Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
Милана





Сообщение: 3
Настроение: Позитив с нотками грусти)
Зарегистрирован: 15.06.11
Откуда: Россия, Город белых ночей и двориков-колодцев)
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.06.11 20:26. Заголовок: Вспомнить все


Автор: Милана
Название: Вспомнить все
Рейтинг: R
Жанр: Romance, Angst
Статус: В процессе
Пейринг: КВМ



Очень жду всех в гости http://kvmfan.f.qip.ru/?1-13-0-00000197-000-0-0-1308764169

Спасибо: 5 
Профиль
Ответов - 2 [только новые]


Милана





Сообщение: 4
Настроение: Позитив с нотками грусти)
Зарегистрирован: 15.06.11
Откуда: Россия, Город белых ночей и двориков-колодцев)
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.06.11 20:28. Заголовок: 1. Новенькая Mazda..


1.


Новенькая Mazda на огромной скорости несется по ночному шоссе. Сильный ливень стоит непроглядной стеной. Видимость практически нулевая. Ленке все равно. Гонит вперед, не разбирая дороги. Из колонок грохотом разносится по салону оглушительная музыка, «смешиваясь» с клубами табачного дыма. Отчаяние и боль, кажется, застыли в зеленых глазах навсегда. Она и не помнит, когда еще ей было так же тяжело и гадко. От неприятных воспоминаний о том, что случилось час назад, к горлу подступает тошнота.
В собственной квартире, в собственной спальне… Сережа и Марина. Самые близкие люди. Да, еще вчера все было именно так.
Ленка зашла и застыла на месте. Два обнаженных тела с сумасшедшей страстью сплетались между собой.
В глазах потемнело. Холодный липкий пот вдоль позвоночника, ватные подкосившиеся ноги. Из последних сил зажала ладонью рот, чтобы не закричать, и пулей выскочила из квартиры. Любовники так ничего и не заметили.

Марина – Ленкина мама. Взбалмошная, эгоистичная особа. Ленка давно привыкла к ее странным выходкам, безумным идеям и закидонам. Но даже для Марины это было уже слишком!
Крупные слезы вперемешку с черной тушью струятся по щекам.
Марина. Ленка с самого детства называла маму исключительно по имени. Сразу после скандального развода с отцом, спокойную домохозяйку словно подменили. Отец ушел из семьи ради молодой, силиконовой «куклы». Нехорошо ушел. Крики, упреки, обвинения. Мать поначалу замкнулась в себе, не вылезала из депрессий. А потом… Будто что-то щелкнуло в ее голове, переключилось. Видя в своем возрасте главную причину их расставания, она начала усиленно молодиться, часто доводя ситуацию до абсурда. Накупила себе полный шкаф подростковой одежды, запретила Ленке называть ее «мамой», по ночам пропадала в барах. Ленка с ума сходила от таких кардинальных перемен. Маленькой девочке было не понятно, что же такое случилось с ее милой и доброй мамой. Но, повзрослев, Ленка так привыкла к такому положению вещей, что начала находить в этой ситуации немало плюсов и для себя. Ее стали даже устраивать легкие и свободные отношения. Никто не запрещал ей бегать по клубам, задерживаться ночами, водить мальчиков… Удобно. Если бы она знала, что в своем «омоложении» мать дойдет до того, что ей захочется отношений с человеком моложе ее лет на двадцать.

Черт! Как же больно!
Ленка почти не разбирает дороги из-за бесконечного потока по лобовому стеклу. Дворники мелькают из стороны в сторону с бешеной скоростью, стараясь хоть немного справиться с тяжелыми каплями. Тщетно.
- Какого черта! Зачем они так со мной?! – Ленка кричит, заглушая громкую музыку, рвущуюся из динамиков. – Марина – сука! – Она никогда не позволяла себе подобного, но сейчас готова была сказать и не то. – А этот! Ублюдок!
Темные дорожки слез заструились с новой силой. Это его она еще вчера считала самым дорогим и близким человеком на свете. Засыпала и просыпалась с мыслью о нем, доверяла все-все… Именно он поддержал ее, когда ей было так хреново, что хотелось выть. Везде вместе, рядом. Что же изменилось? Когда же он успел стать таким гнилым? А может, Марина всегда нравилась ему? Не замечала. Ленка ничего не замечала. Смотрела в рот, как собачонка.
- Ненавижу! – Ленка с силой давит педаль газа в пол, еще больше увеличивая скорость. – Как я вас ненавижу! – Костяшки пальцев белеют от напряжения и той силы, с которой она держится за руль.
Визг собственных тормозов оглушает, выводит из оцепенения. Судорожно выворачивает руль, пытаясь выровнять непослушную машину. Ее заносит влево по скользкой, мокрой дороге. Ослепляющий свет фар встречной машины, хриплый крик, толчок, удар. Проваливается в темноту.

Протяжная сирена скорой помощи нарушает относительную тишину московской ночи. Машина по привычке спешит на очередной вызов. Авария. Их сотни и ежедневно. Просто работа. Успеть, спасти. Ничего особенного.

Ленка не видела, да и не могла видеть, как ее – чуть живую, ощупывал высокий хмурый врач. Как убедившись, что признаки жизни явно присутствуют, ее извлекли из покореженной машины и аккуратно положили на носилки. Не могла слышать, как один из зевак, несмотря на позднее время, собравшихся поглазеть, сказал кому-то: «А девчонка-то в рубашке родилась! Вон как машину разворотило! Ужас один! Гоняют как сумасшедшие!»
Она вообще ничего не видела, не слышала и не ощущала. Ее на время не существовало, не было…
Врачи спокойно, без лишних эмоций делали свое дело. Разогнали любопытный народ, погрузили бесчувственную Ленку в машину, поставили капельницу, помучившись с ее плохими, тонкими венками…
- Так, куда везем? Что у нас тут поблизости? – Фельдшер смотрит вопросительно. – Первая городская, кажется? Эй, Валер! – окликает он водителя.
- Ага, она самая! – Кивает водитель. - Километра три осталось, скоро будем.
- Скорее бы не помешало.- Врач смотрит на бледное, с кровоподтеками лицо Ленки. – Позвоночник поврежден, кажется.– Он вздыхает. – Молодые, башки нет! У меня дочь такая же. Просит машину ей купить.
- Да, Семен Петрович! – соглашается фельдшер. – Страшно сейчас. В наше время такого не было.
- Не было, – повторяет врач. – Слушай, Сереж, документы были при ней какие?
- Сумку я взял из машины. Там, наверное, все. Я не заглядывал еще.
- Ну, хорошо, если так. Надо посмотреть.

Приемный покой, несмотря на глубокую ночь, был заполнен почти до предела. Народ, кто - сидя, кто - стоя, а кто – лежа на кушетках, ждет своей очереди. Работницы регистратуры не прерывают оформление ни на минуту. Тем не менее, работа продвигается медленно.
- Девочки, привет! – Семен Петрович привычно толкает дверь регистратуры и проходит внутрь.
- Привет! – Пожилая регистраторша отрывается от монитора. – Опять нам «сюрприз» привез? – Она улыбается.
- Нет, Валюш. На этот раз – без этого. Авария. Молодая девушка. Вот документы ее. Оформи по быстрому, пожалуйста.
- Сделаем! – Регистраторша берет паспорт и быстро стучит по клавиатуре. – А сама она где?
- В реанимацию отправили. Валь, ну ты прямо как первый раз замужем!
- Да, заработалась я совсем! Видишь, сколько сегодня народу. – Она вздыхает. – Чаю выпить некогда.


Спасибо: 25 
Профиль
Милана





Сообщение: 9
Настроение: Позитив с нотками грусти)
Зарегистрирован: 15.06.11
Откуда: Россия, Город белых ночей и двориков-колодцев)
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.06.11 22:32. Заголовок: 2. Темно-жел..





2.


Темно-желтый дом на окраине Москвы, маленькая, уютная кухня, тишина. Сергей сидит за столом и, не мигая, смотрит в одну точку. Сейчас, когда сознание, затуманенное алкоголем и страстью, постепенно светлело, он мог вполне трезво и ясно оценить ситуацию. Не ожидал. Не мог понять, как такое вообще могло произойти. Какая-то нелепая, дикая случайность. Сумасшедший порыв. С силой сжимает кулаки, до боли впиваясь пальцами в ладони.
Да, они поссорились с Ленкой, не общались три дня…Хотелось увидеть, почувствовать, услышать хриплый, родной голос. Тело ныло от желания при одной только мысли о ней.
«Решил проблему! Пошел мириться и переспал с ее матерью. Придурок!» - Сергею противно от самого себя. Прикуривает сигарету и делает первую, жадную затяжку. Едкий дым «растекается» по горлу. На мгновение становится чуть легче.
Щелчок выключателя и яркий свет заставляет его невольно прищуриться.
- Ты почему в темноте сидишь? – Горячие руки ложатся на его плечи.
- Марин, не надо! – Сергей морщится и резко сбрасывает их. – И свет погаси! – Он даже не пытается скрыть раздражение.
- Как скажешь. – Женщина спокойна. Ее ничуть не задевает настроение парня. Молча выключает свет, и кухня снова погружается во мрак.
Марина садится на узкий подоконник. Небрежно наброшенный шелковый халатик, едва прикрывает ее обнаженное тело.
Сергей окидывает ее взглядом. В голове тут же всплывают отрывки сегодняшней ночи. Мерзко.
- Прикройся! – Бросает Сергей, стараясь больше не смотреть на вульгарную Марину.
- А кого мне стесняться? Ты вроде все уже видел. – Она усмехается.
Сергей молчит. Не поспоришь. Он видел.
- Ты что хмурый такой? – Марина подходит к нему, пытаясь обнять. – Разве тебе было плохо, Сереж?
- А тебе весело, как я посмотрю? – Он отстраняется от ее объятий.
- Мне? – Марина делает вид, что задумалась. – Мне – нормально! Отличный секс, молодой любовник… Что еще надо?
- Ты, правда, не понимаешь?! – Сергей резко встает.
- А что я должна понять? – Марина делает вид, что не знает, что так возмущает Сергея.
- А то, что я – парень твоей дочери – это ничего? То, что мы трахались в ее комнате, на ее же кровати? Этот гребаный факт ни капли тебя не смущает?! – Он кричит почти в самое ухо Марины. Он не может поверить, что Марина и правда, такая – циничная стерва. Что ее абсолютно не трогает то, что она так подло предала свою собственную дочь.
- Нет, Сереженька! – У нее до того невозмутимый голос и спокойный вид, что он почти верит, что она действительно ни о чем не жалеет. – Жизнь одна. Почему я должна лишать себя удовольствий?
- Черт! Но, ведь она – твоя дочь!
- Ну, дочь. Ну и что? Ленка – большая девочка. Каждый в этой жизни должен рассчитывать только на себя. Верить только себе.
- Ты серьезно?
- Вполне! Меня в свое время предали так сильно... – Марина замолкает. Даже через столько лет, ей явно нелегко вспоминать об этом.
- А Ленка то здесь причем? Почему она теперь должна страдать от того, что тебе не повезло в жизни?
- Что ты заладил, как попугай?! – Марина теряет терпение. Она совсем не ожидала, что ей придется отчитываться перед каким-то мальчишкой. – Ленка твоя даже понятия еще ни о чем не имеет, а ты уже развел здесь слюни и сопли! Тьфу! Знала бы, ни за что не связалась бы с малолеткой!
- А если все-таки узнает? – Слова Марины вселяют в него надежду, что не все еще потеряно, и он игнорирует обидные выражения в свой адрес.
- Ну, разве что, у тебя хватит ума во всем ей признаться, - она усмехается. - А вообще, ей было бы полезно поучиться жизни. Пускай знает, что жизнь – это не только - удовольствия и радость. Кто еще, кроме меня, научит ее всему? Я же – мать, между прочим. – Собственные слова кажутся ей нелепостью.
- Вот именно - между прочим! Самой не стыдно?
- Слушай, мальчик! – Марина повышает голос. – Не тебе говорить со мной о совести! Не строй из себя ангела. Ты, наверное, забыл, как сам затащил меня в постель и изменял своей девушке на глазах у ее плюшевых мишек, – Марина смеется. – Так что, давай не будем! И стоило портить такую чудную ночь? Вынес мне весь мозг со своим чувством вины!
- Ты просто – редкая стерва! – Сергей понимает, что говорить с Мариной бесполезно.
- Ты будешь удивлен, но это – самый лучший комплимент для меня, - она издевательски улыбается. – Да, если у тебя – все, то не смею больше задерживать.



Такого тяжелого, изнуряющего дня у Степного не было уже давно. Три сложные, длительные операции вымотали его в конец и морально, и физически. О предстоящем ночном дежурстве не хотелось даже думать. Устал. Опускает голову на сложенные на столе руки.
Он так давно не был в отпуске, что практически забыл, как это: провести целый месяц, абсолютно ничего не делая. Он разучился отдыхать. Да, в общем, и не умел никогда.
Он любил свою работу. Даже больше, чем это было нужно. Всегда собран, требователен к себе и окружающим, трудоголик до мозга костей. Про таких обычно говорят: «Он женат на своей работе». Да, это определенно было о нем. Работа всегда была для него на первом месте. Постепенно заменила все: женщин, друзей, развлечения… Многие не понимали его, считая странным. Кто-то сторонился, недолюбливал и даже побаивался вечно хмурого, неприветливого Степнова. Его не волновало чужое мнение. Просто делал свою работу. Делал отлично, полностью отдаваясь ей весь, без остатка. Так, как умел только он один. Он не мог по другому, не видел смысла делать что-то посредственно, в пол силы. Всегда выкладывался на все сто процентов, не жалея ни сил, ни времени. Еще в самом детстве четко решив для себя, что будет врачом, он долго и упорно шел к своей цели. Школа с золотой медалью, институт с красным дипломом. Лучший студент на курсе, один из лучших хирургов в Москве. Его уважали, ставили в пример, старались попасть на лечение именно к Степнову. Считалось, что лечащий врач – Степнов В.М. – практически полная гарантия успешного лечения. Ему не льстили все отличные отзывы о нем. Степнов не умел гордиться собой. Или, просто не считал нужным обращать внимание на такие мелочи.
Степнов смотрит на большие настенные часы. Стрелки приближаются к двенадцати ночи. Облегченно вздыхает. Временное затишье обещает ему короткий, долгожданный отдых. Ложится на узкий, потрепанный диванчик, прикрывая усталые глаза. Сон не идет. В голове мелькают обрывки недавних событий, сказанных фраз, мыслей.
«Черт!» - Внезапно приподнимается на локтях, хлопая себя по лбу. «Совсем из головы вылетело!» . Встает и быстро выходит из кабинета, забывая закрыть его на ключ.

Реанимационное отделение встречает его привычным холодом, относительной стерильностью и резким запахом медикаментов. Темно и тихо. Лишь блики тусклых фонарей, да сдавленные стоны «тяжелых» пациентов. Степнов озирается и проходит дальше.
- Ой, Виктор Михайлович! – На встречу к нему выходит молоденькая медсестра. Она растерянно смотрит на него, явно не ожидая увидеть. – А мы Вас уже и не ждали.
- Правда? А я замотался сегодня, только сейчас освободился. Вспомнил, что приглашали вроде.
- Да, мы так и подумали, - медсестра кивает головой, - Не стали Вас отвлекать больше. Мы нейрохирурга на консультацию вызвали…
- Нейрохирурга? – Переспрашивает Степнов. – Что-нибудь серьезное?
- Да, оказалось – не особо. Думали – хуже.
- ДТП кажется? Что-то слышал краем уха, - припоминает Степнов.
- Да, авария. Пять часов назад привезли. – Девушка подходит к столу и роется в небольшой папке медицинских карточек. – Так, вот она. Кулемина Елена Никитична, двадцать один год. Сотрясение головного мозга, перелом ребра, вывих плечевого сустава, множественные ушибы. – Медсестра отрывается от карточки и протягивает ее Степнову.
- Легко отделалась. – Степнов листает тонкую карту. – Где она?
- Вон там, сразу у окна. – Девушка показывает на, стоящую в стороне от других, кровать.
Степнов подходит ближе. Наклоняется и внимательно смотрит. Бледное, осунувшееся лицо с кровоподтеками и ссадинами. Темные, отдающие синевой, тени залегли под глазами. Белокурые волосы разметались по сероватой подушке. Он присаживается на краешек кровати.

Холодно. Дикий, нестерпимый озноб окутывает ослабшее тело. Дрожит, отчетливо слыша бешеные удары своего сердца. Так непривычно громко они гулом разносятся в ее голове, смешиваясь с обрывками случайных мыслей. Страшно. Ощущение, что сердце не выдержит безудержных толчков и через мгновение выскочит из груди. Замирает, пытаясь успокоиться, выровнять непослушное, сбивчивое дыхание. Получается плохо. Не может унять внезапно возникшего волнения, ужаса и чего-то неприятного. Хочется раскрыть глаза, но тяжелые, слипшиеся веки не дают ей этого сделать. Они – словно чужие, не принадлежащие ей. Тупая, ноющая боль, еще минуту назад не беспокоящая ее, накрывает липкой волной. Хочет закричать, позвать на помощь, но получается лишь сдавленный стон. В ту же секунду что-то большое и теплое прикасается к горячему, влажному лбу. Боль не отпускает, но становится легче. Уже не так страшно и одиноко. Ей даже кажется, что она слышит чей-то тихий голос. Она не разбирает ни слова, но и так ей хочется слушать его бесконечно, не отпуская. Что-то убаюкивающее, теплое и согревающее… Через пару мгновений она забывается некрепким сном.

- Виктор Михайлович, Вы – гений! – Медсестра смотрит на Степнова с нескрываемым восторгом.
- Не преувеличивай, Оль! – Степнов строго прерывает ее.
- Нет, ну, правда! – Не унимается Оля. – Девочка весь вечер мечется, стонет… Не засыпала практически. Как пришла в себя и маялась. Даже обезболивающие со снотворным не помогали. А тут, ведь просто слова! Вот что значит – профессионал!
- Знаешь, иногда человеку не хватает простого понимания и поддержки. – Степнов серьезно смотрит на притихшую медсестру. – Я знаю о чем говорю.
Он смотрит на спящую Ленку.
- Если что - срочно зови меня. Я сегодня дежурю.


Спасибо: 19 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 535
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия