Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
abama



Сообщение: 187
Зарегистрирован: 19.01.09
Откуда: Россия
Репутация: 32
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.06.09 05:05. Заголовок: Потребности и возможности.


От модератора: фик временно закрыт по просьбе автора


Автор: abama
Название: Потребности и возможности.
Рейтинг: PG-13.
Пайринг: КВМ
Статус: в процессе
Жанр: романтика, юмор, небольшой ООС


Спасибо: 33 
Профиль
Ответов - 14 [только новые]


abama



Сообщение: 188
Зарегистрирован: 19.01.09
Откуда: Россия
Репутация: 32
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.06.09 05:07. Заголовок: ..


Часть 1. Потребности.

Лена сидела на скамейке, наблюдая за тем, как парни играют в баскет под чутким руководством Степнова, в то время как она силилась извлечь из бас-гитары хоть какое-то подобие музыки.
Ну, Степнов, конечно, выдал финт! Рок-группа им нужна, видите ли! А ее кто-нибудь спросил, хочет ли она в ней участвовать? Но ему разве что-нибудь объяснишь? Даже слушать не станет, у него на каждый твой аргумент двадцать контраргументов. Спортсмен, блин! А она, может, тоже! И вся эта музыка ей нафиг не нужна. Парни, блин, тоже молодцы! Подставили ее по полной программе! Еще получат свое. «Ладно», - думала Лена, - «сегодня помучаюсь, все равно в эту группу никто больше не придет, и Степнов откажется от своей идеи. Хотя, этот фиг откажется – не в его характере. Он даже из Кривощапова сделал какое-то подобие спортсмена на спор». Дело в том, что директор школы, в которой училась Лена, по каким-то причинам отказывался брать Степнова Виктора Михайловича на работу, не понравились ему факты из его биографии. Тогда Степнов предложил сделку – если он за время испытательного срока превратит любого, на кого укажет директор, в спортсмена и возьмет с его помощью приз на каких-нибудь соревнованиях, то быть ему в школе учителем физической культуры. На тот момент самым задохлым учеником был Кривощапов. Однако самая большая сложность состояла не в этом. Парень был не просто далек от спорта, он вообще никогда им не занимался и не имел ни малейшего желания. Всю его жизнь составлял компьютер и компьютерные игры. Никто кроме самого Степнова не верил в успех этого мероприятия, но на удивление всех, у него это получилось. И Директор был вынужден оформить его на постоянной основе учителем физкультуры. Лена не понимала, почему он так боролся за это, мягко говоря, неприбыльное место работы, а может, как всегда, хотел всем доказать, что может.
Она тогда училась в седьмом классе и увлекалась спортом. Когда узнала про эту историю, то решила, что будет тренироваться только у Степнова. Проблема состояла в том, что он был учителем физкультуры в старших классах и тренировал только их. Еще три года ждать она не собиралась. Поэтому и пришла на тренировку. Степнов ее выставил. Тогда она пришла еще раз и еще, пока не узнала, каким он бывает в гневе, массу новых фактов о себе и какое количество децибел может выдержать ее слух. Тогда ее решимость дрогнула, но у нее тоже был характер, и она была бы не Лена Кулемина, если не настояла бы на своем. Когда она заявилась на тренировку и на следующий день, Степнов очень удивился, так как этот его прием всегда действовал, особенно на детей, особенно на девчонок. Видимо решив, что легче согласиться, чем постоянно объяснять, почему нельзя, он сказал:
- Черт с тобой, Кулемина, ходи, раз ты такая настырная. Только я тебя сразу предупреждаю, что нянчиться с тобой не собираюсь, будешь пахать у меня наравне с остальными. Хоть одну жалобу от тебя услышу, вылетишь у меня отсюда, как шарик для пинг-понга.
И началась война характеров, когда он давал ей нагрузки, которые должны были сломать ее, но она не ломалась. Она думала, что он это делает из вредности, а он ее просто проверял и через некоторое время сказал то, чего она от него никак не ожидала:
- Знаешь что, Лена (он первый раз тогда назвал ее по имени), если в этой школе и есть настоящий спортсмен, то это ты, - и посмотрел на нее так серьезно, как на взрослую.
Война с тех пор прекратилась, началось сотрудничество и упорные тренировки. Она стала его любимицей, и он этого не скрывал. И орал он на нее меньше, чем на других, но это не было каким-то послаблением с его стороны, просто в один прекрасный момент он понял, что все его крики не имеют для нее никакого значения, для нее надо находить другие способы воздействия. И он находил. Иногда такие, что Ленка злилась, но потом всегда была ему благодарна.
Лена переходила их класса в класс, они брали награды, а сейчас она уже в десятом. Он, помимо всего прочего, ведет у нее физкультуру, а она на вполне законном основании ходит к нему на тренировки. Правда не на совсем законном – ходит то она на тренировки парней, потому как давно вышла из женских нормативов.
И вот сейчас он хочет отстранить ее от того, чего она так долго и упорно добивалась. Лена решила пока ничего не предпринимать, а посмотреть, как будет развиваться ситуация.
Задумавшись, она пропустила момент, когда тренировка закончилась и все разошлись. Очнулась, только когда Степнов уже собирал мячи. Он, судя по всему, тоже о чем-то задумался, потому как, заметив ее, очень удивился:
- Слушай, Кулемина, шла бы домой, поздно уже, - сказал он, глядя на часы.- Родители хватятся.
Родители. Она скоро забудет не только, как они выглядят, но и слово это. Лена тяжело вздохнула:
- Не хватятся. Они в Нигерии.
- Негры что ль?
«Блин, ну вот что за человек? Он когда такие вещи спрашивает, вообще мозг включает? Да, они негры, а она у них родилась такой паршивой овцой – белой девочкой, генетика где-то дала сбой».
- Врачи. Они там людей от эпидемии спасают уже два года, - даже произносить это было больно. Сирота при живых родителях
- Не знал, - удивился Степнов. «Ха, да что ты про меня знаешь, кроме того, сколько раз я подтягиваюсь и какого цвета форму предпочитаю? Даром, что столько лет тесно общаемся. Иногда даже кажется, что вижу его больше, чем кого бы то ни было в этой жизни». - Подожди, а ты одна, что ли живешь?
«О, сейчас у него проснется материнский, точнее отцовский инстинкт, только этого мне не хватало».
-Нет, с дедом, он у меня писатель.
- Круто, - Степов сегодня узнал о Лене больше, чем за эти три года вместе взятых. - И что пишет?
- Фантастику.
- О, круто, - повторил тренер. - Это я люблю. Послушай, - вдруг озарило его. – Кулемин, что ли? Тот самый? Как я сразу не догадался? В детстве ночами его читал.
- Раньше все его читали, - Лена горько вздохнула.
- А сейчас что? Завязал что ли? – не понял Степнов.
- Да дед то пишет, издают плохо.
-Ааа. Слушай, Кулемина, брось ты эту гитару, давай лучше, раз ты не торопишься, бросочки сверху отработаем, - и Степнов поднял с пола мяч и спасовал Ленке.
«Ну вот давно бы так, а то музыка, рокгруппа!» и Ленка радостно отложила гитару в сторону и приняла пас.
Сначала они отработали бросочки, потом плавно перешли к самому баскетболу. Играть с тренером один на один Ленка любила больше всего. Он, в силу своего опыта, подстраивался под ее игру и уровень, но играл немного сильнее, чтобы она тянулась, развивалась. Ленка засиделась за тренировку на скамейке, поэтому сейчас отрывалась и носилась по залу, как заведенная. Наконец Степнов снова посмотрел на часы и присвистнул:
- Ничего себе! Заигрались мы с тобой, Кулемина. Давай по домам, - и он попытался забрать у Ленки мяч. Но она сегодня чувствовала себя неудовлетворенной, поскольку ей не дали как следует потренироваться, поэтому мяч не отдала, а перекинула за спиной в другую руку и подразнила им Степнова. Она знала, что в спорте он очень азартен и не устоит от возможности поставить девчонку на место. Но тренер пока не сдавался:
- Лена, я серьезно, уже очень поздно, - и он сделал строгое лицо, но сам понимал, что на нее это не действует.
- А что такое, Виктор Михалыч? - Ленка, видя, что он сопротивляется, решила подразнить его еще и словами, чтоб он окончательно захотел проучить ее на площадке и показать, кто тут начальник. - Вас кто-то дома ждет? – и она хитро стрельнула глазками, чуть-чуть скосив глаза.
Ленка знала, что он не женат, но собственно этим знания о его личной жизни заканчивались. Пару раз она видела, как школьные работницы пытались с ним заигрывать, но он не поддавался.
- Да, кошка, - Степнов уже начинал злиться.
- О! – Ленка притворно изумилась. – Наверное, дикая? – хлоп, и она уже стучит мячом по полу, явно его провоцируя.
- Очень, - он не выдержал и попытался перехватить мяч, но Ленка была к этому готова и резко развернулась к нему спиной, продолжая стучать мячом о пол спортзала. Глянув на тренера из-за плеча, она продолжала его провоцировать:
- Ну, тогда вам конечно уже пора, а то она разозлиться и вам достанется.
- Ну, ты у меня сейчас получишь, Кулемина! – прорычал Степнов, но Ленка уже мчалась с мячом от него к кольцу. Добежав почти вплотную, она с легкостью отправила в него мяч, но поймать не успела, потому как тренер ее опередил и уже сам ее начал провоцировать. «ЙЕС!».
- Виктор Михалыч, вас же кто-то вроде ждет, - Ленка уже не скрывала хитрую улыбку.
- Я тебе скажу Кулемина, кто меня ждет! Одна несносная девчонка ждет, что я ее отшлепаю, - и он кинул на нее лжегрозный взгляд.
- Да? – Ленка приподняла бровь. – Тогда вам сначала придется ее догнать, - и ловко выбив мяч у него из рук, она понеслась в противоположную сторону.
Наигравшись всласть, она победно улыбнулась:
- Ну, вот теперь можно и по домам, можете звонить своей кошке.
- Ну и зараза ты, Ленка, - тренер шутливо пригрозил ей пальцем. – Иди, переодевайся, а я тебя тут подожду.
- Зачем? – не поняла Лена.
- Затем, что пока тут кто-то носился как угорелый, на улице ночь началась. Я тебя одну в такое время не отпущу, провожать буду – пояснил он.
Ленка как-то сразу смутилась:
- Да не надо, Виктор Михалыч, тут недалеко, я так добегу.
- Так, Кулемина, отставить разговорчики. То, что ты меня развела, не означает, что у тебя еще раз получится. Переодевайся, я сказал.
Ленка послушно побрела в раздевалку, ругая себя. «Доигралась, блин. У человека может дела, личная жизнь, а он сейчас вынужден провожать тебя. И так столько неоплаченного времени отняла, так еще и это. А у него, наверняка, дела. Ладно, тогда надо хоть быстрее все делать». Быстро переодевшись, она выскочила в зал с радостным криком:
- Я готова.
- Ну тогда пошли.
Степнов взял куртку и, подталкивая Лену вперед, пошел к выходу. Выключив свет, открыл перед девушкой дверь, пропуская ее вперед.
Лена, настроенная решительно буквально долететь до дома, с самого начала взяла быстрый шаг, так что даже Степнов еле поспевал за ней. Через пару минут он все-таки не выдержал:
- Кулемина, я что-то не понял: ты чего, стометровку сдаешь?
- Не поняла? – удивилась Лена.
- Это я не понял, почему ты такой темп задала? Если торопишься куда-то, то надо было не носиться по площадке, как бешеная, а уходить.
Лена неосознанно замедлила движение:
- Виктор Михалыч, вообще-то я за вас переживаю,- наконец сказала она.
- Да? – насмешливо переспросил он. Они уже шли рядом неторопливым шагом, так что могли время от времени перекидываться быстрыми взглядами. – Боишься, что кровь хоть ненадолго застоится у меня в организме? Так после этой тренировки она еще неделю будет по инерции носиться по жилам со скоростью баскетбольного мяча.
Ленка хрипло засмеялась – у него было специфическое чувство юмора: спортивно-армейское, довольно таки своеобразное, но ей нравилось. Или она просто привыкла. Да с такой жизнью, в которой одни тренировки и соревнования, она сама начнет шутить как сапожник.
- Я, Виктор Михалыч, имела в виду, что вас ждут, а я вас и так задержала.
- А с чего ты, Кулемина, взяла, что меня кто-то ждет?
Лена смутилась от этого вопроса. Как-то это был уже разговор не учителя с ученицей. И даже не тренера со спортсменкой.
- Ну а как же кошка? – и она скосила глаза, наблюдая за реакцией мужчины.
- Да нет у меня никакой кошки, - усмехнулся Степнов.
Лена задумалась - говорить или нет следующую фразу, но все-таки сказала:
- Ну я вообще то не кошку имела ввиду… - и она посмотрела себе под ноги.
- И не кошки тоже, - после такого его ответа Лена не выдержала и посмотрела на него. Он ей хитро подмигнул и улыбнулся, да так, что Лена невольно улыбнулась в ответ. После этого неловкость прошла, и остаток пути они непринужденно проболтали о последних спортивных событиях.
Как они подошли к ее подъезду, Лена даже не заметила, поэтому и удивилась:
- Ой, Виктор Михалыч, мы, оказывается, уже пришли. Это – и она махнула рукой – мой подъезд. Ну, все, я побежала, спасибо, что проводили, - и она уже развернулась, чтобы войти в подъезд, но внезапно ее ладошку перехватила его рука и слегка потянула на себя, разворачивая.
«Какая горячая и крепкая» - было первым, что пришло Лене на ум.
- Послушай, Лен, - Степнов замялся. – Я знаю, что значит для тебя спорт, и переход в музыку тебе совсем не нужен, но я обещаю, что это ненадолго, - он помолчал немного, потом добавил. – Спасибо тебе.
Лена смотрела на него во все глаза и не верила ни им, ни своим ушам. Он понял! Он все понял. Внутри как будто открыли бутылку с шампанским и пузырики удовольствия рвались наружу. Ленка не сдержала счастливой улыбки:
- Ладно, Виктор Михалыч, но с вас причитается, - хитро подмигнула ему и освободила ладошку из его руки, хотя ей было там очень комфортно.
На таком душевном подъеме она и заскочила сначала в подъезд, а потом и в квартиру.
- Лена, ты где так долго? – вышел встречать ее дед.
- Привет, дедуль, - Лена чмокнула его в подставленную щеку. – Извини, на тренировке задержалась.
- Ну, могла бы позвонить, предупредить, а то так поздно еще ни разу не приходила, - продолжал ворчать дед.
- Ну, просто я знаю, что когда ты пишешь, тебя лучше не отвлекать, - Лена повесила куртку и разулась. – Так что покорми внучку и расскажи, что ты сегодня наваял, - Лена знала, что когда деда спрашивают про его роман, он про все на свете забывает. Она часто таким образом меняла тему, когда разговор переставал быть для нее комфортным. Трюк сработал и на этот раз.

Поужинав и приняв душ, Лена улеглась, наконец, в постель. Она была совершенно вымотана за этот день, однако что-то не давало ей покоя, не позволяя уснуть. И это даже был не тот факт, что Степнов загрузил ее музыкой в ущерб спорту, он ведь сам сказал, что это ненадолго. Это было что-то другое, что щекотало нервы, увеличивая приток адреналина в крови, что-то, что она никак не могла ухватить в своем мозгу. И это что-то произошло во время или после тренировки – Лена это знала наверняка. Но практически все было тоже самое, кроме, пожалуй, разговоров – Лена впервые рассказала тренеру столько о себе и узнала о нем… Вот оно! Неадекватное чувство появилось из характера их разговора – он ведь был ее учителем, а она с ним разговаривала почти на равных, как со знакомым. Ощущение чего-то запретного мгновенно заполнило Лену, когда она подумала, что в школе этого бы не одобрили, особенно Борзова.
Это было как… как в средние века пообщаться с человеком другого сословия. Лена еще раз прокрутила в голове последнюю мысль. «Бред» - решила она сама для себя. – «Ты бы лучше думала о том, чтобы поскорее закончить с музыкой и вернуться в полноценный спорт». Поэтому до того как заснуть, она повторяла про себя мысль «Как бы я хотела, чтобы завтра спорт вернулся в мою жизнь!»


http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-60-00000324-000-120-0

Спасибо: 112 
Профиль
abama



Сообщение: 197
Зарегистрирован: 19.01.09
Откуда: Россия
Репутация: 34
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.06.09 02:27. Заголовок: Проснулась она оттог..


Проснулась она оттого, что будильник зазвенел необычной мелодией. Лена по привычке, не открывая глаз, нащупала заветную кнопку и нажала на нее. Звук прекратился. Лена повалялась в постели пару минут и решила, что пора вставать. Привыкнув спать в кресле, она попыталась свесить ногу и нащупать пол. Однако нога упорно не хотела свешиваться в том направлении, в котором делала это ранее. Лена попыталась немного откатиться назад, чтобы дать себе пространство для маневра, но в тот же момент вместе с одеялом упала на пол.
От удара глаза распахнулись, и тут же зажмурились, ослепленные поступающим в окно светом.
- Какого черта! – только и смогла сказать Лена, подползая ближе к окну. – Сколько времени? Я что, проспала?
Наконец, поднявшись, Лена одним прищуренным глазом выглянула в окно. Увиденное заставило ее подумать, что она еще спит. Вместо картин глубокой зимы, которая была, когда она засыпала, снаружи образовались осенние пейзажи.
- Бред какой-то… глобальное потепление в действии что ли?,- выдохнула Лена и развернулась обратно. Тут картинка поплыла у нее перед глазами. Она еле успела ухватиться руками за подоконник, чтобы снова не грохнуться на пол: вместо интерьера ее комнаты в дедовой квартире она оказалась в своей комнате родительской квартиры.
Лена, ничего не понимая, даже не заметила, что опустилась в кресло возле компьютерного столика.
- Спокойно, - сказала она сама себе. – Это все должно логично объясняться!
Самым логичным объяснением было то, что ее выкрали зеленые человечки и перетащили в другую квартиру – все другие варианты были менее реалистичны.
- Может надо мной кто-то пошутил? – продолжала рассуждать вслух Лена. Но после некоторых аргументов, наиболее существенным из которых была ее тяжелая рука, она вынуждена была отказаться и от этой версии.
Ленка устало откинулась на спинку кресла, взгляд ее уткнулся в потолок, а потом начал блуждать по комнате в поисках ответа, или на крайний случай - тайных надписей на стенах. Так ничего и не заметив, взгляд почти вернулся к столу, но внезапно зацепился за какую-то деталь.
Лена медленно поднялась и подошла к стене, на которой висел календарь. Надеясь, что у нее просто проблемы со зрением, она подошла практически вплотную.
- Мать твою! Да что же это происходит из конца то в конец! – в сердцах воскликнула она.
На календаре был октябрь.
А вчера январь.
А таблеток никаких на ночь она не пила.
Лена искренне надеялась, что она все еще спит, или хотя бы что просто перекинула календарь на пару листов вперед – просто так, без смысла
Не желая верить, кинулась к телефону. Последняя надежда пропала, когда он подтвердил дату на календаре.
- Это какой-то бред, - пробормотала она, – проснуться через полгода после того, как заснуть! Нет, я, конечно, люблю поспать, но не до такой степени! Это фантастика!
Разум услужливо ухватился за последнее слово:
- Так, фантастика, - начала рассуждать девушка. – Мой дед тоже пишет фантастику. И что из этого следует? – задумалась она. – Думай, Лена, думай, какая связь между этими двумя фактами? Так. Связь обратно пропорциональна прямолинейной функции характера вашего близкого родства, следовательно, производная этой функции… Точно, – хлопнула себя ладонью по лбу. – Как же я раньше не догадалась? Я просто сошла с ума!
Уныло опустившись на диван, она продолжала рассуждать с самой собой:
- А может все не так грустно? Может, я просто сплю? Точно, - обрадовалась она. – Сплю и вижу сон, про то, как проснулась через фиг знает сколько времени, после того, как заснула. Когда же я тогда на самом деле проснусь? Даже страшно подумать…
Но версию про сон Лена все-таки решила проверить и ущипнула себя за руку. Не помогло.
- Ну не биться же мне головой об стену? – в очередной раз задала она вопрос себе. – Хотя я все равно буду ей биться, только уже по другой причине… - Лена еще раз обвела взглядом комнату. Яснее не стало. - Черт, ну что делать то? Может пойти у деда спросить? Отлично, Лен, прям так подойдешь и спросишь: дед, а что ты больше предпочитаешь – инфаркт или инсульт? К тому же не факт, что он здесь… А что я туплю? У меня же родители должны были прилететь, поэтому я и здесь, а они, наверное, в соседней комнате.
Рванувшись к ним, она в последний момент затормозила и решила не бросаться на них с порога с криком «Мам, пап!». Все-таки полгода прошло, может она вообще с какими родственниками живет. А может и с парнем. Последняя мысль заставила ее ухватиться за стену рукой. До того как она уснула зимой, парня у нее не было. В смысле вообще не было. Все мужчины, с которыми она так или иначе общалась, были связаны со спортом. Ну и дед. Нет, она не может жить с парнем, потому что глупо жить с парнем и ночевать в разных комнатах. А может они с ним в ссоре? Тогда бы она его вообще из квартиры выставила. Погрязнув в размышлениях, Лена решила просто открыть дверь и посмотреть. Остановившись возле самой двери, она замерла и услышала храп.
- Да уж… если это мой парень, то я уже что-то не хочу с ним встречаться…
Лена осторожно приоткрыла дверь и заглянула в образовавшуюся щелку. И выдохнула от облегчения, увидев деда.
- Ну что, один вопрос решен.
Во время утренних водных процедур Лена пыталась обдумать сложившуюся ситуацию. «Живу с дедом в квартире родителей. Значит, они еще не приехали, либо снова куда-то укатили. А квартиру деда, наверное, сдаем. Что-то проясняется. Сейчас октябрь, я в одиннадцатом классе. Первая четверть. Так, ну что, буду потихоньку осваиваться. Как я здесь оказалась – непонятно, когда вернусь обратно и вернусь ли вообще – тоже, так что выход один – жить сегодняшним днем. Сейчас главное, узнать, что со мной происходило эти полгода, а то такой переходный возраст, фиг знает, что я тут вытворяла. Может уже пять абортов сделала, или премию Нобелевскую получила. А что?» – Ленка замерла с зубной щеткой во рту. – «Я могу! Так, в первую очередь надо найти фотографии. Эх, жалко я не веду дневник, хотя… чем черт не шутит, может уже и веду, в любом случае, надо провести поиск».
Закончив чистить зубы. Она еще раз посмотрела внимательно в зеркало, пытаясь найти десять отличий:
- Так, волосы немного светлее стали, челка длиннее, прическа немного другая, лицо пополнело, - кинула взгляд на свою фигуру, - да и не только лицо, чем я тут полгода занималась? Картошку с колбасой трескала днями напролет? Хотя в целом ничего не изменилось, могло быть и хуже.
- Так, посмотрим, что тут у нас в шкафчике… - и Лена открыла боковой шкаф. – Так, молочко для тела… Хм, недурно пахнет… Дальше… куча всякой Нивеи… я что, блин, как Зеленова, помешалась на всякой косметике? Так, а это что?! – Лена аж подпрыгнула на месте и вынула из шкафчика упаковку тампонов o’b, открытую и наполовину пустую.
- Кулемина, это что за дела? – озадаченно спросила саму себя Лена. – Тампонами во всю пользуешься… У тебя же вроде как это… еще ничего не было… даже не целовалась…
Обреченно присев на край ванны, девушка поставила упаковку тампонов на стиральную машинку и стала с ней разговаривать:
- Эх, Кулемина, Кулемина, что же ты наделала. Кому ты себя отдала? Стоит ли он того… Ладно, - и она решительно встала, - пойдем дальше рыть факты моей биографии, что я там еще успела натворить за эти полгода, кроме как лишить себя девственности.
Пройдя снова к себе, она начала по очереди выдвигать ящики стола. В первом не было ничего интересного – тетради по предметам, школьный дневник, «его позже изучим», сломанные линейки, карандаши, ручки, ластик («О! он у меня еще полгода назад был, однако какая я экономная»). Во втором ящике также ничего интересного – обложки для тетрадей и учебников, какие-то брошюры учебные, папки и уголки, набор бумаги. Оставалась надежда на нижний ящик, но там лежал только набор для черчения.
- Понятно, - разочарованно протянула Лена. – Дневника у меня нет. Каких либо следов жизни за эти полгода – тоже.
Подумав немного, Лена начала перетряхивать учебники и тетради, надеясь найти в них хотя бы переписку с одноклассниками, которую они часто вели на уроках. Результат ее удивил: из Хрестоматии выпали две бумажки, которые при ближайшем рассмотрении оказались стодолларовыми купюрами:
- А вот это уже интересно, я что, заначку от деда прячу? Чтобы не пропил?
Убрав деньги на место, Ленка продолжала перетряхивать вещи и шуршать листами. Ее внимание привлекла тетрадь за девятый класс.
- А это тут что делает? Давно пора в утиль, на макулатуру, - и она уже собиралась выкинуть тетрадь в урну, но по инерции пролистала ее. После тем уроков шло несколько пустых страниц, затем одна страница чем-то исписана, а потом снова пустые. Ленка, спешно пролистав тетрадь, вернулась к середине. По тому факту, что было написано в столбик, она поняла, что это был стих:
- Я что, еще и стихи писать начала? Зашибись! А раньше даже не читала. Интересно...

Нет пустых эмоций,
Значит, нет простых побед,
Ты ничего не бойся,
И не всегда да это нет…

Ленка ненадолго замолчала, переваривая прочитанное.
– Интересно, про что это? Про победу на соревнованиях? Так, что там дальше?

Лети, лети, лети…

«Блин, соревнования что, по дельтапланеризму что ли?»

… и ты узнаешь, я люблю тебя…

На последних словах Ленка осела на стул.
– Вот те на, девочка влюбилась? – спросила она саму себя. – Интересно, в кого? – и она стала читать дальше, надеясь найти ответ.

Лети за мной, лети,
И ты узнаешь,
Как люблю тебя…

- Бред какой-то, - резюмировала Лена. – Хреновые ты стихи пишешь, Кулемина. Так, что там дальше?

Мы разбиваем стены взглядом
И не снаружи, а внутри,
Мне больше ничего не надо,
Не молчи, не говори…

- Да, яснее не стало. Что же ты, Ленка, как Пушкин, на полях произведений рисунки не оставляешь? Может опознали бы кого по фотороботу… Кстати о фото – надо бы поискать.
От этого занятия ее отвлек шум в гостиной, она поняла, что дед проснулся. «Попытать его, что ли, ненавязчиво так…». Дверь гостиной открылась, и оттуда вышел сонный Петр Никанорович.
- Доброе утро, дедушка, - осторожно начала Лена, уже не знающая чего ожидать. Дед удивленно посмотрел на нее, потом на настенные часы:
- Лена, ты почему еще дома? Тебе уже давно пора выходить.
Лена следом за дедом посмотрела на часы:
- О черт!
Блин, слишком она увлеклась разглядыванием, рассматриванием и выяснением подробностей – и правда уже в школу опаздывает:
- Я мигом.
Схватив первым делом дневник, она пролистала его до нужной даты.
- Так, что у нас тут сегодня за уроки? Блин, первым алгебра. Ну конечно, разве в такой день могло быть иначе, например физкультура? Если сумасшедший дом, то по полной программе: с утра проснулась в другом времени, потом опоздаю к Борзовой. Надо придумать отмазку… Спасала ребенка из горящего дома? А может правду сказать? – Лена ненадолго задумалась, потом оборвала саму себя. – Нееет! Уж лучше про ребенка.
Продолжая закидывать учебники и тетради в сумку, Лена сверялась с дневником:
- Так, а физкультура то все-таки есть, надо не забыть форму взять, - покрутившись по комнате, Лена нашла форму и запихнула ее в пакет. – Интересно, Степнов за эти полгода как-нибудь изменился? И много ли мы с ним всего на соревнованиях взяли? – Лена замерла на мгновение, вызывая в памяти образ тренера. На душе почему-то стало гораздо спокойнее. Наверное, потому, - решила она сама для себя, что хоть тут то она могла быть в чем-то уверена.
Закончив сборы, она по-спортивному быстро, выскочила за дверь и направилась в школу, искренне надеясь, что школа никуда не переехала и стоит на прежнем месте.
По пути она пыталась фиксировать изменения в окружающей среде, что у нее не очень получалось, поскольку она торопилась. Наконец она радостно заприметила на горизонте школу.
На крыльце перед дверью затормозила ненадолго, набирая побольше воздуха в грудь, и смело нырнула внутрь. На вахте, как и полгода назад сидел дядя Петя.
- Здравствуйте, дядя Петя, - радостно крикнула Ленка.
- Привет, Кулемина. Чего опаздываем? – откликнулся дядя Петя как ни в чем не бывало. «Конечно! Он-то не проснулся через полгода черт знает где!»
- Да проспала… - призналась Ленка.
- Бывает, - успокоил ее охранник. – Ну, давай, беги уже скорее, а то и так достанется.
Ленка решила не злить судьбу дальше и побежала на урок.
По ее наблюдениям школа особо не изменилась. Дернув дверь кабинета алгебры на себя, она смело зашла в клетку с тиграми, на ходу тараторя:
- Людмила Федоровна, извините за опоздание. Можно сесть?
Борзова, как и следовало ожидать, задохнулась от такой наглости:
- Кулемина, это что за такое? Ты почему заваливаешься как в спортзал?! Потрудись хотя бы объяснить причину, по которой опоздала и отрываешь нас всех от изучения новой темы?
Лена решила не дергать тигра за усы и оставить залепуху про пожар при себе:
- Проспала, - простодушно ответила Лена.
Терминатор даже на секунду дар речи потеряла.
- Нет, вы это слышали? – обратилась она к классу за помощью, но тот из солидарности молчал. – Вы, Ранетки, совсем уже зазвездились! Ничего, скоро прикроют эту лавочку! Иди, садись на место, и чтобы этого больше не повторялось!
Лена уныло побрела на свое место, на ходу соображая, при чем здесь яблоки. А может это новое ругательство от Завуча? И как трактовать это ее «зазвездились»? «Совсем у нее крыша поехала на почве этой ее астрологии», - сделал вывод Лена. Дойдя до своего места, Лена с удивлением обнаружила, что на ее месте сидит Новикова, а рядом какой-то незнакомый парень. А бывшее место Новиковой рядом с Наташей было свободно.
- Кулемина! – нетерпеливо сказала учитель. – Ты так и будешь стоять? Или решила пробежку устроить?
Лена, не долго думая, плюхнулась рядом с Липатовой. Выложив учебник, тетрадь и дневник на стол, она попыталась перевести дух и проанализировать ситуацию. Но ее наглым образом прервали:
- Лена, ты где была? Мы тебя возле школы ждали, - Лена удивленно посмотрела направо, откуда доносился голос. Она, наверное, даже говорящей парте удивилась бы меньше, чем этим вопросам Наташи. Во-первых, они с Липатовой никогда тесно не общались, и за все эти годы учебы, от силы обменялись парой фраз. Во-вторых, Липатова вообще мало говорила, предпочитая молчать. А в-третьих, окончательно сбило Лену с толку то, что она должна была с Наташей и еще кем-то встретиться сегодня у школы. Она не знала, кто были эти другие, но ей и Наташи хватило за глаза, чтобы войти в ступор. На языке вертелась куча вопросов, но Лена решила себя не компрометировать и действовать по ситуации.
- Да я же говорю, проспала, - наконец выдавила из себя Лена.
- Да? – удивилась Наташа. – Ну а к нам снова фанаты приходили, про тебя спрашивали. А Стас…
- Липатова, Кулемина, еще хоть слово или лишнее движение с вашей парты зафиксирую, то новую тему пойдете объяснять к доске вы, а то я смотрю, у вас просто нереализованное желание поговорить.
Первый раз в жизни Лена была благодарна Терминатору за ее замечание, потому что еще одно Наташино слово и Лена сама бы бросилась к доске от такого обилия информации, которая сбивала с толку.
«Спокойно, Лена, спокойно. Все можно объяснить. Так, во-первых, у вас, то есть у тебя, Липатовой и еще кого-то, есть фанаты. Напрашивается вопрос – я звезда? Ну точно!» – вдруг озарила ее мысль. – «Я же спортсменка, значит, я что-то выиграла, стала знаменитой и опа! Уже фанаты! Но при чем здесь Липатова? У нее со спортом отношения были как у Борзовой со всей школой – они друг друга не понимали. Хотя… может Степнов и на нее поспорил? Ну, что сделает из нее спортсменку. А что? Он может…» - и Лена недоверчиво уставилась на Наташу.
«Ладно», - решила она для себя, - «по ходу станет яснее. Да, Наташа еще что-то говорила про какого-то Стаса, интересно, кто это? Я что-то никаких Стасов не припоминаю. Блин», - Ленка оглядела класс, - «куча новеньких. Видимо, он – один из них. Ладно, с этим тоже потом. Надо послушать тему, должна же я как-то учиться».
Но из новой темы Лена вообще ничего не поняла – сказывался полугодовой пропуск школы. Когда прозвенел звонок, Ленка быстро подскочила, надеясь незаметно исчезнуть, но не тут то было – ее под руку подхватила Новикова и затараторила в самое ухо:
- Ленка, ты что, с ума сошла – мало того, что к школе не пришла, как договаривались, так еще и Борзову разозлила, ей же только повод дай на нас наехать.
«Прекрасно, теперь в это «нас» входит еще и Новикова. У этой отношения со спортом даже более прохладные, чем у Липатовой и сводились они к выдумыванию болезней, по причине которых Лера не могла осуществлять какие-то ни было физические нагрузки».
- Да оставьте вы Лену в покое, - внезапно заступился за Лену парень, который сидел с Новиковой за одной партой. – Она же сказала, что проспала, да у нее же это на лице написано.
- Стасик, ты как всегда прав, - защебетала Лера, подхватывая под локоть еще и парня. – Лен, извини нас.
И они дружно вчетвером вышли из класса.
- Давайте быстрее, - торопила их Наташа. – Нас девчонки ждут.
«Значит, это еще не предел. Замечательно. Еще и Платонов за нами увязался. Этому то, что надо? Он даже на уроках в баскетбол не играл, сидел на скамейке с девчонками».
Лена надеялась, что хотя бы те, с кем они должны встретиться, будут поспортивнее, но когда она увидела, к кому они подходят, то впервые в жизни ей захотелось закурить. Это была ботаничка Женя из 11 «Б», которая шла на золотую медаль и обладала совершенно неспортивным характером. Рядом с ней стояла небольшого роста брюнетка, с глазами, как у олененка из мультиков, которую Лена не знала, хотя лицо ее ей показалось знакомым. «Точно! Это же новенькая из параллельного! Я ее еще в туалете видела, когда она ревела. Ну просто супер! Отличная команда – плакса, ботанка, гламурная Лера, которая даже дотронуться до мяча боится, и мрачная Наташа. А в довесок ко всему Платон и этот Стас. Да они на шестерых и пяти раз на турнике не подтянутся! Степнов что, на них всех поспорил?!»
- Лена, ты где была?! – накинулась на нее с ходу новенькая так, что Лена даже растерялась. – Мы тебя ждали возле школы! Фанаты про тебя спрашивали.
- Ань, успокойся, Лена проспала, - ответила за нее Лера.
«Отлично, значит, олененка зовут Аня».
- Давайте лучше обсудим сложившуюся ситуацию. Что делать то будем? – спросила Женя.
Лена чувствовала острую необходимость не только обсудить, но вообще и узнать – что это за ситуация такая, поэтому она решительно заявила:
- Давайте!
Все на нее обернулись.
- А ты, Лен, откуда знаешь? Тебя же утром не было. Или девчонки уже успели рассказать? – уточнила Аня.
- Нет, не успели мы, Борзова сегодня лютствовала… - протянула Наташа. – Да, Лен, откуда ты знаешь?
- Да не знаю я! – взорвалась Лена. – Вот и хочу, чтобы мне поскорее объяснили.
- Да просто пришли мы сегодня к школе, а тут наши фанаты, - начала Лера.
- Да это я уже поняла, - перебила ее Лена.
- Ну вот, начинают спрашивать про концерт.
«Концерт?!»
- Ну а какие у нас концерты? Сама знаешь. Но они, то думают, что раз мы в Лужниках выступили, то у нас концерты каждый день просто.
Лен почувствовала острую необходимость облокотиться на что-то твердое. Чем-то твердым оказалась стена.
- Ну а Стаса же нашего за язык черти дергали, - продолжила Лера, - вот он и сказал – приходите, мол, к нам к семи на репетицию.
- Да не переживайте вы так! Я эту кашу заварил, мне и расхлебывать! Коль, поможешь мне? – обратился он к Платонову.
Потихоньку Лена начинала приходить в себя. «Итак, пункт 1, я пою в группе». В глазах потемнело. «Спокойно, сантименты оставлю на потом. Пункт 2 – группу, скорее всего, зовут «Ранетки». Блин, даже название нормальное придумать не могли – «Вымпел» какой-нибудь или «Торпеда», «Спартак» - тоже ничего, но уже было... Далее. Недавно у них был концерт в Лужниках. Мама…»
На этом пункте логика и мышление отказали.
- Мне срочно надо в туалет! – сумела выдавить из себя Лена и в срочном порядке ретировалась, оставив позади себя недоумевающих одноклассников.
В туалете она брызнула в лицо водой, чтобы хоть как-то отрезвить себя. «Только не думать. Главное сейчас не думать. Об этом я подумаю потом, когда… можно будет что-нибудь выпить».
От прозвеневшего звонка тело вздрогнуло. «Черт! Опять опоздаю!» и девушка поспешила на урок. Не успела она дойти от туалета до угла, как путь ей преградила чья-то фигура. Продолжая смотреть в пол, Лена попыталась обойти ее, но не тут то было – ее не пропускали.
- Лена… - знакомый голос, но в голове уже столько намешано, усугублять положение не хочется. – Лена, стой! – ее пытаются схватить за плечи. Теперь уже и от движений что-то поднимается в памяти, но она по-прежнему вырывается. – Лен, выслушай меня, наконец, - и сильные руки прижимают ее к школьной стене. Только тогда она осторожно поднимает взгляд, но тут же опускает его – Степнов… «Пожалуйста, только не он», - умоляет она про себя, - «пусть хотя бы с ним все по-прежнему. Мне нужен хоть один нормальный человек рядом». Но следующая его фраза разбивает все ее надежды:
- Лен, давай сделаем вид, что того разговора не было. Пусть всё остаётся на своих местах. Ты как....что скажешь?


http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-20-00000660-000-0-0-1245673696



Спасибо: 97 
Профиль
abama



Сообщение: 212
Зарегистрирован: 19.01.09
Откуда: Россия
Репутация: 36
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.06.09 01:29. Заголовок: Лена начала лихорадо..


Лена начала лихорадочно соображать – «Какого такого разговора не было? Что между нами произошло? Может мы поссорились? С его темпераментом это немудрено, да и я сама никогда не отличалась приступами покладистости. А может мы поссорились из-за этой группы? Ранетки? Потому что я из-за музыки перестала много времени спорту уделять? Хотя вот вчера он мне сам навязывал эту дурацкую музыку, будь она неладна! Только это было вчера у меня, а тут прошло полгода. Стоп! А «Ранетки» это случайно не та группа, которую поручили создать Степнову?! Это что же выходит - я с тех пор вообще не занимаюсь спортом, а только брынчу на гитаре?!» Лена беспомощно посмотрела на Степнова. Он ждал ее ответа.
«Спокойно, не торопись. Он предложил оставить все на своих местах». На каких своих Лена не понимала, но если не на своих, то надо что-то менять, а что менять, Лена не понимала еще больше:
- Ладно… но я…
Но Степнов ее прервал раньше, чем она успела ответить:
- Не надо ничего объяснять! – его голос и вид были немного виноватыми, из чего Лена сделала вывод, что все-таки он на нее наорал в своей обычной манере, а теперь переживает. - Всё будет как раньше, ты - спортсменка, я - тренер. Ты - ученица, я - учитель! Ну как? По рукам?- сказал и протянул руку, ладонью вверх.
Последняя фраза про то, что все будет как раньше, немного выбила ее из колеи – с одной стороны – он снова предлагает ей стать спортсменкой и тренером, тем самым подтверждая ее теорию про то, что в последние полгода она забросила спорт, но теперь он хочет исправить положение, и это здорово! Но, с другой стороны, он говорит, что как и раньше, они станут учителем и ученицей, а кем же тогда они были эти полгода? Или конфликт между ними на почве музыки-спорта достиг такого предела, что она не ходила на его уроки? «Бред какой-то тут происходит!»
Лена недоуменно посмотрела на его протянутую ладонь и почему-то вспомнила вечер накануне, хотя, как выяснилось, полугодовой давности, когда он схватил ее за ладонь и удерживал в своей руке. Накатила приятная волна воспоминаний и захотелось освежить в памяти те ощущения, поэтому она несмело улыбнулась и робко положила свою ладошку на его, подняла взгляд и наткнулась на его виноватый.
А потом прозвенел звонок, и они как-то быстро разбежались.
На истории, которая была следующим уроком, Лена познакомилась с еще одним новым персонажем – Рассказовым Игорем Ильичем, учителем истории, а по совместительству их классным руководителем.
«Еще один неспортивный тип в нашей школе. Еще и в очках. Откуда их берут только? Мужики вообще деградируют. Во всей школы из настоящих только Степнов и… и, пожалуй, все!»
Лена была негативно настроена против нового преподавателя, плюс ко всем его недостаткам, за то, что она не ответила домашнее задание, он вгрузил ее рефератом, поэтому после урока она поплелась в библиотеку за дополнительной литературой. За ней увязалась Наташа, которой тоже что-то вдруг понадобилось, и Лера со Стасом. По дороге присоединились Аня с Женей.
«Видимо они всегда ходят группой вместе. О Боже! Какой тупизм! Так хочется побыть одной и не слышать все то, что они говорят про музыку, группу, репетицию! У меня сейчас просто мозг взорвется!»
От взрыва мозга ее спасла библиотека, которая замаячила на горизонте школьного коридора. Наташа, которая первая взяла книгу, осталась стоять возле стойки в ожидании Лены. Библиотекарь, Уткина Светлана Михайловна, в простонародье просто Светочка, с недовольным видом протянула Лене книгу со словами:
- Ничего не порти! Верни в том же состоянии, в котором и взяла!
После лениных заверений в бережном отношении к книге вся их компания выдвинулась из библиотеки, Лена замыкала шествие. Пройдя несколько шагов, она неожиданно замерла и обернулась:
- А вам не кажется, что Светочка за что-то взъелась на меня.
- Это всем кажется уже не первый год, - хихикнла Лерка. – Видимо, до сих пор не может тебе простить Витеньку.
Лена похолодела от Леркиных слов. Витенькой в школе называли только одного человека. Степнова. Через нее как будто ток пропустили - эта фраза была очень похожа на намек того, что Лена увела его у Светочки. А это значит, что у них со Степновым были отношения. Лене внезапно стало нечем дышать, ноги отказывались идти, в ушах зашумело, а в голове пронеслись моменты сегодняшнего утра – Леркина фраза, то, как Степнов прижал ее к стене - до нее только сейчас дошло, что это не очень похоже на поведение учителя и ученицы - его виноватый взгляд и предложение вновь вернуться к официальным школьным отношениям, последним кадром была использованная упаковка тампонов в шкафчике ее ванной. На этой картинке силы ее окончательно покинули, и Лена была вынуждена прислониться к стене. Так как она шла в конце, то никто не заметил ее отставания.
- Боже! – повторяла она про себя. – Я спала со своим учителем физкультуры! Я занималась сексом со своим тренером, который старше меня по меньшей мере на пятнадцать лет, который тренировал меня с седьмого класса и знал меня совсем сопливой девчонкой, - Лена обессилено сползла по стенке вниз. Это даже звучало ужасно, а как жутко это было на самом деле, она даже представить не могла От всех этих мыслей ее замутило, - Мне срочно надо в туалет, меня тошнит. О Боже! – застонала от очередной мысли, которая пришла ей в голову, - я же не беременна, ведь правда, Господи? – и она в надежде подняла голову вверх. – «Так!» – сделала она внушение самой себе, - «Все должно иметь разумное объяснение! Не такое! Ведь до Леркиной фразы все отлично укладывалось. И сейчас тоже, просто надо подумать – итак Светочка бегала за Степновым, это было еще при мне, а он ее терпеть не мог и не выносил, когда она начинала строить ему глазки, назначать встречи под предлогом поднять-передвинуть. Он всегда отмазывался от них поздними тренировками, пару раз даже мной прикрывался, говорил, что надо поднатаскать на соревнования. Вот оно! Точно! Раньше, в силу моего малолетства, Светочка относилась к этому нормально, а потом, ближе к одиннадцатому классу, начала ревновать.
Лена облегченно выдохнула, в голове немного прояснилось, но ее по-прежнему мутило, и она направилась в туалет. Завернув за угол, она услышала громкий спор и увидела занесенную над кем-то руку. Не думая, сработал рефлекс, Лена крепко перехватила руку, и с удивлением обнаружила, что ее обладательницей является Эмилия Карповна Зеленова, бабушка звезды местного разлива Полины, которая, равно как и ее бабка, со своей звезданутостью достали уже всю школу. Лена оценила взглядом обстановку и очень удивилась, увидев напротив Зеленовой старшой Риту Лужину, Зеленовскую лучшую подружку. «Неужели Лужина решилась порвать с этим кланом? Ладно, за полгода много чего могло случиться, потом разберусь».
- Бабуля, может валерианочки попить? А то что-то как-то разошлись!
Эмилия Карповна даже задохнулась от такого с ней обращения:
- Ну ка отпусти! Это что такое! Хамство! Кошмар! – громко верещала она, одновременно пытаясь высвободить руку от Ленкиной хватки. Лена, у которой уже порядком болела голова от криков и разговоров Ранеток, была не в состоянии выдержать еще и эти противные крики, поэтому она ослабила хватку, и бабка поспешила скрыться от греха подальше.
Лена, усмехнувшись, посмотрела на Риту, пытаясь угадать, что тут произошло. Лужина в попытке успокоиться опустилась на скамью. Лена, почувствовав, ее желание выговориться, потопталась немного на месте, раздумывая, и присоединилась к ней.
- Фу, блин, никак успокоиться не могу! Мне, знаешь, как будто в лицо наплевали! Меня аж трясет всю! – не выдержала девушка.
«Да, нехило ее достала эта семейка», - подумалось Лене.
- Ну то, что ты себя изводишь, лучше все равно не станет. Зеленова все равно не поменяется!
Рита расстроено посмотрела на Лену:
- Да… это уж точно, - она немного помолчала и добавила после некоторой паузы. – Лен, спасибо за поддержку.
«Вот те на! Сейчас еще выяснится, что мы подругами стали! За эти полгода мир просто с ног на голову перевернулся!»
- Да ладно…
Они немного помолчали, потом Рита спросила:
- Лен, а у вас сейчас урок то какой? А то звонок скоро.
«Блин, точно! А у меня сейчас физкультура. Черт! Как же себя со Степновым вести, не фига не ясно». И Лена обреченно выдохнула:
- Физра.
- И что, ты опять от Степнова прятаться будешь?
«Блин! Тут что, вся школа в курсе наших отношений! Или мы с Лужиной и правда подругами стали?! А вообще, мне, похоже, сделали пересадку мозга – бросила спорт, увлеклась музыкой, пишу стихи, с бывшим тренером кручу роман, в подружках гламурные дуры, заучки и иже с ними. Вобщем превратилась в какую-то слюнявую барышню. Ну так что со Степновым делать? Теперь выходит я от него пряталась. Почему? Так все-таки, мы поссорились на почве музыки или личных отношений? А может вообще что-то другое. Нет уж, на этот урок надо пойти обязательно и все самой выяснить!». И Лена улыбнулась этой мысли:
- В этот раз, думаю, нет.
- Вот и правильно!
Лена с удивлением посмотрела на Лужину:
- Думаешь?
- Уверена! Как ты там сказала? «Если бежать от проблемы, она не решится».
«Ну точно – подруги, я с ней уже веду задушевные разговоры и даю советы».
- Я так сказала? – на всякий случай решила уточнить Лена.
- Ну, почти так.
- Хм… а что, хорошо сказала!
«Хоть что-то от спортсменки во мне осталось, раз так сказала!»
- Ладно, Рит, давай уже по урокам, а то, правда, опоздаем.
Они разошлись, и Лена отправилась в спортзал, по дороге размышляя о том, как бы добраться до правды. «Может просто понаблюдать за Степновым, за его поведением? Ну да, много я нанаблюдаю! Он же предложил делать вид, что ничего не случилось, а я согласилась, так что сейчас не самый лучший момент для наблюдений. А может его спровоцировать и посмотреть, что выйдет? Ага! Броситься к нему на шею с криком «Любимый!». Ну, не так радикально, конечно, можно просто пофлиртовать». Лена скривилась от этой мысли: «Отлично, Кулемина, продолжай в том же духе, и скоро будешь говорить только о шмотках и мальчиках, а в подружках у тебя еще и Зеленова пропишется».
Но других идей у нее не было, поэтому она все-таки остановилась на этой. Однако существовали кое-какие трудности, точнее одна, но главная – она совершенно не знала, как это делается. Такими глупостями, как флирт, никогда не занималась и даже в теории у нее были пробелы. В конце концов, решила, что нужны какие-то особые взгляды и многозначительные фразы, но тренироваться времени не было, поэтому, быстро переодевшись в форму, она выскочила в зал к остальным.
Весь урок она бросала на Степнова долгие и, как она считала, томные взгляды, но это не принесло никаких плодов по той простой причине, что Степнов их просто не замечал, он лишь изредка смотрел на Лену, и то – если необходимо было по уроку. «Блин, какие отношения, если он даже не смотрит на меня!» - разочарованно подумала про себя Лена. Урок подходил к концу, а у нее не было никаких результатов. В конце концов, она пришла к выводу, что отсутствие результата – это тоже результат и вывод напрашивается сам собой.
В конце урока по традиции пятнадцать минут было оставлено для игры в баскетбол, и Лена решила забыть о глупостях и расслабиться во время игры, во время которой она заметила, что новенький мальчик, которого все звали Гуцул, очень даже ничего играет. От Степнова также не ускользнул сей факт. Когда парень закинул мяч в корзину со своей половины, Степнов дунул в свисток, заинтересованно посмотрел на юное дарование и спросил:
- А еще раз сможешь?
- Смогу, - без тени сомнения ответил тот.
Степнов жестом всем показал, чтобы разошлись и с возраставшим каждую секунду интересом изучал парня. Лена тоже с любопытством следила за происходящим. Гуцул, требовательно протянул руку, Комаров сделал ему пас, тот постучав пару раз мячом об пол второй раз отправил его точнехонько в корзину. Степнов уже даже перестал ухмыляться:
- А с угла? – дал новые вводные он.
Ученик, получив мяч, направился в заданном направлении. Секунда – и мяч снова в корзине.
- А со штрафной? – и Степнов уже машет головой в сторону новой линии, хотя даже дураку ясно, что если забили мяч со своей половины, то уж со штрафной и подавно. Но Степнов был спортсменом, и прекрасно знал, что некоторым с близких расстояний бить сложнее, к тому же у кого-то может быть рука набита только на такие броски, поэтому он намеренно менял расстояния и направления до кольца. Но ничего не могло сбить парня, и мяч, как самонаводящееся оружие, в который раз оказалось в корзине. Однако Степнов не желал успокаиваться:
- А крюком? – с некоторым ехидством спросил он.
Уже никто не удивился, когда Гуцул, подбежав к кольцу, на ходу забросил в него мяч, после чего подошел к учителю с видом победителя.
Степнову ничего не оставалось, кроме как развести руками. Он довольно хмыкнул:
- Ну вот! На соревнования была нужна команда, а для Ленки пары не было. Теперь все в сборе. Будете играть в стрит бол.
- Почему нет, - равнодушно кивнул парень, переводя взгляд со Степнова на Лену.
- С сегодняшнего дня начинаем тренировки, - безапелляционным тоном заявил Степнов.
«Блин! Здорово! Наконец то спорт! А то музыка, Ранетки, стишочки, песенки! Похоже, жизнь налаживается, еще бы только со Степновым разобраться. Как бы его вывести на чистую воду, чтобы он сам во всем признался? Может отказаться от стритбола, тогда он выйдет из себя, начнет орать, вот тут то и сболтнет лишнего. Ага… от стритбола то отказываться нельзя, спустя столько времени спорт вернулся в мою жизнь, и я так легко от него не откажусь. Ладно, если нельзя отказаться, то просто перенесем на день. И понаблюдаем за реакцией тренера».
- Сегодня никак, - Ленка слегка отвела взгляд, чтобы он не увидел сожаления в ее глазах.
- Если все в комплекте, то нельзя время терять! – Степнов уже начинал заводиться.
- Ну у нас же репетиция, Виктор Михалыч, - вмешалась Наташа.
«О Боже! Наташа, репетиции, Ранетки – как же мне все это надоело! И зачем я только начала проверять реакцию Степнова, дураку же понятно, что между нами ничего нет, а я как дура повелась на школьные сплетни, теперь вот расхлебывать – репетиции эти, чтоб их всех!»
- Репетицию можно перенести, а соревнования нельзя! – Степнов уже начал агрессивно махать руками – верный признак того, что еще немного, и он выйдет из себя.
«Вон – и Степнов уже бесится, видимо, его тоже уже все эти музыки и Ранетки достали. Точняк, из-за этого поссорились. Покажите им, Виктор Михалыч, где вы видели все эти их репетиции! Ну или хотя бы расскажите!»
- Виктор Михалыч, - Новикова тоже решила вставить свои пять копеек, - сегодня мы никак не можем отпустить Ленку.
Лена, скривившись, отвернулась. «Вот это номер! Они не могут отпустить! Я им что, в рабство продалась? Меня тут вообще никто не забыл спросить? Блин, хотя я же вроде, как тоже высказала свое мнение», - разочарованно вспомнила Лена. – «Как это все не вовремя!»
- Почему? – ехидно переспросил Степнов тоном, который не предвещал ничего хорошего.
- А можно мы вам потом все объясним? – грамотно съехала Новикова.
«Интересно будет послушать», - подумала Лена.
Степнов раздраженно выдохнул, Гуцул понимающе улыбнулся, мол «ну что с ними сделаешь».
- Ладно, продолжаем игру, - и преподаватель вновь дунул в свисток, но было видно, что он очень недоволен сложившейся ситуацией.


http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-20-00000660-000-0-0-1245673696

Спасибо: 86 
Профиль
abama



Сообщение: 227
Зарегистрирован: 19.01.09
Откуда: Россия
Репутация: 37
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.06.09 05:10. Заголовок: Когда прозвенел звон..


Когда прозвенел звонок, все учащиеся после финального построения, постепенно исчезали из спортзала.
- Послушай, Лен, - дернула Кулемину за руку Лера.
- Чего тебе?
- Видела, какой Витенька был злой на уроке? – и Новикова махнула в сторону Степнова, сидящего на козле и с мрачным видом заполнявшего журнал.
- Да, - довольно протянула Лена. «Накроется сейчас ваша репетиция медным тазом», - довольно думала про себя Лена. А еще ей, хотя она не знала почему, нравилось наблюдать Степнова в ярости. Было в этом что-то первобытно-красивое и будоражащее. Она иногда его даже специально провоцировала, чтобы только понаблюдать за этим зрелищем.
- Что «Да», вот что «Да»? Давай, подключайся к переговорам, а то нам не жить, - и Лера подтолкнула Лену вперед.
- А я-то как вам могу помочь? – искренне удивилась Лена.
- Тебе он точно не откажет – улыбнись ему пару раз и все.
«Ну вот, приплыли. Опять все эти намеки. Где же в конце концов правда? Я уже не могу в таком подвешенном состоянии находиться. Мне надо, чтобы мухи – отдельно, котлеты - отдельно. Похоже, правда придется с ним флиртовать, чтобы выяснить хоть что-то. Что я там решила? Многозначительные фразы и томные взгляды».
Лена шла позади девчонок и нервно постукивала открытыми ладонями по ногам. Почему-то мысль о томных взглядах, бросаемых на Степнова, ее развеселила, и она не смогла сдержать улыбку. Наклонив голову, чтобы этого не заметили остальные, она остановилась чуть дальше девчонок.
- Что? – Степнов, сидя на козле и нервно перебирая страницы журнала, раздраженно посмотрел на окруживших его учениц.
- А у нас сегодня будет немножко необычная репетиция, мы своих фанатов позвали, - на одном дыхании выпалила Новикова, пытаясь при этом очаровательно улыбаться.
- Новости начинаются, - Степнов был не в духе. – А вы не думали, что сначала надо разрешение спросить, хотя бы у меня?! – совсем не в духе.
Лена, которой стало уже совсем смешно от мыслей о томных взглядах, и вовсе от всех отвернулась, чтобы никто не заметил, но на последней фразе подумала, что уже как бы пора начинать флиртовать.
- Вот мы и спрашиваем, - все также не поворачиваясь, сказала она.
Но на Степнова это не подействовало:
- Спрашивают они! Да если бы Гуцулов не забил со своей половины мяч в кольцо, вы бы наверное, даже не заговорили, - на этих словах у Новиковой проснулся виноватый взгляд. – Нет! – напоследок рявкнул он. – Никаких фанатов!
А Лена в это время пыталась справиться с рвущимся наружу смехом. Она не понимала, что с ней происходит – надо было сосредоточиться, но в голову лезли всякие образы про то, как она, обмахиваясь веером, на каком-нибудь светском балу, стреляет глазками в Степнова. Образ ее в бальном платье был настолько ярким и смешным, что сосредоточиться никак не получалось.
«Соберись, тряпка! – сделала она внушение сама себе. – От твоего блеяния никакого результата. Ты хотя бы посмотри на него, улыбнись и скажи что-нибудь этакое!»
Но тут слово взяла Наташа:
- Ну а если к директору сходить…
- И что? – не дал ей закончить мысль Степнов.
- Ну, объяснить ему, и он все разрешит.
- Маловероятно, - Степнов даже не оторвался от журнала, произнося это, тем самым давая понять, что разговаривать с ним бесполезно.
«Давай же! Ну скажи что-нибудь! Уже даже вечно немая Наташа заговорила»
- Но Гуцул попал, - «Мама, к чему я это сказала?» и Лена слегка развернулась, смотря на Степнова, как ей показалось, если не томным, то хотя бы долгим взглядом, но с веселой улыбкой справится так и не получилось.
Девчонки тоже не поняли, к чему это было сказано. Не понял и Степнов, что выразилось в его вопросительном взгляде, таком же долгом, как и у Лены. Только было в этом взгляде еще что-то. Удивление какое-то от ее поведения.
«Дура, конечно он удивлен и ни фига не понимает, что это ты тут говоришь и смотришь».
- В смысле? – озвучил Степнов свое непонимание.
«Блин, вот что теперь говорить. Спокойно, надо продолжать нести бред и запутать их окончательно».
- Это тоже было маловероятно, но он попал.
«Ну, вот теперь точно никто не поймет. Блин, еще бы не надо было ему в глаза смотреть, а то меня уже штормит от его морских глаз, как будто качка началась».
- Не надо не ходить ни к какому Николай Палычу – «Бедный, аж заикаться начал от моей околесицы» - все равно он не разрешит, а если он и узнает, то…, - тут Степнов слегка запнулся, - то уж точно никакого концерта не будет.
- Так значит можно? – Лена снова развернулась к нему улыбкой. «А это я к чему сказала? Как я вообще такой вывод сделала? Вот бедный мужик уже издергался весь на козле своем. Сейчас точно пошлет нас куда подальше!»
Степнов действительно недовольно поерзал на козле, хотя это было скорее недовольство собой, потом резко закинул ручку в журнал, встал и, глядя поверх всех на Лену, сказал:
- Полы за собой помойте и не безобразничайте, - и вышел из спортзала, провожаемый счастливым криком Новиковой:
- Мы обещаем!
Лена смотрела ему вслед и не понимала, что только что произошло. Он был зол, она несла полную чушь, он должен был отказать, а он согласился. И еще этот его взгляд в конце? Неужели правда? От мыслей ее оторвала восторженная Лера:
- Ну ты даешь, Ленка! Как ты его! Даже я так не умею, - завистливо протянула она.
- Я не понимаю о чем ты, - сдержанно сказала Лена – почему-то веселое настроение мгновенно испарилось, и чтобы больше не услышать ничего такого, чтобы подорвало ее веру в светлое прошлое, а заодно и будущее, она развернулась и пошла в раздевалку.
Было ровно полторы минуты спокойствия, а потом туда снова зашли Ранетки и понеслось… Концерты, фанаты, репетиции, песни, танцы – одним словом полный дурдом, от которого голова шла кругом. Из всего сказанного вкупе с тем, что Лена услышала в спортзале, Лена поняла, что сейчас тут будет репетиция и придут какие-то нелегальные фанаты Ранеток, которых почему-то официально пропустить нельзя, для чего был составлен какой-то навороченный план. Но девчонок это не касалось, их дело – отыграть. Но для Лены в этом и состояла главная проблема. Для нее с начала образования школьной группы и сегодняшним днем прошло не больше суток, и вчера ее уровень игры на басе оставлял желать лучшего, к тому же она не знала ни одной песни из репертуара этих Ранеток. Вывод напрашивался только один – надо было как-то закосить от репетиции? Как? Примерно так же, как Новикова косит от физкультуры. «Так, что там у нее – голова болит – как-то не глобально, простудилась – нереально – две минуты назад здоровая как бык носилась по залу; нога болит – не существенно, не ногой же играть… Точно! Играть рукой! Теперь надо придумать, что сделать рукой». Повреждать ее на самом деле, как-то не очень хотелось, потому как это было не слишком приятно, к тому же ей этой рукой еще в стритбол играть, да и вобще спортом заниматься.
Но благодаря тому, что она была спортсменкой, и как всякая спортсменка, не избежала травм, она прекрасно знала все признаки растяжений и вывихов, что, где и как болит, и на какое место надо давить, чтобы было больно. А легенду она состряпала за пять минут.
Сказав девчонкам, что она быстро сходит в туалет и вернется, Лена быстро побежала в медпункт, пока они не успели опомниться, а то еще, чего доброго, поперлись бы за ней, у них как-то неестественно глубоко развит стадный инстинкт, кто их знает, может они и по туалетам вместе ходят.
Из медпункта она вышла с замечательной повязочкой на правой руке, которую переполошенная медичка наложила ей по всем правилам, хотя хотела уже вызывать реанимационную бригаду.
И вот радостная Лена Кулемина буквально впорхнула в зал, в котором были Ранетки, ползала фанатов, Степнов и новый учитель истории.
«А этот что тут делает? Тоже фанат? Как-то староват… И о чем это они со Степновым так весело щебечут? О чем с такими вообще можно говорить? Наверное, даже счет в последнем матче не знает. Или Степнов за эти полгода тоже сдал? Блин, какая-то просто революция тут свершилась. Пока что стабильностью меня обрадовали только дядя Петя с Борзовой».
Лену тут же плотным кольцом окружили обеспокоенные ее видом. Краем глаза Лена увидела, что раздвигая толпу, к ней движется Виктор Михалыч:
- Что случилось, Ленок? – в голосе и глазах такое беспокойство, что Лене становится стыдно за свой обман. С тех пор, как родители уехали, о ней так никто не волновался. Разве что только дед. Но его она предпочитала не волновать из-за больного сердца, так что свои проблемы в дом не тащила. И вот сейчас Степнов на правах самого опытного в таких вопросах с тревогой рассматривает ее перебинтованную руку.
«Блин, только не Степнов, он в этом деле рубит, сразу поймет, что не так!» И Лена осторожно убрала руку из его хватки:
- Да все нормально со мной,- спокойно объявила она всем присутствующим, - просто небольшой вывих, два дня не беспокоить руку, втирать мазь, и все пройдет, - и она подкрепила свои слова улыбкой. Все немного успокоились, однако Степнов смотрел все также обеспокоенно:
- Так что произошло? Тебя не было буквально минут пять?
- Да просто спускалась по лестнице, оступилась и неудачно схватилась за перила, рука пошла на излом, ну и вот результат.
Все заохали, но у Степнова из глаз так и не ушла настороженность.
- Да расслабьтесь вы, Виктор Михалыч, - Ленка шутливо пихнула его бедром в бок. – Вы же знаете, что такое может случиться с каждым, и не так серьезно, как кажется на первый взгляд. Некоторые меры предосторожности, и через два дня все будет как раньше.
Степнов в ответ на это неопределенно хмыкнул и отошел к Рассказову, не спуская внимательного взгляда с Лены.
- Девчонки, - Лена попыталась не обращать на него внимания и обратилась к Ранеткам. – Вы извините, но тут такое дело, не могу я сегодня играть, - и Лена слегка потупила взгляд.
- Да ты что, Лен, - воскликнул олененок Аня. – Мы же сами все видим. Жаль, конечно, но ты поправляйся, а тебя пока Коля заменит. Правда, Коля? – обратилась Аня к Платонову.
- Конечно, - с готовностью отозвался тот.
«Зашибись! А Платонов со своим талантом игры на гитаре не мог раньше вылезти, года так на пол! Я бы может и не попала во всю эту историю!»
- Жалко еще то, что мы хотели сегодня твою песню, Лен, исполнить. Она же новая, мы ее толком нигде не исполняли, и фанаты ее не слышали.
«?! Я что, еще и песни пишу?! Где моя нюхательная соль? Я сейчас точно в обморок грохнусь!»
- Ну ничего, в следующий раз, - Лена сама не верила, что говорит это.
- Ну а почему же? – раздался голос справа. – Мы сыграем, Ленка споет, тут рука не нужна.
Лена медленно повернула голову на звук голоса и подняла тяжелый взгляд на Алехину, которая была довольна собой и не заметила Ленкиного грозного вида.
- Женька! – снова воскликнул олененок. – Какая ты молодец!
- Да, Женька, отлично придумано, - поддержали Аню Лера и Наташа.
- Да, Женя, - процедила сквозь зубы Кулемина, - ты такая молодец, что я даже не знаю, что сделать с тобой, - и Лена выразительно посмотрела в ее сторону.
«Черт! Как такие люди только на свет рождаются?! Вот что теперь делать? Надо будет что-то про голос выдумывать».
- Ну так что, - спросила Наташа, - играем «Лети»?
В ответ все дружно закивали. А Лене название показалось знакомым. Вдруг ее осенило: «О! Так это песня!»
А девчонки уже начали играть. Лена готовилась к тому, что сейчас всем продемонстрирует, что у нее на почве вывиха пропал еще и голос, но этот самый голос почему-то вступил в нужном месте, взял верную ноту и вытащил из памяти прочитанные утром слова:
Нет пустых эмоций,
А значит нет простых побед…
… и так два куплета и припев, и Лена уже чувствует приятное тепло, которое разливается по всему телу, а ладони слега покалывают, она такого никогда не испытывала. Невероятно, но ей это понравилось! Ей понравилось петь! А повторяющийся припев после второго куплета она уже пела с явным удовольствием. Она сама себя не узнавала.
Внезапно она почувствовала на себе чей-то взгляд. Не такой, который скользит, не на ком не задерживаясь, а который тяжело ложится и ощущается каждой клеточкой организма. Лена дождалась проигрыша и, чтобы подтвердить свою догадку, обернулась. Так и есть – это Степнов, на секунду их взгляды пересекаются, и у Лены вдруг перехватывает дыхание, потому что в этот миг она все понимает. Понимает, про кого она написала эту песню. Как же остальные это не видят?! Это же так очевидно – она же такая, как и он – простая, открытая, немного грубоватая, но искренняя и прямая, без компромиссов. В ней нет преувеличений и слюнявых метафор, в ней только сила, любовь и воля. А еще эмоции. Много эмоций. Целый вихрь эмоций, который сейчас пролетел через ее организм за одно мгновение взгляда, за одно мгновение осознания. Она в жизни ничего не боялась так, как этого ощущения, поэтому тут же развернулась, а закончив песню, извинилась перед девчонками:
- Девчонки, у меня что-то голова закружилась, я пойду, присяду.
Присев на лавочку, она попыталась сосредоточиться на песнях, которые исполняли девчонки. Но почему-то не получалось. Почему-то они шли фоном, а думать Лена могла только о том, как она могла докатиться до такой жизни. Под «такой жизнью» она подразумевала отношения с физруком».
«Бог мой! Да мне это раньше даже в голову не приходило, я даже сейчас это представить не могу!» И в подтверждение своих мыслей Лена попыталась представить. Сначала она попыталась представить, как он ее обнимает. Представить получилось очень даже хорошо – во-первых, они хорошо смотрелись, а во-вторых, она прекрасно помнила ощущения его рук – волнующе-приятное, которое, с одной стороны, придавало уверенность и заставляло чувствовать себя защищенной, а с другой – неясно беспокоило, мешая сосредоточиться. С воспоминаниями о руках Степнова пришло и желание поскорее оказаться в их кольце, чтобы в полной мере насладиться их теплом и силой.
«Отлично, пообнимались, а дальше что?» - спросила Лена саму себя. По ее небогатому теоретическому знанию, дальше должны были следовать поцелуи. Но поцелуй не представлялся.
«Видимо, все дело в том, что у меня этих самых поцелуев не было, ну до того момента, как я каким-то офигительным образом преодолела временной континиум», - подумала она про себя. – «Объятия были, ну со всякими там родителями, дедом, поэтому их и могу представить, а поцелуя не было. Так, надо делать это постепенно. Чем у нас там целуются? Правильно – губами». И Лена неосознанно взглянула на губы Степнова, потом, чего-то испугавшись, резко отвернулась. Но через некоторое время снова взглянула, но уже исподтишка. Его губы были резко очерчены и казались жесткими, но Лене вдруг пришла в голову мысль, что если понадобиться, то они могут быть мягкими и нежными. «Черт!» - выругалась она, почувствовав легкую дрожь, пробежавшую от макушки до самых пяток и оставившую после себя терпкий привкус во рту. Лена откинулась на стену и закрыла глаза в безуспешной попытке прийти в себя.
«Или я себя плохо знаю», - сказала себе Лена, - «или я сейчас хотела испытать это». Через секунду она поняла, что заливается легким румянцем. «Откуда такая скромность, Кулемина? Краснеть при мысли о поцелуе? Да ты спала с ним, дорогая, так что нечего сейчас из себя добродетель строить».
Почувствовав, что немного начала успокаиваться, Лена открыла глаза.


http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-20-00000660-000-0-0-1245673696




Спасибо: 79 
Профиль
abama



Сообщение: 238
Зарегистрирован: 19.01.09
Откуда: Россия
Репутация: 39
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.07.09 23:30. Заголовок: Оказывается, что она..


Оказывается, что она вообще ничего не слышала из того, что творится вокруг. Сейчас картинка напоминала место развития военных действий: по спортзалу метался Степнов. Платонов что-то рассказывал Игорю Ильичу, а Ранетки дружно хлопали глазами, время от время выпуская из себя какие-то возгласы. Потом все дружно обернулись на своих фанатов и о чем-то зашушукались.
Лена решила подойти ближе и выяснить, что же все-таки произошло, но не успела - Степнов уже возвышался над всеми и давал команду фанатам:
- Так, вы, болельщики, быстро ноги в руки и в подсобку! – и махнул в сторону подсобки.
- Не поняли – почему? – возмутились те.
- Потому что на чужом поле надо корректно вести себя. Короче, вашей команде грозит удаление, это достаточно веская причина для вас?
Те дружно закивали и пошли в подсобку. Ленка хмыкнула: «Ничего не скажешь, умеет он найти подход к каждому».
- Так, девчонки, играем, играем, не останавливаемся, - продолжал он всех организовывать после того, как запер подсобку. – Лена, ты чего стоишь? – наконец обратил внимание на нее, – иди, садись и морально готовься к приходу Борзовой.
«О Боже! А эту то каким ветром? Неужто, она тоже в фанатки заделалась? Ну, это вряд ли. Судя по тому, что только она с дядей Петей проявляют стабильность в этой новой жизни, то музыку, которая идет в разрез с идейными куплетами времен коммунизма, она органически не переносит. Значит, идет она сюда не с целью автограф попросить. Да, однако, скандал будет. Прикроет она эту лавочку, как и обещала». На удивление, эта мысль не показалась Лене такой заманчивой, как она предполагала, и не принесла облегчения. Даже наоборот – где-то очень глубоко внутри шевельнулось что-то очень похожее на сожаление.
Но разобраться подробнее Лена не успела, потому что одновременно с этим в зал влетела Людмила Федоровна, и Лена невольно ей залюбовалась - «Ей бы в тридцатые годы «Тройками» руководить, прям вижу ее всю в коже, в руках сжимающую приказ о расстреле». В подтверждении этой идеи следом за ней плелись два пацаненка, виновато опустив глаза долу.
Людмила Федоровна оглядела зал:
- Так. А где остальные?
- Какие остальные? – Степнов переглянулся с Рассказовым. Если бы Лена не знала, что еще недавно весь спортзал просто был наводнен этими самыми «остальными», она бы поверила Степнову на все сто. «Блин, ему не на физрука надо было идти, а на актера – такой талант пропадает».
- Где остальные, я спрашиваю? – настаивала на своем Борзова.
- Здесь только мы и девочки,- все тем же ровным тоном ответил Степнов.
- А этот что тут делает?- кивок в сторону. Степнов обернулся на кивок, за ним стоял Платонов. Платонов тоже обернулся, но обнаружив за спиной только стену спортзала, понял, что речь о нем:
- А я не посторонний… я этот… администратор… - на ходу сочинял он. - У любой уважающей себя группы должен быть администратор. Правда ведь? – спросил он ни у кого конкретно.
- Так, хватит мне зубы заговаривать! Я знаю, что здесь есть посторонние! Глупо отпираться, у меня свидетели есть, - и еще раз оглядев зал, завуч направилась в сторону подсобки. Безрезультатно подергав дверь, подошла к Степнову и потребовала:
- Ключ от подсобки дайте! – Лена была не робкого десятка, но от такого голоса рассказала бы и последний секрет государства. Но Степнов даже бровью не повел. «Нет, все-таки с такой волей только на физкультурный!»
- Вы в чем нас подозреваете? – «Нет, все-таки на актерский».
- Ключ! – продолжала прессовать Борзова.
- Некогда нам ерундой заниматься, нам репетировать надо, у нас концерт.
Кошмар! Еще совсем недавно эта фраза из уст Степнова повергла бы Лену в состояние кратковременной комы, а сейчас организм ее воспринял нормально, как будто она всю жизнь при филармонии отиралась.
- Знаю я ваши концерты! От ваших концертов одна головная боль! Ключ!
Степнов понял, что переводить стрелки и дальше не удастся, поэтому порывшись в карманах, извлек ключ и передал Борзовой.
Ранетки расстроено опустили головы, Платонов ковырял футбольные ворота, а сам Степнов деланно равнодушно смотрел в окно. Поэтому все только услышали довольный голос Терминатора:
- Так, быстро все выходим!
Прихватив с собой еще и Степнова с Рассказовым, завуч, наконец, покинула спортзал.
- Ну, вот почему у нас вечно все так! – в сердцах воскликнула Аня.
«Ого!» - подумалось Лене. – «А эти Ранетки нескучно живут, раз у них «вечно так».
- Ну как так, Ань? Как так? – набросилась на нее Наташа.
«А в коллективе то, оказывается, не все ладно, надо запомнить».
- Да вечно какие-то катаклизмы! Мало нам этих разборок с Борзовой, так еще и сами - то Женя уходит из группы, то Лера, то Наташа. Самой преданной группе оказалась Лена.
Лена на этих словах поперхнулась водой, которую решила выпить по случаю. «Интересно получается – уже все уходили из группы, а я нет?! Я что совсем ненормальная? Мне эту группу теперь к какому месту пришить? А может, мне за это приплачивают?» - вспомнила Лена выпавшие и хрестоматии купюры. – «Ну хоть кто-нибудь предложите разумную версию!»
- Спросите ее, почему она этого не делала? – не могла успокоиться Аня.
Все молчали, но оглянулись на Лену.
«Понятно. Разумные версии – это не к Ранеткам».
- Видимо мне больше всех надо было, - пробормотала Лена.
- Потому что она любит группу больше всех нас и не готова бросить ее ради каких-то ненужных амбиций, ведь так, Лен?
И снова все молча повернулись к ней. Лена в этот момент проклинала страшными словами Аню и себя саму, ту, которая прожила эти полгода по невероятному сценарию. Она знала, какого ответа от нее ждали, ей очень не хотелось врать, но глядя в чистые глаза девчонок, которые смотрели на нее с надеждой и видели в ней если не лидера, то уж идейного вдохновителя точно, она не могла поступить по-другому:
- Конечно, девчонки, - и она подошла к ним ближе. – Не будем сейчас ссориться, Анют, ну ты чего сама завелась и девчонок завела?
- Да просто вспомнила, сколько нам досталось и от Борзовой в том числе, сколько трудностей преодолели, и так обидно стало, что временами мы эти трудности себе сами создаем!
«Это уж точно!»
- Ну, вот давайте и сделаем выводы, - «Тебе, Кулемина, тоже не помешает некоторые выводы сделать».
- Лена права, - поддержала ее Женя. – Нам сейчас надо быть вместе и не ссориться. Представляете, как сейчас попадет Виктору Михайловичу и Игорю Ильичу?
Лена об этом не подумала, а когда подумала, то ей стало нехорошо – это же она уговорила Степнова на эту дурацкую репетицию. Уж она не знала, как он на самом деле к ней относился, и что у них было, только факт остается фактом – если бы не она, этой бы репетиции не было. Выходит, она его подставила. А в спорте члены одной команды не подставляют друг друга. Это закон! Невероятно, она тут еще и дня не была, а уже наговорила и наделала на пожизненную дисквалификацию.
- Как все хорошо начиналось, - продолжала депрессировать Аня, пока они складывали инструменты.
- Да… а дальше все еще хуже будет, - порадовала всех Женя.
«Да… оптимистичная девушка, ничего не скажешь».
- Это почему? – не поняла Аня.
- Ну, потому что завтра обо всем узнает Шрек, и нам влетит по первое число.
- Вот чувствовала я, что ничем хорошим это не обернется, - Аня снова начала заводиться. – Еще когда с Матвеем по телефону разговаривала.
Лене оставалось только молиться, чтобы эта неизвестная личность Матвей не объявился на их Ранеточном горизонте, иначе на нее можно будет вешать табличку «Ремонту не подлежит».
- Ой, слушайте, а можно я сегодня уйду чуть раньше, не буду вас ждать, - вдруг офф-топом встряла Наташа.
«О…. так тут еще надо разрешение получить на самостоятельное передвижение… Интересно, решение как принимается - общим голосованием?»
- Конечно, давайте все по домам пойдем, все равно настроения никакого, - ответила Женя.
«Понятно, кто здесь все решает».
Наташу долго уговаривать не надо было, и она тут же направилась к выходу.
- Пока, Наташ, - послышалось со всех сторон.
- Слушайте, как думаете, учителям сильно влетит за нас? – наконец Лена озвучила вопрос, который ее так долго волновал. Собственно только он ее и волновал, так как остальные проблемы группы ей были только на руку.
А Рассказов в данной фразе фигурировал в качестве учителя только ради прикрытия.
- Это мы со Стасом виноваты, поэтому и отвечать будем, - проснулся Платонов.
«Давайте, давайте! Хоть какой-то толк от вас будет».
- Вот и отвечайте, а то страдают из-за вас невинные люди, - Лера как будто прочитала Ленкины мысли.
Наконец убрав все инструменты, они отправились к учительской, чтобы узнать, чем дело закончилось. Их осталось четверо: Лена сидела рядом с Аней, а напротив них расположились Лера с Платоновым.
Лена внешне выглядела самой спокойной, хотя внутри у нее творилась революция – революция мозга. Мысли как посходили с ума, то, что раньше было для нее важно и значительно – отошло на второй план. Почему-то ей уже была важна судьба этой дурацкой группы, она не знала, чего хочет больше – чтобы их прикрыли или оставили. Но даже не это ее волновало больше всего в данный момент. Она никак не могла прийти в согласие со своей совестью, ведь она подставила человека, которого подставлять просто права не имела.
Внезапно дверь хлопнула и изрыгнула из себя Игоря Ильича. Тут же рядом с ним оказался Степнов:
- Ну что там Борзова? – спросил он
- Отчитала как троечника, - грустно вздохнул историк.
- Виктор Михалыч, что же нам теперь делать? – заканючила Новикова
- Что делать, Лер? Будем жить. Нам теперь, как говорится, только ночь простоять и только день продержаться.
- Виктор Михалыч, я завтра со Стасом пойду к директору и расскажу, что это мы все придумали и фанатов привели, - начал Платонов опять задвигать тему самопожертвования.
- Нет,- прервал его Рассказов, - давай уж не надо. Еще большую кашу заварите. Уж лучше мы с Виктором Михалычем сами разберемся.
«А еще лучше вы один. Без Виктора Михалыча. Хотя, конечно, мировой мужик этот историк – ни слова, ни полслова упрека ученикам. Понимает, что они уже сами себя съели».
- Ну, мы тогда пойдем? – после некоторого молчания несмело предложила Аня.
- Давайте, - согласился Игорь Ильич. – Только завтра не опаздывайте, а то самое интересное пропустите.
«Да уж. Он еще и шутит. Хотя вот у меня завтра точно веселье будет по полной программе. Надо срочно идти домой и пытаться восстановить хоть как-то эти полгода».
Поэтому Лена первая попрощалась с учителями, а за ней и все остальные.
По дороге домой ее продолжала грызть совесть за то, что она сделала. Она терпеть не могла это ощущение, ей просто катастрофически надо было от него избавиться, иначе она была просто не в состоянии думать ни о чем другом. Поэтому почти дойдя до дома, она развернулась на сто восемьдесят градусов и потопала обратно в школу.
Соврав дяде Пете, что забыла телефон, она проскользнула в спортзал, имея в голове еще даже толком несформировавшуюся фразу, ради которой, собственно, и вернулась.
Степнов, облокотившись на козла, качал мячи и не слышал, как вошла Лена.
«Куда он их накачивает? Они же лопнут скоро» - пронеслась у Лены в голове неуместная мысль. Она попыталась сосредоточиться и сформулировать хоть одно законченное предложение. Внезапно ей в голову пришла ужасная идея: «А вдруг у Степнова и Ленки, ну той Ленки, которая до меня была, так заведено, что она приходит к нему после уроков, и они тут…» Чем конкретно они тут занимались, Лена придумать не смогла, но догадывалась, что не через козла прыгали, и даже не в баскетбол играли. «Да не, бред – это же школа. Хотя, с другой стороны… Если у нас были какие-то отношения, то развивать мы их могли только тут, потому что дома дед, в школе у меня суперактивная, как выяснилось, жизнь – концерты, репетиции, фанаты. Домой к Степнову тоже не особо находишься – чего на двадцать минут приходить, раз репетиции так поздно заканчиваются? С ночевкой я вряд ли к нему ходила, это же тогда деду надо врать. Хотя… я уже ничему не удивлюсь. Вот и получается, что в случае, если у нас с ним действительно были какие-то отношения – кроме как спортзала и места то нормального для свиданий не придумаешь. Так это что же выходит: что я на этих самых матах», – тут Ленка кинула взгляд в угол, где лежали маты, - «на которых только сегодня половина школы перевалялась… и вот я… я! Спокойно, выдох! Думай о дне сегодняшнем! А что у нас сегодня? Сегодня он предложил снова стать учителем и ученицей. А я согласилась. Значит, не бросится на меня с разбега и не прижмет к стене. А с другой стороны – увидит, что я пришла, сработает рефлекс, выработанный… месяцами? Неделями? Ну, или подумает, что я пришла восстанавливать…»
- Дежавю, Кулемина? - если был хоть какой-то шанс на миллион вырвать Лену из вороха ее мыслей и переживаний и развернуть от них всех в совершенно другую сторону, то Степнов, сам того не желая, ткнув пальцем в небо, попал именно в него.
«Дежавю? Дежавю, Кулемина?! Мы что, на франзуском с ним светские беседы ведем?! Офигеть, приехали. Ничего себе переход за полгода от почти матерного русского до французского! Что еще я не знаю? Прогулки под луной? А потом он споет мне серенаду? Хотя уж скорее я ему», - ухмыльнулась Лена и не нашла ничего лучше, чем переспросить:
- Дежавю?
- Ну, все это уже было, ты не находишь? Неужели и сейчас пришла прощения просить?
Лена разве что только не подпрыгнула – «Что именно было? Он качал мячи? Или я приходила просить прощения? Или он качал мячи, а я приходила просить прощения? И за что я, интересно, просила прощения? Ведь у меня правило – не делать того, за что потом надо извиняться. И дело даже не в том, что потом неудобно и стыдно это делать, просто действие, за которое надо в будущем просить прощения, обычно подразумевает что-то противоречащее моим принципам. Что я могла такое сделать? Обидеть его тонкую душевную организацию? Хотя вот сейчас же я умудрилась сделать гадость ему. А может за эти полгода у меня это вошло в привычку?»
- Да, - тихо согласилась она.
- И за что же в этот раз? – он удивленно приподнял бровь.
- Ну а вы как думаете? – «может, скажет чего?»
- У меня несколько вариантов, - все также мрачно.
«Блин, значит, правда я тут много чего натворила».
- Ну и какие?
- Лен, - устало выдохнул Степнов. – Ты зачем пришла?
- Я же сказала – прощения просить.
- Вот и проси, - «Ну ни фига себе, хам! Спокойно, Кулемина. А то ты уже в какую-то принцессу превращаешься под влиянием всех этих факторов. Атмосфера в этом времени что ли какая особая? Утечка особо чувствительного газа произошла?» После произнесенных Степновым слов уже неимоверно трудно что-то сказать, и Лена знала, точнее, чувствовала, что он специально все перевел в такую ситуацию, поэтому молча переминалась с ноги на ногу.
- Ну чего же ты замолчала? – нетерпеливо спросил Степнов, который к тому времени закончил качать мячи и понес их в подсобку. Лена по-прежнему молчала, когда он вышел из подсобки и встал напротив нее:
- Лен, - тихо позвал он. Какая-то жесткость ушла из него.
- Сильно вам досталось от Борзовой? – наконец хоть что-то сказала Лена.
- Да мы толком и не говорили, основные разборки завтра будут.
Лена чувствовала себя совершенной девчонкой, потому что стояла напротив него и боялась поднять глаза. «Господи, какой же тряпкой я стала, до того противно! Мнусь, как первоклассница!» Лена решительно подняла взгляд:
- Виктор Михалыч, простите меня, пожалуйста, за то, что я вас так подставила! – она с облегчением выдохнула, но испытание не закончилось:
- Что ты имеешь ввиду?
- Ну как? – удивилась Лена. – Я вас уговорила на эту репетицию, а вам из-за этого досталось от Борзовой.
- Значит, ты хочешь попросить прощения именно за то, что уговорила меня на репетицию?
- Да, - «Блин, что он хочет сказать? Виктор Михалыч, если хотите, то говорите, я же ни хрена не врубаюсь в то, что тут происходит, а уж тем более в то, что между нами».
- Ну тогда мне не за что тебя прощать – когда человек что-то хочет, он просит об этом, а другой делает выбор. А то, что потом случилось – тут нет твоей вины, это стечение обстоятельств.
- Ну, если бы я вас не попросила, вы бы не согласились, - Лена продолжала оголять ситуацию – будь что будет, но ей надо узнать.
Степнов утвердительно кивнул:
- Я бы даже сказал, что если бы ты ТАК не попросила, я бы не согласился.
Лене вспомнила, как вела себя, и ей стало жутко стыдно - она подобное поведение раньше вообще просто презирала.
- Так, может, ты все-таки хочешь попросить прощение за что-то другое? – с каким-то нажимом спросил он.
Она прекрасно понимала, о чем он говорит, только не знала, как это сказать, чтобы это не выглядело, как… «Как что, Кулемина? Как то, что между вами все не так просто? Так тут хоть как построй фразу – ситуация от этого не изменится. А пришла просить прощения, так проси, а то ведешь себя, как в дешевой мелодраме, слово неуместное сказать боишься».
- Я не должна была так играть вашими чувствами. Простите меня, - вот так просто и откровенно. Так и надо было с самого начала.
- Иди, Лена, - неожиданно севшим голосом ответил Степнов
- А как же…? – она так и не поняла – простил он ее или нет, хотя это вдруг перестало быть самым важным.
- Ты же все поняла и больше так не будешь? – он как будто прочитал ее мысли, хотя, скорее всего, этого и не понадобилось – у нее на лбу все было написано.
Кивнула.
- Ну, значит все хорошо, и я тебя прощаю. А теперь, и правда, иди, а то уже поздно.
Лена еще некоторое время понаблюдала за его спиной, когда он снова направился в подсобку, а потом развернулась и быстрым шагом вышла из помещения.

http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-20-00000660-000-0-0-1245673696



Спасибо: 78 
Профиль
abama



Сообщение: 251
Зарегистрирован: 19.01.09
Откуда: Россия
Репутация: 40
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.07.09 05:57. Заголовок: По дороге домой Лена..


По дороге домой Лена столько всего передумала об их со Степновым отношениях, о состоявшемся разговоре, семь раз обозвала себя дурой за то, что сказала, два раза отругала за то, что не сказала, потом попыталась убедить себя, что все сделала правильно. В результате внутренних монологов, диалогов и бурных дискуссий Лена самой себе напоминала человека, тонущего в огромном тазике с салатом – ее затягивает, затягивает, она сопротивляется, но ничего не может сделать, а составляющих вокруг так много, они такие разные (про некоторые Лена даже не знает), а самое главное, очень большие, просто неперевариваемые. К ним надо как-то приспособиться, как-то начинать это уже поглощать, иначе это само поглотит ее, а она даже не знала, с какой стороны подойти. Так что было принято решение прекратить заморачиваться на деталях, а точнее на одной детали. Хотя его с большой натяжкой можно было назвать деталью. Просто для нее все, что происходило между ней и Степновым, было настолько шокирующим, что ни о чем другом она в принципе думать не могла. Для нее вообще отношения – неизведанная тема, а с ним – как в баскетбол играть в платье. Точнее, голой – по количеству шока на один квадратный миллиметр мозга примерно равные показатели.
Дойдя до дома, она перед входом в подъезд разбинтовала руку и выкинула бинт в урну – еще не хватало деду волноваться.
Дома ее ждал остывший ужин и дед, запершийся в своей комнате.
«Ну, хоть тут все хорошо», - думала Лена за ужином. – «Дед пишет очередной роман, и, судя по всему, очень увлечен. Надо будет почитать, что он тут наваял, пока я полгода болталась неизвестно где».
Вымыв посуду, она была готова к разведывательным действиям. Остановившись на пороге своей комнаты, она обвела ее взглядом – с утра ничего не изменилось. «Уже хорошо».
- Ну что? Надо искать фотографии, - и Лена в предвкушении потерла ладошки друг о друга и приступила к поиску фотоальбомов.
Но до фотографий так и не дошла, потому что практически сразу наткнулась на роман деда. Покрутив книгу в руках, она прочитала название:
- «Это было вчера»… Блин, ну это прям про меня – это было вчера там, сегодня это здесь, а завтра это вообще неизвестно где, неизвестно с кем: роман в трех частях с открытым финалом, - и Лена усмехнулась своим мыслям. - А, правда, интересно, завтра я в каком времени проснусь? Может уже на земле и жизни-то никакой не будет, кроме бактерий… и меня. Да уж, хотя лучше уж так, чем как сейчас, когда уже чуть ли не замужем, - тут она замолчала, поскольку ее посетила еще одна безумная идея. - А может я попала в дедову книгу, в которой он написал про мой прыжок во времени? – и она рассмеялась самой себе. - Что-то я совсем загоняю, сейчас деду еще на два романа напридумываю.
В конце концов, она решила не париться и прочитать аннотацию:
- Космическо-романтическая история любви отважного капитана Виктора и юной Лены, которая волею судеб оказалась на его корабле. Чувства главных героев развиваются на фоне глобальной межгалактической катастрофы, в которой судьбу многих планет решит один-единственный футбольный матч, и только Виктор может привести команду землян к победе. Ему предстоит сделать нелегкий выбор между девушкой, которую любит всем сердцем, несмотря на большую разницу в возрасте и общественное осуждение, и жизнью целой планеты.
- Что за муть голубая? Дед, похоже, не избежал всеобщей тенденции и тоже ударился в лирику - протянула Лена недовольно, но что-то не давало ей сосредоточиться, что-то цеплялось за сознание. - Что-то напоминает… - в голове мелькали обрывки фраз «история любви Виктора и Лены», «большая разница в возрасте», «общественное осуждение». Вдруг до нее дошло то, что первоначально показалась мозгу настолько невероятным, что он даже не воспринял информацию всерьез.
Книжка выпала из ее рук, Лена на автомате опустилась, чтоб поднять ее и на обратной стороне обложки увидела фотографию Степнова, а рядом надпись. Лена попыталась прочитать, но все плыло перед глазами, единственное слово, которое ей удалось вырвать из текста – «соавтор».
- Какого черта тут происходит?! – не выдержала девушка тех эмоций, которые искали выход на протяжении всего вечера, и сказала это так громко, что ее услышал даже увлеченный творчеством дед.
- Леночка, - он уже стоял на пороге комнаты и обеспокоенно смотрел на внучку. – Что с тобой?
Лена недоуменно посмотрела на него, потом на пол, куда упала книга, потом снова на деда, пытаясь как-то уместить в своей голове полученные сведения, но увидев обеспокоенное лицо деда, попыталась сделать вид, что все нормально:
- Дедуль, все нормально, просто финал не понравился, - как можно безмятежнее сказала она, поднимаясь с колен и подбирая книгу.
- Так ты ж нам по поводу финала уже давно высказалась, вроде как, чего тогда сейчас так остро реагируешь?
- Да просто взяла книгу в руки, вспомнила, вот так вот как-то… - Лена до сих пор не пришла в себя от новой информации, поэтому несла полный бред. Но дед не стал наседать, только скептически покачал головой:
- Ну-ну… но ты не сильно-то переживай, мы с Витей продолжение пишем, может чего и выйдет, - и он, весело подмигнув находящейся в полной бессознанке внучке, вышел из ее комнаты.
- Интересно, в этом доме есть алкоголь? – было первое, что произнесла, да в принципе и подумала Лена после его ухода.
Она уже даже не была шокирована тем фактом, что Степнов писал - в этой ненормальной жизни, в которой просто каждый должен был разродиться творческой стороной натуры, она бы не удивилась, если бы и Савченко в свободное от работы время танцевал в балете.
Ее больше всего убил тот факт, что дед назвал Степнова «Витей», как будто они родственники. «Ага, блин… муж внучки. Черт!»
Как они познакомились? На какой почве сошлись? Как им вообще в голову пришла эта идея – писать вместе? И откуда, ради всего святого, они вытащили эту историю для сюжета и почему у главных героев такие подозрительные имена?! – вот это примерный минимальный перечень вопросов, необходимый ей для того, чтобы хотя бы просто не сойти с ума.
«Так, Лена, спокойно», - сказала она себе. – «Думай. Тебе голова дана не только для того, чтобы в баскетбол играть». Лена уселась на диван и, заметив на спинке баскетбольный мяч, потянула его на себя.
- Уж ты-то мне не изменишь, мой оранжевый друг, - прошептала она, прижавшись к нему щекой. – Ты всегда со мной, - и она ласково погладила его рукой. – Кстати, - вдруг она резко выпрямилась. – А ты, собственно, откуда? Раньше тебя у меня не было.
И Лена еще раз внимательнее повертела мяч в руках и прочитала надпись: «С днем рождения, Леночка».
«Интересно, а от кого это? Может от деда? Да нет, самый спортивный подарок, на который его хватило, это книга рекордов Гинесса. Родители? Не их стиль. Вот назвать в честь меня вирус какой-нибудь болезни – это да, а баскетбольный мяч как-то не тот масштаб. Друзья? Ну, вполне. Есть только одно «но» - теперь у меня в друзьях люди, которые имеют весьма отдаленное представление о баскетбольном мяче. Тем более о баскетбольном мяче, как подарке. И уж тем более – для девушки. Остается только один кандидат. Только у него хватило бы ума на такое».
Лена со стоном откинулась на диван. «Ну почему о чем бы она не думала в этой жизни, куда бы ни повернулась, чтобы ни сделала – везде он!»
Лена полностью легла на диван, уперевшись ногами в его спинку, и стала методично стучать мячом об стенку – ей это помогало сосредоточиться. «Может мне вообще какой-нибудь сосед сверху подарил этот дурацкий мяч!», - и Лена на секунду замерла, снова изучая его. – «Леночка» - вновь прочитала она. – «Блин, либо этот сосед получил этим подарком по носу, после того, как подарил его, либо… либо… либо сверху нас поселился Степнов! А что, это бы многое объясняло – например, почему они с дедом сошлись, почему мы с ним… сблизились, если можно это так назвать…»
- Привет. Что-нибудь случилось? – прервал ее размышления дед, обеспокоенный шумом в ее комнате.
- С чего ты взял?
- Ну, просто я не часто вижу тебя такой рассеянной…
«Эх, дед, а я и во времени нечасто перемещаюсь».
- Да нет, все нормально, - «Черт, ну кто же все-таки подарил этот чертов мяч» - Лена бессмысленно перебирала в руках уже практически возненавиденный ей мяч. – Просто устала, да еще и репетиция дурацкая была, - «Дурацкая - это еще слабо сказано», - подумала про себя.
- Понятно. А в остальном как? – Петр Никанорович чувствовал, что с внучкой не все в порядке. По крайней мере, не так, как обычно.
«Ну кто ж его подарил?!» - Лена ни на миллиметр не могла отодвинуть свои мысли. Даже расспросы деда не отвлекли ее от них.
- Неплохо. Степнов записал меня на соревнования по стритболу, - «Хоть одна хорошая новость за целый день нервотрепательства».
- Поздравляю! Ты же этого хотела?
«Я это хотела? Черт побери, значит, я не совсем безнадежна!»
- Ага! Я и правда как будто в нужную колею вернулась. А то с этой музыкой весь спорт забросила, - вот как приятно говорить правду и верить в то, что говоришь всей душой!
- Ну и отлично! Значит, заживем, как в старые добрые времена!
«Если это старые добрые времена полугодовой давности, то я согласна!»
- Надеюсь! - ох уж, как она на это надеялась – кто бы только знал.
Когда дед вышел из ее комнаты, она вновь осталась наедине с огромной кучей вопросов, которых с каждой секундой становилось все больше и больше, а ответа пока не было ни на один. И эта книга, будь она неладна! Даже сама Лена, вообще не вкуривавшая в то, что за беспредел творится в этом времени, как бы ей не была нежеланна эта мысль, но вынуждена была признать, что сюжет более-менее взят из жизни, ведь главных героев не случайно зовут Виктор и Лена.
- Ну не читать же мне эти цветочки-бантики, в конце концов!
Хотя она бы даже и на это согласилась, если бы была уверена, что там найдет то, что ищет. Но она очень сомневалась, что дед со Степновым настолько близко воспроизвели реальность в своем романе.
Лена встала с дивана и нервно зашагала по комнате:
- Черт, я, правда, скоро начну сходить с ума. Не пойму, как я еще до вечера продержалась? Если я сию же минуту не поделюсь с кем-нибудь тем, что со мной происходит, я лично вызову себе скорую помощь, и пусть они делают, что хотят, хоть машину времени патентуют! В любом случае, даже в психушке с законченными шизофрениками будет гораздо спокойнее, чем здесь.
Еще пять минут беспрерывного хождения по замкнутому пространству комнаты, и Лена начала двигаться к чему-то, что хотя бы отдаленно можно было назвать планом. А проще говоря, она приняла решение рассказать про то, что с ней случилось. В последующие двадцать минут она принимала решение, кому именно об этом рассказать:
- Так, может деду? Нет уж, у него больное сердце, еще неизвестно, как он на это отреагирует. Дальше кто? Черт, ладно, развяжусь с ним по-быстрому, а то ж так и будет в башку лезть. Короче, Степнов тоже отметается. Потому что гладиолус! – нервно заявила она самой себе. - Черт, ну так нельзя. Нужно как-то разумно обосновать. Нет, ну а как я себе это представляю – Виктор Михалыч, я тут на полгода из жизни выпала, расскажите мне, пожалуйста, чем мы тут с вами занимались. Да с подробностями! – и Лена беспомощно развела руками. - Короче, я же так сразу и сказала – не вариант! Ну, потом идут друзья. На сегодняшний день это типа Ранетки. И вот кого-то из них надо выбрать, потому что этот кто-то должен будет меня научить играть. Ну и кто? Может соломинку вытащить. Блин, так нельзя. Надо думать. Черт! Ладно. Кто там первый по алфавиту? Алехина? Нет! Только не она! – Лена в ужасе скривилась. – Я ее вообще не воспринимаю, как цельную личность. Какого она вообще поперлась в рок-группу? У нее ж медаль на горизонте. И помешанные родители в довесок, которые спят и видят свою дочку, по меньшей мере, Президентом мира. Им эта группа ни в какое горло. Ладно, ее мотивация мне до одного места. Самое главное, что я не смогу с ней нормально общаться. Так. Дальше. Липатова? Да с этой не то, что говорить, на нее без слез не взглянешь – сразу видно, человек ослаб физически – вся бледная, так еще и одевается в черное, видимо, чтоб подчеркнуть свое сходство с трупом. Фиг знает, может это сейчас модно. Короче, тоже не вариант. Дальше. Новикова. Ну это сразу не вариант, потому как иначе на следующий день мою историю будут знать не только вышеперечисленные неварианты, но и еще пара-тройка тысяч человек, включая информаторов ее отца. Кто там остался? Новенькая? Как там ее – Прокопьева? Эту я вообще не знаю, так что даже рассматривать ее кандидатуру особого смысла не было. Это что же выходит? Рядом со мной нет нормального и адекватного человека, которому бы я смогла довериться и рассказать все, как на духу? Нет, один все-таки есть, но ты, Кулемина, умудрилась переспать с ним, а теперь шарахаешься от него, как от штрафной линии.
Ладно, хватит думать про Степнова! Надо пересмотреть критерии отбора. Это однозначно должен быть кто-то из Ранеток. Этот кто-то должен меня научить играть на басе, значит кто-то с гитарой. Ну, стало значительно проще – Липатова или Прокопьева? Липатова хоть и со странностями, но кто ж без них? – продолжала рассуждать Лена сама с собой. - Но ее я хотя бы знаю. А кто знает эту Аню? Ну и что с того, что у нее глаза большие? Может она вообще укроп выращивает на подоконнике. А может и не укроп. А то с чего бы ей быть такой перманентно возбужденной и радостной?
В общем, решено: Липатова.
Приняв решение, Лена не привыкла откладывать его выполнение в долгий ящик, тем более, она не Достоевский, чтобы всю ночь проводить в размышлениях. У нее режим – ночью здоровый и полноценный сон. Поэтому, выяснив по адресной книге местожительство Липатовых и схватив куртку, она выскочила в прихожую. Заглянув к деду в комнату, бросила:
- Дед, я к Наташке Липатовой быстро сгоняю, нам кое-что надо обсудить по поводу этих… как их… короче, по делам группы.
Кулемин-старший был целиком и полностью в своем романе, поэтому бросил короткое «Только не поздно» и тем самым благословил внучку на выполнение задуманного.
Лена хорошо знала район, поэтому без проблем нашла нужный дом. Добравшись до самой квартиры, собралась духом и нажала на звонок. Дверь открыл странный мужчина, который отдаленно кого-то напоминал Лене. Потом она поняла кого. «Да, гены – страшная вещь».
- Лагуткин, ты чего там притих? – раздалось из глубины комнаты.
«Лагуткин? А почему не Липатов?» И вообще, насколько она помнила, у Наташи не было отца, ну то есть она росла без него. «Боже, ну тебе что, своих заморочек не хватает, что ты еще и чужие себе в голову пихаешь?»
- Лена? - удивленно спросил мужчина, запуская девушку в квартиру.
«Отлично, он меня, оказывается, знает. Интересно, откуда? Надеюсь, мы с ним не в бане вместе парились. Черт! Вот же дура, о чем только думаешь? Через Наташу и познакомились. Ну скажи что-нибудь, а то молчишь уже минуты две, люди подумают, что ты онемела.
- А можно с Наташей поговорить?
- Конечно, проходи, она в своей комнате, - добродушно улыбнулся Лагуткин-Липатов.
«Ну, вот кто бы мне еще сказал, где эта ее комната, моя благодарность бы не имела границ».
На помощь Лене вышла сама Наташа:
- Лена? – удивилась она. – Что-то случилось?
«Нет, блин, я ночь глядя, пришла пирожков твоей мамы потрескать!»
- Да так… - Лена с надеждой взглянула на дверь в комнату, из которой вышла Наташа.
- Ну, тогда проходи, - поняла ее Липатова.
«Ну, может она и не так безнадежна, как я думала».
- Видимо, сегодня день такой, - тихо сказала Наташа.
- Что? – Лена не сразу смогла оторваться от изучения Наташиной комнаты – первое, что поразило и бросилось в глаза – это разрисованная стена. Немногие родители разрешают своим детям такое. Да и не все дети стремятся к такому. Лена чувствовала, что ее отношение к Наташе начинает постепенно меняться, но свою заинтересованность поубавила – как-то нелогично разглядывать комнату, в которой, как предполагается, ты уже был.
- Ну, видимо, день сегодня такой, – повторила Наташа, - что у всех проблемы.
- А с чего ты взяла, что… - начала Лена и осеклась, поняв глупость своего вопроса. – И у тебя проблемы?
- Ну как тебе сказать?
«Блин, Липатова, это был риторический вопрос! Совсем необязательно на него отвечать!»
- В общем, как всегда – проблема выбора, - закончила Наташа, закрывая эту тему.
«Все, я ее почти люблю!»
- Так что у тебя случилось? – Наташа вышла из транса, вызванного напоминанием о ее личных делах. – И кстати, что у тебя с рукой? Где повязка?
- Я как раз об этом и хотела поговорить.
- О руке? Что-то серьезное? Ты не сможешь долго играть?
«Черт! Как соблазнительно звучит!»
- Нет, Наташ, как раз наоборот – с рукой все в порядке, и я могу играть, точнее, не могу, но по другой причине, - Лена понимала, что с каждым словом запутывает девушку все больше, но ей тоже было нелегко, когда она утром проснулась.
- Лен, я ничего не понимаю. По какой другой причине ты не можешь играть?
Наташа смотрела на нее одновременно недоуменно и с надеждой, что она все объяснит.
- Потому что я не помню, как это делается.

http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-20-00000660-000-0-0-1245673696

Спасибо: 71 
Профиль
abama



Сообщение: 276
Зарегистрирован: 19.01.09
Откуда: Россия
Репутация: 44
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.07.09 19:42. Заголовок: Лена знала, что это ..


Лена знала, что это контрольная фраза, после которой Наташа либо примет ее за сумасшедшую, либо… либо Лена сама примет ее за сумасшедшую, поскольку ни один нормальный человек не поверит в то, что она собиралась рассказать.
- Лен, что значит «не помню»? Ты о чем? – Липатова отмерла и начала задавать вопросы.
- Наташ, у тебя бывало такое чувство, что ты просыпаешься через полгода после того, как уснула?
- Нет, - девушка по-прежнему ничего не понимала.
- А что проснулась, и последнее, что ты помнишь – это вечер полугодовой давности?
- Тоже нет.
- Везет тебе, - завистливо вздохнула Лена.
- Лена, ты мне нормально можешь мне объяснить, что происходит? – Наташа уже начала потихоньку заводиться от Лениной недосказанности.
«А она, оказывается, не такая уж и селедка», - подумала Кулемина.
- Прости, Наташ, что морочу тебе голову, но про такое просто так не расскажешь, чтоб тебя за ненормальную не приняли.
- Лен, в нашей жизни уже столько ненормального произошло, что я уже ничему не удивлюсь.
Лене в этот момент захотелось радостно броситься на Наташу с криком «Ты тоже это заметила?!» и просто задушить в объятиях. Но сдержалась – не стоит себя компрометировать раньше времени, Липатова еще успеет подумать про нее, что она чокнутая.
- Наташ, я потеряла память, - ну не могла Лена рассказать весь тот бред, который произошел с ней на самом деле – ей нужна поддержка хоть одного человека, а этого не произойдет, если человек ей не поверит.
- Как потеряла? Где? – спросила Наташа после некоторого изумленного молчания.
- Блин, ну, Наташ, не тупи – не выдержала Лена. – Она же не из сумки вывалилась по дороге домой. Утром упала с дивана, очнулась – ничего не помню, точнее последнее, что помню – вечер полугодовой давности. Пошла к врачу, тот говорит, что, скорее всего, амнезия.
Это красивое слово Лена стащила из какого-то сериала, который была вынуждена смотреть, пока лежала в больнице после операции по удалению аппендицита. Благодаря связям родителей ей выделили чуть ли не индивидуальную палату, в которой кроме нее и соседки был только телевизор. С тех пор Лена стала ненавидеть сериалы, а вместе с ними на всякий случай, больницы и телевизоры. Последние включала только для просмотра всего, что было связано со спортом.
Лена осторожно взглянула на Наташу, проверяя ее реакцию на сказанное. Липатова выглядела так, как будто неделю назад ее переехал танк, а ей только сейчас рассказали об этом. Лена невольно ужаснулась – неужели она и сама так выглядела сегодня утром?
- Как полугодовой давности? Что значит «скорее всего, амнезия»? – еще немного и Наташа бы перешла на низкочастотный визг, так что Лена испугалась, что ее родители все услышат.
- Наташ, ты только не волнуйся, - успокаивающе сказала она. – Все хорошо. Хочешь, я водички принесу?
«Черт! Кто ж знал, что она такая истеричка?»
Не дождавшись ответа, Лена прошла на кухню, которую нашла по запаху. Набрав стакан воды, вернулась обратно, не встретив к своему облегчению, по пути препятствий в виде Наташиных родственников.
- Выпей! – сунула она стакан в руки Липатовой, и пока та уничтожала мелкими глотками жидкость, продолжила рассказ:
- Понимаешь, проснулась сегодня от того, что упала с дивана, но тут же отрубилась. А когда очнулась, последнее, что помню – холодный январский вечер. Еще даже Ранеток никаких не было. Мне тогда-то Степнов первый раз бас и дал. Ну вот, проснулась, значит, и не пойму ничего – что вокруг меня происходит – время не то, квартира не та, да вообще – все не то, и даже я не та! Ну я потупила, потом еще немного, а потом пошла к врачу. Он отправил на анализы, результатов пока нет, но предварительно сказал, что какая-то то ли частичная, то ли избирательная амнезия. Все должно восстановиться, только нужно время.
Лена искренне надеялась, что Наташа не обращалась с травмами головы в больницу, потому что то, что она сейчас говорила, был чуть ли не больший бред, чем то, что случилось на самом деле.
- Так ты потому сегодня опоздала? – спросила наконец Наташа.
«Она что, из всего, что я сказала, только это поняла? Ну блииин…»
- Угу.
- И что, между тем вечером и сегодняшним днем ничего вообще не помнишь?
«Слава всем! Процесс пошел!»
- Вообще ничего, - Лена сокрушенно вздохнула.
- И что теперь делать? Может тебе лучше в больницу лечь?
- Нет, понимаешь, я деда не хочу беспокоить, - Наташа понимающе покачала головой. – Просто забегу на днях результаты анализов узнать. А так, самое главное, как сказал мне врач, это общение с людьми, с которыми общалась все это время, погружение в атмосферу. Тогда память постепенно восстановится. Кроме того, если лягу в больницу, то все узнают, начнутся эти сочувствующие взгляды, вопросы типа «Ты меня помнишь?» и вроде того. Лишняя нервотрепка.
- Ну да, наверное, ты права, - по виду Наташи было заметно, что она даже еще до конца не осознавала масштабов происшествия. – Но я все равно не понимаю, Лен – как ты сейчас будешь, пока не вспомнишь все?
- Я за этим к тебе и пришла, - и Лена доверительно склонилась к ней. – Ты - единственная, кому я могу доверять в данной ситуации, - Лена решила не уточнять, каким образом она пришла к этому выводу.
- Лен, ну я помогу, чем смогу, - было заметно, что Наташе польстило, что пришли именно к ней.
- Понимаешь, я же вообще все забыла – то, что произошло, как играть, песни все наши, то, что в школе преподавали… а надо же как-то это все нагонять, и в группе играть…
Ну, так давай хотя бы девчонкам расскажем – по репетициям, я думаю, проблем не будет – ты быстро все наверстаешь, - с энтузиазмом начала Наташа.
- Ну я же говорила, что не хочу, чтобы кто-то знал – мне не нужны сочувствующие фразы и жалость. Я без этого гораздо быстрее поправлюсь. К тому же я хочу исключить малейшую возможность того, что дед обо всем узнает.
- Так что же мы будем делать? Ты, наверное, вообще почти не играешь?
«Да уж, в моей жизни были вещи и поважнее».
- Вот я и хочу, чтобы ты меня поднатаскала на игру на гитаре и на наши песни. Я про руку соврала, так что пару дней у меня в запасе есть. Сегодня уже поздно, у меня там дед один, так что давай с завтрашнего дня? – Лена не предлагала, она утверждала, потому как поняла, что в разговоре с Наташей – это единственный выход, иначе разговор может длиться до бесконечности, но так никуда и не уйти.
- Ну – это всегда - пожалуйста, - и Наташа доброжелательно улыбнулась, так что Лена не выдержала и улыбнулась в ответ.
- А еще я хотела попросить, – замялась Лена, - ну чтобы ты хоть в общих чертах, а то сегодня уже поздно, рассказала, что тут со мной и всеми нами происходило за эти полгода.
- Ой, ну это в двух словах не расскажешь – столько всего произошло.
- Наташ, ну хоть немного – взмолилась Лена. – Я скоро с ума сойду оттого, что ничего не понимаю.
- Ну хорошо, хорошо, - согласилась Липатова. – С чего начать?
- С родителями все в порядке? – даже не раздумывая, спросила Лена. Ничто ее не могло волновать больше, чем это.
- Да! Скорее даже наоборот!
- В каком смысле наоборот? По второму сердцу что ли появилось? Или по третьей ноге?
- Почти. У тебя братик появился!
- Кто?! – шок – это даже не совсем точное слово. Эта новость переплюнула все ее самые смелые фантазии в отношении себя и оттолкнуло их на второй план. – Но… как?! Родители что, по стопам Анджелины Джоли пошли – усыновили кого-то в Нигерии? – это был единственно-возможный вариант развития ситуации в ее голове.
- Да нет же. Их кровный! И кстати, они сейчас не в Нигерии, а в Швейцарии – им дали…
Лена не дала ей договорить и грубо прервала:
- Стоп, стоп, стоп! Я вот только одного не пойму – полгода же только прошло – когда они успели? Или медицина настолько шагнула вперед, что сегодня зачал, а завтра уже в больницу рожать бежишь?
- Ну, я не знаю, как там все получилось, только ты с самого начала учебного года гоняла в молочку и нянчила братика.
- Братика… - повторила Лена, пробуя новое словно на вкус. Интересно, а какой он? – А зовут-то его как? – наконец спросила она, немного переварив новость.
- Сережкой.
- Сережа… а что, хорошее имя, как у Ковальчука… - мечтательно улыбнулась Лена.
- Муж Ковальчук что ли? – не поняла Наташа. - Из Блестящих?
Лена посмотрела на Наташу как на дуру:
- Из Спартака. Ладно, проехали. Так ты говоришь, что они в Швейцарии?
- Да, они там вакцину от СПИДа разрабатывают.
- От чего?! Ничего себе! – Лена очередной раз пребывала в шоке, но ее переполняла гордость за родителей. Это же…!!! – А как у них так получилось?
- Ну, они собирали материалы об этом, работая в Нигерии... – Лена слушала и не верила своим ушам – они сидят тут, а Наташа ей рассказывает, чем ее родители занимались в Нигерии, то есть Липатова была об этом осведомлена больше, чем она, Лена, их дочь. Но тут Наташа замялась, и Лена поняла, что она дошла до момента, в отношении которого не определилась - рассказывать его или нет. Лена решила ее подбодрить:
- Наташ, все хорошо. Ты же мне уже сообщила, что с ними все более чем хорошо, так что теперь можешь выкладывать абсолютно все.
Видимо это убедило Наташу, и она начала:
- Понимаешь, когда твои родители были в Нигерии, их похитили…
- То есть как похитили? – несмотря на то, что она знала, что теперь с ними все в порядке, как и сказала Наташе, сердце вмиг сжалось от страха за своих близких. Когда Липатова только начала говорить, тысяча мыслей пронеслось у нее в голове, но такое ей даже в голову бы не пришло. Рука судорожно сжала стакан с водой, которую не допила Наташа.
- Ну, какие-то местные террористы. Лен, но ты не переживай, все закончилось, их быстро отпустили практически первыми, - и Наташа успокаивающе положила руку Лене на плечо, и у Кулеминой возникло дикое, как она потом подумала, желание прижаться к этому человеку, которого раньше то и не воспринимала то вовсе.
- Мамочка моя… как же ты пережила эта все… - прошептала Лена. Внезапно она осознала еще один факт. - Она же… она что, в положении была? – на выдохе спросила она.
Наташа только кивнула утвердительно в ответ. Ленка почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Слеза боли, слезы страха за родных людей. Те слезы, которые были у нее тогда, она уверена.
- А дед? Как он это пережил? – сквозь комок спросила она.
- Ну… - Наташа опять раздумывала над ответом, но потом поняла, что Лене надо рассказать все. – У него был инфаркт. Точнее такой маленький инфарктик, - тут же поправилась Наташа. – Его и из больницы то практически сразу выписали.
- Зашибись, - Лена просто не понимала, как это все на них свалилось, и как она это пережила.
Еще некоторое время Наташа успокаивала Лену и рассказывала, что сейчас у ее родителей все хорошо, и что они даже вместе провели каникулы. Она говорила лишь бы говорить, и не дать Ленке остаться в том состоянии, в котором она оказалась, услышав о происшедшем. Поняв, что постепенно успокаивается, Лена почувствовала к Липатовой что-то похожее на благодарность. Тут же смутившись своих, совсем не спортивных, эмоций, она остановила Наташу:
- Спасибо, я все поняла. Все хорошо, правда, - и она попыталась улыбнуться. Видимо, получилось, потому что Наташа ответила на улыбку и перестала говорить. – Ну ладно, а теперь рассказывай мне о том, как я докатилась до такой жизни.
- Не поняла?! – не въехала Наташа.
- Ну, забросила спорт, брынчу на гитаре, пою песенки, - начала перечислять Ленка.
- Так, тебе что, не нравится? – спросила с наездом Наташа.
«Ого! Прям любимого мишку обидели».
- Да нет, просто пойми – для меня сейчас все это как-то нелогично, вот я и удивляюсь.
- Ну тогда ладно, - успокоилась Наташа.
Дальше Лена прослушала краткий курс лекций «В роке только девушки, или ни финты ж себе расклад!»
Она успевала только удивленно вращать глазами, повторять «Ну дают!» и размахивать при этом руками.
- Ну вот так-то – закончила свой рассказ Наташа. – А ты – брынчу, песенки…
- Да уж… Я то думала, самодеятельность, а тут такое! – Лена действительно была ошарашена масштабом. Как-то все слишком серьезно выходило.
- Слушай, - вдруг неожиданно резко спросила Наташа. – А ты же сегодня пела «Лети» - откуда ты слова узнала, да и вообще?
- Да слова утром прочитала у себя в тетради, когда искала следы прошлой жизни, а «и вообще» - сама не знаю, просто, когда музыка началась, голос сам вступил, когда надо, - Лена действительно потом недоумевала по этому поводу.
- Вот! – радостно воскликнула Наташа.
- Что «Вот!»? – не поняла Наташиной радости Лена.
- Ну как – тебе же доктор говорил, что если ты начнешь погружаться в прошлую атмосферу, то память постепенно вернется. Вот она и возвращается!
- А ведь и правда, - на автомате сказала Лена, а сама серьезно задумалась о том, что все то, о чем она так вдохновенно врала Наташе, очень даже похоже на действительность. А вдруг это все правда? Ведь так могло и быть. И все бы было прекрасно, если бы не одно «но» - Лена точно знала, что это не так, и думать об этом больше не имело смысла. А вот с Наташей на сегодня оставалось еще одно незаконченное дело, которое Лена оставила напоследок, потому что очень боялась ответов.
- Наташ, я просить хотела еще кое о чем…
- Да, Лен, конечно, спрашивай.
- Ну, про личное, - Ленка смутилась. – Ты не знаешь – был у меня парень или что-то типа того, - неловко закончила она неудобный для нее вопрос.
- Ну, Лен, я, конечно, не знаю, ты у нас девушка скрытная, - непонятно чему загадочно улыбалась Наташа. – Но все-таки мне кажется, что не было.
«Не знает» - мелькнуло в голове у Ленки, но для очистки совести спросила:
- А почему ты так думаешь?
- Ну, потому что мы практически все время вместе, трудно в таком состоянии что-то утаить друг от друга.
«Хоть какая-то польза от этих Ранеток», - облегченно выдохнула Лена. – «Ну, если действительно так, то не поспоришь».
- А почему ты спрашиваешь? – хитро осведомилась Наташа.
- Ну, понимаешь, - Лена снова замялась. – Я тут просто кое на что наткнулась дома…
- Неужели тест на беременность? – притворно-изумленно воскликнула Липатова.
- Почти, - еле выдохнула Лена.
- Лен, не пугай меня! – Наташа уже начала беспокоиться. – Рассказывай лучше.
- В общем, я нашла у себя использованную коробку тампонов, - выпалила Лена.
- И что? – не поняла Наташа.
- Как что? Полгода назад у меня точно никого не было – это то я помню, а тут бах-тарарах – и тампоны, значит! – Ленка даже покраснела – ну не умела она говорить про такое.
Наташа еще некоторое время недоуменно смотрела на нее, а потом расплылась в улыбке:
- Я, кажется, поняла, Лен, - она взяла ее руки в свои. - …
А дальше следовал рассказ «Не финты ж себе расклад, или До чего техника дошла!», на котором у Лены рот раскрылся максимально широко за весь этот вечер.
Таким образом, рассказы, плавно переходя один в другой, вывели Лену за пределы ее воображения, и она уже даже не пыталась давать оценку действий той Лены, которая умудрилась прожить целую жизнь за эти полгода.
Последняя Наташина история порадовала Лену намного больше остальных, но не проливала ни капли света на ее отношения со Степновым. А напрямую спрашивать не хотелось. Поэтому Лена сослалась на обстоятельства:
- Слушай, Наташ, а на что сегодня намекала Лера, когда говорила про меня и Виктор Михалыча, ну что если я ему улыбнусь, то он нам что угодно разрешит?
- Ну, Лен, ты как будто не знаешь, что ты его любимая ученица – так и полгода назад было.
«Ну, хорошо, если так».
- Значит, только это? Просто Лера еще так неоднозначно в библиотеке высказалась, я, знаешь ли, растерялась.
- Ах, это… - Наташа неопределенно пожала плечами.
- Наташ, - начала нервничать Лена. Неопределенности на сегодня ей уже хватит. Она затем и пришла сюда, чтобы эту самую неопределенность развеять. – Не тяни, так и скажи, что у нас со Степновым!
- Да не знаю я! – воскликнула Наташа. – Ты нам про ваши отношения ничего не рассказывала!
- Так значит все-таки были какие-то отношения? - Лена вмиг побледнела.
- Да я не это имела ввиду, Лен, - уж спокойнее сказала Липатова. – Ну просто вы с ним действительно очень близко общались, но ты говорила, что вы друзья, ну или типа того. Кое-кто в школе говорит, что он в тебя влюблен, но как можно этому верить? Ведь некоторые вообще считают, что у вас роман!
- Кто так считает? – дрожащим голосом спросила Лена.
- Борзова.
- Борзова?! – Лена ожидала услышать чью угодно фамилию, только не эту.
- Ну да. Еще в десятом Светочка приревновала Степнова к тебе, ну и давай распускать слухи, которые дошли до Терминатора. А ты ж ее знаешь – ей только повод дай. Короче закрыла она тебя в кабинете и давай пытать.
- А я что? – Лена даже дышать перестала.
- Ну а ты прибежала в спортзал, мы как раз репетировать собирались, лица на тебе не было. Сначала не хотела рассказывать, но потом призналась. Степнов тут же сорвался куда-то. Что потом было – неизвестно, только историю эту замяли, а Борзова больше ни слова не говорила.
- Да… - Лена все никак не могла переварить услышанное. «Наделала я шуму в своей школе».
Но понятнее от рассказа все равно не стало – с одной стороны, все вроде хорошо, и они со Степновым просто друзья, как она и надеялась. Но с другой - Наташа, как и остальные девчонки, могла и не знать всего – может они скрывали свои отношения, что было бы весьма логично, ведь он ее учитель. А уж тем более после такого скандала. По этой причине Лена и не рассказала Наташе о своих сомнения и о том, что утренний разговор со Степновым не совсем вписывался в концепцию дружбы. А уж вечерний, после репетиции, так вообще шел в обратном направлении. Но еще на кое-что Наташа все же могла проронить свет:
- Наташ, последний вопрос, и я ухожу.
- Да хоть десять, - радостно улыбнулась Наташа.
- А чего это фамилия Степнова делает на книге моего деда? Как они вообще додумались до этого? Они же даже знакомы не были!
- Ну вот ты их и познакомила.
- Я?! – «Чтоб меня!»
- Ну да. Степнов помогал вам с опубликованием романа твоего деда еще в десятом. Ну вот так и познакомились. А как уж они договорились вместе про космос писать, я и не знаю, а ты не рассказывала, так что извини – тут не просвещу.
- Да уж, самый информативный разговор в моей жизни, - заметила Лена после некоторого молчания.
- Я надеюсь, что ответила на твои вопросы?
- Эх, Наташа, знала бы ты… Их стало чуть ли не больше. Но тебе все равно огромное спасибо за помощь, - Лена все еще находилось в неком состоянии транса.
- Основная помощь впереди, - оптимистично заметила Наташа и в ответ на Ленкин вопросительный взгляд кивнула в сторону гитары.
Лена тихо застонала:
- Убейте меня, я не хочу жить в жизни, в которой ничего не знаю, ничего не умею, ничего не понимаю, все самое интересное пропустила, а теперь осталось только расхлебывать последствия.




http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-13-20-00000660-000-0-0-1245673696

Спасибо: 74 
Профиль
abama



Сообщение: 288
Зарегистрирован: 19.01.09
Откуда: Россия
Репутация: 46
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.07.09 09:10. Заголовок: - Лен, все самое инт..


- Лен, все самое интересное у нас впереди, а тебе понравится – я обещаю! – подбодрила ее Наташа. И на душе сразу стало как-то теплее, и даже не из-за того, что она поверила ее словам, а просто от одного факта, что есть человек, который ее поддерживает и хочет помочь.
- Ладно, Наташ, - Лена решительно встала. – Времени уже ого-го, а ты мне столько понарассказывала – всем фантастам писать не переписать. Я многое даже не осознала до конца, а некоторое так вообще не восприняла. Так что пойду я, буду думать, пытаться вспомнить, - с этими словами Лена вышла в коридор, а следом за ней и Наташа.
Тут же в прихожей оказалась и Наташина мама. Лене она показалась довольно таки милой женщиной:
- Лен, ты куда? – спросила она.
- Как куда? – удивилась Лена. «Что за вопросы? Или я опять не в курсе?»
- Вы, девки, совсем с ума посходили – темень такая на улице, я Лену одну так поздно не отпущу.
«Вот так номер! Еще не хватало остаться тут ночевать. Надеюсь, привязывать меня не собираются», - и Лена опасливо оглянулась.
- Наташ, ну а ты-то куда смотрела? Не могла отцу сказать, чтоб проводил Лену?
- Ой, действительно не подумала, - спохватилась Наташа.
- Кантор! – крикнула Наташина мама, как показалось Лене, на весь дом. – Одевайся давай.
«Так! А кто еще этот Кантор, и откуда он взялся?»
- Наташ, а почему у меня такое ощущение, что у вас в квартире кроме нас с тобой еще как минимум человека три, а видела я только двух? – зашептала Лена Наташе на ухо, как только улучила момент.
- В смысле? – не поняла Наташа.
- Ну, твой отец, Лагуткин и еще какой-то Кантор, - перечислила Лена.
- А, это, - рассмеялась Наташа. – Это все мой многоликий папочка, я тебе позже поясню, - пообещала Наташа.
«Может он в розыске, потому и скрывается под разными именами?» - предположила Лена.
Пока она размышляла на эту тему, человек с неопределенным ФИО прошел в прихожую и начал собираться.
- Значит так, Боб, - и Наташина мама строго посмотрела на отца ее дочери, а Лена недоуменно на Наташу. Та в ответ прошептала одними губами: «Это тоже он». – Чтобы Лену довел до самой квартиры. На ее уговоры в том, что она и сама справится, не поддаваться.
«Ого! А эта дамочка, оказывается, неплохо меня знает. Ладно, поздно уже, пора валить от этого семейства бобовых».
Попрощавшись с Наташей и ее мамой, Кулемина выскочила в подъезд.

Лена лежала в постели и тупо смотрела в потолок. Сон никак не шел, но Лену это не беспокоило. Она думала о том, надолго ли застряла тут – когда она вернется обратно и вернется ли вообще. Если вернется, то надо приложить максимум усилий для того, чтобы все события развивались так, как будто тут была та Лена, которая жила эти полгода до ее появления. Не хотелось бы подставлять саму себя – если возврат в первоначальное положение произойдет, то сама Лена-то с радостью вернется обратно, а вот что будет с другой Леной, которая сейчас неизвестно где? Вернется, а тут уже все с ног на голову – больше никаких музык, чистый спорт, со старыми друзьями и романами покончено, а впереди только мировые рекорды. Вот таких потрясений надо постараться избежать. Но с другой стороны – что, если она тут застряла навсегда, а в последнее время она склонялась к этой версии все больше и больше, тогда ей надо строить свою жизнь, такую, какая ей была необходима, и в которой главное место занимает спорт.
Так как Лена не могла определиться, то решила пока действовать на два фронта, а там видно будет. Кроме того, сегодня она поймала себя на мысли, что ей нравится музыка и петь. Может это и хорошо – некоторый азарт придаст правдоподобности и поможет быстрее овладеть этой новой стороной своей натуры.
То, что ей сегодня наговорила Наташа, никак не укладывалось в ее голове, и Лена подозревала, что еще не скоро уложится, поэтому решила не насиловать себя и переваривать информацию постепенно, а так как сегодня вымоталась психологически, то начала с самой приятной новости – у нее есть братик. Она всегда мечтала о брате – чтобы они вместе могли играть в футбол, баскетбол. Правда она хотела старшего, чтобы он ее учил всему, но сейчас это уже невозможно, если только не усыновлять уже взрослую детину. Но маленький карапуз тоже прикольно – она сама будет его учить спортивным азам. А может попросит Виктора Михалыча помочь, у него хорошо получается с детьми… «Черт!» - выругалась Лена. Несколько раз за вечер она гнала мысли о Степнове. Она сейчас была слишком уязвима и слаба, чтобы о нем думать, и это могло ее доконать. Единственное, что она поняла, так это то, что все не так плохо, как она навыдумывала себе вначале, но и не так невинно, как рассказывала Наташа. Скорее всего, она и сама по большей части не в курсе. Сама же говорила, что Лена скрытная.
Сегодня, когда Наташин отец провожал ее до дома, она вспоминала другой такой вечер – ее и провожали-то всего дважды в жизни, точнее один раз в прошлой жизни, и один раз в этой.
И вот, вспоминая, она подумала, что вполне вероятно их отношения со Степновым начались именно с этого вечера – уж слишком все было в первый раз: в первый раз он пошел ее провожать, в первый раз она ему столько о себе рассказала, в первый раз столько о нем узнала, а еще этот разговор дурацкий про кошек – вот зачем она его только завела? Сейчас бы может и не мучилась бы так. Жаль, нельзя все вернуть.
Вот так и получилось, что последняя ее мысль перед сном была о Степнове.
Первая, когда проснулась, тоже была о нем. Просто он ей снился. Видимо все переживания вылились в этот тревожный сон, в котором были соревнования, он рядом, они вели с большим разрывом. А потом он просто ушел, Лена с отчаянием смотрела, как удалялась его фигура, но ничего не могла сделать – она не могла уйти с площадки. С этого момента все пошло кувырком, их команда проигрывала, а Лена не могла ничего сделать, у нее руки опускались. Поняв, что на результат, как и на сам матч, ей плевать, она ринулась в ту сторону, куда ушел он, но не могла его найти, и только за спиной слышался финальный свисток судьи, под который она и проснулось. Оказалось, что это звонят в дверь.
«Кто бы это мог быть в такую рань?» - подумала Лена, стаскивая свое тело с дивана. Только она обула тапочки, как дверь открылась, и на пороге показался улыбающийся дед:
- Доброе утро, Леночка. Принимай гостей, - и с этими словами он запустил в комнату улыбающуюся Наташу.
- Привет, - дружелюбно поздоровалась она.
- Привет, - ответила Лена, дождавшись, когда дед выйдет.
«Что бы это значило? А может это у Ранеток приколы такие – ходить друг к другу в гости по утрам?»
- Что-то случилось, Наташ? – осторожно осведомилась она.
- Да нет, просто подумала, что у тебя вчера не было времени сделать домашку, а у нас сегодня по расписанию Холера, так что надо быть во все оружии.
- Холера сегодня? Это в каком смысле? Палочки будут раздавать самым нерадивым ученикам по три в одни руки?
- Холера – это новый учитель по географии, ты ее еще увидишь, - и, всучив Лене тетради, Наташа принялась рассказывать, откуда в школе столько новых учителей, в то время, как Ленка торопливо переписывала задание к себе. Липатову она слушала вполуха, потому что помимо переписывания домашки попутно думала, что не такая уж плохая это вещь – подруги, пусть даже неспортивные, основное-то правило спортсменов они соблюдают и своих в трудной ситуации не бросают.
После спринтерского переписывания уроков Лена привела себя в порядок, и они пошли завтракать, потому что Наташа из-за раннего подъема не успела это сделать. И за завтраком, как показалось Лене, они разговаривали почти как подруги, и, что ее удивило еще больше, от этого факта ее не воротило. Все было так естественно, как будто так и надо, как будто полгода жизни не выпало из жизни, и как будто они с Липатовой были не разлей вода перед этим ее скачком во времени.
А потом они вместе пошли в школу, как будто делали это каждый день.
На выходе из подъезда Лена, вдруг что-то увидев в урне, резко выругалась и затормозила.
- Лен, что случилось? – спросила Наташа, заметив, как Лена косится в сторону урны.
- Да совсем забыла, что я же теперь травмированная, - с этими словами Лена вытащила из урны, которую еще не успели убрать, длинный бинт. – Так, Наташ, что у тебя по ОБЖ?
- Лен, а у нас его больше нет, - пожала плечами Липатова.
- Вот те на! Самый нужный предмет для жизни и нет! Его же Степнов вел – так что проблем с преподавателем быть не должно.
- Ну просто ему же факультатив дали, вот и разгрузили немного.
«Какой еще факультатив? Курс кройки и шитья? Макраме? Чего я еще не знаю?»
- Какой факультатив, Наташ?
- Как какой, Лен? Ранеток, конечно, - Липатова недоуменно смотрела на Лену.
- Ах да… - «Блин, и почему я постоянно про это забываю? Да потому что бред, потому и забываю. Блин, эти Ранетки, как и Степнов, просто везде, оккупировали все на ближайшие десять лет». – Да уж, равноценная замена, - скептически прицокнула языком Лена.
- Лен, ты это о чем? – не поняла Наташа.
- Да так, не обращай внимания. В общем, Наташ, давай, вспоминай основы безопасности жизнедеятельности за 10 класс, будешь помогать мне повязку накладывать.
Настало Наташино время скептически посмотреть:
- Лен, а ничего, что бинт грязный?
- Не розовый, да и ладно. Я ж его на открытую рану накладывать не собираюсь. А так – кому какая разница – кофту натяну, никто даже и не увидит. А на обратном пути забегу в аптеку, новый куплю, сейчас просто времени нет.
- А если никто не увидит, то тогда зачем вообще делать? – Наташа сегодня проявляла просто чудеса логики.
- На случай, если кто-то что-нибудь спросит – предъявлю, как доказательство.
На скорую руку они вдвоем сделали Лене повязку. Правда, из-за того, что больше смеялись, чем перебинтовывали, повязка смахивала на валявшуюся на старом дворе белую перчатку, которую отдали на растерзание местной дворняге.
Покончив с этим, девчонки направились к школе, во дворе которой Лена увидела уже привычную компанию из Ани и вчерашних нарушителей общественного порядка.
- Похоже, там готовятся к началу военных действий, - заметила Лена.
Наташа согласно кивнула и поздоровалась со всеми, когда они подошли:
- Всем привет!
- Привет, Наташ. Лен, привет.
Постепенно Лена влилась в разговор о вчерашнем. Тут подошли Новикова со Стасом.
- Вы понимаете, что у нас из-за вас проблемы? – вещала Аня, пытаясь достучаться до совести фанатов.
- Мы ж никому не мешаем, ничего плохого не делаем, - недоумевали фанаты, почему из-за них начался такой сыр-бор.
- Не мешаете? А то, что нашего классного руководителя могут уволить из-за двух придурков, которые курили в туалете, это нормально? – да, Новикова никогда особо не выбирала выражения, за это Лена ее и уважала.
- Ребят, вам, правда, лучше сейчас здесь не отсвечивать, - миролюбиво заявил Комаров. – Хотя бы пока мы не разберемся со вчерашней историей, - Лена вообще не понимала, чего с ними миндальничать – навалять им, и баста, будут знать, как всех подставлять, да и курить бросят, дай Бог.
- Ну, извините, - мальчишки выглядели действительно виноватыми, и Ленина решимость дрогнула.
- Может нам к вашим преподам подойти, поговорить с ними? – внесли предложение шалопаи.
- Только этого еще не хватало, - не согласилась Лена. «Только хуже сделают».
- Мы же просто хотим вас послушать.
- А когда у вас концерт? – похоже, парни понемногу избавлялись от комплекса вины и начинали продвигать свои интересы.
- Если эта ситуация не уладится, то может быть уже никогда, - оптимистично заметила Лера. Не сказать, что Лена была против такого варианта событий, но она чувствовала определенную ответственность перед своей предшественницей и знала, что для нее это очень важно.
- Мы, правда, не хотели, чтобы так получилось.
- Не хотели, а получилось, - больше всего Лену бесили такие вот оправдания и отмазки, потому что каждый человек должен иметь свою меру ответственности, особенно, когда от него зависят другие люди.
Тут к ним подбежала радостная Алехина. Выглядела она так, как будто нанюхалась веселящего газа.
- Всем привет! Девчонки, как хорошо, что вы все вместе! – с ходу начала она.
- Привет, - Лена не понимала причину такого счастливого тона.
- Что-то ты подозрительно радостная, - «Вот-вот, возьмите у нее анализы и точно найдете в крови запрещенные препараты».
- Ну а чего мне расстраиваться?
- Ну хотя бы потому что нам может влететь от Шрека, - Лера пыталась спустить Женю с небес на землю.
- А что теперь из-за того плакать что ли? Особенно, когда такие новости! – «Какие еще новости? Она что, нам тоже по паре грамм радости притащила? А ведь говорят же, что все рокеры сидят на наркоте, а Наташа мне этого так, из жалости не сказала, мол, Ленке плохо, память потеряла, а я ее этим вообще добью» - У нас завтра концерт! – «Точно – приняла, концерты всякие мерещатся». Даже Лена со своей частичной амнезией знала, что никакого концерта им пока не светит. «А может они правда на чем-то? Тогда бы многое объяснялось – концерт в Лужниках – глюк. Фанаты – вместе пыхали, Ранетки под кайфом им что-то исполнили, и все – теперь вот фанаты до гроба. На репетиции в спортзале не выдержали и пошли покурить, чтоб очередной концерт привиделся, а сейчас все в глубокой…»
- Вау! Где? Когда? Опять в школе? – «Ишь как фанаты оживились. Для них уже, наверное, концерт – эвфимизм покурить до глюков.
- Нет, не в школе, в кафе, - по загадочности Женя могла посоперничать с Ренатой Литвиновой.
Лена переглянулась с Наташей и Аней. Те тоже ничего не понимали. Это радовало.
- А можно мы придем?
- Конечно, приходите, теперь мы будем выступать в кафе «Под мухой», - Лена так и не поняла, было ли это название кафе или констатация факта их состояния, но в любом случае ее идея подтверждалась.
Пока они поднимались по ступенькам в школу, Лена немного поотстала и слегка потянула за собой Наташу:
- Наташ, ты мне только правду скажи – на чем мы? Кокаин, героин, ЛСД? – вспомнила Лена все, что знала из этой области.
- Ты о чем, Лен? – не поняла Наташа.
- Ну а как иначе объяснить это Женино поведение?
- Успокойся, наркотики здесь не при чем. А по поводу ее поведения я и сама недоумеваю. Хотя… Женя у нас уже была на каких-то таблетках…
- Ну я же говорю!
- Да нет, они для похудения были, просто с какими-то добавками.
- Ой, не нравится мне все это.
- Да ладно, Лен, не переживай, - успокаивала Липатова, когда они заходили в школу.
- Вы представляете, мой папа взял и купил для мамы это кафе, - «Точно, наркота, что бы не говорила Наташа».
- Да, ниче себе, - по тону Стаса можно было сделать вывод, что он тоже обдумывает причины странного поведения Алехиной.
- Это называется, не было гроша, да вдруг пятак, - радостно сделала вывод Лера
«Нет, Лера, это называется «Минздрав предупреждает».
- Алтын, - поправила ее Аня.
«Да что они, все сговорились что ли!»
- Ну, алтын, какая разница. Главное, что вчера казалось, что изменить ничего невозможно, зато сегодня… Даже не знаю, что сказать.
«Зато я знаю. Но не скажу. А то мало ли…»
- Да ты ж сама предложила нам там выступать, а вдруг твои предки нас вообще туда не пустят? – Лена решила начинать задавать конкретные вопросы, чтобы вывести Женю на чистую воду.
- Да они сами… - в этот момент Женя особо экспрессивно взмахнула руками и ударила подкравшегося сзади дядю Петю в район паха, отчего тот согнулся пополам. – Ой, простите, пожалуйста. Здрасьте.
«Вот, а ведь была жутко неспортивной, а сейчас здорового мужика чуть не завалила. Охранника! Пусть это и дядя Петя. Все один к одному».
- И вам не хворать, - прокряхтел Петр Степанович, осторожно принимая вертикальное положение.
- Дядя Петя? – спросил Стас.
- Чего?
- А Игорь Ильич уже пришел?
- Пришел.
- А Савченко?
- Савченко еще нет.
- Слушайте, давайте перехватим его на улице, - предложил Стас девчонкам. – Пока он ни с кем не поговорил.
- Точно! – воскликнула Женя. «Нет, ну она, по меньшей мере, под энергетиком – невозможно так радоваться любой фразе». – Пойдемте.
На улице им пришлось ждать совсем недолго.
- Вон он идет, - Лена первая заметила директора.
- Ну что, давайте я подойду и все ему расскажу, - Стас уже готов был войти в роль спасителя мира.
- Да ты что, мы сами его сейчас так заболтаем, куда тебе до нас. Правда, девчонки? - Новикова не желала мириться с отведенной для нее ролью. А Лене было параллельно какими методами, словами и кто их скажет – лишь бы Степнову не досталось за вчерашний цирк, в который она его затащила.
- А то! – согласилась с Лерой Наташа.
- Здравствуйте, - поздоровался подошедший к девчонкам Николай Павлович.
- Здрасьте, – хором ответила группа.
- Это что ж - у меня тоже поклонники появились? – директор понял, что не просто так его с утра встречают у школьного крыльца.
- Конечно, - подтвердила Лера, - кстати, о поклонницах мы с вами и хотели поговорить.
И тут все загалдели так, что у Лены даже уши заложило. Через некоторое время она сообразила, что ей тоже надо поучаствовать в этом гомоне:
- Но они вчера набедокурили немного, - сказала она первое, что пришло ей в голову. Правда ее фраза не слилась в общий шум, а выделялась среди хора девчонок.
- Подождите, подождите, я ничего не понимаю. Подождите, - пытался остановить несущийся на него поток Савченко. - Какой концерт? Какие поклонницы? Какое кафе? Так, говорите еще раз.
- Вчера приходили поклонники, - снова начала на этот раз Аня. – Они… - и вновь начался галдеж. Лена даже не пыталась сказать что-то осмысленное.
- Стоп! Так, девочки молчат, говорит мужчина. Ты говори, - кивнул директор на Стаса, когда не выдержал шума.
«Ха, нашел мужчину! Еще и с сережкой в ухе. Порядочный мужик такого не нацепит на себя!»
Стас выбрался из-за спин девчонок:
- Николай Палыч, в общем, тут такое дело…


http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-20-00000192-000-0-0-1248690663

Спасибо: 63 
Профиль
abama



Сообщение: 297
Зарегистрирован: 19.01.09
Откуда: Россия
Репутация: 46
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.08.09 01:49. Заголовок: Лена брела по коридо..


Лена брела по коридорам школы, раздумывая о том, чем закончится история, в которую ее втянули вчера. Военная группа в составе Ранеток и всех ее дружных оруженосцев разрабатывали план действий «на случай, если…», иногда прерываясь на мечты по поводу сегодняшнего концерта. А Лене уже не было дела ни до концерта, ни до обкуренной Жени, ни до планируемых на сегодняшний вечер занятий с Наташей, ни даже до того, как бы сегодня потренироваться и не выйти из образа девочки с вывихнутой рукой – все это отошло на второй план, да и просто казалось несерьезным и глупым по сравнению, что из-за нее мог пострадать ее любимый учитель (а этот факт останется неизменным, что бы не происходило между ней и Степновым). Она себе этого никогда не простит.
Шрек вроде обещал во всем разобраться, но так ведь выводы после таких разборок можно разные сделать, а Савченко хоть и мировой мужик, но в первую очередь, Директор, и не отреагировать не может.
От посыпания головы пеплом Лену отвлекла Лужина, которая сидела на скамейке возле стены со всеми признаками депрессии на лице. Лена, вспоминая их вчерашнюю милую беседу и то, как Рита пыталась ей помочь хотя бы советом, решила не проходить мимо:
- Здорово, - поздоровалась она, пытаясь привлечь к себе внимание.
- А…? – Рита плохо реагировала на изменения окружающей среды.
- Привет, говорю, - повторила Лена
- Привет, извини, я просто задумалась, - у Лужиной просто лица не было, так что Лена даже переживать начала по поводу того, что у нее что-то серьезное произошло.
- Идти на урок или нет? – Лена присела рядом. О чем еще могла задуматься Рита, она просто не представляла. «Она ведь не перемещалась во времени,» - справедливо отметила про себя Лена.
- Нет, просто не пойму никак, - все-таки у Риты накипело, и она не могла это долго держать в себе. – Вчера Зеленова сбежала с урока в рыданиях, когда увидела, что у Лебедевой такая же блузка, - Лена снисходительно улыбнулась: «Тряпки – как я могла забыть?», а в мыслях выругалась – «Нет, ну надо же, у людей тут такие проблемы, а эта сидит тут и убивается из-за шмоток! Чтоб вас всех!» – Сегодня они уже в одинаковых платьях пришли.
- Так а что тут удивительного? Может они в один и тот же магазин ходят? – Проблема вообще вылинялой кофточки не стоила. Точнее Лена тут вообще проблему не видела.
- Да прикол то не в этом, а в том, что они теперь в обнимочку ходят, - «Блин, она что, ревнует что ли? Да мне, например, такого добра, как Зеленова, и даром не надо, только если приплатят, и то – у себя не оставлю, а на опыты сдам, пусть хоть какую-то пользу в жизни принесет». - И уже никаких проблем нет, а вчера бабушка Зеленовой обвинила меня во всех смертных грехах. – «Так что, вчера все эти разборки были из-за одежды?! Ну ё-моё! Прям вопрос национальной безопасности, не меньше». - Я думала, Полина хотя бы извинится.
Лена усмехнулась: «Какие наивные люди! А может вам еще дед Мороз поможет оливье настрогать?» Лена, конечно, не могла утверждать наверняка, но она была уверена, что такие, как Зеленова, не меняются, если только от лоботомии. А девочку было жаль – судя по всему, она с Зеленовой давно дружила, и ей было трудно отвязаться от Полины раз и навсегда:
- Ты реально думала, что она принесет свои искренние и глубокие? Рит, уже все давно поняли, кто она и что она, а ты все питаешь какие-то иллюзии. Ну, хватит киснуть, - и Лена тихонько стукнула Риту по руке. – Пойдем на урок.

На уроке географии, точнее перед его началом, Лена пыталась сосредоточиться и прочитать домашнее задание, которое сегодня утром судорожно переписывала у Наташи. Сосредоточиться ей не давали мысли про последствия для Степнова ее выходки, кроме того сейчас к этому прибавлялись шумы за спиной, автором которых была Новикова.
- Как же круто! Аж танцевать хочется!
- Ну, так давай станцуем! – поддержала ее Наташа, от которой Лена вообще что-то подобного не ожидала.
- Просто мы такие детки, мы – Ранетки, мы - Ранетки, - радостно запели девчонки, приободренные хлопками одноклассников.
Лена не была настроена также оптимистично, как и они, но очень уж хотелось разделить их позитивный настрой, да и песенка была довольно заводная, так что Лена, не вставая со стула, задвигалась в такт музыке.
- Давай с нами, - тут же попыталась вовлечь ее в танец Лера.
- Нет, я сидя, - так как-то поспокойнее было.
- Давай, давай, - не унималась Лера.
- Просто мы со вкусом терпким, мы – Ранетки, мы – Ранетки, - продолжали воспевать девчонки, но последняя фраза все-таки немного скомкалась, потому что дверь класса открылась и зашла… Лена на мгновение подумала, что все это – полугодовой перенос во времени – какой-то мультик, в который она случайно попала, уж слишком по-мультяшному выглядела зашедшая особа, как-то гиперболизировано, будто пародия на кого-то вроде Маши Распутиной, причем раскрашенная, как картинка в детской раскраске.
- Липатова, Новикова, а в чем, собственно, причина этой безудержной радости? – на этой фразе Лена осознала, что дамочка, зашедшая к ним в класс, реальна, и, скорее всего, это и есть та самая пресловутая Калерия Викторовна, а в простонародье просто Холера.
- У нас просто хорошее настроение, - простодушно заявила Новикова.
- Да? – переспросила Калерия с таким скептицизмом, что даже Лене, которая видела ее впервые в жизни, показалось, что она просто не выносит хорошего настроения других людей. – Дай-ка угадаю, наверное, хорошо материал знаете? – ее улыбку, иначе как ехидной, назвать было нельзя. – Ну, ничего, не долго длиться вашему хорошему настроению. – «Так и есть, она просто не выносит счастливых людей». – Скоро у вас поменяется классный руководитель, а новым руководителем буду я. – «Как поменяется?! А я только к старому успела привыкнуть, он мне даже начал нравиться». Лена знала Рассказова совсем недолго, но уже успела проникнуться к нему симпатией, несмотря на его совершенно неспортивный вид. По крайней мере, при выборе между ним и этим надувным шариком, который грозил лопнуть в любой момент, Лена свой голос бы отдала Рассказову.
- Как меняется? – слегка заикаясь, спросила Лена. – Почему?
- А потому что я так хочу.
«А, ну тогда все нормально. Я вот тоже, например, хочу обратно вернуться, и ничего, не вернулась же!»
- А как же Игорь Ильич? – озвучила Лера вполне законный вопрос.
- А Игорь Ильич как раз сейчас пишет заявление об увольнении, - и какой бы симпатией Лена не прониклась к историку за столь непродолжительный срок, первой ее мыслью, когда она сорвалась с места и бросилась к двери, была о Степнове, потому как если Рассказова решили уволить по собственному желанию, то Степнова уж и подавно, в конце концов, вчерашнее безобразие творилось на его территории.
- А ну-ка сели быстро на место! Я никого не отпускала с урока, - грозный рык преподавателя вернул Лену к действительности. Она оглянулась и увидела за своей спиной девчонок. «А все-таки мы команда», пронеслось у нее в голове.
- Но Игорь Ильич… - запоздало прикрылась Лена Рассказовым.
- Но ему то вы уже… Села! – указав Лене на место, отвлеклась от основной мысли Калерия. - … вряд ли поможете. А после урока сбегаете, попрощаетесь, - не надо было быть особо проницательным человеком, чтобы уловить в ее голосе злорадные нотки. Девчонки уныло расселись по своим местам.
- Начинаем урок! – как ни в чем не бывало объявила Калерия.
Весь урок Лена просидела, как на иголках. Не давали покоя слова Холеры, только применяла их Лена в отношении Степнова. И уже даже не чувство вины не давало ей покоя, она просто не могла представить, как будет учиться в этой, да в какой бы то ни было школе, без него. Ведь именно он был ее главным учителем, и дело даже не в том, что физкультура и спорт были для нее всегда на первом месте, просто он ее учил каким-то жизненным установкам, тому, что помогало в любой сфере жизнедеятельности. Его советы с одинаковым успехом она могла применить как в спорте, так и в личной жизни. А еще она зависела от его мнения. Ей нужно было знать, что он ей доволен, что ему нравится то, что она делает, что она – его лучшая ученица. А если он уйдет… Додумать ей не позволила Калерия, вызвав к доске.

Лена раздраженно вышла из кабинета.
- Фу, слава Богу, кончилась эта муть, - похоже, ее настроение разделяли и другие девчонки, по крайней мере, Наташа, уж точно.
- Не знаю, как вам, а мне эта Калерия уже вот здесь вот, - Лера характерным жестом провела пальцем по шее и поспешила под крылышко Стаса. Похоже Валерия тоже с ними.
- Да привязалась, как Холера, - только сейчас Лена поняла всю точность прозвища преподавателя – вот уж от кого красными трусами не отмахаешься.
- А что, ей подходит,- подтвердила Наташа.
- Что ж нам Савченко не сказал, что Рассказова уволит, - Лера вернулась к проблеме, которая наиболее остро волновала всех присутствующих.
- Ну, мы и не спрашивали, решили, что все будет хорошо, - озвучила Наташа Ленины мысли.
Тут к ним на всех парах примчалась Аня, получившая на уроке тревожную смс от девчонок. Выглядела так, как будто конец света был уже не за горами, а спасти планету от гибели могла только она.
- Ну что, бежим к Шреку! Рассказова надо спасать! – буквально на ходу крикнула она. На этот раз Лена была с ней полностью согласна, правда во фразе «спасать Рассказова», она слышала «спасать Степнова», но в принципе для всех это означало одно и тоже.
- Подождите, - остановил всех Стас. – Я один эту кашу заварил, мне ее и расхлебывать, а то еще вы под горячую руку попадетесь.
В других бы обстоятельствах Лена бы просто пожалела парня – бедный, который раз хочет спасти всех и вся, а не получается, девчонки на ходу подметки рвут и слова не дают вставить. Так получилось и на этот раз.
- Стасик, ну что ты несешь, какая разница, кто прав, кто виноват? Рассказова увольняют – это проблема, и ее надо решить, - быстро разобралась Лера со своим парнем
- Правильно, надо идти толпой и разбираться, – Лена по опыту знала, что толпой – оно верней, против толпы мало кто мог устоять. Один он кто? Так, выскочка, а все вместе они уже народ, представители большинства. Девчонки в ответ дружно закивали.
Итак, они неполным составом Ранеток, исключая Женю, Лена предположила, что она где-то долавливает глюки, в которых к кафе, которое папа подарит маме, присоединяется еще яхта, дом на берегу французской Ривьеры и небольшая нефтяная компания, отправились в поисках справедливости в учительскую. Их как всегда сопровождали верные Стас и Коля.
Но до учительской они так и не дошли, потому как наткнулись на Степнова с Рассказовым прямо в школьном коридоре. Лена облегченно выдохнула, как будто сам вид живого и здорового Степнова ей говорил о том, что все в порядке. Но кроме того она подметила мелочи, которые не могли заметить те, кто не так близко как она общался с ее тренером: во-первых, он был довольно спокоен, а во-вторых, немного улыбался. Совсем чуть-чуть, но она заметила.
- Игорь Ильич, вас уволили? – без прелюдий спросила Наташа.
- А чего вы такие веселые? – спросила Лера. Видимо она тоже заметила неподходящее для ситуации хорошее расположение духа преподавателей.
- Никто его не уволил, все обошлось, - за Рассказова ответил Степнов.
- Ну, только строгий выговор схлопотал, - поправил его историк.
- Я тоже, между прочим, - и довольный Степнов поднял палец, обращая внимания на этот факт. А Лена вообще не понимала причину безудержного веселья. Если только это не Алехина поделилась с учителями своей радостью, но Лена тут же отмела этот вариант – Степнов спортсмен и никогда на допинг не согласится.
- А чего вы улыбаетесь? Что смешного? – обиженно спросила Аня. Еще бы! Она так мчалась, она спешила, она рассчитывала спасти как минимум Родину, а тут, оказывается, никого спасать не надо – все живы, здоровы, и даже немного упитаны. А самое главное – светятся от счастья.
Улыбки мигом слетели с лиц преподавателей:
- Нет, на самом деле очень грустно, - действительно грустным тоном заявил Степнов, и они вместе с Рассказовым с поникшим видом прошагали мимо учеников дальше по коридору.
Лена снова потусовала мысль про допинг, но все же отмела ее:
- Что это с ними? – спросила она у одноклассников в отсутствие других своих вариантов.
- Не знаю, но раз веселые, значит все хорошо, - «В случае с ними, может и так, но я не стала бы распространять это утверждение и на Алехину», - поэтому Лена лишь неопределенно кивнула головой в ответ на Лерино заявление.
А потом она как-то незаметно отпочковалась от всей остальной группы на бескрайних просторах школьных коридоров – слишком уж ей хотелось побыть одной, подумать о том, что Степнов остается, а она почти распрощалась с ним. Теперь, когда угроза потерять его ушла с горизонта, она вновь вернулась к проблемам насущным, а именно, так и не идентифицированным отношениям со Степновым. Уже в который раз в этом времени от размышлений о наболевшем ее оторвала Лужина, окликнувшая ее и предложившая вместе дойти до кабинета, поскольку следующий урок у 11 «Б» был рядом с 11 «А».
По дороге им встретилось препятствие, мимо которого Лена просто не могла пройти, настолько позабавил ее вид и Зеленовой и новенькой девочки в одинаковых платьях, прям как в далекие коммунистические времена.
- Девчонки? – оторвала их Лена от важного разговора о маникюре.
- Да? – недовольно повернулась Полина
- А вы за сборную Бразилии играете, да? У них просто форму год назад сменили.
- Ха-ха, - демонстративно засмеялась Зеленова. – Очень смешно, спортсменка пошутила.
«Ну хоть кто-то тут меня воспринимает еще как спортсменку. Приятно. Пусть это и Зеленова».
- Кулемина, знаешь, лучше ходить в одинаковых брендовых шмотках, чем таскать ваше… кхм… - Полина подбирала нужное слово, - дешевое разнообразие.
Лена, которая уже была готова практически все простить Зеленовой за то, что та назвала ее спортсменкой, на этих словах передумала, но девчонки уже ушли, и Кулеминой осталось только передразнить их им вслед.
- Слушай, Лен, если ты собралась ее уделать, мне кажется, это бесполезно. Она в долгу не останется – ты ей одно слово, она тебе десять. Мне кажется, ее лучше не трогать, - последняя Ритина фраза взбесила Лену, потому что она знала, что из-за того, что некоторых вот так вот не трогают, потом вырастают человеческие уроды. Поэтому дождавшись, когда Рита уйдет, Ленка стукнула кулаком по стене:
- Вот же зараза! – выместила на стене она злость на Зеленову и ей подобных.
- Кулемина, ты чего руку больную не бережешь? – тут же послышалось сзади. Лена резко обернулась, хотя смысла этого делать не было – она Степнова по голосу отлично узнавала.
- Да не переживайте, Виктор Михалыч, она уже почти прошла, - как-то неуверенно заявила Ленка, застигнутая на месте преступления.
- Да? – скептически поинтересовался учитель. – А ну-ка, дай посмотрю, - и, не дожидаясь ее согласия, он схватил ее за правую руку и потянул на себя. Ленка попыталась вырвать руку, но он был сильнее. Мало обращая внимание на ее сопротивление, Степнов задрал ей рукав кофты, и его глазам предстало зрелище руки, перевязанной грязным сваленным бинтом, которым, по меньшей мере, пользовалось половина какой-нибудь деревенской больницы.
- Это что? – ошарашено спросил Степнов.
- Это повязка, - Лене, наконец, удалось вырвать свою руку и натянуть на нее кофту.
- Это не повязка, а черти что! Ты где этот бинт взяла? На помойке возле морга? – «Почти угадали», - Лена слегка напряглась, так как по тону можно было проследить, что мужчина начинает злиться, а она как никто знала, что в гневе он страшен. – Кулемина, что за наплевательское отношение к своему здоровью? – и он снова схватил ее за руку, но теперь уже за левую, и потащил куда-то.
- Куда вы меня тащите? Отпустите! – Лена не желала, чтоб ее как овцу на заклании безвольно куда-то тащили. Тем более Степнов, характер отношений с которым Лена до сих пор не выяснила до конца.
- В спортзал, сделать нормальную перевязку, - он, наконец, остановился, внимательно посмотрев на сопротивляющуюся девушку. – Лен, ты можешь пойти сама, или я могу тащить тебя силой. Но ты сама представляешь, в каком свете это все представят школьные сплетники.
Лена терпеть не могла некоторых вещей, в их числе, когда к ней применяли силу, брали на слабо и пытались шантажировать, поэтому попытка Степнова вразумить ее имела прямо противоположный эффект:
- Что, Виктор Михалыч, по доброй воле с вами не иду, так решили грязные приемчики применить? – она знала, что фраза имеет двусмысленный подтекст, и именно на него она и рассчитывала.
Его лицо на миг просто окаменело от ее слов, так что Лена даже испугалась. Наконец, он пошевелил сначала одним мускулом на лице, потом другим. И вот у него уже вырисовывалась горькая усмешка:
- Ты, Лена, когда такие вещи говоришь, хотя бы пытайся шевелить мышцами мозга. Ты прекрасно знаешь, что когда речь идет о твоем здоровье, мне на все плевать, даже на твое собственное мнение. Если бы я в таких случаях всегда тебя слушал, то мы бы сейчас и не говорили с тобой, ты бы даже рядом не стояла. Ты бы вообще не стояла. Я надеюсь, тебе не надо напоминать события недавних дней?
«Надо! Надо!» - кричало все внутри Лены, но она понимала, что сейчас спрашивать об этом не следует, сейчас ей по сценарию нужно виновато опустить глаза, потому что чувствовала, что Ленка тогда наделала что-то серьезное, а она сейчас хватила лишнего.
- Извините, Виктор Михалыч, вы правы. Я сейчас пойду в медпункт, и мне сделают новую перевязку, - она не могла допустить, чтоб Степнов имел доступ к ее якобы больной руке, потому как он ее расколет на раз-два.
- Ну уж нет, я сам хочу посмотреть, в чем там дело. К тому же я не очень доверяю нашему медицинскому работнику, после того, как она перепачканной краске Зеленовой поставила диагноз корь.
Лена прыснула, представив Зеленову в краске, но тут же поняла, что это неуместно. Но каким-то чудесным образом это разрядило обстановку.
- Идем уже, чудо травмированное, - примирительно сказал Степнов, подтолкнув Лену слегка вперед. Кулемина поняла, что сопротивление бесполезно, и послушно пошла впереди. «Придется придумать что-то другое», - мелькнуло у нее в голове.


http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-40-00000192-000-20-0-1248887346

Спасибо: 66 
Профиль
abama



Сообщение: 303
Зарегистрирован: 19.01.09
Откуда: Россия
Репутация: 46
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.08.09 02:06. Заголовок: В подсобке, усадив Л..


В подсобке, усадив Ленку на стул, Степнов отвернулся в поисках медикаментов, Ленка же воспользовавшись моментом начала лихорадочно соображать – что бы такое сделать, чтобы он про руку не догадался. Мысли лихорадочно заметались, так что Лена не могла ухватить, да даже заметить нужную. А Степнов и не собирался давать ей много времени на раздумья – уже повернулся с аптечкой в руке. Мысли под его взглядом вообще разбежались по углам, осталась только одна, которая эхом отдавала в пустой голове: «Ты что, боишься его что ли?»
Вдруг она услышала твердое:
- Раздевайся!
Лена совсем стушевалась под его внимательным взглядом и заползла поглубже на стул.
- Ч-что? – заикаясь, спросила она заплетающимся языком, так как не знала уже, что и думать.
- Куртку, говорю, снимай, - пояснил Степнов, ставя стул рядом с ее.
- Ах, куртку, - облегченно выдохнула Кулемина и отчего-то истерично хихикнула, но, заметив, что он сел рядом с ней, резко осеклась и запихнула себя еще глубже в стул, так что чуть не упала с другой стороны.
- Руку давай, - как ни в чем не бывало, продолжал тренер. А Лена молча смотрела на него, улавливая его слова через вторичную систему рецепторов, а не напрямую, поэтому несколько мгновений после его слов она сидела не шелохнувшись, пристально вглядываясь в его лицо, а потом, когда смысл доходил до нее, она вздрагивала и пыталась понять, что значат его просьбы-приказы. Вот и сейчас к ней не сразу пришел смысл слов про руку, она уже почти протянула ее к нему, как вдруг рука изменила траекторию и совершенно естественно коснулась его щеки, нежно проведя подушечками пальчиков сверху вниз. Пальчики замерли у самого уголка губ и слегка задрожали, готовые в любой момент продолжить свое увлекательное путешествие. Лена, которая все это время следила за своей рукой, не веря, что она подчиняется ее воле, перевела взгляд на лицо мужчины, сидящего напротив нее. Он же, судя по всему, все это время смотрел только на ее лицо, пытаясь понять, что ей движет. И вот в тот момент, когда их взгляды встретились, Лена уверовала во все. В этот момент, удерживаемая в вертикальном положении одной только силой его взгляда, она поверила во все, что между ними возможно было. Даже в то, что маловероятно было, а, может быть, даже и не было. Больше того, она поняла и одобрила свою предшественницу. Потому что невозможно оставаться равнодушной, когда на твоих глазах полный штиль перерастает в девятибалльный шторм с соответствующей сменой цветовой гаммы, и ты в нем пропадаешь навсегда. Возможно, через какое-то время вода и выбросит твое тело на какой-нибудь берег, но прежней твоя жизнь уже никогда не будет – тебя снова будет манить штормовое море, и, чем выше балл, тем меньше возможностей для сопротивления. И вот один из пальчиков несмело дотрагивается нижней губы и чувствует резкий поток воздуха, устремленный навстречу ему, а потом его, вместе с остальными накрывает большая ладонь, нежно сгребает в охапку, подносит ближе к губам, и Лена чувствует ласковый поцелуй в самый центр ладошки, и все это не расцепляя взглядов. Лена считала себя хорошей спортсменкой, в том числе и в водных видах спорта, но тут она понимала, что ей просто не выбраться, если он сам не позволит. И он позволил. Но она этого безумно не хотела. Поэтому, когда он вернула ее руку на стол и тихо прошептал: «Не надо, Лен…», - она и не вспомнила, что все это затеяла, чтобы отвлечь его внимание от ее вывиха, а потом потихоньку слинять. Но сейчас мысли про побег казались ей противоестественными. А если бы она могла задуматься хоть ненадолго, то поняла бы, что отвлекать внимание от руки с помощью этой же руки – тоже достаточно странная и, по меньшей мере, спорная идея.
А потом внезапно все показалось ей таким знакомым, как будто уже когда-то было, в прошлой жизни. А когда постепенно содержимое начало возвращаться в оболочку, до Лены начало доходить, что она наделала – если у них никогда и не было отношений, то сейчас Лена если и не начала их, то, по крайней мере, сделала неоднозначными; а если были, то она нарушила данную накануне договоренность - не выходить за рамки учитель-ученица. Она все делает не так! С ним надо прекращать двусмысленные отношения и возвращаться в спортивное русло, а вместо этого она сидит тут перед ним, как влюбленная первоклассница, готовая в любой момент грохнуться в обморок. Вот так вот Лена Кулемина за несколько минут перешла из состояния сладкой неги в чувство глубокой озлобленности на саму себя, поэтому уже совсем было вскочила со стула с намерением покинуть помещение, в котором даже воздух давил на мозг, но крепкая ладонь, которая совсем недавно нежно сжимала ее пальчики, с силой пригвоздила к месту:
- Мы еще не закончили… - и в ответ на Ленин недоуменный взгляд продолжил, - … с перевязкой.
С перевязкой, так с перевязкой – Лена было уже все равно, разоблачит он ее или нет и что об этом подумает, ей просто хотелось поскорее покинуть это помещение, и если ближайший к этому путь – перевязка, так давайте ее сделаем!
Бинты на руке настолько сильно спутались и перекрутились, что Лена переживала, что только один процесс снятия их сам по себе займет много времени. Но Степнов, со свойственным ему нестандартным подходом на этом даже заморачиваться не стал – просто достал ножницы и разрезал бинт вдоль руки, аккуратно стащил и брезгливо выбросил в мусорку. Потом он стал внимательно изучать руку, периодически хмурясь. Вот это действительно затянулось надолго, так что Лена не вытерпела:
- Виктор Михалыч, что вы там надеетесь найти? Рецепт от всех болезней, чтобы никто больше от физкультуры не закосил? – В ответ на его вопросительный взгляд Лена пояснила: - Вы ее так вертите, что скоро второй раз вывихните.
- Ну вот и хорошо, может от второго вывиха она на место и встанет.
Не успела Лена возмутиться, как он что-то нажал, и Ленка вскрикнула от боли:
- Вы чего?! Больно все-таки! – и она вырвала руку и потерла ее.
- Да, больно, но не так как при вывихе. Давай рассказывай, - он внимательно смотрел на нее.
- О чем? – Лена прикинулась окурком.
- Ну, я не знаю, про погоду можешь, - Степнов начинал злиться. – Я просто одного не понимаю – ну не хочешь ты на соревнования, надо было так сразу и сказать, зачем этот спектакль устраивать? Отказалась бы, и делов!
- Да уж, вам откажешь, - тихо прошептала Лена, поняв, что раскрыта. Но Степнов ее услышал.
- Но у тебя это прекрасно получается, - горько заметил он. – Ты что, так не хочешь меня видеть, что готова переломать себе все руки-ноги?
Лена пыталась сосредоточиться, чтобы вынести максимум информации из этой фразы, но его присутствие рядом напрочь сбивало ее с толку. Единственное, что она еще успела сообразить, так это то, что она отказала ему. «Ну не обязательно сразу думать про секс, Кулемина» - убеждала себя Лена. – «Мало ли какие жизненные обстоятельства бывают, может он денег у тебя попросил. Миллион».
Степнов расценил ее молчание по-своему:
- Молчишь? Лен, я никак не пойму тебя, - он говорил уже громче и эмоциональнее, чем вначале. – Ты делаешь одно, говоришь другое, имеешь ввиду третье – я так не могу. Ты уже определись, выработай одну тактику, а я пока пойду… голову прогуляю, - и он уже развернулся, но Лена успела схватить его за руку:
- Виктор Михалыч, вы не так все поняли, я это сделала не из-за тренировок – я очень-очень хочу на них ходить. Я это сделала из-за… из-за… - «Ну же, Лена, думай давай на кого спереть можно. Так, Наташа отметается сразу – она в курсе всего, единственная, кто поддерживает тебя, нельзя ее подставлять, Прокопьеву тоже жалко, она сегодня так расстроилась, что ей не дли спасти полмира… Кого ж не жалко?» - Алехиной! «А то что-то она сегодня больно веселая была».
- Алехиной?! – от удивления Степнов опустился обратно на стул.
- Ну да, понимаете, мы подозреваем, что она снова на таблетках.
- На каких еще таблетках? И при чем здесь твоя рука? – учитель вообще ни слова не понимал.
- Ну как на каких? Вы что, не помните? – «Блин, ну я-то откуда знаю, на каких, меня тут вообще не было. Виктор Михалыч, вы должны, просто обязаны быть в курсе этой истории!»
- Ах, эти… и что?
- Ну как что? Нельзя этого допустить! Правда мы с Наташей до конца не уверены, вот и решили за ней последить.
- В каком смысле последить?
- Ну как она играет…
- На клавишах она играет! Пальцами. Лен, что за бред? – Степнов не улавливал в словах некогда разумной Кулеминой ни смысла, ни связи, ни наличия какой бы то ни было логики.
- Да ничего не бред! – Лена тоже начинала злиться, потому что сама поверила в эту историю. – Просто во время игры обнажаются все эмоции, человеку ничего не утаить. Вот мы и решили на время вывести кого-то из строя, чтобы понаблюдать за Женей во время репетиций и выступлений.
- Знаешь, у вас во время выступлений такие лица, что я бы вас всех отправил на допинг-контроль. В общем, дело, конечно, ваше, но лично я считаю, что затея дурацкая, и уж точно не стоит из-за нее прогуливать тренировки.
- Вот я и хочу, чтобы тренировки все-таки были, - Лена обрадовалась, что разговор повернул в нужное русло.
- Ну и как ты объяснишь это остальным? Или на время тренировки на тебя благодать Божья снизойдет?
- Ну, скажу, что изучаю теорию стритбола и вырабатываю стратегию игры, - нашлась Лена.
Степнов только вздохнул:
- Кулемина, Кулемина, вечно тебя против течения несет! Давай руку свою, - примирительно сказал Степнов.
- Зачем? – не поняла Лена и на всякий случай отодвинула руку подальше, а то что-то уж больно разволновали ее эти ощупывания мнимобольной части тела.
- Ну как зачем? Будем продолжать поддерживать легенду, сделаем тебе перевязочку.
Лене совсем не хотелось, чтобы Степнов делал ей перевязочку, но судя по всему, выхода у нее особого не было. Нехотя вытянув руку, она почувствовала легкое прикосновение к своему запястью, к тому самому местечку, где проверяют пульс – это Степнов укладывал ее кисть так, чтобы было удобнее бинтовать. Лена даже не представляла, что там настолько нежная кожа – она как-то странно разволновалась. «Это все оттого, что я столько о нас думаю. Вот и мерещится всякое», - попыталась она хоть как-то успокоить саму себя. «Просто думай сейчас о чем-нибудь другом. Желательно о чем-нибудь неприятном, а то, небось, сияешь, как лысина дяди Пети».
- Чему ты улыбаешься? – спросил Степнов.
«Ну вот! Он уже заметил!» - в панике подумала Лена.
- Да просто вспомнила свою первую спортивную травму, когда я лодыжку вывихнула, - Лена лихорадочно соображала над вариантами ответа.
Степнов едва слышно засмеялся:
- Никогда не понимал, почему ты ее называешь спортивной, если ты просто запнулась о косяк двери.
- Но это была дверь в спортзал! – возмутилась Лена.
- Ах, ну тогда конечно, - мужчина спрятал улыбку. – Борзова, кстати, так и не поняла, почему я тогда выкрасил косяк в ярко-розовый цвет.
- Вы выкрасили косяк в ярко-розовый цвет? – недоуменно переспросила Лена. Она просто поверить в это не могла, да хотя бы просто потому, что Степнов и розовый цвет были несовместимы, как… спортзал и библиотека. Но потом Лена вспомнила неравнодушие со стороны библиотекарши к ее тренеру (почему-то Лене доставляло особое удовольствие называть его своим…тренером, в психологическую подоплеку этого обстоятельства она не хотела углубляться, поэтому в данном случае просто сделала себе поблажку) и переделала сравнение на безобидное «как день и ночь». Представив, как ее… тренер выкрашивает косяк этим гламурным оттенком, Лена не выдержала и рассмеялась:
- Почему же я так и не увидела этот художественный шедевр?
- Да потому что Людмилу Федоровну не устроил мой ответ о том, что все это я делаю для лучшего обозрения препятствия в виде двери и избегания травматизма в школе. В общем, - притворно разочарованно вздохнул Степнов, - она сказала вернуть все в первоначальное положение, потому как «этот колор не предусмотрен школьным уставом».
Ленка залилась еще пуще прежнего, представив этот диалог.
- Да не дергайся ты, Кулемина, я же перевязку делаю, - и Степнов придержал Ленкину руку для удобства второй рукой.
- Да какая эта перевязка? Так – муляж, - возразила Лена, в очередной раз отметив про себя, что разговоры не так уж и сильно отвлекают от его прикосновений.
- Ну, муляж-не муляж, а перевязку я делаю настоящую, так что будь добра – хоть немного посиди спокойно.
Спокойно Лена просидела совсем недолго, потому как чувствовала острую необходимость отвлечься на что-то еще.
- А какая у вас была первая спортивная травма, Виктор Михалыч? – наконец придумала она вопрос.
Степнов усмехнулся:
- Ну, если исходить из твоей логики, то первой моей травмой было то, как я потянул руку в школе.
- Это на турнике что ли?
- Почти. Подрался с судьей, - и мужчина мельком взглянул на девушку, проверяя ее реакцию.
- Вы что сделали?! – Лена не могла поверить в то, что услышала.
- Подрался с судьей, который судил соревнование. Мы просто не сошлись во взглядах, - попытался оправдаться он.
- С ума сойти можно! – Лена все никак не могла отойти от такой информации. – И это вы! Вы! Который всегда ратует за дисциплину!
- Ну вот потому и ратую. Не заратуешь тут после того, как команду на год дисквалифицировали со всех соревнований.
- Жестоко, - присвистнула Лена.
- Справедливо. Сейчас я это уже понимаю. Тогда со мной все мои друзья здороваться перестали, - на мгновение Лене показалось, что она увидела, как в его глазах промелькнула грусть.
- Ну все, готово! – Степнов вырвал ее из задумчивого молчания. Лена за этим беззаботным трепом почти и не заметила, что он закончил ее перевязку. Она посмотрела на свою руку, поверх которой лежала его, проверяя плотность перевязки. Неожиданно Лена с ужасом поняла, что не хочет отпускать ни его, ни его руку.
- Виктор Михалыч, - тихо сказала она, вновь с риском для жизни заглянув в его глаза. – Почему все так..? – она не знала, как выразить словами свою мысль.
- Как так, Лен? – переспросил он, но она по глазам видела, что он понимает, что именно она имеет ввиду.
- Так. Почему всегда не может быть как сейчас? Почему всегда не может быть, как раньше?


http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-40-00000192-000-20-0-1248887346

Спасибо: 62 
Профиль
abama



Сообщение: 319
Зарегистрирован: 19.01.09
Откуда: Россия
Репутация: 47
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.08.09 14:39. Заголовок: Степнов внимательно ..


Степнов внимательно посмотрел на нее, а потом вдруг спросил:
- Тебе как – правду или чтобы жилось спокойнее?
И как бы Лене ни хотелось узнать правду, тут у нее возникло очень большее желание выбрать второй вариант. В душевных метаниях она не обратила внимания на пронзительный взгляд Степнова, которым он ее одарил прежде, чем сказать:
- Все понятно, - после чего он развернулся и направился к двери. Уже схватившись за ручку двери, не оборачиваясь, сказал:
- Ну, придумай что-нибудь для спокойствия – у тебя это хорошо получается.
Наконец Лена собрала в себе силы:
- А если я хочу знать правду?
- А правду ты и сама знаешь – не маленькая, - и он ушел, хлопнув дверью.
Лене захотелось удариться головой о что-нибудь тяжелое. Несколько раз.
- Да не знаю я! – и она стукнула кулаком по столу от бессилия.
За этим занятием ее и застал Игорь Гуцулов:
- Лен? Ты что делаешь? – изумленно спросил он.
- А ты что не видишь – руку лечу, - и Лена еще раз залепила по столу якобы больной рукой, пытаясь выместить на куске дерева всю свою ярость от тупиковой ситуации. Вздохнула. Попыталась успокоиться. Выдохнула. Посмотрела на Гуцула уже не так, словно хотела перешибить его оглоблей:
- Все нормально, Игорь. А ты что хотел? А то Виктор Михылыч вышел… - Лена слегка запнулась на последней фразе.
- Ну, я собственно хотел узнать по поводу тренировок – будет сегодня или нет.
- Будет, - уверенно ответила Лена. – Приходи сегодня после уроков.
- А как же твоя рука? Как ты играть будешь?
- Ну, уж я как-нибудь со своей рукой сама разберусь, - разозлилась снова Лена и еще раз стукнула по столу. – Сейчас еще немного полечу, и как новенькая будет.
- Ну, дело твое. Но если ты не хочешь заодно вылечить и стол Степнову, то давай лучше на урок пойдем, - Лена заинтересованно взглянула на Игоря – судя по всему, он без нее отсюда не уйдет
- Хорошо, - согласилась она и позволила себя увести.
Зайдя в класс, она отыскала глазами Наташу и отозвала ее в сторону:
- Слушай, Наташ, прикрой меня перед девчонками, - «О, Боже, что я говорю? Теперь я боюсь реакции каких-то сопливых девчонок! Что дальше, Кулемина?»
-В смысле? – не поняла Наташа.
- Ну, просто после уроков я пойду на тренировку, а ты им скажи, что я в больницу ушла.
- Постой, Лен, какая тренировка? Степнов тебя с такой рукой играть не выпустит.
- Выпустит. Он все знает, - пояснила Лена.
- Что?! – изумленно воскликнула Наташа.
- Ну не все, - поправилась Лена. – Только про то, что рука у меня здоровая.
- А что ты ему сказала?
- Сейчас это неважно, времени нет. Потом расскажу. Ты просто девчонкам скажи, что я в больницу пошла. Я потом на репетицию подойду, уж не знаю, где она будет – в кафе или может еще в каком месте, которое нашей Жене приведется. Ты мне только смс потом сбрось. А после репетиции мы к тебе – репетировать.
Лена уже приготовилась к потоку вопросов, но тут на ее счастье прозвенел звонок, и в класс вошел учитель литературы из новеньких – Мирослав Николаевич Милославский.
Милославский был обладателем рыхлого тела среднего роста с явными признаками отсутствия физической подготовки. Но Лену настолько увлекли ее собственные проблемы и переживания, что она даже забыла возмутиться по этому поводу. Но все-таки во время уроков она честно пыталась сосредоточиться и усвоить материал. И первое, и второе получалось плохо, но Лена, как истинная спортсменка, не сдавалась.
Наконец прозвенел звонок с последнего урока, Лена незаметно выскользнула из кабинета с Гуцулом под мышкой и направилась в спортзал.
- Может, все-таки объяснишь мне, как ты собралась играть больной рукой? – пытался вразумить ее Игорь. Но Лена его уже не слышала – впереди был Он – спорт. Спорт, без которого она провела уже полтора дня, а по некоторым подсчетам, так полгода – каждую косточку тела ломило от нереализованности, Лена часто подавляла в себе желание потянуться, чтобы почувствовать свой организм, каждый мускул. Ей нужна была нагрузка – и не только для тела, но и для того, чтобы выкинуть из головы ненужные мысли. Она уже предвкушала, как сначала разомнется, потом возьмет в руки мяч, слегка втянет в себя воздух, почувствовав дикий азарт, а потом… а потом пусть только попробуют у нее его отнять! Все вокруг расплывется, растушуется, и только он будет в фокусе. Мышцы заныли от предвкушения, а она их умоляла подождать еще немного.
Едва зайдя в спортзал, Ленка бросилась к мирно лежавшему в углу мячу. Но как только она собралась взять его в руки, услышала грозное:
- Куда? Кулемина, ты, может, переоденешься?
«Черт!» - в своих грезах по мячу Ленка совсем забыла о таком обитателе спортзала, как Степнов. Сейчас же, при его появлении все тревожные мысли по поводу сути их отношений снова разом навалились на нее. «Черт бы тебя побрал, Степнов! Откуда ты только свалился на мою голову?!»
- Конечно, Виктор Михалыч, - и Ленка рванула в раздевалку, где начала яростно стискивать с себя одежду – во-первых, она была на себя зла за то, что вела себя совершенно неправильно в отношениях с тренером, а во-вторых, ей уже не терпелось начать тренировку. В итоге она выскочила раньше Гуцула и собралась воспользоваться этим, чтобы завладеть мячом, когда тот же голос поинтересовался:
- Ленка, а ты что, с повязкой играть собралась?
«Ну, просто какое-то проклятие, нависшее надо мной. Уж лучше бы я рассказала всем правду, чем теперь каждый раз перед тренировкой подвергаться процедуре перевязки».
- Извините, Виктор Михалыч, - сказала она разворачиваясь. – Просто так уже не терпится приступить к тренировке, что про все на свете забыла.
Ленка уселась рядом с тренером на скамейку и молча протянула ему руку. Степнов также молча начал разматывать бинт. У Ленки мелькнуло в голове, что она и сама бы могла справиться с этой процедурой. Время шло, они молчали, Ленку уже начинало это нервировать, она уже собиралась сказать что-нибудь про погоду, как в зал выбежал Гуцул.
- А что это вы тут делаете?
Степнов за этот вопрос недовольно покосился на Гуцула, но промолчал, предоставив возможность объясняться Лене.
- Гуцул, ты этого не видел, - с нажимом сказала она. – Если девчонки спросят, то меня на тренировке не было.
- Я так и не понял – с рукой то у тебя что?
- Одному любопытному по челюсти заехала, - Лене уже порядком надоели эти расспросы. Краем глаза она заметила, что Степнов одобрительно хмыкнул. – Слушай, Игорь, просто сделай, как прошу, и не задавай вопросов.
- Как знаешь, - и Игорь обиженно отвернулся.
Лена выругалась про себя – «В этой дурацкой жизни даже спортсмены, если и попадаются, то бракованные – этот вон разобиделся, как девочка, Степнов вообще ведет себя непонятно, да и я сама не лучший пример для подражания. Точно – это что-то в воздухе».
Когда руку ее избавили от бинтов, Ленка резко вскочила и тренировка началась. Всю тренировку Лена носилась с мячом, как угорелая, игнорируя Гуцула и замечания тренера. Наконец Степнову это надоело, и он наорал на нее, а заодно и на Гуцула, что они вообще то в одной команде играют, а не друг против друга, и что ни фига у них не получится, пока они не сыграются и не начнут чувствовать друг друга. Лену это немного отрезвило. Гуцул так вообще напрягся – по всему было видно, что он еще напрямую не сталкивался со степновскими методами обучения. Однако после этого игра пошла более-менее слаженная. Лена отметила, что Игорь хорошо играл, несмотря на то, что его техника сильно хромала. Было заметно, что азы баскетбола он познавал не в спортзале, а во дворе. Но Лена была уверена, что ее тренер все поправит, еще и не такие через его руки проходили.
Но пока она наблюдала только то, что Степнов тренировкой не очень доволен – он часто кричал и активно жестикулировал руками. В какой-то момент Лена поймала себя на том, что разглядывает их. Закатанные по локоть рукава куртки позволяли их рассмотреть. Почему-то они завораживали ее – сильные, загорелые, жилистые, с бешеной бьющейся прожилкой и выступающей косточкой у самого запястья. А потом длинные пальцы. Сильные и… нежные? Тут Ленка до боли закусила губу, чтобы вернуться к тренировке, на которую так рвалась.
После свистка она, в то время как Гуцул убежал переодеваться, присела на скамейку и показала Степнову руку. Он все прекрасно понял, сел рядом и приступил к своим недавно возникшим обязанностям. И снова они молчали, и Лене ничего не оставалось, как опять изучать его руки. Безумно хотелось до них дотронуться или чтобы они обняли, крепко-крепко. Поймав себя на этой мысли, Лена выругалась.
- Что такое? Больно? – тут же отреагировал Степнов.
- Виктор Михалыч, ну что вы такое говорите? Какое больно, это же все не по- настоящему.
- А что ты тогда ругаешься?
- Да это я на Алехину, - нашлась Лена. – Сейчас из-за нее приходится разыгрывать этот спектакль с рукой.
- Ну вы же подруги… - напомнил ей Степнов.
- Не знаю… - протянула Лена. Раньше ей такое в голову даже под кайфом не пришло, а сейчас рассуждает об этом, как о состоявшемся факте.
- Не понял?! – удивился Степнов.
- Нет, я не в том смысле, что мы не подруги, - быстро поправилась Лена, - просто мне иногда кажется, что это все из-за Ранеток. А вот чтобы было, если бы их не было? – Лена за эти два дня задала себе этот вопрос, наверное, раз двести, - были бы мы тогда подругами?
- С чего вдруг такие вопросы, Ленок?
У Ленки мурашки пробежали по телу от того, как он ее назвал. Раньше такого не было. Это было как-то необычно, но интимно и приятно.
- Ну просто я в последнее время стала замечать – мы такие разные… У Жени вообще нет спортивного духа, - грустно вздохнула она.
- То, что вы разные – это как раз ваша особенность: вы разные, но все равно вместе, в группе. А по поводу Алехиной… вот знаешь, если кто и обладает в вашей группе спортивным духом кроме тебя, так это Женя.
- Что?! – изумилась Лена. Она меньше всего ожидала услышать это от него. – Алехина?! И спортивный дух? Вы что-то путаете, Виктор Михалыч. Наверное, нанюхались физраствора из аптечки. Она же отжиматься нормально даже от скамейки не умеет!
Степнов тихо рассмеялся:
- Ленка, Ленка… Спортивный дух не означает, что его обладатель сам по себе спортивен. Это просто сильный духом человек, который готов плыть против течения, если придется.
- И что, Женя… она такая? – осторожно спросила Лена.
- А ты думаешь, что нет? Да ты только вспомни, как она начинала в Ранетках – я ее долго не хотел пускать туда, потому как сталкивался с ее сумасшедшим папочкой, но она не отступила и в итоге оказалась в группе. А потом? Родители были против, а она все равно рисковала, придумывала, нагло врала родителям, чтобы только не подвести вас и остаться в группе. А ведь она привыкла всю жизнь их слушаться. Ты хоть представляешь, что это такое - пойти против воли родителей?
Лена, почувствовав себя преступницей, виновато опустила глаза и тихо прошептала:
- Нет…
- Вот то-то и оно, - продолжал Степнов. – А она пошла. И никогда вас не подводила. Ну за исключением того случая в самом начале, когда она с сектой связалась. А на выступлении в скейт-парке, помнишь? – Лене оставалось лишь послушно кивнуть головой. – И ведь, когда вы залажали и опустили руки, только Женя вас и вытянула. Я тогда на нее просто другими глазами посмотрел. Да и та же история с таблетками – ведь когда все вскрылось, она, хоть и была от них зависима, без медицинской помощи смогла бросить их употреблять, а это даже взрослому человеку очень сложно, а тут… нестабильный детский организм. А она смогла. Так что, я думаю, что вы зря ее подозреваете в чем-то, хотя дело ваше, - закончил он свою мысль.
Лена сидела, как громом пораженная. Неужели все, что тут рассказал Степнов про Алехину? Неужели это она? Лена про нее никогда бы так не подумала, а тут оказывается… Действительно, настоящий спортивный дух. И Лена неосознанно загордилась своей дружбой с ней.
- Ну как, я тебя убедил?
- Что? – не поняла Лена, когда Степнов своим вопросом отвлек ее.
- Ну, убедил тебя, что у Алехиной настоящий спортивный дух?
- Еще как, – ответила Лена, поднимаясь – незаметно за разговором они закончили перевязку, и Лена подняла лежавший на лавочке телефон. Пришло смс от Наташи. Она сообщала, что они в кафе «Под мухой». «Одно из двух, - подумала Лена, - либо Алехина притащила все же их в это кафе, либо поделилась своей «радостью» с подругами».
- А вы случайно не знаете, где находится кафе «Под мухой»? – без всякой надежды спросила она.
Степнов удивленно посмотрел на нее:
- Так ты же…
- Я знаю, - перебил его вышедший из раздевалки Гуцул. – Я там работаю. Мне как раз сейчас туда, если хочешь, вместе пойдем.
«Что же, значит, это кафе по меньшей мере не выдумка».
- Хорошо, я только переоденусь, - и Ленка исчезла в раздевалке.

Они вдвоем шли с тренировки в кафе: Лена, погруженная в свои мысли, и Гуцул, весело о чем-то болтающий.
- Слушай, а ты хорошо играешь. Я, думаю, у нас отличная команда получится, - Лена отвлеклась на эту фразу Игоря и улыбнулась:
- Да, сегодня неплохо потренировались, но не более того. До единой команды нам ещё работать и работать, - она знала, что Степнов прав, и им необходимо сработаться в паре, иначе никакой команды просто не будет.
- Да, одна команда на площадке, одна работа в кафе, я думаю, всё срастётся, – «Интересно, что такое он имеет ввиду? Может это заигрывают так?» - и Ленка засмеялась этой своей мысли. Гуцул в это время быстро опередил ее на пару шагов и встал прям перед ней
- Слушай, Лен… Ты клёвая!
«Блин, так и есть… Я ему понравилась? Ну, вообще-то, он мне тоже – в баскет нормально так играет, выглядит ничего, поболтать с ним можно без напрягов. Может мне того… замутить с ним? А то все Ранетки, как я посмотрю, пристроенные, одна я как… Хотя у меня же вроде Степнов. Ну, уж нет, он не у меня, а у той Лены, которая была до меня, и мне абсолютно плевать, что там у них было, потому что сейчас мы договорились забыть об этом, и меня это устраивает! Почему я должна проживать чужую жизнь? Мне в ней многое не нравится! И парня я хочу нормального. А не на двадцать лет старше. Так что… как ты там Игорь говоришь? «Я думаю, все срастется», - и Лена улыбнулась ему, забежала на крыльцо, а он открыл перед ней дверь.


Ленка готовилась ко сну и решила разобрать диван – завтра выходной, хотелось хоть и немного, но поваляться. Тем более день сегодня был очень насыщенный – после кафе они с Наташей пошли к ней, и там Лене вбивали в голову азы музыкального образования, необходимые для игры в группе Ранетки. Это же им предстояло и на выходных.
Вопреки ожиданиям, Лене понравилось то, чем они занимались, даже больше того – ее охватил какой-то азарт, как на тренировках – это чувство применительно к музыке было для нее настолько дико и в новинку, что она даже не успевала удивляться. Еще она поразилась тому факту, что ей понравились песни группы. Это, конечно, были слюнавые тексты, но что-то от них подымалось и в ее душе. Теперь она изменила отношение не только к Жене, но и к Ане с Наташей, которые, как выяснилось, пишут для них песни. Вроде и простые слова и музыка, а доходят до глубин и находят отклик внутри каждого, даже у Лены.
- А сердце не спит, а сердце поет, а сердце тебя ждет-ждет-ждет-ждет, - напевала Лена, расстилая постель. Почему-то ей казалось, что эта строчка очень хорошо характеризует ее нынешнее состояние. «Интересно, как это у девчонок получается, песни писать?» - спросила сама себя Лена и тут же засмеялась, вспомнив, что ее-то тоже не минула чаша сия. Внезапно она ойкнула, зацепившись ладошкой за что-то острое. Просунув руку в щель между спинкой дивана и сидушкой, она нащупала что-то металлическое, ухватилась за предмет кончиками пальцев и извлекла на свет божий.
Когда она, наконец, рассмотрела, что именно это было, то от неожиданности выронила предмет и теперь на белых простынях контрастно выделялись часы. Мужские. И Лена могла с точностью до минуты сказать, где, когда и на ком видела их последний раз.
В последний раз она их видела на руке Степнова полгода, а точнее два дня назад. Он посмотрел на них, когда увидел, что она задержалась допоздна на тренировке.
- Вот это номер, - устало выдохнула Лена и опустилась на диван рядом с часами, боясь взять их в руки.
Наконец страх был преодолен, и она осторожно подняла их на уровень глаз, а потом крепко зажала в руки, ощущая тепло их владельца.
- Кто бы мне сказал, как вы тут оказались, - грустно прошептала она. – Может вы сами, - и она прижала их к уху, но в ответ услышала только «тик-тик-тик…», – понятно все с вами.
Лена устало откинулась на спину и прикрыла ладошкой глаза. Ей совсем не хотелось думать, как этот предмет оказался в ее постели. Но тут даже и думать особо не надо было, потому как напрашивался очевидный вывод – предмет оказался в ее постели вместе с хозяином, а потом соскользнул, возможно, во время каких-то активных действий с его стороны.



http://www.kvmfan.forum24.ru/?1-11-40-00000192-000-20-0-1248887346


Спасибо: 55 
Профиль
abama



Сообщение: 330
Зарегистрирован: 19.01.09
Откуда: Россия
Репутация: 48
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.08.09 16:16. Заголовок: Ленка тихонько засто..


Ленка тихонько застонала от бессилия перед тем, что было тут до нее.
Она даже не пыталась придумать какие-то спасительные версии про то, что Степнов тут не при чем, что часы украла у него охочая до блестяшек сорока, а потом случайно залетела к ней через окно и спрятала в диване – все это уже не имело смысла.
- Ну почему? Почему, как только я решу о нем больше не думать и не заморачиваться на тему того, что между нами было, как происходит что-то вроде этого? – Лена понимала, что это риторический вопрос, но не могла не задать его – возможно, кто-то все-таки ответит.
- Это все бесполезно, - прошептала Лена, заканчивая застилать постель и падая на нее сверху в пижаме.
«И вот зачем я только об этом думаю? Какое мне дело до того, что у них было? Ведь это уже прошло и никак меня не касается. А я только жизнь себе усложняю, и без того нелегкую, между прочим. Надо начинать новый этап: спорт, Гуцул, Ранетки по мере возможностей, но главное - это спорт!»
Лена выключила свет и улеглась, готовая заснуть. Но заснуть не получалось. А еще было жарко. Лена встала и открыла окно, но лучше не стало, и в глубине души она знала, что не станет, потому что жарко было от другого. Возможно, от постоянно мельтешащих перед глазами картинок с вариантами того, как он теряет часы. Откуда они только взялись, она ведь раньше никогда… а тут… его руки на ее теле… Лена лихорадочно замотала головой, пытаясь отогнать образы, но получалось плохо, а рядом лежали его часы и тикали громче стука ее сердца, и девушке казалось, что от них даже запах его исходит. Прорычав что-то непонятное Лена, резко перевернулась на живот и накрыла голову подушкой.
Кулемина сделал титаническое усилие, чтобы отогнать от себя образы. Образы отогнать получилось, но им на смену пришли воспоминания. Те, про которые и думать не хотела, не такие уж далекие – то, как она касалась его, то, как он касался ее, а потом этот сводящий с ума поцелуй в ладошку, полный нежности. И его такие мягкие губы, она ведь знала, что они именно такими и окажутся. Хотелось еще раз испытать это все. Хотя кому она врет? Хотелось испытать это все далеко не один раз.
И если про все остальное можно было сказать: «Это не я! Это она!», то сейчас стрелки перекинуть уже было не на кого – это была именно она, Лена, это делала именно она, и его действия спровоцировала тоже она.
Лена выругалась и бросила подушку в другой конец комнаты, за ней полетели и часы.
Поворочалась пару минут. Без подушки было неудобно. Часов тоже как-то не хватало. Выругавшись в очередной раз, Кулемина встала с постели, подняла выброшенные вещи и вернулась с ними в постель. Легла спиной, подсунула руки под голову и пристально посмотрела в потолок. Потом, приняв какое-то решение, резко повернулась к часам и ткнула в них пальцем:
- Значит так, я завтра выясняю, как вы здесь оказались, и мы закрываем эту тему! Больше я не буду думать ни о вас, ни о вашем хозяине! Вы меня поняли?
Часы ответили «Тик-так».
- Ну раз «Так», то давайте спать уже, - и Лена решительно от них отвернулась с твердым намерением заснуть. Если бы она могла проводить во сне анализ, то очень бы удивилась, что заснуть ей все же удалось.
Несмотря на то, что долго не могла заснуть, Кулемина проснулась невероятно отдохнувшей, посвежевшей, на щеках играл здоровый румянец. Не желая разлеживаться в постели, она весело вскочила с дивана и, напевая под нос «Бай, бай, Алиса…», весело направилась в ванную принимать утренние процедуры.
Смыв с себя остатки сна, девушка почувствовала себя еще лучше и, решив не затягивать утро, вернулась к себе, чтобы убрать постель, потом быстро перекусить и направиться к Наташе.
Встряхнув одеяло, она услышала, как что-то тяжелое грохнулось на пол. Нагнувшись, она пошарила рукой под диваном и извлекла из-под него часы.
- Черт! – выругалась она. – А я уже и забыла про вас, - она действительно забыла про них, поскольку ночью ей снилось что-то невообразимо приятное и наутро, проснувшись в прекрасном расположении духа, она напрочь забыла про вечерние неприятности. Ленка уселась на краешек постели и не сводила глаз с часов. Что-то ей не давало покоя, сознание упорно за что-то цеплялось.
Вдруг девушка побледнела. Она вспомнила, что ей снилось. Ей снились эти треклятые часы! Треклятые часы на его руке. На его руке, которой он прикасался к ней. Прикосновения не носили какой-то специфический характер, это были воспоминания из прошлого – как он, обхватив ее за талию, подсаживал на турник, как массировал растянутую мышцу – только во сне она воспринимала эти прикосновения не так, как раньше, а по-новому. Они ее однозначно будоражили, заставляли сердце стучать быстрее. Хотелось, чтобы они как можно дольше соприкасались с ее телом. А еще хотелось прикрыть глаза, откинуть голову и просто получать удовольствие. И она так и сделала, а когда откинула голову, почувствовала сзади его тело. Он тоже повел себя странно, как будто так и надо – его руки переплелись у нее на талии и крепче прижали к себе, а дальше Лена помнила только руки и то, что ей было очень хорошо и не хотелось просыпаться.
У девушки закружилась голова от воспоминаний о сне.
- Это ничего не значит, - сказала она самой себе. – Это просто дурацкий сон.
Но с этого момента сказочное настроение прошло, и все получалось из рук вон плохо: яичница у нее подгорела, чай она разлила, на нем же поскользнулась, по пути к полу, в попытке ухватиться хоть за что-то, зацепилась за стол, на краю которого стояла сахарница. На шум разбитой сахарницы и прибежал дед.
- Леночка, что случилось? Ты в порядке? – спросил он, увидев развернувшуюся перед ним картину.
- Да, дедуль, все хорошо. Просто хотела завтрак приготовить.
- Да? – скептически переспросил дед, помогая ей подняться. – А почему ты решила это делать на полу?
Лена оглянулась и застонала – яичница, которой было принесено столько жертв, тоже оказалась на полу.
- Да, не мой сегодня день, - проворчала Лена. – И что теперь делать?
- Ну, ты убери тут все, а я приготовлю что-нибудь, - предложил Петр Никанорович.
- Ну уж нет, - Лена не желала так легко сдаваться, и дело было даже не проклятой яичнице, она просто не хотела покоряться судьбе, принимать ход вещей такими, каким он стал, когда она проснулась пару дней назад. Она твердо верила, что если сейчас она не покорится, сумеет преодолеть то, что ей навязывала жизнь, то и в дальнейшем сможет подстроить ее под свои потребности и запросы. И с таинственным прошлым, наконец, будет покончено. О нем она уже и не вспомнит. – Дедуль, ты иди пока умывайся, а я тут все приберу и приготовлю завтрак заново.
- Ну, дело твое, - и Петр Никанорович собрался идти в ванную, как заметил на кухонном столе часы, которые Лена не понятно по какой причине принесла с собой на кухню.
- О! Ты нашла часы Виктора? А то он уже обыскался их, - на этих словах Лена, которая в этот момент как раз присела, чтобы убрать с пола все сваленное туда, замерла с осколком сахарницы в руке.
- Да, нашла, когда вчера диван разбирала, - осторожно сказала Лена, опасаясь реакции деда.
- А, ну так это он их, наверное, потерял, когда вы тут вместе жили. Занеси ему в школу.
«Мы вместе жили?! И он так спокойно об этом говорит?!» - мелькнуло в голове у Лены, но дед уже удалялся в ванную, напевая под нос «Просто мы такие детки, мы - Ранетки, мы – Ранетки…».
Лена на автомате продолжала убирать кухню, а в голове у нее происходила революция – мысли были не в ладах друг с другом, противоречили одна другой, и оттого, какая из них окажется сильнее, зависела вся дальнейшая жизнь государства под названием «голова Лены Кулеминой». «Нет, я просто не могу поверить, мы что, действительно жили вместе? То есть я жила со взрослым мужиком? А дед где был? Не в сумасшедшем ли доме? Я не очень удивлюсь этому, учитывая то, что он абсолютно спокойно говорит о том, что его несовершеннолетняя внучка какое-то время жила на одной жилплощади вдвоем с мужчиной на двадцать лет ее старше, который к тому же является ее учителем физкультуры!»
Лена остервенело рубила овощи для салата, пытаясь хоть на чем-то выместить свое настроение. Думать вообще не хотелось. Наконец завтрак был готов, а дедушка вернулся на кухню.
- Ну что, какие планы на сегодня? – спросил дед в ожидании своей тарелки.
- Да к Наташке пойду, будем музыкой заниматься, - и Лена передала тарелку деду.
- Хорошее занятие, - и дед принялся за еду.
Через некоторое время до Ленки донеслось его недовольное:
- Да…
- Что такое, дедуль, не нравится? – и она с сожалением посмотрела на еду. Сама она вкуса вообще не ощущала.
- Слушай, Лен, я думал, что Степнов научил тебя хорошо готовить окончательно и бесповоротно, - и Кулемин сокрушенно покачал головой. – А тут прям уровень десятого класса.
- А тебе раньше нравилось, - обиженно буркнула Лена. «Зашибись, теперь оказывается, что он меня уже и готовить учил! Теперь понятно, кто из меня сделал кисейную барышню. Ну, спасибо, Виктор Михалыч! А дальше я узнаю, что мы с вами вместо тренировок на пяльцах вышивали».
Упоминание о Степнове сделало свое дело, и если раньше Лена не чувствовала вкус еды, то сейчас она ей просто в глотку не лезла.
- Все, дед, я к Наташе, а то уже опаздываю, - и Лена быстро выскочила из кухни, чтобы тот еще ничего не ляпнул про ее свободное времяпрепровождение.
Покрутившись немного по комнате, она направилась в прихожую. В дверях остановилась и бросила последний взгляд на комнату, пытаясь вспомнить, не забыла ли чего. Глаза против воли остановились на диване. «И мы, вот на этом самом диване….» - против воли мелькнуло у нее в голове, которая в очередной раз закружилась. «Боже! Как мне это надоело!» С этой мыслью Лена выскочила за дверь.
Все выходные она провела рядом с Наташей, которая натаскивала ее на музыку, а в перерывах - и на учебу. Лена чувствовала себя жутко вымотанной – такого количества материала она никогда в себя не запихивала. Она привыкла к физическим нагрузкам, а умственными никогда особо не злоупотребляла. Она училась, как училась – материал усваивала легко, но особо в учебу не ударялась. А тут необходимо было втиснуть в себя огромный кусок ее жизни. Ведь музыке она не за один день научилась. Она была благодарна Липатовой за такую помощь, но недоумевала, по какой причине она все это делает, вместо того, чтобы развлекаться и проводить время так, как хочет. Когда она все-таки спросила Наташу об этом, та в ответ посмотрела на нее, как на сумасшедшую и сказала:
- Лен, ты что? Мы ж подруги.
После этого Лене стало ужасно стыдно, и она с удвоенной силой погрузилась в изучение аккордов. Музыка ее затягивала и интриговала, хотелось познать ее самую суть. А иногда хотелось просто играть и петь их песни. А больше всего хотелось на их общую настоящую репетицию, чтобы все инструменты сливались воедино, чтобы звонкий голос Новиковой (Наташа ей ставила диск с их песнями) разносился по помещению и вызывал желание задвигаться в такт. Лена сама удивилась, почувствовав необходимость динамично подрыгаться под их песни. Наташа хвалила ее и говорила, что у нее получается уже почти как сейчас, заявляла, что причина в том, что Лена на подсознательном уровне вспоминает все. Но Лена ей не особо верила.
Так прошли выходные. В воскресенье вечером она еле доползла до квартиры. У нее, у которой, как она думала, были натренированы все группы мышц, болело все тело, а особенно пальцы. Когда становилось особенно тяжело, она отдыхала, а Наташа просто ей играла соло. И Ленке нравилось. Нравилось слушать, нравилось смотреть на Наташу в этот момент, было видно, что она получает от этого больший кайф, чем слушатели, что она уносится в свой мир, в котором все не так, как здесь и сейчас, а так как хочется ей. Лене тоже очень этого хотелось, хотелось уйти от неприятностей, окружавших ее, и у нее это получалось – во время игры она о них и не вспоминала. Но вот в другой мир перейти не получалось, просто потому что его не было, Лена его не придумала. Точнее она думала, что придумала, ведь ее мечта – вечный спорт и движение, но почему-то под музыку о нем не думалось. В итоге она просто наслаждалась игрой.
А вечером накануне понедельника просто вырубилась у себя на диване, даже не подготовившись к занятиям.
Лена нервно переминалась с ноги на ногу перед спортзалом в ожидании, когда Милославский, наконец, выйдет. Она целый день провела в нерешительных попытках отдать Степнову часы, а заодно узнать, как они оказались в ее постели. И вот, когда она, наконец, решилась, заявился этот Вини Пух и стал грузить Степнова своими проблемами лишнего веса. И самое главное ведь, уже минут пятнадцать грузит. Да даже Лена за две минуты объяснила бы ему, что пирожков меньше жрать надо, а Степнов так вообще на раз-два такие вещи вдалбливал, так чего же он сейчас рассусоливает?
Лена не выдержала и приоткрыла дверь спортзала, тут же отлетев к стене, потому как ее чуть не сбил с ног потенциально худеющий Мирослав Николаевич. Он так несся, что даже не заметил девушку.
Лена, сообразив, что путь свободен, еще немного потопталась возле дверей, а потом решительно дернула их на себя.
Степнов обернулся на шум:
- Кулемина? Ты что-то забыла?
- Да… То есть нет… - «Черт! Соберись, это так просто!» - Это вы забыли, Виктор Михалыч.
- Я? – удивился Степнов.
- Да, - и Лена вытащила из сумки часы и положила на козла, почему-то она хотела избежать прикосновений его рук.
Степнов взял часы, покрутил их:
- Ленка, так это ж мои часы!
«Да вы что говорите? А я и не знала. Если бы это были не ваши часы, я бы столько и не переживала».
- Я их черт знает сколько ищу, они мне как память дороги – еще от отца достались. Так где ты их нашла?
- Дома… - Лена выдержала паузу, поизучав ножки козла, - у себя в постели. Диван разбирала и наткнулась на них.
Степнов не оправдал ее ожиданий и на этой фразе даже бровью не повел, а затем его лицо озарила догадка:
- Ну конечно! Это я когда тебя из клуба еле живую от твоих маклеров притащил, на диван положил, рукой зацепился, и они упали!
Лена совсем не разделяла радостного настроя своего тренера. «Это что выходит, я по клубам шлялась? Так еще и пила? А Степнов меня пьяную потом вытаскивал оттуда и потом домой тащил? Бред какой-то. Еще и маклеры какие-то… Это вообще кто? Так вроде на бирже кого-то называют. Чем дальше в лес, тем…»
- Ленка, ты чего замолчала-то? – спросил Степнов.
- А… да так… Ладно, Виктор Михалыч, я побежала, а то репетиция скоро, - и Лена в полубреду, в котором она находилась после заявления Степнова, направилась к выходу. Перед самой дверью остановилась от его голоса:
- Спасибо.
- Не за что, - повернулась. – И больше не теряйте. «А то еще одного такого раза я больше не выдержу».

Вечером Лена снова ворочалась в постели в попытке заснуть. Это глупо, но за три дня она успела привыкнуть к его часам – каждый раз, когда ложилась спать, она клала их рядом с собой на подушку, если разбирала диван, и под подушку, если нет. И дело было наверное даже не в часах, а в их хозяине – Лена чувствовала рядом с собой частичку его, и от этого становилось уютнее, комфортнее и вообще – как будто так и надо было. А сейчас действительно, как будто не хватало чего-то. А еще из головы не шло то, что сказал Степнов.
«Нет, я могу еще с очень большой натяжкой поверить в то, что я хожу по клубам – в конце концов тут все в какой-то степени деградируют, но в то, что я напиваюсь, как сапожник, и меня волокут домой… Хотя хорошо, что хоть не в вытрезвитель. У меня это просто в голове не укладывается. Хотя, когда я попала сюда, то первое время тоже хотела напиться и не скажу, что это желание у меня прошло окончательно. А что если в моей жизни такие перемещения во времени случаются частенько. Вдруг моя предшественница тоже скаканула во времени, проснулась – а рядом в постели Степнов», - у Лены аж дрожь по телу прошла от этой мысли, - «я бы так тоже первым делам напиваться до чертей побежала. А еще эти маклеры… В какое их место в легенде пришить?». Сегодня Лена поинтересовалась у Комарова, в принципе можно было у Алехиной или Платонова, они вроде тоже претендуют на звание интеллектуалов, но она на них была обижена из-за Игоря, а ведь уже почти изменила мнение о Жене благодаря лекции Степнова, а тут… ради прибыльного места для Колечки попросила маму турнуть Гуцула с работы. Ну вот кто она после этого? Из-за этого и пришлось подваливать к Комарову, который со знанием дела на пальцах объяснил, что маклер – это посредник во всяких торговых делах. Какие Лена вела торговый дела – она понятия не имела. В конце концов, она сделала вывод, что Степнов просто не знает истинного значения этого слова и использует его, как впрочем и другие слишком мудреные слова, в качестве ругательства. Ну вот и обозвал каких-нибудь парней, которые к ней приставали, маклерами.
Таким образом, сведя дебит с кредитом, Лена облегченно выдохнула:
- Все, больше не лезу в прошлые дела, что было, то было, и меня это не касается. Степнов ведет себя так, как будто ничего и не было, почему я должна напрягаться? Так что теперь только новая жизнь.
И Лена погрузилась в главное, как она себя пыталась убедить, воспоминание сегодняшнего дня – о концерте. Хотя это слишком громкое название для их выступления в кафе, но для Лены это показалось, по меньшей мере, представлением на какой-нибудь премии. Она очень переживала, Наташа ее успокаивала, как могла, но в тоже время говорила, что это помогает. И действительно, Лена чувствовала возбуждение от предстоящей репетиции, а когда взяла в руки инструмент, то от самой первой ноты и до последней ее вело легкое чувство полета. И кровь неслась по жилам, как после долгой и азартной тренировки. Первое, что она увидела, когда репетиция закончилась, это был радостный взгляд Наташи, которым она показывала, что все прошло отлично. Лена одними губами выдохнула ей: «Спасибо», и дрожащими руками отставила бас в сторону – необходимо было успокоиться.
На воспоминаниях о концерте Лена и провалилась в глубокий и безмятежный сон. Впервые за долгое время ее не мучили ни сны, ни образы, ни воспоминания.


http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-20-00000192-000-100-0-1250415638

Спасибо: 57 
Профиль
abama



Сообщение: 354
Зарегистрирован: 19.01.09
Откуда: Россия
Репутация: 49
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.09.09 09:01. Заголовок: После трудных неско..


После трудных нескольких первых суток в новой жизни остальные стали проноситься мимо Лены в своей обычной суетливой манере. Все постепенно налаживалось: она нагоняла школьную программу, в группе даже никто и не заметил, что Кулемина держит бас в руках не дольше недели. Кстати, Лена с каждой новой репетицией все больше и больше входила во вкус музыки, но что ее особо радовало, так это то, что ей можно было заниматься не в ущерб спорту, который, несмотря на насыщенность ее жизни, занимал главную часть ее сознания. Сейчас они с Гуцулом вовсю готовились к соревнованиям, и сегодня должен был состояться первый матч, который они должны провести в соседней школе. Лена ощущала радостное возбуждение от предстоящей игры, которого с ней давно уже не было. Она была уверена в своих силах и силах своего партнера. А уж какой у них тренер…
Лена твердо держала данное себе слово и больше не пыталась разобраться в том, что было у нее со Степновым, она перестала называть его про себя «своим… тренером», теперь это «их тренер», их с Игорем. Игорь оказался отличным парнем, Ленке рядом с ним было хорошо и весело. А самое большое его достоинство состояло в том, что он не напрягал ее. Он дал ей понять, что она ему нравится, но активных шагов не предпринимал, и Лену это полностью устраивало.
И все бы было хорошо, если бы ее с утра не беспокоило какое-то неясное чувство тревоги, как будто что-то должно было сегодня произойти.
«Дура!» - говорила она себе. – «Конечно, произойдет – вы их сделаете!»
Но интуиция подсказывала, что случиться должно плохое. И к спорту это никакого отношения не имеет, значит, вариант с проигрышем также отметался.
«А может это все потому, что репетиция прошла неудачно?» - предположила она.
Вчера вечером, когда они выступали в кафе Жениной мамы, из-за ссоры Ани и Наташи репетиция практически была сорвана, да так, что даже самые верные фанаты разбежались. Лена не знала, что произошло у этих двоих, Наташа ей не рассказывала, хотя они много времени проводили вместе, правда с каждым днем Лена все меньше и меньше нуждалась в Наташиной помощи. А Лена была ей искренне благодарна за помощь, да и вообще, все девчонки-ранетки оказались замечательными людьми: Женька – такая, как про нее и рассказывал Степнов, и Лена в том убедилась, когда они разобрались с недоразумением по увольнению Игоря; Аня – очень трогательная и готовая всем всегда помочь, очень много и не по делу переживала, однако все ее переживания были направлены в дело, а точнее, в творчество; ну и Новикова – оторва, так оторва, но какой у нее боевой дух! И абсолютно искренние эмоции, хотя раньше Лене казалось, что она много кривляется. В общем, все они были настолько разные, что только в таком составе группа и могла существовать, поскольку они своими противоположными качествами уравновешивали друг друга, и им никогда не было скучно вместе, поскольку в любую минуту кто-то из них мог выдать какую-нибудь идею, которая повергала остальных в шок, а на поверку могла оказаться действительно дельной.
«Нет, все-таки это ощущение не связано со вчерашним выступлением», - решила для себя Лена. – «Тогда что же? О Господи! Да ничего, просто накручиваешь себя почем зря», - и Лена продолжила собираться в школу.

К середине дня беспокойство не прошло, а даже усилилось, а на тренировке перед отъездом в школу, в которой должны были проходить соревнования, Лена не могла толком сосредоточиться. Еще и Степнов где-то ходил, хотя они уже должны были выходить, еще же надо было успеть зарегистрироваться.
Наконец в зале появился Виктор Михалыч – он шел, не видя ничего вокруг себя, потому что уткнулся в телефон, Лена бросилась ему наперерез, а за ней и Гуцул:
- Виктор Михалыч, ну где вы ходите? – наехала на тренера Лена. – Опоздаем же!
- Щас, третьего найдем и поедем, - и Степнов, не отрываясь от телефона, опустился на скамейку.
«Чего он несет? Какого третьего? Это что, секс групповой что ли?»
- Какого еще третьего? Мы с Гуцулом постоянно вдвоем тренировались?
- Третьего, запасного. На соревнованиях обязательно должен быть заявлен, - бросил два отрывистых предложения тренер.
«Черт, блин! Как же я забыла про это! Все-таки музыка не идет спорту на пользу. С этим надо что-то делать».
- А раньше вы об этом не знали? – уточнил Гуцул, которого тоже уже напрягала эта ситуация.
- Знал! Да я Пашку Дергунова хотел из 10 «А»! Он же в баскетбольной сборной играет, ему и тренироваться даже не надо.
- Ну и где он?
- В том то и дело, что его нет. Забрали сегодня на сборы.
- А что, без запасного нас к игре не допустят?
- Конечно нет, щас, третьего найдем.
- Ну вы скоро? – в спортзал ввалился Комаров, судя по всему, его сюда загнали девчонки. – Мы вас там с девчонками во дворе ждем. – «Ну, так и есть».
- Стас, - Степнов решительно поднялся Комарову навстречу. – Ты вовремя. – Хлопнул по плечу, пожал руку, обменялся с Комаровым приветствиями. – Третьим будешь?
- В смысле? – Стас при этом так хмыкнул, что Лена поняла – в голове у него только две догадки: одна та же, что посетила недавно ее, а о другой она подозревала.
- В смысле мячом владеешь? – да, Степнов мог поставить своими вопросам в тупик. – Ну в баскетбол играешь, - окончательно пояснил он свою мысль.
- А… ну не так, чтобы… А что? – Комаров плавно сливался с темы, когда понял, что ему хотят что-то нагрузить.
- Да какая разница. Чего я его спрашиваю? – и Степнов махнул рукой и отвернулся к Лене с Гуцулом, как будто спрашивая совета. – Это же неважно, нам же так, просто для галочки.
- Нам нужно третьего заявить, - попытался немного раскрыть перед Стасом основную мысль Гуцул. Но его попытка тоже не удалась.
- Запасного, чтоб к игре допустили, - Лена решила взять инициативу в свои руки, а то на бедного Комарова даже смотреть было уже больно.
- Ленка с Гуцулом все сами отработают, тебе только на скамейке посидеть.
Вот тут-то Стас и понял основную мысль.
- А, ну на скамейке-то посидеть я точно смогу.
- Все, отлично, двигаем, - Степнов быстро пожал руку Стасу и повел свою команду на выход.
Не успели они выйти из спортзала, как у Степнова зазвонил телефон.
- О! Это, должно быть, Кривощапов, я пытался его найти. Алло?
- …
- Да, это я.
- ...
- Что? Вы уверены?
- …
- Ну это точно я? Не так, как в прошлый раз?
- ...
- Как, как! Когда ваш муж напился и решил, что дождя долго не было!
- …
- Ну, я сейчас не могу! Вообще никак! Идите в подвал и перекрывайте воду, а я, как только освобожусь, – подъеду.
- …
- Что значит, закрылся в подвале, напился и заснул?! Он же вроде при вашем ТСЖ в штате состоит! И почему это он закрылся? Чтоб, не дай Бог, работать не заставили?

- Думать надо было, когда женился, теперь бы не прятался от жены по подвалам. Так, я сказал, что сейчас не могу! Что хотите делайте, но раньше, чем через три часа, я не смогу приехать!
- …
- Да вы совсем офанарели в ТСЖ своем?! Дверь они мне сломают! Я вам тогда от вашего Правления камня на камне не оставлю! Идите лучше в подвал дверь ломайте!
- …
- То, что моя дверь не такая крепкая, как подвальная, - еще не повод, чтобы выносить ее!
- …
- Хорошо, я приеду, но вас предупреждаю заранее: если что, вы всю оставшуюся жизнь без водоснабжения сидеть будете!
Степнов раздраженно отключился и засунул телефон в карман:
- Я соседей топлю, - зло бросил он.
- Да мы уже поняли, - досадливо заявила Лена. Она так ждала этих соревнований, а тут из-за того, что Степнов забыл закрутить кран, все встало под угрозу. – Ну что же вы стоите?! – не выдержала она.
- Думаю, - не выходя из образа, бросил тренер.
- Бросьте думать, надо действовать! – Лена была настроена решительно. – Давайте, скорее езжайте домой, открывайте им дверь и пулей на соревнования.
- Могу не успеть.
- Если вы перестанете говорить о том, что можете не успеть, то все успеете! – Лена была на грани с отчаянием – соревнования ускользали у нее из рук. Может быть, как раз по этому поводу и было плохое предчувствие.
- Ты не знаешь моих соседей, не удивлюсь, если меня возле дома отряд ОМОНа ожидает. В любом случае, я без протокола оттуда не уйду.
- И что теперь? Что делать то, Виктор Михалыч? А без вас на соревнованиях нельзя обойтись?
- Нет, конечно, Кулемина. Кто вас вообще знает? Может, вы дети с улицы. Вас зарегистрировать надо. Так… - Степнов почесал затылок, - кто из вас знает, как происходит процедура регистрации на соревнованиях? – и Степнов оглядел всех троих, стараясь не задерживать свой взгляд на Лене.
- Что за дурацкий вопрос, Виктор Михалыч?! – вскипела Лена. – Вы как будто не знаете, что я в курсе этой темы! Мы с вами этих соревнований прошли…
- Кто-нибудь еще знает? – Степнов явно не желал рассматривать ее кандидатуру, и Лену это бесило. К тому же он так и не сказал, зачем ему это понадобилось.
- Виктор Михалыч, ну что вы спрашиваете? Зачем? Ученикам все равно не разрешат проводить регистрацию.
- Если я позвоню – разрешат.
- Ну так что же вы стоите? Давайте звоните! – Лена была готова сама выхватить трубку из его рук и набрать номер.
- Да успокойся ты, Кулемина, - осадил ее тренер. – И дай сказать, наконец! По одному звонку не дадут, нужна бумага по специальной форме, что-то вроде доверенности.
- И она у вас есть? – осторожно спросила Лена, боясь спугнуть наклевывающуюся удачу.
- Есть, - ответил Степнов.
- Ну так давайте, мы впишем туда меня!
- Она у меня дома.
- Дома? – переспросила Лена, чувствуя, как удача ускользает меж пальцев.
- Да, дома, - раздраженно повторил Степнов. – Поэтому повторяю свой вопрос: кто-нибудь еще знает, как проходит регистрация на соревнованиях.
Только тут Лена поняла, почему он игнорировал ее, теперь ей самой захотелось, чтоб кто-то другой, а не она, умел это делать.
- Да что тут думать, - встрял Гуцул. – Я на официальных соревнованиях то и не был никогда, Стас тем более, так что Ленку берите, идите домой, заполняйте бланк на нее, а мы со Стасом пойдем, время потянем.
Лена понимала, что другого выхода нет, что надо торопиться, потому что времени практически не оставалось, что она сама буквально пару секунд назад прыгала, как на пружинах, лишь бы все быстрее шевелились, - все это она понимала, но все равно не могла заставить себя сдвинуться с места, так все ее существо заполонила мысль, что сейчас она пойдет к Степнову домой. И снова к ней вернулись прежние переживания, с которыми, как она надеялась, рассталась уже навсегда. Она не должна ходить с ним – если ей сейчас так плохо от одной только мысли об этом, что же с ней случится у него в квартире? Да какие соревнования? Она ручку не в состоянии поднять будет. Вдруг ей пришла в голову одна идея:
- Я все придумала! – радостно воскликнула она. – Вы пойдете с Виктором Михалычем и впишете меня, а я на соревнования… - глухо закончила она, потому как заметила, что парни уже ушли, и они со Степновым остались одни.
- Поздно, Кулемина. Убежали они уже. Нам тоже надо торопиться, - и он быстрым шагом направился к выходу из школы. Лена поплелась за ним.
Всю дорогу они шли молча, каждый думая о своем. Лена не подозревала, о чем думал тренер, но вот сама она, пытаясь вывести себя из состояния, в котором пребывала от новости, что идет к Степнову в гости, пыталась как следует разозлиться. И у нее это отлично получалось. Наконец, она не выдержала:
- Виктор Михалыч, - начала она довольно грубо, привлекая внимание учителя. – А вас никогда не учили перед выходом из дома проверять краны?
- Кулемина, ты на что это намекаешь? – Степнов тоже был не в лучшем расположении духа от всей этой истории, поэтому завелся с полоборота.
- Да я говорю прямым текстом: из-за вас мы можем не попасть на соревнования.
- Так и будет, если ты не перестанешь тратить свою энергию на разговоры и не прибавишь скорость, - получила жесткий ответ Лена. Если бы речь шла не о соревнованиях, которых Лена ждала так давно, то она бы не стала все это терпеть и пошла бы домой. А так она была вынуждена прибавить шаг.
«Интересно, я уже была у него?» - некстати мелькнуло в голове у Лены, за что она тут же себя и отругала: «Да какая разница! Это была не ты. И хватит переживать! Ты же была в гостях у Копейкиной, это то же самое!» Однако Лена лучше бы поселилась у Борзовой на неделю, чем пошла к Степнову. «Так, ты что, боишься его? Ты же никогда этим не страдала! Даже когда он орал на тебя. Он ничего тебе не сделает, так что прекрати трястись, дура». Самовнушение потихоньку начинало действовать, и Лена стала чувствовать себя лучше.
Они остановились около девятиэтажного дома.
- Ну вот и пришли, - констатировал факт Степнов.
Лена сглотнула: «Вот сейчас».
- Пойдем, - окликнул ее Степнов.
Зайдя в подъезд, Лена очень удивилась тому, что он пустой. Допустим, ОМОНа, как обещал Степнов, она и не ждала, но, по крайней мере, недовольные должны были высыпать на площадку в подъезде и перетирать косточки Степнову.
Поднявшись на нужный этаж, мужчина подошел к неприметной двери и погремел ключами. Но открыть ими дверь не успел, поскольку к ним на всех парах приближалась женщина средних лет довольно внушительной комплекции и агрессивно размахивала руками:
- Витенька, Витенька, - орала она на весь микрорайон.
«Я надеюсь, что это не очередная Светочка», - только и успело промелькнуть у Лены в голове.
- Что-то еще случилось Лариса Степановна? – устало спросил Степнов.
Но Лариса Степановна вряд ли могла сказать что-то в ближайшие минут пять, потому как, подняв свое тело до высот четвертого этажа, она, опершись рукой о грудь Степнова, шумно глотала воздух, махала другой рукой, по видимости пытаясь ей что-то сказать.
Степнов начал терять терпение:
- Давайте я вам помогу! Я затопил соседей снизу…
Лариса Степановна яростно замотала головой.
- Не снизу? – недоуменно уточнил мужчина. – Ну, соседей сверху я точно затопить не мог, если только шлангом…
Женщина снова отрицательно помотала головой.
- Так я не затопил? Чего вы мне голову морочите?!
- … затопил… - только могла выдохнуть из себя женщина.
- Да отдышитесь вы, в конце концов, и скажите, что случилось!
И Степнов стал показывать ей, как правильно дышать, так что последующие пять минут напоминали Лене занятия для беременных: дышите глубже, выдыхайте сильнее, чаще, а теперь через нос…
Когда Лене уже начало казаться, что еще немного, и она сойдет с ума, Лариса Степановна наконец нашла в себе силы сказать:
- Затопили не вы, - выдохнула она и продолжила копить силы для новой фразы.
- Что?! – от крика Степнова разве что только стекла в подъезде не повылетали. – Так зачем вы вытащили меня сюда?! Я, между прочим, не цветочки нюхал, у меня дела важные были!
И хоть Лена тоже жутко разозлилась, что из-за этой глупости они могут пропустить соревнования, но ей реально стало страшно за тетку.
- Да мы то сначала думали, что ты, - Лариса Степановна, судя по всему, полностью восстановила силы и достойно держала оборону, - а оказалось, что Лисовские с третьего.
- Так почему вы сразу к ним не пошли, а начали трезвонить мне?! – возмущению Виктора не было предела. – Ведь если топят второй этаж, то вполне естественно подумать, что с третьего!
- Ну ты что, Вить, как можно? – воскликнула, разведя руками, тетя Лариса (как ее окрестила про себя Лена). – Они же ученые, как они могли затопить?
- Запросто! – взревел Степнов. – Опыт проводили!
На крики Степнова вышла его соседка напротив – молодая женщина с длинными черными волосами:
- Привет, Вить, - поздоровалась она.
- Привет, Мариш, - Лене сразу бросилось в глаза их неофициальное обращение друг к другу и то, как Степнов, который готов был убить всех и каждого, при ее появлении заметно смягчился. Почему-то этот факт неприятно кольнул. – Представляешь… - начал было Степнов.
- Да я в курсе, я им говорила, что они ненормальные, - Лене переставал нравиться этот диалог все больше и больше, поэтому потянув Степнова за рукав, она сказала:
- Виктор Михалыч, нам пора.
Степнов снова развернулся к Ларисе Степановне:
- Благодарите не знаю кого за то, что у меня сейчас дела важные, а когда я вернусь, мой вам совет – начинайте вместе с сантехником прятаться по подвалам, - и с этими словами он потащил Лену из подъезда. О том, как он зол, Лена могла догадываться по ходящим под кожей желвакам.
Наконец они выскочили из подъезда, и Лена даже на мгновение зажмурилась от бьющего в глаза солнца.
- Сколько у нас осталось времени? – Степнов почему-то больше не одевал часы, которые Лена ему вернула.
- Пять минут, - сказала Лена, взглянув на экран мобильного телефона. – Плюс то, что парни вытянут.
- Тогда бежим скорее! – и он вновь схватил ее за руку.


http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000242-000-20-0-1251801426

Спасибо: 46 
Профиль
abama



Сообщение: 363
Зарегистрирован: 19.01.09
Откуда: Россия
Репутация: 51
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.09.09 03:51. Заголовок: Пару кварталов они н..


Пару кварталов они неслись так, как даже на соревнованиях никогда не бегали, потом вдруг Лена резко затормозила и потянула Степнова в сторону, отличную от той, куда они бежали. На его вопросительный взгляд она бросила:
- Я знаю короткую дорогу.
- Но там же завод, - удивился тренер.
- Вот через него и пройдем, я знаю ход, - Ленка ни на секунду не останавливала движение.
- Точно знаешь? – на всякий случай уточнил Степнов.
Лена резко обернулась так, что Степнов чуть не налетел на нее.
- Виктор Михалыч, еще немного, и я начну думать, что вы не хотите попасть на соревнования! – в ответ на его молчание добавила:
- Да, точно есть.
«По крайней мере, полгода назад был». Лена часто коротала дорогу домой через завод, если было еще не очень темно.
Некоторое время они бежали вдоль забора из металлической сетки, пока, наконец, Лена не увидела то, что искала:
- Вот она, - облегченно выдохнула девушка, указывая на проем, который образовался в результате перекуса некоторых звеньев сетки. Степнов недоуменно посмотрел на лаз, потом заинтересованно - на Лену:
- А скажи-ка мне, Кулемина, тебе никто не говорил, что портить чужое имущество - это противозаконно? Да… - протянул он, когда увидел, что Ленка, никак не отреагировав на его слова, уже перебирается по другую сторону забора, - … надо будет сказать Петру Никаноровичу, чтобы не давал тебе плоскогубцы, а то это ведь сегодня ты заборы перекусываешь, а завтра сейфы пойдешь вскрывать.
- Виктор Михалыч, не говорите глупостей, - Ленка уже смотрела на него сквозь мелкую сетку забора. – Я обнаружила этот ход случайно. Так что давайте, лезьте скорее, если хотите участвовать в соревнованиях.
- Ну-ну, - скептически проговорил Степнов, но через забор все же полез. – Между прочим, проникновение на чужую территорию тоже не совсем законно.
- Между прочим, - передразнила его Лена, - вы уже на этой самой чужой территории. И если не хотите, чтобы я вас сдала куда надо, ведите себя хорошо.
Степнов уже собирался ответить что-то двусмысленное, чтобы смутить Ленку и лишить, таким образом, ответа, как услышал странный звук слева от них.
Медленно повернувшись на звук, он увидел выходящего из кустов огромного стаффа, который, широко расставив передние лапы и чуть пригнув к земле морду, злобно рычал в их направлении.
- Кулемина, - осторожно, стараясь не делать резких движений, дернул за рукав девушки. – Быстро скажи мне, что ты в курсе этого обстоятельства и знаешь, что с ним делать.
Лена развернулась и тихо ойкнула, увидев «обстоятельство».
- Понятно, - обреченно выдохнул Степнов.
- Виктор Михалыч, - Ленка плотно прижалась к забору и начала медленное движение назад, Степнов последовал ее примеру. – А вы что, боитесь собак?
- Нет, собак я не боюсь.
- Так в чем дело?
- Так это разве собака? Это медведь какой-то.
- Да, я забыла, что вы больше по бегемотам.
- Просто надавал бы я некоторым девчонкам за то, что они ситуацию неверно докладывают.
- А вы бы вместо… - договорить она не успела, потому как собаке надоело смотреть за их постепенным отступлением, и она бросилась на них, а тренер, отреагировав мгновенно, дернув ее в противоположном направлении. Так быстро Лена не бежала еще никогда, через какое-то мгновение она почувствовала, что ее подкидывают в воздух, и она на чем-то повисла. Через секунду рядом с ней оказался и Степнов. Лена оглянулась – они сидели на заборе, на который ее забросил тренер, прямо посреди территории завода. Внизу прыгал их преследователь, громко клацая зубами и пытаясь ухватить своих жертв хотя бы за ноги.
- Ну и что дальше? – Лена на всякий случай поджала ноги.
- В каком смысле?
- Так и будем тут сидеть? И как долго? Пока он не сдохнет? Так к тому времени не только соревнования закончатся, но и Олимпиада в Сочи пройдет.
- Кулемина, уж кто-кто, а ты попридержала бы свой сарказм, или мне напомнить по чьей милости мы тут оказались? – и Степнов хмуро сдвинул брови.
- Да я ж для нас… - Лена от возмущения не могла найти слов, поэтому слегка ударила Степнова кулачком в грудь. От выпада тело ее слегка покачнулось и, не удержав равновесия, она стала падать вниз, уцепившись в качестве спасения в футболку тренера. В результате они оба свалились с забора, но на их счастье, по другую сторону от стаффа. Лена, ожидавшая болезненного приземления, была приятно удивлена мягкостью посадки, однако это впечатление сразу же пропало под тяжестью физрука, навалившегося сверху.
Лена крякнула, пытаясь пошевелиться под весом мужчины.
- Виктор Михалыч, а не могли бы вы переместиться в пространстве ненамного, а то мне дышать сложновато.
Степнов, придя в себя, перекатился на не занятую Леной площадь.
- Да, повезло нам, - сказал он, оглядевшись. Лена последовала его примеру – «действительно повезло». Они упали на большую кучу опилок и мелкой деревянной стружки.
- Надо выбираться отсюда, - и Степнов, поднявшись, спрыгнул с кучи на землю. Ленка, не долго думая, последовала его примеру.
- Черт, вся в опилках, - и девушка похлопала себя по бокам, пытаясь отряхнуть с себя продукты деревообработки.
- Зараза, - сдавленно промычала она.
- Что такое? – среагировал Степнов.
- Да под одежду залезли, колются, - Ленка извлекла из-под футболки небольшую стружку и продемонстрировала ее.
- Да, честно говоря, у меня тоже, не самые приятные ощущения, - мужчина залез рукой под футболку и отодвинул ее от тела. – Надо бы снять это с себя и вытряхнуть.
- Что, прям здесь?! – Лена себе с трудом представляла.
- Ну, ты можешь перелезть обратно и сделать это там, - с этими словами Степнов снял куртку и расстегнул олимпийку.
Лена сглотнула:
- Виктор Михалыч, ну тут же люди?
- Да? – Степнов огляделся. – Лично я кроме нашего ласкового друга и нас с тобой никого тут больше не видел.
- Вот именно: нас с вами, - сказала Лена с нажимом.
- Ой, Кулемина, спортсменов это вообще никогда не останавливает, мы ж в любых условиях переодеваемся. Ну, отвернемся и делов-то, - и Степнов демонстративно повернулся к Лене спиной.
Лена попыталась еще раз сглотнуть, но в горле пересохло.
Отвернувшись, она сняла с себя куртку, потом кофту, аккуратно повесила их на ветку дерева. Затем вцепилась в края футболки, помедлила немного, затем решительно стянула ее с себя одним резким движением. На улице было морозно, но она этого даже не заметила. Почувствовав, что за ней наблюдают, она вскинула голову и увидела чей-то глаз в щели забора. Дернувшись, Лена прижала футболку к себе, но потом узнала всевидящее око стаффа.
Поразмыслив немного, Лена между собакой и спиной Степнова выбрала последнее. Повернувшись, она уже собралась вытряхнуть футболку, как краем глаза заметила, что тренер таким же резким движением, как и она, стянул через голову футболку. На одно короткое мгновение Лена вообще забыла, где находится. Даже глотать уже не хотелось. Нельзя сказать, что она до этого не видела полуголых мужчин, ведь в спорте такое сплошь и рядом, но еще ни один из них не вызывал в ней такую тупую реакцию: в голове вообще ни одной мысли, а все мышцы тела сначала резко напряглись, а потом размякли. В довершение ко всему ее стало подташнивать. К тому времени, как к Лене начала возвращаться способность соображать, тренер уже натягивал на себя одежду. Лена испуганно вздрогнула, наспех вытряхнула футболку и натянула ее на себя, поморщившись, потому как не все стружки успела отцепить.
Степнов еще немного подождал, а потом спросил:
- Ну что, Кулемина, готова?
- Д-да, - почему-то голос у нее дрожал.
Степнов повернулся и внимательно посмотрел на ученицу, а она как к земле приросла от этого взгляда, чувствуя себя кроликом, которого сейчас заглотит удав.
- Ты что, хочешь, чтобы мы проиграли?
Степнов настолько огорошил ее своим вопросом, что Лена сначала даже не нашлась, что ответить.
- Ты футболку наизнанку одела, - пояснил тренер. – Помимо того, что это не эстетично, что, собственно говоря, только твое дело, это еще и примета плохая.
Лена медленно перевела взгляд на футболку: так и есть – наизнанку.
- Так, ладно, отворачиваюсь в последний раз, а ты, будь добра, сделай на этот раз все, как надо, а то мы и так опаздываем.
Лена как в тумане наблюдала за тем, как Степнов снова отворачивается. Быстро стянув футболку, она вывернула ее и вновь натянула. Молясь, чтобы на этот раз она ничего не напутала, Лена схватила куртку с дерева и пошла к выходу. Проходя мимо Степнова, она бросила:
- Пойдемте.
Она уже прошла достаточно, когда услышала его:
- Стой.
- Что? – Ленка остановилась и развернулся. Степнов подбежал к ней.
- У тебя все волосы в опилках, - он провел рукой по своим волосам. - Судя по всему, и мои тоже.
- Черт! – Лена дотронулась до своих волос и поняла, что он прав. Она тряхнула головой и начала пропускать пальцы сквозь волосы, так как расчески с собой у нее не было. Степнов занимался тем же самым.
- Ну как, все? – спросила она через какое-то время.
Степнов критично ее осмотрел:
- Нет, давай помогу.
Лена даже ответить ничего не успел, как он приблизился к ней вплотную и запустил свои пальцы в ее волосы. Девушка старалась не замечать его прикосновений и не видеть его так близко, с этой целью закрыла глаза, но тут же усилили свою работу рецепторы обоняния и осязания, проще говоря, крыша ехала от его рук, которые нежно перебирали волосы, и терпкого запаха, который представлял собой сложную смесь из парфюма, запаха кофе, мятной жвачки и чего-то истинно мужского. Внезапно Лена почувствовала, как его пальцы прикоснулись к шее, слегка поднялись вверх, задержались у местечка за ушком, а потом вновь нырнули в волосы, за что-то потянули и извлекли на свет божий. Лена чувствовала себя кошкой, у которой почесали за ухом. С трудом разлепив глаза, она увидела, что тренер вытащил из ее волос еще одну стружку.
А еще он был так близко, его лицо, сосредоточенное в попытке найти еще что-то, находилось буквально в сантиметре от нее. Лена решила воспользоваться ситуацией и подняла руку к его голове, провела подушечками пальцев по кончикам волос. Жесткие волоски приятно щекотали. Не почувствовав сопротивления, Лена продолжила свой эксперимент и углубила зону исследования. Со своей стороны она ощутила, как Степнов, зарывшись в волосы, слегка надавил на затылок, нежно массируя кожу. Было настолько приятно, что Лена против воли отдалась в его руки, слегка откинув голову. Сама же она, уже не стесняясь, прихватила рукой его волосы и слегка сжала их. В ответ она неожиданно услышала непонятный звук, который издал мужчина. Это было что-то очень низкое, глухое и почти без согласных.
Лена испугалась и хотела отпрянуть, но его ладонь уверенно легла ей на затылок, а большим пальцем он почти невесомо дотронулся до ее мочки. Все вокруг как туманом заволокло, Лена забыла про собаку, про соревнования, про то, что она преодолела полгода во времени за одну ночь, даже про то, что она – Лена Кулемина, весь ее мир сейчас сосредоточился в одном человеке, чье дыхание приятно щекотало ее шею.
Вдруг в ее затуманенное сознание ворвался чей-то крик:
- Эй, вы что тут устроили? Кто вас сюда пустил? И где Бусинка?
Хрупкий мир, в котором Лена пребывала в последние пару минут, раскололся от грубого голоса. Она как будто проснулась после долгого сна и медленно пыталась прийти в себя, понять, где она и что вообще происходит. Она с удивлением посмотрела на Степнова, как будто в первый раз его увидела. Затем обернулась туда, откуда доносился голос - там стоял пожилой бородатый мужик в телогрейке и держал в руках двустволку.
- Мы сюда случайно забрели, а ваша собака нас чуть не загрызла, так что если не хотите неприятностей, то быстрее выведите нас отсюда, - голос тренера доносился как из другого измерения.
Потом они куда-то пошли, потом быстрее, а в конце даже побежали. Окончательно пришла в себя Лена только в раздевалке.

Они возвращались с соревнований: впереди шли Ранетки со Стасом, чуть поодаль от них - Гуцул, Платонов и Степнов.
Девчонки о чем-то тарахтели без умолку, а Лена пыталась выветрить из себя разочарование. Потому что от понимания его причины становилось очень тревожно, ведь оно не было вызвано ни травмой, ни ходом матча, ни тем, что Наташа ушла, вновь поцапавшись с Аней.
И вообще, практически все было хорошо, они пришли почти вовремя, то есть они, конечно, опоздали, но Новикова так заболтала организаторов и судью, что в принципе у Степнова было еще время на убиение Ларисы Степановны и уничтожение следов преступления.
Лена немного потупила в раздевалке, приходя в себя, но ее тут же позвали, так что времени на подумать у нее не оставалось – на соревнованиях она всегда настраивалась на игру и не позволяла себе думать о чем-то постороннем. К одиннадцатому классу это дошло до автоматизма – срабатывал блокатор в голове, тумблер переходил в другое положение и перекрывал все мысли, которые не были связаны с игрой.
А потом такая сладкая и долгожданная игра: обводки, пасы, пробежки, броски, обманные маневры, подножка, она на полу, снова эти руки, черт, блокатор, проигрываем, надо, пустите, спортивная злость, Гуцул здорово отомстил, последние минуты, проигрываем, сейчас, бросок, да! Ну где же ты? Почему тебя нет? Гуцул, не ты, смотришь. Ну что же ты? Эх…
Лена напряглась, услышав свое имя:
- Ленка, ну ты молодец! Взяла-таки и забила этот мяч, – радовалась Женя. Лена уже привыкла к ее радостно-возбужденному состоянию и поняла, что это просто такой позитивный человек и наркотики тут не при чем.
- Да, круто было! Как оно в кольцо тыдыщ! У меня чуть сердце в пятки не ушло, - Лена улыбнулась на эту реплику Новиковой. Девчонок на соревнованиях охватил спортивный азарт. Судя по всему, они первый раз были на таком мероприятии и теперь радовались как дети.
- Спасибо, хотя без Гуцула я вряд ли бы так кинула. Он всю работу сделал и пас клевый дал, - Лена не собиралась присваивать себе победу, ведь Гуцул действительно здорово сегодня играл, а как он отработал Ленкиного обидчика! Любо-дорого посмотреть, и не придерешься – жесткий контакт.
- Да, Гуцул молодец, всю игру продержался, – согласилась Женя.
- Да, здорово, - Аня тоже была на волне.
- В отличие от меня, я чуть все не запорол, - Стас очень не любил что-то делать некачественно, поэтому сейчас занимался самоедством.
- Да хватит тебе, Стас! – Лера за своего парня была готова на что угодно, даже самому ему вправить мозги. - Что ты в самом деле? Тебя ж пригласили на скамейке посидеть. Ну вот – на скамейке ты сидел отлично, – да, Лерка умела разрядить обстановку своими фразочками, как никто другой.
- А вот кое-кто на скамейке плохо сидел, - судя по всему, Аня сейчас начнет гнать на Наташу, как же они уже надоели со своими разборками.
- Ну что вы там не поделили? – Лера тоже не понимала сути проблемы.
- Ты не видела?
- Нет, я болела.
- Так вот пока мы все болели, Наташа сидела и автографы раздавала. А мне кажется, это неправильно, - возмущению Ани не было предела. - Ей вообще по фигу на группу и на все остальное. Идемте.
Лена не знала, что там происходило у Ани с Наташей, но ей это все не нравилось, потому как разобщало группу, которую Лена уже начала считать своей командой. Как она поняла, у Ани с Наташей всегда были какие-то разногласия, причина которых уходила далеко в десятый класс, поэтому знать о ней Лена в принципе не могла, а Наташа ей не рассказывала.
И вот сейчас при малейшем поводе девчонки начинали цепляться друг к другу. Наташа, конечно, поступила не лучшим образом: пришла болеть на соревнования и стала давать автографы. «Ну а с другой стороны, - подумала Лена, - вот если бы я была на ее месте, пришла поболеть за кого-то, а ко мне подошли и попросили автограф. Ну не откажешь же человеку… да, Кулемина, вот так все и начинается. Сначала ты здоровому духу соревнований предпочитаешь не несущие под собой ничего росписи в блокнотах, а потом и глазом не успеешь моргнуть, как помашешь спорту кружевной перчаткой».
Закончив анализ Прокопьево-Лагуткиных заморочек, Лена вернулась к своей проблеме, как называла ее Лена – проблеме с большой буквы. Буква, естественно, была «С». Она даже не пыталось разобрать то, что случилось на заводе, так как это слишком походило на временное помутнение рассудка, а это уже от нее не зависело, так что думать об этом смысла не было. Но временами она, против воли, вспоминала о своих ощущениях там. Так произошло и в конце матча. Она была так горда собой, что забила этот решающий мяч, что они выиграли благодаря ей. Единственное, чего ей не хватало в этот момент, чтобы он подбежал, обнял, как всегда это делал, в эти моменты у нее трещали кости, потому что темперамент Степнова в радости не уступает его темпераменту в ярости. А тут еще Гуцул полез обниматься! Нет, он конечно, молодец, играл здорово. Да и вообще классный, но вот сейчас, именно в этот момент, ей был необходим другой человек. Без него вся радость от победы сошла на нет. Лена оглянулась в поисках него, он печально посмотрел на нее, развернулся и вышел из спортзала. А Лена вспомнила, как смотрела на него сегодня, когда он переодевался, и ей еще сильнее захотелось почувствовать себя в его объятиях, но теперь уже по другой причине. О ней Лена вообще не хотела думать, даже называть ее не хотела.
Вот так и получилось, что, возвращаясь домой с соревнований, о которых так мечтала, и на которых показала весь свой класс, она не выглядела счастливой, особенно на фоне Ранеток, которые радовались больше нее.



http://kvmfan.forum24.ru/?1-11-0-00000242-000-20-0-1251801426


Спасибо: 54 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 96
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия