтобы скорее закончить и избавить его от своего общества. «Ему теперь не по себе со мной наедине находиться. Боится, что наброшусь на него». Лена зажмурилась, словно от удара под дых. С трудом проглотив ком, сильнее сжала руль велотренажера. Мужчина, в который раз сбившись со счета, нервно наматывая эластичный бинт на запястье, прошел мимо нее к штанге. Лена смотрела на него, а внутри все сжималось.
- Твою мать, - сдавлено выругался Степнов, когда стальной блин с грохотом приземлился ему на ногу.
Это было последней каплей. Лена соскочила с тренажера и опрометью бросилась к выходу. Виктор молниеносно среагировал, поймав ее за руку.
- Ты куда?
Она не могла даже посмотреть на него. Злость за то, что он вынуждает себя заниматься с ней, когда ему это неприятно, бурлила внутри. Тяжело втягивая воздух носом, сверлила взглядом дверь.
- Лен, - настойчиво. Нервное напряжение вмиг улетучилось.
- В палату, – с трудом справившись с эмоциями, бросила она, так и не повернувшись.
- Нога? – хотя в это он верил меньше всего. - Давай посмотрю.
Она повернулась и уставилась прямо в глаза. Взгляд был затравленным, но с отблесками ненависти. Но он его не отпускал. Теперь не отступится, только вперед. Его уверенность поубавила в ней решимости высказать ему все сейчас, выплеснуть все, что давит на грудную клетку. Посмотрела на запястье, которое жгло от тепла и сильной хватки его ладони.
- Отпустите меня, – хрипло. Он застыл, – пожалуйста. – Ленка держалась из последних сил.
Ее тихий голос прошел колючим холодом от макушки до пяток. На коротенькое мгновение он даже ослабил хватку, но потом сжал пальцы сильнее, заставив посмотреть на него.
- Не отпущу. - Все тот же уверенный взгляд. – Мы не уйдем отсюда, пока не поговорим.
- Нотации читать будете? – с вызовом. – Воспитывать? – стала нервно подергивать ногой. – Можете не утруждать себя, уже не поможет. Какая есть – уже не переделаешь. Жизнь наложила свой отпечаток.
- Ты это сейчас о чем? – покосился, удерживая преимущество.
- Ой, вот только давайте не будем сейчас делать вид, как будто не понимаете, о чем я. Вы думаете, я не вижу? Шарахаетесь от меня, как черт от ладана! Вон, даже отгулы взяли, спихнув меня на Трофимова!
- Я тебя не спихивал! – это аргумент задел Степнова. Не думал он, что это ТАК будет выглядеть в ее глазах.
- Ой, да ладно! Не надо мне вашего благородства! Сыта по горло. – Сделала характерный жест ребром ладони по горлу. – И отпустите вы, в конце концов, мою руку. – Дернула еще раз, но она не поддалась.
- Все сказала? – Она отвернулась и снова уставилась на дверь. – А теперь послушай меня. Я тебя не спихивал. – Она хмыкнула, криво улыбнувшись и покачав головой.
- Тогда почему? – прищурившись, посмотрела на него.
- Да потому что у меня в голове не укладывалось твое поведение!
- Теперь уложилось?
- Относительно.
- Вот и отлично. – Дернула посильнее руку и освободилась от его хватки. – Инцидент исчерпан. Разговор состоялся. Нравоучения оставьте для других. Удачно вам позаниматься. – Развернулась, чтобы уйти, но он не дал. Поймал за локоть и снова развернул к себе лицом.
- Я еще не закончил. – Выдернула локоть и сложила руки на груди, приготовившись его слушать. – Скажи мне, я дал тебе повод так обо мне подумать?
- Да причем тут вы?! Почему у вас все всегда вертится вокруг собственного я? А вам не приходило в голову, что это Я этого хотела?! Я! Вот тупо секса! Мужика! Я тоже человек! Я живая! Вы же сами хотели, чтобы я стала такой, как все! Вот я и стала!
Виктор слушал ее надрыв и понимал, что не о том она говорит. Что истинная причина глубже, нежели животные инстинкты. И от догадки, которая подтверждала слова его друга, вдруг стало тепло и легко. Хитро прищурился и сказал, чуть улыбнувшись:
- Но ты ведь не только секса хотела. - Лена опешила. – Если бы только его, то не убежала бы.
Казалось бы, вот он – момент истины. Но он не узнает настоящей причины. Она растеряно смотрела ему в глаза. Внутри все сжалось, и затряслись руки.
- А чтобы вы сделали, если бы вас оттолкнули?.. – Ей с трудом удалось не выдать дрожь в голосе. Он видел, как боль тенью скользнула в ее взгляде. Порывисто притянул ее и прижался к ее губам, сильно, жестко, тем самым прося прощения за то, что не понял, что не распознал истинного порыва. У девушки в этот момент оборвалась звенящая струна отчаяния. Отодвинула его от себя.
- Мне не нужна ваша жалость, - тихо, не поднимая глаз. Сделала шаг назад. Потом посмотрела на него. В глазах уже стояли слезы, но она упорно с ними боролась, стараясь не моргать. – Не нужна, слышите! – срывающимся голосом почти прокричала она.
Схватил ее за плечи и несильно тряхнул.
- Это не жалость! Лена! – Старался заглянуть ей в глаза, которые она прятала под челкой, потому что сдерживала слезы из последних сил. – Я… Я люблю тебя… - тихо.
Сердце девушки упало и разбилось вдребезги. Веки сомкнулись и две капли устремились вниз к подбородку. Она подняла голову, поймала его взгляд и сказала:
- Когда любят, не отталкивают.
Это было пощечиной. Виктор отпустил ее, потом резко развернулся и запустил пальцы в волосы. Чуть пометавшись, снова подошел к ней вплотную. Взял ее аккуратно за плечи и чуть присел, чтобы заглянуть под челку. Ее глаза были закрыты, а дорожки от скупых слез почти просохли.
- Пойми, не все такие, как Он. Я не такой, как Он. Я не могу просто взять то, что мне предлагают. Ты ведь этого ждала? И тогда бы мы все были одинаковые.
Она открыла глаза, и ее взгляд отразился холодком где-то глубоко внутри.
- Зато я точно знаю, что Он любил…
Виктор отдернул ладони, как будто обжегся. Сделал несколько шагов назад, а потом, опустив низко голову, ровным голосом сказал:
- Занятие окончено. Ты можешь идти в палату.
Лена смотрела на него и ничего не понимала. Ее идеально выстроенная модель типичного мужчины дала сбой. Страх пробрался под одежду и колючим холодом прошелся по позвоночнику до основания черепа. Неужели она ошиблась?.. И снова все испортила…
Виктор развернулся и направился к снаряду. Поднял упавший «блин» и повесил его на штангу. Дверь тихо скрипнула. Ушла… Облокотился на металлический стержень и уперся лбом в сложенные руки.
Медленно поднималась по ступенькам, каждый шаг отдавался болью где-то в районе груди. Отчаяние душило. Сорвалась с места и бросилась вверх по лестнице, размазывая горячие слезы по щекам.


Спасибо: 59 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2668
Настроение: Лишь бы это не кончалось =)
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.04.11 13:53. Заголовок: - Артем Эдуардович, ..


- Артем Эдуардович, а Вы чего домой не идете? – решила спросить Лера, сидевшая на посту, которая уже минут пятнадцать наблюдала, как Трофимов с интервалом в несколько минут выглядывает из кабинета и прислушивается к шагам на лестнице.
- Да мне вот Виктор Михалыч нужен… - вышел в коридор и подошел к стойке, косясь на дверь с табличкой «выход».
- Так он же на цокольном. С Леной занимается. Вы туда спуститесь.
- Не хочу мешать.
Лера искоса посмотрела на него.
- Мешать???
- Ну да, они ж там это… занимаются. Ну, спортом. На тренажерах. Дополнительно.
Девушка усмехнулась. «И именно поэтому ты не хочешь им мешать». Послышались шаги, а потом дверь распахнулась. Лена, не видя никого на своем пути, пробежала в свою палату, чуть не задев стоявшего у стойки врача. Двое проводили ее взглядом.
- Поговорили… - растеряно пробормотал мужчина. – Лера, я, наверное, все-таки спущусь к нему…
Но Новикова его даже не слышала. Вышла из-за стойки и направилась вслед за Кулеминой.


- Мам… Привет… У меня все хорошо… Да нет, ничего не случилось. Как дед?.. Я тоже соскучилась. Очень… Мам, я к вам хочу. Забери меня… Да, уже можно. Он против не будет… Спокойной ночи, мам. Я… тоже… вас… люблю…
Рука безвольно опустилась на покрывало, все еще сжимая трубку. Так будет лучше. Она не вынесет жалость в его глазах, как бы он это не называл. Откинула голову на спинку кровати и прикрыла глаза. Слез не было.
Дверь тихо скрипнула.
- Можно?
Лена кивнула.
Лера села на край кровати. Девушка скучающим взглядом смотрела на аппарат в своей руке.
- В Швейцарию звонила?
- Ага. – Поджала губы и тяжело выдохнула. – Попросила маму, чтобы забрала меня отсюда.
- Зачем?
Кулемина пожала плечами.
- Это из-за Степнова?
Снова кивнула, так и не взглянув на подругу.
- Он тебя обидел? – Лера сама испугалась этого вопроса. Она не верила, что Виктор Михалыч вообще способен на такое, но другой причины предположить не могла.
- Нет, – буднично сказала Лена. Потом подняла голову и встретилась с растерянным взглядом Новиковой. – Сказал, что любит. Вот только мне его жалость не нужна.
- Лен, какая жалость?! Ты чего такое говоришь?!
- Лер, он меня поцеловал, потому что я сказала, что мужика хочу! Что это, по-твоему? Не жалость? – Отвернулась к окну.
- Ленка, дуреха, - тепло улыбнулась. – Если бы он не хотел, не поцеловал бы. И словами таким никогда бы бросаться не стал. Лен. – Накрыла ее ладонь своей и заглянула в глаза. - Он действительно тебя любит. Это и слепому видно.
- Но…
- Ты просто поверь. Просто попробуй. Дай себе шанс быть снова счастливой.
- Сомневаюсь я, что после того, что я ему сказала в зале, он чего-то со мной захочет.
- Любовь сильнее эмоций. Главное, чтобы ты этого захотела. Переборола свой страх.
- Я не знаю. Я запуталась. – Закрыла лицо руками.
- Самое главное - разобраться, чего хочешь ты. Только когда определишься, не забудь ему сказать об этом. – Подмигнув, Лера вышла из палаты.


- Я так понимаю, поговорили. – Трофимов зашел в тренажерку и сел напротив Виктора, который молотил по груше.
- Поговорили, - не переставая наносить удары.
- И что?
- И ничего, - спокойно.
- Степнов, ты хочешь, чтобы я умер от любопытства???
Виктор остановил раскачивающийся снаряд, промокнул лицо полотенцем и сделал несколько больших глотков воды. Потом сел рядом с другом.
- Она думает, что я ее жалею. И поэтому не верит, что люблю…
- Только не говори, что все так и оставишь…
- Нет. Просто я теперь не знаю, что делать. Как убедить ее в обратном.
- Фух. Молодец. Врагу не сдается наш гордый Варяг!
- Но это не самое страшное.
- Ты меня пугаешь.
- Она сказала, что если бы я ее любил, то не отказал бы тогда, у меня в кабинете.
- Это когда она там того? – Степнов кивнул, отпивая их бутылки. - Весомый аргумент.
Виктор недоуменно посмотрел на приятеля:
- Ты сейчас надо мной издеваешься?!
- Ну, ты сам подумай. Вы оба взрослые люди. Она взрослая!!!
- Трофимов! Ей девятнадцать!
- А я сейчас не про возраст. Ты ведь знаешь, как она жила.
- И что предлагаешь? Вести себя так, как Он?
- Нет, как Степнов. Степнов, которого знаю я. А не которым ты хочешь казаться. И не надо ее загонять в рамки. Она все делает как чувствует. Хочет целовать тебя? Пусть целует! Хочет секса? Так дай ей его! Он брал что хотел и когда хотел, а ты предоставил ей решить самой, у нее есть право выбора. И ты уже этим от него отличаешься. Тем более, что ты сам этого хочешь. Ведь хочешь? – испытующе посмотрел на Виктора. Тот только согласно кивнул.
- Но ведь это неправильно…
- А как правильно? Как у тебя с Мариной было?
- Я ее не любил.
- Вот именно. У любви нет правил.
- Ты-то откуда знаешь? – криво усмехнулся и снова сделал глоток.
- Оттуда, - передразнил друга Артем Эдуардович. – Все, прекращай тут инвентарь казенный уничтожать. Пойдем.
- Не, я еще поплаваю пойду, а то с такими нервами на дежурстве…
- Ну да, это тоже правильно. Ну, бывай тогда. – Протянул ему руку. Виктор пожал ее. – Я предупрежу Лерунчика, что ты «ихтиандришь».
- Буду премного благодарен, - изобразил реверанс.


Лена, пока спускалась на лифте, толком сама не знала, что скажет, но после разговора с Лерой что-то внутри шевельнулось. И это что-то заставило усомниться в собственной правоте, в правильности убеждений, чего не было с того самого момента, когда она осознала, что теперь их с дедом жизнь лежит полностью на ее плечах. Двери медленно разъехались, и она вышла из кабины, понимая, что это, возможно, самый важный разговор в ее жизни…





Спасибо: 59 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2679
Настроение: Лишь бы это не кончалось =)
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.07.11 10:47. Заголовок: http://i2.pixs.ru/s..




Виктор уже полчаса плавал в бассейне стилем «Баттерфляй». Голова окончательно стала светлой и способной трезво мыслить. Последний заплыв и он выходит. Он сюда всегда приходит, когда надо успокоиться и снять напряжение. Или ночью, когда спокойное дежурство. Садится, не включая свет, и просто наслаждается тишиной.
Стеклянные двери были открыты. Решительно вошла, чуть задержавшись на входе, а потом направилась к лестнице, спускающейся в бассейн. Сняла тапочки и села на верхнюю ступеньку. Степнов, встав в полный рост и заметив Кулемину, стряхнул с волос воду и приблизился к поручню.
- Что ты тут делаешь? – несколько официально спросил он, что девушка даже немного испугалась. Но, вспомнив их разговор в тренажерке, поняла, что это оправданная реакция.
- …Я хочу быть как все. Но у меня не получается. Я все постоянно порчу. Мне сложно доверять.
- Чтобы доверять, надо сначала поверить.
- Да как вы не понимаете!.. – с внутренним надрывом сказала она.
В одно мгновение его лицо оказалось настолько близко, что Лена даже отпрянула. Мужские пальцы с силой впились в металлические перила.
- Единственное, чего я не понимаю, это почему ты не веришь мне. – В его глазах болью отразилось искреннее непонимание.
- Потому что я слишком сильно этого хочу. – Голос был хриплым. - И я не знаю, что мне делать с тем, что я к вам чувствую…
Выдержав секундную паузу, Виктор тихо сказал:
- Все зависит от того, ЧТО ты ко мне чувствуешь.
У него было ощущение, что он стоит над пропастью и не знает, что его ждет внизу под туманом. И вот сейчас солнца луч разрежет эту мешающую пелену, и он увидит свою участь. Будет ли это теплая лазурь моря или же острые скалы, он не стал гадать. Просто ждал этого лучика.
- Я люблю вас…
Ему всего лишь краем глаза надо было увидеть эту бирюзовую гладь, чтобы сорваться с обрыва. Ее губы стали необходимостью. А в этот момент просто жизненно необходимыми. Прижался к губам. Еще одно касание, но более нежное, на которое она ответила, слегка захватив его губу. Чуть отстранился, чтобы увидеть ее глаза. Они приобрели новый оттенок, согревали светом и манили глубиной. А ее смущенная улыбка сорвала последние тормоза. Обхватил ее за талию и притянул, тесно прижавшись к ее груди, ощущая каждый ее вдох, обрывающийся на полпути. И снова ее губы. Он упивался ими, пьянея от каждого соприкосновения. Почувствовал, как робко она положила свои руки ему на плечи, и понял: прав был его друг, когда сказал, что любовь не имеет правил…
Лера, не случайно ставшая свидетельницей всего этого, тихонечко прикрыла дверь и со счастливой улыбкой удалилась на место дежурства. Тихие стоны, всплески воды, тяжелое дыхание не покинули толстых стен этой колыбели любви.
Двое сидели у бассейна, укутанные в полотенца и наблюдали, как пижама Кулеминой плавает на поверхности подсвеченной воды. Сама Лена, удобно устроившись в объятиях Степнова, держала его широкую ладонь.
- Вить, расскажи о себе… - тихо попросила она.
- Тебе все? От самого рождения и до сегодняшнего дня? – Заглянул ей в лицо.
- Ну, если ты знаешь, что будет с тобой завтра, то я и это с интересом послушаю. – Повернулась, мило улыбаясь.
Улыбнулся в ответ.
- Да что рассказывать. Рос обычным мальчишкой. Все как у всех: мама, папа. С детства был приучен к спорту. Гонял в футбол во дворе, в школе волейбольная секция, баскетбольная. Мне нравилось. Потом встал на лыжи и все. Соревнования, эстафеты всевозможные. За Москву выступал. Кандидата в мастера спорта получил. Потом УОР. Мама умерла, когда мне было шестнадцать. – От этой фразы Лена напряглась. Как будто этот человек ей был родной, несмотря на то, что она ее и не видела ни разу. - Я как раз на сборах был в Сочи. Отец очень гордился мной и не посчитал нужным сообщить об этом. Точнее, он не хотел срывать меня с тренировок. Когда вернулся домой, в мрачную квартиру, увидел пьяного отца и мамину фотографию с траурной лентой и засохшую корочку черного хлеба на рюмке с водкой. Отец мне тогда что-то попытался объяснить, но я и слушать его не стал. Мама была очень больна, у нее был рак. Это было ожидаемо, но… она же мне мать. А я с ней даже не попрощался… - Виктор сделал паузу. Для него эти воспоминания тоже были болезненными. Лена чувствовала его боль. Горло сдавило, а на глазах навернулись слезы. - В общем, собрал сумку и уехал. С этого момента и отец для меня умер. – Лена прикрыла глаза и по щеке сбежала крупная слеза. И она ведь всех хоронила заживо. - Было очень тяжело, я стал показывать результаты все хуже и хуже. Пока не пришел мой тренер и не вдолбил мне, что жизнь не остановилась, что надо идти дальше, что нечего гробить свою карьеру. В жизни будет полно таких потерь, а я мужик, я должен быть сильным. И я ушел с головой в спорт. Усиленные тренировки, всякие первенства, состязания… Поступил в физкультурный. А потом я стал известным. Обо мне в газетах писали, короче, ко мне пришла слава. У меня было все: квартира, машина, деньги, куча влиятельных знакомых, как мне тогда казалось, друзей. Меня готовили к олимпиаде. Молодой, перспективный. Я должен был произвести фурор. И на последнем спуске перед подачей заявки, в самом конце трассы я неудачно приземлился. – Перед глазами снова всплыли картинки того злополучного падения, и даже в колене кольнуло. - В итоге разрыв передней крестообразной связки. – Лена повернула голову и уставилась на Виктора. У него была такая же травма, как у нее. Да чего уж, их судьбы были схожи. – Да, - подтвердил, - и я тоже проходил здесь реабилитацию. Но даже после полного восстановления опытный тренер не возьмет к себе такого спортсмена, а уж тем более не заявит его на соревнования международного уровня. От меня все отвернулись. Так мало того, еще и виноватым сделали. Мол, это я их всех подвел, – горько усмехнулся. - Мой тренер походатайствовал, чтобы меня доставили сюда, и все. Больше я его не видел. Два дня меня кололи сильными антидепрессантами. Я был уверен, что жить мне было не зачем. Пока не появился отец. Неделю я его просто игнорировал или выгонял. А потом он тряхнул меня, сказал, что если я не начну вести себя как мужик, то он всю оставшуюся жизнь себе этого не простит. Что я – это единственное, что у него осталось. Я тогда первый раз после смерти матери заплакал. Мы с ним обнялись и все друг другу простили. А потом, спустя неделю, ко мне пришли Макс со Славиком. Мы с ними с детского сада дружили. Нас было водой не разлить. Мы даже клятву давали, что друзья до самой смерти. А я эту клятву нарушил. Как попал под влияние славы, так про них и не вспомнил. Как-то Макс обратился ко мне за помощью, надо было его племянника пристроить, он тоже слаломом занимался, а я ему отказал. Сказал, что не буду этим заниматься – некогда. – Как же Кулеминой это было знакомо. - Вот сейчас говорю, а самому противно от себя. Знаешь, как мне стыдно было, когда увидел их в палате. А они подошли и, как ни в чем не бывало, спросили о моем самочувствии, когда выписываться думаю. Мы с ними потом все равно поговорили, я просил прощения. Понимаешь, все люди ошибаются. Надо уметь прощать. У них дело свое было, звали после выписки к себе. Но я не бизнесмен. Полгода просидел без работы. Переехал к отцу, а свою квартиру сдавал. У меня были кое-какие сбережения, но я их не трогал. Нам с отцом хватало. Как-то соседка по лестничной площадке попросила позаниматься с сыном, который сломал ногу во время игры в футбол, показать ему упражнения для восстановления, а то парень никого не слушает, кость еще не срослась, а он уже снова рвется во двор мячик погонять. Тогда я сам удивился силе своего убеждения. Наблюдал, как парень с завидным упорством делал упражнения, направленные на укрепление мышц, распределял нагрузку. А перед тем, как выйти на поле, подошел ко мне и спросил, можно уже или еще нет. Тогда и понял, что пожинать вот такие плоды своей деятельности было не менее приятно, нежели подниматься на верхнюю ступень пьедестала. – Посмотрел на девушку, которую, видимо, заинтересовал этот факт. Довольно улыбнулся и продолжил: - Пришел к врачу, который ставил меня на ноги и сказал, что хотел бы тоже помогать людям. Мне быстро нашлось применение в гимнастическом зале. Я делал успехи. А на следующий год поступил в медицинский. Ну, а кто я сейчас, ты знаешь. – Сжал крепче в объятиях.
- Ты – мой лечащий врач. – Довольно улыбнулась.
- Твой. И еще пятнадцати человек. Вообще, я по лыжникам специализируюсь.
- Так я же… - удивленно.
- А ты – особый случай. Помнишь нашу первую встречу?
- Помню. На подоконнике. Ты в меня тогда уже влюбился??? – Закусила губу, ощущая затылком, что он улыбается.
- Думаю, нет. Просто ты сразу показалась мне особенной, не говоря о том, что твоя ситуация напомнила мне мою. Я понял, что должен тебе помочь. Твоя проблема была не в самой травме, то есть в диагнозе, а в психическом состоянии. Ты сама настраивала свой организм, что ему не стоит восстанавливаться. Здесь мало, кто это распознает. Но даже если распознает, то, как с этим работать, не знает. Пока это на себе не прочувствуешь, не поймешь.

Теперь многие вещи для нее прояснились. Даже больше, она осознала, как ему было с ней тяжело. И не потому, что она противилась всему, что он делал, а именно потому, что сам через это прошел. Лена прикрыла глаза и плотнее прижалась к нему. Он не просто так появился в ее судьбе. Теплая ладонь скользнула по нежной коже и прижалась еще теснее к большой груди. Лена поймала ладонь, отняла от своего живота, потому что уже от этого ее сердце участило бег, а в голове появилась дурманящая дымка. Степнов улыбнулся.
- Виктор Михалыч, - повернулась на него и уперлась в его осуждающий взгляд. – Витя… - робко сказала она, чуть смутившись. – А можно вопрос? – Покосилась, ожидая разрешения.
- Ну… Задавай. – Прищурился, улыбнувшись.
- У Вас руки такие мягкие…
- У тебя.
- Что у меня? – Лена посмотрела на него с легким недоумением.
- Говорить надо – у ТЕБЯ, – шепотом на ухо сказал ей. Она снова засмущалась. – Мама на отца все время ругалась, говорила, что руки у него как наждачка, а он ведь с детьми работает. Он физкультуру у меня преподавал в школе. Сама понимаешь. Но для мамы это был не аргумент. Отец сначала противился, а потом уступил ей. Она его спать не пускала, пока он руки кремом не намажет. А меня решила с самого детства к этому приучить. А сейчас я и сам уже без этого не позволю себе к пациенту прикоснуться.
Лена держала его ладонь в руках, медленно водя подушечками пальцев по внутренней стороне.
- Какая у тебя мама… Как будто знала, что тебе это пригодится.
- Я думаю, что здесь была все-таки чисто женская мотивация. – Улыбнулся собственной догадке.
- Очень правильная мотивация… - тихо сказала Кулемина.
- Я тоже так думаю. – Обжег горячим дыханием, скользнув рукой от поясницы к солнечному сплетению. Девушка прикрыла глаза и втянула живот. А потом ощутила мягкость его губ на шее…
Лена лежала в кровати и улыбалась, вспоминая, как они крались мимо спящей на посту Лерки, а в палате он поцеловал ее нежно, едва коснувшись губ. А дальше только его глаза…





Спасибо: 55 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2684
Настроение: Лишь бы это не кончалось =)
Зарегистрирован: 30.04.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.10.11 11:43. Заголовок: http://i2.pixs.ru/s..




Виктор встретил рассвет, выпуская дым в открытое настежь окно. Вдыхал полной грудью утреннюю свежесть, смешивая прохладный воздух с теплом в районе солнечного сплетения. Уснуть в эту ночь он так и не смог. Сидя в кресле и глядя на звездное небо, не мог поверить в реальность происходящего. Крутанулся в кресле и пошел на пост.
Когда он уходил, Ленка еще спала, улыбаясь во сне. Трофимов столкнулся с сияющим другом уже на крыльце. С ходу стал задавать много вопросов, но Виктор лишь широко улыбнулся, положил ладони ему на плечи и, заглядывая в глаза, почти пропел: «Все замечательно!» Артем было открыл рот, чтобы спросить подробности, но Степнов жестом показал, что комментировать не будет. И, пожелав хорошего дня, бодро зашагал по аллее.
Дома сон срубил, едва голова коснулась подушки. Но, засыпая, он уже знал, что сегодня они обязательно встретятся.
Виктор с трудом разлепил тяжелые веки, не сумев нащупать сотовый телефон. Посмотрел на наручные часы, лежащие на тумбочке, как раз рядом с надрывающейся трубкой. Выругался – поспать ему дали только полчаса.
- Трофимов, - прочитал на дисплее и рухнул на подушку, не собираясь отвечать. Аппарат умолк. И только количество пропущенных заставило его ответить на следующий звонок.
- Трофимов, я тебя убью, - не открывая глаз, устало проговорил в трубку Виктор. – Что??? Зачем?! Я сейчас приеду. – Соскочил с кровати и стал быстро натягивать джинсы.
Трофимов ждал его на посту, нервно тарабаня пальцами по столешнице. Дежурившая Лилечка не понимала, чего это Артем Эдуардович так переживает по поводу отъезда этой выскочки и зачем понадобилось сообщать об этом Степнову? Ну, уехала и уехала, не навсегда же. Хотя, лучше бы навсегда.
Едва завидев друга, Артем сразу направился к нему. Виктор был зол. Он ничего не понимал.
- Где? – не останавливаясь, без приветствий спросил Степнов.
- У главного. Вить, ты ей случайно ничего не сделал? – вкрадчиво спросил еле поспевающий друг.
- В том-то и дело, что ничего. – Выразительно посмотрел на него. А потом добавил: - плохого…
- Тогда почему?
- Вот и мне интересно.
Из кабинета главврача вышли двое.
- А вот и наш Виктор Михалыч Степнов. Лечащий врач Леночки.
- Рада знакомству. Много наслышана о Вас. – Протянула руку Ленина мама, мило улыбнувшись.
- Надеюсь, что хорошего? – быстро пожал миниатюрную ладонь.
- Только хорошее. – Женщина перевела взгляд на стоявшего рядом главврача, чтобы он подтвердил. Тот кивнул.
- Виктор, Вера Николаевна хочет Леночку забрать. Ненадолго. В Швейцарию. Я свое согласие дал, предварительно изучив историю болезни и твои записи. Лилечка уже документы подготовила. Ты уж прости, что без тебя все решили. Не хотелось тебя в и без того редкие выходные дергать.
Виктор поджал губы, кинув взгляд на дверь палаты.
- А Лена? – Вопрос был адресован только начальнику. Каждый в центре знал о сложных взаимоотношениях в семье Кулеминых.
Вера виновато опустила глаза, а Виктор получил ответом укоризненный взгляд главврача.
- Лена очень обрадовалась, что скоро увидит дедушку.
- От меня что-нибудь требуется? – смиренно спросил Виктор.
- Наверное, рекомендации по реабилитации, чтобы не прерываться. Вы, я посмотрел, уже к четвертому этапу подошли. Предтренировочный период. Распиши поподробнее, уверен, в Швейцарии это можно осуществить самостоятельно.
- Хорошо, я подготовлю. – Последний раз посмотрел на ее дверь и пошел к себе в кабинет.
Степнов прикурил сигарету и открыл настежь окно. Эмоции было сдерживать трудно. Он все еще ничего не понимал. Не понимал, с чего вдруг приехала мать, почему Лена собирает вещи? «А если бы Трофимов не позвонил? Что тогда? Уехала бы, не попрощавшись? Неужели любящий человек может так поступить???» Ударил кулаком по стене.
- Можно?
Виктор обернулся. У двери стояла Вера Кулемина. Жестом показал ей, что она может присесть. Сам затушил сигарету и сел в свое кресло прямо напротив нее.
- Виктор Михалыч, - слегка подрагивающим от волнения голосом начала женщина, – я не прошу прощения, потому что мне его нет. Я просто хочу, чтобы вы меня поняли. Я знаю, что я ужасная мать. Но тогда я не могла по-другому. И мужа моего не осуждайте. Он тоже подневольный. Вы же врач. Вы должны нас понять. Порой, спасая жизнь других, ты забываешь о своей. И о тех, кто в ней присутствует. Когда я поняла, что дочь моя выросла без меня, я запаниковала. Я попыталась что-то восполнить, но ей от меня ничего уже не надо было. И я растерялась. Она не отвергла, просто в ее взгляде, в ее голосе не было любви. Я завидовала Петру Никанорычу, потому что все это доставалось ему. Но винить здесь было некого, кроме себя самой. А когда она вчера позвонила… - Виктор удивленно посмотрел на женщину. Она тоже подняла глаза, полные слез. – Понимаете, она сама позвонила и попросила ее забрать!
- Ее здесь кто-то обидел? – перебил Степнов.
- Она этого не сказала, - растеряно ответила Вера. – Просто сказала, что хочет к нам.
Виктор снова отвел глаза. Он все еще ничего не понимал.
- Последний раз я слышала от нее это, когда мы приезжали на Новый год в Россию. На тот момент мы всего несколько месяцев провели в Швейцарии. Она просилась с нами, но мы сказали, что надо еще немного подождать… Больше она не просилась… - Вера уткнулась в ладони и заплакала. Тихо, по-женски. По-матерински.
Налил ей воды.
- Возьмите.
- Простите. – Женщина приняла стакан.
- Все нормально.

На столе лежали рекомендации. С Леной он так и не поговорил. Веру ему было искренне жаль. Жизнь не простая штука. Иногда приходится чем-то жертвовать добровольно, а иногда жертвуют за нас. Мы все отчего-то зависим, и никто не даст гарантию, что подобное не придется когда-нибудь сделать и ему. Сейчас у него нет семьи и для него нормально полностью отдаваться работе, переживать и чувствовать вместе со своими пациентами. В его руках часто бывает человеческая жизнь, за которую он в ответе не только перед Гиппократом, но и, в первую очередь, перед самим собой. И по-другому он уже не сможет. А когда появится семья?.. Сможет ли он отказаться от любимого дела, если вдруг это будет не устраивать жену? Или ради того, чтобы больше времени проводить со своими детьми. Нет. Однозначно. И его так же не поймут, как не поняла Лена своих родителей. Врач это даже не призвание, это рок. Это на всю жизнь и только так ты счастлив. Только так ты в гармонии с самим собой.
В дверь тихо постучали. Затушил сигарету и подошел к столу.
- Войдите.
Лена нерешительно протиснулась в приоткрытую дверь. Ее взгляд был виноватым и извиняющимся. Она смотрела на него, не отпуская. До того, как она пришла, ему хотелось только одного – узнать, почему? Почему она вдруг позвонила маме и попросила ее забрать? Но сейчас все это стало не важным. Возникла резкая необходимость в ней. Взять и не отпустить ее. Без причины.
- Ты за рекомендациями? – постарался быть беспристрастным.
Молча кивнула, закусив губу. В горле стоял ком.
Виктор подошел к ней, чтобы отдать эти несколько листков. Робко взяла их непослушными пальцами, медленно подняла голову. Казалось, его лицо выражало полное безразличие, но в глазах разочарование. Или обида?..
- Ты действительно хочешь уехать? – начал он, потому что понял, что она сама не скажет.
- Не знаю, - прохрипела Кулемина.
- А зачем тогда звонила и просила?
- Это было до того… - поспешила уверить, но договорить не успела, потому что он едва заметно улыбнулся и нежно коснулся ее щеки.
Прикрыла глаза.
- Мне кажется, я уже не хочу никуда ехать. – Посмотрела с мольбой.
- Это же ненадолго. Ты сама говорила, что по дедушке соскучилась.
- Я боюсь потерять… то, что только приобрела…
Сердце в груди мужчины гулко забилось, как будто его только что реанимировали. Прижался к мягким губам, закрыв от удовольствия глаза. Девушка задрожала в его сильных объятиях, отвечая на глубокий поцелуй. На пол полетели листы формата А4…

Такси стояло у подъезда. Вера Николаевна уже сидела на заднем сидении машины и с кем-то эмоционально разговаривала по телефону. Лена и Виктор не спеша подошли. Протянул ей сумку.
- Позвони, как приземлитесь.
Намерено взялась за ручки поверх его руки и не могла поднять головы. Хотелось послать всех к черту и остаться здесь, с ним. А он смотрел на ее светлую макушку и понимал, что она на грани.
- Лен.
Кивнула.
В форточку постучали и жестом попросили садиться.
- Иди, мама зовет. – Позволила вытащить ему руку. Открыл ей дверь. – Позвони обязательно. – Не выдержал ее взгляда, порывисто прижал к груди, сжал в кулак мягкие светлые пряди. Коснулся губами волос, потом отстранился и посмотрел на ее довольное лицо. Улыбнулся и проговорил: - Вот так лучше. Две недели пролетят, и не заметишь. А когда вернешься… - протянул мечтательно.
- Что?
- Вот приедешь и узнаешь. – Широко улыбнулся. Потом посмотрел на окна здания, откуда за ними наблюдали. – Ну вот. Теперь у них есть новая тема для сплетен. – Девушка смущенно улыбнулась и спрятала лицо у него на груди. – Все, садись в машину.
- Я позвоню, – обещала.
- Обязательно. – Захлопнул за ней дверь, и машина тронулась с места. Проводил взглядом, пока не скрылись из виду, потом сунул руки в карманы и не спеша пошел к своей машине. Целых две недели…



Спасибо: 50 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 33 , стр: 1 2 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 548
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия