Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 3304
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.12.11 13:59. Заголовок: Голубки


Автор 1 части: Tia
Начало рассказа здесь:
http://kvmfan.forum24.ru/?1-24-0-00000112-000-0-0-1300188349
Автор 2 части: Failen
Название: Голубки
Пейринг: КВМ
Бета: freedom
Рейтинг: R
Жанр: Romance, AU, ООС, немножко Angst и видимо Humour
Статус: в процессе
Спасибо Насте Tia за то, что разрешила дописать рассказ и поделилась идеями! Некоторые мысли у нас совпали
Спасибо forget-me-not за быструю премодерацию! Катя

Спасибо: 26 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 17 [только новые]







Сообщение: 3305
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.12.11 14:05. Заголовок: Примечание: сегодня..


Скрытый текст


После экскурсии по поселку на раритетном мотоцикле участкового Кулемина приехала в общежитие совершенно вымотанная. В коридоре стояла тишина. Двери в комнаты были закрыты. Девушка прошла на кухню. За столом сидел Кирилл и уплетал из тарелки борщ. Худоба парня поразила Лену ещё во время первой встречи с ним.
«Нужно у матери спросить, все ли с ним в порядке», - отметила автоматически.
- Привет, – Лена поздоровалась с соседом и достала пакет с огурцами из холодильника.
- Привет. - Парень вытер рот рукавом рубашки и отложил ложку в сторону. – Меня Кирилл зовут.
- Знаю уже. Я Лена.
- Как день прошёл?
- Нормально, – улыбнулась.
- Чем занималась сегодня?
- Работала. – Лена мыла овощи и складывала их в миску.
- Понятно. – Кирилл встал и подошёл вплотную к Ленке. – Планы на вечер есть?
- ЧЕГО?! – Кулёмина повернулась и посмотрела на парня: – Тебе лет сколько?
- Четырнадцать… почти. Но разве возраст имеет значение? – Парень нагло ухмыльнулся и осторожно положил ладонь на задний карман девичьих джинсов.
Ленка открыла рот и часто захлопала ресницами, потом схватила из раковины огурец и замахнулась:
- А ну, пошёл вон отсюда! Ща так шваркну, так хотелка отпадёт!
Кирилл поднял руки вверх и сделал два шага назад:
- Лен, да ты что, я же это… я же просто… я же…
- Для тебя я - Елена Никитична, и не тыкай мне тут! А теперь вали отсюда, пока цел!
Парень вышел быстро из кухни, а Ленка поморщилась и засмеялась: «Акселерат недоделанный. А я за его здоровье испугалась… Да, сынок, конечно, у Райки оболтус ещё тот, Казанова малолетний… Надо поинтересоваться у Виктора Михайловича о его поведении в школе, а то неизвестно, что от такого паренька ждать, лучше быть наготове».
Лена достала деревянную доску и принялась нарезать овощи. Сегодня она решила ограничиться салатом. Хотя строго-настрого приказывала себе питаться правильно, чтобы набрать несколько килограммов для нормального веса. Но у неё никак не получалось. Она много работала, поесть основательно удавалось редко.
- О, готовишь?
Ленка повернулась. В дверном проёме стоял Виктор.
- Салат, что ли, режешь?
- Ага.
- А что так негусто?
- Да готовить не хочется.
- Понятно. - Мужчина достал из холодильника замороженную курицу. – Сейчас мы тебя накормим, а то тощая такая…
- Чего?! – Ленка уронила огурец. – Я тощая?!
- Да успокойся. Это относительно меня, другим, может, и нравится. Картошку не почистишь? – мужчина повернулся и протянул Ленке ведерко с клубнями.
- Да пошёл ты! То есть ВЫ! – Ленка схватила доску, огурцы, миску и вышла из кухни.
Степнов ухмыльнулся и вытряхнул картошку в раковину. Сзади хлопнула дверь. Мужчина обернулся - рядом стояла Лена:
- Может быть я и тощая, с чем я, кстати, не согласна. Зато Вы - сухарь и грубиян.
Мужчина слегка улыбнулся, приподнимая уголки губ:
- А ещё, мне по барабану, что ТЫ обо МНЕ думаешь!
- Что и требовалось доказать, – Кулемина развела руками, улыбнулась и вышла из кухни.

Вечером, когда стемнело, Ленка вышла во двор. Села на узкую лавку и прикрыла глаза. В общаге было слишком шумно. В комнате Зои Константиновны громко работал телевизор, на кухне было накурено, пьяный Толик громко играл на гитаре, а Райка кричала на сына-оболтуса. Степнова видно не было. Свет в его комнате не горел. Лена даже думать о нем не собиралась, но так получалось, что думала. И это девушку тревожило. И совладать с распирающим любопытством она не могла. Мысли о работе не помогали, даже они не отвлекали от желания узнать, где сосед сейчас.
Рядом хлопнула дверь. Ленка повернула голову и увидела, как из подъезда выбежал растрёпанный Кирилл и рванул вперёд по дороге. Следом выбежала Райка с полотенцем в руках. Женщина всхлипывала, громко ругаясь и вскидывая руку с полотенцем в пустоту. Периодически срываясь, она хрипела в темноту дороги проклятья, туда, куда только что убежал Кирилл. Поняв, что сын давно её не слышит, она поправила волосы, перекинула полотенце через плечо и зашла в подъезд.
Не успела Рая уйти, как к лавочке едва слышными шагами подошла Зоя Константиновна и села рядом с Ленкой. Достала сигарету и прикурила:
- Ты не против?
- Нет. - Ленка посмотрела на женщину. – Зоя Константиновна, вот я живу в седьмой, вы - в двенадцатой, Рая - в одиннадцатой, Толик - в десятой, Виктор Михайлович - в девятой, а кто в восьмой живёт? Напротив меня… Там вообще кто-то живёт?
- Живёт, – женщина вздохнула, выпуская сизый дым. – Там тётка Степнова живёт. Варвара Фёдоровна.
- Да? Я ни разу её не видела.
- И не увидишь. Не выходит она из комнаты.
- Что, совсем, что ли?
- Совсем, – Зоя сжала губы. – Инвалид она или черт её знает…
- В смысле?
- История давняя. Муж у неё помер лет семь назад, Витькин дядька, с тех пор она света белого и не видела.
- Почему?
- Горем для неё это большим было. Любила она его сильно, это видеть надо, настоящую любовь словами не передашь. Он для неё всем был - землёй, водой, воздухом, жизнью. Инфаркт – никто не ожидал, никогда ж не болел. А тут вот как обухом по голове. За ним и она слегла, сразу же, как только его на тот свет проводила. Вот Витька при ней и остался.
- А дети у неё есть?
- Нет, бездетная она всю жизнь проходила. Не дал Бог своих, такое бывает… Витька для неё сыном стал, она всю любовь, что не дала своим детям, ему отдавала. Сестра её, Витькина мать, непутёвая была, пузо нагуляла, родила и в город умотала. Больше не видел её никто. Может, прибили, может, сгорела от самогонки, чёрт знает. Витьку матери отдала своей, а ребенок ей на фиг не нужен был. Она его в детский дом сдать хотела, но Варька встала стеной и к себе забрала. Своя кровь, как-никак. Вот так и воспитали его с мужем. Покойный Матвей Витьку любил, возился с ним всё детство, родных таких отцов редко встретишь. Правильно воспитал, тут уж ничего не скажешь, Витька у нас хороший.
- Да уж, – Лена махнула головой. – Это точно, недавно мне много хорошего сказал…
- А ты так быстро не суди. Ты узнай сначала человека. Витька… он ведь если полюбит, то слезинки не проронишь за всю жизнь… Он стена, та самая, про которую все говорят, но мало кто за ней прятался. Не всем так везёт. Некоторые всю жизнь на себе бремя ответственности несут. Ты молодая, не поймёшь сейчас, насколько это важно. И человек он очень хороший, а если тебе что-то не то сказал, так ты внимания не обращай, это он так…
- Как так?
- А вот так. Вырастешь – поймёшь, – женщина засмеялась и выкинула окурок в траву. – Он здесь засиделся, понимаешь?
- Нет.
- Варвара его тут держит. Она, как Матвей умер, всё на тот свет грешит отойти и Витьку этим пугает, она же мать для него. Вот он и прозябает тут, боится её бросить. Да и она ему все уши прожужжала о своём последнем желании, чтобы он рядом был, когда она того… Ой, ругала я её, а толку? Никакого. И сам Витька сердится на неё, злится, а отсюда ни ногой. Вот так уже семь лет, Степнову-то предлагали в райцентре работу, а ему пришлось отказаться, потому что Варвара начала пуще прежнего хандрить. Уж и не знаю, доктор наш к ней ходит, говорит, что давление есть, но на таблетках всё в норме. Говорит, что психиатру её показать надо, депрессия у неё, что ли. Вот так вот Леночка и живём, вот так вот…
- Понятно.
- Ой, – Зоя Константиновна, кряхтя, встала с лавки. – Пошла я. Я ж покурить по-быстрому вышла, там Галкин концерт по первому даёт, и Феденька заждался уже. И ты иди спать, а то на улице холодает, продрогнешь, не дай Бог, заболеешь. А нам врач здоровый нужен! – женщина улыбнулась и скрылась за дверью подъезда.


Следующий день оказался таким же утомительным. Единственным развлечением стало катание на местной маршрутке. В ветхом пазике скрипело все – от коробки передач до сидений. Но это в любом случае было лучше, чем тряска на мотоцикле участкового, от которого девушка сумела ускользнуть утром. Забавно было смотреть, как Василий оборачивается вслед автобусу, разглядев в окне Лену.
А вечером местный байкер не приехал, что Кулемину обрадовало - после трехчасового сидения с историями болезней и карточками хотелось пройти пару остановок пешком и подышать воздухом.
По лестнице в общаге Ленка поднималась уже привычно, словно она здесь не один год прожила. Заглянула на кухню и пожалела об этом…
- Здрассте! – протянула Рая. – Вы сегодня без ухажера? Ну ничего, он завтра утром как штык будет!
- Кто будет? – не поняла девушка.
- Да Вася ваш, - понимающе улыбнулась разбитная соседка.
- Ах Вася… Так он не мой! С чего Вы взяли? – возмутилась Лена. – Он просто подвез меня.
- Просто бывает один раз. А когда на дню по два раза, то уже не просто! И чего обижаться? А Васька сегодня занят: на станции корову поездом сбило, он акт составляет.
- Насмерть? – неожиданно Ленке стало жаль несчастную буренку.
- Да хоть и не насмерть? Что ж, в реанимацию везти? Все одно на мясо пустят, а участковый у нас животину разделывать мастер. Заодно мясца пожарят и выпьют.
- Что выпьют? – никак не доходило до Кулеминой.
- Водки! А чего же ещё? – всплеснула руками Раиса. – Да не волнуйся ты, Васька не запойный.
- Да мне вообще дела до него нет! – Ленка поспешила к себе в комнату, хлопнула дверью и швырнула сумку на кровать.
Она села на пол у стены и даже застонала от злости: «Дурдом! Уже мне дружка нашли… Только этого не хватало».
Девушке не хотелось встречаться с соседями, чьи голоса доносились из кухни, и она больше туда не пошла. Сытный ужин не получился и в этот вечер. Пришлось ограничиться булочкой и соком.
«Лягу пораньше и хоть отосплюсь», - мечтала Лена.
Но и это не удалось.

До двух часов ночи она слушала песни пьяного Толика, доносившиеся с улицы. До комнаты тот видимо дойти не мог, зато орать на всю округу сил у него хватало. Срывающимся голосом, похрипывая и глотая половину слов, он выдавал одну песню за другой. Судя по всему, устроился этот солист прямо под Ленкиным окном. Абстрагироваться не получилось, иногда Толик брал слишком высокие ноты, которые резали барабанные перепонки.
Больше всего поражало, что никому не было до него дела. Все спали. А ведь ночью на улице холодно, замёрзнет.
Ленка встала с кровати, накинула халат и вышла во двор. Быстрым шагом подошла к мужчине:
- Толик, ты чего здесь сидишь? Пошли в дом.
- Не. Мне и тут неплохо… Природа, гитара и песня – вот моя жизнь!
- Ох, неужели ты каждый день так пьёшь? Завязать не пробовал?
- А зачем? – мужчина поднял глаза на Ленку.
- А что, совсем незачем?
Толик похлопал по траве рядом с собой:
- Садись.
- Тут грязно.
Мужчина тут же стянул с себя футболку и кинул на землю:
- Так нормально?
- Не надо, ты же простынешь…
- Плевал я на эту простуду. Садись, – хлопнул ладонью по футболке и прижался спиной к кирпичной стене дома. – Не для кого мне пить бросать.
- Для себя.
- Для себя – слишком большая жертва, – мужчина пьяно засмеялся и достал из кармана пачку «Примы». - Куришь?
- Нет, спасибо.
- Молодец, а я вот курю. А ты надолго к нам приехала?
- Нет, на месяц где-то.
- Жаль…
- Почему?
- У тебя глаза добрые, я давно таких не видел.
- Толик, а давай мы пойдём в дом и там поговорим, а?
- Нет, Ленка, мне и здесь хорошо.
- Погоди, давай я плед тогда тебе принесу.
- О! – мужчина взбодрился. – И спички захвати…
- Хорошо.
Ленка бегом добежала до комнаты, схватила с кровати одеяло и рванула на кухню. Засунула спички в карман.
- Ты чего тут шарахаешься?
Ленка вздрогнула и обернулась. Совсем близко стоял Степнов в одних трусах и тёр сонные глаза.
- Не Ваше дело. Лучше бы штаны надели, - огрызнулась девушка.
- Много чести для тебя штаны надевать.
- Да пошёл ты, то есть Вы!
Ленка уже собралась было уходить, но остановилась:
- Виктор Михайлович, я вот одного понять не могу, неужели никто не слышит песен Толика?
- Ага, – Степнов почесал затылок. – Ты думаешь, почему я сейчас тут, а не сплю в кровати?
- Так, а что же вы тогда не дотащите его до комнаты? Он на земле сидит, в шортах и сланцах. Он же простынет.
- Да у него организм проспиртован, к такому ни одна зараза не прилипнет.
- Да ладно, просто всем наплевать на человека.
- Конечно, легко тебе судить. Ты тут три дня, а я всю жизнь с таким соседом живу. Да он через день сидит под окнами и горланит так, что даже собаки выть боятся. Этот алкаш один раз до дома не дошёл, под деревом завалился и уснул. А когда тётя Лида в одиннадцать вечера гнала корову домой, он проснулся. Что бы с тобой случилось, если бы ты в темноте увидела, как пьяный Толик пытается встать, кряхтя и матерясь? А тёте Лиде уже восьмой десяток пошёл. Еле откачали. Нечего его жалеть, его уже к жизни не вернёшь.
- Ну и пускай. Мне его жалко, он человек. Не хотите помогать - я сама дотащу его, – и пулей вылетела из кухни.
- Да твою ж мать! – Степнов хлопнул по столу ладонью. – У тебя пупок лопнет восемьдесят килограммов на себе переть.
- Завяжу и дальше потащу, – донеслось уже из коридора.
Виктор поспешил к себе в комнату, быстро натянул штаны и выбежал во двор. Там, согнувшись над Толиком, стояла Ленка и дёргала мужчину за руку.
- Толик, ну вставай же! Пошли! Я тебя чаем напою.
- Ленка, ну что ты… - пьяно мямлил мужчина. – Я не хочу на кухню.
- Толик, ты тут простынешь и заболеешь!
- Ленка, а я тебе сейчас песней отвечу!
- Да когда же вы, гады, успокоитесь? – из окна на втором этаже показалась блондинистая голова. – Сил уже нет! Мне завтра на работу, а они тут сабантуй устроили! А ну-ка заткнитесь, иначе сейчас выйду и тумаков надаю!
- Райка, быстро засунула свою голову откуда вытащила! – раздался грозный рык Степнова.
- Когда умолкнут все пе-е-е-есни, кото-о-орых я не зна-а-а-аю, в терпком во-о-о-о-оздухе крикнет… последний мой бумажный парохо-о-о-о-од… Гуд…
- Так, Толик, вставай, – Степнов отодвинул девушку. – Пошли домой.
- О, Витька! Михалыч, привет!
- Толик, вставай, – Лена запахнула разлетевшиеся полы халата. – Идем, я тебе чай на кухне налью.
- А поговорим?
- И поговорим, только пошли.
- Согласен. Теперь надо встать, а это проблема, – мужчина развёл руками, указывая на своё положение.
- Я помогу, – Степнов схватил мужчину за руку и резко дёрнул на себя, поставил Толика на ноги, перекинул его руку через своё плечо и потащил к крыльцу. Ленка подняла с травы футболку и пошла следом за ними.
Толик быстро разомлел в тепле и вырубился, навалившись на кухонный стол. Кулемина накрыла его одеялом.
- Довольна? – Степнов вытер полотенцем лоб.
- Спасибо, – выдавила Лена. – Блин, покапать бы его завтра, а то болеть будет.
- Не переживай, он точно найдёт, что себе накапать внутрь.
- Злой Вы.
- Я просто не люблю слабых людей.
- А что, всем быть сильными, как Вы?
- Каждый сам за себя решает.
- И не Вам их судить. Может, у него жизнь тяжёлая была.
- А ты найди лёгкую жизнь, тогда и поговорим.
- Много Вы понимаете.
- Уж побольше тебя.
- Да, конечно. Через меня каждый день столько судеб проходит, сколько Вам и не снилось.
- Иди спать, мать Тереза.
- Ну и козёл же ты. То есть Вы.
- Какой есть, – Степнов развёл руками, улыбнулся и вышел из кухни.
- Да уж, какой есть…
Ленка закусила губу, провожая широкую мужскую спину взглядом.

http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000246-000-40-0


Спасибо: 50 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 3330
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.12.11 17:30. Заголовок: http://i.pixs.ru/st..


Лика!

Спала Кулемина плохо. Наступившее утро тоже оказалось безрадостным: отключили горячую воду. Ленка ринулась было на кухню со своей кастрюлькой, но там на всех четырех конфорках стояли бачки и ведра соседей. Наивная москвичка высказала предположение, что проблемы в коммунальном хозяйстве будут кратковременными.
- Что? – засмеялась Раиса. – До октября горячей воды не будет. Котельную закрыли на ремонт. Ты где вчера была? Мы же говорили об этом!
- До октября? – Кулемина была в шоке. – А как теперь мыться? Баня есть в поселке?
- Так баня тоже от котельной работает, – соседка удивилась бестолковости командированной. – Это же тебе не Москва! Так вот и будем с чугунками бегать, пока отопление снова не дадут. Но мне хорошо – на работе бойлер есть, после смены помоюсь без проблем. А ты теперь только вечером в душ попадешь. Сейчас там уже очередь.
Злая Ленка, как могла, причесала лохматые волосы, стянула их в ненавистный хвостик на затылке и вылетела на улицу. И чуть не врезалась в железного коня участкового. Сам хозяин транспортного средства ждал тут же, улыбался во весь рот.
- Ты зачем меня караулишь? – напустилась на него Кулемина. – Автобус ходит, мне на нем удобнее ездить! И вообще, соседи уже всякую ерунду говорят. Не приезжай за мной больше.
- Лена, - физиономия у Билялетдинова поскучнела, но он попытался убедить девушку в искренности своих намерений: - Да не слушай ты своих соседей! В этом чудильнике наплетут всякой жути. Давай я после работы заеду? И шашлыками тебя угощу? Мясо свежее…
- Взятки берешь убитыми коровами? – у Ленки от возмущения более деликатных слов не нашлось.
- Чего?! – выкатил глаза Василий, не ожидавший, что симпатичная докторша так резко отзовется о его профессиональных качествах.
- Ничего. Я на автобус опаздываю. - И девушка побежала к остановке.
Автобус стоял там уже несколько минут. Водитель давно бы мог ехать, но и сам он, и пассажиры с интересом наблюдали, как приезжая ссорится с участковым. Поэтому Лена успела сесть в маршрутку, а неудавшийся ухажер так и остался торчать возле своего мотоцикла.
И весь день у Елены Никитичны прошел так же «замечательно», как и начался…

Главврач не зря носил фамилию Зоркий. Он оценил способности молодого терапевта и решил воспользоваться её услугами в полной мере: устроил диспансеризацию пожилого населения. Вместо приема в поликлинике Кулемина на больничном УАЗике до вечера навещала бабушек и дедушек в двух соседних деревеньках. Водитель машины Петрович оказался ходячим справочником: он знал всех пациентов и этим сильно помогал Лене. Но с другой стороны, мужчина начинал болтать со стариками, пытался присесть попить чаю и намекал, что с чаем хорошо идет сало. Кулемина сначала ждала Петровича, а потом рассердилась и стала подгонять его.
Замученная и голодная, Лена вернулась в общежитие и, не переодеваясь, рухнула на кровать, а проснувшись, не могла понять, который час.
Было тихо и темно. «Дожилась. Как свинка немытая спать завалилась. Хорошо, что мама не видит, заболела бы от стыда», - девушка потихоньку вышла на кухню и стала готовить себе еду.
Мерзлые сосиски сначала шипели на сковороде, потом замолчали, накрытые яичницей. Сверху на это пузырящееся великолепие Ленка высыпала соленые сухарики и положила пару ломтиков сыра. Даже в комнату к себе не пошла, села есть на кухне, обжигаясь и торопясь.
- Поздно гуляешь. Утром на работу проспишь, - раздался за спиной знакомый холодный голос.
Кулемина чуть сковородку не уронила от неожиданности.
- А что Васька? Накормить-то тебя не мог? Или не успели? – продолжил Степнов.
Ленка от обиды просто застыла, даже не возмущалась.
- Там комендантша просила сказать, что воду тебе грела в синем ведре, - мужчина кивнул на плиту. – Наверное, ещё не совсем остыла.
Он ушел, девушка посмотрела в темное окно и прошептала:
- Хороший человек. За ним - как за каменной стеной…
И уже не сдерживая себя, продолжила:
- Козёл, даже поесть не дал спокойно.
- Ты с козлами поосторожнее, - опять возник в дверях кухни Степнов. – Не знаю, как в городе, а у нас тут за это получить можно.
Лена поставила сковороду на стол и ушла к себе в комнату…

- А почему нельзя водонагреватель установить? – хмуро поинтересовалась Кулемина у Зои Константиновны утром, глядя на плиту, занятую емкостями с водой.
- И кто его тебе купит? И куда установит? – воскликнула соседка. – У нас стены, как ватные, фотокарточку в рамке не держат. А ты про нагреватель говоришь!
- Самим купить, сложиться… - Лена представляла, что в общежитии что-то делается всеми жильцами вместе.
- С кем складываться? С Толиком? Он вон даже еду себе купить не может, что-то с твоей сковородки недавно слопал! – подбоченилась комендант. – И Райка задавится деньги дать. Она и сама на работе намоется, и сынка туда проведет.
- Кто у Степнова за больной ухаживает? - тихо спросила девушка.
- Он ей в комнату воду носит, иногда Раиса помогает…
- Ясно, - кивнула Лена. Ночная злость на Виктора ушла. Осталось просто чувство обиды за то, что Степнов счел её гулящей.
«Да пусть думает что хочет! Козел… нет… Баран! Но до чего симпатичный, паразит…» - Ленка невольно вспомнила, как он двигается и усмехается. Её тянуло к этому мужчине, хотя прежде Кулемина такого острого желания ни к кому не чувствовала. У неё был бурный роман со старшекурсником в самом начале студенческой жизни, но и тогда таких ощущений не наблюдалось.
«Отсутствие регулярной половой жизни вредно на меня действует, - врач сама себе поставила диагноз. – Или избыток кислорода возбуждает? Воздух здесь обалденный!»
Лена дождалась машину, поздоровалась с водителем и приготовилась к вояжу по дворам и квартирам пенсионеров в самих Голубках. Удивилась, когда в списках пациентов не увидела фамилии Степновой, но долго раздумывать над этим фактом ей не пришлось – не до того было.
И вечер этого дня ничем не отличался от предыдущего. Только готовить ужин на кухне Кулеминой совсем не хотелось. Она нагрела воду в маленьком электрочайнике и заварила себе суп из пакетика, хотя точно знала, что это не нормальная еда, а сплошная синтетика. Обливание некоторых частей тела чуть теплой водой тоже восторга не добавило, но ждать, пока нагреется вода, сил не нашлось…

На другой день по дороге домой Степнов встретил участкового. Прошел бы мимо, но тот сам остановился и заговорил:
- Вить, как там ваша новая соседка живет? Все у неё в порядке?
- Это ты у меня спрашиваешь? – удивился физрук. – Я её вижу редко. Она же с тобой зажигает!
- Зависть – вредное чувство. Через это дело правонарушения регулярно происходят, - важно сообщил страж порядка.
- А чего мне завидовать? Это ты переживать должен. Наши бабы обязательно Зоркому расскажут, что ты его работницу по ночам укатываешь.
У Василия брови поползли вверх под фуражку, а изо рта вырвалось какое-то неясное мычание. Но потом боевая выдержка возобладала и мужчина произнес:
- Как по ночам? Я же только довез её…
Тут Степнов сообразил, что в этой истории что-то не совпадает, и задал неожиданный вопрос:
- Или она ещё с кем-то гулять успевает, а ты не в курсах?
На лице Билялетдинова одно выражение чувств сменяло другое. На смену злости пришла глубокая задумчивость, а потом появилось озарение:
- У вас в общаге все ненормальные! Да она три дня уже пенсионеров осматривает! В Тополево ездила, в Шалоболино… На Выселках была! – милиционер поднял вверх палец, чтобы Степнов проникся объемом и сложностью работы, выполненной доктором Кулёминой.
Виктору стало стыдно. Он вспомнил, как Ленка ночью ела яичницу со сковородки…
- Как она там? Ваши бабы характер свой не показывают? – голос участкового вырвал Степнова из размышлений.
- Да никто к ней не пристает, - пожал плечами Виктор, хотя в памяти тут же всплыла картинка туалетного потопа.
На том мужчины и расстались, но Степнов даже предположить не мог, что именно в это время Лена опять находится в центре коммунального катаклизма. Подходя к дому, мужчина услышал визгливый голос Раисы, кудахтанье Зои Константиновны в вокальном сопровождении Толика и поспешил на кухню.
- Здесь, то-о-олько зде-е-есь… так хо-о-о-очется напиться-а-а-а! В короткой ю-у-у-бке ходит но-о-очь за мно-о-о-ой… - хрипел сосед.
- Сколько мы теперь так сидеть будем? – орала Райка.
- Ну она же не знала!!! – пыталась доказать что-то комендантша.
- А ну заткнулись все! – рявкнул Степнов.
Бабы замолчали, но Толика заткнуть было не так-то просто:
- Пар-р-риж-ж-ж! Я не хочу домо-о-ой!
- Я тебе сейчас покажу Париж! – разозлился Виктор, сгреб алкаша за шкирку и запихал его в туалет.
В относительной тишине удалось узнать, что в доме отключилось электричество.
- Эта идиотка кипятильник себе купила! Самый здоровый выбрала! Вот от него пробки и вышибло! Хорошо, что дом не сгорел, проводка же старая! – Райка сама была похожа на кипятильник: щеки полыхали, а взгляд обжигал. – Достали эти командированные! Пусть в больнице живет. Там палаты пустые есть!
- Это я виновата, не предупредила, – пыталась оправдаться Зоя Константиновна. – Откуда ей знать? Не знала она!
- Зоинька, не волнуйся так, - успокаивал супругу Федор Михайлович. – Ты же позвонила электрику! Ничего страшного. Это не в первый раз.
- Что вы орете? Могли бы предохранители сами проверить, - прервал этот гвалт Степнов.
Он сходил к щитку, вывинтил пробки и уже на кухне обнаружил, что там стоят «жучки» из проволоки.
Теперь пришла очередь возмущаться Виктору:
- Кто тут хозяйничал? Райка! Это твой балбес, больше некому! Не мог новые купить?
- Я же говорил, что Елена Никитична не виновата, - подал голос тезка Достоевского.
- Ага, святая она! Только бы на Костика что-то свалить! Может это Толян «жучки» сделал? - шумела Раиса. – У вас детей нет, вот и валите все на моего!
- Да Толику вообще все равно, со светом жить или без него! Сделаю я вам свет, только идите по комнатам и над душой не стойте! – обратился к соседям Виктор.
Через несколько минут все было в норме. Обитатели общежития успокоились и занялись своими привычными делами: смотрели телевизор, готовили ужин и обсуждали последние новости и происшествия. Толик выполз из туалета и отправился на улицу, а Степнов постучал в комнату Ленки. Дверь была не заперта и отворилась, Виктор заглянул внутрь…
Временная хозяйка седьмой квартиры сидела на полу у стены и плакала. Гость не ожидал такого, растерялся и попытался успокоить Кулемину:
- Лена, ты что? Разве из-за такой ерунды стоит плакать? Да у нас почти каждый день кто-нибудь скандалит. Не обращай на это внимания.
- Да что ты понимаешь? То есть Вы… Я устала, как сволочь, и даже помыться не могу, потому что плита занята всегда. А из крана ледяная вода течет! И вообще… У меня сегодня день рождения. Я только по дороге домой вспомнила-а-а-а, - всхлипывала девушка. – Конфеты купила, думала… чай на кухне… со всеми, а тут снова сканда-а-ал…
Степнову стало совсем тошно: «Ну Гаврилыч, заездил девчонку. Сбежит завтра же и права будет». Но тут в голову мужчине пришла хорошая мысль:
- Пойдем со мной в баню?
- Ты… Вы… Совсем с ума сошли? – Ленка даже плакать перестала. – Что вы все ко мне как к последней проститутке лезете? Пошел вон! Гад такой…
Она схватила тапок и бросила его в Степнова. Но физрук проявил спортивную ловкость и поймал обувь.
- Да я ничего такого не думал, - пояснил он девушке. – Просто когда воды горячей нет, я хожу к одной бабке в баню. Дрова ей колю на зиму, вот она и разрешает. Ты одна мыться будешь. Закроешься, и никто не войдет.
Кулемина поверить не могла в такое счастье, но тут же кивнула головой в знак согласия.
- Собирайся и выходи за общагу. И конфеты свои прихвати, там чаю и попьем, - распорядился мужчина и ушел.
Ленке стало стыдно: она ведь решила, что Степнов хоть и грубо, но обратил на неё внимание.
«А он просто меня пожалел. Размечталась! Ему вон Райка глазки строит, у неё из всех халатов грудь выпирает. Ладно, хоть помоюсь, и то хорошо…»





Спасибо: 52 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 3346
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.12.11 14:35. Заголовок: http://i.pixs.ru/st..


Лика!

Они шли минут тридцать. Сначала через пустырь, потом через березовый лесок, и уже после небольшого овражка оказались на дальней улице. Она так и называлась – Дальняя. Ленка время от времени смотрела в спину Степнову и вздыхала.
Степнова интересовал другой момент: «Почему она сказала «Все лезете»? Кто все? Васька так сразу приставать бы не стал. Он только с виду генерал, а с бабами никак договориться не может. Я её и пальцем не тронул… Кто же к ней клеился? Может, главврачу бес ребра чешет?»
С одной стороны, докторша была вполне симпатичной, хоть и худой, но с другой… Непривычной казалась манера всегда ходить в джинсах и широких футболках, раздражало её желание возиться с тем же Толяном, безотказность… По уму она не должна была полы мыть в туалете: за командированных комендантша деньги получает. Не должна была алкаша домой тащить, а уж кормить всю общагу конфетами… Жили же здесь и другие врачи, работали по-разному, но никто так странно себя не вел.
В ворота Виктор вошел первым.
- Теть Нюра! - позвал он.
- Да здесь я, не кричи, - отозвалась хозяйка.
- Я сегодня не один…
- Вить, мы же договаривались, что ты баб водить не будешь! Мне зараза в бане не нужна! – возмутилась женщина, и Ленка остановилась, не решаясь пройти во двор.
- Да никакая это не баба. Врач наш новый. Она же, наверное, и у тебя вчера была? – совершенно невозмутимо ответил Степнов и отодвинулся в сторону, чтобы строгая бабка могла увидеть гостью.
- Ой! - хозяйка прижала руку ко рту, смутилась. – Извиняйте, доктор! Я же не знала…
- Это Вы меня извините, - Лене было не по себе.
- Проходите! Баня уже поспела, я вот помылась. Идемте, все там покажу, а Витька после сходит, ему пожарче нужно, чтобы попариться, - бойкая бабулька в розовых пластиковых шлепанцах и ситцевом халате повела Кулемину за собой. По дорожке, выложенной потрескавшимися кирпичами, они дошли до баньки, где Ленка получила полный инструктаж в отношении тазов, ковшиков и емкостей с водой. И после этого девушка оказалась в раю… Пахло смородиной и мятой, окно было занавешено плотной шторкой, а мощный крючок надежно держал дверь.
- Кайф… - Лена растянулась на теплом полке и глаза закрыла от удовольствия.

Мужчина прикинул, что новорожденная быстро помыться не сможет, и решил расколоть несколько чурок. Он зашел за баню и летнюю кухню, вдоль которых были сложены будущие дрова, достал топор и приступил к делу.
Дрова хозяйка берегла. Печку в доме топила углем, а древесину экономила для бани. Обрубки старых яблонь, куски от ствола тополя с улицы, остатки столбиков от изгороди – все шло в дело. Машину березовых коротышей Степнов расколол давно, а теперь возился с рухлядью. С очередной корягой пришлось помучиться долго, а после этого Виктор обнаружил, что под самой крышей имеется оконце - маленькое, затянутое пыльной паутиной, полной дохлых мух, щепок и сухих листьев. Мужчина решил, что окошко выходит в кухню и, встав на кривые чурки, добросовестно убрал паутину. А потом заглянул внутрь…
Степнов прежде никогда не наблюдал за обнаженной женщиной со стороны, так чтобы она ничего не боялась и не видела, как её рассматривают; чтобы не старалась понравиться, не изображала из себя что-то. Банная лампочка светила тускло, но это не помешало Виктору увидеть округлые ягодицы и длинные ноги его новой соседки. Вот девушка села, подняла руки и потянулась, выставив вперед соблазнительные грудки, на которых поблескивали капельки пота.
Внезапно чурки под ногами Степнова стали разъезжаться, и он едва успел ухватиться за ветки яблони, чтобы не рухнуть. Висеть в воздухе и придерживать ногами разномастные обрубки было сложно, но допустить, чтобы все это загремело, мужчина не мог. Извернувшись, он смягчил падение деревяшек и вздохнул с облегчением:
«Блин, попался бы за гляделками, как пацан…»
Подошел к замшелой деревянной бочке и опустил голову в воду, потом отплевывался, потому что вода пахла тиной.
«Там, поди, и головастики водятся… - поздно сообразил Степнов и сделал неожиданный вывод: - А докторша под одеждой совсем не худышка!»
Ленка из бани вышла снова в джинсах и футболке, довольная и румяная. Выглядела она как и прежде, но теперь Виктор точно знал, какие прелести скрывает эта бесполая одежка.

Кулемину хозяйка усадила на диванчик в беседке.
- Самовар поставила, скоро будет готов, - сообщила бабушка Нюра, которой докторша понравилась тем, что не ходила в голозадой юбке и не красилась. Также вызывал уважение факт, что врач сама ездила по домам и в самом деле осматривала стариков, а не просто здоровалась с ними.
- Спасибо, - ответила Лена и, прислонившись головой к столбику беседки, уснула.
А когда открыла глаза, то увидела на столе перед собой тарелку с пирожками, банку с молоком и несколько свежих огурчиков.
- Это у меня первые огурцы! – гордо сообщила хозяйка. – Но молоко только от козы, если не терпите такое, так я чаю налью.
Кулемину все устраивало. Она первый раз в жизни пила козье молоко и удивилась, узнав, что щавель кладут не только в суп, но и в пироги. А баба Нюра смаковала дорогущие конфеты и обсуждала со Степновым последние новости. Пожилая женщина была рада поговорить с кем-нибудь, потому что давно жила одна, а по гостям особо не ходила.
До общаги Лена и Виктор опять шли молча, уже перед крыльцом мужчина глянул в окно кухни и обратился к девушке:
- Ты отдыхай, а мне нужно на плиту посмотреть, барахлит. В следующий раз баня будет во вторник.
Лена и не сопротивлялась, она спать хотела до ужаса и отключилась быстро, даже пакет с банными принадлежностями не разобрала. И не слышала, как бурно обсуждала её моральные качества возмущенная Раиса Максимовна Дудина…
- Родной человек пластом лежит! А ты с какой-то городской свистулькой по кустам обжимаешься? Воды тетке подать некому! Может твоя докторша подаст? Так она даже не зашла ни разу, хоть и знает, что тут лежачая больная!!! – орала Райка. – Я бьюсь из последних сил!
- Да ничего ж такого не случилось! – пыталась успокоить соседку комендантша. – При чем тут кусты?
Зоя Константиновна до смерти боялась, что приезжая врачица сейчас некстати выйдет на кухню и дело закончится не только скандалом. Женщина знала, как давно и старательно обхаживает своего соседа Раиса, так что терпеть соперницу точно не будет. Но Степнов прекратил вулкан страстей самостоятельно:
- Рай, если тебе трудно - не бейся. Найду другую помощницу. Или я тебе за Варвару мало плачу? – резко спросил он. – Ты хочешь больше получать? Так у меня больше нет. Можешь не орать зря.
Блондинка тут же замолчала, словно подавилась криком, а потом всхлипнула и протянула:
- Вить, я же не про это… Ты же мне…
- Я тебе ничего не обещал. И незачем крик поднимать, - ответил Виктор и ушел.
Раиса плакала, а Зоя Константиновна не знала, утешать её, или не стоит. Уж больно взрывной характер был у Дудиной.

На следующий день, в субботу, Ленка спала до естественного просыпания, а потом ушла на работу и долго возилась там с карточками и рецептами пенсионеров. Вечером в общаге было подозрительно тихо. Соседи куда-то испарились, даже Толик отсутствовал, и Кулемина в одиночестве готовила себе ужин.
«Куда же все пропали? Чем здесь люди в выходные занимаются? - недоумевала девушка. – И Степнова так долго нет дома. А как же его тетя справляется одна? Непонятная какая-то пациентка. Нужно узнать, отчего её в списках пенсионеров нет».
Доктор Кулемина и в выходные никак не могла забыть про свою работу. Но её размышления были прерваны вторжением соседей, по которым она уже почти соскучилась.
- Лен, займи денег! – запыхавшийся Кирилл состроил несчастную рожицу и стал рассказывать: - Мамке зарплату все время задерживают, у нас уже совсем продуктов нет.
Лена кивала, а сама вспомнила, какие пышные котлеты на днях жарила мать парня. Неприятно было его откровенное вранье, а потому и помогать не хотелось.
- Нет у меня денег. Нужно ехать в ваш райцентр и в банке с карточки снимать. Сколько раз в день автобус туда ходит?
- Два, - с лица Райкиного отпрыска сошло страдающее выражение, теперь он просто пялился на девушку, откровенно и нагло.
Ленка ушла к себе в комнату, но минут через пять услышала шебуршание у двери и открыла её.
- Лен-на… Ты это… Ну хоть десятку займи, - трясся с жуткого бодуна Толик. – Полечиться надо… Я отдам. Честно!
Получив деньги, мужик тут же потащился на улицу. Девушка вернулась на кухню и выглянула в окно: Толик ковылял к дороге и махал рукой своим собутыльникам, поджидающим его у фонаря на остановке.
«Да, Зоя говорит, что этого бухарика отучить пить невозможно. Ни гром, ни молния не остановят его на пути к очередной бутылке. Но с такого похмелья до морга пара шагов. Нужно попробовать его покапать… Никто же не пробовал…»
Однако гром грянул совсем не над Толяном. Под разряд молнии попала сама Ленка, как раз в воскресенье утром…






Спасибо: 49 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 3347
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.12.11 17:22. Заголовок: Лена Bello4ka сделал..


Лена Bello4ka сделала замечательную обложку к рассказу!


Лена!

Спасибо: 32 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 3364
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.01.12 08:38. Заголовок: http://i.pixs.ru/st..


Лика!

Скрытый текст


Начало дня оказалось ясным и солнечным. Кулемина встала рано, налила воды во все емкости на плите, включила конфорки на полную мощность и уже через пару часов занялась стиркой, поставив поблекший пластиковый тазик в раковину на кухне. Позже развесила джинсы и футболки на проволоке, натянутой на улице между столбом и стеной общаги. И теперь выжимала белье, напевая себе под нос и улыбаясь. Настроение после бани было обалденным.
- А чего всю веревку заняла? Не одна живешь, другим тоже нужно, - буркнула Раиса, входя на кухню.
- Доброе утро! – обрадовалась Ленка. – А я воды всем нагрела. И пока Вы постираете, я уже сухое сниму.
- Ты мне воды нагрела? Лапала мое ведро? – тут же возмутилась соседка. – Не смей больше! Не хватало ещё, чтобы всякие гулящие мою посуду трогали!
Лена сначала даже не поняла, что ей только что сказали. Не было никакой причины для такого взрыва. Девушка повернулась и в шоке уставилась на рассерженную женщину.
- Чего вылупилась? – ещё сильнее завелась Дудина. – Тебя сюда отправили в больнице работать, а не семьи разбивать! И не лезь в чужую жизнь! А то больно шустрая, сперва с участковым кувыркалась, теперь уже другого подавай! Кого потом захочется?
- Вы в своем уме? Какие семьи? С кем я кувыркалась? – Кулемина быстро отдышалась и пыталась во всем разобраться.
- Что ты дуру из себя строишь? Зачем к Виктору пристаешь? У нас… семья, - срывающимся голосом выговорила Рая.
Первым желанием Ленки было оправдаться, объяснить, что никаких отношений у неё ни с Василием, ни со Степновым не было. Но тут девушка поняла, что её попросту обозвали проституткой, а такое она спускать никому не собиралась.
- Ах, семья? – прищурив глаза, переспросила Ленка. – А чего же вы в разных комнатах живете?
- Не твое дело! – заверещала женщина. – Ты сиди у себя и не высовывайся, пока башку не оторвали!
- И деньги со Степнова за Варвару тоже по-семейному берете? – невозмутимо продолжала Лена.
- Да ты… Ты вообще! Подстилка городская! Да я заявление напишу, пусть тебя диплома лишат за твои гульки! В район напишу! – И Дудина в ярости шагнула навстречу ненавистной соседке, чтобы испугать её, загнать в угол.
Но у докторши реакция была быстрее, и таз холодной воды остудил горячую голову соперницы.
- Что за вопли с утра? – прозвучал голос Степнова. – Кран сорвало?
Виктор не слышал самого разговора, он разглядывал мокрую Раису, задыхающуюся, обтирающую лицо и волосы руками.
- Да я помирать буду, но к тебе не приду. И всем расскажу, кто ты на самом деле есть! – пообещала Ленке соседка и ушла из кухни.
- Что случилось? - Степнов привык, что на его вопросы все всегда отвечают немедленно.
- Нормально все, просто вода на плите ещё не закипела, - вежливо сообщила Лена.
- И из-за этого скандал? – не поверил мужчина. – А чего она вся мокрая?
- Дождик был на улице, - ответила девушка, собрала свои вещи и ушла.
- Какой дождик? – не понял Степнов, выглянул в окно на залитый солнцем пустырь и хмыкнул.
- Витя, - в дверях появилась Зоя Константиновна. – Райка Лену обозвала, сказала, что она и с Васькой, и с тобой шухарит.
- А ты откуда все знаешь? – опешил мужчина.
- Так я в душ за тазом зашла, а тут как раз Дудина заорала, ну… я дверь открыла и прислушалась. – Комендантша была озабочена: - Она хоть её не ударила?
- Кто? Кого? – не понял Степнов.
- Ну Райка докторшу, - Зоя Константиновна говорила приглушенно, озираясь в сторону коридора. – Бешеная баба.
- Не, все живы, - усмехнулся Виктор. – Доктор свое дело знает, их же учат психов усмирять.
- Да Раиса скоро лопнет от ревности. Ты зачем приезжую в баню повел? Уж весь поселок знает про это, - женщина покачала головой.
- Ну я же ей спинку в бане не тер! – воскликнул Степнов и сплюнул. - Да она вообще мне…
Но больше он ничего не сказал. Просто ушел. И уже сидя в комнате перед телевизором, неожиданно понял, что не думает о новой соседке как прежде. И не тощая она вовсе, и точно не килька. Воспоминание о длинноногой обнаженной красавице будоражило кровь. От сладких грез мужчину отвлекли вопли музыкального соседа. Толян был в ударе, несмотря на раннее время:
- Пойдем-ка выпьем… не грусти, ведь ра-а-а-адость вся в вине-е-е-е.
- Не пра-а-аменяешь ты друзей на женщин, знаю я-а-а-а...
Потом раздалось надсадное кашлянье, и хриплый голос продолжил с середины строчки:
- А нам нужно было три-и-и рубля-а-а…
- Скотина! Ни днем, ни ночью покоя нет! Чтоб ты сдох, козел! – завелась с пол оборота Раиса. Но соседи прекрасно понимали, что не алкаш был причиной её гнева, просто горе-певун стал громоотводом для разрядки обиженной женской души.

Кулемина не стала выяснять, что в провинции люди делают в выходные дни. Она ушла на работу. Больных в эти выходные в стационаре не было, дежурная фельдшерица Любовь Сергеевна обрадовалась Ленке, тут же вытащила лоток с сырниками и поставила чай.
- Елена Никитична, как я Вас понимаю. Ну какая радость в командировке? Дома бы и дела нашлись, и развлечения, а тут все чужое. Я вот тоже сижу здесь как проклятая. Но деваться некуда, у нас пока скорая приедет из района, так уже и поминки справить можно, - сетовала на свое дежурство женщина. – А у меня дочка внучков на лето привезла, мой там с ними очумеет за сутки.
Так хорошо было слушать рассказы о проказах пятилетних двойняшек, есть домашние сырники и запивать их чаем из большой кружки. Казалось, что вовсе нет в мире полоумной соседки Райки с её наглым сынком, пьяного Толика и облезлой общаги. Из всего, что окружало Кулемину в этой действительности, она оставила бы только Степнова.
Девушка вздохнула и пошла к себе в кабинет. Уж чего-чего, а писаниной её работа не обделила. В любое время было что заполнять и оформлять.

В понедельник Лена вернулась с работы поздно, только чтобы не сталкиваться с соседями. А весь вторник мучилась вопросом почти Шекспировского масштаба: «Идти в баню или не идти?»
С одной стороны, она не собиралась пугаться какой-то скандалистки. А с другой, очень переживала, что больная на всю голову соседка в самом деле напишет жалобу. Никаким способом потом не докажешь, что тебя оговорили. Лена могла послать Дудину матерно и просто скрутить могла, чтобы та завыла от боли. Но на чужой территории в рабочей командировке это было немыслимо. Однако вопрос разрешился сам собой.
- Елена Никитична, приходите к нам вечером, в баньке попаритесь. А то у вас в общаге никаких условий нет, - журчал в допотопной трубке местного телефона голос добродушной фельдшерицы.
Счастливая Кулемина примчалась к себе, собралась и уже на выходе столкнулась со Степновым. От неожиданности покраснела и смутилась, промямлила неуверенно:
- Я не смогу сегодня. Вы извините, меня тетя Люба, ну Любовь Сергеевна, пригласила в гости… И в баню тоже.
- Да вопросов нет. Я один не заблужусь, - пожал плечами мужчина. Но вслед девушке посмотрел очень внимательно.
Вечером до общаги Лену на машине довез муж фельдшерицы. Целые сутки у молодого врача было ощущение, что жизнь налаживается. А потом Любовь Сергеевна вышла в очередную смену и, с трудом сдерживая себя, сообщила, что мужу своему верит, но «люди зря говорить не будут», так что больше она Елену Никитичну в баню пригласить не сможет.
При всех реветь было неудобно, зато ночью девушка так рыдала, что едва смогла успокоиться самостоятельно. И теперь все время Лена проводила на работе, у себя в кабинете. Выходила только по необходимости. В общагу возвращалась поздно. И даже готовить на кухне перестала. Тем более что из общественного холодильника стали пропадать Ленкины продукты.

Неделя закончилась, а наступивший понедельник приготовил сюрприз из разряда «и смешно, и грешно». Началось все с того, что на прием к доктору Кулеминой заявился Василий Альбертович.
- Елена Никитична, вот, решил пройти профосмотр, - серьезно доложился бравый участковый. – Ну и прививки у меня не все поставлены. Кажется, от скарлатины нет… Или от дифтерии. Вы там посмотрите в моей карточке.
- Так Ваша карточка в районе должна быть, Вы же там медосмотр проходите, - не поняла такого порыва врач. Не ожидала она от молодого мужчины проявления страсти к хождению по поликлиникам. Но Билялетдинов был упрям и не собирался уходить. Лена померила ему давление, посчитала пульс, заглянула в горло, едва не расхохотавшись от того, как старательно пациент разинул рот и выпучил глаза. И потом повела в кабинет все к той же Любови Сергеевне.
- Любовь Сергеевна, вот тут про прививку спрашивают, а карточки у нас нет. Наверное, у вас есть списки вакцинированных? Можно посмотреть? – девушка старалась решить все как можно скорее и сдать блюстителя порядка в надежные руки фельдшера.
- А кто там пришел? – спросила из-за ширмы хозяйка кабинета.
- Теть Люба, это я! – сообщил пациент.
- Вась, а чего это ты вдруг про прививки вспомнил? – ошеломленная «теть Люба» выглянула из своего укрытия, окинула взглядом милиционера и опять скрылась. – Подожди, я сейчас освобожусь. Ты пока рубашку сними, все одно найдем чего тебе уколоть, раз уж пришел…
Мужской стриптиз Ленка пару раз видела. Мускулистые крепкие парни красиво двигались под музыку, дарили женщинам улыбки и многообещающие взгляды. И раздевались они шикарно и естественно, а голубковский мент устроил натуральный цирк. Его действо было пародией на стриптиз, только Вася этого не понимал. Участковый шустро стянул китель и набросил его на спинку стула, из-под галстука на резинке вытащил воротничок рубашки, потом расстегнул пуговки на рубашке, опустил руки вниз, и рубашка почти сползла на пол, но в последнюю минуту хозяин подхватил её, встряхнул и пристроил поверх кителя. Затем мужчина решительно обошел стул и уселся на него, положив ногу на ногу. Был Василий в меру худым и жилистым, но белокожесть и полное отсутствие растительности на горделиво выпяченной груди явно не добавляли ему привлекательности. Ко всему прочему Билялетдинов не снял галстук и фуражку, и с этими атрибутами формы смотрелся уморительно. Но Лене было не до смеха, она не ожидала такого представления, и ещё больше оторопела, когда, повернув голову, обнаружила, что за происходящим наблюдают обалдевшая фельдшерица и неизвестно откуда взявшийся Степнов.
Несколько мгновений все молчали. Физрук опомнился первым, вышел и протянул однокласснику руку, тот подскочил и ответил на приветствие. На фоне смуглого, словно облитого мускулами Виктора, Вася выглядел бледно. К тому же, грудь и руки Степнова были покрыты темными волнистыми волосками, и факт этот окончательно испортил настроение поборнику вакцинации. Улыбка на лице участкового погасла, но он тут же ринулся исполнять свои обязанности, хоть и был не совсем одет:
- Почему повязка на плече? Бытовая травма или случилось что?
- Да ерунда, доска упала неудачно, - поморщился Степнов.
- Рассказывай! – потребовал Билялетдинов.
- Эй, вы тут мне следствие не устраивайте, - пришла в себя Любовь Сергеевна. – Виктор, одевайся и подожди в коридоре. Завтра придешь на перевязку.
- Так заживет, - отрезал травмированный физрук.
- И ничего не так! У тебя дома под боком врач живет, она может перевязать, если до больницы лень дойти. Елена Никитична…
Но Кулемина испарилась из кабинета после слов «под боком». Фельдшерица неожиданно весело улыбнулась и обратилась ко второму мужчине:
- Вася, а тебе я сейчас поставлю прививку от столбняка, вам лет восемь назад делали, я тогда временно в районе работала.
- А Степнову? – тут же спросил Вася.
- Да получил уже Степнов свое! Ты прям как в школе: «А Степнову?» - засмеялась женщина, которая знала обоих пациентов с малых лет.

Минут через двадцать Любовь Сергеевна зашла в кабинет к Лене.
- Вы меня извините, Елена Никитична, я тут про Вас нехорошо подумала, - сказала она растерянной Кулеминой. – Мы же дурному быстрее верим, чем хорошему.
- А что Вы так вдруг изменили… свое мнение? Что случилось?
- Да я увидела, как Вы на наших голопузых орлов смотрели. И поняла, что ни одного из них Вы раньше нагишом не видели. – И совершенно неожиданно женщина полюбопытствовала: - А вообще-то Вы голого мужика хоть раз видели? Не больного и не в морге?
- Я? – Ленка растерялась ещё больше. – Видела… Давно только.
- Оно и заметно! Пойдемте чаю попьем, пока ещё какой «Геракл» не нарисовался…







Спасибо: 53 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 3398
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.02.12 18:21. Заголовок: http://i.pixs.ru/st..


Лика!

Интуиция Любовь Сергеевну не подвела: чаепитие не началось, а в дверь её кабинета уже постучали. Лена как раз вышла в крошечную смежную коморку, где cтояли шкаф и тумбочка, на которой пыхтел старенький электрочайник. Услышав голос того, кто вошел, девушка так и осталась стоять возле тумбочки, но разговор в кабинете отлично слышала…
- Здравствуй, Любаша!
- О, теть Нюра! Какими судьбами к нам? Заболели?
- Да я хотела Елену Никитичну повидать. Руки свои показать и спросить кой-чего.
- С руками понятно. А что за спрос? – не вытерпела фельдшерица.
- Понимаешь, она ж ко мне в баню раз приходила, Витька её из общаги приводил. Там-то срам один, а не удобства. А больше и не была. Сбрезговала, стало быть, иль чего не понравилось, - сокрушалась старушка.
- Не думай зря, теть Нюр. Она просто потом ко мне мыться приходила. А про твою баню так вообще рассказывала с восторгом. Понравилось ей. Просто не хочет, стеснять тебя, - пояснила Любовь Сергеевна.
- А кого стеснять? Или она испугалась Райкиных сплетен? Так у меня совращать некого: я, коза и кошка. Одно бабье! – Бабушке нельзя было отказать в наличии логики.
- А Степнов?
- Так он сам по себе! Мужик холостой, единолично подругу выберет, - сделала вывод баба Нюра. – Хороший парень у Варвары. Во всем видно толк есть. Зря, что ли, Райка по улицам пыль метет?
- Ох, все-то Вы знаете! – рассмеялась фельдшер.
- Ну всё не всё, а не пара Дудина Виктору. Не из того она теста, - сообщила бабуля.
- А Лена?
- Докторша-то девка путная, со смыслом. Жаль только, что командированная…
- В жизни всё бывает, теть Нюр. Вы идите направо к дальнему кабинету. Елена Никитична скоро придет, - Любовь Сергеевна до смерти хотела узнать мнение самой Кулеминой обо всем услышанном, но догадывалась, что не так просто будет это мнение из Лены вытянуть.
- Спасибо тебе, Любаша, успокоила. А то я уже в огорчение вошла, думала, у меня в хозяйстве чего не так. - И пациентка вышла из комнаты.
- Елена Никитична! – позвала фельдшер. – Слышите, как тут за Вас переживают?
- Да уж, - Кулемина вышла из своего тайника с круглыми от удивления глазами. – И что мне теперь делать?
- Соглашаться ходить в баню вместе со Степновым. И не обращать внимания на ваших соседок.
- Но у нас же с ним ничего… - начала Лена.
- Тем более что у Вас с ним ничего! И в мыслях не имеете! – подытожила Любовь Сергеевна и улыбнулась вслед девушке. Теперь женщина точно знала, что мысли в одном направлении есть и у молодого специалиста, и у физрука. Не просто же так он сегодня вылез затмевать участкового голым торсом…

Лена, естественно, приняла бабу Нюру, ответила на её многочисленные вопросы, обещала в среду прийти в баню. И все пошло своим чередом. Толпа пациентов на следующий день вызывала искреннее недоумение молодого терапевта: «Прорвало их, что ли?» Гора карточек не таяла, и после всего этого хотелось добраться до кровати и отключиться. Но в общаге её ждали, выглядывали в окно и спорили.
- Вить, ну чего ты? Я что, не смогу повязку поменять? – Раиса ходила вокруг Степнова с бинтом и колечком лейкопластыря в руках. – Зачем её ждать?
- Мне сказано было обратиться к врачу, – отрезал мужчина. – Вон она уже идет.
Дудина злилась, даже вспотела от досады и, увидев Лену, уколола её:
- Бродит не пойми где, а тут больной дожидается.
У Ленки тут же пропали усталость и сонливость. Она прошла мимо соседки, не обратив на неё внимания, поздоровалась со Степновым и попросила подождать немного. Потом Кулемина сходила к себе в комнату и вернулась с аптечкой. Мыла руки, расстелила на замызганном столе чистое полотенце, взглядом указала мужчине на табурет и приступила…
Из аптечки появились на свет пакеты разных форм. Ни о каких бинтах речи быть не могло. Щелкали блестящие ножницы, освобождая пациента от старой повязки; шипел баллончик с антисептиком. И через несколько минут плечо ошеломленного физрука украшал пластырь удобной формы, под которым рану прикрывала подушечка из тонкой сеточки, пропитанная лечебным раствором. Так же молча Лена собрала свое имущество, выбросила в ведро мусор и, кивнув Степнову, удалилась.
- Понятно? – посмотрел на Раису мужчина.
Та психанула, побежала по коридору и грохнула дверью своей комнаты. А Степнов подвигал рукой, удивляясь, как ловко сидит новая повязка. Лицо у него было довольное, словно ему сделали дорогой подарок.

На другой день вечером Виктор пришел к бабе Нюре и, не останавливаясь, направился к бане. Дернул дверь за ручку и удивился, что она заперта изнутри.
- Ой, Витя, не спеши! – окликнула его хозяйка. – Гости там у меня, сейчас выйдут.
- Здравствуйте. Что за гости? Иван приехал? – Степнов имел в виду хозяйского сына, которого хорошо знал и был бы рад увидеть.
- Да нет, Ваня недели через две будет. Докторша там моется. Елена, - объявила довольная бабуля.
- А-а-а… - протянул мужчина безразлично. Но это было только внешнее безразличие, потому что тут же перед глазами возникло видение – обнаженная девушка. Степнов слишком глубоко вдохнул и поперхнулся.
Бабка, подперев бока руками, зорко следила за Виктором. Глядела на него через очки, дужки у которых были связаны красной бельевой резинкой, и про себя прикидывала, с чего это на здорового мужика кашель напал.
- Ты помоги мне, - попросила она. – Опять эта шпана соседская в огороде доску в заборе выломала. Уже приготовились мою клубнику воровать. А с той стороны в бане второе оконце есть. Замажь его известкой. Ну как кто из обормотов не вовремя подглянуть вздумает? Я покажу, где оно.
- Я уже видел, - ответил Степнов.
- Чего видел? - не поняла баба Нюра.
- Окошко, - и тут мужчина почувствовал, что у него ушам стало жарко.
- Ясно, а то я сразу не поняла, чего ты там видел, - сказала бабушка, но усмотрела все-таки, что Виктор покраснел и замешкался.
Лена не собиралась задерживаться у бабы Нюры. Но та принесла чайник и конфеты, которые не доели в первый Ленкин приход. Отказаться было неудобно. Да ещё Степнов попросил посмотреть его плечо после бани. И хоть пришла Кулемина сегодня намного раньше, чем в прошлый раз, и рассчитывала уйти, не увидев Виктора, но не исключала, что они все-таки встретятся. А потому взяла с собой все, что было нужно для перевязки. Однако чем ближе был момент выхода пациента из бани, тем сильнее нервничала доктор.
Объект перевязки появился: в джинсах, кроссовках на босу ногу и с полотенцем на шее. Баба Нюра была сражена процессом перевязки. И тем, как Лена пшикала аэрозолем, и видом пластыря.
- Видишь оно как! Красиво и с лекарством сразу. Теперь всем так делают? – полюбопытствовала бабушка.
- Не, только по большому блату, из личных запасов доктора, - улыбнулся Степнов и подмигнул хозяйке.
- Это новые материалы. Такими в платных клиниках пользуются. В аптеках тоже есть, только стоят они пока дорого. Я когда еду куда-нибудь, всегда беру свою аптечку и стараюсь покупать в неё что получше, – Лена оправдывалась, словно была в чем-то виновата. Ей совсем не хотелось, чтобы Виктор решил, будто она специально хотела его увидеть. Но и баба Нюра, и Степнов именно так и подумали. И они были совершенно правы, что бы там Кулемина себе не выдумывала.
Позже в общагу Лена и Виктор шли молча. На тропинке в рощице девушка споткнулась и невольно сделала несколько шагов вперед. Врезалась в Степнова, а он обернулся и подхватил её. Потом мужчина осмотрел свою спутницу с головы до ног и указал причину происшествия:
- Шнурок развязался.
Ленка замерла и лихорадочно соображала, что сказать или сделать. А Виктор присел на корточки, сам завязал шнурок на кроссовке Кулеминой, поднял её пакет и, как ни в чем не бывало, пошел дальше. Девушка двинулась следом. Идти было легко и даже весело.

Общага напомнила о себе издалека: пьяный голос Толика разносился по всей округе. Степнов заметил:
- Сегодня у нас большой концерт. Вдвоем воют.
Лена прислушалась и различила второй голос, более высокий, чем у их соседа. У крыльца Виктор увидел раритетный автотранспорт участкового и помрачнел. Девушка испугалась:
- Там что-то случилось! Уже и милицию вызвали…
- Да ничего особого. Это Васька и голосит за компанию. Он редко пьет, но зато от души, - объяснил Степнов. – Видно, сегодня душа как раз попросила.

На кухне шел настоящий мужской разговор:
- Толян, вот скажи, почему меня бабы не любят? И должность есть, и дом. А жены нет, - жаловался участковый. – И эта врачиха тоже… Со мной даже в кино не пошла. А с Витькой – пжалста! Прямо в баню!!!
- Васёк, она хорошая. Никто меня не жалеет, а она пожалела. И денег заняла! И песни ей нравятся. Споем?
- Начинай.- И Василий обнял сотоварища по гулянке правой рукой за плечи. Судя по всему, в обнимку пелось душевнее:
- Шла-а гражданка по большой "Гражданке".
Королева, мисс Весна, тачанка-а-а,
Вечная наша мода - таинственная природа-рода-рода-ро-да…
Шла гражданочка, да по "Гражданке-е".
Неприступна, как "Кресты", да банки!
Питерская порода, гордость всего народа-рода-рода-а-а-а,
Рода-рода-рода-а-а-а!

Билялетдинов слова знал плохо. Но два слога «ро-да» тянул заливисто и с усердием.
Лена и Виктор слушали все это, стоя в дверях кухни. Кулемина от стыда готова была провалиться на первый этаж: там её могли видеть только плесень на стенках и тараканы, а тут пьяные мужики обсуждали, да ещё при Степнове.
Но физрука волновало совсем другое: требовалось разделить этих сиамских близнецов и утихомирить их.
Певцы наконец-то увидели, что рядом появился ещё кто-то, и обрадовались, но Виктор тут же испортил настроение обоим.
- Лена, этому чаю побольше и не выпускать его до моего прихода, - он кивнул на Толяна. – А господину уполномоченному ехать пора.
- Как же Василий… поедет в таком виде? – Кулемина хотела добавить к имени участкового отчество, но передумала. Не очень подходило обращение «Василий Альбертович» к пьянющему мужику. Рубашку работника внутренних органов украшали пятна от консервов, криво вскрытая банка с которыми стояла на столе среди кусков хлеба и бутылок от вина и водки.
Китель висел на ручке двери, а галстук – на кране батареи. Форменная фуражка уютно пристроилась на пустой трехлитровой банке, стоящей на подоконнике.
- Давай ключ от твоего зверя, - приказал Степнов своему однокласснику.
Тот насупился, стал шарить по карманам и сообщил:
- Нету.
Виктор негромко ругнулся и принялся выворачивать карманы участкового сам. Ключ нашелся в кителе. Крепкий физрук без особых усилий утащил субтильного Васька на улицу и погрузил его в люльку мотоцикла. За рулем Степнов смотрелся отлично, мотоцикл завел с одного нажатия педали стартера и покатил по дороге.

Лена незаметно взяла початую бутылку водки и спрятала её за мусорное ведро. Но пьяный сосед тут же обнаружил, что поллитра пропала и стал осматривать все емкости из-под спиртного на столе. Не обнаружил нужной и возмутился:
- Неужто мент с собой упер? Вот…
- Ты не матерись! – прикрикнула девушка. – Найдется твоя бутылка, а пока давай чай пей.
- А что чай? Никакого КПД… - пригорюнился Толян.
- Спой что-нибудь, - попросила Лена.
- Запросто! – обрадовался алкаш, но ничего не вышло.
На кухню вплыла Раиса и тут же заорала, почти так же громко, как два пьяных мужика одновременно:
- Вы посмотрите, что делается! Они уже на пару водку хлещут! Вот это у нас медицина: наливает алкашам и даже не краснеет. Никакая клятва ихняя не мешает? Или у вас там все схвачено?
Ленка молчала, не обращала внимания, а Толян выдал:
- Райка, какая ты сочная баба!
- Да, не то что некоторые, - женщина поправила светлые локоны, потрогала халат на своем плече и ядовито улыбнулась.
- Сочная, а стерва, - продолжил пьянчуга. – Ни мозгов у тебя, ни души…
- Ах ты, козел! Много понимаешь! Свои-то мозги давно пропил, - разозлилась Дудина и ушла.
Через час появился Степнов. Весь в пыли, словно и не был он в бане. Толик под его суровым взглядом добровольно уполз к себе и затих. Лена тоже ушла в свою комнату, но уснуть не могла долго…


Спасибо: 55 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 3423
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.02.12 05:27. Заголовок: Лика! http://i.pixs..


Лика!

Пару дней после выступления пьяного вокального дуэта Лена в общаге почти не была: работала с утра до вечера, к тому же добавились дежурства, о которых она сама попросила. Но иногда девушка вспоминала, как Степнов ей шнурки завязывал, и сразу становилось легче. Она не рассчитывала на большее внимание с его стороны, да и срок командировки подходил к концу. В субботу в баню Лена ходила одна, Виктор ей встретился уже на обратном пути у остановки автобуса. Они просто поздоровались, и всё. Но даже это было замечено ревнивой Дудиной, которая, свесившись через подоконник открытого окна, наблюдала за объектом своих желаний.
- Cильно нос не задирай. Степнов сам говорил, что ты на тощую кильку похожа и нисколько его не интересуешь, - заявила женщина Ленке.
- А что тогда Вы так сильно волнуетесь, Раиса Максимовна? Нервничать вредно, – Кулемина старалась быть вежливой.
- Свои нервы береги! – взвилась соседка.
Она бы с удовольствием поскандалила, но Лена не стала слушать и закрыла дверь прямо перед её носом…

Степнов расстроился от того, что разминулся с девушкой. Его тянуло к ней. Хотелось быть рядом, слышать её голос, прикоснуться хоть случайно. А какие яркие сны теперь видел мужчина! Любой из них порвал бы интернет… Но инетоманом физрук не был, хотя кино и спортивные соревнования время от времени смотрел.
Только теперь лучше любого фильма были послебанные посиделки у бабы Нюры. Бабушка легко разводила Лену на разговоры о студенческой жизни, медицинских курьезах и даже о родственниках. Однако сегодня Виктор был занят. Муж Варвары, Матвей, научил его разным ремеслам. Раньше они вдвоем нанимались к соседям или дачникам копать подвалы, делать срубы изб, чинить крыши. После смерти Матвея Степнову пришлось учиться делать все одному. Было трудно, но он не упускал возможности подзаработать. И в этот раз пришлось ради работы пожертвовать приятным вечером. Вернулся из бани и упал спать. Среди ночи проснулся и некоторое время пытался сообразить, что за странные звуки доносятся из коридора. Не догадался, пошел посмотреть, а увидев, решил, что ещё спит - такой странной оказалась реальность.
У дверей в свою комнату сидела на корточках босая растрепанная Лена и пыталась собрать с пола грязь. Она возила тряпкой по жиже, старалась промокнуть её, но получалось плохо.
- Откуда вся эта фигня взялась? – не подумав, спросил Виктор.
- Я сама развела и под дверь вылила, - ответила Лена.
«Дурак», - оценил себя Степнов.
- Не так нужно. Сейчас я совки принесу и таз, - сказал он вслух и спустился на первый этаж, где в одной из комнат лежало всякое хозяйственное имущество.
В это время в коридоре объявилась Раиса и подняла крик. От её воплей проснулись и вышли из комнат все: комендантша с мужем, Кирилл в одних трусах, даже Толян высунул голову в свою дверь.
- Засранка! Выгнать её из общежития! А ещё врач! – орала Дудина. – Да у нас даже алкаши так не гадят!
Она увлеклась своим справедливым гневом, а наличие зрителей только добавляло адреналина. И в запале не заметила, как Степнов подошел сзади. Он ничего не сказал, просто продолжил идти в сторону ленкиной комнаты, но при этом и чистоплотную соседку подталкивал в сторону грязной лужи.
- Ты что? Ты совсем рехнулся? – пыталась сопротивляться Раиса, но тапки скользили по полу, и через несколько шагов женщина оказалась стоящей в жиже. Соседи моментально скрылись у себя в комнатах, даже родной сынок Дудиной исчез.
- Что ж это такое? За что?– причитала Райка, глядя, как её мягкая красная обувь промокает. Она заплакала и ушла, от измазанных тапок на полу остались следы-кляксы.
Хмурый Степнов ловко орудовал совком, сгребая в таз грязь. Потом принес воды в ведре и чистую тряпку, а прежнюю у Лены забрал и выбросил. Через час пол в коридоре и в комнате у Кулеминой сиял. Зато сами уборщики вспотели и перемазались.
- Там вода согрелась, иди мойся, - распорядился мужчина.
Лена подняла лицо, и он увидел, что по щекам девушки катятся слезы.
- Ну что ты плачешь? Все уже прошло. Сейчас чай поставим, - Степнов попробовал успокоить соседку.
- Мне сообщение пришло. Я уехать не смогу: сменщик руку сломал, - девушка размазывала по лицу грязь, не могла справиться с собой. – Я не вынесу тут ещё месяц. Можно квартиру у кого-нибудь снять? Или комнату?
- Никто к тебе больше не подойдет. Я обещаю. – Как маленькую, Виктор взял её за руку и отвел в душевую. Принес воду и полотенце. – Мойся. Сразу станет легче, а потом поговорим.
Позже девушка сидела на кровати, завернувшись в одеяло, и хлюпала носом. Степнов принес тарелку с пряниками.
- Я думаю… - начал он, но Лена перебила:
---Знаю я, что Вы обо мне думаете, - шмыгнула носом Ленка. – Ну не получается у меня поправиться. Я даже поесть нормально не могу: на работе некогда, а тут мои продукты все время кто-то ворует или выбрасывает. Курицу стащили прямо из кастрюли, горячую! И ни один не подавился…
Степнов чуть не выругался вслух, такого стыда он давно уже не испытывал. Даже посмотреть в сторону Лены было невыносимо. Но Виктор представить не мог, как теперь извиняться перед девушкой: его слова будут не к месту. Она ко всем по-человечески, а они - словно туземцы. Разве можно это исправить простым «извини»?
- Я… сейчас, - мужчина вышел из комнаты.
Кулемина немного подождала, потом решила, что сосед ушел спать.
«Нафига я со своими откровениями вылезла? Он мне помог. Нужно было просто спасибо сказать. Какое ему дело до моих продуктов и всего остального?» - Хотелось завыть от обиды, а ещё сильнее от голода. В животе урчало, но есть суп из пакетика или пряники с чаем уже опротивело.
Девушка закрыла глаза и представила себе тарелку с борщом. Чтобы ложка стояла! И сметаны побольше… Даже запах почувствовала.
«Все, уже глюки начались…» - решила Лена, открыла глаза и не поверила сама себе: на столе перед ней уютно дымилась глиняная миска с борщом. Сметана не успела разойтись по поверхности бульона и держалась белоснежным островком, рядом на блюдце лежал большой кусок хлеба, щедро намазанный маслом и посыпанный нарезанной зеленью.
- Ты только не торопись, а то обожжешься, - посоветовал Виктор.
Девушка должна была бы отказаться от еды, но в данный момент не смогла. Степнов вышел, чтобы не смущать соседку, а когда вернулся с чайником, то обнаружил её спящей. Он забрал пустую миску, выключил свет и, осторожно притворив дверь, отправился к себе в комнату.

В выходной день Ленка собиралась спать. Все воскресенье. Других планов не строила. Но часов в одиннадцать в дверь постучали - пришлось вставать. Хорошо, что спала Кулемина в одежде, и не нужно было спросонья натягивать на себя какие-то вещи. Степнова, стоящего у порога, девушка разглядывала, зевая, и соображала, что ему от неё нужно. Предложение соседа удивило почти так же, как вчерашний борщ.
- Собирайся, пойдем на речку купаться. Хоть посмотришь, как нормальная река выглядит. – Мужчина выдержал паузу. - Или ты плавать не умеешь?
Сначала Ленка опешила: «Что он тут командует?»
Но когда услышала, как некоторые сомневаются в её способностях, решила согласиться. Только был один щекотливый момент – полное отсутствие купальника.
На это признание Степнов хмыкнул:
- Зайдем в наш сельмаг, и купишь себе что-нибудь, только выбор тут не очень.
В магазине и в самом деле выбирать было не из чего. Откуда вообще появлялась одежда таких жутких цветов? Роясь в коробке, где купальники лежали вперемешку, Лена с трудом нашла несколько менее пестрых и отправилась в примерочную. В углу, отгороженном двумя шторами от посторонних глаз, таился старый трельяж. В его зеркалах отражались сразу три Ленки в купальниках.
- Ну как? – поинтересовался Виктор, когда девушка вышла из магазина. – Что-то ты быстро управилась…
- Вы же сами сказали, что тут не Мальдивы, - усмехнулась Лена.
- Предлагаю ко мне на «Вы» больше не обращаться. – Степнов тоже улыбался. – Согласна?
- Согласна…
Шли долго, минут сорок. И за это время повстречали не менее десятка голубковских жителей разного возраста. Со всеми здоровались. Лена удивилась, когда узнала, что купаться ходят не только ребятишки и дачники.
- Жара стоит, отчего бы не остудиться? Только взрослые в основном вечером бывают тут, когда с делами разберутся, - объяснял ей спутник. – Загорают мало, нет времени просто так валяться. А вот устроить гулянку на берегу некоторые очень уж любят, потом работа докторам: то отравятся, то воды нахлебаются. Меры не знают…
И в подтверждение этим словам издалека донеслось нестройное пение: какая-то компания радовалась лету, а может, у них иной повод был.
Степнов увел девушку подальше от места, где купались все. Он и сам тут не останавливался, потому что терпеть не мог общественные заплывы и ныряния.
Футболку мужчина снял на ходу, скинул потертые джинсы и тут же погрузился в воду. Нырнув пару раз, он едва не засмеялся: докторша что-то старательно стирала в речке, вместо того, чтобы забраться в неё самой.
- А что ты делаешь? – не вытерпел он.
- Купальник же новый, - совершенно серьезно ответила Лена. – Валялся, где попало.
Ответ был резонным, хотя сам Виктор искупал бы обновку прямо на себе. Потом Кулемина пряталась за кустами, а когда вышла, то физрук дар речи потерял, и глаза у него стали ещё синее. Какое-то время он молча разглядывал Лену, чем довел её до состояния полного расстройства.
«Нужно было купить закрытый купальник, или вообще футболку не снимать», - решила девушка, уверенная, что своим видом окончательно разочаровала соседа.
- Это ты в нашем магазине такой классный купальник нашла? – Степнов, наконец, открыл рот. – Я думал, там только жуть полосатую продают.
«Теперь самое время сказать, что на нормальной женщине эта покупка выглядела бы лучше. Или сможешь промолчать?» - мысленно обращалась к Виктору Лена.
- Тебе идет, твои цвета, - такого Кулемина не ожидала, даже покраснела от неожиданного комплимента и поспешила войти в речку. А мужчина стоял по пояс в воде, очарованный видом стройной спортивной фигуры в желтом с черной отделкой купальнике…
Река была в этом месте довольно глубокой, но сильным течением обоих пловцов унесло на отмель. Выбрались на берег и пошли обратно по тропинке среди зарослей чертополоха и крапивы. Виктор обернулся и увидел, что к одной из сережек Лены прицепилась полоска зеленой тины.
- У тебя водоросли на ухе, - указал мужчина.
- Ой, а я не заметила, - она стала снимать помеху, но на ощупь не получалось.
- Давай помогу.
И Степнов приблизился, прикоснулся к заалевшему ушку, пальцы у мужчины вздрагивали и никак не могли ухватить скользкую речную паутинку.
«Всё. Сейчас поцелую», - решил Виктор.
Он видел белую кожу, на которой сверкали капельки воды, слышал прерывистое дыхание девушки, и вся она была совсем рядом…
- МУ-У-У-У!
Густой сочный рев раздался за спиной у Кулеминой так неожиданно, что она сама заорала и кинулась вперед, толкая Степнова. Оба полетели в крапиву, а на тропинку из кустов вышла рыжая корова и уставилась на людей, не забывая при этом усиленно двигать челюстями.

- Я не специально! - оправдывалась Кулемина, тряся руками, пожаленными крапивой.
- Не смертельно, выживем, - Виктору досталось больше, потому что он завалился в крапиву спиной, а Ленка упала уже на него.
У мужчины пекло не только спину, ещё горели шея и вся голова. Пришлось снова лезть в воду и сидеть там. Потом Лена вспомнила, что у неё есть мазь от комаров, а в крышечку тюбика вставлен шарик бальзама от укусов насекомых.
- Какая разница: комары или крапива? Должно подействовать, - решила она и принялась врачевать пострадавшего.
Степнов балдел. Он готов был ещё раз залезть в крапиву, чтобы его потом мазали и гладили такими нежными вздрагивающими пальчиками. И хорошо, что пораженной оказалась только спина, потому что перевернуться животом вверх он точно не смог бы: было бы очень стыдно перед докторшей.





Спасибо: 54 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 3444
Настроение: У кошки девять жизней...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.02.12 14:09. Заголовок: Спасибо Лене Bello4k..


Спасибо Лене Bello4ka за волшебный пендель!

Всю дорогу домой Виктор придумывал, как оказаться с Леной вечером. Кино исключалось категорически: в зале зрители будут шеи выворачивать, заглядывая на них, не дай Бог у кого-нибудь от усердия мышцы сведет или позвонки заклинит.
«Позвать к себе? Или к ней напроситься?» - решал Степнов.
Дома он провел ревизию продуктов в холодильнике и шкафу, приготовил ужин и отнес поднос с едой Варваре. Она, перед тем как есть, минут десять просто лежала, прижав руку племянника к своему лицу, словно набиралась от него сил. Женщина никогда не плакала, не устраивала истерик, была пугающе спокойна. Виктор приносил ей книги и журналы, но не знал, открывает она их или нет. Варвара могла находиться в тишине или наоборот, включала телевизор и бесцельно щелкала кнопками пульта, перескакивая с одного канала на другой. Только приход Степнова вызывал у неё более-менее радостный отклик, особенно ей нравились его рассказы о школе. Почему-то истории про учеников она готова была слушать часами…
Часов в девять вечера мужчина освободился и, набравшись смелости, постучал к Лене в дверь. Но на стук соседка не ответила, зато две другие вездесущие общежитские дамы тут же высунулись из кухни.
- На дежурстве она, Люба попросила подменить. Уже час как уехала, опоздал ты, - сообщила комендантша, а Раиса хмыкнула.
И это хмыканье вызвало приступ злости у Степнова. Вот если бы никто не лез со своими замечаниями, он просто ушел бы к себе и включил какой-нибудь боевик. А так от внутреннего раздражения мужчина сам готов был устроить бандитское нападение с вышибанием дверей и нанесением тяжкого вреда здоровью особо умных соседок. И в таком вздернутом состоянии он решил сходить к Лене в больницу. По дороге завернул в магазин, купил банку ананасового компота и брикет пломбира, а ещё придумал себе отличный повод для обращения к доктору: волдыри от крапивы на спине не совсем прошли и требовали немедленного осмотра.
Но никакого повода не потребовалось: Кулемина была ошарашена визитом Виктора, однако быстро очнулась, достала тарелки под мороженое и с удовольствием ела ананасы, слушая рассказ гостя о местных достопримечательностях. Физрук и сам не мог понять, чего его растащило на пространное повествование о флоре, фауне и особенностях климата вблизи населенного пункта «Голубки». Степнов периодически путался в словах, глядя, как девушка облизывает губы, испачканные каплями мороженого, но продолжал нести какую-то географическую ерунду.
Звонок телефона прервал поток красноречия.
- Да… Ну… Ясно… Ты с ума сошел?! – мужчина пытался докричаться до собеседника, но в ответ неслись только гудки.
Лена отправила в рот очередной ломтик заморского фрукта, а потом увидела лицо Степнова и испугалась:
- Случилось что-то? С тетей?
- Васька с главврачом едут тебя проверять. Кто-то сказал, что тут разврат творится, - выдавил из себя Виктор.
Ленка немедленно подавилась и закашлялась. Степнов подскочил к ней и хлопал по спине, пока кусочек ананаса не выскользнул на стол, потом физрук непонятно каким чудом открыл закрашенные несколькими слоями краски шпингалеты на окне, распахнул створки и выпрыгнул на улицу. Растворился в сумерках бесшумно, словно и не появлялся здесь. Здание было одноэтажное, осевшее в землю, поэтому никакие неприятные последствия от десантирования через подоконник беглецу не грозили.
Кулемина, все ещё кашляя, прикрыла окно, а потом намочила полотенце и обтерла себе лицо.
Проверяющие прибыли минут через двадцать. Билялетдинов надеялся, что за это время «развратники» успеют одеться и убрать следы оргии, но внешний вид Лены, открывшей им двери, удивил и главврача, и взволнованного участкового.
- Что с Вами, Елена Никитична? – спросил Зоркий.
- Кажется, на пляже перегрелась, - с болью в голосе ответила терапевт, поправляя на лбу мокрое полотенце.
Глеб Гаврилович прикоснулся рукой к щеке коллеги и не на шутку перепугался:
- Да у Вас температура! Как же Вы дежурить собираетесь?
- Будем надеяться, что ночь пройдет тихо, отлежусь до завтра, - прикрыла глаза страдалица.
- А если хуже станет? – осведомился Василий.
- Вам позвоню, Василий Альбертович, - пообещала Ленка.
Пока главврач измерял Кулеминой давление, участковый шустро обошел все помещения и ничего подозрительного не обнаружил. Хотя две тарелки на столе как будто свидетельствовали о недавнем присутствии гостя. Но факт «аморального безобразия в государственном учреждении», о котором сообщил «аноним», не подтвердился.
- А что это Вы тут ели? – Зоркий подозрительно оглядел содержимое тарелок.
- Мороженое…
- Ни в коем случае! Аспирин - и в постель! – главврач до смерти боялся, что работница может выбыть из строя, и всячески старался поправить её здоровье. – А сторож где?
- Тетя Маша позже придет. Часам к двенадцати, - призналась Ленка.
- Непорядок, - строго глянул на Зоркого милиционер.
- Примем меры, - заверил его главный.
Лена выслушала напутствия своего начальника, который подробно рассказал, что требуется делать при тепловом ударе. От волнения пожилой мужчина забыл, что доктор Кулемина и сама все это прекрасно знает. Потом проверяющие проследили, чтобы за ними закрыли дверь и отбыли.
- Дурдом! – девушка в изнеможении опустилась на кушетку, стягивая с головы полотенце, потрогала пылающие щеки и вздрогнула от легкого стука в стекло.
Подошла к окну, за которым топтался Степнов.
- Ну что там? – спросил он шепотом, когда Лена распахнула створки окна.
- А чего ты шепчешь? Они же уехали, - засмеялась блондинка.
- Да мало ли, вернутся. Будут у тебя после этого неприятности. Я пойду, - глаза у мужчины блестели то ли от чувства опасности, то ли ещё от чего.
- До свидания, - улыбнулась девушка и протянула вперед руки, намереваясь закрыть окошко.
В следующее мгновение мужчина перегнулся через подоконник и поцеловал её в губы. Ошеломленная Кулемина так и стояла с растопыренными в стороны руками. Видимо мозг, занятый другими ощущениями, забыл подать нужный сигнал. Через некоторое время Ленка вообще стала наклоняться в сторону Степнова, потому что он тянул её к себе. И лишь когда девушка едва не выпала на улицу, мужчина прервал поцелуй, мягко вернул её в вертикальное положение и исчез в темноте.
Неизвестно, как долго у Ленки мог бы продолжаться ступор, но через несколько минут перед раскрытым окном появилась сторожиха тетя Маша и уставилась на докторшу.
- Господи, чего это с Вами?
- А! – дернулась Лена. – А-а-а… - протянула она. – Это я… воздухом дышу!
«Странные эти городские. Села бы на лавочку и дышала, а то торчит возле окна, руки задрала. Вроде грамотная, а странная…» - сторожиха оказалась права, состояние у Кулеминой было неадекватное. А какое ещё могло быть состояние у девушки, которую только что потрясающе нежно и чувственно поцеловал синеглазый красавец, на которого она и посмотреть лишний раз опасалась?
«Я сошла с ума… Это не со мной происходит… У меня видения. Может, я и в самом деле перегрелась?» - обрывки мыслей вертелись в возбужденном сознании Лены, не давая уснуть.

Василий тоже не мог спать. После посещения больницы он быстро отвез Зоркого домой, правда, пару раз неудачно тряхнул его на ухабистой дороге, но вроде бы все обошлось. А потом сразу же рванул к Степнову, уверенный, что тот ещё не успел добраться до дома. Однако свет в комнате одноклассника горел, и дверь была открыта. Хозяин лежал на диване, но выглядел неважно.
- А ты чего такой красный? - удивился Билялетдинов.
- Да я перегрелся, кажется… Башка трещит, - выдавил из себя Степнов и закашлялся. – Принеси попить.
Воды Виктору участковый принес и свет выключил, а потом пошел и обругал Райку, которая устроила всю эту заваруху. Но дома уснуть не мог, что-то было в этой истории неясное, только вот что именно, местный сыщик так и не понял.

На следующий день Райку ругала вся больница: встряхнутый на кочках главврач слег с приступом радикулита. И только доктор Кулемина ходила со странным выражением на лице. Просто утром она обнаружила на столе банку с недопитым сиропом от ананасового компота и поняла, что вчерашний вечер ей точно не приснился…

Лика!



Спасибо: 55 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 3480
Настроение: Ура! Весна наступает!!!
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.04.12 08:50. Заголовок: Извиняюсь за долгое ..


Извиняюсь за долгое отсутствие
Буду исправляться!

Ощущения от вчерашнего поцелуя грели не только Лену. Степнов тоже все время об этом думал. Но, в отличие от девушки, ему не сразу удалось воспоминаниями насладиться. Пришлось резво пробежать в темноте километра три до общаги и влезть в окно кладовки по хлипким останкам пожарной лестницы. И все это мужчина делал потому, что был уверен в сыщицком чутье своего одноклассника. Билялетдинов слыл упертым детективом и просто не мог не проверить подозреваемого в разврате Виктора.
Василию Альбертовичу и в голову не могло прийти, что аккуратист Степнов будет лежать под одеялом в пыльных кроссовках и рваных грязных джинсах. Задыхающийся физрук выглядел заболевшим, и стакан воды оказался кстати. Но едва за участковым закрылась дверь, Степнов подскочил с постели и, стянув джинсы и боксеры, принялся разглядывать глубокую царапину на своей ягодице. Мужественный шрам бегуну на длинные дистанции обеспечил кривой ржавый гвоздь, вылезший из рамы в кладовке.
- Заживет как на собаке, - сделал вывод Виктор. – Зато Ваську надул. Тоже мне, полиция нравов… Лучше бы самогонщиков гонял!
Уже в процессе замазывания раны йодом Степнов услышал, что в коридоре сердито бубнит Василий и оправдывается Райка. И удовлетворенно хмыкнул.
А уж потом никто не помешал ему вспомнить, как все сегодня у них с Леной было замечательно, и даже эта дурацкая проверка получилась очень к месту.

Но Дудина ничего не делала просто так. И если решила извести соперницу, то от своего не отступала. Она выждала момент, когда следующим вечером Степнов вошел в комнату докторши с приглашением поужинать вместе, и тут же постучала в дверь.
- В чем дело? – Ленка растерялась от такой наглости.
- Вить, тебя Варвара зовет. Она мыться собралась, нужно воду носить, - повод соседка выбрала надежный: Варваре Виктор отказать не мог.
После возни с водой, мытья пола и прочих домашних дел он уже не рискнул стучать к Лене.
Кулемина, хоть и уснула голодной, но перед сном твердо решила не сдаваться. Ещё позавчера ей не за что было бороться, а теперь все изменилось! И на другой день девушка взялась бить Райку её же козырями. Елена Никитична до этого не раз пытала коллег, добиваясь от них подробностей о заболевании Степновской тетки. А сейчас она просто приехала на больничной машине осматривать лежачую пациентку.
Дудина увидела соперницу на крыльце, стала орать, что кого попало к больной не подпустит, потом встала перед дверью. И Лене пришлось позвонить участковому:
- Василий Альбертович! День добрый. Я приехала с осмотром к Степновой, а меня не допускают… Соседка возражает, - спокойно сообщила она. – Мне докладную главврачу писать или Вы вызов примите? Дать ей трубку?
Пунцовая от злости Дудина выслушала суровую речь представителя внутренних органов, а потом разжала пальцы. Ленкин телефон брякнулся об пол, и уже его внутренние составляющие вывалились из треснувшего корпуса.
- Ой! – всплеснула полными руками Раиса. – Какая жалость!
- Ну ты и дура, - покачал головой водитель, который вошел позже и стоял у разбитной бабенки за спиной. – Вот я Ваське расскажу про твои выкрутасы. И Степнову расскажу!
Собрав всю силу воли, Лена подняла с пола свою симку и вошла в комнату Варвары, задев плечом соседку.

Никаких намеков на то, что в комнате находилась тяжелобольная, не было. Ни специфического запаха, ни сбитой в муках постели, ни табуретов со стаканами питья и лекарствами возле кровати. И кровати не было…
На диване, застеленном гобеленовым покрывалом, лежала женщина. Из-под края пушистого пледа виднелись ступни лежащей в полосатых махровых носочках. Женщина спала.
Кулемина осторожно поставила сумку на стол возле двери и прошла к дивану. Странные ощущения нахлынули на девушку: показалось, что она вдруг очутилась в детстве, в гостях у бабушки. Такой же комод, такие же герани на окнах и домотканые дорожки на полу. Откуда-то сверху раздалось утробное мурчание, и с полированного шифоньера спрыгнул огромный серый кот, подошел к Лене, понюхал протянутую руку, а потом развалился на спинке дивана, свесив хвост и одну из лап. Разглядывая животное, Кулемина не заметила, что хозяйка комнаты проснулась и смотрит на неё.
- Здравствуйте, я – врач, - представилась Лена.
- Я не вызывала, – слова были едва слышны.
- У нас плановый осмотр, - объяснила девушка.
- Как хотите. - В Варваре поражали глаза – блекло-синие, пустые, равнодушные. И сама она была бледная, словно выцветшая.
Ничего особенного у больной врач не выявила – немного повышенное давление, слегка учащенный пульс, но уже обдумывала, как организовать забор анализов и убедить приехать невропатолога из районной больницы.
Вдруг Варвара села на диване, потом встала и побрела в угол комнаты, открыла дверь, на которую Лена не обратила внимания, и исчезла в соседнем помещении. Пока ошарашенная докторша осознавала неожиданную подвижность пациентки, за стеной раздались звуки бульканья воды в сливном бачке.
- У неё там свой туалет?! – изумленно пролепетала Кулемина.
Хозяйка вернулась в комнату, легла на диван и затихла. Присутствие постороннего человека её абсолютно не волновало.
Уже в коридоре Ленка встретилась со Степновым.
- Доктор, мне срочно нужно с Вами поговорить, - серьезно сообщил мужчина и, взяв девушку под руку, завел в свою комнату.
В закрытую дверь тут же стала ломиться Раиса, но никакие силы не могли в этот момент оторвать Виктора и Лену друг от друга. Они целовались, потом дышали, обнявшись, и снова целовались. Косяки вздрагивали от ударов, сыпались мелкие кусочки штукатурки, вопящую соседку пыталась успокоить комендантша, а счастливчики никак не реагировали.
- Я вечером поздно буду, - прошептал Ленке на ушко Степнов и прикоснулся губами к мочке возле сережки-звездочки.
- Я подожду, - так же тихо ответила девушка и поцеловала его в висок. – Мне нужно ехать…
Когда они вышли из комнаты, то соседи стали свидетелями очень деликатного разговора между врачом и родственником пациентки:
- Спасибо, Елена Никитична, - благодарил Степнов. – Вы так понятно мне все объяснили. Буду выполнять Ваши рекомендации.
- Непременно, Виктор Михайлович, по рецептам и регулярно.
Дудина, на время заткнувшаяся, очнулась и двинулась следом:
- Витя, ты куда?
- Сейчас, Раиса Максимовна! Доктора провожу и Вас выслушаю! – Физрук был сама любезность, аж скулы сводило от приторной улыбки.
Он и вернулся с такой же улыбкой, больно схватил Райку за плечо сильной рукой и приказал:
- Собирайся быстро.
- Куда, Витя? – у женщины от мысли, что наконец-то они останутся вместе, руки затряслись. – К тебе?
- В магазин. Покупать доктору Кулеминой новый телефон, - перестал улыбаться Степнов. – И если ты хоть раз ещё попадешься мне на дороге не по делу, я напишу на тебя заявление участковому.
- За что? – вытаращила глаза Раиса. – Она сама его уронила!
- Телефон тут не при чем. За сексуальные домогательства, - невозмутимо изрек мужчина.
- Да кто… - начала соседка.
- Да все поверят! Целый поселок в свидетелях, что ты мне даже в туалет спокойно сходить не даешь.
- Она уедет, и ты все равно ко мне вернешься, - неожиданно спокойно заявила Дудина.
- Я у тебя только в гостях был несколько раз, и то случайно. Куда мне возвращаться? Так что можешь не ждать. А телефон Лене я сам куплю.
Женщина не сдержалась и заплакала. От досады пнула на кухне стол, пустые банки на нем покачнулись и упали, несколько из них свалились на пол, во все стороны брызнули осколки стекла…

Ленка первый раз за все время своего пребывания в Голубках приготовила полноценный, можно сказать, праздничный ужин. Волновалась, ожидая Степнова, который после своей подработки плескался под холодным душем. Чтобы заглушить неромантические звуки, которые от переживаний и голода возникали в животе, девушка выпила стакан сока и ещё раз оглядела стол: котлеты, салат, сковородка с тушеными овощами, укрытая полотенцем.
Дверь скрипнула, Лена повернула голову и удивилась: на пороге стоял не Степнов, а Билялетдинов. Без фуражки, хмурый, растрепанный.
- Почему на звонки не отвечаем? Собирайтесь срочно. У нас массовое отравление каким-то спиртом. Любовь Сергеевна уехала, Зоркий со спиной лежит, а Маша одна не сможет, - последние слова слышал и Виктор, появившийся за спиной участкового.
Кулемина выскочила в коридор в чем была – в коротких шортах и топике на одной бретельке.
- Я с вами, - тут же решил Степнов, на ходу стягивая с веревки одну из своих футболок.
Злющая Раиса, увидев Ленку в компании сразу двух мужчин, не вынесла:
- Теперь втроем кувыркаетесь? Вась, погоны не мешают?
- Дура, - мрачно отрезал Василий. - Все мужиков караулишь. Лучше бы за сыном смотрела.
- Не твое дело!
- Теперь моё… - ответил участковый, уже спускаясь по скрипучей лестнице.

До больницы летели минут десять, чихая от пыли и ежеминутно рискуя перевернуться на ухабах. По дороге Лена надеялась, что милиционер сгустил краски. Реальный масштаб предстоящей работы девушка оценила, когда увидела сразу троих пострадавших и трясущуюся Машу – молоденькую фельдшерицу, месяц назад окончившую медучилище.
Один подросток лежал на кровати и не двигался; другой сидел на стуле и держался за живот; а третьего, самого маленького, обнимала плачущая женщина, видимо, мать.
Ленка даже халат не стала надевать – не до того было, зато процедура реанимации отравившихся через пару минут была налажена по всем правилам. Сидящего парнишку поила водой Маша и подсовывала ему тазик. Маленького уговаривала пить мать, а Лена со Степновым занимались третьим пострадавшим, самым тяжелым из всех. Оба не сразу узнали в бледном с посиневшими губами подростке сына Райки.
Кулемина боялась вставлять Кириллу желудочный зонд для промывания, надеялась привести парня в чувство, чтобы он сам мог пить воду. Виктор тер подростку уши, Лена подносила к носу пузырек с нашатырем. И как только Дудин стал реагировать на присутствие окружающих, его тут же заставили глотать содовый раствор. Через некоторое время в больнице появился согнутый крючком главврач в сопровождении сына.
- Зачем Вы приехали? – вопрос задал участковый, остальные были заняты. – Девушки справляются. И Виктор Михайлович помогает.
- Ну, может, подскажу чего, - сказал Глеб Гаврилович и лег животом на стол, стоящий у окна. Так ему было легче, меньше болела спина.
Меж тем младший из страдальцев стал отказываться от очередной порции воды.
- Я не пил с ними, - оправдывался он. – Я только попробовал.
- Изверги! – мать в сердцах шлепнула его по заднице. – Василий Альбертович! Ну что мне с ними делать?
Пока блюститель порядка мрачно разглядывал физиономию одного из многочисленных отпрысков семейства Жуковых, Зоркий применил единственный доступный ему способ воспитания:
- Маша, клизму ему!
- Я не пил! Не надо мне! – упирался парнишка.
- Для профилактики. Мы же не знаем, сколько ты выпил? Вот на всякий случай и сполоснем тебя. Это при отравлении в обязательном порядке положено, - невозмутимо сообщил доктор.
- Не волнуйтесь, я прослежу за процедурой, - успокоил главврача довольный Билялетдинов.
Минут десять спустя и второй братец Жуков был уведен в соседнее помещение для глубокой промывки кишечника. От Жуковых узнали, что самогонку они получили у местного дельца дяди Жоры в обмен на курицу, которую Кирилл поймал на одной из дальних улиц. И большую часть спиртного выпил именно Дудин. Оттого и было ему хуже всех, и он вполне ещё мог расстаться с жизнью.
- Леночка, капельницу поставишь? – поинтересовался Глеб Гаврилович.
- Угу, - сказала Ленка, уже приготовившая пластиковую бутылку с лекарством.
Главный смотрел, как она ловко попадает в вену и крутит колесико системы, открывая путь лекарству. Кирилл все время дергал рукой, Степнову пришлось сесть рядом и держать его.
Полоумная мамаша Кирюши ворвалась в больницу с воплями и немедленно набросилась на Ленку, но появился участковый и выдернул Кулемину из рук Раисы. Подскочила Маша, перехватила руку больного с капельницей, освобождая Степнова. И Виктор помог скрутить бьющуюся в истерике женщину. Вдвоем мужики утащили её на улицу.
- Дурдом, - протянул Зоркий. – И почему у нас психов лечат только по их желанию? Эту-то точно нужно изолировать! Лен, ты уж прости, что приходится с такими соседями жить. Буду договариваться, чтобы разрешили специалистам жилье снимать.
- Да ладно, я уже привыкла, - ответила Кулемина, встречая притихших, облегченных Жуковых и устраивая их на свободные кровати. Одному из парнишек она тоже поставила капельницу.
- Золотые ручки, - одобрительно крякнул главврач. – Где научилась?
- У папы в отделении подрабатывала. У меня родители тоже в медицине всю жизнь.
Притихшую, заплаканную Раису пропустили в палату. Участковый поставил ей стул возле двери и сам встал рядом. На всякий случай.
Минут через двадцать Кириллу стало заметно лучше. Взрослые обрадовались, облегченно вздохнули. Лена подошла, потрогала его лоб, улыбнулась ободряюще, но в ответ на это услышала:
- Сука ты… Из-за тебя всё. – Окружающие от такого онемели. – Раньше Степнов с мамкой спал, и она добрее была… А теперь с тобой! Я тебе не мужик что ли? Ты со мной не захотела… А я тоже могу… Теперь мамка орет все время, ты… - дальше из него полезли сплошные маты.
Лена убежала в свой кабинет и с ногами забралась на старую кушетку. Она уже знала эту комнату и ориентировалась даже в темноте. Протянула руку к шкафу, сняла с гвоздика халат и накинула на себя. Было обидно, а ещё стыдно и больно.
Пришел Степнов, сел рядом и прижал к себе. Ничего не говорил, молча гладил её по спине и целовал мокрые от слез щеки. Через некоторое время врачебный долг у Лены пересилил прочие чувства.
- Пойдем, ему нужно ещё одну капельницу ставить, - девушка натянула халат, застегнула на нем все пуговки и, нашарив в кармане резинку, собрала волосы в хвостик.
- Я бы ему поставил… Гаденыш! – Виктор едва себя сдерживал.
- Врачи даже гадов лечить обязаны…
- Ну и работенка у тебя, - посочувствовал Степнов.
- Так у тебя тоже весело бывает. Много таких, как этот? – спросила Лена, шагая по коридору.
- Хватает…

Лика!


Спасибо: 46 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 3489
Настроение: Ура! Весна наступает!!!
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.04.12 16:54. Заголовок: В палату Кулемина во..


В палату Кулемина вошла со строгим лицом и в недоумении замерла около пустой кровати, на которой ещё недавно лежал Кирилл.
- Скорая была? Уже увезли?
- Нет. У него основательные водные процедуры. - Зоркий теперь сам занимал одну из кроватей. – Поставьте мне новокаинчику, Елена Никитична. Сын сейчас за мной вернется, а я без укола до дома не дотерплю… Скорая будет через час. Жуковых можно отпустить, а этого, - доктор сделал паузу и посмотрел на Раису, – пусть в район везут.
Лена поставила шефу укол и вышла, а Глеб Гаврилович обратился к Дудиной:
- Ты хоть понимаешь, что она твоего парня с того света достала? Я немощный сейчас, Маша без опыта совсем и одна троих больных не подняла бы. И что вы как собаки на неё кидаетесь? Сынок у тебя – полное барахло.
- Я же стараюсь. И одеть, и накормить его, - начала Райка.
- Да не это главное! Нужно научить человеком быть! Ты соображаешь, что твой сопляк ей предлагал? – мужчина поморщился, оттого что резко повернулся при обращении к своей собеседнице. – Вить, помоги мне на крыльцо выползти, сам не встану.
Главврача забрал сын. Машу Лена отправила спать в кабинет Зоркого – там стоял диван. Жуковых после осмотра бригадой скорой помощи увез домой участковый. Раису в скорую не пустили, велели приезжать к сыну завтра. И она, потерянная и молчаливая, ушла домой одна.

Лена убрала в угол стойки от капельниц, стала поправлять белье на кроватях. Но истончившимся от многочисленных стирок больничным простынкам с кляксами от штампов и печатей придать парадный вид в принципе было невозможно. Степнов наблюдал за девушкой, понимая, что обида от незаслуженных оскорблений пройдет ещё нескоро, и хлопочет Кулемина сейчас от желания занять себя чем-то. Очень хотелось пожалеть её… Не просто по головке погладить, а сделать так, чтобы Лена вообще забыла о существовании соседей. Обнять крепко и отгородить от всего мира.
Девушка подошла к нему, прислонившемуся к стене, и спросила:
- Чай будем пить?
- Обязательно, только позже, - серьезно ответил Виктор и щелкнул выключателем…
Пуговицы от белого халата разлетелись по палате, как шрапнель, и один рукав тоже легко оторвался. Остальная одежда упала куда-то в темноту. И Лена, и Степнов в это время о ней не думали.
Каждый из них умолял себя не торопиться, но делать что-то медленно не получалось. Слишком долго они держали дистанцию, слишком сильно хотели друг друга и очень боялись, что их близости кто-нибудь помешает. Царапины и синяки от такого яростного натиска проступят позже, а пока все затмевали нереальные ощущения. Лена не один раз до этого представляла, каким мог бы быть секс со Степновым. Она недавно видела его во сне и проснулась среди ночи, оттого что внутри все пульсировало. Но наяву это было гораздо ярче и сильнее. Невидимый в темноте мужчина рвал на ней одежду и сжимал девушку в объятиях. Потерявшая ориентацию в пространстве Лена не знала, к какой части её разгоряченного тела в следующий момент прикоснутся его губы или руки. Она и свои ладони не хотела отнимать от горячей кожи мужчины. В ушах шумело, и дышать получалось только ртом.
Потом наступил момент полета в бездну, и только шепот Виктора привел её в чувство:
- Прости меня… Я не знал, что так выйдет…
Она в замешательстве вырвалась из объятий и попыталась встать, но больно ударилась головой о какую-то преграду. Схватившись за ушибленное место, наклонилась и все-таки встала. Шагнула вперед, налетела на соседнюю кровать и замерла: «Простить… За что? Это все случайно? Пожалел?»
Такое количество сильных эмоций за один вечер грозило сорвать психику любому.
- Лена, ты куда? Я исправлю всё, никто не заметит! – мужчина тоже обо что-то ударился, чертыхнулся, но быстро нашел девушку в темноте и обнял её, прижимая спиной к себе.
- Что исправишь? – бормотала Кулемина, окончательно запутавшись в себе и в окружающем мире.
- Кровать мы сломали. Но я сейчас оденусь и все починю. И ты одевайся, а то так мы с тобой ещё какое казенное имущество раскурочим. Погоди, я сейчас. - Каким-то чудом Степнов прошел по комнате, не наткнувшись при этом ни на кровати, ни на стол, и распахнул дверь. В полосе тусклого света из коридора он быстро нашел свою одежду и Ленкины шорты. А топик упорно не желал обнаруживаться! Лене было очень хорошо в мужской футболке, Виктор отдал собственную и в одних джинсах нормально себя ощущал. Пришлось включить свет в палате и обшарить все основательно. В ходе поисков подобрали остатки халата, несколько пуговиц, и уже за шкафом разыскали свою пропажу.
Давясь от смеха, разглядывали злополучную кровать, у которой ножки разъехались в стороны, а спинки почти встретились. Мужчина легко вернул кровати её первоначальный вид, но был уверен, что при небольшой нагрузке это ложе развалится окончательно. Именно поэтому пострадавшую мебель утащили в дальний угол и для маскировки положили на неё несколько запасных подушек и одеял.
Потом захлопнули входную дверь, искренне надеясь, что Машу до утра никто больше не потревожит, и отправились в общагу.
В больнице на часы они не смотрели, телефонов с собой не было, и теперь пытались определить, который час.
- Уже начинает светать, - уверенно говорил Степнов. – Значит, четыре утра есть.
- Блин! – Ленка запнулась о какой-то камень. – Это ты в темноте хорошо видишь, вот и кажется, что светает. Темнотища полная. Может, луну, как в сказке, черти стащили?
- Ночью рогатых поминать не положено, вот мы уже до второго фонаря дошли, - заметил Степнов.
Девушка не удержалась и прыснула. Ещё бы – вся улица длиной километра четыре освещалась только тремя фонарями. И народ лихо привык измерять расстояние и ориентироваться по этим выдающимся объектам. Так и говорили: «встречаемся у третьего фонаря», «ехать как от первого до второго фонаря».
- Нужно ещё на ваши знаменитые фонари часы прицепить, - придумала Кулемина.
- Долго не провисят, - убежденно сказал мужчина. – Сопрут немедленно. У нас в школе одни часы так ушли. И Василий найти не смог.
Очень легко и весело он рассказал пару историй из своей школьной практики. Лена удивлялась. Она привыкла видеть Степнова немногословным, а тут такие эмоции… И сама не заметила, как вспомнила одно из смешных происшествий в больнице.
В общаге оба поняли, что хотят есть. И остывший поздний ужин стал ранним завтраком.
- Чего там медицина говорит про прием пищи ночью? – полюбопытствовал Виктор, расправляясь с очередной котлетой.
- Медицина говорит, что голодать вредно. Нужно регулярно есть, но в меру, - Ленка с удовольствием зачерпнула ещё ложку салата.
- Мы в меру, - улыбнулся Степнов.
Последние пару часов им никто не мешал. Они вдвоем оставались в больнице, на улице, и сейчас в коридоре и на кухне тоже никого не было. Первый раз они делали что-то вместе, и это нравилось. Куда-то исчезла усталость, с лиц не сходила легкая улыбка.
- Вечером сходим в баню, - сообщил мужчина. – А пока придется ограничиться душем. Меня вполне устраивает холодный. Для тебя вода нагрелась.
- Как же достали эти кастрюльки и ковшики! – воскликнула Кулемина. – Просто ужас…
- Хочешь, я полью тебе?
Ленка покраснела, а её спутник заметил это и обнял девушку.
- Ну чего? У меня родители всегда так делали. А ты точно в медицинском училась? – неожиданно поинтересовался он и, дождавшись удивленного выражения на лице Кулеминой, объяснил: - Всегда считал, что медики сильно стеснительными не бывают в силу профессии. Только не обижайся!
- Одно дело смотреть на пациента, и совсем другое, когда на тебя смотрят, - Лена вдруг вспомнила про «тощую кильку». – Я же… худая. Ты сам говорил.
- Виноват, был дураком, исправлюсь, - теперь пришел черед Степнова краснеть.
- Я тоже считала, что спортсмены не краснеют, - уколола его девушка.
- Ты красивая. Я сам видел, - испытанный не одним поколением мужчин метод действовал безотказно.
- На пляже?
- Я тебя раньше видел. В бане, - признался Виктор.
- Где?! – Ленка убрала с себя его руки. – Ты как? Зачем?
- Да случайно вышло, там второе окошко было. Я даже не думал, что увижу, - оправдывался Степнов.
Лена представила, в каком виде она была в бане: распаренная, в мыле, с мокрыми прилизанными волосами. Или с белой маской на лице! Даже тошно стало, что он мог смотреть на неё такую.
- Ты лежала на полке, такая вся… А потом села, - рассказывал мужчина.
- А потом? – не вытерпела Кулемина.
- Потом я чуть со всей поленницей не рухнул, а после бабка окошко замазала известкой, - Степнов уже не рад был, что так разоткровенничался. – Лен, ну ты сама виновата…
- Я?
- Зачем носишь футболки просторные? Ничего же под ними не понять. И лифчик у тебя неправильный. Вот поедем в район покупать телефон, так я сам тебе выберу одежду, - успокоил он девушку.
Ленка просто офигела от всего услышанного. Её, городскую девушку, физрук из деревенской школы учил, как нужно одеваться! Она не считала себя супермодницей, но и лохушкой никогда не была.
- Не волнуйся, все будет в лучшем виде. У меня хорошие учителя. - Виктор воспользовался шокированным состоянием любимой и снова обнял её.
- Ты - бабник? – неожиданно спросила Лена.
- Нет. Но вот друг у меня именно такой. У него три сестры, и он регулярно с ними по магазинам ходил, они его здорово воспитали в этом плане. Он всем своим подругам помогает покупать наряды или белье, - рассказывал мужчина. – Ну и я кое-чему у него научился.
- Виктор Михайлович, Вы меня удивляете на каждом шагу, - покачала головой Кулемина.
- С Вас пример беру, Елена Никитична. Вон как лихо сегодня этих паразитов колола иголками, у Глеба чуть глаз не выпал от восторга, - в тон ей отвечал Степнов.
Мыться Ленка ушла одна, а после уснула совершенно счастливой, сжимая в руке телефон Виктора, который он дал ей на время. Спать вместе они не рискнули. И без обсуждения было понятно, что все их вздохи и движения озвучат соседям скрипучие полы и кровати. А так хотелось остаться вдвоем… И снился Кулеминой поселковый магазин, где вдоль стены располагалась шеренга стоек для капельниц. Но на крючочках висели не бутылочки с физраствором и глюкозой, а шикарные кружевные бюстики…


Со следующего дня жизнь в общаге изменилась кардинально. Наступила эпоха тишины и вежливости: Райка не то что орать перестала, она и говорить ни с кем не хотела. Да и сынок её вернулся из больницы смирным и пришибленным. Толян съехал к одному из дружков «на летнюю квартиру», то есть в сарай. Зоя Семеновна с мужем наслаждались покоем. И Лену никто не трогал. Теперь они со Степновым ужинали вместе, В пятницу не выдержали и ушли на пляж. После купания забрались в поле далеко от дороги, расстелили покрывало и забыли о том, что вокруг существует мир…
Ленка могла вечно лежать, привалившись к горячему боку Степнова. Он гладил её по спине. Вверх до родинки на шее и вниз до ягодиц, потом снова верх и вниз. Даже не верилось, что крепкая мужская рука могла быть такой нежной. И мужчина испытывал блаженство от прикосновения к теплой бархатистой коже девушки. Из состояния неги их вывели крики людей и рев мотоциклов: компания молодежи проехала совсем рядом.
Ленка перепугалась не на шутку, натянула на себя и на Виктора край покрывала.
- Лен, ну чего ты так боишься? Мы же не банк ограбили! Да и не видели они нас, - успокаивал подругу Степнов.
- И так говорят не пойми что, а если увидят нас тут, то как мне потом на приеме сидеть? – больше всего Лену угнетало, что в поселке её знала каждая собака. В городе такой проблемы не было никогда, а здесь жизнь на виду просто обязывала вести себя безупречно.
- У нас всегда кого-нибудь обсуждают, никак без этого. Завтра на весь день уедем отсюда и, как нормальные люди, в кино сходим, в кафе посидим, - планировал Виктор, и Кулемина постепенно успокоилась.

В первый субботний автобус в район народу набралось много. Все сидячие места были заняты, а три человека уже стояли в проходе. Когда до отправления рейса оставалось несколько минут, в заднюю дверь ПАЗика вскочил мужчина лет сорока, самый известный местный самогонщик Жора. Он увидел впереди себя в проходе Степнова и тут же решил ему отомстить за недавний рейд, в котором участковый, физрук и работники сельсовета изъяли у него самогонный аппарат и литров двадцать готового питья. До уголовного дела не дошло, но по административке Жоре нехилый штраф светил.
- Степнов! Я слышал, ты с новой врачихой спишь? Ну и как она зажигает? – громко спросил мститель.
Виктор обернулся и самогонщик увидел, что впереди него стоит девушка, о которой он только что говорил.
- Я с ней не только сплю, но и ем, и в магазин хожу. И даже в автобусе еду, - невозмутимо ответил Степнов. – А если ты про неё ещё раз что-то вякнешь, так я к тебе в гости приду, поговорить по душам.
В автобусе повисло молчание. Теперь уж никто не мог засмеяться или слово сказать: одной фразой Степнов пресек все разговоры и сплетни. Не стал отпираться или шутить, а честно признал, что женщина его.
Жора резко передумал ехать и вышел на улицу.
- У кого ещё есть вопросы по поводу нашей личной жизни? – вежливо поинтересовался физрук. – Нет вопросов? Ну тогда чего ждать, поехали!
ПАЗик трясло на кочках. Все женщины в автобусе завидовали Ленке черной завистью. Ведь приехала и прибрала такого мужика!
Мужчины были добрее. Они просто завидовали Степнову. А что? Молодая, красивая и, к тому же, докторша…

Лика!

Спасибо: 47 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 3503
Настроение: Ура! Весна наступает!!!
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.04.12 07:03. Заголовок: В районном центре Ле..


В районном центре Лена была уже три раза, и он показался ей вполне обыкновенным небольшим городом. Хотя видела она там только площадь возле автовокзала и больницу, расположенную неподалеку.
Теперь же Степнов коротко, но емко охарактеризовал основные достопримечательности города. Что-то из древней истории вспомнил, что-то из современной.
- У нас тут прежде много домов облупленных было, а теперь их облагородили: одни отделали снаружи разными панелями и плитками, другие покрасили. Брусчатку вот выложили на центральных улицах, торговые кварталы завели, - объяснял Виктор. – Нам сюда.
Он открыл дверь одного из магазинов и пропустил Лену вперед. Кулемина осмотрелась, увидела ряды вешалок с женскими трусиками и бюстгальтерами и про себя хихикнула: она до сих пор не представляла, как Степнов будет выбирать ей белье. Продавец – молодая женщина лет тридцати с рыжими кудряшками, стояла за массивным офисным столом, выполняющим функции прилавка. При виде покупателей у неё на лице возникло обыкновенное любопытство, она решила, что эта парочка только поглазеет: вошедшая девушка смотрела почти безразлично, а мужчина точно не должен был ничего приобретать.
- Девушка! Нам нужно бюстгальтер купить. Поможете? – произнес вдруг Степнов.
Изумленное выражение появилось на лицах и продавщицы, и Ленки.
- Вам? – переспросила рыженькая.
- Лично мне ни к чему, а вот моей девушке очень нужно, - улыбнулся мужчина.
- Ну ты… обманщик! Такой лапши мне навешал: сам выберу… - возмутилась Кулемина.
- Я – обманщик? Посмотри на меня, разве я произвожу впечатление вруна? – оскорбился Виктор.
Ленка внимательно на него посмотрела. Утром они торопились на автобус; потом ехали, ощущая на себе оценивающие взгляды голубковцев; и только теперь девушка разглядела, как одет её спутник. Светлые джинсы сидели на нем как влитые; серая льняная рубашка облегала широкие плечи, выгодно подчеркивая смуглость кожи и рельеф мышц; на ногах Степнова красовались отличные летние кожаные туфли. До Кулеминой дошло, что свою одежду и обувь её любимый явно покупал не на местном рынке.
Рыженькая продавщица тряхнула кудряшками, тоже уставившись на странного покупателя.
- Так ты же… - начала Лена.
- Спокойно. Все под контролем, - успокоил её мужчина и снова обратился к работнице магазина. – Что Вы нам порекомендуете?
Продавщица очнулась и стала демонстрировать свою подкованность:
- В целом видов бюстгальтеров всего два: это бюстгальтер-бра и бюстгальтер-балконет.
- Вон как! – удивился Степнов и добавил: – Оно понятно: бра – с чашечками треугольной формы, на косточках, и грудь поднимает, и объем показывает; а
балконет – с широко расставленными бретельками - придуман исключительно для потрясного декольте.
Обе женщины молчали, находясь в полном шоке от услышанного. Потом рыженькая издала странный короткий звук: «И…». И опять замолчала.
Ленке повезло больше: она успела закрыть рот к тому моменту, как Виктор на неё посмотрел.
- Короче, несите нам модели атласные и без всяких там клеточек, шнурков и вкладышей. Девушка будет примерять, - сообщил продавщице мужчина.
Кудрявая пришла в себя и даже обиделась.
- Как вы думаете, какой размер нужен? – донимал работницу Степнов.
- Ну скорее всего… - оценивающе посмотрела на Кулемину женщина.
- Вот несите на размер больше того, что Вы подумали, - распорядился Виктор и потянул застывшую Ленку в сторону примерочной.
Ошеломленная девушка послушно застегивала на себе одну вещь за другой, Виктор заглядывал, смотрел и говорил: «Следующий».
В результате он отложил три, хотя перебрали они штук пятнадцать. Один бюстгальтер был голубого цвета, второй – сливочного, а третий - цвета хаки. Расплачивался за покупки Степнов сам. Когда вышли из магазина на улицу, Ленка не вытерпела:
- И чем мой хуже этих? Он такого же качества!
- Он другой формы, - объяснил Степнов.
Кулеминой стало вдруг очень стыдно, и она даже покраснела.
- Лен, я тебя обидел? Тебе не нравится то, что выбрали?– осторожно обнял её Виктор. – Прости, пожалуйста. Сейчас все верну обратно…
- Не надо возвращать, - прижалась к нему Лена, прикусила губу и вздохнула коротко. – Как ты так легко в моделях разбираешься? Я даже названий таких не знала.
- Так интернет всем доступен. Я просто подготовился, - прошептал он ей в макушку.
- Ты готовился заранее? – распахнула удивленно глаза девушка и тут же толкнула Степнова кулаком в бок. – План написал, да? А я тут себя безнадежно дремучей чувствую!
- А что сложного? Выбрал то, в чем ты лучше всего выглядела, - усмехнулся Виктор. – И ещё мне понравилось смотреть, как ты переодевалась. Теперь я понимаю, отчего Славка так тащится, когда своих подруг по магазинам водит.
Ленка от неожиданности этого признания даже сумку из рук выронила.
- Да ты опасный тип, Степнов! Провел меня как школьницу. Побить тебя надо!
- Не надо меня бить. Мы же ещё халат тебе выбирать пойдем, - сообщил мужчина и предусмотрительно сделал шаг в сторону.
- Можешь не рассчитывать, что я там буду раздеваться, халат и поверх одежды неплохо смотрится, - Кулемина показала ему язык и подняла сумку.
Но Виктор и в следующем магазине нашел способ заманить Лену в примерочную. Пока она с одной продавщицей подбирала себе халат, Степнов поинтересовался у другой:
- И какие нынче летом платьица носят?
- Сарафаны носят, вон у нас сколько разных, - обрадовала его работница магазина.
- Что лучше всего берут? – от длинного ряда разномастных одёжек в глазах рябило.
- Розовый цвет любят, фуксию, с леопардовым рисунком и с цветочками тоже, - перечисляла продавец, двигаясь вдоль вешалок с нарядами.
- А есть что-нибудь особенное?
- Особенное - напротив, но там такие цены! – закатила глаза женщина.
- Понимаете, моя девушка розовый цвет терпеть не может. Посмотрите что-нибудь зелененькое, - попросил Степнов, на самом деле плохо представляя, как из этой пестроты вообще можно выбирать.
Продавщица подумала и достала из угла коробку с одеждой.
- Вот, - и она разложила на прилавке несколько прозрачных пакетов.
Через пару минут мужчина уже вошел за штору примерочной и, высунувшись оттуда, позвал подругу:
- Лен, я тут рубашку нашел, посмотри.
Ничего не подозревающая Кулемина осторожно проскользнула в кабинку и попала в объятия Виктора.
- Ты с ума сошел, нас сейчас погонят отсюда, а я ещё за халат не расплатилась, - Ленка пыталась образумить любимого между поцелуями.
- Я выйду, когда ты пообещаешь померить то, что я нашел. Если не понравится, брать не будем, - шептал Степнов.
- Но ты выйдешь! – требовала Лена.
- Конечно, - согласился мужчина и вышел.
- Ой, девушка, как вам хорошо! – восхитилась продавец, когда Кулемина отодвинула штору в сторону и появилась перед ними.
Совсем обычный трикотажный сарафан был с рисунком из листьев и цветов фисташкового, бирюзового и белого цветов. Узкий лиф охватывал грудь и спину, из-под груди ткань падала вниз колокольчиком и едва прикрывала колени. Тонкая бретелька стягивала лиф спереди и поднималась на шею.
- Только кроссовки не подходят. Но рядом в палатке шлепанцев всяких разных завались и недорого, - работницы магазина были единодушны.
Степнову сильно хотелось, чтобы Лена в этой обновке и пошла. Он даже представил, как он мог бы сидеть в кинозале рядом с девушкой в таком соблазнительном наряде, положил бы руку на её обнаженные плечи… Но теперь Виктор точно знал, что сарафан перед одеванием будет подвергнут тщательной стирке и глажке.

На рынок они все-таки попали. Купили горячие лепешки с сыром, малосольные огурчики и кружок домашней колбасы. На эту колбасу Ленка смотрела с большим подозрением. Но потом, увидев, как вкусно ест Степнов, не удержалась и сама попробовала.
- Ну как? – довольно спросил её Виктор.
- Жашибишь, - с полным ртом ответила девушка.
- То-то же!
Они сидели за столиком на улице в кафешке напротив рынка, и никто не возмущался, что некоторые посетители смакуют еду, принесенную с собой. Видимо, тут с этим уже устали бороться. Зато чай, напитки и мороженое гости честно заказывали официантке. И та едва успевала выполнять заказы.

День в городе пролетел незаметно и легко, а завершился полным сюрпризом. Пришедшие вечером в баню Лена и Виктор обнаружили взволнованную и принаряженную бабу Нюру.
- Чего же вы так припозднились? Мне на станцию ехать нужно Ваню с семьей встречать. Меня сосед уж полчаса ждет, - строжилась бабушка. – Мойтесь и нас дождитесь.
И уже напоследок, когда Степнов закрывал за ней ворота, добавила:
- Баню только не развалите и приберите за собой.
- Да мы же всегда убираем, - не понял Виктор.
- Так вдвоем-то до уборки ли будет? – подмигнула старушка и ушла усаживаться в машину.
- Что она тебе сказала? – интересовалась Лена, увидев покрасневшего мужчину.
- Она уверена, что мы сейчас в баню вместе пойдем…
- А мы, как честные порядочные граждане пойдем по одному. Я первая. – Кулемина взяла свое полотенце и завернула его на шее наподобие шарфа. – К помывке готова!
- Я тоже честный и порядочный, - сгреб её в охапку Степнов. – Одну не пущу. Мало ли что может с тобой случиться? Вода горячая, печка раскаленная, мыло скользкое…
Если бы баня умела краснеть, то к приезду хозяйки она стала бы ярко-малинового цвета. Но поскольку такими уникальными свойствами почтенное строение не обладало, его облик не изменился.
Зато хозяйский сын решил, что Лена – жена Степнова, и так к ней и обращался. У Виктора язык не повернулся тут же объяснять что-то про их с Кулеминой отношения. Баба Нюра могла сына поправить, но упорно помалкивала на эту тему.
В общагу шли уже в сумерках, обоим было хорошо, но немного грустно…

Лика! Спасибо!

Спасибо: 45 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 3517
Настроение: Ура! Весна наступает!!!
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.05.12 07:13. Заголовок: На следующей неделе ..


На следующей неделе произошло невероятное событие – к Варваре Федоровне приехали врачи из района. Естественно, гонять машину из-за одной больной никто бы не стал, и приезжие доктора осмотрели в общей сложности с десяток малоподвижных и лежачих больных.
Появление районных светил в общаге вызвало переполох. Комендантша, увидев белые халаты, решила, что нагрянула комиссия из саннадзора, и ей, как ответственному лицу, будут выписывать штраф. Раиса, сынок которой за пару дней нахождения в городской больнице сумел достать персонал своим поведением, тоже испугалась. Ей один из врачей в сердцах пообещал устроить Кирилла на принудительное лечение в психиатрическую клинику, и теперь Дудина была уверена, что явились именно за её непутевым ребенком.
Толян, зашедший в общагу за каким-то своим имуществом, жутко болел после сильной попойки и сидел в коридоре в старом кресле, надеясь, что кто-нибудь из соседей сжалится и займет денег на выпивку. В таком состоянии все три объявившиеся врачицы в белом показались ему на одно лицо, и мужик реально струхнул, подумав, что у него троится в глазах. Толик принялся вслух оправдываться перед женщинами:
- Я ни к кому не пристаю. И меня не нужно трогать… У меня все хорошо, только полечиться бы малость.
Врачи сначала решили, что это какой-то неучтенный инвалид. Две из них стали рыться в своих записях, надеясь обнаружить сведения об этом страдальце. А третья, невропатолог, подошла ближе к мужчине и догадалась, в чем причина его болезни, но, чтобы быть уверенной в своих предположениях, задала простой вопрос:
- Здравствуйте, скажите, кто я?
- Ты - антагонист! - громко и отчетливо произнес мужчина.
- Алкаш-философ, - сделала вывод врач. – Хотя, по сути, прав: я – врач, он – больной; я – трезвая, он – с бодуна; я – женщина, он – мужик.
Тут в коридоре появилась Лена и пригласила приезжих пройти в комнату к Степновой.

Самой Варваре все происходящее было неинтересно. Она через силу делала то, о чем просили врачи: садилась и вставала; с Лениной помощью разделась для осмотра; ждала, когда возьмут кровь из вены. Тихо говорила «да» или «нет», отвечая на вопросы.
- Глубокая депрессия, - сделала вывод невропатолог. – Тут нужен психотерапевт, только кто сюда ездить будет? Это же одним сеансом не лечится. А везти куда-то её не стоит, неизвестно, как она дорогу перенесет.
- Можно попробовать поискать специалиста, который согласится приезжать, - Лена надеялась на положительный исход. – Не подскажете, к кому обратиться?
- Да подсказать нетрудно, - усмехнулась одна из её коллег. – Но хватит ли средств у родственников?
Комиссия уехала. Кулемина вечером честно рассказала все Виктору.
- Вить, какой можно найти повод, чтобы вывести её из этого состояния? Ну хоть что-то её радует? – спросила она у Степнова, отдавая листок с телефоном врача. – И если ты решишь, то я с психотерапевтом договорюсь.
- Спасибо тебе. Я потом сам того врача найду и все узнаю, - грустно улыбнулся мужчина.
- У меня на этой неделе три выходных, - Лена перевела разговор на другую тему. – Поедем в город?
- Три? Вот здорово! Тогда мы поедем на базу отдыха. Я там был с друзьями, позвоню сейчас и договорюсь, чтобы нам места оставили, - Степнов обрадовался, но потом спохватился: - Ты согласна?
- А как же Варвара Федоровна? – недоумевала девушка. – Три дня без тебя?
- Нам везет! – воскликнул Виктор. – Как раз в четверг вечером к ней приезжает в гости подруга. Она несколько раз в году у нас бывает. Это моя крестная, тетя Нина. Вот её Варя всегда ждет и даже радуется. Они достают старые фотографии и часами смотрят.

Лена бывала на базах отдыха и с друзьями, и с родителями. Коттеджи или домики, а то и большие корпуса, обязательно со всеми удобствами, ждали гостей в любое время года. И тут Кулёмина рассчитывала увидеть нечто подобное, поэтому взяла с собой минимум вещей. Но когда после рабочего дня возле больницы её встретил Степнов с огромным рюкзаком, девушка несколько растерялась. Теперь она уже не представляла, как может выглядеть здешняя база отдыха, и хотела бы вернуться в общагу, прихватить ещё кое-что из своего имущества. Только времени на это уже не было.
На одном автобусе молодые люди доехали до райцентра, там сходили в продуктовый магазин и сели на другой автобус.
- Вить, а там разве столовой нет? Или кафешки какой? – поинтересовалась Ленка. – Зачем мы столько еды купили?
- Там потрясающее место, - Степнов даже глаза закрыл от удовольствия. – Сосновый бор, песчаные берега и озеро круглое, как блюдце. Сказка! Но условия спартанские: вагончики, туалеты на улице и маленькая банька. Готовят в основном все на углях – мангалы стоят у каждого вагончика, у сторожа кипяток в титане. Электроплита у него тоже есть, но ей, в основном, пользуются те, у кого ребятишки маленькие. Зато там мало комаров и шикарный пляж.
До пляжа, обещанного Виктором, добрались только в сумерках. От остановки автобуса на трассе пришлось идти пешком километров семь по проселочной дороге. Поздних гостей ждал Иваныч - сторож и смотритель в одном лице. Шустрому дядьке лет шестидесяти каждый постоялец был в радость.
- Вот, бельишко я вам на койку положил, ведро и таз в коридорчике, посуда на столе. За кипятком ко мне приходите в любое время!
Гости кивали, соглашаясь с представленными услугами и переводя дух после пешего перехода. Сгрузили вещи в своей комнатке, где приветливо горел свет, натянули купальники и пошли встречаться с озером. И уже сидя в воде, Лена разглядела всю базу. Полосу песчаного берега шириной метров триста окружали громадные сосны; под деревьями вдоль пляжа расположились вагончики, установленные на бетонных блоках; перед каждым вагончиком на вкопанных в землю столбиках застыли деревянные столы со скамьями, заботливо спрятанные под крыши. За одним из столов сидела компания людей. Были слышны смех и звуки музыки.
Вылезать из теплой воды Ленке не хотелось, да и Степнов, как огромная речная выдра, бесшумно нырял, всплывая то с одной стороны, то с другой. Но голод вынудил обоих покинуть благодатную купель, в которой легко смылись и дорожная пыль, и усталость.
Вытираясь наспех прихваченным полотенцем для рук, Кулемина поняла, что просчиталась. Было желание завернуться в нечто побольше. Виктор сходил, порылся в своем рюкзаке и принес ей большое льняное полотенце, почти простыню.
Замотанная в клетчатую ткань, с мокрыми волосами и сияющими от удовольствия глазами, Ленка уплетала наспех порезанный салат из огурцов и бутерброды. Степнов тоже был в отличном настроении, ел и рассказывал о том, что они будут делать завтра днем.
- Шашлыки пожарим, за молоком можно в деревню сходить, тут недалеко. Иваныч сказал, что у него есть волейбольная сетка. Площадка песчаная, народ на выходные приедет, запросто наберем команды, чтобы поиграть. Ты умеешь?
- Я не олимпийский резерв, но надеюсь не опозориться. - Лена лукавила. Она играла в сборной школы, потом за институт. Просто вот уже пару лет не до игры было.
- Отлично! – Виктор довольно улыбнулся.
Позже Кулемина мыла посуду и складывала продукты в холодильник, стоящий в маленьком коридорчике перед дверью в их комнату. Заглянула во вторую комнату – три кровати и тумбочка.
«У нас тоже три кровати? А как же…» - она представляла, что спать они с Виктором будут рядом, расстроилась.
Повесила на веревочку в коридоре влажный купальник. Принесла воды, в тазу сполоснула ноги. Осторожно открыла дверь и оказалась в полной темноте.
- Ой, а где тут что? Неужели на ночь свет отключают? – спросила Лена. – Я даже не успела достать в чем спать.
- Не нужно ничего, - Степнов оказался рядом, стянул с неё полотенце, обнял и удивился: - Ты чего же такая холодная? Как русалка из озера. Стоило переодеться, а не сидеть в мокром. Давай греться будем…
Ощущения от этой близости ошеломили обоих. Не нужно было оглядываться, торопиться и бояться. Никто не подслушивал под дверями и не ломился в комнату. Комнатенка в походном вагоне стала для них общим домом, территорией, которая соединяла их в одно целое. И здесь, утолив первый голод, они наконец-то устроили себе пир, о котором давно мечтали. Узнавали друг друга неспешно, смаковали прикосновения и поцелуи, растягивали удовольствие. И уснули, не размыкая объятий.


Виктор по привычке проснулся в шесть часов. Осторожно выбрался из кровати, обмотал вокруг бедер полотенце и отправился купаться. Чтобы не шокировать кого-то из соседей, отошел немного дальше от крайнего вагончика и нырнул в озеро голышом. А потом, вернувшись к себе в комнату, опять забрался под одеяло. Ленка проснулась от прикосновения холодных рук, спросонья не поняла, в чем дело.
- Я купаться ходил, - шептал ей на ухо Степнов.
- Ещё меня русалкой обзывал, а сам какой… русал… - сопела Кулемина, накрывая мужчину одеялом.
- Русал – это завод такой, что-то металлургическое. А я водяной!
Они шутя спорили и опять не могли оторваться друг от друга. Силы не заканчивались, и желание не проходило. Спешить было некуда, дремали после такого чудного утра.
Сторож с пониманием отнесся к тому, что молодежь появилась из своего домика уже после одиннадцати.
- Вы бы если раньше встали, то успели бы и молоко купить, и пирожки. Бабки из деревни приносили, - говорил он, а сам заметил припухшие губы Лены и царапины на плече Степнова. Эх, молодость, хорошее время, все впереди!
Большую часть пятницы малочисленные отдыхающие наслаждались покоем и тишиной. Но к вечеру приехало столько любителей отдыха на природе, что в вагончики не все поместились. На соседних лужайках расположились машины и разноцветные палатки, вокруг бегали дети и собаки, от мангалов разносился запах дыма и всевозможных деликатесов.
Ленка даже не подозревала, что такая толпа соберется, а Степнов это знал и поэтому шашлыки приготовил ещё днем, пока никто не мешал. Они взяли с собой еду, полотенца и ушли по берегу озера, туда, где никто их не видел, а вернулись уже в темноте. В свою комнату, где в отличие от соседней вместо отдельных кроватей стоял широкий деревянный топчан. Полосатый ватный матрас казался мягким и уютным, а простыни и наволочки разномастных расцветок не портили этот летний интерьер. Иваныч понимал, в какую комнату следует поселить молодых!

После бурного пятничного веселья с объеданием и возлиянием отдыхающие просыпались поздно. Прогуливались до озера, а освежившись, осматривали окрестности. Почти все мужчины обратили внимание на девушку, загорающую на песке. Желтый купальник с черной отделкой подчеркивал легкий загар, от стройной фигуры было сложно оторвать взгляд. Трое парней остановились поодаль и принялись обсуждать красотку.
- Какая конфетка лежит в одиночестве, - заметил белобрысый.
- Так, я первый её увидел, значит, знакомиться тоже первым пойду, - решил крепыш в красных шортах.
- Ну Тоха, ты борзый! Мы же вместе шли, как это ты первый? – возмутился самый высокий из друзей. – Просто пригласим её к нам на шашлыки, а там разберемся.
Девушка на песке зашевелилась и легла на бок, спиной к парням. Те с удовольствием смотрели на незнакомку с другой стороны.
- Ребята, в волейбол играть будете? – раздался у них за спиной строгий голос.
Все трое любителей сладкого дружно вздрогнули и обернулись. Здоровый молодой мужик держал в руках скатанную в тугой свиток сетку и внимательно на них глядел.
- Да мы… Не знаем пока… - не решили парни.
- Не умеете? Или по жизни освобождены от нагрузок? – усмехнулся мужик.
- Че это не умеем? – взвился от возмущения тот, что в шортах. – Да мы хоть кого!
- Тогда пошли сетку вешать, - спокойно ответил мужчина.
- Да мы сейчас, только вот девушку от солнечного ожога спасем и сразу придем! – пообещал белобрысый.
- А ну подержите, - мужик ловко сгрузил на руки двоим «спасателям» свою ношу и присел возле девушки. – Ленок, ты переворачивайся, а то народ волнуется.
И он по-хозяйски провел ладонью по стройной ноге девушки, отряхивая прилипшие песчинки. Та села, сняла с головы полотенце и парни едва не застонали от обиды: блондинка была хороша, но занята.
Уже после того, как натянули сетку, высокий парень выговаривал белобрысому:
- Конфетка, одна лежит… Такие одни не лежат, вон какой у неё фантик.
- Ничего, мы этого козла в волейбол оттянем и девку уведем, - Тоха был самонадеян до безобразия.
- Кишки порвешь, - высокий сплюнул в сторону.
- Пошли! – рванул вперед Тоха.

Смотреть игру собрался народ со всей базы. Пляжный вариант волейбола смотрелся классно, игроки в купальниках были великолепны. Степнов судил две игры, а третью взялся судить Иваныч, оказавшийся бывшим физруком.
Тоха и белобрысый обрадовались, когда в пару к Степнову встала Лена. Парни уже предвкушали победу, уверенные в том, что девушка играть не умеет, а на песке вообще долго не выдержит. Но девушка закручивала такие подачи, что Тоха не раз падал лицом в песок, пробить же мимо Степнова было вообще нереально – он стоял как скала. Парни проиграли почти всухую. А Степнов едва не лопнул от гордости за Кулемину. Они чувствовали друг друга в этой игре, как будто тренировались не один раз. И оба получили колоссальное удовольствие.
Триумфальное шествие победителей не состоялось. Раздался истошный женский крик и на площадку ворвалась дама лет пятидесяти с небольшим:
- Женя! Женя! Алису украли! – она металась, высматривая кого-то среди зрителей, а потом упала в обморок. К ней кинулся один из мужчин, но не знал, что делать.
Лена отреагировала моментально:
- Витя, аптечка у меня в сумке!
Пока Степнов бегал за аптечкой, Лена скомандовала:
- Поднимите ей ноги! – мужчина соображал плохо, а вот Иваныч оказался проворнее и сделал как сказано.
Кулемина терла уши женщины и несколько раз надавила на ямочку над верхней губой. Потом в ход пошел нашатырь, и пострадавшая стала приходить в себя.
- Внучка пропала, - шептала она бледными губами.
- Не вставайте, сейчас её найдут. Все будет хорошо, - убежденно сообщила Лена и надела на запястье женщины браслетик тонометра.
Степнов быстро организовал поиски трехлетней девочки по имени Алиса и минут через пятнадцать её обнаружили у соседей, перемазанную шоколадом и с конфетой в руке.
- Ваша? – спросил Виктор, показывая девочку бледной женщине и перепуганному мужчине.
- Наша, - утвердительно кивали дед с бабушкой.
После обморока женщина чувствовала себя неважно.
- Господи, как стыдно, я тут валялась перед всеми. Простите, пожалуйста, - извинялась она.
- Ну что Вы, мадам, с такой фигурой, как у Вас, валяться нельзя! Вы вполне изящно лежали, - успокоил даму Иваныч. И женщине сразу же стало легче, Лена пошла с ней, чтобы решить, какое лекарство той следует выпить.
Народ вокруг был приятно удивлен Ленкиной моментальной реакцией и аптечкой. Да и грамотные действия Степнова тоже оценили.
Вечером сидели у общего костра, слушали песни. У шебутного Тохи обнаружился замечательный голос. Степнов принес Ленке свою толстовку с капюшоном и кружку с чаем. Было так хорошо. Не верилось, что где-то есть обшарпанная общага, больница и каждодневные заботы. Впереди была ещё одна дивная ночь вдвоем и целое воскресенье возле озера…

Лика!


Спасибо: 41 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 3519
Настроение: Ура! Весна наступает!!!
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.05.12 15:21. Заголовок: Отдых у озера понра..


Отдых у озера понравился, хотелось поехать туда на следующие выходные. Иваныч даже обещал не пускать никого в их комнату. Но и Лена, и Степнов понимали, что поездка зависит от состояния Варвары. Пообещали сторожу позвонить ближе к пятнице.
- Вить, а почему ты её называешь по имени? Не можешь сказать «мама»? – спросила в один из вечеров Ленка, когда они возвращались с голубковского пляжа.
- Могу, только она не хочет, - спокойно ответил мужчина. – Она очень долго верила, что моя настоящая мать вернется. Ждала сестру и все время говорила мне, что мама скоро приедет. Так и осталась Варей. Зато Матвей не сопротивлялся, и я его по имени никогда не называл. Отец или батя.
- А ты хотел бы увидеть свою мать? – Кулемина замерла.
- Зачем? Я вырос с нормальными родителями. Они любили друг друга и меня. Вот если бы она написала Варе, то порадовала её. - Виктор не рассказывал, но в последние три года они с Билялетдиновым много запросов написали в разные области. Пытались найти непутевую сестрицу Варвары. Только для того, чтобы доставить хоть какую-то радость больной женщине.
- Так можно через милицию, - тут же отреагировала Ленка.
- Да… Пробовали, - хмыкнул Степнов. – Безрезультатно. Лучше расскажи, какими чудесами тебя сегодня удивляли мои односельчане. Или день прошел мирно?
Девушка поняла, что предыдущая тема закрыта, а про местную больницу почти всегда можно было поведать что-то новое.
К удивлению и радости Кулеминой, вторая поездка на базу отдыха состоялась! Варвара согласилась остаться с Дудиной на пару дней. И Раиса не устраивала скандалов. И вообще, теперь они виделись крайне редко.
Выходные на базе снова получились сказочными. Даже дождик, прошедший в субботу вечером, не смог испортить настроение отдыхающих.
И после возвращения в поселок Лена ещё целых два дня ходила счастливой, а потом все счастье рассыпалось за несколько минут…
Она пришла с работы рано, Степнов обещал освободиться от своих дел часа через два, и Лена собралась приготовить ужин. Купила на десерт мороженое, придумывала, с чем бы его подать. На этаже было тихо, не хотелось нарушать эту тишину, девушка шла осторожно, чтобы не стучать каблучками. И сначала услышала голоса, а уже потом заметила приоткрытую дверь в комнату Варвары.
- Ой, Раечка, хорошо, что ты вот так рядом с Витей. Я на себя не надеюсь, и хочется, чтобы он свою семью завел. Может, внуков дождусь… - голос был совсем тихим.
- Да что же Вы, теть Варя! Обязательно дождетесь! – эти слова, напротив, прозвучали очень громко.
- А когда же регистрироваться будете? И прежде вы вместе приходили, а теперь по одному. Все ли ладно? – в голосе Варвары слышалось волнение.
- Не переживайте. Все у нас хорошо. Просто Витя калымит, деньги же нужны будут. Да и я хочу кредит взять. Витя сейчас у Вяхиревых баню строит. Там теперь их старший сын командует, решил на свой лад усадьбу переделать. Я была у них на днях. Помогала доски олифить, - Раиса так легко, спокойно и вежливо рассказывала о себе и Степнове. – И Кирюша со мной ходил. Он на людях-то пока к Вите сильно не подходит, но на стройке они вместе. Вы только не волнуйтесь.
- Уж когда поженитесь, тогда я и успокоюсь…
Лена не стала слушать дальше. Меньше всего она думала о том, что её заметят, просто стало так больно в груди, что даже затошнило. Девушка вышла на улицу.
«ЭТОГО не может быть! – убеждала себя Кулемина. – Я что-то не так поняла». Вероятность двойной жизни Степнова казалась ей нулевой.
«Сейчас он придет и посмеется над Райкиными бреднями вместе со мной».
Хотела позвонить ему, но Виктор опередил её:
- Лен! Я задержусь чуток. У меня тут помощник молодой совсем, не успеваем, - сообщил любимый мужчина.
И тут же она услышала, как он кричит кому-то: «Кирюха, подожди меня!»
- Лен, ты чего молчишь? Поняла меня? - спросил Степнов.
- Теперь я все поняла, - выдавила из себя Ленка.
Хотелось уйти от всех далеко-далеко, чтобы не видеть людей вообще. Куда брела дальше - не помнила вовсе. Очнулась на краю какого-то перелеска перед полем, упала без сил в траву и завыла. От боли, от обиды, от чувства омерзения к себе самой, от собственной глупости и недогадливости.
Значит, у Степнова есть семья. А она влезла в неё. Теперь было понятно, отчего бесилась Раиса.
«Она так его любит, что готова терпеть измены? А я? Я бы не смогла… Выходит, я не так сильно люблю его? – Голова болела от рыданий, нос заложило. – Как же она терпела все это?»
Теперь Дудина казалась ей мученицей. Было стыдно, что она, Лена, на глазах у всего поселка… с чужим женихом.
Степнов удостоился множества бранных слов. И печатных, и непечатных, и даже кое-что из латыни подошло к описанию его поступков. Но и себя Кулемина не обделила. Это уже было не самоедство, а самоуничтожение.
«Хорошее развлечение перед свадьбой… мальчишник на местный лад… оторвался мужик в ожидании законного брака. А я просто последняя… Даже хуже».
И многие поступки Виктора она оценивала теперь иначе. Она же могла обидеться, когда Степнов на свой вкус покупал для неё одежду, но не обиделась. Поверила, что он искренне старается.
«Интересно, он просто издевался или хотел сделать меня похожей на свою… невесту? Наверное, собирался купить мне бюстик увеличивающий, но не рискнул».
Где-то глубоко внутри останки счастливой Ленки пытались напомнить о заботе и нежности её недавнего любовника, но реальная Кулемина безжалостно придавила эти всплески.
«Неужели человек может так искусно притворяться? Хотя чего тут – он хотел секс получить и получил! Старался не только для себя. Все честно. Кормил и развлекал меня. И ничего не обещал, а я размечталась».
Тут же вспомнилось, как боялась баба Нюра оставлять их вдвоем в банный день, как приезжали с проверкой главврач и участковый, как осуждающе смотрели пассажиры в автобусе…
«И какие люди вокруг… - Хоть бы кто сказал! Или я не слушала?» - Она вдруг отчетливо поняла, что тому же главврачу выгодно было чем-то удержать её в Голубках. И Степнов очень кстати пришелся.
«Наверное, поэтому все молчали. Терпели меня, врачей не хватает, по работе претензий ведь не было… И прощали мне разные «слабости». И Кирилл… Господи!!!»
От мысли, пришедшей в измученный мозг, стало совсем невыносимо:
«Он же хотел помешать Степнову! Мать пожалел. И напился из-за меня!!!». - В этот момент Ленка ощутила себя настоящим чудовищем. От ужаса она не слышала никаких звуков. Вокруг шумели деревья, монотонно бубнила кукушка, бренчал телефон, но Кулемина ничего не воспринимала. И только в наступающих сумерках очнулась, нашла неподалеку сумку и пакет. Мороженое растаяло и наполовину вытекло на землю. У сладкой лужи уже пировали муравьи, осы и прочая членистоногая мелочь. Пришлось пакет оставить. Наугад шла по редкому лесу и добрела до реки. Подумала отстраненно, что если бы попала к речке раньше, то в состоянии невменяемости могла бы утонуть. Именно утонуть, а не утопиться.
Место вначале показалось незнакомым, но потом за деревьями Лена разглядела трубу заводской котельной. Ориентируясь на неё, уже можно было выйти к поселку. Девушка сняла с себя одежду, залезла в воду и сидела там, пока зубы не застучали. Все время плескала водой в лицо, чтобы опухшие от слез глаза и нос постепенно приобрели более естественный вид.
Она твердо решила выпроситься у Зоркого в пятницу и уехать домой.
«Ещё неделю не вынесу. Хорошо бы два дня пережить. Пусть хоть увольняют», - сказать честно о причине отъезда Кулемина точно не могла, надеялась, что пожилой мужчина сам поймет.
Вздрогнула от звонка телефона, выбралась на берег и, не глядя на дисплей, отключила телефон. Это был звонок из прошлой жизни. Той жизни, на которую она уже не имела права.
Но встретиться со Степновым все-таки пришлось. Он выскочил на крыльцо, как только увидел её в свете фонаря у остановки.
- Ленка! Что случилось? Телефон где? Я чуть с ума не сошел! Ты могла позвонить? Почему так поздно? – возмущался он, оглядывая девушку.
- У меня очень сильно болит голова. Нужно срочно лечь. Устала ужасно, - от него веяло заботой и волнением, захотелось вернуться в сегодняшнее утро, когда они завтракали вдвоем. Но смогла себя пересилить, заставила разум победить сердце, позволила довести до комнаты, извинилась и закрыла дверь.
Утром ушла на работу в шесть часов, не включала телефон. Не выходила из больницы. На приеме сидела зажавшись, боялась смотреть людям в глаза. Обложилась карточками и прочими бумагами. Появившемуся Степнову спокойно сказала, что занята основательно и будет дежурить в ночь.
Глеб Гаврилович, к счастью, в душу лезть не стал. Удовольствовался тем, что у неё «очень сложная обстановка дома, и срочно требуется вернуться». И дежурство организовал по Ленкиной просьбе, хотя нужды в том никакой не было. Она никому не говорила, что уезжает. Только Зоркий знал и пообещал не обсуждать эту тему ни с кем.
Так же тоскливо прошла пятница, правда, пришлось в магазин заглянуть. Теперь нужно было пережить всего лишь одну ночь в общаге…
Как назло соседи вдруг развили бурную деятельность на кухне: дружно готовили, одновременно разговаривая о пожаре на одной из дач. Только Виктор отсутствовал, и Лена вздохнула с облегчением. Он потом приходил и стучался к ней несколько раз, а она не открывала. И вообще старалась не шуметь, словно её нет в комнате. Собрала вещи, уже по темноте вынесла мусор. Мылась в душе чуть теплой водой и все время боялась, что, выйдя из него, могла столкнуться со Степновым. Спала совсем мало, проснулась в четыре утра, вышла в коридор и увидела, что дверь в комнату Виктора не закрыта до конца…
Она один раз уже потеряла покой именно из-за приоткрытой двери! Ведь если бы несколько дней назад все двери были затворены, Лена никогда не узнала бы подробности чужой личной жизни. Да и своей тоже.
«Наверное, он провожал бы меня, обещал приехать или позвонить, а потом просто не позвонил или номер поменял, - мучила себя Кулемина. – Только было бы не так больно. Обыкновенный командировочный роман, не сложилось и всё, но я бы не чувствовала себя полной дрянью. Как все относительно: была б тем же самым в глазах окружающих, но при этом считала себя порядочной девушкой, которую коварно обманул парень».
Промелькнула мысль о том, что про похождения доктора Кулеминой могут узнать в областной больнице.
«Уволюсь», - решила Ленка, а сама всё смотрела на дверь его комнаты.
После испытанных в последние дни потрясений, опасений и страданий соображала плохо, как будто мозг облили раствором новокаина. В этот момент даже чувство стыда притупилось, ведь через пару часов она уедет отсюда и никогда больше не взглянет на облезлые стены коридора, соседей, больницу. Да и сами Голубки скроются из виду. И хотелось только одного: увидеть Степнова. Просто увидеть. И комнату тоже, ведь она ни разу у него не была.
Но внутри немедленно возникло желание большего – она любила этого гада, он подходил ей, словно был создан именно для неё. И не было у него ни одного недостатка… Кроме невесты.
Разум отключился под действием бешеной дозы гормонов: вошла в комнату Степнова и закрыла за собой дверь.

В предрассветных сумерках все было хорошо видно: встроенный шкаф в углу, большой письменный стол с компьютером, разложенный просторный диван. Легкие шторы колыхались от ветерка, врывающегося через открытое окно. Запах кофе, корицы и ещё чего-то волнующего попал в нос, и девушка вздрогнула, возбуждаясь ещё больше. Хозяин жилища спал, раскинувшись на сбившейся простыне. Одна из подушек валялась на полу. Лена осторожно присела на диван рядом со спящим мужчиной, протянула руку, намереваясь только подержать её возле плеча Виктора, чтобы почувствовать его тепло.
Но порыв ветра толкнул створку окна, раздался стук, Степнов повернулся и лицом уткнулся в Ленкину ладошку.
- Лена… - он проснулся и смотрел на неё, как на привидение.
Потом обрадовался и сгреб в охапку, потянул к себе на диван, что-то шептал, целовал и гладил, как будто старался убедиться, что это действительно она. Вырваться из этого водоворота рук, губ и ласк не было ни сил, ни желания. Она тоже целовала его, запоминала на ощупь, рвалась навстречу и отступала, чтобы через мгновение опять прижаться к этому совершенному, желанному телу.
А когда туман в мозгах рассеялся, и стало слышно сонное сопение Степнова, держащего её в объятиях, появилось иное ощущение: «Никогда!»
Никогда они больше не будут вместе. Никогда не поедут к озеру. Никогда она не увидит его улыбку, не почувствует вкус губ.
«Наверное, так себя ощущают люди, уходящие на войну…» - изо всех сил старалась не заплакать, потихоньку выбралась из постели, оторвалась от него. И потом ревела у себя в комнате, шмыгала носом и поскуливала. Ушла тихо, не наступила ни на одну скрипящую половицу, потому что уже знала, куда нужно наступать.

Виктор проснулся и обнаружил, что Лена исчезла. Поспешил в её комнату и застыл на пороге…
Матрац на кровати был свернут в рулон, шкаф с открытыми дверцами зиял пустотой, постельное белье аккуратной стопочкой лежало на столе. На этой стопочке примостился пакетик с бюстгальтерами и телефон. Пестрый сарафан уныло висел на спинке кровати.
«Уехала…»



Спасибо: 43 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 3532
Настроение: Ура! Весна наступает!!!
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.05.12 08:13. Заголовок: Говорят, что все мы ..


Говорят, что все мы дети, пока живы наши родители. Виктор и сам не понял, как оказался в комнате у Варвары. Он не собирался жаловаться. Он вообще старался Варю ничем не огорчать. Просто захотелось побыть рядом с родным человеком, который никогда не забудет и не оставит. Да и требовалось срочно чем-то себя занять, чтобы от тоски не завыть.
Степнов присел на диван. Тут же пришел кот, залез к мужчине на колени и подсунул свою мордочку под ладонь хозяина, выражая единственное желание: «Гладь скорее!» Варвара Федоровна уже не спала и решила, что наконец-то сможет поговорить с племянником о самом важном для неё, да и для Виктора тоже.
- Витюш, все ли у тебя ладно? Ты не заболел? – как обычно тихо спросила женщина.
- Нормально у меня. Скоро буду Зоркому новый сруб на колодец делать. Работа есть. – Степнов старался ничем не выдать своего смятения, а внутри все кипело: - «Даже не попрощалась. Тайком ушла. Почему? Что случилось?»
- Сынок, я давно хотела спросить тебя про Раю, - продолжила свою речь Варвара. – Хорошая женщина и к тебе со всей душой. Хозяйка отличная. А ты-то любишь её? Ведь без этого семью трудно сложить.
- Конечно, - машинально кивнул мужчина. – Трудно…
- Вот и хорошо. Значит, вы с Раечкой будете вместе. А то, что у неё ребенок, так это не страшно. Ты поможешь ему…
И только тут до Степнова дошло, о чем с ним разговаривает Варвара.
- Что? – Он задал вопрос так громко, что женщина вздрогнула и замолчала. И кот на коленях Виктора перестал мурлыкать, а потом спрыгнул на пол, недоуменно оглядываясь на хозяина.
- Вместе? Какой ребенок? – Степнов подскочил и стал ходить по комнате, опять сел и взял Варю за руку. – Что ты там про Раису сказала?
- Витя, она - хорошая женщина, - убеждала его Варвара. – Как за родной за мной ухаживает, время тратит. Витаминов, вон, накупила и бальзамы дорогие, все уговаривает пить их. А ведь и свои дела есть. Мальчик у неё тебя уважает, да и тебе она ребеночка хочет родить. Мне бы тоже радость была. Кирюша будет в её комнате жить, а вы с Раисой - в твоей. Кабы не она, так врачи ко мне никогда бы не приехали. Она же письмо в район написала!
Если бы Степнову сказали сейчас, что Толян женится на Пэрис Хилтон, он быстрее бы поверил в это, чем в то, о чем столь душевно поведала ему тетя. В изумлении от услышанного мужчина не сдержался и выдал Варе все, как есть.
- Райка помогает тебе, потому что я ей за это деньги плачу! Каждый месяц. Мальчик у неё - гаденыш, он на меня в школе штабель досок уронил. Специально! Хорошо, что я увернуться успел! Родить Дудина никого уже не сможет - она два года назад сама себе аборт сделала. Дура полная, нажралась каких-то таблеток, Гаврилыч едва кровотечение остановил, - Виктор торопился говорить, размахивал руками и даже ногой топнул, когда рассказывал про доски. – И жениться на ней я никогда не собирался! Да, было у нас несколько раз… Но с чего ты решила, что мы будем вместе? Она же не женщина, а кобра какая-то – сплошной яд!
- Витя, она мне лекарства покупала, – лепетала Варвара.
- Лекарства? Да это все Лена принесла! И врачей тебе тоже Лена вызвала!
- Лена? Какая Лена? Ой, что-то мне нехорошо… Водички… - слабо прошептала женщина и откинулась на подушку.
- Варя! – Степнов перепугался, но просьбу больной тут же выполнил. – Дурак я, додумался рассказать! Мама! Я врача вызову!
- Сынок, я сейчас, - Варвара отхлебнула воды из стакана, а остальное неожиданно вылила себе на голову. – Вот так! Уже хорошо!
- Ма, ты чего? – сейчас тридцатилетний мужчина выглядел как подросток.
Непонимание и растерянность охватили его: он просто не знал, как поступить.
Степнова села, вытащила из-под подушки полотенце, стала вытирать волосы и лицо, приговаривая:
- Вот до чего я дожила, совсем мозги растеряла. Лежу тут на всем готовом и ничего-то не знаю.
Виктор достал телефон, чтобы позвонить в больницу, но даже найти нужный номер не успел.
- Меня обманывают самым наглым образом! – уже громко воскликнула Варвара Федоровна. – Не нужно никуда звонить! Немедленно рассказывай все подробно.
Даже основательный рассказ о последних событиях занял у Степнова всего минут пять.
- Зови сюда Лену, - заявила Варвара. – Будем знакомиться.
- Она… уехала сегодня, - помрачнел Виктор.
- Как уехала? Почему? – удивилась женщина. – Что случилось?
- Я не знаю. Она ничего не сказала. И что я могу ей предложить? Остаться со мной в этом клоповнике? Она же привыкла к нормальной жизни, на все тут смотрела вот такими глазами. - Он показал, какие огромные от удивления были глаза у девушки по имени Лена.
- Поехал бы вместе с ней. - Для Варвары это было очень просто. В свое время она из Казани приехала к своему любимому в Голубки и ни разу об этом не пожалела.
- На все готовое? И кто нас там ждет? – махнул рукой Степнов.
- Почему нас? Ты бы и поехал. А я к Нине переберусь. Она вот опять меня к себе звала, - женщина была настроена решительно. – Когда первый автобус на станцию уходит?
Оба посмотрели на часы, стоящие на комоде: стрелки показывали семь часов и пятьдесят минут.
- В восемь часов, - ответил Виктор и внезапно понял, что ему нужно срочно догнать Кулемину.
- Так ещё десять минут есть! Догони её немедленно и верни. Ты же сказал, что любишь? Или это тоже было несколько раз и все? – Голос у Варвары Федоровны с каждым словом становился звонче. – Что же ты так: ничего не узнал и сидишь тут теперь с кислой миной? А может, обидел чем? Если не вернешь, так хоть извинишься. Нехорошо, если она о тебе дурное думать будет.
Степнов и так уже стоял у выхода, а совет Вари придал ему скорости.
Хлопнула дверь, затихли звуки торопливых шагов в коридоре. Варвара посмотрела на баночку с витаминами, потом достала оттуда одну пилюлю и положила в рот. Затем женщина взяла бутылочку с бальзамом и налила порцию в столовую ложку, понюхала и выпила. Сморщилась – напиток был не очень приятным.
- Изготовлен из натуральных компонентов, тонизирует, повышает сопротивляемость организма, - Варвара Федоровна прочитала текст на этикетке и прислушалась к себе. – Кажется, и в самом деле бодрит. Значит, пора сопротивляться.
Она что-то шептала едва слышно, то ли молилась, то ли разговаривала с кем-то невидимым, а сама в это же время натянула носки, застегнула халат и причесала короткие кудрявые волосы. В коридор выглянула как в космос - так давно не выходила из своего добровольного заточения. Увидела приоткрытую дверь комнаты для командированных и, придерживаясь рукой за стену, пошла туда.
«Надо же, вещи забыла. И телефон! – удивилась женщина, оглядев стол и кровать. – Значит, обязательно вернется».
Ленкино имущество Варвара собрала, сложила в пакетик и унесла к себе, чтобы точно был повод встретиться с девушкой, в которую влюбился её единственный сын. Да и доверия к некоторым соседям Варвара Федоровна больше не испытывала.
После такого продолжительного путешествия Степнова устала, легла отдохнуть на свой диван и сообщила коту:
- Вот отдышусь - попробую сходить на кухню…


Автобус, на котором два раза в день можно было доехать до железнодорожной станции, частенько уходил на маршрут с опозданием, так как время от времени приходилось ждать кого-то из пассажиров. Находились особо продвинутые жители – они звонили водителю и просили задержаться. В этот раз сбор отъезжающих прошел без эксцессов, только вот одна пассажирка явилась очень рано, топталась на остановке и своим нервным ожиданием мешала пожилому шоферу мыть транспортное средство.
Мужчина не выдержал первым, молча открыл дверь и махнул рукой. Девушка поблагодарила, забросила в салон ПАЗика тяжелую сумку и юркнула на заднее сиденье.
Отправились в рейс вовремя, водитель Сидоров крутил баранку, слушал радио «Шансон» и причмокивал чупа-чупсом, хвостик от которого забавно торчал у него изо рта. Народ не смеялся - все знали, что мужчина бросает курить. По сухой дороге вслед за автобусом поднималось огромное облако пыли. Пассажирам было интересно, куда едет молоденькая докторша. Одни совершенно верно решили, что срок командировки закончился, и Елена Никитична возвращается домой. Другие были уверены, что она останется в Голубках со Степновым и едет вовсе не на станцию, а к фельдшерице в соседний поселок, куда автобус тоже заворачивает по дороге. Третьи… Третьи ничего толком подумать не успели. Из клубов пыли за ПАЗиком вырвался допотопный мотоцикл участкового, на котором сидели два мужика в полосатых майках, и лихо обогнал автобус.
Сидоров мужиков сначала не узнал, но на всякий случай скорость сбавил. Мотоцикл проехал вперед метров четыреста и, круто развернувшись на месте, остановился. Сидоров стал тормозить, автобус завилял по дороге и замер. Пассажиры не понимали, что происходит, переглядывались, высовывались в окна и переговаривались между собой. Только докторша сидела, закрыв глаза, а в уши у неё были вставлены пуговки наушников от плеера.
Теперь водитель узнал тех двоих, что неспешно шли навстречу, и лихорадочно соображал, чего такого он сделал, что его задерживает Билялетдинов. И на кой черт с ним Степнов? Самогонку Сидоров не гнал, горьким пьяницей или дебоширом не был. Разве что внук успел в каникулы что-то набедокурить…
А двое переговаривались, приближаясь к автобусу.
- Что ты ей скажешь? – спросил Василий.
- Скажу, что за ней поеду, работу найду и квартиру сниму. Все смогу для неё сделать, - сообщил Виктор.
- Вить, ты всегда такой тупой или только сегодня? – участковый даже плюнул от досады. – И что в тебе бабы находят?
Физрук хотел возмутиться, но вместо этого громко чихнул.
- Первым делом говори, что любишь её, а потом тащи подальше от дороги. – Совет был разумным, своевременным и кратким. – Я вещи заберу. Пока до поселка доберетесь, успеете помириться навсегда.
- Ага, - кивнул Степнов, оказавшись перед дверями автобуса.
Но Василий Альбертович нырнул в открытую дверь первым и сразу же спросил:
- Кулемина Елена Никитична здесь?
- Здесь… - раздался многоголосый ответ.
Народ таращился в недоумении, тут же обдумывая причины, по которым Кулемину могла разыскивать милиция.
- На выход! Там тяжелый больной! – Василий был великолепен в своей оперативности.
Тетка, сидящая рядом с Леной и держащая на коленях клетчатую сумку, протянула руку и выдернула из уха врачихи тонюсенький проводок наушника.
- Доктор, помирает кто-то! – истошно завопила она. – За Вами приехали!
Кулемина подпрыгнула от испуга, но вымолвить ничего не смогла - слова в горле застряли.
- Теть Вера, чего же ты так страшно, того и гляди Елене Никитичне самой придется помощь оказывать, - спокойно заметил блюститель порядка. – Все живы, но требуется Ваше присутствие. – Это уже было сказано персонально для Лены.
Ошеломленную девушку Билялетдинов вывел на дорогу и вынес её сумку. Затем хлопнул по боку ПАЗика и крикнул водителю:
- Полный вперед! Отстаете от расписания.
Бедный Сидоров чуть не подавился леденцом со вкусом арбуза, но вовремя выдернул его изо рта за хвостик и захрустел шестеренками сцепления. Автобус покатился дальше, а пассажиры всячески старались рассмотреть, что же происходит на дороге.
- Не гони! – просил кто-то. – Не видно нифига из-за пылюги.
- Ну чего там? – интересовались бабки с передних сидений.
Один из подростков, высокий и худой парень, ловко встал ногами на спинки двух сидений по обе стороны прохода и, откинув крышку аварийного люка в потолке, высунулся наружу.
Этого водитель вынести не смог.
- Эй, вы там совсем оборзели! Не хватало мне ещё инвалидов! – возмутился он и добавил пару слов покрепче.
Экстремал спрыгнул на пол и сел на свое место.
Рейс продолжился, но теперь всех в автобусе разбирало любопытство, и очень хотелось вернуться в Голубки, чтобы узнать подробности происшествия…

Ленка сначала стояла на дороге столбом, потом очнулась и пошла вслед за участковым, резво идущим с её имуществом к мотоциклу. И копчик у Кулеминой заранее заныл, видимо помнил, как неуютно ему было прижиматься к жесткому сиденью мотоциклетной люльки, появившейся на свет в прошлом веке. Но больше пяти шагов девушка сделать не успела, кто-то подхватил её сзади, поднял в воздух и понес в сторону поля. Лена висела головой вниз на плече у незнакомого мужика, молотила его кулаками по спине и орала: - Милиция! Помогите! Вася!!!
- Нормально! – воскликнул мужик и опустил Ленку на землю. – А причем тут Вася?!
- Пошел вон, урод! – Кулемина лягнула похитителя, сбивая его с ног, но не удержалась и сама упала вслед за ним в траву.
«Урод» оказался сильным и тут же подмял девушку под себя. Только после этого Ленка сообразила, что к земле её прижимает Степнов. Силы сразу закончились, осталась только злость и обида.
- Отпусти меня и иди к своей Дудиной, - прошептала Лена.
- Прямо так и к моей? – Виктор перестал её держать и сел рядом. – Спасибо, что новость сообщила. Хоть буду знать теперь, что невесту у меня зовут Раиса. Всю жизнь мечтал!
- Ты зачем автобус остановил? Чтобы мне о своих мечтах рассказать? – спросила Кулемина, вставая и отряхивая джинсы. – Так я уже знаю все. И про свадьбу, и про ребенка, и про то, как вы с ней на стройку вместе ходите.
- Это тебе Райка надудела? – мужчина точно понял причину событий всех последних дней.
- Да какая разница?
- Зашибись! Всем верят, кроме меня, - сделал вывод Степнов. – Придется разбираться самому и немедленно.
Он подскочил и быстро пошел в сторону поселка. Ленка бросилась догонять его, усмотрев в мрачной решимости нечто тревожное.
- А с кем ты разбираться собрался? – почти бежала рядом, заглядывая в суровое лицо.
- С кем надо, - отрубил Виктор. – Оторву язык одной твари, и сразу станет легче. И башку оторву тоже!
- Витя! - Ленка перепугалась и попыталась остановить его, схватив за руку.
Но стать тормозом для здорового мужика, доведенного до состояния абсолютной ярости, было непросто. Степнов на ходу вырвал с корнем ни в чем не повинное деревце; пнул кочку, только лохмы травы полетели в воздух. Следующую кочку тоже поддал ногой изо всех сил и тут же схватился за ногу, упал, стал кататься по земле, глухо рыча от боли. Теперь пришла очередь Лены стать решительной и суровой: она навалилась на мужчину и, когда он затих, сдернула с ноги кроссовок...
Через час они уже ковыляли по дороге в надежде, что кто-нибудь подвезет их до поселка. Правая ступня мужчины была с помощью шнурка и резинки для волос привязана поверх кроссовка, потому что обуться Степнов не мог: пальцы опухли. Кроме того, больную конечность укрывал слой подорожника и лопуха. Иных средств медпомощи под рукой не нашлось. Виновником происшествия стал тяжелый диск от большого автомобильного колеса. Железяка, исправно служившая какому-то КаМАЗу, позже была брошена и обросла травой. Так бы и ржавела дальше, но волею судьбы она стала отличным громоотводом для гнева Виктора. Пока осматривали и обихаживали ушибленную ногу, успели обо всем поговорить и даже извинились друг перед другом. И шли обнявшись.
- Как без телефона плохо, сейчас бы Василию позвонили и поехали в больницу, - высказалась Ленка и остановилась.
- Да! – вспомнил об участковом Степнов. – Я же самое главное не сказал.
Он прижал Кулемину к себе, поцеловал в висок и тихо произнес:
- Я тебя люблю.

Лика!


Спасибо: 42 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 3555
Настроение: Ура! Весна наступает!!!
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.06.12 15:25. Заголовок: Это я... http://i.pi..


Скрытый текст



В общаге стояла тишина. Соседи или спали ещё, или уже успели уйти. Только подробности бытия остальных жителей этажа влюбленных голубков не интересовали. Исключение составляла Варвара Федоровна. Первым делом Виктор похромал в комнату к ней – не терпелось рассказать, что все у него отлично. Точнее - у них отлично! Но женщина увидела его ступню в упаковке из листьев и сразу заволновалась. Пришлось Кулеминой в срочном порядке успокаивать и врачевать обоих Степновых, благо сумку свою она нашла в комнате у Виктора.
Мысленно в очередной раз поблагодарила Билялетдинова: «Золото, а не парень! И куда только местные девчонки смотрят? Наверное, все ждут олигархов на крутых тачках, и Вася с его доисторическим транспортом в их планы не входит. А зря…»
Лена измерила давление Варваре, налила ей настойки пустырника, потом мазала и бинтовала ногу Степнову, и как-то так вышло, что после всего чай пить они сели втроем, словно бы всегда это делали. Звякали чашки, пахло клубникой и медом, в стекло билась заблудившаяся пчела… Состояние полного блаженства охватило завтракающих, даже говорить не хотелось, чтобы не нарушить душевность момента. Варвара Федоровна не выдержала первой:
- Вот что я решила: переезжаю к Нине, - она подняла глаза на племянника и, увидев его протестующее изогнутые брови, быстро добавила: - И так залежалась тут. Вить, тебе нужно новую работу искать, личную жизнь устраивать.
- Ну хорошо, - согласился мужчина. – Только стоит не спеша все обдумать.
- А я уже позвонила, пока вы мылись, - сообщила Степнова. – Они к вечеру приедут на машине. Так что будем собираться.
- Варя… Слов нет, - развел руками Виктор. – Куда ж ты так рванула?
Ленка только головой вертела, переводя взгляд с одного на другую.
- И что тянуть? Вещей у нас немного, сложимся быстро. Нина с дочкой приедет и с мужем, помогут. – Это Варвара объясняла Лене, оглядывающей комнату и пытающейся оценить масштаб предстоящих сборов. – Васю позовем. Не откажет ведь?
- Нет, не откажет. Офигеет только от наших задвигов, - усмехнулся Степнов.
Имущества у Степновых и в самом деле было немного. Оба не любили залежей ненужных тряпок и прочих предметов. Для Виктора главную ценность представляли столярные и прочие инструменты, которые они собирали и использовали вместе с отцом, а у Варвары единственным запасом была одежда мужа - она до сих пор не смогла кому-нибудь её отдать. Поэтому сборы начали именно с этих вещей, не забыв позвать Билялетдинова.

Узнав о решении Степновых, Вася и в самом деле испытал шок, и не один раз ещё в течение последующих суток попадал в это состояние.
Они с Виктором очень дружили, пока учились в школе. Потом у каждого были свои события в жизни. И вот в последнее время опять стали ближе, а тут расставание… Участковый был уверен, что, если Виктор уедет сейчас с Леной, то скорее всего с одноклассником они больше никогда не встретятся. Огорчился. Внезапная активность степновской тетки тоже ошарашила: лежала себе больная, лежала и вдруг так резко поднялась. А уж когда приехала подруга Варвары Федоровны с семьей, то бедный Василий оказался сражен окончательно.

Супруги Грозенко дружили со Степновыми с самой молодости и давно уже стали для них близкими людьми. Нина Ивановна и Николай Николаевич всегда были легки на подъем, а получив от Варвары столь долгожданное согласие на переезд, особенно торопились в Голубки. И всю дорогу боялись, что подруга передумает.
- Варь! - часов в семь вечера Нина Ивановна вошла в комнату и удивилась, увидев стоящие вдоль стены мешки и коробки с вещами. – Здравствуйте! Ох, вы резвые!
- Так вон у нас бригада какая, - довольно улыбалась Степнова, кивая на Виктора, Лену и Василия.
Оба Грозенко засияли от восторга, что Варя вернулась к жизни и даже принимает посильное участие в сборах.
Гости с удовольствием познакомились с другом Виктора - о нем слышали не раз, но видеть не доводилось. Кулемину, которую Степнов представил, как свою невесту, и вовсе обнимали со слезами радости на глазах.
Ленка, совсем недавно получившая предложение выйти замуж (посреди придорожного поля с лопухами), до сих пор не совсем понимала, что в жизни происходят очень крутые перемены. Но после того как крестная Виктора назвала её дочкой, дыхание у доктора стало прерывистым, щеки заполыхали, и захотелось заплакать. Странная реакция на людей, которых видишь впервые в жизни, но уж так вышло.
«Невеста… Блин, нужно домой позвонить. А то заявимся вдвоем и напугаем маму. Интересно, а что папа скажет? Не может быть, чтобы ему Витя не понравился!!!» - девушка была уверена, что её избранник лучше всех.
- Василий Альбертович! Вы можете подождать нашу Лину возле общаги? Вторая машина скоро подъедет, - обратилась к Билялетдинову гостья, счастливая от последних новостей.
Ответственный участковый спустился к выходу. Ждал минут двадцать и все представлял себе, что там за машина, и как выглядит эта Лина.
«Хм, Лина… Вот моду взяли имена сокращать! Однозначно зовут её Полина или Алина», - Василий был уверен, что рядом с водителем сидит недовольная барышня, которую родители едва уговорили ехать не в иномарке, а на грузовой машине.
Газель с надписью «ДРСУ-2» на тенте выкатилась из-за угла, развернулась и задним ходом стала приближаться к зданию, но встать впритык к крыльцу мешал мотоцикл. Все происходило так стремительно, что мужчина не успел убрать своего железного коня. Из кабины машины выскочила молодая женщина. Крепенькая, коренастая, с короткой стрижкой.
- Эй, парень! Чей это раритет стоит? Убрать можно или он не на ходу? – она с любопытством осмотрела хозяйский Юпитер и даже потрогала потертое сиденье.
Василий Альбертович онемел – давно уже к нему так не обращались. Какой он парень? Он - нормальный мужик! И мотоцикл у него бегает как зверь!
От потрясения Билялетдинов забыл, что стоит на крыльце в майке, шортах и шлепанцах на босу ногу, но в себя пришел быстро и ответил незнакомке:
- Это мой мотоцикл. Работает как часы. И если Вы к Степновым приехали, то имейте в виду, что гражданку Лину родители ждут. Где она? Укачало, что ли? – кивнул головой в сторону машины.
Теперь очередь обалдевать перешла к приезжей.
- Как где? – женщина обеими руками потрогала свою голову, потом посмотрела на ладони и хлопнула по коленям. – Я вся здесь! И меня вообще никогда не укачивает.
Наверное, беседа имела бы интересное продолжение, но тут из двери вышел Степнов и весело поздоровался с удивительной гостьей:
- Привет! Нормально в дороге было? – крепко, как мужчине, пожал протянутую руку и обернулся к другу. – Это Лина, дочь моей крестной.
- Линк, а это Василий Альбертович Билялетдинов, - отрекомендовал одноклассника. – Он тут у нас самый главный человек.
- Председатель сельсовета? – прыснула Лина и добавила: - Ну и ФИО у тебя… Я думала только мне родичи засаду устроили, а есть и того круче варианты!
Она похлопала замершего мента по плечу и прошла в общагу.
- Вить, что происходит? – друг поднял круглые глаза на Виктора. – Она сама приехала? Одна?
- Вась, она в технике разбирается получше нас с тобой. И работает главным инженером в дорожно-строительном управлении. Мужики её уважают и побаиваются.
- А муж тоже боится? – хмыкнул участковый.
- Не замужем она, но на эту тему шутить не советую, - предупредил Степнов.
Лина вскоре вернулась, Василий убрал мотоцикл, Газель подогнали к крыльцу и стали носить в неё вещи. Все это время боевая инженерша шутила со Степновым и Ленкой и подкалывала Билялетдинова. Тот освоился и отвечал достойно, старшее поколение хохотало над тем, как прикалывается молодежь. К часу ночи погрузку закончили и устроились отдыхать. Николай Николаевич и Лина заняли ту комнату, где два месяца жила Кулемина. Варвара с подругой улеглись на стареньком диване, который решили оставить в общаге, а новоиспеченных жениха и невесту увел к себе Василий.
Лена до того устала, что не было сил рассматривать дом участкового. Уснула в кресле, пока мужики доставали подушки и одеяла из шкафа, и не проснулась, когда Виктор переносил её и укладывал на кровать. Зато звонок будильника услышала первой, пыталась разбудить Степнова, а тот бормотал что-то неразборчивое и тянул на себя простыню.
Невыспавшиеся и помятые, они даже завтракать не хотели.
- Всем жевать быстро! – приказал хозяин. – А то потом придется останавливаться у каждого столба.
- А ты тоже поедешь? – дошло до Лены.
- Так надежнее, – отрезал Василий.
В легковую машину, кроме Нины Ивановны с мужем, сели Ленка и Варвара Федоровна. Уехали.

Газель стояла на дороге, Степнов занял место рядом с водителем, ещё одно оставалось свободным.
- Кого ждем? – не вытерпела Лина.
- Васёк сейчас выйдет, - и Виктор зевнул. – С ним спокойнее.
- С кем? С этим пацаном? Ну ты шутник… Сколько ему лет?
- Тридцать. Мы с ним вместе в школе учились, - покосился на Лину Степнов.
- Шпана, - вздохнула Грозенко.
- Ну не всем быть пенсионерами, - поддел её мужчина. – Ты же на целых пять лет старше. Старина!
- Я не старше, - парировала женщина и провела рукой по своим рыжим волосам. – Я мудрее. Где там твой Альбертович копается?
Она оценивающе оглядывала дом Василия. Решила, что парень живет с родителями, потому что само строение, ворота и гараж выглядели весьма солидно. Вчера Лина не выясняла, кем работает молодой человек с таким забавным сочетанием имени, фамилии и отчества – времени не было. А теперь стало любопытно. Скорее всего, Василек мог оказаться работником кирпичного завода: водителем, механиком или кем-то в этом роде. Но наличие работающего древнего мотоцикла вызывало уважение, потому что дочка у Грозенко любила технику и сама гоняла на почтенном отцовском Восходе.
Думая о своем, женщина перевела взгляд на другую сторону улицы, отвлеклась и вздрогнула, когда дверь машины открыл милиционер в форме. С изумлением узнала она в бравом блюстителе порядка Билялетдинова.
Мужчина заметил удивленное выражение лица Лины.
«Вот так, гражданочка, - подумал он. – Не будешь нос задирать».
Про нос Билялетдинов вспомнил просто к слову. Ибо никаких изъянов носик боевой инженерши не имел, как впрочем, и весь её облик - аккуратный и симпатичный. Окрыленный тем, что произвел на женщину должное впечатление, Василий рискнул задать вопрос, давно мучающий его:
- Хм, а полное имя у Вас как?
- А Вас сокращенный вариант не устраивает? Документики показывать, господин капитан? – не преминула кольнуть его Лина.
- На слово поверю, - и участковый снял фуражку.
- Василина Николаевна Грозенко, - представилась водительница и уверенно взялась за руль.
- Как?! – поразился Билялетдинов.
- О, так у нас со слухом проблемы? А как же преступников слышим? – лукаво улыбнулась Лина и глянула на очарованного мента.
- Может, мы уже поедем? – подал голос Степнов, мечтающий поскорее добраться до места, устроить тетю и заняться собственными делами вместе с любимой девушкой.
- Сейчас милиция добро даст, и тронемся, - Лина ожидала, что её имя вызовет реакцию у Василия Альбертовича, но не думала, что такую бурную. – Ну как? Двигаться можно?
- Да, - выдавил из себя Василек, глядя в светло-карие бедовые глаза своей почти тезки.
«А ведь они друг на друга запали… - сообразил Виктор и довольно улыбнулся: - Доприкалывались!»


Лика!



Спасибо: 40 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 3565
Настроение: Летнее...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.06.12 05:44. Заголовок: Раиса за несколько д..


Раиса за несколько дней до выходных заметила, что ненавистная докторша и Виктор не попадаются ей на глаза вместе. Худосочную (с точки зрения Дудиной) приезжую почти не было видно, и Степнов ходил мрачный.
«Неужели поссорились?! – ликовала женщина. – Наконец-то. Скорей бы эту стерву отправили отсюда, чтобы помириться не успели».
Больше всего Раиса боялась, что Лена уговорит физрука снова поехать на базу отдыха. Во всем Дудина винила соперницу, ни на миг не представляла, что инициатива о встречах и поездках исходила от Виктора.
- Да она что-то сделала Степнову! – свистящим шепотом убеждала Райка комендантшу, оглядываясь, чтобы никто их разговор не подслушал. – И лекарства всякие есть психические. Может, подсыпала ему какой дряни - вот и стал человек ей подчиняться. Или ведьмачит. Вон, даже по телику показывают, какие на самом деле привороты и порчу колдуны творят.
Зоя Константиновна в причастность Лены к сверхъестественному не верила, но спорить с Раисой не собиралась - побаивалась.
И обе обитательницы общаги обалдели, когда, выглянув в окно в субботу утром, увидели доктора Кулемину, бредущую к остановке с большой сумкой.
- Уезжает? – не поверили своим глазам.
В голосе одной слышалась радость, а другой – сожаление.
- А я как раз собралась в Моховое к Кирюшке, пирожков отвезу, - весело болтала Дудина, складывая пакет для поездки в спортивный лагерь, где сейчас пребывал её сынок. – И ночевать там останусь, я с их поварихой договорилась.
«Вот, теперь ты никуда не денешься, - мысленно обращалась к Степнову Райка. – Посидишь пару дней возле Варвары и будешь меня ждать как миленький, аж соскучишься!»
- Да мы с Феденькой тоже едем в гости, - ответила комендантша, огорченная отъездом Лены.
«Эх, Витя, что же ты не удержал её? Когда ещё такая девушка тебе встретится? И умом не обижена, и характер правильный, и собой хороша… Дурак!» - слова Зои Константиновны также предназначались Степнову.
И дорогие соседи отбыли по своим делам. Все события выходных прошли в их отсутствие. А вечером в воскресенье началось…

Раиса издалека увидела, что комендантша ходит возле крыльца, и удивилась. А ещё больше удивилась, когда тучная соседка, завидев её, побежала навстречу. За несколько мгновений Дудина перебрала в уме возможные причины такого странного поведения: «Обокрали? Общагу выселяют? Сволочи, ведь обещали ещё год не трогать нас! Или помер кто? Варвара…»
Но новость оказалась невероятнее кражи или расселения.
- Степновы пропали! – у комендантши тряслись губы и руки, слезы она вытирала краем полотенца, висящего на плече.
Из дверей общежития трусил к женщинам муж Зои Константиновны с кружкой в руке.
- Зоинька! Выпей валерьяночки! Может, в больницу позвонить? – беспокоился он.
- Ты бы тоже глотнул, - всхлипнула его супруга. – Господи, что же это такое? Куда могла исчезнуть больная женщина? Рай, может она умерла-а-а-а, и её похоронили?
- Да вы что несете? Хоронят на третий день! И с чего решили, что они пропали? – осадила соседей Раиса, уверенная, что паника поднята напрасно. Но через пять минут она лично убедилась в том, что восьмая и девятая комнаты пусты. Кое-что из мебели там осталось, но хозяева и их основное имущество испарились бесследно. Дудина подхватилась и побежала по поселку в надежде узнать хоть какие-то подробности происшествия.
За пару часов она опросила дежурную медсестру в больнице, продавцов в магазине и придорожных ларьках, много раз звонила участковому, зашла к трем своим подругам. Вернулась, потрясенная историей с погоней за автобусом. Рассказчики, как водится, приврали. По словам одних выходило, что Степнов и Билялетдинов гнались за ПАЗиком с оружием, а докторшу вывели в наручниках. Другие утверждали, что Ленка испугалась, и её выносили почти без сознания. Однако среди тех, с кем общалась Райка, не было непосредственных свидетелей горячих событий. Главной надеждой новоявленной сыщицы являлся Василий, но он пока находился вне зоны доступа.
Зато в общаге на кухне пел Толян. Он не орал, не выл, а непривычно грустно и тихо страдал.
«Я еду к тебе - это странное место,
Туман на болоте без цвета и дна-а-а-а…
Я твой вечный жених, золотая невеста,
Лижут мысли-и-и-и, как мухи, стекла окна-а-а…»

- Опять нажрался! – все волнение, гнев и непонимание Дудиной выплеснулось на непутевого соседа. – Когда ты захлебнешься, скотина! На что пьешь? – от криков звякали стекла, вздрагивала Зоря Константиновна, и морщился её муж.
- Я не жру, - невозмутимо сообщил алкаш в перерыве между воплями. – Мне Степнов выпивку накатил. Обмываю его отъезд… Во как!
Соседи онемели.
«Мама-а-а-а, разбуди меня вечером.
Мама-а-а-а, чтоб я ночь не проспа-а-а-ал…
Мама-а-а-а, я уйду, как намечено,
Мама, мама, как я уста-а-а-ал…»

- А ну рассказывай! – Райка сгребла мужика за грудки и стала трясти его так, что гитара выпала из рук и брякнулась на пол.
Комендантша кинулась отнимать страдальца, опасаясь, что в ярости соседка зашибет единственного свидетеля исчезновения Степновых. Минут через пять все почти успокоились, и Толик рассказал что помнил.
- Машина за ними приехала, грузовая, - он одной рукой показал, какой высокой была эта машина. – Я пришел… А они уже уезжают! Мне барахла навалили! Рубашки, штаны… Ну Матвея вещички. Во! – Горделиво выставил грудь в синей футболке.
- Да нафига нам про твое барахло слушать! – взвилась Дудина. – Варвару выносили? Она же только до туалета ходила!
- Не-е-е… - Толян помотал головой. – Она сама! Вышла, в машину села и того… Уехала.
- Как вышла? Как села? – не верили обе женщины. – Что же ты несешь с пьяных глаз?
- Да я утром был как стеклышко! – возмутился Толян. – Вот. А за рулем в грузовике баба сидела! Рыжая такая!
- Что его слушать? – не вынес даже Федор Иванович. – Это уж совсем ерунда - женщина-водитель. Да ещё и рыжая! Закрыть его и водку отнять, пусть проспится, утром поговорим.
- Отнять? За что? Я не вру!!! – заорал алкаш. – Как закрыть? Не имеете права!
Но соседи были неумолимы. Через полчаса криков и стука в запертую дверь Толик угомонился и уснул. Но и на следующий день он не рассказал ничего нового.
Раиса, проведшая бессонную ночь, не могла понять, с какой женщиной уехал Степнов. К тому же её волновал вопрос о докторше: если её сняли с автобуса, то куда она после делась?
- Не-е-е… Ленки не было! Мужик был какой-то, тетка вроде была, Варвара тут ходила. А докторшу не видел. Ну и эта командовала, шустрая такая. И видно, что Витьку давно знает, как своего по плечу хлопала, - такие подробности ещё больше запутали дело.
- Ну не украли же их, - рассуждал муж комендантши, а женщины с ужасом смотрели на него. И только Толян не испытывал страданий, допивая возвращенную водку.
Теперь у Дудиной оставался один путь: найти участкового и объявить пропавших соседей в розыск.
Билялетдинова Райка отловила возле его дома. Тот приехал на попутке и шел к себе, улыбаясь и размахивая портфелем.
- Степновы пропали! – женщина так резко кинулась к нему, что едва не сшибла Василия пышным бюстом. – Никто не знает, где они, нужно искать!
- Почему пропали? Уехали, да и все, - возразил ей мужчина, держа перед собой портфель, как щиток.
- Так ты все знаешь?! – разнесся по округе возмущенный рев.
Несчастный мент после столь мощного звукового воздействия пытался вернуть себе способность слышать: сунул палец в правое ухо, потряс рукой, потом сглотнул.
- Раиса Максимовна! У меня от Вас баротравма, - вымолвил он, наконец. – Если я очередную комиссию не пройду, то виноваты будете только Вы…
- А ну говори, куда они делись! – приказала Дудина, но участковый уже пришел в себя и не собирался отчитываться перед скандалисткой.
- Это кому ты тут приказы отдаешь? – повысил он голос. – У нас демократическое государство. Решили люди сменить место жительства и уехали, тебя спрашивать не обязаны. Значит, причины есть у них. И никаких пропаж! Степнов мне позвонил и предупредил, что уезжает. Нечего панику разводить!
- Васенька, - зарыдала Райка. – Скажи, куда они уехали? Как же я без Вити? За что они со мной так? Я ведь к ним как к родным…
Билялетдинов даже опешил от такого поворота, однако моментально нашел что ответить:
- Да не оставляли они адреса. Виктор сказал, что нашел врачей для Варвары. Я порадовался, а больше ни о чем и не спрашивал. Ты звонить не пробовала?
- Не отвечает телефон. А докторша в районном отделении сидит? Может, она знает? Может, она врачей нашла? – на Василия женщина смотрела глазами, полными слез.
- Почему сидит?! – теперь уже орать пришлось блюстителю порядка. – Что за глупости?
- Так догоняли же её…
- Она телефон забыла и документы. Все вернули и отправили на попутке, - выдохнул Билялетдинов, дивясь собственной способности так складно врать.
Последняя надежда Раисы растаяла, как легкий летний туман. Плелась домой и плакала, никого не стесняясь…

Следующие полгода Дудина прожила мрачно. Вокруг происходили разные события, а она мало чем интересовалась.
В комнату Степнова поселили стариков, у которых сгорел дом. Пенсионеры все горевали о своей потере и надеялись, что дочь поможет им отстроить новый домик.
Участковый привез себе откуда-то жену. Шустрая, энергичная, с короткой темной стрижкой, она ездила по поселку на таком же древнем, как и у Василия, мотоцикле. Только её агрегат был начищен и отреставрирован. А через месяц так же ярко и красиво стал выглядеть Юпитер Билялетдинова - супруга постаралась. Народ обсуждал, что она старше мужа, всегда ходит в брюках и нигде не работает. Но потом капитанская жена устроилась главным механиком на кирпичный завод и так там всех прижала, что на заводе сразу же заработали сломанные самосвалы, экскаваторы и даже новая линия по изготовлению огнеупорного кирпича (до того лет восемь пролежавшая в ящиках возле гаража). Директор сиял, народ сопел, но после премии сопеть перестал. Теперь Василина Николаевна была одной из самых заметных фигур в Голубках.
В комнату Варвары въехал новый врач. Да не командированный, а демобилизованный. Квадратный, лысый мужик лет пятидесяти с небольшим, уволился в запас, а жилья, обещанного государством, получить так и не сумел. Вот и подался человек туда, где пообещали дать землю под строительство своего дома. Врач был спокоен и невозмутим, но вся общага дружно его побаивалась. Мужик этот пытался по-солдафонски ухаживать за Раисой, но она не отвечала взаимностью. Тогда доктор занялся воспитанием Кирюхи. Ничего против этого мать главного местного хулигана не имела.
Кроме того, Раиса была очень занята: она постоянно писала какие-то запросы. В собес и в пенсионный фонд района, потом в разные областные инстанции и дома престарелых. Также пыталась разыскать Кулемину, но Зоркий адреса Ленки не знал, а из областной больницы пришел ответ, что такая у них уже не работает.
Ответы, справки и бумажки с адресами и телефонами лежали у Райки в большой папке, и вечерами она перечитывала некоторые из них и решала, куда ещё можно обратиться. Женщина поставила перед собой цель – найти! И не задумывалась, что же будет делать, когда найдет беглецов.
- Ой, Феденька, не думала я, что она так сильно Витьку любит, - поражалась Зоя Константиновна.
- Странная у неё любовь, - отвечал ей муж. – А вдруг она отомстить хочет? Хоть бы не нашлись они. Так спокойнее. Не понять, чего Райка удумать может. Надо бы доктора спросить, может, ей какие таблетки от беспокойства положены? Уж не один месяц ищет!
За несколько дней до Нового года почтальонша случайно оставила в общаге открытку для бабы Нюры. Бабкин сын регулярно отправлял матери открытки на все праздники, чтобы она могла воткнуть их в край рамы огромного зеркала и время от времени читать.
Раиса никогда у бабы Нюры не была. Не жаловали они друг друга. А тут пришлось идти и нести открытку.
- Здрасьте, баб Нюра, как живете? – вежливо спросила Дудина.
- Хорошо живу, вот от Варвары письмо получила, прям рада за неё, - расчувствовалась бабулька.
У гостьи ноги подкосились, и она неловко присела на табурет.
- Ты чего ж побледнела? – обеспокоилась хозяйка. – Здорова ли?
- Нормально мне, - едва вымолвила Раиса. – И как там тетя Варя? Я бы тоже ей написала, да только адреса не знаю.
- Так я тебе напишу! Вы же столько лет соседовали, есть об чем поговорить, - резонно заметила бабка и напялив очки, принялась выводить буквы адреса.
Домой Дудина долетела за считанные минуты и тут же стала собираться в гости…


Лика!

Спасибо: 38 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 3578
Настроение: Летнее...
Зарегистрирован: 01.02.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.07.12 15:23. Заголовок: http://i.pixs.ru/st..


Лика!


По улице шла женщина. Она торопилась. Люди вокруг тоже спешили по разным предновогодним делам: несли елки, подарки и прочие покупки. Сияли гирляндами витрины, на площади перед несколькими магазинами Дед Мороз со Снегурочкой проводили викторину, приглашая выигравших получать призы в супермаркет.
Но женщина не замечала всей этой кутерьмы, она вообще не думала о том, что наступает праздник. Белокурые локоны незнакомки рассыпались по пушистому воротнику теплого пальто, щеки алели, вся полноватая фигура её дышала волнением. Многие мужчины оборачивались, чтобы ещё раз взглянуть на настоящую русскую красавицу (из тех, о которых писал Некрасов). А красавица время от времени смотрела на бумажку, зажатую в руке, и внимательно читала названия улиц.
Раиса не боялась потеряться в незнакомом городе, она боялась, что по написанному бабой Нюрой адресу не окажется ни Варвары, ни Виктора. В реальность обретения хоть каких-то сведений о пропавших соседях Дудина почти поверила, когда уже сидела в автобусе, увозящем её в один из райцентров соседней области. И корила себя за то, что вчера так спешно убежала от бабки. Не спросила, где живет Степнова – с племянником, в лечебнице или в доме престарелых. Не узнала ничего о Викторе…
По улице Красномосковской Раиса едва не бежала, остановилась у ворот с цифрой 25 на столбике, отдышалась и позвонила. Мужчину, открывшего ей вход во двор, узнала сразу: «Господи! Да это же муж тетки Нины… А я ведь хотела найти их, только никак не могла фамилию вспомнить. Неужто Витька тетку сплавил, а сам уехал в Москву докторшу искать? Нет! Скорее всего, это она его уговорила от обузы избавиться! Вот стерва! Мне совестно было убеждать Степнова сдать куда-нибудь Варвару, а этой… Никакого стыда!» - Дудина и прежде не отказывала себе в удовольствии помянуть Кулемину матерными словами, а теперь-то была полна решимости добраться до неё и вылепить все эти выражения прямо в лицо.
Женщина вошла и растерялась - слишком большим был дом в глубине двора - двухэтажный, нарядный, из красного и белого кирпича. Оробевшую гостью Николай Николаевич узнал. Он провел её к высокому крыльцу, распахнул дверь и показал, куда идти. Она двинулась по коридору к кухне, потом осторожно туда заглянула, ожидая увидеть только хозяйку.
Но в просторном помещении на диванчике перед телевизором сидели обе подруги. И обе вязали что-то из пряжи розового цвета. Мелькали спицы, на экране обстоятельно ссорились участники очередного бесконечного сериала о нелегкой судьбе простого русского олигарха, витал в воздухе аромат пирогов и хвои.
Раиса никак не ожидала увидеть свою соседку в полном здравии. Пока шла по двору и коридору, подумала, что в лучшем случае Варвара лежит одна в какой-нибудь дальней комнатенке. От неожиданности Дудина даже не поздоровалась.
- Живая… - вымолвила она и шагнула в огромную кухню.
Нина Ивановна и Варвара одновременно ойкнули, одинаковым движением скомкали свое рукоделие и постарались спрятать его, одна - под вышитую диванную подушку, другая – под плед, лежащий на стуле.
- Рая! Какими судьбами? - воскликнула хозяйка, а в душе помянула нечистых, принесших эту гостью именно сегодня.
- Вот уж сюрприз так сюрприз! – вторила ей Варвара Федоровна, взглянула мельком на часы и расстроилась, но вида не подала.
- Ты с дороги, скорее за стол чай пить!
Женщины хлопотали, поставили на стол блюдо с пирожками, тарелочки с нарезанной колбасой и сыром, включили чайник. И все спрашивали:
- Как в Голубках дела? Что с общагой?
- А в порядке ли Кирюша?
- Хорошо ли чувствует себя Зоя Константиновна и её муж?
Обрадованная радушной встречей, Дудина расслабилась…
Меж тем Варвара улучила момент и вышла из кухни, как будто бы за вишневым вареньем, а сама спряталась в ванной, включила воду и вытащила из кармана фартука сотовый телефон.
- Витя! - торопливо заговорила в трубку, когда дождалась ответа. – Сынок! Вы с Леночкой не торопитесь. У нас тут гости нагрянули. Да… Неожиданные. Нет, Вася ещё не приехал. Вы отдохните, я потом позвоню. Люди посторонние, не хочу я, чтобы они на Лену смотрели. Она спит? Вот и хорошо, не буди её. Я потом позвоню!
С банкой варенья Степнова появилась на кухне и принялась потчевать Раису, рассказывая, какая хитрая приспособа есть у Нины для выковыривания косточек из вишен.
Следующей из кухни сбежала хозяйка. Она тоже посетила ванную и под звук бегущей воды почти теми же словами, что и подруга, убеждала Виктора побыть дома и переждать приход нежданных гостей. И так же пеклась о состоянии Лены.

Степнов никак не мог взять в толк, что там за гости такие пожаловали, с которыми им не нужно видеться. Он открыл дверь в комнату, где спала жена, прислушался и снова закрыл. Сел на кухне за стол, включил ноутбук и попытался погрузиться в план очередного спортивного проекта районной администрации. Только погружение не получалось – настроение было новогодним и думать о работе уже не хотелось. Зато легко вспоминались события ушедшего года, которых получилось так много…
Вспомнил, как в доме у Грозенко Ленка обалдела от большого количества просторных комнат. Так же странновато выглядел и Василий. Потом Лина объяснила им, что дом строить начал ещё её дед, рассчитывая не только на себя, но и на детей и внуков.
- Просто папин брат уехал к жене в дружественную Болгарию, а у моих родителей я одна, - улыбалась Василина. - Они на меня большие надежды возлагали, все пытались силой замуж выдать. До сих пор оборону держу.
- Линк, а сдаться не пробовала? Сколько можно в осаде жить! – тут же поддел подругу детства Степнов.
- А чего это я просто так сдаваться должна? Пусть завоевывают! – Лина посмотрела в сторону участкового своими кошачьими глазами, тот немедленно покраснел и едва не выронил из рук очередную коробку с имуществом.
Хозяева устроили Варвару в большую спальню, Виктору и Лене досталась комнатка поменьше, но зато с шикарной кроватью под пологом и солнечными желтыми шторами.
Василий Альбертович как-то подозрительно легко остался ночевать в огромном зале, правда, подскочил часа в четыре утра, чтобы успеть вернуться в Голубки к началу рабочего дня. Кулемина спала, Виктор вышел провожать друга и тут же понял, что он лишний: хозяйская дочка поила Василька чаем с домашними булочками, а тот все косил глазами на её ноги, не прикрытые коротким халатиком.
Потом случилась поездка в Москву. Родители Лены ещё были в отпуске, и влюбленные неделю прожили вдвоем. По городу сильно не гуляли, предпочитая сбегать из раскаленной столицы в разные интересные места за пределами знаменитых московских колец. Перед Степновым возникали старинные соборы, усадьбы с парками невероятной красоты, музейные комплексы. Главное, что везде можно было найти местечко в тени и посидеть на траве.
«Как живут люди в таком аду? – думал тогда Виктор про саму Москву. – Интересно, трудно приспособиться к этому?»
Лена, отвыкшая от большого города, думала о том же самом, только вслух.
- Вить, ты хочешь в Москве жить?
- А ты соскучилась по этой жизни? Достала тебя наша деревня.
- Да нет, - протянула девушка. – Мне наоборот легче было жить в области, и родители приезжали ко мне отдохнуть. Ты сильно огорчишься, если мы не останемся здесь?
- Нет, а куда тогда поедем? – спросил мужчина, уже догадываясь, что предложит Ленка, и обмирая от благодарности и нежности.
- Варвару нельзя сразу оставлять одну. Она без тебя скучать будет, а издалека ездить к ней получится только в выходные. Замотаемся и её замучаем. Попробуем снять квартиру недалеко от тети Нины?
- Да не вопрос, - обнял любимую Степнов. – И работу найдем.

О знакомстве с родителями можно было написать юмористический рассказ. В тот день на город наконец-то снизошел дождь. Казалось, что кто-то поливает Москву из большой лейки. Потоки воды через пару часов затопили улицы и дворы, по поверхности луж, среди пузырей, выбиваемых ливнем, плавали обломанные ветки тополей и разный мусор. В люк возле Лениного подъезда с хлюпаньем и урчанием утекала грязная вода. Выходить на улицу не хотелось, но Виктору пришлось идти, потому что вчера они забыли купить майонез и сыр, а без этих продуктов блюдо, задуманное Кулеминой к парадному ужину, не получалось.
Степнов терпеть не мог зонтики и отправился в магазин в шортах, майке и в шлепанцах на босу ногу. Уже на обратном пути у дома увидел застрявшую машину. Водитель – коренастый мужик в одноразовом желтом дождевике - безуспешно пытался вытолкнуть свой Форд из ямы, скрытой водой. Мужик матерился, из приоткрытой дверцы выглядывала женщина.
- Давайте я помогу, - предложил Степнов. – Только пакет мой в машину положите.
- Вот спасибо! – обрадовался мужчина и стянул с головы капюшон от дождевика.
Теперь Виктор узнал его – на него такими же зелеными, как у Ленки, глазами, смотрел Никита Петрович Кулемин, будущий тесть. С фотографиями в домашних альбомах Степнов уже успел познакомиться.
Вдвоем они вызволили транспортное средство известного хирурга из подводной западни и облегченно вздохнули, поняв, что происшествие обошлось без поломок ходовой части машины.
- Может, мне разуться? – робко предложила женщина, открыв дверь. – Туфли жалко.
- Я тебя донесу! – энергично возвестил Кулемин.
- Ты что? Сорвешь спину, а у тебя на днях плановые операции начинаются. – Вера Николаевна была разумна и уравновешена. - Я босиком дойду.
- Да на асфальте чего только не валяется! – возмутился муж.
- Давайте я донесу, - предложил Степнов.
- Неудобно, - смутилась Вера Николаевна.
- Это чрезвычайная ситуация, все нормально. Представьте, что я – спасатель. – Виктор ловко подхватил свою будущую тещу и быстро доставил её к подъезду. Туда же перекочевали чемодан и пара пакетов. Женщина с минуту стояла под дождем и отходила от такой неожиданной эвакуации, потом покатила чемодан к входной двери.
Гараж у Кулеминых оказался совсем рядом – в соседнем дворе. Устроили машину на место, Никита Петрович благодарил за помощь, а потом спохватился:
- Может, тебя подвезти куда нужно?
- Не, мне тут рядом, - улыбнулся ему спасатель.
- Тогда давай яму найдем и чем-нибудь отметим, а то не всем так везет, как мне. Мало ли кто провалится туда же.
Нащупали пролом в асфальте и воткнули в него урну.
- Слушай, пошли к нам домой, хоть обсохнешь да чаю попьешь, - предложил Кулемин и неожиданно попросил закурить.
- Не курю я.
- Да я тоже. Но мне сейчас предстоит знакомиться с дочкиным женихом. Ей конечно не пятнадцать лет, но я как подумаю, что какой-то урод будет мою Ленку трогать, так тошно, - горячился Никита Петрович. – А если ему только прописка нужна? Или обижать станет?
- А Вы как с родителями жены знакомились? – задал вопрос Степнов.
- Я? Это ужас был полный! Боялся до смерти. У моей Верочки отец преподавал в нашем институте. А я кто был? Парень из мелкого городка, студент. Но ничего, тесть нормальный мужик, и с тещей я сразу подружился, - рассказывал Кулемин. – У тебя дети есть?
- Нет пока, - убежденно ответил Виктор.
- Вот, родится дочка, вспомнишь потом меня.
Зашли в квартиру. Ленка едва сдерживала смех, глядя на двух мокрых мужчин.
- Дочь, привет. Где этот твой? Не пришел ещё? - шепотом навел справку отец. – Давай вот парню сухую футболку найди, он меня здорово выручил. И чайник поставь.
- Я все сделаю, пап, - Лена чмокнула отца в щеку.
Через несколько минут Никита Петрович вышел из душа, заглянул на кухню, никого там не увидел и решил, что помощник уже ушел.
Но неожиданно обнаружил его в зале, переодетого в джинсы и рубашку. Жена и дочь улыбались.
- Виктор Степнов, - гость поднялся с дивана и ещё раз представился.
- Это я и так запомнил. - Хозяин удивился, что у них в доме нашлась одежда, подошедшая по размеру такому высокому мужчине, затем растерянно пожал протянутую крепкую руку и посмотрел на своих девочек. – А чего вы улыбаетесь? Жених-то где? Некрасиво опаздывать, да и есть хочется.
- Папа, давай никого ждать не будем, оставим этого молодого человека, - предложила Ленка. – Он мне нравится. И маме тоже!
- Как это? – опешил отец семейства, а потом сообразил. – Елки-палки! Вот так дела!
Через несколько минут все разговаривали и смеялись так, словно давно жили вместе.

Убежденность Степнова в том, что детей у него нет, испарилась дней через десять после смотрин. Мнения трех медиков плюс фотография аппарата УЗИ однозначно доказывали, что Голубки оставили в семействе Степновых-Кулеминых особо ценный подарок. Ленины родители сияли, Варвара всплакнула от избытка положительных чувств, Грозенко были в восторге. Билялетдинов откровенно завидовал другу, а Лина делала вид, что рада за друзей, но похоже тоже испытывала зависть.
Работу Лена сменила легко, квартиру сняли без проблем у знакомых Василины. Виктора устроил на работу тесть. Молодой мужчина пытался проявить самостоятельность, но Кулемин объяснил, что он помогает только со стартом, а уж дальше все зависит от самого Степнова.
Свадьбу играли в августе в усадьбе Нины Ивановны и Николая Николаевича. Точнее, сразу две свадьбы, потому что Васильки тоже поженились. Родители Лины смотрели на зятя как на царевича-освободителя: теща величала участкового исключительно по имени отчеству, тесть, наконец-то обретя в своей семье мужика, просто помолодел. Тамадой на свадьбе был Ленин дед. Профессор анатомии лихо командовал гостями и так шутил, что присутствующие икали от смеха. Сам дед несколько раз приглашал Варвару на медленный танец, та смущалась, как школьница, но не отказывалась.

- Вить! – раздался голос из комнаты, и мужчина, оторвавшись от воспоминаний, поспешил туда. Присел перед диваном, облокотился на него и оказался совсем рядом с женой.
Ещё не родилась дочка, так проницательно напророченная Никитой Петровичем, а молодой муж и отец уже готов был ради своих девочек на любой подвиг. Люди, знакомые со Степновым, представить себе не могли, каким нежным мог быть этот суровый внешне человек. Как любой нормальный мужик, он до конца не представлял, как внутри одного человека возникает и растет другой, а потому испытывал одновременно чувства изумления, восторга и благоговения, когда даже думал о Лене. И сейчас будущая мамочка купалась в его обожании, обцелованная от макушки до пяток.
- Мы не опаздываем? – шептала Ленка.
- Нет, - Виктор прижался губами к её плечу и осторожно погладил животик жены. – Как у нас там?
- Есть хочу, - не открывая глаз, призналась Лена.
- Значит, поедим и пойдем в гости? – усмехнулся мужчина.
- Ага, и поскорее, а то Голубковские приедут и все пирожки слопают.
- Не волнуйся, на нашу долю оставят…
- Вить! Я завтра не иду на работу. И послезавтра не иду, – окончательно проснулась Ленка. – У меня каникулы, а потом законный отпуск!
- А потом вообще сплошной декрет, - поддержал её муж.
- Буду спать, как медведь в берлоге, - решила Лена и положила в рот кусок банана, предусмотрительно принесенного Степновым. – Жаль, что впрок выспаться не получится. А дед звонил?
- Звонил. Он приедет завтра, а родители - шестого января.
Обсуждали планы на выходные дни, наслаждались покоем, прикосновениями друг к другу…
И не подозревали, что родственники героически защищают их от нежданной гостьи. Целый час супруги Грозенко и Варвара заговаривали зубы Раисе, вспомнили едва ли не всех жителей Голубков. И все равно пришлось услышать тот вопрос, на который дружно решили не давать ответа.
- Теть Варь, а как Виктор живет?
- Хорошо! – кинулся на амбразуру хозяин. – Он тут был в гостях по осени, так мы с ним и с… ещё одним парнем ремонт затеяли.
Николай Николаевич, опуская имя «Василий», принялся повествовать, сколь шустро парни раскатали по бревнышку старую баню и собрали новую.
Дудину подробности сооружения парной не интересовали, а перебивать говорившего она не рисковала, поэтому дождалась паузы в рассказе и вклинилась с очередным вопросом:
- А Витя в Москве живет или здесь?
- В Москве! – хором воскликнули заботливые родственники Степнова.
Раиса погрустнела, отчетливо понимая, что московский адрес ей никто не даст.
Стукнула дверь и в коридоре раздался знакомый голос:
- Родители! Мы приехали! А Степновых до сих пор нет? Вот блин, бегемотики беременные, им же идти до нас пять минут! Все никак не наголубятся!
Ответом была полнейшая тишина. Лина ворвалась в кухню, стягивая с себя куртку.
- Вы чего молчите? Все путем? – она глянула на собравшихся и тут же сориентировалась: – О, Раиса Максимовна! Какими судьбами? Надолго в здешние края?
Гостья все поняла. И про то, что Виктор совсем рядом, но не один. И про беременность. И даже про таинственную женщину-водителя, умыкнувшую этим летом Степнова.
- Всех с наступающим! – страж порядка возник в дверном проеме через пару минут и очень внимательно посмотрел на Дудину. – Раиса Максимовна! Приветствую.
- Я… мне пора ехать, - заспешила женщина. – Меня же ждут!
- Раечка, я провожу Вас, - сообщил Билялетдинов.
Было неловко выставлять гостью на улицу, но иного выхода никто не видел. Хозяйки тут же собрали гостинцы в общагу - в пакет положили баночку с вареньем, шмат соленого сала, пирожки. Попрощались.
- Надеюсь, ты теперь успокоишься и розыскными мероприятиями заниматься уже не будешь, - тихо произнес участковый, спускаясь по ступеням крыльца.
- Угу, - кивнула послушно, а самой хотелось выть.
Василий Альбертович довел Раису до перекрестка и подождал, пока она удалилась на достаточное расстояние.
«Я все равно его увижу! Хоть со стороны…» - Райка дошла до пешеходного перехода, по другой стороне улицы добралась до остановки, расположенной напротив дома Билялетдиновского тестя, и заняла наблюдательную позицию в ларьке, где продавали фрукты.
Увидела их издалека. Слезы текли от обиды, от зависти, от злости. Почему так? Ну чем эта девчонка лучше её? Смотрела, как бережно ведет Степнов Ленку.
«Сволочи, все знали и молчали. А я, как дура, искала… Ненавижу!!!»
В кармане зазвенел телефон, достала его и услышала голос Зои Константиновны:
- Рая!!! Ты чего удумала? Мне Кирюха сказал, что ты к Степновым уехала! Не бери грех на душу, не тревожь ты их. Пусть сами свою жизнь устраивают! Подумай о себе и про сына не забудь! Возвращайся! Ждут тебя. Доктор елку принес, узнавал, что тебе подарить можно. Рай, хватит уже за журавлем гоняться, улетел ведь…
Не стала слушать, но телефон зазвонил снова.
- Ну что? – ответила зло, отрывисто.
- Мам, это я. Ты же скоро вернешься? – Кирилл за последнее время успел отвыкнуть, что на него кричат. – Сергей Петрович спрашивает, какие конфеты ты любишь.
Хотела сказать, что ей все равно. Но в ларьке стоял такой густой мандариновый дух, новогодний и радостный, что злость понемногу уходила. Вместе со слезами, с высокой фигурой, исчезнувшей за воротами дома напротив.
- Кирюша, я халву люблю. Ты же знаешь.
- Мам, ну кто халву дарит? – не понял сын.
- Скажи как есть. Я к вечеру приеду. Может, встретите меня?
Бросила последний взгляд на дом, где жили счастливые люди. Ветер шевелил красивый флюгер, укрепленный на крыше дома. Сверкали на солнце бока двух птичек, соприкасающихся клювами. Голубки…

(остался эпилог... )
И подарок от Лены Bello4ka



Спасибо: 37 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 211
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия