Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Ton_ange





Сообщение: 1
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 0

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.08.09 14:29. Заголовок: Хранители


Автор: Ton_ange
Название: Хранители
Пейринг: КВМ
Рейтинг: R
Жанр: Angst, POV, AU
Статус: в процессе
Примечание автора: все события вымышлены и не имеют ничего общего с существующим порядком вещей.


Смерть не противоположность, а невидимая часть жизни. © Харуки Мураками


кидаться тяжелыми предметами здесь :)

Спасибо: 25 
Профиль
Ответов - 23 , стр: 1 2 All [только новые]


Ton_ange





Сообщение: 2
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 0

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.08.09 14:31. Заголовок: Автор: Ton_ange Назв..


Когда я очень сильно тороплюсь, могу многого не замечать. Прямо как сейчас. Мысли мои были далеко от моего тела, когда встречный удар сбил меня с заданного темпа.
Взгляд прояснился.
Передо мной – высокий брюнет с голубыми глазами. Сильно выделяющиеся скулы, короткая стрижка. На нём темный костюм без галстука с рубашкой навыпуск, хорошо сочетающийся с тяжелым взглядом.
Злость.
- Простите, - поспешно сказала я, не желая нарываться на неприятности именно тогда, когда я так опаздываю на такую важную встречу, словно Белый Кролик из «Алисы в Стране Чудес».
- Вы разбили мои любимые очки, - он поднял с асфальта тёмные очки, свалившиеся с его носа, на которые я так удачно наступила своей туфлёй. По его скулам пошли желваки.
- Ох, Боже мой! – призвала я и подняла на него абсолютно обезоруживающий изумрудный взгляд. – Простите!
Разочарование.
Разочарование?! Что за дела?
- Выбирайте сами, - он швырнул напрочь испорченные очки в урну. – Либо вы прямо сейчас приобретаете мне новые очки от старичков Дольче с Габанной…
- Либо? – шастать сейчас по бутикам в поисках очков нет никакой возможности
- Либо сегодня вечером мы с вами ужинаем.
Ага, значит, мой неповторимый взгляд возымел действие.
- Я выбираю второе.
Насмешка.
Нет, ну что за странный тип?
- Сегодня в десять. Куда за вами подъехать? – он засунул руки в карманы и начал перекатываться с пятки на носок и обратно. Издевается. Совершенно точно. Сатана будет в восторге от такого экземпляра после его смерти.
- Я сама подъеду, куда нужно.
- Тогда до встречи на Невском. Ресторан «ПалкинЪ». Ровно в десять.
- До встречи, - напоследок я одарила его самой шикарной улыбкой из своего арсенала.
Растерянность.
Нет! Ну что за невероятно странный тип?!

«ПалкинЪ» всегда был крайне скучным местом, сколько я себя помню. Я вообще не могу понять, отчего все питерские богатеи считают этот ресторан настолько потрясающе изысканным заведением.
Толстые и худые, молодые и старые, волосатые и лысые, в основном будущие квартиранты Ада, богатые мужики. Прижимающие к себе молоденьких моделек или пафосно придерживающие под руку своих не менее пафосных жён.
Скукота.
Со временем ничего не меняется, как говаривал господин Воланд из «Мастера и Маргариты». Люди любят деньги и страстно желают их, а когда получают их достаточно, чтобы каждый вечер ужинать в «ПалкинЪ’е», как-то очень быстро перемещаются в Списке из «плюса» в «минус» и, соответственно, Сатана радостно потирает руки.
Мой невероятно странный незнакомец стоял в тени возле входа. На часах было без четырёх минут десять, и я была абсолютно уверена – как только минутная стрелка доберётся до двенадцати, он, не оглянувшись, войдёт внутрь.
Лицо его выражало тщательно замаскированную скуку.
Просто удивительные существа мужчины. Готовы сами переживать не самые приятные минуты своей жизни, откровенно тосковать, но терпеть это и создавать видимость крайней заинтересованности только лишь для того, чтобы произвести на женщину впечатление.
Все мужчины, как дети.
Я аккуратно остановила свой красный «Порше» напротив входа, вышла и кинула ключи местному парковщику. Подошла вплотную к своему сопровождающему и взяла его под локоть. Он окинул меня взглядом и, ни слова не говоря, повлёк внутрь ресторана.
Разочарование.
Опять разочарование. Удивительная, невероятно странная у него реакция.
Мы вошли внутрь, хостес тут же расцвел в абсолютно счастливой улыбке.
- Господин Виктор, мисс Елена! Удивительно видеть вас вместе, но вы прекрасно смотритесь! Безусловно, самая шикарная пара вечера!
Я одарила разливающегося соловьем молодого человека самой доброжелательной улыбкой.
Счастье.
Мальчик залился розоватым румянцем и стал настолько счастливым, как будто я подарила ему свой красный «Порше» с федеральными номерами.
Мой спутник, теперь я знала, что зовут его Виктор, кинул на хостеса недовольный взгляд, и счастливая улыбка тут же исчезла, словно её и не было.
Испуг.
Похоже, Виктор умеет вселять страх в других. Не самая лучшая партия. Босс будет недоволен, когда узнает.
Хотя, что мешает мне завязать временную интрижку? Работа работой, но можно же и себе посвятить немного времени? Эгоизм? Ну и пусть! Минус один пункт в Списке особой роли не сыграет.
Тем временем мы поднялись по парадной лестнице, прошли в зал, залитый золотистым светом вкупе с прекрасными и томными нотами джаза, лившимися с небольшой сцены.
В большом зеркале напротив входа, наряженном в позолоченную раму, отразилась «самая шикарная пара вечера» - высокий брюнет с пронзительным взглядом в дорогом жемчужно-сером костюме, держащий под руку стройную блондинку с, как мне показалось, нездорово-изумрудным взглядом, в потрясающем алом платье.
Официант провёл нас вглубь зала и усадил за уютный столик на двоих возле окна.
- Я удивлён, что вы пришли, - даже не заглянув в меню, начал мужчина.
- Почему же? – я тоже не стала изучать толстый том, затянутый в тёмную кожу – ничего нового я там не найду. Достала сигарету и закурила. Рядом возник официант и молча поставил на стол пепельницу. Виталий заказал бутылку шампанского и фрукты.
- Просто мне так показалось. Курение испортит ваши лёгкие, и дети родятся зелёные.
- У вас плохая интуиция. А за мои лёгкие и детей вы должны волноваться в последнюю очередь, - я подарила ему ласковую улыбку, стремясь сгладить лёгкую грубость.
- С моей интуицией всё в порядке, поверьте мне, - ледяной взгляд.
Насмешка.
- Знаете, вы очень самодовольны.
- А вы чересчур вежливы. Готов поспорить, ваша вежливость неоднократно выходила вам боком.
Лёгкое пренебрежение.
- Нет, вы знаете, вежливость во мне очень удачно сочетается со многими другими талантами.
- Не сомневаюсь, - презрение. – Ваш красный «Порше» и узнаваемость в ресторанах города говорят сами за себя.
Я выплеснула только что принесённое шампанское ему в лицо.
- Сам Господь Бог не позволит себе так разговаривать со мной. Таким, как вы, я тем более никогда не позволю этого. Прощайте.

Когда я вошла в свою квартиру, больше всего на свете мне хотелось провалиться сквозь землю. Мерзкий тип! Ненавижу таких самодовольных надутых индюков. Их всегда хватало, но в последнее время их стало просто невероятно много.
Мои не самые приятные мысли прервал телефонный звонок.
- Лена, здравствуй. У тебя новый клиент. Зайди ко мне.
- Отлично, - пробормотала я себе под нос, уже повесив трубку. – Вот тебе и весь отпуск.
Я прошагала к окну, распахнула его, встала на подоконник и сделала глубокий вдох.


Спасибо: 51 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 6
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 4

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.08.09 19:44. Заголовок: Я вошла в большой, ..



Я вошла в большой, залитый солнечным светом зал. Огромные окна от пола до потолка, практически белые, с небольшим добавлением прозрачно-голубого, стены. Большой стол из белёного дуба, за ним глубокое кресло белоснежной кожи, перед ним – выставленные полукругом кресла поменьше. Лаконично и шикарно.
- Здравствуй, милая, - стоявший возле окна спиной ко мне человек повернулся, подошёл и поцеловал меня в висок. После чего опять отошёл и встал, облокотившись на стол.
- Привет, братишка, - я улыбнулась ему и устроилась в одном из кресел.
Безусловно, мой босс настолько прекрасен, что любоваться его ликом можно сутками напролет, и даже после этого вам будет казаться, что этого было недостаточно. Внимательные, очаровывающие тёмные глаза, высокий лоб, обезоруживающая улыбка, тёмные волосы отливают бронзой. Сегодня на нём были одеты свободные выбеленные джинсы и белая рубашка навыпуск, верхняя пуговица расстёгнута для показательной небрежности.
- Прости, что отрываю тебя от твоего отпуска, - он заглянул мне в глаза и улыбнулся кривоватой улыбкой, - я обещаю, ты отгуляешь его сразу после этого клиента…
- В следующем столетии? Ха-ха, - я скривила губы, - я сейчас хочу.
- Ну, дорогая, - казалось, он сделал один шаг, но уже оказался возле меня. Как будто тёмной тенью переместился в пространстве. – Ты можешь отказаться, но я очень хотел бы, чтобы эту работу выполнила именно ты, - он присел на корточки так, чтобы его лицо оказалось рядом с моим. – Ты ведь не откажешь мне, правда?
- Смешная шутка, - хмыкнула я. – Как ты себе это представляешь?
- Никак! – радостно хохотнул мой обожаемый начальник. – В качестве маленькой премии я подарю тебе «Бентли». Хочешь?
В ответ я буркнула что-то невразумительное и уставилась в потолок.
- Ладно, не обижайся на меня. Ты мой самый ценный кадр, ты же знаешь. Лучше слушай внимательно и запоминай.
Он устроился рядом со мной прямо на полу и начал вываливать на меня тонны информации, а мне приходилось лишь слушать и кивать головой.

Новенький «Бентли» стоял на парковке рядом с моей парадной.
- Нет, ну что ты будешь с ним делать, - подивилась я и, подняв лицо к небесам, показала облакам язык.
Ничего-ничего, вот выполню задание и точно уйду в отпуск. И никто меня не заставит работать, пока я честно не отгуляю всё своё.
Усевшись в свой любимый «Порше», я тронулась с места и покатила прямиком к своему новому клиенту. Звали его Артём Соколов, тридцати пяти лет отроду. Среднего роста бритый наголо крепыш. Босс сказал – удивительно перспективный мужик. Якобы в ближайшем будущем этот подозрительный тип должен изобрести что-то из ряда вон выходящее, что заставит современную науку сделать огромный скачок вперед.
Лично я не разделяла таких надежд. По мне – этот гражданин вообще не особо блещет интеллектом. Но, как известно, слово начальства – закон.
Проживал будущий нобелевский лауреат в новостройках на берегу залива, что характеризовало его как человека совсем не бедного. Территория обнесена забором, на воротах, рядом с калиткой, будочка с охранником.
- Неприятно, - пробормотала я себе под нос и остановила машину на некотором расстоянии от нужного мне комплекса высоток.
Вышла из машины, нацепила на нос солнечные очки и потопала прямиком к уже пялившемуся на меня во все глаза охраннику.
- Здравствуйте, - улыбнулась я ему самой шикарной своей улыбкой.
Подозрительность сменилась восторгом.
- Здравствуйте. А вы к кому?
- Я к своему другу, Артёму.
- А в какой квартире проживает, если не секрет? – охранник смотрел на меня большими честными глазами и, казалось, совершенно не желал знать, куда я направляюсь.
- А разве это важно? – я опустила очки и пристально посмотрела ему в глаза. – Я пройду, а вы даже не вспомните, что я приезжала. И не будете ничего говорить моему другу. Я права?
- Конечно, девушка, - он всё еще преданно смотрел на меня, но я уже видела, как в его глазах постепенно исчезает интерес. Через пару секунд он моргнул, посмотрел куда-то сквозь меня, опустил глаза и начал усиленно что-то строчить у себя за стеклом.
- Так я пойду?
Он поднял на меня удивлённый взгляд и, пробормотав «Конечно, конечно», махнул рукой.
Я не торопясь направилась по асфальтовой дорожке к нужному мне подъезду.
Вот я интересуюсь, где мой нынешний напарник? Или напарница? Почему они никогда не считают нужным появляться вовремя? Почему вынужденное сотрудничество нужно начинать с конфликта? Сплошное хамство каждый раз.
Я уселась на скамейку возле интересующей меня парадной.
С неба мне улыбалось вечернее солнце, июнь в этом году был теплым, но не настолько жарким, чтобы под ногами плавился асфальт. Положив ногу на ногу и подставив лицо солнцу, я закрыла глаза и решила насладиться минутами свободного времени, которого буквально через пару часов у меня резко поубавится.
- Вот уж кого не ожидал вновь встретить, так это вас, - раздался над ухом знакомый мужской голос. Не поверив своим ушам, я открыла глаза и сквозь свои очки посмотрела на знакомого уже высокого брюнета, устроившегося справа от меня на скамейке.
Насмешка.
Опять смеётся надо мной.
- Жаль, что вы до сих пор не провалились сквозь землю. Вам там самое место, - хмуро ответила я, отвернувшись от него и вновь закрыв глаза.
- Куда же подевалась ваша вежливость? – удивлённо-насмешливым тоном ответили мне справа.
- Туда же, куда делась ваша в день вашего рождения.
- Поверьте мне, всё дело в том, что вы меня плохо знаете. Я могу быть потрясающе обворожительным, - я покосилась на него и вновь не увидела ничего, кроме издевки. – Не поделитесь, что привело вас сюда?
- А какая вам разница? – удивленно приподняла я брови.
- Знаете ли, я должен здесь встретиться с потрясающе красивым человеком, который может очаровать даже самого угрюмого на свете.
- К сожалению, я не подхожу под ваше описание. Вас же очаровать я не смогла, - несмотря на свои слова, я покосилась на него крайне подозрительно.
- У меня иммунитет на подобные штучки, - хмыкнул Виктор, но при этом лицо его выразило изумление.
- Я жду напарника, с сегодняшнего дня мы работаем вместе, - я внимательно следила за его реакцией. – Жизнь требует защиты.
- Защиты требует будущее.
Я уставилась на него во все свои изумрудные глаза. Что за издевательство?! Вот уж посмеялась надо мной Судьба, так посмеялась. Работать мне выпало именно с тем, с кем делать этого категорически не хотелось.
- Гм. Знаете, что я вам скажу? – он посмотрел на меня таким довольным взглядом, как будто только что получил повышение. – Этот тип попадёт в Ад. Мне не составит никакого труда обыграть вас.
- Ну, уж нет! Это мы еще посмотрим!
- Предлагаю перейти на «ты».
- Согласна.
Он откинулся на скамейке и довольно прикрыл глаза.
- Итак, что будем делать? Я, если честно, вообще не понимаю, зачем нас к нему приставили.
- Мой сказал, что этот мужик будущий изобретатель. Его девушка послезавтра разобьется в автокатастрофе, и наш убитый горем клиент выйдет из окна.
- Печально, - криво усмехнулся мой напарник. Я посмотрела в его глаза – там искрился холодный лёд. – Он не должен умереть. Не то нам с тобой крышка.
- Старая песня. Сколько раз я слышала это.
- Время идёт, а ничего не меняется, - согласно вздохнул он. – А вот и наш друг, - довольно хмыкнул Виктор, показав взглядом на приближающегося мужчину, бритого наголо. – Каков план? Откроемся сразу или подурим парню голову?
- О, я бы согласилась дурить ему голову, будь ты кем угодно, кроме себя!
- Моё дело предложить, - хмыкнул он, и с его лица сползло выражение добродушия, которое итак продержалось там, похоже, рекордно большое время.
Презрение.
- Что, не любишь нас? – ласково спросила я и мило улыбнулась во все тридцать два.
- За что вас любить, несчастные пернатые?! – злобно хмыкнул он, и презрение на его лице лишь стало ещё больше.
- Ну, хотя бы за то, что мы – не вы, - еще шире улыбнулась я.
- Я бы на твоем месте не особо тренировал на мне своё остроумие, птичка, - он приблизил своё лицо ко мне и говорил прямо в губы, а в синих глазах плясало пламя. – Не забывай, кто я. Мне ничего не стоит пощипать тебе пёрышки.
- А потом провести в изгнании много-много долгих лет. И никогда не вернуться на прежнюю должность, - почему-то я была уверена, что при большом желании, он исполнит свою угрозу и плевать ему на должность и на изгнание. Но промолчать – означало признать поражение.
- Пойдём, работа не ждёт, - он резко встал и зашагал в сторону подъезда, ни разу не оглянувшись проверить, следую ли я за ним.
Поднявшись на нужный этаж, мы замерли перед железной дверью. Внутри суетился наш, так называемый «клиент», готовя себе плотный обед.
- Ну, с Богом, - вздохнула я.
- Сатана мне в помощь, - ответно вздохнул Виктор, и мы друг за другом сделали один шаг сквозь дверь.


Спасибо: 40 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 11
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 4

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.08.09 13:21. Заголовок: Девочки, прода небол..


Скрытый текст



Вся моя работа – вечная борьба.
Вся моя жизнь – постоянное противостояние.
Однако, несмотря на всё это, с этим противостоянием приходится мириться и терпеть, а когда ты очень долго что-то терпишь – это входит в привычку, и ты перестаёшь обращать на это внимание. Если же ты терпишь столько, сколько терплю я, ты начинаешь получать от этого удовольствие и даже убеждаешься в том, что существующий порядок вещей – единственно правильный и неоспоримый. Тем более что это действительно единственный возможный порядок, и другого в ближайшем, и не только, будущем не предвидится.
«Отведя» глаза хозяину квартиры, мы с Виктором прошли в гостиную.
- Ну что, птичка, обнажайся, - хмыкнул мой спутник.
- Только после вас, - недовольно выдохнула я.
Виктор улыбнулся пугающей улыбкой во все тридцать два зуба. Всё бы ничего, но улыбка эта говорила о том, что он уже готов вцепиться мне в горло своими белоснежными зубами.
Он повернулся ко мне спиной и быстро разделся, а когда я вновь моргнула, он уже стоял передо мной в новом обличье. Одежда, лежащая на полу, растаяла, будто и не было её.
Я проделала все те же манипуляции, стоя к нему спиной, после чего встала рядом с ним. Ждать оставалось несколько секунд, и мы оба замерли неподвижно.

Люди удивительны. У всех совершенно разная реакция на нас. Некоторые даже кидаются звонить в психушку с воплями, что они сошли с ума. Со временем к этому привыкаешь и начинаешь воспринимать как обязательное условие. Главное – не подпускать к телефону, двери и окнам – с испугу и вывалиться могут.
Хотя, о чём я говорю?
Я же прекрасно вижу в их глазах, как выглядит странная парочка, стоящая посреди их гостиной, ну, или например, кухни.
Вот и сейчас – в глазах нашего нового клиента отражались мы сами и испуг, постепенно полностью завладевающий его сознанием.
Два человека в мантиях с капюшонами – белоснежной и ярко-алой. На спинах мантии собираются складками, прячущими длинные разрезы. Пожалуй, на этом всё более-менее нормальное заканчивается.
У девушки в белом – то есть у меня – практически белая кожа, сложенные за спиной большие бело-серые крылья и едва заметное свечение над головой, у Виктора, кожа которого стала темно-красной – совершенно явно видный пляшущий в глазах огонь, два чёрных рога на голове и пробивающийся сквозь мантию хвост.
- … - выдохнул Артём и привалился спиной к косяку.
- Ну, по крайней мере, он не буйный, - шепнул Виктор, чуть повернув ко мне голову.
- Вы… кто?! – вопрос звучал так, как будто из Артёма только что выпустили весь воздух за два захода.
Испуг. Дикий страх на грани паники.
- Не бойся, - я смотрела ему в глаза, не моргая – Сейчас ты сядешь на кресло справа от себя и успокоишься. Мы не причиним тебе вреда. Садись.
Артём сделал один шаг вправо и повалился в глубокое кресло, словно у него резко подкосились ноги.
Я обернулась к Виктору – он стоял, сложив руки на груди. Наклонив голову вправо, он с жуткой улыбкой исподлобья взирал на Артёма. Длинный хвост с чёрной кисточкой на конце извивался, словно змея.
- Не запугивай его, - строго проговорила я, прекрасно понимая, чем конкретно сейчас занимается мой партнёр. – Ты добьешься только того, что у него от страха случится инфаркт. Боюсь, в этом случае тебе жутко не повезёт.
Виктор покосился на меня своими двумя пляшущими огоньками, скривил губы и отвернулся от Артёма. Хвост нырнул в складки мантии.
- Так-то лучше, - кивнула я и повернулась к нашему клиенту. – Артём, я думаю, ты уже догадался, кто мы?
Артём издал какой-то неразборчивый звук, икнул и затих.
- Мы – твои Хранители.
- Я всегда думал, что Хранителем является личный ангел, - отсутствие прожигающего насквозь огненного взгляда Виктора и, что немаловажно, его нездорово извивающегося хвоста придали Артёму немало сил и мужества.
- Глупости, - пренебрежительно буркнул Виктор и уселся на диван прямо напротив нашего клиента. – Чтоб не расслаблялся, - пояснил он, кинув на меня быстрый взгляд.
- Понимаешь, привычный людям порядок вещей на самом деле не совсем верен, - спокойным голосом пояснила я и присела на краешек кресла, в котором сидел Артём. Тот сполз в самый угол так, чтобы нас разделяло максимально возможное расстояние, и вжался в спинку.
Недоверие.
- Да не будь ты тряпкой! – неожиданно рявкнул со своего дивана Виктор. – Тебе выпал один шанс из миллиона! Посмотри! Рядом с тобой – самый настоящий ангел! А ты уползаешь от неё, как испуганный щенок!
- Виктор! – повысила я голос. – Если ты сейчас же не замолчишь, я отрежу тебе хвост.
- А я подожгу тебе крылья, - не остался в долгу тот.
- Так вот, мы уклонились от темы, – вновь повернулась я к Артёму. – Понимаешь, люди привыкли считать, что Бог – создатель, а Сатана – разрушитель. Что Ангелы служат Богу и защищают человечество от Сатаны и Демонов. Но представь на минутку, что всё совсем не так. Бог и Сатана – не вечные враги, они просто царствуют каждый в своём мире. И борются за каждую душу. Именно поэтому они решили создать Список. В этом списке записана каждая душа. Человек рождается на свет чистым, поэтому в Списке его душа отмечена напротив числа «ноль».
В зависимости от того, какие поступки он совершает в жизни, эта отметка «перемещается» по пунктам вверх или вниз – в «плюс» или в «минус». Каждое благое дело и каждый проступок имеют свою так называемую цену. Украл – минус тысяча пунктов. Соответственно, для того, чтобы вернуться в «плюс», тебе нужно совершить добрых дел хотя бы на тысяча один пункт. От того, чему будет равен твой личный счет в конце жизни, зависит, куда ты попадёшь – в Рай или же в Ад.
- Подождите секунду, - прервал меня Артём. – Вы сказали, что Бог и Сатана – не враги…
- Нет, что ты, - махнула рукой я. – Иногда они даже встречаются обсудить проблемы.
- Ага, и хорошо, если всё ограничивается решением проблем, - фыркнул со своего дивана Виктор.
- Да, иногда они выходят «в люди», - усмехнулась я. – И тогда «гром гремит, земля трясется», как говорится.
- Это всё очень хорошо, - Артём уже вполне освоился. – Но при чём здесь я?!
- Понимаешь, в твоей жизни грядут перемены. Очень крупные. И нам придётся побыть рядом с тобой, мы – твои Хранители.
- Так может, меня будете охранять только вы? – наивно заглянул мне в глаза мужчина.
– Нет. Подумай сам. Мы – как Инь и Янь. Чёрное и белое. Ангелы и Демоны. Я "поддерживаю" светлую половину твоей души, он, - я кинула взгляд на Виктора. – тёмную.
- Поддержка светлой половины нравится мне заметно больше, - буркнул Артём.


Спасибо: 38 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 17
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 5

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.08.09 14:28. Заголовок: Всем спасибо за "..


Скрытый текст


Мы с Виктором, уже в своих человеческих обличиях, сидели на кухне Артёма и пили чай из больших кружек. Он косился на меня крайне недоброжелательно, но, по крайней мере, я уже не видела того презрения, которое сопровождало его до этого момента.
Свыкся видимо с мыслью, что никуда ему теперь от меня не деться.
Артём мирно посапывал в своей спальне, провалившийся в сон, как только его голова коснулась подушки. Мы же на ближайшее время должны забыть, что такое отдых.
- Ты специально его запугивал, - с укором посмотрела я на Виктора.
- Это моя прямая обязанность, - хмыкнул тот, приподняв бровь. В синих глазах опять плескалась насмешка.
- Делать подлости – твоя прямая обязанность с того момента, как клиент признает нас, - упрямо продолжила я. – А так ты только мешал мне работать!
- Естественно я мешал тебе работать, - согласился Виктор. – Чтобы жизнь мёдом не казалась.
- Чёрт проклятый! – кинула я через плечо, поставила чашку в раковину и ушла в гостиную смотреть телевизор.
Мой напарник появился в комнате спустя буквально минуту.
- Не хами мне, птичка. Не играй с огнём, - он устроился на уже облюбованном диване.
- Пфф! Не смеши меня, - я показательно закатила глаза к потолку. – Был бы огонь. Показуха одна, - я скривила губы в мнимом презрении. – Ты не опаснее газовой горелки на плите. Кастрюлю подогреть – пожалуйста. Но не более.
- Я бы на твоём месте не нарывался на грубость, - подозрительно спокойным тоном начал Виктор. – Не забывай, я могу делать любые подлости, мне за это только премию дадут. А вот ты отвечать грубостью на грубость не можешь – получишь по шапке в своей небесной канцелярии.
- Знаешь, я имею столько пунктов в Списке и такую репутацию, что за парочку грубостей в адрес такого милого и очаровательно отвратительного типа, как ты, мне ровным счетом ничего не будет, - я улыбнулась ему как можно более добродушной улыбкой.
- Хватит скалить зубы, - нервно дёрнув уголком губ, хмуро проговорил мой партнёр.
- Фу, как грубо! Тебе надо поучиться хорошим манерам, дорогой, - улыбку я послушно убрала, но теперь смотрела на него широко раскрытыми изумрудными глазами. – И, кстати, можешь записаться на прием к психологу – у тебя только что подозрительно дернулся уголок губ. Так и нервный тик недолго заработать…
- Умолкни! – рявкнул Виктор, уставившись на меня абсолютно разъяренными синими глазами.
Ненависть.
Честное слово! Он действительно ненавидел меня один короткий миг. Одну долю секунды. После чего его лицо стало выражать привычную уже недоброжелательность.
- Тсс! – я приложила указательный палец к губам, призывая моего напарника соблюдать тишину. – Я бы на твоём месте не кричала на одного из самых заслуженных ангелов. Я ведь могу пожаловаться наверх, и после очередной встречи наших боссов тебе надают по кепке, - я подмигнула Виктору и поспешила покинуть комнату от греха подальше, так ни разу и не взглянув в телевизор.

Следующим утром Артём проснулся в десять утра. Потянулся, перекатился на правый бок, открыл глаза и вздрогнул.
- Привет! – успокаивающе улыбнулась я.
- Здрасьте, - не особо радостно откликнулся тот. – А я так надеялся, что это был страшный сон.
- Не дождёшься, - продолжала улыбаться я. – Но мы же вроде уже договорились, обращайся к нам на «ты».
- А где этот ваш, - он запнулся. – То есть твой демон?
- Ну, он скорее твой, чем мой, - вздохнула я. – По мне, так лучше бы его вообще не было. Нервный он какой-то. Сидит он на твоей кухне и глушит кофе как заведённый. Чувствую, ещё чуть-чуть, и этот кофе у него из ушей польется.
- Цирк какой-то, - очумело вздохнул Артём и пошёл принимать душ.
Я же пришла на кухню, налила себе чай, поставила на центр стола добытую из серванта в гостиной пепельницу, села на стул напротив Виктора, поглощающего очередную порцию кофе, и закурила.
- Фу, - поморщился мой напарник. – Хватит курить.
- Что, не нравится запах сигаретного дыма? – усмехнулась я. – Открой окно… ну, или уйди с кухни.
- А ты только этого и добиваешься.
- Как ты догадался? – деланно изумилась я, а Виктор, скрипнув зубами, поднялся и, распахнув окно, уселся обратно. Чашка из под кофе была отставлена в сторону, после чего он начал буравить меня взглядом, чуть наклонив голову вправо.
Издевается.
- Не забывай, - притворно вздохнула я. – На меня твои штучки не действуют… как ты там говорил? – я сделала вид, что задумалась. – Ах да! У меня на них иммунитет!
- Я удивляюсь только тому, как тебя держат в строю пернатых, - холодно заметил он, продолжая дырявить мой лоб взглядом. – Давно уже должны были выгнать взашей.
- Даже не надейся, они меня слишком любят и ценят.
Мы бы и даже продолжали препираться, если бы не раздался телефонный звонок, и Артём на бешеной скорости не вылетел из ванной, на ходу заматываясь полотенцем. Мы с Виктором прислушались.
- Алло!
- Милый, привет, - раздался в трубке щебечущий голосок. Виктора явно перекосило в этот момент. – Ты знаешь, я тут подумала… мы с Лёликом и его друзьями хотим поехать на шашлыки до завтра. Ты как?
- Лиль, я боюсь, что не получится. Мне сегодня нужно заехать в офис и доделать кое-какие дела. Если ты хочешь, то можешь поехать одна. Я доверяю Лёлику, - хохотнул Артём.
Я сжала руки под столом до боли в пальцах. Наша работа специфична и очень часто она связана со смертью близких людей нашего клиента. Потом нас начинают винить в том, что мы ничего не сделали, хотя заранее знали исход. В том, что не подали сигнала, хотя бы малейшего намёка. И никого почему-то не волнует, что душа бессмертна – люди теряют близких, им плевать на то, что в каком-то смысле жизнь не заканчивается, а просто переходит на следующий уровень.
Я перевела взгляд на Виктора. Его ледяные глаза смотрели вглубь коридора, туда, где Артём всё еще общался со своей дамой сердца. Я бы многое отдала, чтобы узнать, о чём мой партнёр думал в данный момент.
Не удивлюсь даже, если его мысли сейчас и вовсе занимает какая-нибудь глупость.
Бесчувственный, наглый, грубый, избалованный чёрт.
В офис к Артёму мы поехали все вместе, несмотря на его недовольное бурчание.
С самого начала мне не понравилось подозрительное затишье Виктора, который до сих пор не отпустил ни одной «шпильки» в мой адрес, а как я прозевала тот момент, когда Виктор уселся на переднее сиденье мне и вовсе непонятно. Однако, оказавшись рядом с водителем, мой напарник решил не упускать такой возможности.
Собственно, начавшиеся с мелочей подсказки вроде «гони, дпс-ников нет на ближайших двух километрах» и «да не пропускай ты её, там курица глупая за рулём» закончились ровно тем, чем и должно было всё закончится, когда справа от вас в вашей машине сидит живой демон во плоти.
Выскочивший непонятно откуда велосипедист, резкий скрип тормозов и человек на капоте.
Артём выскочил из машины разбираться, а Виктор расплылся в довольной улыбке:
- Минус сто пятьдесят, птичка, - он обернулся ко мне с выражением полного довольствия на лице.
- Чтоб тебя, - выдохнула я со злостью. – Ты совсем больной что ли?! А если бы он его насмерть сбил по твоей вине? Тебе же хуже было!
- Всё рассчитано, - опять это пренебрежение, которое уже начинало выводить меня из себя.
- Ты идиот! – я достала сигареты и вылезла из машины. – Полный идиот! – на всякий случай пояснила ему и, захлопнув дверь, отправилась общаться с уже вполне резво скакавшим велосипедистом, демонстрировавшим вывернутый руль Артёму, тыкавшему пальцем в царапины на капоте.


Спасибо: 35 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 20
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 5

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.08.09 18:19. Заголовок: Остаток дня и ночь ..


Остаток дня и ночь прошли относительно спокойно.
С моей помощью Артём позвонил маме и пообещал, что приедет к ней через неделю, помог сварливой соседке снизу и перетащил комод, повысил зарплату своей секретарше и, вдобавок к этому (чем я больше всего гордилась), перевёл на счет одного детского дома часть круглой суммы, полученной в последней удачной сделке. Благодаря Виктору же Артём пролил кофе на коленки всё той же секретарше, наорал на соседку, уронив себе на ногу угол комода и обозвал директрису детского дома старой стервой. В общем, считая велосипедиста, счет у нас с Виктор был равным.
Следующее утро я встречала в траурном настроении. День предстоял один из самых сложных на ближайшее время, если не самый. Виктор же был в достаточно приподнятом настроении – ему уже сообщили, что душа Лили скорее всего отправится в Ад, если на пороге своей жизни она не совершит чего-то просто удивительно доброго. Не знаю, почему это его так радовало – возможно, просто потому, что ряды жителей Подземного Царства пополнятся.
Итак, мы с Виктором, соблюдая традицию, попивали на кухне чай и кофе, негромко переругивались и ждали пробуждения Артёма.
- Ты сегодня не в форме, - насмешливо заметил мой напарник после того, как я пропустила очередную колкость в свой адрес мимо ушей.
- Я? – половина его слов пролетали где-то рядом со мной, не находя адресата.
- Нет, я! – раздраженно ответил Виктор. – Мне не нравится, что ты меня игнорируешь. Раз уж мне выпала честь терпеть тебя данный период жизни, будь добра, перестань строить из себя размазню, - я задумчиво покосилась на него.
- Слушай, отстань от меня. У меня начинается тяжелый день, и нет никакого желания общаться с тобой. Я бы пожалуй согласилась выцарапать тебя глаза, но боюсь, ты не будешь в восторге от этой идеи.
- Нет, не засчитано, - пару секунд посмотрев в потолок, протянул мой партнёр. – Вяленько, птичка. Сдаешь позиции.
- Да мне до звезды, - вздохнула я и посмотрела ему в глаза.
- О! – непонятно выдал Виктор.
- Что – «о»? – я всё больше раздражалась его репликами и уже серьезно подумывала о том, чтобы что-нибудь в него бросить.
- Не хочется тебя огорчать, но твои, безусловно, прекрасные изумрудные глаза приобрели какой-то странный болотный оттенок.
- Это их от тебя мутит, - фыркнула я и пошла в комнату Артёма – он должен был проснуться буквально через пару минут.

Смерть беспардонна и бессмысленна, но обязательна и неизбежна.
От неё не сбежать и не укрыться – она настигнет вас рано или поздно.
Именно мне сегодня придётся объяснять это убитому горем Артёму, в то время, пока Виктор будет сидеть и радоваться жизни. Иногда я думаю, что стоило попасть в Ад и уже там дослужиться до высокой должности – по крайней мере, мне не пришлось бы выполнять многие отвратительные пункты своей работы.

Когда зазвонил телефон, Артём, взявший выходной, вовсю готовил обед. Кулинарного таланта ему было не занимать – на плите радостно фыркали кастрюльки, и довольно шипела сковородка, всё пространство на рабочем столе было заставлено баночками с различными приправами, а Артём в синеньком переднике кружился по кухне, что-то нарезая, засыпая, переворачивая, потряхивая и помешивая.
У меня противно загудело в ушах, потому что я прекрасно поняла, что хотел сообщить звонивший.
И тут случилось именно то, чего я не хотела больше всего на свете – Артём повернулся ко мне и, показав испачканные чем-то руки, попросил:
- Лен, возьми, пожалуйста, трубочку, - кинув испуганный взгляд на Виктора, я увидела шикарный оскал и прожигающие синие глаза.
На деревянных ногах я прошла в комнату и взяла в руки заливающуюся трубку домашнего. Приложив её к уху и сказав «алло», отправилась обратно, с трудом переставляя свои, не желающие сгибаться, ноги.
- Здравствуйте, - раздался на том конце провода глухой женский голос. Казалось, что говорят на автомате, не вкладывая в слова никаких эмоций. – Будьте добры Артёма.
- Вы знаете, он сейчас занят. Что ему передать? Он перезвонит вам, как освободится, - я очень надеялась, что со мной общаться не станут.
- А, - на том конце провода запнулись, после чего полным удивления голосом, продолжили. – Девушка, а вы кто?
- Я двоюродная сестра Артёма, приехала погостить из Москвы, - не задумываясь, ответила я.
- А, - непонятно ответили мне. Казалось, что на этом все эмоции у неё закончились, и она продолжила тем же безжизненным голосом. – Я мама его девушки. Лили. Бывшей девушки, - тут женщину "прорвало", и в трубке послышались тяжелые вздохи и громкие всхлипы. – Скажите ему. Скажите. Лилечка. Она умерла…
- О чём вы? – я тяжело опустилась на табуретку, хотя давно прекрасно знала, «о чём» она.
- Лилечка. Попала в автокатастрофу, - говорившей было тяжело, она делала большие паузы между словами, заполняя их новыми всхлипами. – С этим своим другом-дебилом Лёликом. Он сел за руль пьяный, и, - эта пауза была рекордной по своей длине. – В дерево. Они вылетели с шоссе и въехали в дерево. Лилечка. Она вылетела через лобовое стекло, - я поняла, что женщине абсолютно всё равно, кто её слушает – я, сам Артём, или вообще абсолютно незнакомый человек. – Она была не пристёгнута, понимаете?! – голос скакнул куда-то вверх, но тут же вернулся на прежнюю ноту. – Она не пристегнулась. И вылетела. Через стекло. Она. Она сломала шею, - больше женщина не сказала ни слова, она просто плакала на том конце провода.
- А Лёлик? – я понимала, что неправильно спрашивать это сейчас у неё, но ответ был очень важен для меня.
- Да он был пьяный в стельку! – полным горечи голоса ответили мне. – Живой он. Живой, - она в очередной раз запнулась. – Он убил мою дочь, - неожиданно серьезно закончила женщина. – Пожалуйста, пусть Артём позвонит мне, как только сможет. Понимаете. Надо организовать похороны для моей девочки.
- Да-да, конечно. Конечно, - еще раз повторила я. – Соболезную. Это страшное горе. Соболезную.
- Спасибо. До свидания, - в трубке раздались короткие гудки.
Я подняла глаза от стола, в который всё это время смотрела, на Артёма. Он стоял, сжимая помидор, который уже превратился в томатную кашу.
- Артём, - как можно более спокойно сказала я, смотря ему прямо в глаза. – Лиля попала в автокатастрофу, - я пересказала ему всё то, что только что мне поведали по телефону, не отрывая взгляда от его глаз.
Когда я замолчала, Артём продолжал стоять и смотреть на меня. Он стоял так минуту, две, три… после чего, всё так же, не отрывая взгляда, сказал:
- Вы всё знали, - он постоял еще пару минут молча, - Моя Лиля, - он резко повернулся и, как только зрительный контакт прервался, Артёма повело в сторону, он привалился к стене и медленно-медленно пополз по ней в сторону комнаты, где рухнул на диван. Он вытянулся по струнке, сидя очень ровно и, сжав руки, смотрел прямо перед собой.
Я привалилась к стене, сидя на табуретке.
- Виктор. Мне нужно домой, срочно. Ты проконтролируешь его?
- Ты хочешь бросить меня одного с этим самоубийцей? – удивленно приподнял бровь тот. Но, увидев мой усталый взгляд, неожиданно быстро согласился. – Хорошо, иди. Десять минут, не больше.
Благодарно взглянув на него, я пошла в гостиную. Окно нараспашку, подоконник, вздох.

Босс сидел за столом, изучая какие-то бумажки. Я вошла без стука. Он поднял голову, бросил на меня один быстрый взгляд и мгновенно оказался возле меня.
- Милая, что с тобой? Почему ты так бледна?
- Оттого, что я терпкой печалью напоила его допьяна, - процитировала я любимое стихотворение. Никогда не думала, что любимые строчки окажутся такими верными.*
Он обнял меня, а я быстро рассказала о звонке, на который мне пришлось ответить и о том, что сообщать столь прискорбную новость пришлось именно мне.

Десять минут спустя я уже вновь находилась в гостиной Артёма. В квартире стояла тишина.
Прямо гробовая. Отличная атмосферка. Кошмар какой-то.
Я прошла в комнату, где оставила Артёма, настраиваясь на то, что сейчас придётся долго его успокаивать, но его там не оказалось. Прошла на кухню – Виктор сидел на прежнем месте и явно ждал моего появления. Я включила чайник и повернулась к нему.
- Артём в ванной что ли? – прикурив сигарету и придвинув поближе к себе пепельницу, которая теперь больше не убиралась в сервант, поинтересовалась я.
- Нет, - холодно ответил мой напарник.
- А где он?
- Он ушёл, - так же холодно продолжил Виктор.
- Куда?! – от его спокойствия я аж дымом поперхнулась.
- А как ты думаешь? – странно прищурился тот.
- Да откуда я могу знать?! – я была так шокирована данной информацией, что сигарета чуть не вывалилась из моих пальцев. – Где Артём?! – я уже кричала на него.
- Успокойся, - он буравил меня взглядом. – Артём ушёл. Он решил отомстить Лёлику.
- Как? – почти шёпотом спросила я.
- Не знаю, - он пожал плечами с таким видом, как будто это его абсолютно не волнует. – Я предложил Артёму его убить.


Скрытый текст


Спасибо: 35 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 24
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 6

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.08.09 17:57. Заголовок: http://jpe.ru/gif/s..


Скрытый текст


- Что? – я бессильно опустилась на табуретку.
- Да ничего, - пробормотал Виктор. – Я предложил ему сделать именно то, что предложил бы на моем месте любой здравомыслящий демон. Ну, а так как тебя не было рядом в этот момент, - он подарил мне самодовольную ухмылку. – То и остановить Артёма и внушить что, о! – он прижал правую руку к сердцу, а левую выкинул вперед в подобии какого-то призыва. – Нет, не совершай ошибки, - пропищал он крайне противным голоском. – Не делай этого! – он прокашлялся и продолжил нормальным голосом. – В общем, это сделать было некому. Поэтому Артём с чистой совестью отправился приводить свой план в исполнение. Конечно, я подсказал ему, как сделать всё правильно, - он смотрел на меня своими синими глазами, которые полностью застилала пелена насмешки. – Так что, ты проиграла, птичка. По всем фронтам проиграла.
- Будь ты проклят, - я закрыла лицо руками.
- О, дорогая, ты опоздала. Уже давным-давно, поверь мне, - он был так доволен собой, что казалось, скоро лопнет от этого самодовольства.
Мне очень хотелось плакать, как маленький ребёнок, и топать ногами. Ощущение собственной глупости и беспомощности, невозможности что-то исправить, стискивало всё внутри. Хотелось встать и надавать этому типу пощёчин. Хотя бы.
- Ты сама виновата, - пожал он плечами. В глазах его не было и капли сожаления ко мне.
Хотя, он, безусловно, прав. Я целенаправленно покинула свой пост – разве мог он не воспользоваться этим? И с чего я взяла, что он не станет строить мне козни в момент моего отсутствия? Ведь так поступил бы «любой здравомыслящий демон». А он же у нас самый здравомыслящий.
Мысли крутились в моей больной голове, как рой пчёл. Казалось при этом, что каждая стремится ужалить меня посильнее. Обида заполняла полностью, словно сердце разгоняло её с кровью по всему телу. Обида на Виктора и в первую очередь на себя – настолько глупую, что я умудрилась убедить себя, что мой напарник честно дождется моего возвращения и не устроит какую-нибудь мерзость.
Ненавижу.
Ненавижу, ненавижу, ненавижу!
- Ненавижу тебя, - тихо сказала я, смотря ему в глаза, после чего поднялась со своей табуретки и ушла в гостиную, чтобы не видеть самодовольных синих глаз и не менее самодовольной ухмылки.
Последней надеждой для меня было то, что Артём передумает в последний момент, не решится на такой поступок. Но мне ли не знать что такое качественная промывка мозгов? Для заслуженного демона достаточно минуты, чтобы человек поверил, что именно то, что ему предлагают – один единственный правильный выход.
Скорее всего, придётся смириться с проигрышем – но это будет довольно сложно, если вообще возможно. Поражений в моей практике не было уже так давно, что я, наверное, уже и не вспомню точное количество лет, прожитых в абсолютном спокойствии.
Я сидела на диване, обняв руками ноги и уткнувшись лицом в колени.
Как же всё-таки обидно. Просто невероятно.
- Что, тяжело осознавать собственное поражение, непобедимая моя? – Виктор уселся рядом со мной, закинув руки за голову и смотря в потолок.
- Отстань.
- Ну почему же отстань? Мне хочется пообщаться с тобой. Подойди к этому проще – считай, что это та цена, которую нужно было заплатить, чтобы побыть дома.
- Отстань.
- Я, конечно, понимаю, что мне стоило тебя предупредить, но ты же сама понимаешь – это не в моих правилах. Должен же я как-то выигрывать, верно?
- Отстань! – я уже повысила голос, стремясь заткнуть его. Мало того, что я итак чувствовала себя не лучшим образом, так Виктор с каждой фразой делал мне всё хуже и хуже.
- Не ори ты на меня, - миролюбиво заметил он. – Дай мне насладиться победой.
- Да отстань же ты от меня, сволочь! – неожиданно для самой себя сорвалась я и, схватив попавшийся под руку пульт от телевизора, запустила им куда-то влево.
- Ты больная совсем?! – возмутился Виктор.
Посмотрев туда, куда улетел пульт, я увидела своего напарника, держащегося за лоб. Пульт угодил ему точно между глаз, что в данном состоянии не могло меня не радовать.
- Получил?! Вот сиди теперь и молчи! – я опять уткнулась лицом в колени, не желая видеть ничего вокруг.
Прошло около десяти минут в полном молчании, после чего Виктор вновь подал голос:
- Мы так и будем сидеть молча?
- Да, - глухо ответила я, не поднимая головы.
- Я просто не могу понять, почему ты так переживаешь.
- Потому что я, такая дура, понадеялась на тебя! – я оторвала, наконец, голову от колен. – Я злюсь на свою глупость и дурацкое доверие тебе, которое появилось, когда ты разрешил мне уйти! Я никак не могу понять, как умудрилась совершить такую ошибку! Вот почему я переживаю!
Повисла тяжелая пауза.
Вдруг я почувствовала, как сильная рука обхватила меня за плечи и притянула к твердой широкой груди.
- Да ладно тебе, - успокаивающе сказал мой напарник. – Посмотри на это с другой стороны. Не забывай, что оба мы на работе, а выполнять работу – наша с тобой прямая обязанность. Иначе погонят нас с тобой поганой метлой из наших контор.
Я молчала, всё еще злясь на него, но звук его спокойного голоса и приятный запах дорогой туалетной воды постепенно заставляли злость отступать, уступая место тупой усталости. Он неожиданно начал гладить меня по голове желая, видимо, быстрее меня успокоить.
Мне очень хотелось поднять глаза и посмотреть на его лицо, чтобы узнать, какие эмоции он сейчас испытывает, но при этом делать этого я не собиралось. Совсем не хотелось увидеть ту же холодную насмешку на пару с неприязнью, что практически всё время выражал его взгляд и искривленные в злой улыбке губы.
В конце концов, я сама виновата, с этим придётся смириться. Что ж, будет мне урок на будущее.
Думаю, за первый за долгое время промах меня никто особо ругать не будет, но и чести мне это, конечно, не прибавит.
Погруженная в свои мысли, я не сразу обратила внимание, что прошло уже довольно много времени, а Виктор всё так же поглаживает меня по голове, прижимая к себе.
- Слушай, - неожиданно начал он. – Я сейчас скажу тебе одну вещь. Обещай мне, что ты не устроишь мне очередной скандал.
- Не буду я тебе ничего обещать, - подозрительно фыркнула я.
- Тогда извини, - вздохнул Виктор и сильно сомкнул вокруг меня руки так, что я не могла пошевелиться. – В общем, Артём не собирается никого убивать. Конечно, я закинул удочку на этот счет, но он сразу же отверг моё предложение. На самом деле он уехал к матери Лилии. А я наговорил тебе всего этого просто для того, чтобы… эм… поиздеваться над тобой. Ну, небольшая плата за твою отлучку, что ли.
Я сидела, словно громом пораженная какое-то время, пока Виктор не расслабил руки, решив, видимо, что я довольно спокойно отнеслась к данному признанию. Но, как только хватка ослабла, я резко вскочила с дивана.
- Я ненавижу тебя! – рявкнула я и залепила ему звонкую оплеуху, после чего вылетела из комнаты.


Скрытый текст



Спасибо: 35 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 30
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 7

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.08.09 19:54. Заголовок: Новая продка! Не оче..


Скрытый текст


Я путешествовала по квартире, прижимая к себе пепельницу. Виктор периодически приходил именно в ту комнату, где я сидела, поэтому я спешила ретироваться оттуда поскорее. Вся квартира пропахла сигаретным дымом, и я чувствовала, что Артём явно не будет мне благодарен за это, но разговаривать с Виктором я категорически не хотела.
Я ненавидела, когда меня пытались «проучить» ни за что подобным образом. И дело вовсе не в том, что я не терплю обман и всё такое прочее – за много долгих лет работы я привыкла к лицемерию, издевательствам, подговорам и подлостям со стороны своих напарников и напарниц.
Дело тут было совсем в другом.
Когда-то я тоже была человеком.
Память – штука странная. А уж память бессмертного – тем более. Люди не могут вспомнить в деталях, как проводили позапрошлое лето, а мы должны помнить очень многое, уделяя внимание мелочам. Именно из-за этого человеческая память, итак не очень четкая, постепенно стирается, уступая место более важным воспоминаниям.
Я не помню практически ничего из своей предыдущей жизни и это, в общем-то, не особо сильно меня волнует. Что-то про богатый и влиятельный род, пышные юбки, сложные прически и менуэт. Но, несмотря на это, смерть свою и все предшествующие ей события я помню совершенно отчетливо.
Мой муж был человеком жестким, если не сказать жестоким. Собственно, являясь приближенным Петра, он старался полностью соответствовать своему царю. Шла Северная война, я практически не видела своего супруга. Не смотря на юный возраст у меня было больное сердце, а в то время с этим сложно было что-то сделать.
Пока муж был в разъездах, ко мне периодически приходил его знакомый с масляным взглядом, каждый раз якобы спрашивая мужа и неприлично смотря на меня. Однажды он начал приставать ко мне и я, абсолютно перепуганная, огрела его канделябром по голове.
С тех пор отвратительный тип перестал меня терроризировать. Но, как оказалось, отправил письмо моему супругу, в котором описал в подробностях наши якобы невероятно близкие отношения.
Спустя какое-то время мне пришло письмо, в котором сообщалось, что муж мой героически погиб в сражении со шведами при мысе Гангут.
Одевшись в траур, практически постоянно держась за сердце, я осталась молодой богатой столичной вдовой.
А спустя еще какое-то время на пороге моей гостиной возник человек в дурацкой шляпе с широкими полями. Не спросив разрешения, он подошел ко мне и снял свою шляпу.
Передо мной стоял мой, как я считала, умерший муж.
Больное сердце не выдержало такого потрясения, и я скоропостижно скончалась у него на руках.
Историю с письмом о моей так называемой измене, я узнала уже после своей смерти. Так же я узнала, что мой жестокий муж решил, так сказать, проучить меня в ответ. Не смотря ни на что, я любила его, он был всей моей семьёй к тому моменту, так как детьми мы не успели обзавестись. И он не придумал ничего менее болезненного для меня, чем его липовая смерть.

Именно с тех пор я ненавижу, когда мне пытаются преподать урок подобным нездоровым образом, и крайне нервно к этому отношусь.
Докурив последнюю сигарету в последней имеющейся у меня пачке, я крикнула, что ушла в магазин, и, хлопнув входной дверью, удалилась из квартиры.
Не прошло и семи минут, когда я вновь оказалась в уже знакомой прихожей. В гостиной работал телевизор, я отправилась туда, решив, что в любом случае не смогу прятаться от Виктора всё время.
Однако моего напарника в гостиной не было. Так же, как не было его на кухне и в спальне Артёма. Но на холодильнике висела записка, прижатая магнитом, сообщающая о том, что у Виктора появились «срочные дела» и он отлучился.
- Что за бред? – сама у себя спросила я, так как спрашивать больше было не у кого.
Настучать, что ли, на него за это?
Хотя, подставлять – это не моя работа. Моя работа - всепрощение, добродетель и успокоение.
Я набрала номер Артёма, который после второго гудка сообщил скорбным голосом, что приедет через час.
Спустя ровно шестьдесят минут, входная дверь раскрылась, и в квартиру вошёл Артём в компании именно того, кого я очень не хотела с ним увидеть.
- Ну что, ты перестала истерить? – спросил Виктор, заходя следом за мной на кухню.
- Я и не истерила особо, - пожала я плечами, сохраняя спокойное лицо.
- Ну да, это ты кому-нибудь другому рассказывай, - хмыкнул мой напарник.
- Лучше расскажи мне, - попивая чаёк, начала я. – С какой такой радости ты уехал к Артёму, не узнав моего на то согласия?
- Я не к Артёму ездил, - хохотнул Виктор. – С чего ты это взяла? Я соблюдаю законы, поверь мне. Мы встретились уже возле дома.
- Ну, а куда же ты тогда ходил? – со вздохом поинтересовалась я.
- Тебе пока не стоит об этом знать, - задумавшись на пару секунд, решительно ответил мой собеседник.
- Тебе много чего не стоит, - хмыкнула я, делая акцент на первом слове.
- Ты, кстати простила меня? – наглая усмешка и довольные синие глаза. – Ты же обязана всех прощать.
- Лично тебе – я ткнула в него указательным пальцем. – Я ничего не обязана. Когда похороны? – после секундной паузы осведомилась я.
- В пятницу. В пятницу же наш друг должен того, - Виктор качнул головой в сторону окна.
-О, так мы до пятницы живём спокойно? – обрадовалась я.
Мой напарник молча встал, допил кофе последним глотком и поставил чашку в раковину. После чего отправился вон из кухни, засунув руки в карманы джинсов. Но рядом со мной остановился и наклонился к моему уху.
- Поверь мне, птичка. Я тебе спокойно жить не дам, пока ты обитаешь со мной в одной квартире, - очень тихо сказал он мне и, выпрямившись, неторопливой походкой пошёл в гостиную.


Скрытый текст


Спасибо: 32 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 32
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 7

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.08.09 07:05. Заголовок: Да, давно же меня ту..


Скрытый текст


К сожалению Виктора и к абсолютному счастью моему на следующий день нам дали отгул. Как бы ненормально это не звучало, но у нас тоже бывают отгулы. Если для клиента не существует в данный день никакой опасности, иногда нам делают поблажки. Иногда – значит очень редко.

Я приехала к себе на квартиру, завалилась на диван и включила телевизор. Хотелось на Карибы. Нет, лучше даже на Мальдивы.
Отбросив в сторону неосуществимые на данном этапе мысли, я взяла телефон и набрала любимый старый номер, который последний раз набирала, должно быть, полгода назад, если не больше.
- Да, детка, я весь твой! – раздался в трубке знакомый голос, и на душе сразу же стало намного теплее.
- Ну, весь-то ты мне не нужен, на самом деле, - хохотнула я. – Хвост можешь оставить себе.
- Выбирай любую часть тела!
- Ммм, - я сделала вид, что задумалась. – Я бы на твоем месте не рисковала. Можешь остаться без самого ценного.
- Кто не рискует, тот не пьёт шампанского! – радостно ответили мне.
- Окей, милый, - томно протянула я. – Может, тогда обсудим подробности при личной встрече?
- Оу, я только «за»! Мне всё равно гореть в Аду ближайшие несколько столетий, так что очередная неофициальная встреча с мерзкой пернатой мне особо не попортит Список, - в крайнем довольствии объявил мой собеседник.
Обговорив место и время встречи, я повесила трубку.
Распахнула свою огромную гардеробную и, промучившись около часа, выбрала длинное тёмно-синее платье, плотно облегающее фигуру, с перчатками в цвет. Туфли, прическа, обнажавшая шею и шикарное колье с бриллиантами, подаренное очень давно одним чрезвычайно богатым типом. Сегодня я буду блистать.
Возле ресторана затормозил «Феррари» ярко-желтого цвета. Я пристроила свой «Бентли» рядышком справа. Аккуратно вышла из машины, закрыла дверь, пикнула брелком сигнализации.
- Ого, - уважительно протянул молоденький брюнет, появившийся из «Феррари». – Ты настолько прекрасна, что я даже готов молчать про твою новую машину.
- Говори, что хочешь, - махнула я рукой, одарив его влюблённым взглядом изумрудных глаз. – Машина – это премия.
- Фу, - тут же поскучнел мой спутник, обняв меня за талию и поцеловав в щеку, - Наши шефы так банальны, что порой я хочу попросить у них остров.
- Зачем тебе остров? – подивилась я, взяв его под руку.
- Ну, по крайней мере, для острова не нужно расширять подземный гараж, - он повлёк меня в сторону входа в ресторан, имея при этом такой вид, как будто ведет под руку, как минимум, Анжелину Джоли.
Игорь – самый неподражаемый и очаровательный черт, которого я когда-либо знала. Среднего роста брюнет с хитрыми, как у змея-искусителя глазами и шикарной белозубой улыбкой. Если бы он прожил немного больше на земле, голову даю на отсеченье – стал бы самым известным в истории мошенником и ловеласом.
С Игорьком я знакома последние лет восемьдесят и ни разу за всё это время не пожалела, что вожу с ним дружбу. Мы можем звонить друг другу раз в полгода, но при этом никого ближе, пожалуй, у меня нет. Я люблю его настолько сильно, что мне самой в это даже не верится. Вредный, мерзкий, злобный насмешник.
Обожаю его.
В полутемном зале было немного народу, мы устроились в полузакрытой нише с тусклым освещением, любовно глядя друг на друга.
- Как ты? – сделав заказ, начала я, подарив ему самую теплую свою улыбку.
- Я? Замечательно, - ответно улыбнулся Игорь, смотря на меня с видом полного обожания. – Пару дней назад закончил с заказом. О, - опередив мой вопрос, он поднял руки на уровне лица, повернув их ко мне ладошками. – Это было великолепно! Мне попалась девица, которая, между прочим, безоглядно влюбилась в меня, - он приподнял правую бровь. – Сладкая штучка. Но девица-то… фиг с ней, девиц, что ли мало? Вот Ангел мне попался… ай! – он махнул рукой. – Такой малахольный тип! Таких не берут в космонавты, поверь мне, - тёмные глаза довольно смеялись. – Я им крутил, как хотел! Кто его вообще в нашу контору определил, непонятно. Только Список себе парень попортил.
Не успела я открыть рот, как Игорь продолжил.
- А еще, представляешь! – хлопнул он в ладоши. Между тем нам принесли бутылку вина. – Этот малахольный - бывший поэт. Он мне свои стихи зачитывал. Вообще мрак.
Парень закатил глаза к потолку и, слепив максимально одухотворенное лицо и приложив руку к груди в области сердца, начал цитировать:

Бобэоби пелись губы,
Вээоми пелись взоры,
Пиээо пелись брови,
Лиэээй - пелся облик,
Гзи-гзи-гзэо пелась цепь.
Так на холсте каких-то соответствий
Вне протяжения жило Лицо. *

- А, по-моему, очень мило, - не согласилась я.
- О, - сведя брови в переносице, замотал он головой. – Брось! Ты что?! Это ведь то же самое, что ты бы сейчас мне выдала… эмм, - он задумался на пару секунд, после чего продекламировал:

Красное вино идёт под мясо,
Белое вино идёт под рыбу,
Бехеровка подаётся к утке.
Я пьяна, но всех умней в маршрутке.

- Поэт из тебя никакой, - хохотнула я.
- Зато я красиво читаю, - показательно-обиженно буркнул Игорь.
- Твоего обожаемого Пастернака только дурак не сможет красиво прочитать, - не согласилась я.
- С ума сошла, - в напускном ужасе распахнул мой собеседник свои хитрые глаза.
Повторилась демонстрация с рукой у сердца и возвышенным лицом.

Это - сладкий заглохший горох,
Это - слезы вселенной в лопатках,
Это - с пультов и с флейт – Figaro
Низвергается градом на грядку.

Всё. что ночи так важно сыскать
На глубоких купаленных доньях,
И звезду донести до садка
На трепещущих мокрых ладонях… **

- Всё-всё-всё, - замахала я на него руками. – Хватит мне тут вечер поэзии устраивать! Тем более, Пастернак там, при твоём чтении, в Раю нектаром, небось, подавился. Умолкни, хвостатый! – я уже откровенно смеялась над ним.
- Если бы ты не была моей любимой блондинкой, - полушепотом сообщил он мне, - я бы совершенно случайно вылил тебе на коленки вино за такое предвзятое отношение к моему таланту оратора.
- Если бы ты не был моим любимым чертом, - так же полушепотом ответила я. – Тебя бы тут сейчас не сидело.
- Ладно, - вздохнул Игорь. – Раз ты не желаешь внимать моему прекрасному чтению, рассказывай, как у тебя дела.
- Отвратительно, – тут же погрустнела я.
Принесли заказ, и я, начав ужинать прекрасным мягчайшим мясом, которое здесь готовили шикарнее любого другого питерского ресторана, начала жаловаться Игорьку на своего невероятно отвратительного напарника.
- Ты ему нравишься, - где-то на средине моего рассказа авторитетно заявил парень.
- Игорь! – возмутилась я. – Ты когда-нибудь перестанешь судить людей по себе? Я не первый день живу на свете и прекрасно могу определить, когда нравлюсь кому-то, а когда мне всеми силами просто так пытаются осложнить жизнь.
- Ну, - он неожиданно перешел на серьезный тон, откинувшись на диване и прикурив сигарету. – Тогда подумай о том, что вы, возможно уже где-то встречались, и ты ему изрядно насолила.
- Прекрати говорить глупости, - не согласилась я. – Если бы мы где-то встречались, я бы помнила об этом. С памятью у меня всё в порядке.
- Ну, а если перебрать человеческую жизнь? – задумчиво осведомился мой собеседник.
- Нет, - уже более неуверенно ответила я. Думаю, я бы его помнила. Таких, знаешь ли, не забывают.
- А вот я бы на твоем месте не был так уверен.

Скрытый текст


Спасибо: 33 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 36
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 8

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.08.09 18:41. Заголовок: Всем привет) Поблуд..


Скрытый текст


Уже на выходе из ресторана Игорь наклонился ко мне, в последний раз стрельнув хитрым взглядом на дефилировавшую мимо официантку, заставив ту покрыться спелым румянцем.
- Солнце мое, - интимным полушепотом начал он. Интимным просто потому, что другого полушепота в общении с девушками у него просто не получалось. – У меня есть к тебе потрясающее предложение, - он приобнял меня за талию и начал довольно настойчиво подталкивать меня к моей же машине.
- Когда ты начинаешь говорить таким тоном и такими словами, - не особо сопротивлялась я. – Мне кажется, что ты задумал очередную пакость.
- Нет, - тут же оскорбился Игорь, скроив при этом такое возмущенное выражение лица, что любой другой на моем месте тут же отверг любую возможность чего-то нехорошего с его стороны. – Как ты можешь так некрасиво думать обо мне? – он расцвел белозубой улыбкой, а в глазах при этом заплясали огоньки. – Я хочу отвести тебя на пикник.
- Ночью?! – я чуть не споткнулась и чуть крепче уцепилась за парня.
- Ну, если ты настолько блондинка, что не понимаешь, какое сейчас время суток, - показательно почесав затылок, начал он.
Я возмущенно фыркнула и легко стукнула тыльной стороной ладони по накаченному прессу.
- В общем, - наконец перейдя на серьезный тон, продолжил Игорь. – Я тут недалеко от города насмотрел одну чудную полянку. Раз уж у тебя сегодня выходной, а мы столько времени не виделись, предлагаю тебе посвятить сегодняшний вечер мне. Костёр, лес, звёзды, романтик, - он вновь заулыбался во все тридцать два, всем своим видом демонстрируя полное довольство своим планом.
- Но-но-но, - подняла я вверх указательный палец. – На романтик я пока не готова, - и заулыбалась в ответ.
- Да, я всё понимаю, милая, - схватив мою правую руку, он бухнулся на одно колено. – Только после свадьбы! А свадьбу я готов ждать, сколько ты сочтёшь нужным! – старательно изображая искренность и скрывая усмешку, Игорь смотрел мне в глаза.
- Ну, - вырвав ладошку из его цепких пальцев, я начала показательно наматывать выбившуюся прядку на указательный палец, - Восемьдесят лет знакомства слишком малый срок, чтобы говорить о свадьбе…
В конце концов, я не выдержала и рассмеялась.
- Вставай, дурачина, поехали – мне еще домой надо заехать переодеться.

Переодевшись в более подходящую для ночных путешествий по лесу одежду и поставив на стоянку «Бентли», мы уселись в «Феррари» Игоря и понеслись прочь из города, сопровождаемые довольным ревом мотора и приятной лаунжевой музыкой из динамиков.
«Недалеко от города» оказалось довольно относительным расстоянием – когда ты мчишься на скорости под двести километров в час, пятьдесят километров кажутся пятью.
Затормозив у очередной отворотки без каких-либо указателей, Игорь резко повернул и, щадя подвеску, начал красться по песчаной дороге с подозрительными ямами.
Задумавшись о том, что Виктор ни разу за весь день не дал о себе знать, я начала рыться в сумке в поисках телефона. По прошествии пяти минут, перевернув на колени сумку, я вынуждена была констатировать, что телефон я где-то благополучно потеряла. Обрадовать это меня, к сожалению, никак не могло, и я уже косилась на Игоря, обдумывая, стоит ли продолжать наше путешествие.
- Телефон потеряла? – ни с того ни с сего осведомился парень, аккуратно «обползая» очередную колдобину на дороге.
- Ага, - расстроено кивнула я.
- Позвони с моего, - он протянул мне трубку, рассеяно смотря перед собой.
- Не ловит, - недовольно протянула я, кинув взгляд на экран.
- Сейчас вот на эту горочку заберемся, может, найдет сеть, - пожал плечами Игорь, «затаскивая» машину на пригорок. – На дисплее мигнуло название сети, повисело несколько секунд, после чего опять исчезло. Я выбралась из машины и залезла на большой валун у обочины. Надпись на дисплее сменилась, появилось название сети, и одна «палочка».
Игорь заглушил двигатель, наблюдая за мной в свете фар.
Я набрала номер Виктора и начала вслушиваться в неровные гудки.
- Алло! – в трубке раздался нетрезвый голос, перекрываемый чьими-то воплями и громкой музыкой. Я недовольно скрипнула зубами, непонятно отчего разозлившись на пьянку своего партнера в компании целой кучи далеко нетрезвых девиц.
- У тебя всё в порядке? – в этот момент я поняла, насколько глупо выглядит мой звонок. Какая мне вообще разница, что там с ним? Не явится завтра, вернее, уже сегодня, на работу – мне же лучше. Может, еще одну машину премируют.
Нет же. Мне же больше всех надо, я же самая обеспокоенная.
Тьфу, аж противно с самой себя.
- А почему у меня что-то должно быть не в порядке? – удивленно осведомились на том конце провода, после чего недовольный женский голос протянул мне в ухо «Ну Вииииктор!». – У меня всё просто замечательно, я отдыхаю с друзьями, - он ненадолго замолчал, после чего осторожно осведомился. – А у тебя ничего не случилось?
- Нет, у меня тоже всё хорошо, мы с другом на пикнике в лесу.
- Ах, вы с другом, - с непонятной интонацией ответил Виктор. – Ну, тогда удачного отдыха. Пока.
После чего он повесил трубку.
- Странный какой-то, - удивленно пробормотала я себе под нос и потопала в сторону машины, жаловаться Игорю.
Уселась в теплый салон, кожаное кресло послушно обняло меня, а стекло поехало вниз, когда я прикурила сигарету.
- Какой-то он у тебя странный, - задумчиво протянул Игорь, тоже беря в руки пачку сигарет.
- Грубый, наглый, самовлюбленный тип, - пробормотала я себе под нос, глубоко затягиваясь.
- Каким и должен быть настоящий демон, - спокойно заметил парень, прикурив золотым «Зиппо». – Видишь, вот и тебе попался товарищ, который не поддается твоим невероятным чарам.
- Ай, - махнула я рукой, не желая больше разговаривать на неприятную тему. – Докуривай и поехали.
Мы докурили в полном молчании, Игорь косился на меня хитрым взглядом в крайнем довольстве, непонятно чему радуясь и непонятно что для себя решив. Иногда я ненавижу свою способность читать эмоции. Потому что эмоции-то читать я могу, однако их причину могу никогда не узнать.
Парень выкинул окурок в темноту, закрыл стекло и повернул ключ в замке зажигания.
Под капотом непонятно зажужжало и… всё.
Игорь ещё раз попробовал завести машину.
«Феррари» вновь тихо прожужжала и замолчала.
- Класс, - бормотнул мой друг и покосился на меня. – У нас проблемы.
Я закрыла глаза и подумала, что этот прекрасный вечер просто не мог закончиться так же радужно.
Игорь тем временем открыл капот и с умным видом уже копался под ним, тыркаясь то в одно место, то в другое. Я переползла на водительское сидение, ожидая руководства к действию.
Прошло около получаса, после чего парень сдался, захлопнул капот, прогнал меня со своего места и уселся за руль.
Я слабо предложила Игорю выбраться из машины и отправиться поискать место, где можно всё-таки развести костер, раз уж мы всё равно застряли посреди леса, куда вряд ли можно вызвать эвакуатор посреди ночи. Однако он таким диким взглядом посмотрел на меня, как будто я предложила бросить в одиночестве среди леса его любимую девушку.
- Нет, ну и что ты предлагаешь? – вздохнула я.
- Похоже, придется сидеть до утра, - ответно вздохнул Игорь, задумчиво сведя в переносице брови. Но не прошло и десяти секунд, когда его лицо полностью разгладилось и вновь озарилось счастливой улыбкой. – Ну, раз уж мы вдвоем в крутой машине, ночью, в лесу, - он приподнял левую бровь.
- А как же свадьба?! – в притворном ужасе распахнув глаза, я сжала кисти рук.
Игорь закинул голову наверх и рассмеялся воистину сатаническим смехом, после чего таким же громогласно-сатаническим тоном заявил:
- Ты в моей власти, неверная!
Я приподняла бровь, с сомнением глядя на него.
- Нет, роль злодея не для тебя.
- Ладно-ладно, - тут же согласился он. – Давай думай тогда, чем займемся. Надо же скоротать время до утра.

Скрытый текст


Спасибо: 30 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 39
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 8

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.09.09 15:49. Заголовок: Новое продолжение) И..


Скрытый текст


Тикали часы, текли минуты.
Мы с Игорем безостановочно болтали, радуясь возможности посвятить наконец-то какое-то время друг другу. И без того светлый небосклон, сопровождающий белые ночи, становился всё светлее и светлее, вот-вот должно было встать солнце.
Игорь достал телефон, собираясь позвонить в сервис и мы поняли страшное – телефон сел, вариантов выбраться из лесной чащи не осталось практически никаких.
- Прекрасно, - пробормотал парень и со всей своей демонской дури ткнулся головой в руль.
Подозреваю, что в голове Игоря уже зрел план, как бы покрасивее поджечь несчастную «Феррари». Я же с тоской всматривалась вглубь лесного сумрака, понимая, что на работу вовремя успею вряд ли. А мой прекрасный и благородный напарник, конечно же, не замедлит доложить об этом своему начальству.
Как же мне всё-таки не нравится наш альянс. Не понимаю почему – демоны мне и раньше неоднократно попадались на редкость отвратные, но этот был особенный - странный, непонятный мне.
И странное ощущение, подкрепленное разговором с Игорем, что нас уже что-то связывало когда-то. Только что именно, я не могу вспомнить… а возможно, даже никогда об этом и не знала.
Тем временем, бурча себе что-то под нос, Игорь вновь выбрался из машины и угнездился под капотом, что-то возмущенно подрыкивая оттуда порой.
Я расслабленно восседала в кресле, прикрыв глаза, раздумывая о смысле бытия и прочих максимально приближенных к данному вопросу вещах, когда лес наполнился странным гулом, а спустя пару десятков секунд мимо нас по лесной чаще пронесся и затормозил рядом с «Феррари» огромный черный джип «Мерседес».
Мы с Игорем, в немом шоке наблюдавшие за происходящим, смогли лицезреть следующую картину: у джипа распахнулась дверь со стороны водителя и оттуда, как ни в чем не бывало, вывалился ни кто иной, как Виктор собственной персоной. Напарник мой явно был сильно навеселе – об этом говорил один его внешний вид.
Мой уважаемы голубоглазый брюнет был наряжен в шикарнейшую белоснежную рубашку, светлые джинсы с дорогим фирменным ремнем и стильный узкий красный галстук. Казалось бы – всё прекрасно, вот только рубашка была наполовину расстегнута, верхние пуговицы при этом отсутствовали, а стильный красный галстук свисал из правого кармана джинс.
- Итак! – сильно хлопнув дверью и развязной походочкой приблизившись к нам, начал он. – Ваш спаситель прибыл!
- Кто это? – подозрительно глядя на довольного Виктора, поинтересовался Игорь.
- Знакомьтесь, - тяжело вздохнув, объявила я. – Игорь – это Виктор, мой нынешний напарник, - представила сперва я вновь прибывшего. – Виктор – это Игорь, мой очень хороший друг.
- А, - расплылся в довольной улыбке Виктор. – Так вот, значит, как выглядит этот неизвестный друг. А где обещанный пикник? Или вы пикникуете в машине? Так зачем же было уезжать в такую даль? Могли бы просто закрыться в машине где-нибудь на парковке…
- Прекрати паясничать! – оборвала я.
- Нет, почему же! – уже воспылал праведным гневом Игорь. – Пусть продолжает, если хочет. Только, похоже, он никогда не сможет понять, что «пикник с другом» означает только лишь пикник с другом, а не секс с малознакомым мужиком.
- О! Да ты умеешь разговаривать, неизвестный друг! – тут же возрадовался Виктор.
- Ага, в отличие от тебя я разговариваю, я не изрыгаю грубости, - тут же обрил Игорь голосом полным льда.
- Какой он у тебя языкастый, - подивился мой напарник и облокотился о крышу «Феррари». – Только я бы на твоем месте, мальчик, - смерил он моего друга презрительным взглядом. – Особо не упражнялся в остроумии. Между прочим, я приехал вас спасать. А то уж больно забеспокоился, что с дорогой напарницей мне не связаться, вдруг случилось что. А мне потом за неё перед начальством отвечай.
- Прекрати нести бред, - вздохнула я. – Лучше скажи, каким образом ты нас нашел?
- А вот это будет моя маленькая тайна, деточка, - погрозил он мне указательным пальцем, дыхнув алкоголем прямо в лицо. – Когда-нибудь, возможно, я и расскажу тебе этот секрет, но… Увы! Не сейчас. Пусти-ка, - отодвинул он Игоря в сторону от «Феррари» и чуть ли не целиком залез под капот, тут же запачкав белый манжеты.
Спустя несколько минут недовольного бурчания, Виктор вылез из под капота и, ухватив за руку Игоря и ткнув пальцем в какой-то винтик, снабдил его необходимыми инструкциями. Сам же с довольным видом вытер грязные пальцы правой руки свисавшим из кармана галстуком и выкинул последний в ближайшие кусты.
- Чтобы вы без меня делали, - крайне довольно объявил мой партнер и с видом победителя сложил на груди руки. – Слушай, а что это твой друг такой злой? – вполне дружелюбным тоном неожиданно поинтересовался он.
- Это не он злой! Это ты любитель говорить гадости! – возмущенно округлила я глаза и, неожиданно для самой себя, щипнула его в районе ребер.
А дальше что-то случилось с моим восприятием – резкие движения и странное, неоправданное поведение.
- Ай, это больно! - возмущенно. Неожиданно его рука проскальзывает под моей… щипок за ребра уже меня.
Несколько секунд борьба с несильными щипками, после очередного своего я отскакиваю в сторону подгоняемая фразой: "Ну, всё, ты доигралась" - или что-то вроде того. Оказывается, алкоголь действует на Виктора удивительно миролюбиво.
Уставшая от долгого сидения в машине, я неспешно продефилировала вокруг машины так, чтобы жаждущий мести Виктор всегда был с противоположной стороны. В какой-то момент мы столкнулись, он схватил меня за запястья "чтобы не говорила потом, что синяки остались". И мы остановились, как вкопанные, глядя друг на друга. Один раз я честно попыталась вырваться - бесполезно.
Пару секунд молчаливого убийства друг друга взглядом.
Потом:
- Потанцуем? - насмешливым тоном. Непонятное кружение, мои запястья сжаты его ладонями, расстояние между телами около полуметра.
Глупый вид.
- Тебе не кажется, что в такой позе не танцуют?
Мы замерли - он всё еще сжимает мои запястья, смотрим друг на друга...
- Вообще-то вот в этот момент обычно целуются, - рядом неожиданно возникает Игорь, про которого я уже благополучно забыла. – Ну, это я так, - он улыбается во все тридцать два и тут же исчезает, вновь приковав своё внимание к своей возлюбленной машине.
Мы засмеялись, вроде бы и не к месту, он выпустил мои руки, я отошла в сторону, села на траву и закурила сигарету.
Ток?
Жар?
Неизвестно. Но что-то пробило насквозь, от зажатых запястий сквозь сердце, а оттуда в двух направлениях - в мозг и к кончикам пальцев на ногах. Я вдыхала синий дым и никак не могла понять, что это было.
В голове всплыла, очень к месту, странная цитата: "У нас с ним просто по умолчанию ничего быть не может. Но за те пять секунд, что он сжимал мои руки, я, кажется, сошла с ума".

Скрытый текст


Спасибо: 29 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 42
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 9

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.10.09 16:57. Заголовок: Девочки, всем привет..


Скрытый текст


***
Порой мне кажется, что я одинока,
Что не понимает меня здесь никто.
Одену пальто,
Сяду в авто,
Сольюсь с ночью, и мысли пусть далеко.
Мне хочется думать о многом
И не хочется вовсе.
Мне хочется быть – не – собой,
Кем угодно – любой,
Но другой.
А я себя воспитала такой,
Я пробилась сквозь стены отчаяния,
Сквозь обиды нечаянные
И специальные.
Спрятав слабость, вернула покой,
Но и сейчас вылетают случайные.
Я не сильная, я – не – герой.
Да, научилась,
Да, воспитала.
Воспитала в себе себя,
Чтобы смотрели любя
И взглядами провожали чтобы.
Но это неважно теперь.
И вроде как наплевать,
И дальше не развивать.
Но что-то гложит,
Покой нарушает.
Я обрела многое, но
Всё равно кое-что убивает
И душит удавки сильней во сто крат…
Одиночество –
«Свобода, которой не рад».
***

Похороны.
Вы когда-нибудь были на похоронах?
Ужасное зрелище – толпа людей с непроницаемыми лицами, несколько человек-истериков, иногда попадаются те, кто находит «козла отпущения» и обвиняют в смерти его, после чего на поминках завязывается драка. А еще не редкость, когда эти самые поминки перерастают в настоящий балаган – все напиваются и постепенно забывают, зачем они, собственно, все здесь собрались.
Девяносто восемь процентов из ста скажут, что я цинична.
Возможно.
Однако, побывав на моем месте, лет этак, хотя бы, двадцать, вы начнете относиться к этому всему примерно так же, уверяю вас.
А еще на похоронах я всегда чувствую себя лишней.
И одинокой.
На похоронах всегда много народу, я смотрю в их лица и думаю о том, что обо мне, по сути, никто не переживает. Это бремя вечной жизни и помощи другим, оно только подчеркивает, насколько одинока я сама в этом грёбаном мире.

Так вот.
Неизвестно какие по счету в моей практике похороны.
И всё по накатанной, как обычно.
Виктор рядом со мной, со скорбным лицом. Однако, при своем скорбном лице, облик имеет очень даже цветущий, как будто это не он пьянствовал всю ночь напролет, а потом еще не мчался загород в поисках меня.
К слову, эти самые поиски до сих пор остаются для меня загадкой. Хотя бы потому, что мне не ясно с какой вообще целью он заявился сегодня утром.
Ну, с этим, я уверена, мы в самом скором времени разберемся, пока же имею сомнительное удовольствие наблюдать его фигуру по правую руку от себя.
Артём находился от нас на относительно большом расстоянии, так как всё время держал за руку рыдающую мать. К слову, неведомый Лёлик так же присутствовал на похоронах, стараясь, впрочем, особо не «отсвечивать» в глазах матери покойной Лили.
Отпевание, кладбище, поминки…
Виктор целое утро косился одним глазом на миловидную блондинку, не перестающую плакать, по-моему, ни на минуту. Как выяснилось впоследствии, блондинку звали Лера и приходилась она двоюродной сестрой усопшей. На кладбище Виктор небольшими шажками начал перемещаться поближе к симпатичной Лере, и на момент закапывания гроба та уже рыдала на его широком плече, размазываю тушь по угольно-черному костюму от «Гуччи».
В какой-то момент я поймала себя на том, что совершенно не беспокоюсь о судьбе нашего дорого клиента, а с весьма недовольной миной взираю на Виктора и его «царевну Несмеяну». Мило. Очень даже.
С каких это пор меня стали волновать неизвестные дамочки, рыдающие в жилетку моему напарнику?
Начались поминки, проходившие, к слову, в довольно приличном ресторане. Отдельный зал, окна задрапированы темной тканью, столы укрыты тёмными скатертями.
Валерия устроилась слева от Виктора, он же очень трогательно стал сжимать её руку.
Начались тосты и воспоминания, пересыпаемые тяжелыми вздохами и бесконечными всхлипами.
Хлопнув несколько рюмок водки за прекрасную дочь, замечательную девушку, лучшую подругу, самую великолепную сестру (нашла же, какое слово употребить на похоронах, дура) и удивительно понимающего человека, я поняла, что всё не так уж и плохо. Виктору Валерия уже явно не казалась такой привлекательной, как в начале, потому что ему, похоже уже поднадоело вытирать бесконечные слёзы.
Нет, ну вот скажите мне, откуда у этой девушки столько влаги в организме?
В пятилитровой банке огурцов не наберется столько рассола, сколько уже вылилось из глаз этой прекрасной особы.
Поймав явно недовольный взгляд Виктора, я встала и довольно уверенной походкой направилась прямиком к сладкой парочке.
- Виктор, - начала я, смерив Леру взглядом, максимально выражающим моё презрение. – Не мог бы ты выйти со мной на улицу покурить. Что-то мне как-то нехорошо…
- Конечно, милая, - тут же поднялся он, без особых переживаний освободив свою руку, до сего момента сжимавшую руку блондинки. – Это моя сестра, - пояснил он нахмурившейся девушке, и, уверенно обняв свою «сестру» за талию, повел меня в сторону выхода.
- Лен, - уже на улице, после пары минут молчания, неожиданно начал Виктор. – Зачем же ты напиваешься-то а? Мы ж на твоей машине все.
- Пф, - недовольно фыркнула я, не найдя лучшего ответа на его, в общем-то довольно суразный вопрос. – Ну, остановят нас гайцы. И что? Я ему внушу, что трезва, как стекло, на этом всё и закончится.
- Лен, - как-то подозрительно вкрадчиво продолжил Виктор. – А ты уверена, что справишься с управлением? Артём вообще-то живой человек и в аварии может пострадать.
- Не смеши меня! – махнула я рукой, выронив при этом сигарету.
- Ага, - тут же согласился Виктор, проследив за скатившейся со ступеньки сигаретой.

Поминки постепенно начали перерастать в балаган, как я, в общем-то и предрекала. Быстрее всех напились Лилины подружки, теперь собравшиеся в кучку, дружно рыдая. Девушкины более взрослые сослуживцы и сослуживицы начали обсуждать работу, кто-то затянул «Черный ворон», на другом конце стола начали активно спорить.
Поминки, что тут еще скажешь.
Лера уже откровенно висла на Викторе. Ну, по крайней мере, она перестала плакать, это уже достижение. А то шикарный костюм от «Гуччи» уже час назад имел не самый лучший вид.
Я пила водку.
А что вы еще прикажете делать? На похоронах водка – самый правильный напиток.
В какой-то момент, когда я уже обсуждала с некрасивой брюнеткой, кажется, её зовут Вика… или Олеся… не важно. Так вот, в какой-то момент, когда я обсуждала с Ви-лесей, какая прекрасная была девушка Лиля, и как жаль, что она покинула наш бренный мир в столь юном возрасте, на моё плечо легла чья-то рука.
Повернув голову, я встретилась глазами… с кем бы вы думали? Конечно, именно с ним, с прекрасным, неповторимо замечательным мужчиной, а вернее, демоном…
Стоп.
Пожалуй, надо выпить.
Ухватив кончиками пальцев стопку и сказав, в сотый раз за сегодняшний вечер, «За Лилю! Пусть земля ей будет пухом!», я уверенно поднесла её ко рту и как-то пропустила тот момент, когда стопка из моих пальцев успешно испарилась.
- Что за дела? – недовольно пробормотала я себе под нос, подозрительно покрутив ладонью.
- Сестрёнка, - ровно с такой громкостью, какая требовалась, чтобы услышала некрасивая Оле-ика, начал Виктор. – Пойдем, подышим свежим воздухом.
- Конечно пойдём, братик, - тут же согласилась я. – Почему бы нам с тобой не подышать свежим воздухом? Правда, я удивлена, что ты не дышишь им со своей прекрасной мадемуазель… кстати, где эта твоя заготовка на зиму?
- Почему заготовка на зиму? – не очень понял Виктор.
- Ну, лично я разные разносолы называю «заготовки на зиму». А твоя эта Лера, она похоже, так хорошенько просолена… я тебе разве не говорила, что в десятилитровой банке с огурцами рассола меньше, чем в ней?
- Милая, - недовольно сжав зубы, процедил мой напарник. – Пойдем уже на воздух. Там ты мне полностью расскажешь свою теорию.
На улице дул прохладный ветер.
- Вить, - неожиданно для самой себя сократив его имя, начала я. – Дай-ка мне пиджак. Что-то прохладно мне. Мёрзну я. А хотя, нет, не надо. А не то твоей фабрике по производству соплей и слёз не во что будет рыдать. Мда. Где-то тут у меня были сигареты… у тебя нет? – безуспешно пошарив по своему черному платью, не котором отсутствовали какие-либо карманы, осведомилась я. – Хотя, откуда у тебя. Ты же некурящий. Молодой человек! – кинулась я к прохожему, как к родному. – Вы случайно не курите, молодой человек? Угостите даму сигаретой.
- Сигареты случайно не курю, девушка, - тут же расцвел довольно милой улыбкой симпатичный паренек. – Но могу угостить вас шоколадной сигариллой.
- Не надо её ничем угощать, - раздался рядом недовольный голос Виктора. – И ты чеши отсюда подобру-поздорову, не то нарвешься.
Потом меня довольно грубо подхватили на руки и мир перевернулся. Голова моя оказалась снизу, перед глазами – мужская попа в брюках. Подозреваю, что брюки, как и попа, принадлежат Виктору. Ну, а кому бы им еще принадлежать, спрашивается?
Не успела я обдумать толком свои предположения, как мир снова перевернулся, и я вновь оказалась на крыльце ресторана, а передо мной – недовольный Виктор. Он пихнул мне в рот сигарету, тут же её поджег и скривил губы.
- Зачем ты так надралась, Лена?! И что это еще за глупости про фабрику соплей?
Я смотрела в его синие глаза и понимала, что таких глаз не видела, пожалуй, ни у кого.
- Ну что ты молчишь?!
- У тебя симпатичная попа, - неожиданно бухнула я.
- А у тебя, похоже, отсутствует мозг! – разъяренно ответил мой партнёр. – Чего ты добиваешься? Это похороны!
- Ага, - тут же согласилась я.
- Да ты же стоять ровно не можешь, - продолжал рычать на меня Виктор.
- Спокойствие, Витя, только спокойствие! – уверенно начала я. – Раз тебе так неприятно моё общество, шагай к своей белобрысой банке с рассолом, она тебя наверно уже потеряла.
- Давай я сам буду решать, куда мне шагать, девочка моя?
- Ну, положим, я уже пару столетий не девочка, да и не твоя вроде, - неспешно начала я.
- Ты доиграешься, - предостерегающе заговорил мой напарник.
- Доиграюсь, - тут же согласилась я.
Неожиданно он схватил меня за талию и привлек к себе.
- Если бы ты только знала, дура ты несчастная, какая ты невыразимо красивая в этом своём атласном платье, какая у тебя шикарная улыбка и какие неповторимые изумрудные глаза. Если бы ты хоть на секунду обратила внимание на то, что сводишь меня с ума и заставляешь моё давным давно мертвое сердце биться, ты бы, возможно, не вела сейчас себя так.
- А как бы я, по-твоему, себя вела? – не особо вникнув в смысл его слов, осведомилась я.
Вместо ответа он прижал меня к хлипким перильцам крыльца и вцепился в мои губы своими. Остервенело, как будто преодолевая какой-то барьер. Как будто даже не целуя, а стремясь сожрать меня.
Мир рухнул.
Весь мой мир, всё то, что окружало меня. Рухнуло всё, не осталось ничего кроме этих шатких перильцев и этого не-человека, сжимавшего меня сейчас своими невероятно сильными руками. Казалось, что прямо сейчас, сию секунду, должен начаться Армагеддон.
Постепенно движения его губ становились более мягкими, руки же начали обжигать кожу сквозь платье. А я ведь уже и забыла, что такое по-настоящему наслаждаться поцелуем. Такие сладкие губы, такой ласковый язык. Боже! Я подумаю об этом завтра, хорошо? А сейчас мне так глубоко плевать, что я – вроде как ангел, он – вроде как демон.
Мы сейчас – единое целое, неразрывное. Дикий коктейль из ненависти и чего-то еще. Того, что не отпускает нас друг от друга, того, что заставляет меня сильнее прижиматься к его телу.
Он проводит языком по моей нижней губе и аккуратно целует в краешек рта. Рука, придерживающая затылок проскальзывает под волосы, большой палец гладит ямочку под мочкой. Он короткими поцелуями прокладывает дорожку от уголка губ по щеке, аккуратно прикусывает мочку уха, слегка дергает губами за замочек сережки и начинает целовать шею, так бережно, как будто я собралась прямо сейчас, сию секунду разлететься на мелкие осколки.
- Знаете, - неожиданно раздается где-то рядом, - Я, конечно, всё понимаю, ребят. Но вообще-то у нас похороны…
Распахнув глаза, я вижу за спиной Виктора Артёма, нервно курящего сигарету, и смущенно отводящего взгляд.


Скрытый текст




Спасибо: 29 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 46
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 13

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.09 06:10. Заголовок: Эт я! Драсте всем!) ..


Скрытый текст


Прошло три месяца.
Ровно три месяца с того дня, когда мой мир перевернулся с ног на голову.
Три месяца с той ночи, когда оказалось, что я умею любить.

В ту ночь в моей спальне горело два ночника и шелковые простыни светло-жемчужного цвета были сбиты так, как будто они были волнами Балтийского моря в самый сильный шторм.
В ту ночь меня целовал самый желанный мужчина на свете. Гладил по животу, мягко проводил пальцами по коже на ребрах, сжимал нервно поднимающуюся грудь с затвердевшими сосками. Потом переворачивал своими невероятно сильными руками на живот и целовал спину. По сантиметру спускался поцелуями вдоль позвоночника, аккуратно касался пальцами выступающих лопаток. Проводил ладонями по плечам. Потом поднимал волосы и целовал шею, прикусывал кожу, касался языком так, что по всему телу бежали мурашки.
От косточки щиколотки неторопливо вел пальцами по внутренней стороне сперва лодыжки, потом бедра, поднимаясь всё выше, и в самый последний момент обходил то место, смещая руку так, что после она оказывалась уже на животе.
А я хотела его. И хотела так сильно, как не хотела, пожалуй, никого в своей длинной жизни.
Да разве можно было назвать жизнью те годы, которые были прожиты?! Если я только в ту ночь узнала, какой может быть жизнь?
Он не давал целовать себя никуда, кроме лица.
А мне хотелось своими поцелуями изучить каждый сантиметр его тела. Руки со стальными мышцами, кубики пресса на загорелом животе. Еще я впервые заметила, какая у него широкая спина.
Кстати.
У него тоже есть крылья.
Я не к месту вспомнила, что мышцы спины носят такое название и мне всё так же не к месту стало смешно.
Крылья.
Каламбур.
Он целовал меня, прикусывая губы. Медленно, нестерпимо тщательно. При этом, одной рукой он обнимал меня за спину и придерживал на небольшом расстоянии над постелью.
Какие же у него сильные руки. Почему-то эти самые руки вызывали во мне дикий восторг. Мужчин с такими руками, наверное, больше просто не бывает.
Легко надкусывая мочку, он шептал мне на ухо о том, что я самое прекрасное создание на земле, о том, что у меня самая великолепная грудь на свете, о том, что у меня самый красивый живот и о том, что таких чудесных лодыжек он не встречал за всю свою жизнь.
Нет.
Нет, вы только представьте.
Лодыжки!
Руки и лодыжки.
Мы просто двое фетишистов.
А потом, когда у меня просто уже не было никаких сил терпеть это удовольствие, ставшее настоящей мукой, он вошёл.
Погас свет, замерла планета.
Часы на полке, кажется, тоже остановились.
Потому что его медленные, такие сладкие движения просто сводили с ума. С каждым новым толчком мне казалось, что еще чуть-чуть, и мое сердце остановится второй раз. На этот раз от наслаждения и блаженства.
Когда ритм стал быстрее, перед глазами заплясали разноцветные огни…
Когда ритм стал быстрее, я уже забыла обо всём на свете, кроме того, что он – мой. А я –его. Полностью…
За секунду до крика, который, пожалуй, разбудил всех соседей, он замер всего на одно мгновение, хрипло шепнул «люблю», а потом сквозь моё тело прошла волна нестерпимого жара, заставившая сильно выгнуться, чтобы удержаться на краю сознания и не свалиться в бездну сумасшествия.
Прошла, наверное, целая вечность, прежде чем я поняла, что он крепко сжимает меня обеими руками, заключив мое тело в кольцо. Его скула находилась возле моего виска и он ласково целовал мои волосы.
А меня била дрожь.
Самая настоящая, неподдельная.
И эта дрожь никак не могла уняться. Дышать я, кажется, и вовсе разучилась. Вдыхала какое-то количество воздуха, который некоторое время находился в легких, а потом несколькими резкими толчками выходил наружу. Причем, почему-то вдыхаемого количества мне казалось очень мало, но больше никак не получалось.
Вдруг он расцепил руки, откатился набок, провел по моей щеке ладонью и, смотря в лицо, серьезно сказал, нахмурив брови:
- Дыши, Лен…

Прошло три месяца.
Три таких долгих месяца.
Конечно, моей Небесной Канцелярии стало обо всем известно. Я со злостью думала, что они, небось, запаслись попкорном и смотрели эротический фильм в прямом эфире, прямо сквозь стены домов со свой офисных небесно-канцелярских столов.
Меня отстранили от работы с Артёмом.
Отправили в отпуск.
Кстати, на Мальдивы.
Ты же вроде хотела Мальдивы? Так получай, дорогая.
Радуйся.

На аудиенции в главном белом кабинете мой босс с сожалением и грустью говорил о том, что это он виноват в том, что не уследил.
Нет, вы что, мне не было сделано никакого выговора.
Меня все жалели.
Причем, совершенно серьезно жалели.
Мой любимый начальник, например, совершенно искренне корил себя. И никак не мог понять, как мог допустить то, что меня так жестоко обидели. Он почему-то был уверен, что Виктор совратил меня. Целенаправленно.
Что это изначально была его цель.
А он, мой такой любимый и такой умный начальник, не уследил.
И он действительно считал, что я возмущена и обижена. Сейчас, когда «пелена спала с моих глаз».

А с моих глаз ничего не спало.
И мне было больно каждый день оттого, что уже три месяца я не видела Виктора. Каждый день – солнце и пляжи. И никакого намека на Виктора.
Он был только в моих мыслях и моем ноутбуке, который я везде таскала с собой.
Еще он был в моем телефоне.
Он писал мне длинные сообщения в ICQ, с колкой иронией рассказывая о том, что происходит в Питере. Об отвратительно прекрасной девочке-ангеле, такой примерной и, похоже, только приступившей к своим обязанностям, что ему «до скручивания кишок» не хватало моего «мерзкого чувства юмора и неуместных насмешек».
Вам когда-нибудь так поэтично сообщали, что вас не хватает?
Не хватает «до скручивания кишок».
А мне под жарким солнцем это казалось самым лучшим, что можно написать…


Скрытый текст


Спасибо: 30 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 49
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 13

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.06.10 21:33. Заголовок: Всем доброго времени..


Скрытый текст



Время тянулось надоедливо-медленно, дни недели отличались друг от друга только… ничем.
В очередной день недели я лежала в шезлонге на пляже и разглядывала горизонт сквозь большие темные очки, попивая Мартини. Цветом я уже давно больше напоминала мулатку, чем чистокровно-русскую, настроением – только что вышедшего из Ада чёрта, а не ангела.
Прикрытый полотенцем ноутбук сделал «О-оу».
Я задумчиво посмотрела на полотенце в красно-белую полоску, отпила еще своего Мартини «Розато», сняла очки, поставила стакан в песок под шезлонг и отправилась к морю.
Иногда у меня появляется странное ощущение существенности несущественного.
Почему-то я была уверена, что, прежде чем читать пришедшее сообщение, обязательно нужно потянуть время и насладиться легкой прохладой относительно спокойного сегодня океана. Почему это показалось мне настолько важным – загадка, которую я не желала разгадывать.
Вернувшись к своему шезлонгу после непродолжительного заплыва, я взяла в руки ноутбук.
Щелкнула по желтой мигающей карточке в правом нижнем углу экрана, вылетело окошко ICQ. В графе отправителя светилось имя «Босс», в текстовом окошке одна фраза: «Милая, я скучаю по тебе; возвращайся скорее».
- Ага, как только в Датском королевстве стало неспокойно, так сразу «я скучаю по тебе» - недовольно пробурчала я себе под нос, хотя чувство радости уже пульсировало где-то в мозгу. Никогда больше не полечу на Мальдивы. В печенках они мне уже сидят. В следующий раз – куда-нибудь в Швейцарию кататься на лыжах. Однозначно.
- Ну что ты бурчишь тут недовольно? – перебивая мои мысли, раздался над головой до ужаса знакомый голос. Я подняла глаза наверх, надеясь, что это не галлюцинации моего прожаренного солнцем сознания, а потом подскочила и повисла на шее у человека, а вернее, НЕчеловека, который стоял рядом со мной. – Иииигорь!!! – в какой-то смеси визга и ультразвука заорала я, вцепившись в его шею так, что будь он смертным, он бы, наверное, чего доброго, задохнулся.
- Ну-ну, мать, ты чего? – насмешливо-удивленно осведомился он, - Мы же обычно с тобой еще реже видимся. Или ты наконец-то поняла, что любишь только меня и хочешь за меня замуж? Тогда я должен тебя разочаровать…
- Ах ты, трещотка бессовестная, - перебила его я. – Да если бы ты знал, как я тут уже тихонько подвывала от скуки и тоски.
- Ага, мне бы такую тоску, - не согласился парень. – А вообще, дай-ка я посмотрю на тебя, - он довольно бесцеремонно взял меня за плечи и покрутил туда-сюда. – Слушай. Ты стала еще шикарнее, чем прежде. Не девушка, а просто мечта поэта! – он улыбался мне, глядя в глаза, и по его лицу я читала самую искреннюю радость, в которой искрился отблеск восторга, который в глазах Игорька можно было увидеть довольно редко. – Мне тут разведка донесла, что ты возвращаешься в родные пенаты…
- Твоя разведка, как обычно, не врет, - довольно отрапортовала я. – Я лечу домой!
- Ну, так это нужно же отметить!
- Ужин? – задумчиво протянула я.
- И ночное купание в океане! – радостно заключил Игорь.

«Пулково» встретило нас проливным дождем и жутким холодом. Привычно-серое небо Северной столицы, привычно-серые люди России.
Серое небо, серый асфальт, серые деревья без листьев, серые прохожие.
Я дома – что еще тут скажешь?
В толпе я безуспешно пыталась найти глазами Виктора, у меня мелко тряслись руки, и я хваталась ими за Игоря, чтобы чувствовать какую-то опору и иметь какую-то контрольную точку в этой серой реальности. Когда я в очередной раз ущипнула его за бок, мой обожаемы друг повернулся и, недовольно сдвинув брови, спросил:
- У тебя совесть-то есть, Кулемина? Ну, сколько можно уже, ты меня уже облапала и общипала во всех местах, где только можно. Нет, я, конечно, не против, но ты б мне хотя б какую-нибудь компенсацию, что ли устроила, - он подмигнул мне с косой улыбочкой. Но в глазах его плескалась серьезная обеспокоенность, смешанная с какой-то странной тоской. Бесполезно гадать, что его беспокоило – возможно, я вообще никогда этого не узнаю и, что еще более возможно – это его беспокойство даже никаким образом не связано с моей персоной.
- Крошка, ты не будешь против, я надеюсь, если я отвезу тебя домой? – Он старательно пытался скрыть свои эмоции. Что-то здесь не так.
- Я!? Против того, чтобы ты носился со мной, как курочка с яичком?! Никогда!
Почему мы так старательно делаем друг перед другом вид, что все отлично? Я ведь прекрасно вижу, что его что-то сильно беспокоит, он прекрасно видит, что что-то беспокоит меня.

Уже в машине, отвернувшись к окну, чтобы не видеть лица Игоря, я спросила:
- Игорюш. Что случилось?
- Много чего, - вздохнул тот. А смысл ему отпираться? Он прекрасно знает мой так называемый «сканер» - сам умеет так же. – Но прежде всего меня волнуешь ты. Судя по тому, что я вижу, судя по тому, что я слышал в нашем офисе… слухами, знаешь ли, мир полнится… так вот. По-моему вся история, обрушившаяся на тебя летом, вовсе не твой промах. Да и что за бред?! - сам себе возмутился Игорь. – В такую ловушку мог попасть какой угодно ангел, но никак не ты. Твой опыт и профессионализм не дали бы тебя в обиду. Следовательно, вся эта история – вполне себе обдумана с твоей стороны. Получается, ты действительно влюбилась, раз пошла против правил. А если это любовь – я не уверен, что она прошла за три месяца. Любовь ангела – полу-миф, с которым мне, например, сталкиваться не приходилось, но я слишком сильно наслышан о нем. На фоне всего этого я слишком боюсь за тебя. Я боюсь, что ты пойдешь на все. А если ты пойдешь на все – тебе этого не простят. Даже Твой тебе никогда этого не простит, как бы сильно он не любил тебя и как бы сильно он тобой не дорожил. А ты уверена, что готова стать Падшей ради этого Виктора? Я узнал много интересного насчет него, я не удивлюсь, если с его стороны это действительно игра. Игра самая настоящая, профессиональная, которая завела тебя в тупик твоих чувств…
- Не продолжай, Игорёк. Я поняла, о чем ты. Я понимаю, что ты боишься за меня, и я очень сильно этим дорожу. Потому что кроме тебя у меня практически нет тех, кто так же ценит меня и по-своему любит…
- Вот именно, что я люблю тебя! И не хочу, чтобы из-за какого-то нашего мудака, который оказался более профессиональным, чем ты, на тебе поставили крест и отправили в Изгнание! Пойми ты это, пернатая твоя бошка!
- Игорь. Я сама разберусь, честно. Я обещаю, что подумаю над твоими словами, хорошо? – я смотрела ему в глаза максимально невинным взглядом.
- Хорошо. Завтра я заеду к тебе, и мы договорим. А пока топай домой, заходи к Шефу, думай и отдыхай, - он легко поцеловал меня в щеку и наградил косой улыбкой на прощание. После чего я покинула салон его «Х6» и потопала к своему дому.




Скрытый текст


Спасибо: 30 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 54
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 15

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.06.10 00:36. Заголовок: Выкладываю новую про..


Скрытый текст



В Белом кабинете сегодня было хмуро. В окнах клубился туман облаков, благодаря чему солнечный свет был какой-то блеклый. Белое кресло было отвернуто от стола, мой босс, восседавший в нем, думал о чем-то явно неприятном.
- Привет, милый, - вздохнула я, уселась напротив него и положила ногу на ногу.
- Привет, дорогая, - за секунду темная тень, выскользнувшая из "главного" кресла метнулась ко мне и обрела очертания обожаемого шефа. Он мягко поцеловал меня в висок и задумчиво провел пальцами по выпавшей из "хвоста" золотистой пряди. После чего уселся прямо на пол, облокотившись спиной на мои ноги. - Ты прекрасна, как всегда, - он улыбнулся, но улыбка получилась какая-то печальная. Он продолжал смотреть в окно на туман, в руке его из ниоткуда материализовался белый стеклянный шарик, который он начал перекатывать указательным и большим пальцами.
Я смотрела сверху вниз на его макушку. Темные волосы, как обычно, были в идеальном беспорядке, который, пожалуй, не сможет повторить ни один самый модный стилист.
- Что такое, братишка? - я пропустила его волосы сквозь пальцы. - Сегодня так депрессивно-хмуро, что я сразу поняла, что это не вина погоды.
- Ты у меня самая наблюдательная, - его лица я не видела, но в голосе слышалась улыбка. Он поднял лицо кверху, темные глаза уже заискрились задорным блеском. - Я так соскучился по тебе, сестричка! Забыла про меня совсем, бессовестная! - он мягко ущипнул меня за ногу.
- Ни в коем случае! - заулыбалась я в ответ. - Я тоже соскучилась по тебе, - я подарила ему самую теплую улыбку из всего своего арсенала.
- А почему тогда я тебя не видел в этом кабинете столько времени?! - он изобразил недовольство, нахмурив брови.
- Ну, мне не хотелось появляться у тебя, - вздохнула я. - Твоя секретарша и сегодня проводила меня таким взглядом, что мне даже захотелось огреть её чем-нибудь тяжелым.
- Но-но, - изображая строгого начальника, предостерегающе погрозил указательным пальцем. - Не забывай - ангелам не пристало так выражаться... даже думать так ангел не должен!
- Ой. Слушай, - я поморщилась. - Прямо там. Еще скажи, что ты вычтешь из Списка.
- Не ехидничай, - уже откровенно издевался надо мной Шеф.
- Слушай, ты как будто и не доволен, что я у тебя? - я в сомнении приподняла левую бровь.
- Не выпендривайся, - он поднял ко мне лицо и я увидела, что там уже поселилась довольная косая улыбка.
Туман за окнами разметало, кабинет теперь заливало яркое солнце.
- Ну вот, теперь я вижу, что твое настроение поднялось, - я была довольна тем, что смогла оказать ему такую маленькую услугу.
- Да, - как-то неопределенно ответил он на мою реплику, потом резко оказался у меня за спиной и обнял сзади за плечи.
- Что случилось? - встревожено спросила я. У нас всегда были нежные отношения, но сегодня мой Шеф явно как-то чересчур нежен.
- Милая, - вздохнул он, переместился к столу и облокотился на него, сложив на груди руки. Пришло время для делового разговора, и он отбросил в сторону все сантименты. - У нас с тобой проблемы. Вернее, проблемы у тебя, но ты ведь сама понимаешь, что я тебя не брошу. Сат требует, чтобы я развенчал тебя.
- С какой радости? - мне показалось, что меня окатили ледяной водой. Даже не окатили, а столкнули в бассейн.
- Ну, я думаю, ты и сама понимаешь, с какой, - он тяжело вздохнул, окна вновь затянуло туманом облаков. Туман этот сейчас был плотный, думаю, где-то сейчас приличный ливень. - Сат требует наказание. Он требует как минимум отстранить тебя от работы. Максимум - развенчать. Я не согласен ни на первое, ни на второе... я вообще ни на что не согласен из предложенного им списка. Поэтому он придумал довольно своеобразное решение, - Шеф замолчал, то ли стараясь создать эффектную паузу, то ли желая подобрать правильные слова. Я сидела, выпрямив спину, глядя ему прямо в глаза. Я не ожидала, что всё обернется таким образом. Когда меня отправляли в отпуск, мой начальник ни словом не обмолвился о том, что возможно какое-то еще большее наказание. Он ведь искренне жалел меня. Он. Но никак не Сатана. - В общем, ты выйдешь на работу. Это будет испытательный срок. И задание тоже будет необычное, - Босс говорил медленно, делая акцент на каждое предложение. - У тебя будет "слепой клиент". Тебе придется работать только духовным телом. И общаться ты сможешь только со своим демоном - клиент не будет ни слышать, ни видеть вас. Открыться сможете только в последний момент. Ну, или в совсем крайний, естественно.
Я облегченно выдохнула. "Слепой клиент" - неприятная, довольно изматывающая, но не особенно страшная работа, поэтому я не очень понимала, что заставляет моего начальника так переживать.
- Твоим демоном будет Виктор, - "бухнул" Шеф.
Всё встало на свои места. Очень простое и незамысловатое задание, но при этом практически невыполнимое для меня. "Слепой клиент" не видит физических тел Хранителей. Так же, как их не увидит ни один живой человек, пока ангел и демон не закончат задание и не "раскроются". Общаться в этом случае Хранители могут только между собой. Ловушка, в которую я точно попаду - стоит "дать слабину" и меня погонят поганой метлой. А может, даже, развенчают отправят в Изгнание. Я всеми силами должна изобразить, что Виктор мне безразличен.
Совершить невозможное.
- Ты готова доказать, что ты - один из лучших ангелов в этом мире? - Шеф смотрел на меня, наклонив голову на бок.
- Конечно, милый, - улыбнулась я.
- Тогда возьми у Нэнси документы по клиенту и иди домой, отдыхай, - он оказался возле меня, обнял и шепнул на ухо - Я знаю, что ты сможешь. Люблю тебя, сестричка.
- И я тебя, - я отстранилась, он провел пальцами по моему лицу вдоль линии волос и улыбнулся.


Я спрыгнула с подоконника, прошла по темной квартире до кухни и включила там свет.
- Привет. Я уже устал ждать тебя, - за столом, откинувшись на диванчике, сидел Виктор, сложив руки на груди.


Скрытый текст



Спасибо: 32 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 57
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 15
Фото:

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.06.10 17:13. Заголовок: Выкладываю новую гла..


Скрытый текст



Я замерла в проеме двери, глядя в его гипнотические глаза.
Синие. Смесь огня и льда.
Как будто изнутри его что-то сжигает, но он старательно прячет это.
У меня внутри радостно затрепетало и забилось что-то, очень напоминающее бешеную канарейку.
- Дыши, Лен, - тихо напомнил Виктор, и в этот момент я осознала, что он сейчас делает именно то, что обычно делаю я со своими клиентами. Он «держал» меня взглядом, сковывал, не давал пошевелить ни одной частью тела.
- Отпусти, - всё так же глядя ему в глаза, почти шепотом проговорила я.
- Послушай, - он провел правой ладонью по шее, как будто она сильно затекла. – Ты понимаешь, что сейчас «верх» и «низ» внимательно наблюдают за всем, что происходит. Кто-то с вином и сыром, остальные – с пивом и попкорном, - я криво улыбнулась, осознавая, что он, скорее всего, прав. – Так вот. Сейчас ты сядешь. Напротив меня. И старательно будешь делать вид, что я тебе неприятен. Звуковой трансляции у них, слава Сатане, не существует, поэтому нам будет проще…
- Отпусти, - мне казалось, что я натянута, как струна. Правда, не факт, что, когда я останусь без его «поддержки», я удержусь на ногах и не рухну прямо в этом несчастном дверном проеме.
Виктор пристально смотрел на меня. В его глазах бушевало пламя, казалось, еще чуть-чуть, и из этих самых глаз посыпятся искры на мой шикарный дубовый круглый стол. «Будет пожар» - отчужденно подумала я, пытаясь «стряхнуть» с плеч оцепенение.
Вдруг он опустил взгляд, связь прервалась, я привалилась плечом к косяку, чувствуя, как ноги стали ватными. Сделала несколько шагов вперед, упала на стул напротив Виктора.
- Плохо? – вздохнул Виктор.
- Да, как-то нехорошо, - кивнула я.
- Мда, наша магия плохо влияет на нелюдей, - он встал, вполне себе уверено начал открывать шкафчики, достал заварочный чайник, покопался в коробочках с чаями, нарезал лимон.
Я удивленно наблюдала за его перемещениями.
- И давно ты торчишь у меня дома?
- Пару недель. Как только до меня дошли слухи, что ты возвращаешься.
На стол передо мной встала коробка с пирожными и легла большая молочная шоколадка.
- Горький конечно лучше помогает, но извини, - он пожал плечами. – Я горький не люблю.
Следом он поставил чашку с чаем и сел напротив.
- Соскучился, - скорчив недовольную гримасу, сообщил он. Выглядело это настолько забавно, что я невольно улыбнулась. – Не улыбайся, - покривив губы, хмыкнул мой собеседник. – Ты же не рада меня видеть. Я же тебе противен и ты меня ненавидишь.
- Но это невозможно будет изображать всегда, - покачала я головой.
- Давай подумаем об этом завтра? – он наклонил голову, разглядывая мое лицо. – Ты так загорела, - я улыбнулась краем рта, глядя на него исподлобья. – Мне не нравится, - неожиданно закончил он свою фразу.
- Почему? – округлила я глаза.
- Потому что у тебя теперь глаза кажутся не такими яркими.
- Они не кажутся, они сейчас правда не яркие.
- Не грусти. Мы обязательно что-нибудь придумаем, - он пододвинул на центр стола пепельницу, не спеша прикурил классический «Парламент» и, глубоко затянувшись, выпустил под потолок голубоватый дым.
- Ты куришь?! – ужаснулась я.
- Ну, детей мне не рожать, раком не болеть. Почему бы и нет? – он пожал плечами, рассматривая меня наглым взглядом.
- А у тебя неплохо получается изображать невеликую любовь ко мне, - съехидничала я.
- Фирменный взгляд – это столетия тренировок, - не остался в долгу Виктор.
- Я сразу так и поняла, - я сделала глоток чая, взяла Витину пачку, прикурила сигарету. И только хотела возмутиться, как он может курить эту крепкую дрянь, как увидела, что мой собеседник напрягся и будто бы к чему-то прислушивается.
- Твой дружок, - недовольно процедил он. – Не сидится ему дома, не работается ему спокойно. Через полминуты будет здесь. Так, - он вскочил со стула, отлетел в дальний угол кухни – к окну, уселся на подоконник, сложил на груди руки. На лице его всеми цветами радуги заиграло презрение, которое можно было бы увидеть на лице истинной аристократки, увидевшей на улице крысу, перебегающую мостовую.
Не успела я как-то трезво отреагировать, как в мою кухню и в самом деле влетел Игорь, мечущий вокруг себя громы и молнии. Казалось даже, что воздух вокруг него насытился озоном. Волосы на его голове встали дыбом, глаза полыхали огнем, руки были сжаты в кулаки и общий вид в принципе создавал ощущение степного смерча миниатюрных размеров, неожиданно ворвавшегося в мою скромную обитель.
- Игорёк, ты б хоть в дверь позвонил ради приличия, - неуверенно проблеяла я, надеясь смягчить его гнев хотя бы звуками своего голоса.
- Какая дверь, Лена?! – неадекватно прорычал Игорь, глядя разъяренным взглядом в глаза Виктора.
Виктор при всем при этом на Игоря смотрел крайне заинтересованно. Примерно так же дети смотрят в зоопарке на хамелеона – интересно, но ненадолго, ровно до тех пор, пока в соседнем вольере не увидят крокодила.
- Ты что здесь забыл, мудак?! – казалось, что Игорь себя вообще не контролирует и в любую секунду может рвануть к Виктору и разодрать его на клочья. Именно поэтому абсолютное спокойствие Виктора меня нервировало. Игорька я знала прекрасно – добродушный и в большинстве своем милый, сложновыводимый из себя. Но если уж у кого-то получалось его разозлить, ничем хорошим это обычно не заканчивалось.
- Мальчик мой, - протянул Виктор. – Не обзывай дядю. А то ведь дядя разозлится, надает тебе по попе и ты потом долго будешь плакать.
- Скотина, - прошипел Игорь, кинулся вперед и размахнулся. Когда кулак моего друга соприкоснулся с лицом Виктора, голова последнего откинулась назад и ударилась затылком об раму окна.
После этого ситуация и вовсе вышла из под контроля. Виктор в свою очередь метнулся вперед и, уклонившись от встречного удара, мощно «зарядил» Игорю снизу в челюсть. А дальше события стали развиваться ровно так, как развиваются драки в хорошем вестерне. А конкретно – клубок двух тел, сцепившихся между собой, начал перемещаться по моей кухне, снося всё на своем пути. На пол полетела посуда, промахнувшийся кулак полуразбил-полувмял одно из трех стекол стеклопакета, и от этой точки расползлись трещины. Незаметно кожа обоих покраснела, на головах пробились рога, мечущиеся и сцепляющиеся между собой хвосты высвободились из под ремней джинсов. Я успела отскочить в сторону, когда на то место, где я только что стояла, рухнул Виктор. Отскочить я успела, но при этом наступила босой ногой на осколки стакана. Брызнула кровь, вскочивший на ноги Виктор «мазнул» по моей ноге взглядом.
- Лена, наверх! – жутко рявкнул он и еще более остервенело набросился на своего соперника.
Я «выпустила» крылья, тонкая атласная блузка лопнула, её остатки я прижала к груди и воспарила вверх, благо высота потолков в моей квартире это позволяла. Кровь с разрезанной ноги стекала крупными красными каплями, заляпав уже весь пол подо мной и частью попав на ребят. Я пыталась перекричать их вопли, смешанные со звоном стекла и треском ломающихся предметов, но драка внезапно прекратилась сама собой. Виктор уложил на лопатки Игоря, одной рукой он сжимал горло своего противника, а другой уперся ему в грудь.
Не успела я открыть рот и велеть Вите отпустить моего друга, как в мою кухню ввалились новые действующие лица, а конкретно – три «омоновца» во главе с щуплым усатым лейтенантом совсем молодых лет.
- Всем оставаться на своих местах! – заорал лейтенант высоким тенором, в конце фразы и вовсе сорвавшись на фальцет. Выставленный в боевой стойке пистолет подозрительно завибрировал, если не сказать заболтался, когда товарищ милиционер обвел взглядом нашу троицу. Почему-то окончательно его добили не рога и хвосты Виктора и Игоря, не мое нахождение под потолком благодаря двум сероватым крыльям, а капли крови с моей ступни, до сих пор продолжающие орошать мою кухню.

Скрытый текст


Спасибо: 32 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 62
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 16
Фото:

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.06.10 17:53. Заголовок: Новая глава! http:/..


Скрытый текст


Медленно спланировав на пол, спрятав крылья и улыбнувшись во все тридцать два, я уставилась на усатого парнишку изумрудными глазищами, всем своим видом давая понять, что у нас все просто замечательно, а лучше и быть не может.
- Товарищ милиционер, – начала я, все так же прижимая к груди тонкий кусок материи, еще недавно верой и правдой служивший мне в качестве одежды. – Вы к нам какими судьбами? Да еще и с товарищами? Да еще и с ключом от двери? – Ну а как иначе объяснить их попадание в мою квартиру? Двери у меня хорошие. Их пока вскроешь – весь подъезд на уши поднимешь.
- Молчать! – как-то неуверенно вскрикнул мой собеседник, всё еще вяло помахивая перед нами служебным «Макаровым».
- Что значит – «молчать»? – удивилась я, внушая ему мысленно, что он меня обожает всеми фибрами души. – Вы вламываетесь на мою личную жилплощадь, размахиваете тут пистолетом, друзья ваши вон недовольно глазами зыркают, а я молчать должна? – взгляд лейтенанта постепенно начал затуманиваться, пугалку свою он и вовсе опустил.
- Да, лейтенант, ты что тут вообще делаешь? – не к месту зарычал из-за спины Виктор.
Быстро оглянувшись назад, я смогла констатировать, что они с Игорем приняли свой человеческий облик и теперь стоят за моей спиной по правое и, соответственно, левое плечо. Оба злобно глядят на группу товарищей в форме и явно недовольны тем, что те прервали их, так называемую, аудиенцию. И всё бы хорошо, вот только туман, старательно наводимый мной, из глаз нашего защитника правопорядка куда-то быстро испарился.
- Вы какого черта, гражданин, со мной так панибратски разговариваете?! – тут же взвился лейтенантик, возмущенно распушив усы.
- Ай, ну тебя, разбирайся сам, Вовка, - недовольно буркнул один из ОМОНовцев и, бросив, - Пошли отсюда, мужики, - развернулся в сторону двери.
- Вот именно, - подтвердила я. – Я тоже пойду. Переоденусь, - подчеркнула я, заранее ответив на немой, но полный возмущения, вопрос «Вовки». Повернулась и направилась за ОМОНовцами, гуськом покидавшими мою кухню, подпевая себе под нос (но ровно с такой громкостью, чтобы оценил нервный милиционер). – Младший лейтенант - мальчик молодой – все хотят пота-анцева-ать с тобо-ой.
Вяло прикрыла за смущенно выкатившимися на лестничную клетку ОМОНовцами дверь, прошла в спальню, натянула белую майку, пошлёпала обратно на кухню.
- Ну что, вы всё выяснили? – я прислонилась плечом к косяку, явно давая понять, что не намерена сейчас общаться с единственным оставшимся в моей квартире слугой закона.
- Н-ну, д-да, - умудрившись два раза запнуться на четырех буквах, ответствовал лейтенант. – Я это, пожалуй, пойду. Вы извините, Елена Никитична, за беспокойство, - ему только не хватало закончить фразу словами «Я так больше не буду» - настолько несчастным выглядел «Вовка».
- Идите-идите, - кивнула я, провожая его жалостливым взглядом.
Выждав пару минут, сходила в холл, закрыла дверь и вернулась к своим драчунам.
- Зачем парнишку напугали? – с укором глянула сперва на одного, потом на второго. – Он у меня даже паспорт не проверил, бедняга.
- Да потому что, - прикуривая сигарету, забурчал Виктор, - Вы, ангелы тугие такие. Всех очаровать пытаетесь, в себя влюбить. Бесполезно это. Да времени больше занимает, чем просто напугать.
- На пару минут, - хмыкнула я, тоже прикуривая сигарету.
- Да хоть пару, хоть не пару, - переступая по разгромленной кухне, Виктор направился к окну. Повернулся спиной ко мне, уставился в небо.
Я смотрела на его словно литую фигуру, прямую, уверенную спину и думала, как несправедлива порой оказывается судьба. Почему-то считается, что, если влюбленные не могут быть рядом на Земле, то уж на небесах-то они точно воссоединятся. А то, что далеко не обязательно эти влюбленные пойдут по одному пути после смерти, никого не заботит. Что же делать в этом случае? Как коротать вечность в гордом одиночестве, зная, что где-то существует демон, которого тебе не хватает, как части себя, и лучше бы тебе руку отрубили, или еще какую часть тела, лишь бы быть с ним рядом?
Несправедливость, она повсюду. Во всех жизненных плоскостях – неважно, где она эта плоскость, под ногами или над головой.
- Лен, - прервал мои размышления Игорь, который обнял меня одной рукой за талию. – Послушай…
- Не хочу я ничего слушать, Игорь! – неожиданно для самой себя, повысила я голос. – Иди домой! Дай мне самой разобраться в своих делах! – увидев ошарашенные глаза своего друга, я сбавила обороты. – Прости Игорёк. Но, правда, давай я как-нибудь сама? Я обещаю, что кинусь к тебе при первой нужде. Если Виктор меня умудрится обидеть, или хотя бы просто косо посмотрит в мою сторону, обещаю, что прибегу жаловаться.
- Ай, Лен, делай что хочешь, - махнул рукой парень. – Только потом не ной, что я тебя не оградил, - повернулся на пятках, развернулся и вышел.
Вот здесь должна была хлопнуть дверь, - уныло подумала я.
- Жалеешь, что дружок обиделся? – Виктор всё так же стоял ко мне спиной, только теперь сигарета в его пальцах отсутствовала, и он двумя кулаками опирался на подоконник.
- Слушай, что ты так взъелся на него? – раздраженно пилила его затылок взглядом. – Он переживает за меня. Один из немногих, между прочим.
- А я типа не переживаю?! – он резко развернулся на сто восемьдесят градусов, уставился в мои глаза своими синими ледышками. Гнев. – Мне наверно плевать, да? Я ведь скотина редкостная, я просто так тут торчу уже две недели! Я просто так каждый день тебе письма строчил и звонил без конца, пока ты за океаном куковала! И рожу твоему дружку ненормальному просто так чистил!
Честно говоря, я до сих пор недоумевала, по какому поводу на моей когда-то шикарной кухне устроили бедлам, поэтому последний пункт в его перечислении меня даже как-то смутил.
- Прекрати орать на меня, - я опустила взгляд, уставившись в кафель.
- А ты тогда прекрати говорить глупости! – прорычал Виктор.
Разъяренным Виктор выглядел еще завораживающе, чем в других своих состояниях. В глазах плясали огни, шея напряжена, по скулам бродят желваки.
Я уже открыла рот, для того, чтобы сообщить Виктору свои мысли по поводу его демонической красоты, но он опередил меня своим высказыванием.
- Знаешь, Лен. Я думаю, нам стоит закончить со всем этим, - выражение его лица сменилось. Оно вообще не выражало сейчас ни единой эмоции. - Мы не принесем друг другу счастья, но с вероятностью в сто процентов будем оба страдать. И если мне все сойдет с рук, то ты рухнешь так низко, что никогда не сможешь вернуть свой статус. Да и не факт, что вообще когда-нибудь вернешься в свою канцелярию небесную. Я не хочу портить твою жизнь и заставлять тебя горевать.
Он говорил это, а я всматривалась в его лицо и не могла разглядеть ничего. Такое ощущение, что Виктор надел маску безразличия – непробиваемую, непросматриваемую. Даже мой «сканер» не мог «снять» её.
Я не верила своим ушам. Не верила, что это говорит тот, кто еще пару часов назад убеждал меня, что все будет хорошо, что мы «обязательно что-нибудь придумаем». Не понимала, что могло так резко поменять его решение, и надеялась, что все его слова – дурацкая шутка. Идиотская. Как он любит.
- Ты с ума сошёл? – это был самый глупый и единственный ответ, который я могла дать на его тираду.
- Нет, я говорю это вполне осознанно. Прости, Лен, но я не готов рисковать твоей судьбой и думаю, нам лучше остаться просто коллегами, - он подошел к столу, достал из кармана ключи, подбросил их на ладони. – Милиционерчик, кстати, приехал по зову твоей соседки… как её там? Люба, Клава? Я не помню. Ты ей ключи давала, чтоб она цветы поливала. Она и вызвала – не знала, что ты вернулась, услышала дебош. Решила перестраховаться, – он положил ключи на стол. – Пока, Лен. Держись, пожалуйста, - он сделал еще несколько шагов в мою сторону, максимально приблизился, аккуратно взял пальцами за подбородок, бережно приподнял моё ошарашенное лицо и поцеловал в лоб. – Увидимся на работе.
И вышел в холл.
Вот здесь должна была хлопнуть дверь, - тоскливо подумала я и сползла спиной по косяку, к которому прижималась все это время.


Скрытый текст



Спасибо: 31 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 64
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 16
Фото:

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.07.10 12:58. Заголовок: Новая прода http://..


Скрытый текст



Если тебя бросает любимый человек – это не больно.
Если тебя бросает любимый человек – это полусмертельно.
Это когда ты закидываешь в себя три таблетки валерьянки, почти следом за ней – три таблетки «Персена», чтобы унять рыдания, которые, кажется, разрывают тебя изнутри. Запиваешь стаканом воды, давясь им, потому что воды сейчас в твоем организме столько, что она льет из глаз безостановочно. И нет смысла вытирать размазанную косметику – просто потому, что её уже размыли эти соленые реки. Это не преувеличение и не красивые страшные слова – всё на самом деле так и есть. Потом ты кидаешь остатки валерьянки и «Персена» в сумку, хватаешь из книжки в кабинете убранные деньги, чтобы не снимать ничего с карточки, не тратить времени, достаешь из все той же сумки ключи от машины и швыряешь их как можно дальше, чтобы не сотворить дел… а потом ты рвешься прочь из душного, давящего дома, «пережевывающего» тебя своими стенами. И всё равно куда, главное – дальше, дальше в ночь. Куда угодно. С кем угодно – не важно, с кем; не важно, куда – это не играет никакой роли.
Ты несешься до ближайшей дороги, сжимая в одной руке телефон, а в другой комкая платок, которым ты так усердно пытаешься вытереть слезы. Но никак, никак не получается. Кажется, только-только успокаиваешься, но тут вновь подступает что-то тугое изнутри, как будто пытаясь разорвать тебя. Ты судорожно вытягиваешь руку, ловя машину, истеришь, но пытаешься взять себя в руки. Воздуха, кажется, не хватает, легкие как будто не справляются со своей обязанностью, ты начинаешь хватать кислород ртом, прижимаешь руку к грудной клетке… и тут понимаешь, что выглядишь как ненормальная, что надо совладать с собой – ты ведь так прекрасно умеешь это делать. Возможно, дело здесь не в тебе, такой умной, и не в твоем всемирно известном самоконтроле, а в шести таблетках успокоительного, начавших свое действие. Постепенно осознавая это, ты достаешь из сумки всю ту же несчастную упаковку «Персена», выдавливаешь еще две таблетки, проглатываешь их и, закидывая коробочку обратно в недра своего баула, с нездоровым восторгом осознаешь, что вот-вот мучение организма пройдет и ты войдешь с ним в гармонию.
Сразу после этого ты вполне успешно ловишь машину, улыбаешься водителю и просишь довезти тебя до давненько тобой не посещаемого бильярдного клуба. Тут же набираешь номер друга и, бросив: «Ты мне нужен, приезжай срочно», назвав адрес, кидаешь трубку.
Приезжаешь в нужное место, даешь водителю денег больше, чем должна была – просто так, почему бы и нет? Выходишь из машины, идешь к ярко освещенному входу – и вот ты уже спокойна, даже подозрительно спокойна. Ты заходишь, киваешь охраннику, идешь в туалет, умываешься холодной водой, после чего смотришь на себя в зеркало, слегка наклонив голову. Вырываешь бумажное полотенце, кое-как вытираешь опухшее лицо, быстро наносишь тон, чтобы хоть как-то спрятать эту ненормальную красноту кожи, подводишь карандашом глаза, красишь ресницы. Руками ерошишь волосы. И вот ты уже потрепанная, но девушка, а не зареванное что-то, не имеющее даже правильного названия.
В конце концов – шоу должно продолжаться. Пускай, тебя обидели – больно, тяжело, но ты же очень сильная и никто никогда не сможет сломать тебя, пусть этот кто-то – твоя самая большая любовь, ради которой ты готова была пожертвовать всем, что имеешь, отдать себя всю на его суд – пусть он решает, как тебе жить дальше.
Ты выходишь из туалета, идешь в сторону рецепшена и думаешь – откуда в тебе взялась эта сила? Ведь буквально полчаса назад ты хотела только, чтобы тебя изжарил к чертям Адский огонь и пеплом, который бы от тебя остался, твоему обидчику посыпали голову, чтобы он первый раз за свою долгую паршивую жизнь пожалел о своем поступке. Тебе непонятно – то ли в тебе действительно открылось «второе дыхание», то ли «спасибо» нужно сказать хорошим травяным таблеточкам. Ради интереса хочешь закинуть в себя еще, но тебя неожиданно выдергивают из твоего мысленного мирка легкой встряской за плечи. В этот момент ты понимаешь, что уже пару минут стоишь перед стойкой администратора, который смотрит на тебя приподняв левую бровь, а за плечи тебя тряс никто иной, как твой лучший друг, на данный момент обеспокоенно заглядывающий тебе в глаза.
- Лен? Ты здесь?
- Да-да, - спохватываешься ты, улыбаешься администратору, смущенно извиняешься, что «замечталась», просишь «открыть» стол, разворачиваешься и летящей походкой, чуть ли не танцуя на ходу, убегаешь вглубь зала.
Выбираешь кий, задумчиво приблизившемуся Игорю говоришь, что разобьешь и, помелив своё «орудие убийства», со всей дури фигачишь по белому шару так, что «пирамида» с треском разлетается, а два шара залетают прямиком в лузы.
- Мои целые! – ненормально радостно сообщаешь ты и готовишься ко второму удару.
- Лена, что с тобой? – твой друг хватает тебя за запястье, останавливая твой обход вокруг стола.
- Он меня бросил, - с улыбкой говоришь ты и, проглотив непонятно откуда вновь взявшийся комок, кричишь проходящей мимо официантке, - Девушка! Сто «Дьюарса» и «Ред Булл»! И лед, девушка! Игорёк, - понизив тон, обращаешься ты уже к своему собеседнику. – Давай играть, пожалуйста. Просто давай играть.
Ты улыбаешься ему, смотришь ему в глаза, демонстрируя свою невысказанную боль, и он согласно кивает, понимая, что скоро всё равно всё узнает.
Ты делаешь второй удар, вкладывая всю злость и боль и в точность и силу удара.
Партия разыгрывается, как по нотам.
Приносят виски, ты кидаешь в него три кубика льда, доливаешь чуть энергентика, отпиваешь. Вкус – слишком крепко и терпко, потому что обычно ты пьешь по пятьдесят виски и доливаешь почти до краев стакана «Ред Булл». Зато сейчас это самое то, что надо. Закуриваешь крепкий напиток ментоловой сигаретой…
Играюче выигрываешь партию, потому что ненавидишь каждый из своих шариков, заказываешь еще сто «Дьюарса». Потом еще сто.
Потом еще.
А потом ты уже не попадаешь по шарам, слишком много и громко смеешься, обзывая никому неизвестного «его» козлом и многими другими гораздо более нелитературными словами. На тебя не действует серьезное дружеское: «Лен, прекрати, я прошу тебя!». И заканчивается всё тем, что твой обожаемый Игорёк вытаскивает тебя из накуренного помещения, сам расплатившись и за высосанный тобой двенадцатилетний «Дьюарс», и за бильярдный стол, и доплатив в добавок за устроенный тобой дебош.
Он сажает тебя в свою машину, поворачивается, с укором смотрит на тебя…
И вот тут ты начинаешь рыдать.
Так, как не рыдала уже очень и очень давно, если вообще когда-нибудь ТАК рыдала ты – во многом циничная, но очаровательная, знающая себя цену блондинка с двумя белыми крыльями за спиной и Богом в начальниках.
Ты рыдаешь и твердишь между дикими всхлипами, что ничего не хочешь, что никто тебе кроме него не нужен и что, если бы ты могла просто взять и покончить с собой – ты бы именно это и сделала. Порезала бы вены, выкинулась из окна, но только чтобы покончить с этой бренной жизнью.
В какой-то момент оказывается, что ты уже рыдаешь не просто так, а на плече у своего друга, который гладит тебя по голове и монотонно, успокаивающе твердит, что всё закончилось так, как и должно было и закончится.
И из его сплошной тирады ты понимаешь только одно слово: «закончилось» и от него продолжаешь плакать. Нет. Не плакать.
Ты продолжаешь рыдать, уткнувшись в его шею, равномерно размазывая туш и тон по его белой рубашке.
И думаешь - слава Богу, что у тебя есть в кого вот так уткнуться.


Скрытый текст


Спасибо: 30 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 69
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 16
Фото:

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.07.10 04:44. Заголовок: Вы не ждали? А я все..


Скрытый текст





И мне теперь не перестать тебя искать,
Ты для меня словно жемчужина в поле песка,
Среди моей возни, твой лик опять возник,
Настоящий шедевр на фоне мазни,
Издалека и ближе мне, кажись, никак,
Не позволяет быть моя характеристика,
Из-за пустяка ссорились мы весь декабрь,
И разбежались на радость всем завистникам
..................................................................
Я будто выпал из сна,
А тут другая весна...
(с)

Открыть глаза.
Не хочу.
Там – в моем сне - было так хорошо. Пусто. А в той реальности, куда мне сейчас предстоит попасть нет ничего хорошего, кроме вкусного запаха кофе. Ничегошеньки.
Хочется спать долго-долго и крепко-крепко. День за днем. И вынырнуть из забытья лишь тогда, когда услужливая ангельская память покроет туманной дымкой несколько последних дней моей никчемной бессмертной жизни.
«Любовь слепа - это факт для большинства зевак, и один из них я сам».
Да-да.
И все же кофе пахнет чудно.
Если я сумею собрать себя в мало-мальскую кучу, я смогу справиться. Нашему брату на реабилитацию требуется намного меньше времени, чем людям. Но для начала реабилитации нужно взять себя в руки.
«Я будто выпал из сна. А тут другая весна».
Другая-другая-другая весна. Которая называется Осень. С большой тускло-оранжевой буквы «о».
Мда.
Если же подходить к данному вопросу с профессиональной точки зрения – зато мне теперь ничего не угрожает, и я вполне спокойно смогу и дальше жить припеваючи, одеваться в бутиках, гонять на дорогих тачках и ужинать в ресторанах. Попросить, как Игорек, у Босса остров, прикупить яхту. Нанять парнишку-аборигена садовником, явить ему все прелести своего естества, пусть преклоняется крылатой богине с небес.
Представила последнее – свело челюсть.
Ну ладно, можно без лишней показухи.
В конце концов – в мире миллионы людей, не небесах – бесчисленное количество душ – раз уж так решила найти вторую половину – вот тебе фронт работ, выбирай любого. Нет же. Нужно было тебе, безмозглой блондинке, найти на свою задницу приключений. А Виктор-то! Каков тип! Как просто он сдался. Видите ли, мне так будет лучше…
Да откуда он вообще знает, как мне будет лучше?!

Ровно в этом месте своих размышлений я возмущенно подпрыгнула на кровати, резко сев, и резко открыла глаза.
Окна в спальне были распахнуты настежь. Холодный осенний ветер беспощадно трепал белые легкие шторы, надувая их огромными пузырями и рывками кидая их из стороны в сторону. Ледяной воздух заполнял комнату, однако аромат кофе продолжал прорываться ко мне, словно подзывая, чтобы я скорее пришла на кухню.
Рассматривая мечущиеся шторы, я размышляла над тем, что бесполезно пытаться изменить себя. Если ты привык ломать жизни и ненавидеть всех, твое истинное «я» возьмет верх в любом случае, и тогда может случиться самое страшное – ты «сломаешь» даже того, кого ты любишь. В моем же случае нужно радоваться тому, что природой мне дано прощать и снимать боль. Пришло время попробовать свой талант на себе же. Так сказать, заняться самолечением.
Прежде всего…
«Дыши, Лен» - мысленно приказала я себе. Слегка содрогнулась, потому что это его слова. Пусть хотя бы они останутся со мной, как память.
Вдох-выдох.
Второй этап.
Ты сильная. Практически сильнее всех.
А он – ничтожество, раз поступил с тобой так. Раз отпустил – значит, не достоин, испугался, что не сможет преодолеть препятствия.
А слабый тебе не нужен.
Ну, над этим я обязательно еще хорошенько подумаю, но не сейчас.
Третий этап.
Если любовь настоящая, она обязательно к тебе вернется. Рано или поздно. А если не вернется – хорошо, что ушел сейчас, когда ты еще не успела из-за него сломать все то, что строила столько времени.
У меня впереди – вечность. Я не постарею и больше не умру, можно ждать и ждать, не беспокоясь о сроках и сетке морщин на лице.
И ведь ждать можно тоже по-разному. Кто сказал, что я должна рыдать у открытого окна? Это ничего не изменит.
Да, больно. Да, дыра там, где по идее должно покоиться слегка теплое сердце. Только я должна дарить любовь и спокойствие. Если не буду этим заниматься – попрут меня с работы. А за ежедневным попиванием нектара в компании исторических сливок общества я запросто поеду умом. Стану местной райской дурочкой. И даже Игорь перестанет со мной дружить.
Кстати, об Игоре.
Я сбросила накатившую задумчивую меланхолию и покосилась на дверь в комнату – она была аккуратно приоткрыта, видимо, дабы контролировать мои вчерашние пьяные перемещения по квартире.
Спустила ноги с кровати, встала. На мне – хлопковые шорты и майка. Бедный Игорек, переодевать меня, похоже, пришлось именно ему.
Пара шагов по паркету – взбесившиеся шторы хлещут по подоконнику так, как будто хотят прямо сейчас оторваться от карниза и улететь огромными белыми птицами в небеса. То ли Питер накрыл очередной неадекватный циклон, то ли кто-то где-то бушует. Что-то мне подсказывало, что бушует кто-то в головном офисе Небесной Канцелярии и при этом этот кто-то очень хочет открутить мне голову со всем её немногочисленным содержимым. Пожалуй, сегодня поберегусь визитов домой.
Вошла в кухню.
Стройная фигура в джинсах и белой футболке обернулась.
- Ты сейчас так хороша, как будто не выла белугой всю ночь напролет, и не у тебя я отбирал бутылку восемнадцатилетнего вискаря из твоего же бара.
- А что, было и такое? – я прислонилась плечом к косяку, скрестила руки на груди.
- Было хуже, - хохотнул Игорёк. – Кофе будешь?
Я молча кивнула, уселась за круглый стол. Про себя отметила, что на кухне царит отменный порядок, как будто и не было тут никакой драки вчера. Передо мной аккуратно материализовалась кофейная чашка на блюдце, поставленная на уголок салфетки. Рядом – ложечка, розетка с кусковым сахаром, миниатюрные щипцы для него же. Так же на столе появился аккуратный треугольник чизкейка на десертной тарелке и малюсенькая вазочка с клубникой.
Всё это выглядело настолько изящно, что как-то даже не вязалось с моим поганым состоянием. Пока я пораженно разглядывала каждый элемент завтрака в отдельности, а потом любовалась общей картиной, Игорь сидел напротив с самой большой чашкой кофе в руках, какую, видимо, смог найти в моей квартире, хитро улыбался и довольно блестел темными глазами.
- Супер, Игорек, - наконец выдохнула я и, придвинув к себе чизкейк, взяла в руки ложку.
- Оклемалась немного? – тем временем нахмурился парень.
- Да, - кивнула я, пережевывая завтрак. – Сегодня лучше. Я мыслю трезво и здраво. Я молодец, – он задумчиво наклонил голову набок, уголок губы нервно дернулся, как будто хотел что-то сказать, но в последний момент передумал. – А что, действительно я неплохо выгляжу?
- Да, ты сейчас потрясающая, - очень серьезно проговорил Игорек.- Я ж тебя никогда с утра не видел. Слегка растрепанная, такая свежая… как будто светишься изнутри. Классная.
- Работа такая, - вздохнула я, отправляя в рот сочную красную клубничину. – Эх, готовил бы ты мне такой завтрак каждый день…
- Я собираюсь заняться именно этим, - я подняла на него удивленный взгляд, чуть не подавившись ягодой. – Пока ты полностью не придешь в себя, я буду рядом с тобой.



Скрытый текст



Спасибо: 24 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 71
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 16
Фото:

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.07.10 00:34. Заголовок: Нежданно на меня нав..


Скрытый текст



Такое чувство, что время проходит зря,
Такое чувство, что иссякает заряд.
Такое скверное чувство. Смирись с ним.
Или решись на большие перемены в жизни…
(с)


По-хорошему я сейчас должна была бы валяться на своей огромной кровати, хлестать виски – можно даже из горла для большей правдивости, слушать бессмертную пятую прелюдию Шостаковича и выть. Да, еще много курить, рвать и сжигать в пепельнице фотографии Виктора и долго и со вкусом жалеть себя. Ну и рыдать, естественно.
Но я ограничилась активным курением, которое, между прочим, вредит здоровью, но не в моем случае и прелюдией Шостаковича. Однако, прелюдия закончилась быстро, включать что-то еще не хотелось и я осталась один на один с собой и трепыхающимися белыми шторами.
Решиться на большие перемены в жизни?
Какие?
В моем случае ничего изменить особенно-то и нельзя. Я нахожусь в той крайней стадии, когда двигаться дальше некуда. Детей у меня никогда не будет, работа никогда не сменится, да и не хочу я этого – я люблю свою работу. Сменить место жительства? Так что это даст? Я неоднократно пыталась уехать куда-то. Несколько десятилетий прожила в Америке. Пару лет – в Испании. Пятнадцать – в Греции. Нелегкая заносила меня в Прибалтику и на какое-то время в Африку, и даже в Австралии я бывала. Жила в Японии – там я пробыла дольше всего. Азиатская культура всегда влекла меня своей таинственностью. Однако, сердце зовет на историческую родину – в серый город, переживший за триста с небольшим лет так много. Я с ранней юности здесь, я видела, как он строился и крепчал. Видела ужасы революции и истерические задвиги Петра. Все это прошло сквозь меня и от этого уже никуда не деться. Да, конечно, тут тоскливо порой, но тосковать можно в любом городе. Как выяснилось – даже на Мальдивах.

Ночь. Сна ни в одном глазу,
Время около двух.
Мне всегда невмоготу
Дождаться, чтобы день потух.
(с)

Ночь. День прошел просто и медленно. Мы с Игорем смотрели старые фильмы, вспоминали свое прошлое под розовое вино. Легко удариться в ностальгию, когда за твоими плечами несколько длинных человеческих жизней.
Он ушел домой, узнавать насчет работы, я же осталась наедине с собственными рассуждениями и колкими мыслями.
Впереди – трудный рабочий период. Теперь он станет еще труднее, а у меня всего лишь несколько суток, чтобы подготовиться к нему. Подготовиться так, чтобы смотреть Виктору в глаза, не моргая – ровно и спокойно. Чтобы пальцы не дрожали от нервов, натянутых, как стрела. Чтобы не задерживать взгляд лишние секунды. Просто быть равнодушной.
Я смогу. Я же всегда была сильной. Столетия тяжелой работы не сломили меня, а это чего-то да стоит. В нашей конторе мало долгожителей. Большинство либо работает с большими перерывами, либо уходит спустя какое-то время в долгосрочный отпуск. Потом возвращаются, конечно – а что еще делать? Но «долгосрочный» - понятие растяжимое. Он может продлиться и пятьсот и тысячу лет.

Вот хватило духу выдать то, о чем не скажешь вслух:
О том, что мир мой стал хрупок и замкнут в круг.
В углу, как плут, следит за мной паук.
Беспорядок вокруг, валится все из рук…
(с)

Надоедливая песня крутится в голове, и пусть словами она не совсем соответствует моей ситуации, однако настроение передано настолько четко, что слова вновь и вновь скользят где-то внутри моей черепной коробки.

Такое чувство, что время проходит зря,
Такое чувство, что иссякает заряд.
Такое скверное чувство. Смирись с ним.
Или решись на большие перемены в жизни…
(с)

Что можно делать, находясь в тупике, когда бежать больше некуда?
Да ничего. Принять удар. Выстоишь - уйдешь тем же путем, что и пришла. Не выстоишь… а не выстоять просто нельзя.
В гостиной раздались шаги – вернулся Игорь.
- Тоскуешь? – зашел в спальню, уселся на кровать, почесал затылок. Игорь – вечный ребенок, такой… малыш-старик. Порой мне кажется, что он невероятно наивен, и в то же время иногда его мудрость не может не поражать.
- Да нет, - вздохнула я, вернувшись к созерцанию штор. – Сижу вот, размышляю.
- О чем, если не секрет? – смотрит внимательно, «читает» меня.
- О жизни, - я улыбнулась. Наверное, грустно, но вполне искренне. – Хочу попробовать пописать тушью. Только дома нет туши.
- Опять твои китайские штучки? – он закатил глаза к потолку, скривив губы.
- Японские, - поправила я. – А что? Это неплохо отвлекает. Медитировать мне сейчас бесполезно, а вот Суйбокуга мне бы сейчас помогла. И вот только попробуй сказать, что я плохо рисую, - предостерегающе нахмурилась я.
- Рисуешь ты прекрасно, - тут же согласился парень. – Только залипнешь ведь опять, не выловить тебя потом будет из твоей живописи.
- Возможно, ты и прав, - согласилась я. – А вообще, что мы с тобой дома сидим? Поехали-ка куда-нибудь развлекаться. Несколько последних выходных перед предстоящим трудовым периодом нужно провести так, чтобы потом не обидно было.
- Ага, - улыбнулся во все тридцать два Игорь. – Только, чур, сегодня моя очередь напиваться в дрова!
- Да щас! – не согласилась я. – Ты мне что, потом предлагаешь тебя на собственном горбе домой переть?!
- Ну, Ле-ен, - показательно-печально протянул мой друг.
- Ладно, я подумаю, - ухмыльнулась и погнала его из комнаты.

Платье – черное, короткое, на одной лямке. Туфли на высокой шпильке – красные, яркие. Красный же лакированный клатч под туфли. На левой руке – сборная солянка из разных тонких золотых браслетов-колец, в ушах – золотые серьги, на шее – медальон на золотой цепочке с ярким красным аккуратным рубином. Волосы растрепать… сильно! На глаза – темные тени, темный карандаш, тушь.
Нет, я сегодня не агрессивна, вы что.
- Классная, - внимательно разглядывая меня, констатировал Игорь.
- А то, - довольно улыбнулась я.

Сели в мою машину, выбрали клуб, который будем ставить сегодня на уши и отъехали от дома.
- Игорюш, не будешь против, если я поставлю одну нудную песенку?
- Надеюсь, последнюю нудную на сегодня? – на всякий случай уточнил мой друг.
- Естественно! Дальше я буду только буянить! – в ответ засмеялась я.
- Ну тогда ставь, - согласился парень.

Такое чувство, что время проходит зря.
Такое чувство, что иссякает заряд.
Такое скверное чувство. Смирись с ним.
Или решись на большие перемены в жизни…
(с)

Скрытый текст



Спасибо: 24 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 75
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 16
Фото:

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.07.10 18:25. Заголовок: Я здесь http://jpe...


Скрытый текст




Жарко.
Жарко – это первое, что я подумала, когда мы с Игорем прошли в основной зал модного питерского клуба.
На самом-то деле, клуб – не совсем верное название данного заведения. По крайней мере, сами себя они позиционируют как бар. Даже сеть баров.
Я эту сеть полюбила с самого первого их места, открытого десять лет назад. Скажем так – прикипела всем сердцем. Что, в принципе неудивительно, потому как если вы любите отдыхать на всю катушку, беспределить и творить абсолютно неадекватные вещи, «ХХХХ» - для вас. Несмотря на то, что на дворе стояла поздняя осень, и был будний день, зал был забит практически до отказа. Влажные полуголые насоляренные тела стройных и не очень девушек разного возраста, «нализанные» мальчики-метросексуалы и более брутальные молодые люди – куча изломанных ритмами музыки тел двигалась и переливалась в полутемном зале, разрезаемом лазерами и стробоскопами.
Особую мою любовь «Иксы» получили за то, что никогда особенно не гнались за модой. Здесь вы сможете услышать как и ультра-модный трек, больше напоминающий попсу, но носящий гордое имя «электро-хаус» в менюшке «жанр» вашего «айпода», так и песенку про Буратино. Серьезно. И песенка про Буратино всегда воспринимается даже с большим восторгом, чем ультра-модная композиция.
В VIP-зоне я увидела один свободный стол и отправилась к бару, узнавать, сколько данное удовольствие стоит. Улыбнулась охраннику максимально обворожительно, благодаря чему получила стол в личное распоряжение абсолютно бесплатно.
Заказала «Лонг Айленд», отправилась на место своей временной дислокации. Игорь уже исчез где-то в месиве тел, и найти его сейчас не представлялось никакой возможности, поэтому я тихо и спокойно попивала свой коктейль, довольно улыбаясь и куря сигарету. Вообще ночные клубы – это гениальное изобретение человечества. Тут ночью собираются люди разных возрастов – от восемнадцати и старше – и отрываются всю ночь напролет. Отодвигаются на задний план все проблемы, которые еще только предстоит решить, выкидываются из головы обиды. Люди отдыхают, пьют, танцуют и улыбаются. А еще знакомятся и много флиртуют. В общем – живут отдельной, немного не своей жизнью. Я, конечно, не говорю про заядлых тусовщиков. К ним я в принципе имею довольно снисходительное отношение.
Ну, так вот. Пока я мирно попивала коктейль я разглядывала двух абсолютно неадекватных девушек, пытающихся что-то изобразить с шестом на барной стойке, мою идиллию разрушил Игорь, бухнувшийся прямо напротив меня и усадивший рядом с собой симпатичную брюнетку. Глаза у парня горели огнем, волосы были взъерошены и весь его облик говорил о том, что он готов к боевым действиям. Брюнетка же довольно щурилась, косилась на Игоря и явно была полностью довольна случившимся знакомством.
- Ленок! – хлопнул мой друг ладонью по столу. – Знакомься, это Маша! – я улыбнулась и кивнула, не посчитав нужным что-то говорить. – А это Леночка, - тем временем объявил парень. По лицу Маши в этот момент пробежала тень недовольства. – Моя самая любимая на свете подруга, - подлил масла в огонь Игорь. Ох уж эти его штучки. И ведь захомутает он эту Машу на раз-два. Бессовестный. – Предлагаю за знакомство выпить! – разливался тем временем Игорёк. – Самбучки! Ты как? – обратился почему-то только ко мне, мнение симпатичной пассии его не особо интересовало.
- Давай самбучки, - я сперва согласно кивнула, потом резко передумала. – Нет, абсента!
Игорь радостно потер ладони и замахал девушке возле барной стойки.
Абсент лег в желудок горячо и вкусно, «Иксы» сразу показались местом еще более классным, чем обычно.
Посидев еще полчасика, пообсуждав с Игорем несущественные мелочи, вроде дамочек, бездарно обнимающих шест (Маша очень неактивно принимала участие в нашем разговоре) и, попив абсент, мы решили (вернее, я решила), что пора идти танцевать.
Только идиот, коих, похоже, здесь было абсолютное большинство, будет танцевать на танцполе там, где разрешено делать практически всё. Неудивительно, что я резвой козочкой забралась на барную стойку и начала отплясывать именно там. Молодые люди, принимающие свои напитки от барменш, с большим интересом разглядывали мои ноги, привлекшие внимания больше, чем обе дамы возле шеста целиком.
Спустя пару десятков минут ко мне присоединился Игорь, где-то потеряв свою сегодняшнюю спутницу и вызвав явное недовольство лиц мужского пола, восседавших за стойкой. Собственно, именно с Игорьком мы радостно отскакали под «Видели ночь, гуляли всю ночь до утра», после чего я скинула свои красные туфли и продолжила танцы босиком.
Когда я слезала на пол, дабы пойти охладиться за наш столик, меня кто-то резко схватил за плечи и развернул.
- Семен Семеныч, какие люди! И без охраны! – протянула я, умильно хлопнув в ладоши. Конечно же, передо мной стоял Виктор и этот факт в данный момент ни на секунду не смутил меня. Почему-то я была уверена что что-то, или кто-то обязательно испортит эту чудесную ночь, уже подходящую к концу.
К слову сказать, абсент и танцы временно вышибли из меня тоску-печаль и вселили нездоровую храбрость, граничащую с идиотизмом.
- Лена! – прорычал Виктор, злобно сверкая глазами и крепко сжимая мое правое плечо. – Ты что себе такое позволяешь?!
- Что хочу, то и позволяю – бесстрашно объявила я, глядя ему прямо в глаза. – А кто мне запретит? Я сама по себе.
- Ты ненормальная что ли?! – продолжал бушевать мой, даже не знаю, как его правильнее назвать. – Ты тут в коротком платьице отплясываешь, все мужики на тебя пялятся и им, между прочим, всем очень нравится это твое короткое платьице. И поверь мне не потому, что они большие ценители моды!
- Ну, так, а тебе-то какая разница? - никак не могла я взять в толк, что его так волнует. – Мое платье, мои ноги. Мне никто ничего не вправе запрещать. Тем более ты!
- Ах, я не в праве, да?! Это, значит, я не в праве!.. – задохнулся от возмущения Виктор.
- Да, ты не в праве, - согласно кивнула я. – Хороший мальчик, всё правильно понял. Возьми с полки конфетку.
Казалось, еще несколько секунд и мужчина просто взорвется.
Но мне и этого показалось мало. Очень удачно увидев летевшего к нам Игоря, уже светившего в полутемном помещении огоньками глаз, я мгновенно придумала, чем «добить» Виктора.
- Милый, он пристал ко мне, - испуганно заявила я в лицо Игорю и тот, недолго думая развернулся и оттолкнул моего обидчика.
- Чтобы я духу твоего не видел рядом с ней, пока не начнете работать! – спокойным голосом объявил мой друг. И, как только Виктор открыл рот, чтобы что-то ответить…
- Спасибо, Игорёк, ты лучше всех! – я обвила руками его шею и поцеловала, чувствуя, как Виктор прожигает нас взглядом.


Скрытый текст


Спасибо: 28 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 79
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 18
Фото:

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.10.10 01:28. Заголовок: Привет всем, кто пом..


Скрытый текст


Отлепившись от очумевшего Игоря, что в любом случае пришлось бы сделать рано или поздно, я подняла на Виктора полные решимости глаза. Игорь же, довольно быстро смекнув, что происходит и что от него в принципе требуется, встал за моей спиной и жестом собственника обвил одной рукой за талию.
Мой будущий напарник, глядя на всё это, неожиданно быстро совладал с собой, и на лицо его наползло выражение искренней издевки.
- Что ж, детишки, развлекайтесь, пользуйтесь моментом, пока папа не настучал вам по шапочкам, - он бросил нам взгляд, полный сарказма, сопровождаемый кривоватой полуулыбкой, выражающей всё то презрение, которое он к нам испытывал. Ну, или делал вид, что испытывает. – Ауфидерзейн! – он отсалютировал двумя пальцами, развернулся к нам спиной и неспеша, вразвалочку, направился к выходу.
- Знаешь, мне кажется, он мне кол всадит в сердце, - хмыкнул мне на ухо Игорь.
- Ну и что. Какая тебе разница? Ты же мертвый! – очень радостно ответила я, поворачиваясь к нему лицом.
- Как жизнеутверждающе, - хмыкнул парень, скривив губы.
- Ну что, домой? Мой верный телохранитель?
- И, попрошу заметить, любовник по требованию! – он смотрел на меня странно, как будто обвиняя в чем-то.
- Да. Кстати. Спасибо, - опустила я глаза.
- Не за что, - вздохнул мой друг и, взяв за руку, потянул в ту сторону, куда буквально пару минут назад удалился Виктор.

И, казалось бы, всё хорошо. Какая хорошая Лена, наступила на больную мозоль мерзопакостному Виктору. И какой хороший верный друг Игорь, помог хорошей Лене и тоже наступил на больную мозоль мерзопакостному Виктору. Сейчас бы еще до кучи еще кого-нибудь такого же хорошего, кто тоже наступит на больную мозоль мерзопакостному Виктору, ибо Бог, как известно, любит троицу, но вариантов что-то я не вижу…
Но есть одно большое «но».
Что-то как-то от всего произошедшего было мне не радостно, а наоборот. Да еще и задумчивый Игорь вгонял в тоску. В общем, фэн-шуй не получился. А как хотелось.

Спала я крепко, но сны снились тревожные, тяжелые и, ни разу не успокаивающие. Поэтому и проснулась я недовольная и измотанная так, как будто всю ночь занималась лишь тем, что таскала мешки с углем. По одному на каждое плечо.
Именно поэтому, явившись на кухню, ни разу не обрадовалась восседавшей за моим столом тонкой, как тростинка, темноволосой девице. Хотя должна была.
- Привет, Ань. Рада тебя видеть, - буркнула недовольно и тут же подумала, что встреть меня так кто-нибудь из старых знакомых, я сама бы поспешила удалиться в максимально короткое время.
- Привет, Ленок! – девица улыбнулась, сверкнув глазами и, не убирая с лица улыбку, перевела взгляд на хмурого, как туча, Игоря, восседавшего прямо напротив неё, спиной к выходу, а, следовательно, и ко мне. – Твой друг не рад меня видеть еще больше, чем ты.
Сама Аня при этом прямо искрилась довольством и хитрые лисьи глаза лучились если не счастьем, то чем-то, максимально к нему приближенным.
- Да нет, Анют, ты что, - со вздохом начала я, усаживаясь к ним за стол и помешивая только что налитый в чашку чай. – На самом деле я очень рада тебя видеть. Серьезно. Просто в последнее время у меня некоторые неполадки с настроением.
- Да-да, я в курсе, - мурлыкнула девушка и откинулась на спинку стула. – Но ты не переживай. Я здесь именно для того, чтобы поднять тебе настроение.
- О да, - наконец-то подал голос мой друг, который до этого лишь молчал и недовольно сверлил взглядом нежданно-негаданно заявившуюся гостью. – Именно тебя нам и не хватало для полного счастья.
- А ты умолкни, хвостатое недоразумение, - дерзко бросила Аня с таким видом, как будто её домашняя морская свинка некстати заговорила и решила высказать свое мнение.

Вообще-то Анюта у нас ангел. Такое крайне милое пернатое, влюбляющее в себя всех и каждого, с кем ей приходится контактировать. На свою беду однажды мне пришлось познакомить её с Игорем и вот тут произошло ровно то, чего я вовсе не ожидала. Сладкая и одновременно острая на язык Анна, столкнувшись с очаровательнейшим и не менее острым на язык моим любимым другом, вовсе не сочла его очаровательнейшим. Игорь же в свою очередь отозвался об Анютке и вовсе непечатно. С тех пор началась их заклятая дружба, раз в энное количество времени выливающаяся в скандал, а то и вовсе в драку. Собственно, именно поэтому лбами их стараюсь сталкивать редко, дабы не портить настроение обоим.
Назвать девушку, сидящую за моим столом, подругой, язык бы у меня не повернулся. Скорее – хорошая знакомая. Одна из тех знакомых, которых знаешь очень давно, но не то чтобы очень близко. Когда-то мы проводили вместе довольно много времени, особенно в период моей жизни в Японии, но всё равно не сошлись настолько близко, чтобы стать подругами. Да и не стремились никогда к этому особо – не было нужды.
Сейчас Аня сидит за моим столом и хитро щурит глаза.
Остается лишь с ужасом представлять, что она задумала – на всякие выкрутасы моя старая знакомая всегда была мастерицей.
- Итак, моя дорогая Елена, - начала Анюта, растянув первое слово. – Сорока донесла мне на хвосте, что нашу малютку сильно обидели.
- Из меня малютка, как из Игоря грабли, - хмыкнула я.
- Ах, точно, а я-то думаю, на кого же, вернее, на что же он так похож! – довольно щелкнула пальцами девушка, не упустив возможности поддеть моего друга. Впрочем, для Аньки всегда малютками были все, кто был младше неё хотя бы в два раза. А я была значительно младше. – Ну, это, впрочем, неважно, - сверкнув белоснежными зубами в довольной улыбке, продолжила девушка. – Важно то, что я никак не могу оставить факт твоей обиды без своего внимания…
- Говори уж честно, - в первый раз за это утро улыбнулась я. – Тебе сейчас просто нечем заняться и ты решила занять себя хотя чем-нибудь. А тут так удобно в офисе растрендели про мои проблемы, если их можно так назвать.
- Пф, - недовольно выдохнула Анна, облокотилась локтем на стол и оперлась щекой на сжатый кулачек. – Скучно.
- Чего?! – подняла я левую бровь.
- Скучно, говорю, с вами, - всё так же недовольно вздохнула моя знакомая и, уронив ладошку, подпиравшую щеку, на стол, сложила руки, как первоклассница.
- Аня! – в конце концов, не выдержала я, - где ты понабралась этих тинейджерских ужимок? Они совершенно не идут такой солидной даме, как ты!
- Спасибо, что не сказала «даме в возрасте», - рассмеялась «дама». – Просто, Лен, смотри на вещи трезвым взглядом. Вот сколько ты мне дашь лет?
- Двадцать пять, - не моргнув глазом, ответила я.
- Нет. Это в девятнадцатом веке и в платье с кринолином я выглядела на двадцать пять, - возразила девушка. – А теперь посмотри и скажи, на сколько я выгляжу сейчас.
Я опустила взгляд ниже столешницы, внимательно изучила узкие драные джинсы, кеды и футболку с диким принтом.
- Ну, да, - недовольно констатировала я. – На двадцать пять ты нынче не тянешь. Но если оденешься приличнее, все двадцать три, однозначно.
- Лена, - с таким тяжким вздохом, будто общается с утомившим маленьким ребенком, покачала головой Аня. – Я и не хочу выглядеть взрослее. Зачем? За сотни лет мне уже осточертели эти платья, юбки и корсеты! От них же с ума рехнуться можно! Я хочу быть подростком! Точка!
- Будь, - тут же согласилась я. – Я не против. Буду всем говорить, что ты моя младшая сестренка.
«Сестренка» скривила губы.
- Ты договоришься, и я запущу твоему другу сахарницей в темечко, - откинувшись на стуле и наклонив голову набок, с радостной улыбкой выдала девушка.
- А ему-то за что? Он вообще молчит, - заметив краем глаза вытянувшееся лицо Игоря, подивилась я.
- Ну не в тебя же мне сахарницей кидаться, - еще больше развеселилась Анька. – А в него – в самый раз. И тебе не больно, и мне приятно.
- Слушай ты, - наконец вскипел Игорь. – Если еще хоть слово в мой адрес скажешь, я тебя, как масло по хлебу, размажу. Причем мне в этом деле нож не понадобится!
- Игорь! – повысила я голос.
- Хотя, нет, - вскочив со стула и бросив на меня полный огня взгляд, продолжил парень. – Не размажу. Потому что никогда не подниму руку на беременных женщин, инвалидов или лиц очень пожилого возраста. Думаю, не стоит объяснять, почему тебя я причисляю к последней категории? - он очень криво улыбнулся, сжав челюсти так сильно, что заходили желваки и прожег Анну взглядом. Затем повернулся на пятках и вылетел с кухни.
- Да, - показательно нахмурив брови, вздохнула Анюта. – Всё-таки неприятно, когда девушке в моём возрасте такое говорят. Вот шельмец рогатый, знает больные места.
- Ты сама его спровоцировала, - не согласилась я.
- А, впрочем, ну его! – с мгновенно возникшей лучистой улыбкой махнула девушка рукой. – Давай-ка вернемся к нашим баранам. Вернее, барану. Заявилась я к тебе не чаи распивать, а дело делать.
- Какое же? – я внутренне напряглась, ожидая подвоха.
- Проклятый краснорожий рогатец обидел мою малютку, и я так этого не оставлю! – торжественно объявила Анна.
- А что же ты сделаешь? – со снисходительной улыбкой поглядела я на неё.
- Не я, а мы, - поправила меня пернатая красотка и, увидев удивленно поднятую бровь, счастливо закончила. – Мы будем мстить! Так, как умеют это делать лишь ангелы!
- Как же? - всё еще не разделяла я её оживления.
- Если любит, будем мучить. А не любит – сначала влюбим, а потом будем мучить еще сильнее.


Скрытый текст


Спасибо: 25 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 91
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 19
Фото:

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.01.11 07:47. Заголовок: Та-да-да-даааам! htt..


Скрытый текст




Нашим клиентом был ребенок.
Тринадцатилетний мальчик в очках, с вечно нахмуренными бровями и грустным взглядом. Грустным, потому что в школе он «ботан», «очкарик» и «шпенд», а дома - «ты сделал уроки?», «почему четыре, а не пять» и «никакой собаки». В общем, очень печальный маленький мальчик с целой кучей комплексов и уверенностью в том, что родился он в принципе зря. Хотя мальчик этот в будущем должен стать миллиардером и одним из важнейших людей в современной истории. Но, это будет потом, и то, лишь в том случае, если он не наестся таблеток из маминой аптечки, или не решит прыгнуть с балкона. А парнишка, судя по его состоянию, был уже близок.
Печальная история, одна их сотен печальных историй, с которыми приходится работать.
Я сидела в кресле и курила несуществующую сигарету, стряхивая несуществующий пепел прямо на вполне существующий ковер. Приятная мелочь, которую предоставил мне Шеф.
Глеб, а именно так звали мальчика, сосредоточенно что-то писал в тетрадке по русскому языку, периодически поправляя очки на носу характерным движением.
Я ждала Виктора и внутренне готовилась к воплощению плана Аньки в жизнь.
Наконец по комнате потянуло сквозняком, и через закрытую дверь в помещение шагнул Виктор. Неотразимый, стоит заметить – непроизвольно отметила я про себя.
- Привет. Давно ждёшь? – он подошёл к мальчику и заглянул ему через плечо, наградив меня всего одним равнодушным взглядом.
- Привет. Не очень. Почему задержался? – я прикурила новую сигарету, хоть и не особо хотелось – просто нужно было чем-то занять руки.
- Дом не мог найти, - хмыкнул Виктор, вздернув подбородок.
- Да, я так и поняла, - я сделала вид, что углубилась в изучение чего-то безумно интересного в телефоне, стараясь показать, что разговор окончен, и смысла в продолжении диалога я не вижу.
Виктор, явно удивившись подобной реакции, подошел к стеллажу и начал внимательно изучать корешки книг. Спустя несколько минут он вновь подал голос, усевшись взразвалочку на диван, находившийся напротив моего кресла.
- А парень-то у нас, похоже, очень умный…
- Да, если бы ты посвятил немного своего драгоценного времени изучению документации, то был бы в курсе, - перебила я его. В этот момент у меня в руке завибрировал телефон и, извинившись перед Виктором, я подняла трубку.
- Милая, ты у меня большая умница, - прозвучал в трубке бархатный голос, заставивший меня улыбнуться.
- Я рада, что тебе понравилось.
- А я знал, что ты образумишься, - мой Шеф, похоже, был полностью доволен происходящим. – Я не хотел тебя отвлекать, но просто обязан был выразить своё восхищение. Поэтому отключаюсь. Я люблю тебя.
- И я люблю.
Вполне адекватным было бы сказать «и я тебя», но прямо напротив меня сидел Виктор, с каменным лицом взиравший прямо перед собой.
- Что, начальство названивает? – спросил вроде просто так, без интереса.
- С чего ты взял? – сделала вид, что озадачена.
- Ну, ты просто так мурлыкала в трубку, вот я и подумал, - в свою очередь сделал озадаченное лицо Виктор.
- Я что, по-твоему, только с Шефом могу так разговаривать? – удивленно усмехнулась и слегка покачала головой, вновь углубившись в изучение телефона.
Первая царапинка на каменное сердце моего обидчика была нанесена, это было абсолютно понятно. Значит, будем продолжать в том же духе.
Весь день я делала вид, как будто Виктора рядом со мной просто нет. От нечего делать шептала Глебу на ухо решения примеров (он был поражен, как быстро ему в голову приходят нужные мысли), разгадывала сканворды, что-то рисовала в блокноте, сидела в интернете … в общем, полностью была занята собой. Виктор же утомленно слонялся по квартире, проходя сквозь родителей Глеба, и от скуки несколько раз уронил на пол какие-то уверенно-стоящие вещи, изображая полтергейст. Он неоднократно пытался завести со мной разговор, сопровождая свои потуги черноватыми шутками, но отклика во мне, как в собеседнике, не нашел и начал вести себя как-то настороженно, периодически недовольно хмуря брови.

- Я не понимаю, Лен, - я сидела на подоконнике на кухне, глядя, как ребёнок уныло поглощает ужин под присмотром строгой матери, а Виктор стоял в дверях, сложив руки на груди. – Ты решила совсем со мной не разговаривать? Типа защитная реакция?
- С чего ты взял такую глупость? – удивилась я, уставившись ему в глаза.
- Ну, - он, похоже, не готов был к такому ответу и даже запнулся на секунду. – А почему тогда ты даже не пытаешься поддержать разговор? Мне скучно, например.
- А мне нет, - пожала я плечами. – Тем более, мне не о чем разговаривать со слабым человеком. Я люблю сильных людей.
- Что-о?! – глаза у него стали размером по пять рублей - каждый. Ах, чертовски красивые глаза, конечно. Каламбур.
- Понимаешь, Вить, - вздохнула я, раздраженно зажмурившись на секунду. – Ты был интересен мне, пока я считала тебя… сильным, - всё-таки не найдя другого слова, повторилась я. – А потом ты не захотел даже попытаться побороться с трудностями и поэтому потерял мое уважение. Прости.
- Но… а как же все, что между нами было? – вид у него был настолько ошарашенный, что я даже заподозрила, что он это удивление играет и переигрывает слегонца.
- Ну, так было-то у меня с жестоким, резким, опасным и уверенным в себе Виктором. А не с размазней, которая бежит от проблем, поджав хвост, - говорить такое ему в лицо было тяжело, но я сохраняла безразличное выражение лица и безудержно гордилась собой.
- То есть, я, по-твоему – размазня? – на всякий случай переспросил мой напарник.
- Да, - согласно кивнула я, и в тот момент, когда Виктор резким движением переместился очень близко ко мне и уже открыл рот, чтобы сказать что-то возмущенно-оскорбительное, у меня зазвонил телефон. Указательный палец левой руки я подняла вверх, призывая уже сыпавшего эмоциональными искрами собеседника к тишине, а большим пальцем правой - провела по экрану, отвечая на входящий вызов. Такое равнодушие к его желанию высказаться, Виктора, кажется, окончательно взбесило, кожа начала краснеть, а из головы начали расти рога.
- Я приглашаю тебя в ресторан, - тем временем раздалось у меня в трубке. Как всё-таки чудесно, что Виктор не может слышать мой телефон.
- Эээ… ты уверен? – как-то очень невнятно промямлила я, растеряв всё свое равнодушие.
- Да, милая, я уверен, - проговорил на том конце провода бархатный голос.
- Это очень неожиданно, - я была абсолютно выбита из колеи. Вот уж кто-кто, а начальник мой ни разу меня в ресторан не приглашал. Да и сам на землю спускался исключительно редко.
- Я понимаю, - усмехнулся Шеф. – Так что сегодня. В десять. Платье я тебе пришлю. С рестораном не определился, позвоню позже.
- Х-хорошо, - продолжала я мяться, не понимая, что происходит. – А что за платье?
- Ну, платье. Подарок – я хочу, чтобы ты была самой красивой. Хотя, ты, безусловно, и без этого прекрасна, - он сделал паузу. – Но, я думаю, на свиданье с Богом можно надеть нечто шикарное на его вкус.
- Ээ…
- До вечера, - и вызов прервался.
Я сидела и ошарашено смотрела на Виктора, пытаясь прийти в себя. Тот, между делом, принял свой нормальный цвет и озадаченно вглядывался в мое лицо. Желание скандалить у него, кажется, пропало, скорее всего, временно.
- Лена, - настороженно позвал он. – Что случилось?
- Что-то ненормальное случилось, Вить.
- А конкретнее? – в этот момент я опомнилась и более осмысленно посмотрела ему в глаза.
- Ай, что с тобой разговаривать-то? – недовольно отмахнулась, соскочила с подоконника и ускоренным шагом отправилась в комнату Глеба.



Скрытый текст


Спасибо: 22 
Профиль
Ton_ange





Сообщение: 92
Зарегистрирован: 02.08.09
Откуда: Россия, Питер
Репутация: 19
Фото:

Замечания: Неоднократное нарушение п.2.2 Правил Подфорума.
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.02.11 06:51. Заголовок: "кое-что новое, ..


Скрытый текст




Велев Виктору уложить Глеба спать, я пулей понеслась домой. В холле стояла самая обычная вешалка-штанга, на которой висел один-единственный чехол. Расстегнула молнию, сняла чехол и с замиранием сердца уставилась на платье.
Не могу сказать, что я была сильно поражена. Да, платье оказалось действительно красивым и явно сшитым на заказ – белая, по сути, ткань искрилась так, будто была прошита серебром. Платье «в пол», разрез вдоль левой ноги, плотно обтягивающее талию, с абсолютно голой спиной. Хорошо хоть, в груди достаточно свободное.
Большего я конечно ожидала от Шефа, большего.
Однако время поджимало, и рассуждать о выборе начальства не было никакой возможности. Бегом в душ, потом прическа. Следующим в очереди был макияж, только внезапно в голову пришла не совсем приятная мысль. А что, если «где-то там» размер перепутали?
Сняла с вешалки платье, надела, застегнула незаметную молнию… село, как влитое. Обернулась к зеркалу в своей спальне и обомлела.
Сразу стало понятно, почему дизайн не особенно удивляет. Потому что дело было вовсе не в дизайне.
На меня из зеркала смотрела высокая стройная девушка с убранными наверх волосами и зачесанной немного набок челкой. Но удивление мое вызвало вовсе не это. Казалось, девушка в зеркале светится изнутри! Ярко-зеленые глаза, внимательный, пронзающий взгляд, четко очерченные скулы с легким румянцем – во всем этом я с трудом узнавала себя, хотя и до этого момента считала себя вполне симпатичной. Просто потому, что у меня работа такая – ангел просто обязан очаровывать. Но сейчас моё отражение выглядело так, как будто над ним хорошенько поработали в «Фотошопе».
Накрасив ресницы и решив, что теперь мне к себе точно нечего прибавить, я отправилась подбирать к платью туфли.

Без пяти минут десять я парковалась возле ресторана, название которого недавно получила смс-кой. Наверное, выглядела я странно – в полушубке нараспашку и в туфлях. Однако, прекрасная девушка на «Бентли», думаю, может себе такое позволить. За руль помпезной машины села из уважения к Боссу – всё-таки подарок.
Шеф курил сигару в уютной нише.
Нет, это вообще как?!
Шеф. Курил! Сигару!!
Я остановилась рядом со столом и уперла правую руку в бок.
- Это что же я такое вижу?
- Ну, Леночка, - довольно протянул начальник. – Имею право!
Я села напротив, молчаливый официант, появившийся из ниоткуда, подал меню.
- Ну, как тебе на земле? – я изучала горячие блюда, изредка кидая на него короткие взгляды.
- Отлично! – в воздух взвился очередной клуб дыма. – Я уже и забыл, как все барышни млеют в моем присутствии.
- Ну, еще бы, - хмыкнула я недовольно.
- Не ревнуй, милая. Сегодня я весь твой, - он довольно улыбался кривоватой улыбкой и щурил прекрасные глаза. Весь его облик в полутьме помещения казался каким-то волшебным, словно Босс мой был персонажем фильма. – Кстати, сегодня меня зовут Кэлестис.
- Где ты взял это ужасное имя? – с усмешкой фыркнула я, закуривая сигарету.
- Да ну тебя, - скорчил недовольную гримасу начальник. – Учи латынь.

- Хорошо, давай напрямую, - после непродолжительной беседы ни о чем и сделанного заказа, я всё-таки решилась перейти к делу.
- Ты о чем? – сделал удивленное лицо Шеф.
- Ты знаешь, мне, безусловно, льстит, что я сижу за одним столом с тобой, что дамы в зале уже свернули себе шеи, стараясь увидеть хотя бы малый кусочек твоего светлого лика, но я не совсем дура, ты же знаешь. Я прекрасно понимаю, что не просто так ты спустился к смертным, что не просто так позвал меня в ресторан, что не просто так сидишь и млеешь тут, покуривая вторую уже сигару и попивая самое дорогое вино. Рассказывай, в чем дело.
- Может, я просто хочу провести вечер с тобой? – он приподнял левую бровь, с интересом меня разглядывая. – Я же люблю тебя.
- Ты всех любишь. У тебя естество такое – всех любить, - скептически ответила я. – Так что говори, в чем дело.
Он поболтал на дне бокала остатки вина, поиграл пальцем с огнем свечки, перенося её с фитиля к себе на палец и обратно, после чего уставился мне в глаза своими, почти черными, и вздохнул.
- Я хочу, чтобы ты была моей королевой на балу.
- Нет уж, - тут же сделала я отрицательный жест рукой и откинулась в кресле.
Ежегодный Бал Второго Мира – невероятно престижное мероприятие, на которое желают быть приглашенными все жители Небес и Подземелья. Мой Босс и Сатана бал принимают, причем оба уже которое десятилетие никого не берут в сопровождающие. Я же данную тусовку последний раз посещала добрую сотню лет назад, и как-то не стремлюсь туда вновь, хоть и получаю приглашения перед каждым новым балом. Не моё это просто.
- Лена, ты не можешь отказаться, - внимательно глядя мне в глаза, проговорил Шеф.
- Вот это ты кому-нибудь другому заливай, - отмахнулась я. – Спокойно я могу отказаться, и ничего мне за это не будет. В конце концов, если так хочешь развлечься, возьми себе новенькую, глупенькую и сладенькую.
- Да не хочу я глупенькую и сладенькую, - нахмурился начальник. – Я тебя хочу!
- Хоти на здоровье, - пожала я плечами. – Только на бал я не пойду. Ни просто так, ни в качестве твоей сопровождающей.
- Ладно, мы обсудим это позже, - холодно ответил Шеф, и мне от этого холода в голосе стало как-то не по себе, потому что исключительно редко разговаривал он со мной с такими интонациями.
Ужин потек своим чередом, Босс отвесил мне несколько приятных комплиментов, мы выпили несколько бутылок вина и в какой-то момент отправились танцевать. По ресторану разливалась какая-то воздушная музыка, напомнившая мне времена моей юности, все девушки, не отводя взглядов ни на секунду, смотрели на моего спутника. Меня даже кольнула гордость в какой-то момент.
Мы танцевали, он нежно обнимал меня, и казалось, что время остановилось. А может, оно действительно остановилось, кто знает.
В какой-то момент Шеф отстранился и заглянул мне в глаза так, что мне даже показалось, будто он прочитал все мои мысли. Потом он приблизил своё лицо к моему и поцеловал в губы. В моей голове как будто взвился туман – я почувствовала все приятные эмоции разом, закрутились неясные образы, связанные с небом и солнцем, теплая волна прокатилась по телу, и словно легкий ветерок тронул волосы.
- Ты будешь моей королевой на балу? – отстранившись, но всё еще смотря прямо в глаза, спросил Шеф.
- Буду, - на автомате выдохнула я.
- Я люблю тебя.
- И я люблю тебя, - ответила, всё еще словно в тумане.
Спустя пару минут, уже за нашим столом, туман выветрился из моей головы, мысли собрались в кучу, сладкая нега ушла из груди и я крайне недовольно уставилась на начальника.
- Ты с ума сошел?! Ты что себе позволяешь?
- Я имею право делать что угодно, - просто ответил мой собеседник. – Но я действительно приношу свои извинения, что пошёл на такие необычные меры…
- Да что мне твои извинения?! – недовольно выдохнула я, но тут увидела предостерегающе поднятый вверх палец своего Босса и поняла, что заговариваться не стоит, а его извинения стоят целое состояние. – Но ты же не можешь поступать нечестно, - попыталась я найти хоть какую-то лазейку.
- А кто тебе сказал, что я поступил нечестно? – его глаза были полны довольных искр. – Ты же ответила на поцелуй…
- Но ты же сам понимаешь, что ни на земле, ни на небесах нет никого, кто не ответит на твой поцелуй!
- Это уже другой разговор, - улыбался мой начальник самой шикарной улыбкой на свете.
- Это нечестно, - совершенно расстроено пробормотала я, понимая, что теперь мне никуда не деться от бала.
- Милая, - вдруг серьезно проговорил мой Шеф, поймав через стол мою руку и сжав её максимально нежно. – Пойми, пожалуйста. Я очень хочу, чтобы ты сопровождала меня на балу. У меня не было сопровождения уде сорок девять лет, и я не хочу проводить пятидесятый бал подряд, имея в паре Сата.
- Ну, хорошо, - с запинкой проговорила я. – Я согласна.
- А ты уже и не могла отказаться, - хитро глянул на меня мой собеседник. – И, в конце концов! Чем ты недовольна? Ты награждена поцелуем Бога, радоваться должна! Скажи еще, тебе не понравилось.
- Да как он может не понравиться, смеешься что ли? – я улыбнулась ему в ответ краешком губ и подняла бокал. – За удачный бал?
- За лучший бал за последние пятьдесят лет! – поддержал Шеф.



Скрытый текст


Спасибо: 17 
Профиль
Ответов - 23 , стр: 1 2 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 548
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия