Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 2326
Настроение: Сочинительно подчинительное ))
Зарегистрирован: 09.02.09
Откуда: Москва
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms31: Победитель конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.16 01:07. Заголовок: Лжец


Автор: rozmarin
Фандом: Ранетки
Название: Лжец (Хочу с тобой, но нельзя)
Рейтинг: R
Жанр: Romance, action, немного ООС и AU
Пейринг: КВМ
Статус: в процессе


Поддержу наших творческих девчонок. За компанию веселее. И не так... стремно, что ли



Всегда сочиняй мечты. Есть миллионы шансов, что скоро будет все сбываться. (с) Спасибо: 13 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 6 [только новые]







Сообщение: 2327
Настроение: Сочинительно подчинительное ))
Зарегистрирован: 09.02.09
Откуда: Москва
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms31: Победитель конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.16 01:09. Заголовок: Жизнь есть только т..


    Жизнь есть только там, где есть любовь.
    Махатма Ганди.


Платонов бледнел, краснел, то и дело вытирал вспотевшие ладони о школьные брюки и тяжело вздыхал. Сам вызвал Кулемину на разговор, но все никак не мог приблизиться к сути беседы. Ходил вокруг да около.
- Лен, только не смейся! Поклянись, что не станешь!
- Ты это уже десять раз сказал, - закатила глаза Лена. – Вопрос-то в чем? – Она уже начала уставать от невнятного бормотания одноклассника.
- У нас с Женькой… ну…. Вроде как, встречаемся мы. И я рад, конечно, но с ней же надо… целоваться там, обнимать ее.
- И?
- Она ждет от меня, понимаешь? Ухаживаний там, чтоб приобнял и все такое. А я не могу!
- Слушай, перемена десять минут, я еще не завтракала. Давай ближе к делу! – перебила его Лена.
- Я до Женьки ни с кем не встречался. Совсем. И опыта нет, а вдруг она смеяться начнет…. – Коля набрал в грудь воздуха побольше и выдохнул. – В общем, научи меня целоваться.
Кулемина вытаращила глаза и… рассмеялась.
- Ты охренел, Платоныч?! Я тебе курсы пикапа, что ли?
- Ты обещала не смеяться! – вспылил Николай.
- Да я сейчас заплАчу! Ничего глупее не слышала в своей жизни. У тебя Женька есть – на ней и тренируйся!
- Она сразу поймет, что я не умею целоваться. Черт, но ты-то ведь умеешь! Я точно знаю… – он запнулся и густо покраснел, хотя секунду назад белее него были только облака в погожий летний денек. Лихорадило Николая знатно, Лене даже жаль его стало на доли секунды.
Откуда взялась такая уверенность в Ленкином любовном мастерстве, осталось за кадром. Может, Гуцул разболтал (хотя с чего бы Игорьку откровенничать с ботаником Платоновым, они здоровались-то через раз, даром, что в одном классе учились). А может, Комаров. На тренировке Лена ему проспорила. На желание. У команды лица вытянулись, когда Стас прилюдно озвучил «наказание для проигравшей»:
- Хочу, чтобы ты меня поцеловала.
Кулемина оторопела, но вида не подала.
- А сам-то что, боишься?
Обидная усмешка только подзадорила наглеца.
- На слабо берешь? Я не гордый.
Сзади холодная стена, впереди Комаров, обалдевший от собственной смелости и горячий, как печка. «Расслабься» в губы, его обжигающие ладони по плечам, чтоб и не думала отстраниться в ответственный момент. Целовал так, что у Лены голова закружилась. И хотя ей понравилось, она не видела причин менять свое отношение к Стасу, да к остальным одноклассникам тоже. Ну какие могут быть романтические чувства к тем, кого она еще совсем недавно колотила совочком по вихрастым макушкам? Ребята из команды – это почти родственники. Смешно глядеть на них как на объекты обольщения. Они сто лет дружат, всю жизнь на соревнованиях одну раздевалку делили. И вот началось… Эпидемия. То Егоров сумку не отдает, «донесу до дома, если позволишь проводить». Неси, что ж с тобой делать. То здоровый увалень Петька (тот самый, которому она в третьем классе нос разбила) конфеты таскает, «я знаю, ты любишь мармелад». Мармелад-то она, конечно, любит. Именно такой, в квадратных розовых коробках, только не припоминает, чтобы говорила об этом Петьке. И вот нате вам! Пришла беда откуда не ждали – Платонов поддержал тренд сезона. Может, в воздухе что-то распыляют? Или в воду добавляют?
- Да чего ты ко мне прицепился, не целуюсь я, не умею, - ушла Кулемина в глухую оборону. Коля – неплохой парень, добрый, умный, но за сегодня он уже порядком надоел Лене своими подростковыми трудностями. Она направилась к выходу из спортзала, Платонов увязался за ней, попутно продолжая канючить:
- Лен, что тебе стоит?! Хорошо, смотри, у меня вот… пятьсот рублей есть. Могу заплатить!
- Ты меня ни с кем не попутал?! – рассердилась она. – Отвали!
И Лена что есть силы толкнула настырного одноклассника в грудь. Тот даже с места не двинулся, крепкий малый. Стоял стеной, не обойти, не объехать. А еще говорят, что ботаники – задохлики и дрыщи.
- Кулемина, будь человеком, как друга прошу! Я для тебя, что хочешь, сделаю, вот проси взамен любую вещь! – затараторил Платонов и снова побелел, как манная каша. И о чем только этот отличничек думает? Женька – ее подруга, они вместе пуд соли съели, если не два! Как же она подружкиного кавалера в уста сахарные целовать будет? Но Платонов уперся в свое – умолял, за руки хватал.
- Просто покажи, как это делать – и все! ОДИН раз.
Лена сдалась, хотя и проклинала себя потом последними словами.
- Встречаемся за кулисами в актовом зале, после шестого урока, – торопливый заговорщицкий шепот. – Спасибо, Ленк, ты настоящий друг!

***

Пачка грамот легла на стол. Все это богатство сегодня передал ему директор школы Николай Павлович Савченко. И не просто отдал в руки, а даже речь произнес: «Не ожидал я, Витя, что ты таким перспективным окажешься. Шанс тебе дал, хотя сомнений было масса, а ты взял и всех порвал!». Отеческое похлопывание по плечу, гордость во внимательном взгляде поверх очков. Похвала Савченко была настолько искренней, что Виктор против обыкновения невольно растрогался. Что тут скажешь, если он сам от себя ничего подобного не ожидал. Как не ожидал и того, что траектория его жизненного пути такую лихую петлю сделает. Кто бы ему раньше сказал, что его занесет в школу – малолетних хулиганов в людей превращать – ни за что не поверил. Еще и у виска бы покрутил. Вот какого лешего ему, светскому тусовщику и обеспеченному человеку делать в казенных стенах муниципального учебного заведения? Вставать в шесть утра, ходить на планерки в учительскую, писать тонны бумажек, заполнять журналы и – самое сложное – ежедневно по семь уроков в день вкладываться в чужих детей, выстраивать с этими маленькими хитрецами отношения так, чтобы они не только слышали тебя, но и слушали? Фантастика! Но захочешь жить, еще не так раскорячишься. Выброшенный из реальности белоснежных яхт и роскошных проституток, он обнаружил себя в выкрашенном дешевой синей краской зале спортивный школы типового спального района. Вот такая насмешка судьбы. Был ли у него выбор? Разумеется. Остаться миллионером посмертно и кормить червей где-нибудь на дне забытого Богом ущелья. Или же бросить все, что ему принадлежит, но выжить. Философия Курта Кобейна с его «живи быстро, умри молодым, оставь красивый труп» никогда не была Степнову особенно близка. Еще о красоте своего трупа он не переживал! А вот «поспешишь – людей насмешишь» - это теплее, гораздо теплее. На тот свет спешить нечего. Жизнь всегда лучше смерти, что бы там ни внушали бывшие кумиры.

Решение требовало незамедлительных действий. Долгие проводы – лишние слезы. Выехал из родительского особняка в одиннадцать, вроде как по делам – и больше никто из домочадцев и коллег его не видел. Он будто растворился во времени и пространстве. Кира наверняка пришла в бешенство от того, что Виктор посмел улизнуть от нее, только это уже ее проблема. Чем быстрее отравится собственной желчью и ненавистью, тем быстрее мир очистится от очередной заразы.

Придумать легенду и взять себе другое имя – не проблема. Тысячи людей живут тенями выдуманных персонажей – и он сможет. Надежный человек из прежнего окружения отца сделал все в лучшем виде: документы, ключи от стандартной конуры в пятиэтажке, серебристая «десятка» на парковке во дворе. Степнов без сожалений отрезал свои дизайнерские космы, сменил «ральф лорен» на распродажный «адидас». От прежнего сибарита на память только наручные часы и пара заначек в укромных местах. У школьных учителей ведь тоже бывают черные дни. В остальном ничем от своих нынешних соседей Виктор не отличался. Этажом выше пенсионеры и маникюрша, принимающая на дому, ниже – торгаши, учителя местной художественной школы да семья выпивох. Разношерстный народ, всякой твари по паре. Люди как люди, только без шубохранилищ и «верту» в золотом корпусе. Виктор быстро привык и к аскетичному быту, и к шумным обитателям смежной квартиры. Все ждал, когда начнет тяготиться статусом лоха-нищеброда, едва сводящего концы с концами, но проходили месяц за месяцем, а желание вернуться к прежней жизни пресыщенного бездельника слабело вместе с чувством страха быть обнаруженным.
Тяжелая учительская доля совершенно неожиданно для Степнова обогатила его столькими радостями и смыслами, что жалел он только об одном, что отца нет с ним рядом. Особенно сегодня, когда на стене скромного кабинета не осталось свободного места из-за обилия грамот и дипломов, а на этажерке во множестве теснились чемпионские кубки. «Да, папа, наверное, не так ты представлял себе будущее твоего сына, - усмехался про себя Виктор, - но краснеть за меня тебе бы точно не пришлось. Честно тружусь, как ты когда-то, и живу на то, что сам заработал».
Временами его грызла мысль, что разыгранный им театр одного актера – это плевок в лица тем, кто привык ему доверять. И все-таки пока ложь дает отсрочку гибели, Виктор будет лгать. Потому что ему есть, что терять. Слишком уж хорошо он знает тех, кто охотится за ним, и надо быть полным бараном, чтобы надеяться на их великодушие. Планы недруга известны наперед: порежут наследничка на лоскуты и скормят свиньям. После странной и внезапной смерти старшего брата Кирилла Степнов понял, что он – следующий.

***

Тренер вошел в раздевалку, обвел мальчишек взглядом. Почти все в сборе. Нет только Кулеминой и Егорова. И где их черти носят?!
- С такой дисциплиной за чемпионством не ходят! – нахмурился Виктор Михайлович.
- У Михея кровь носом пошла, он у медсестры теперь чалится, фиг его теперь оттуда вытянешь, - на лице Игоря Гуцулова образовалась многозначительная ухмылка.
- И что в этом смешного? – Степнов терпеть не мог манеру некоторых учеников недоговаривать. Говоришь А, говори и Б.
- Да так. Альбина Геннадьевна блузки прозрачные носит… А Егоров у нас впечатлительный.
Гуцулов прыснул со смеху, остальные одобрительно загоготали.
- С Егоровым разобрались. А Кулемина тоже у медсестры?
- Кулемина с Платоновым умотала в сторону актового зала, - недовольно буркнул Стас. Ему нравилась Лена, и он искренне недоумевал, что общего у такой девчонки с бакланом и заучкой вроде Николая? Путается под ногами, мало ему Алехиной!
- Завтра конкурс чтецов, может, они вместе участвуют?
- Чего?! Какой еще конкурс?! Ну, Милославский, хитрый жук!
- Хотите, сбегаю за ней?
- Я сам схожу, разберусь, кто это моих бойцов переманивает, - озвучил свое решение Степнов и открыл белую картонную коробку, принесенную с собой. Ванильный аромат большого пирога с ягодами мгновенно заполнил все помещение, у голодных старшеклассников загорелись глаза.
- Это вам подарок от школы за золотые медали. Только не жадничайте, оставьте отсутствующим товарищам по кусочку.
Пацанва согласно закивала и принялась набивать себе рты еще теплой сдобой.
– Оставим, оставим… если они не слишком задержатся!
На ближайшие десять минут орда при деле, так что можно уйти. И он двинулся в сторону противоположного крыла школы. Укол ревности, еще не хватало, чтобы Кулемина вместо волейбола подалась в литераторы! Только запретил Агнессе Юрьевне приближаться к членам волейбольной команды (почтенная кошелка все Егорова вербовала в артисты для своих театральных экспериментов), так с другого бока Милославский подкрался. Жулье, а не коллеги! Без Лены команда сразу теряет треть потенциала. Допустить, чтобы она ошивалась по непонятным конкурсам, Виктор никак не мог.
Дверь в актовый зал была не заперта, на входе свалены куски декораций, оставшихся после Дня Учителя. Ни Агнессы, ни Мирослава Николаевича. Ну и где эти стихоплеты? Бардак в зале, как после бомбежки. Не обнаружив ни души в зале, Степнов направился к сцене, влетел на помост по боковой лесенке и… застыл на месте. За крайней кулисой он обнаружил тех, кого искал. Платонов жадно и совсем не по-дружески обнимал Лену; они увлеченно целовались, и, кажется, не видели и не слышали, что происходит вокруг. Конкурс чтецов, значит!
- Какого черта вы здесь делаете? – гавкнул Степнов. Лена отскочила от Платонова как ужаленная и едва не сшибла головой балку с розетками.
- Это не то, что вы подумали, - заблеял Коля, стараясь не глядеть в сторону Кулеминой. Уши его алели как флаги.
- А ты силен, Николай, - насмешливо и зло потянул Виктор Михайлович, уже пришедший в себя после увиденного. – Каждую неделю новая подруга?
Коля виновато сопел, Лена кусала губы да натягивала пальцами рукава толстовки. Зная Степнова, она не ждала от него ничего хорошего.
- У меня только одна девушка, - пробубнил парень. – А Кулемина мне просто показала, как целоваться.
- Вот дурак, - «похвалила» его Лена и натянула капюшон кофты по самые брови. Сейчас тренер снова затянет старую песню о правилах приличия. Южин все перемены проводит под юбкой Риты Лужиной, но Виктор Михайлович этого в упор не замечает, зато Кулеминой прилетает за все. Матюкнулась – следи за речью, ты же девочка! Обняла Гуцула – не липни к парням, ты же девочка! Опекатель фигов!
- Понятно. Свободен! – скомандовал Платонову Виктор Михайлович. – Жду тебя сегодня на тренировке.
- Но я же не хожу на волейбол! – удивился Платонов, а вместе с ним округлила глаза и Лена.
- А с сегодняшнего дня – ходишь! - произнес Степнов, чеканя каждое слово.
- А если я не приду?
- Алехина узнает, что ты у нее за спиной с ее же подругой шашни водишь, - металлическим голосом сообщил о своих намерениях физрук.
Одноклассники молча переваривали медленно вползавшую в их головы мысль, что теперь они на крючке у физрука.
- Это же шантаж чистой воды! - попробовал возмутиться Платонов.
- Так, Ромео, свободен! – повторил Степнов, давая понять Николаю, что разговор окончен и торг неуместен. В четыре тот должен быть в спортзале – и точка.
- А ты, Кулемина, задержись, – он пригвоздил школьницу взглядом. Она-то уж было навострила лыжи вслед за товарищем по несчастью, ведь на секции она и так ходит, здесь ей инструкции не нужны.
- Возможно, ты не в курсе, но это ШКОЛА, а не публичный дом.
- Да что я такого сделала?! – Лена сложила руки на груди и закатила глаза.
- Слава Богу, не успела, потому что я вовремя вмешался, - процедил Виктор Михайлович.
- И никаких шашней мы не водили!
- Вы целовались.
- Какое вам дело?!
- Когда в подоле принесешь, тоже будешь орать, что ничего такого не сделала? – он проговаривал фразу медленно и негромко, от чего каждое слово неприятно било по нервам.
- Мой подол вас не касается, – огрызнулась Кулемина и резко развернулась к выходу. Она же не сирота какая-то, еще не хватало, чтобы посторонние мужики лекции о морали и нравственности ей читали!
- Стоять! – рявкнул физрук. – Я не закончил.
Дождавшись, когда Лена нехотя развернется к нему лицом, он продолжил:
- Вот скажи, а если завтра Платонов придет и попросит тебя, по-дружески научить его… ну не знаю… сексом заниматься. Тоже пойдешь навстречу? Друзья ведь!
- Это просто поцелуй. И это ничего не значит. – Лена раскраснелась от обиды. Платонов смылся, а ей огребай – выслушивай теперь! Не хватало воздуха, еще и Степнов смотрит так, как будто она… падшая женщина.
- Не значит? Тогда… раз это просто поцелуй, давай ты и меня поучишь. Я, знаешь ли, не умею. Войди в мое положение, помоги по-дружески! – Он шагнул вперед, будто и вправду намеревался сделать то, о чем говорил. – Тебе же это ничего не стоит!
- Вы же учитель, как можете такое говорить!
- Знаешь, а если дело пойдет, - не унимался Виктор Михайлович, - и мне понравится, я тебе даже рекомендации напишу. Курсы откроешь. Только позволь пару советов: не набирай слишком много учеников, мозоли на губах натрешь…
- Замолчите!!
Но Степнова было не остановить:
- На фоне ежедневных тренировок, - издевался он, - достигнешь таких высот, что не до спорта будет. Начнешь гастролировать по стране с авторской обучающей программой!..
Лена сдерживалась сколько могла, но чтение бизнес-плана затянулось, и ее нервы сдали.
Виктор Михайлович успел перехватить Ленкинку ладонь в нескольких сантиметрах от своего подбородка. Реакция достойная спортсмена. Наверное, он просто успел считать угрозу в ее взгляде и сгруппироваться.
- Ах вот мы какие, нежные и ранимые? Слова не скажи! – поерничал Степнов и так сжал ее руку, что у дерзкой школьницы слезы проступили.
- Отпустите меня! Черт! Больно! – беспомощно прошипел пойманный в капкан тщедушный дракон. Кому-то поцелуи, а кому-то полные ненависти испепеляющие взгляды! Дистанция между ними смешная, ее почти что и нет. Так что с этого расстояния даже ее густая медовая челка не мешала ему рассмотреть сверкающие в приступе негодования зеленые глаза.
Кулемина все силилась вырваться, тогда Степнов больно тряхнул ее, будто намереваясь привести в сознание. Должна же она успокоиться, в конце-то концов! На правду о себе оскорбилась? Лучше бы она так на своих ретивых ухажеров обижалась, тогда, глядишь, те руки меньше бы распускали. Она, значит, лижется с сопляками, позволяя им лапать себя, а пощечины получает он… Да, Степнов, это какое-то днище! Дожили, елки-палки, он воюет с ребенком!
- Вот это страсть! Я теперь понимаю Платонова, - усмехнулся Виктор Михайлович, с трудом отрываясь от созерцания горящих жаждой мщения недобрых глаз, и чуть ослабил хватку.
В ответ Лена не придумала ничего лучше как разрыдаться. У него на груди.
- Я вас… нена… вижу! Ненавижу!
Земля чуть поплыла у Степнова из-под ног. Это с непривычки. Сто лет никто не вламывался в его личное пространство. Он не пускал, дал же себе слово со всеми общаться ровно. Хотел с холодным цинизмом осмеять ее слезы, но вместо этого пробормотал севшим голосом:
- Кулемина, если тебе интересно, я тебя тоже ненавижу!

Всю вечернюю тренировку Степнов не выпускал Лену из поля зрения. Женские слезы его никогда особо не трогали. Подумаешь! Бабы ноют по любому поводу. Но сегодня он впервые дрогнул: не смог (или не захотел?) отстраниться от Кулеминой, так и стоял столбом, пока она не проплакалась и сама от него не сбежала. Славно поработал для этой вздорной пигалицы – и боксерской грушей, и жилеткой. Видел бы кто из его прежнего окружения, как им малолетка помыкает!
Он все пытался поймать ее взгляд, она же упорно не смотрела в его сторону. Знает кошка, чье мясо съела! По-хорошему, нахалке бы взбучку устроить. Ремня бы и в угол на горох. Если каждая белобрысая морда ему пощечины отвешивать начнет, от его авторитета камня на камне не останется. И бросить все как есть нельзя, и тронуть ее – мучайся потом угрызениями совести. «Казнить нельзя помиловать» какое-то! В итоге, чтобы Кулемина не почувствовала слабины, придумал наименее кровожадный способ психологического воздействия: посадил ее на скамейку запасных. Ей будет полезно посидеть, подумать над своим поведением. Потенциал в ней огромный, божья искра в пионерский костер величиной, а ее тащит куда-то не туда. Платонов, Гуцулов… Нашла, зараза несмышленая, кому себя раздаривать! Если не возьмется за ум и продолжит нервы ему мотать – выпнет из команды. Терпеть круговорот Кулеминских воздыхателей у себя под носом он не станет.



http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000258-000-0-0-1478887203

Спасибо: 20 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2329
Настроение: Сочинительно подчинительное ))
Зарегистрирован: 09.02.09
Откуда: Москва
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms31: Победитель конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.11.16 22:51. Заголовок: *** Платонов хмуро..


***

Платонов хмуро плелся домой с тренировки. Ноги болели с непривычки, на площадке он ощущал себя слоном в посудной лавке – неуклюжим, никчемным, косоруким. Хотя Степнов пару раз его похвалил, сам Николай не почувствовал никакого удовольствия от игры. Ну какой из него спортсмен? Комедия просто!
У Кулеминой настроение в тон Платонову. Только причины для расстройства у них с Колей были разными. Тренировка коту под хвост: большую часть времени Лена просидела на скамейке. Просилась заменить товарища (тем более что он быстро выдохся и портил игру), куда там - Степнов был неумолим. Хотела уйти, но тот демонстративно дверь на замок закрыл, мол, сиди, где сидишь, и не мявкай. Понятно все – мстит за ее выходку, воспитатель фигов! Он ей с прошлого года житья не дает, типа блюдет ее девичью честь, только у нее самой забыл поинтересоваться, нужна ли ей такая опека.
- Давай просто расскажем Женьке о том, что случилось, и Степнову нечем будет нас пугать, – без предисловий начала Ленка.
- Ни за что! - буркнул Платонов.
- А ты готов на тренировках пахать? Сам же говоришь – тяжело!
- Потерплю. Женя мне дороже.
Как Кулемина его ни уговаривала, он стоял на своем: Женя нас не поймет, обидится. Потеряют они оба: Лена – подругу, а он – девушку. В конце концов, зря он, что ли, навык получал? Теперь, благодаря Лене, он знает, как целоваться. Обучен, подготовлен. И вообще, это было круто.
- И ты, Ленк, крутая. Знал бы, давно попросил тебя.
- Заткнись, по-хорошему прошу! – Меньше всего Лене хотелось слушать Колькины восторги об ее «мастерстве». Тошнота подкатывала, стоило ей вспомнить о том, что было после этих дурацких поцелуев. Круто ему, Казанова фигов! Он-то получил, что хотел. А в чем ее выигрыш? Подставилась по полной программе.
- Знаешь, Платоныч, не было никаких поцелуев, ничего не было. Забудь! – Она выдернула свой мешок со сменкой из рук одноклассника и пулей понеслась к дому. Думала, дома наедине с собой ей станет легче. Какое там! Стыд будто заполонил все внутри. Коля прав: Женя не поймет. Такой идиотский поступок она бы и сама не поняла. Что за методики обучения? Кто поверит, что они с Платоновым целовались в учебных целях?! Степнов вот не поверил. Теперь будет их шантажировать, измываться, как его душеньке угодно. А как он смотрел… Боже! Никогда не забыть. Хотелось сквозь землю провалиться! Стыд усилил натиск, когда Лена подсчитала все фэйлы этого дня: «углубленное знакомство» с бойфрендом подруги, поимка с поличным, нелепейшая драка с собственным тренером… Позор мог быть не таким эпичным, не разрыдайся она на груди у Степнова. Да по ней психушка плачет! Впрочем, теперь уже поздно голову пеплом посыпать. Лишь бы Степнов из команды ее не попер, остальное она как-нибудь переживет.

***

Более бестолковой тренировки Степнов не припоминал. Остолоп Платонов, брызжущая ядом разобиженная Кулемина и Гуцулов, больной синдромом собаки Павлова: если на площадке нет Лены, он перестает работать, словно не знает, что делать и куда бежать; затмение на Игорька находит! Виктор чуть голос не сорвал, пока игра более-менее не склеилась. А завтра суббота, значит, тоска на пороге и надо снова придумывать себе занятие, чтобы убить два выходных. В прошлой жизни он по субботам ездил в «Распутин», чтобы снять напряжение в компании дорогой бляди, а по воскресениям – за город, поиграть в бильярд с дядей и умницей-кузиной. Теперь с его учительской зарплатой и боязнью напороться на церберов мачехи особо не разгуляешься. Остаются пенсионерские радости вроде утренней зарядки, телевизора и книжек. Иногда – мониторинг ленты фейсбука через анонимайзер, чтобы отслеживать перемещения Киры и ее прихлебателей. Еще временами тоска по нормальной стряпне заедала, тогда он вставал за плиту. Успехи воодушевляли: борщ, пирожки с капустой и оливье получались, как у Милы Львовны – ныне покойной поварихи отца. Если не удастся отыскать на книжной полке, доставшейся ему вместе с квартирой, приличное чтиво, придется осваивать узбекский плов.
Степнов уже закрывал спортзал, когда на горизонте нарисовался коллега – учитель истории Игорь Рассказов.
- Хорошо, что я тебя застал.
- Случилось чего? – Виктор удивился появлению Игоря, потому что обычно в семь вечера в школе, кроме него и охранника, уже никого не бывает. Все нормальные люди в такой час по домам рассредоточиваются, и только психи-одиночки вроде него с работой расстаться не могут.
- Нет-нет, все… замечательно! Я только хотел вернуть тебе ту белую рубаху, которую ты мне любезно одолжил. Благодаря ей, выглядел я респектабельно, собеседование прошло удачно, - гордо отчитался Рассказов и протянул сверток с рубашкой. – Спасибо, друг, не представляешь, как ты меня выручил.
- Да не за что, - дернул плечом Степнов. Подумаешь, шмоткой поделился. – Кстати, если она тебе нужна, можешь забирать насовсем. Мне такие вещи некуда надевать.
- Дороговато для подарка. Это же «ланвин»! Не жалко?
- За полторы тыщи на рынке купил - соврал Виктор, иначе как объяснить, откуда у него, школьного физрука, взялась рубашка за пятьсот евро? По-хорошему давно надо было от этой тряпки избавиться. Степнову казалось, что предметы из прошлого тянут его назад, заставляют напрасно ностальгировать, а в его положении это опасно. Уже ведь скатался как-то в Крылатское – проведать свою квартирку двухуровневую. Хорошо еще, что в тот раз вовремя заметил двух молодцов у подъезда – из Кириной гвардии. Они там не просто так сидели – его пасли. Наверное, и сейчас дежурство несут. Козлы вонючие!
- Китайцы молодцы, шьют прекрасно, от оригинала не отличишь, - заулыбался Игорь и моментом убрал сверток в видавший виды коричневый портфель. Дают – бери, рассудил он.
- Если ты не занят, давай выпьем по чашке кофе, мне сейчас надо с кем-то поделиться своей радостью.
Замешательство Степнова он списал на стесненное финансовое положение.
- Соглашайся! Я угощаю.
Рубашка стоила угощения. Кофе был отменный, и атмосфера для заштатного караоке-клуба – под стать кофе. Предвыходной вечер тянул людей в заведение выпить и расслабиться, обилие красивых девушек за соседними столиками настраивало на фривольный лад. В кои-то веки Степнов ощущал себя в своей тарелке. Если убрать совершенно ублюдочные дешевые абажуры над столами и отодрать с окон безвкусные, нагроможденные друг на друга неоновые надписи, обстановка была бы как в фешенебельной «Маркизе», где Виктор любил когда-то бывать. Когда доходы позволяли.
Рассказов во всех подробностях осветил свой поход в родной университет на собеседование, и теперь нуждался в совете: остаться в школе на полставки или же уйти в науку с головой? Савченко, конечно, не обрадуется, но такова селяви. Молодым нужна перспектива, карьерный рост, деньги. Виктор открыл было рот, чтобы выразить свое мнение о перспективе исторической науки в стране, как длинноногая нимфа с локонами по пояс уже во второй раз задела Степнова своим аппетитным задом. Виктор окинул нарушительницу спокойствия опытным взглядом – восемь из десяти. Да, отличный клуб! Жаль, что он раньше здесь не бывал. Если осторожно, время от времени, не зависая здесь часами, захаживать сюда с кем-либо из коллег, то никакой опасности он себя не подвергнет… И тут Рассказов ни с того, ни с сего вспомнил про школьные дела.
- Витя, не сочти за наглость, хотел походатайствовать за одного перспективного и талантливого товарища из одиннадцатого «А». Со спортом у него не очень, а четверка лишает его шансов на золотую медаль. Может, сделаешь исключение и натянешь ему пятерку?
- Не понял? О ком речь? Какой же он талант, если не в состоянии нормативы сдать? - Степнов нахмурился.
- И такое бывает! Я про Платонова Николая.
- Ах, про Платонова! Да, тот еще… экземпляр! Я подумаю, что можно сделать, - холодно пообещал Степнов, желая только одного – закончить беседы о школе. Тем более что перед глазами снова замаячила русалка в облегающем платье, и Виктор с удовольствием переключил внимание с просьб товарища по работе на соблазнительные формы яркой соседки по столику. Раз он уже мысленно разрешил себе выпасть из замкнутого круга «дом-работа-дом», то почему бы не завести короткое, ни к чему не обязывающее знакомство. Только на один вечер, утолить голод плоти. Тем более что голод этот последнее время терзал его все чаще...
Ему хватило полчаса, чтобы навести мосты с обладательницей роскошных волос и задницы, пропустить вместе по паре коктейлей и получить согласие на продолжение вечера в уединенном месте.

Оклеенная дешевыми обоями прихожая Степновской квартиры заметно разочаровала гостью.
- Это ведь не твоя квартира, так?
Прозорливость достойная похвалы.
- А чья же она тогда?
- Ну, типа… я не знаю… конспиративная. Чтоб жена не знала.
- Я не женат.
- Тогда сдаюсь.
Девица ловко избавилась от верхней одежды и высоких замшевых сапог на шпильке.
- Вышла поохотиться на олигарха, а поймала работягу? – усмехнулся Виктор, забирая из ее рук пальто.
- У меня глаз наметан. Такие, как ты, ездят на огромных «рейнджроверах» и живут в закрытых поселках с охраной.
Степнов поморщился – женские головы забиты под завязку всякими дурацкими клише. Впрочем мечтания и амбиции ночной гостьи мало его волновали. Он видит ее в первый и последний раз.
- Есть коньяк, есть клубничная водка…
- На твой вкус, - распутная подруга сняла кружевное белье и, томно выгнув спину, присела на кухонный стол. Пошло, банально, предсказуемо, зато никаких обязательств, которыми его не так давно пыталась опутать школьная коллега. Две недели уходил от нее под утро, все было чудесно. Пока она ему тапочки домашние не подарила с наивным предложением съехаться и расписаться. Еле отвязался от нее. Если бы он женился на всех, с кем спал, легенда о Синей Бороде ожила и заиграла бы новыми красками.
Виктор плеснул им обоим по рюмке коньяка и не успел прикончить свою порцию, лощеная красавица стянула с себя платье. Крепкий алкоголь уже смешался с кровью, маршрут построен, светофоры отключены. Втянув губами тугой сосок, он жадно обхватил девицу за бедра. Развел в стороны ее колени, небрежно провел рукой между ног.
- Я не очень нежный, знаешь…
- Сделай так, чтоб я кончила, – девица подалась вперед, и его пальцы оказались внутри нее. Предварительные ласки длились не больше минуты, потом полная ладонь ее горячего сока, и хриплый стон эхом по квартире. В благодарность подруга встала перед ним на колени. Сосала со знанием дела, чуть прижимая у основания рукой, чтобы не завершить праздник раньше времени.
Когда возбуждение достигло нужной кондиции, Виктор в нетерпении повалил ее на узкий диван. Он честно предупреждал, что нежностей не будет. Она выла, впиваясь ногтями в видавшую виды обшивку подлокотника. Крепко сжав ее волосы у корней и слегка намотав их на руку, Степнов вынуждал девицу следовать его быстрому ритму. Сломанные ногти – это ничего, зато сколько удовольствия.
Девочка из караоке-бара была ничем не хуже элитных проституток, к которым он привык: точно так же везде побрита, и хорошо пахла. А кое в чем его сегодняшняя гостья была даже лучше: эмоции чище и честнее. Пару раз она вынуждала Степнова закрывать ей рот рукой, чтобы не будить в соседях чувство зависти. Степнов и не подозревал до этого вечера, что так истосковался по женскому телу – гибкому и податливому, жадному до оргазма. Школьниц он принципиально не трогал (их неумелые, пугливые ласки не стоили риска нарваться на скандал), а коллеги-ровесницы поголовно зомбированы любовными романами. В их головах собраны целые антологии предрассудков и стереотипов. С такими дурочками больше мороки, чем удовольствия...

- Мне было больно.
Ему дико хотелось спать, а не слушать претензии шлюхи.
- Ты кончила дважды. Тебе мало?
- Есть еще и процесс…
- Мне пора в душ, а тебе – домой к маме.
- Ты всегда с женщинами так обращаешься?
Степнов ухмыльнулся: шлюха возмущается тем, что к ней относятся, как к шлюхе.
Она обиженно закусила губу.
- Ну ты и козел!
- Да и ты не львица.
Он грубо сунул девице в руки ее платье.
- Одевайся и вали.
Виктор насытился ею с избытком, больше неинтересно.
Гостья натянула мятое платье, потом, испытывая терпение хозяина квартиры, долго и нудно застегивала пуговицы. Наконец справившись с платьем, набросила на плечи пальто.
- Может, хотя бы такси мне вызовешь?
- Пешком дойдешь.

Утром Степнову аукнулись те сэкономленные на такси триста рублей. Обиженная его жлобством, ночная нимфа повела себя как последний гопник – зажигалкой подпалила звонок и испортила входную дверь похабными надписями. О неприличных иллюстрациях к ним и говорить нечего. С чем-то из накарябанного ею Виктор готов был согласиться, но только не с «импатентом» и «казлом». Насколько он знал, оба этих слова пишутся через «О».

***

Понедельник начался с того, что на урок истории заявился Степнов собственной персоной и с разрешения Рассказова забрал Кулемину и Платонова.
- Для ответственного задания, - бодро пояснил физрук и выразительно посмотрел на Лену. Та нервно сглотнула, тогда как Платонов даже ухом не повел – смирно встал с места, будто так и надо. Выбора не было, пришлось идти за учителем. В спортзале Виктор Михайлович вручил обеим жертвам своего коварства по пачке пронумерованных листов и ледяным тоном потребовал сделать инвентаризацию всего спортивного богатства школы. Лена скривилась:
- И ради этого вы выдернули нас с урока?! Это ваша работа – вот сами ее и делайте! – Она швырнула стопку листов на полку возле стены пестрой от грамот и с вызовом взглянула на учителя.
- Да ладно, Ленк, ты сильно по истории скучаешь? – примирительно отозвался Платонов, но было поздно спасать положение, Аннушка уже разлила масло. Степнов недобро прищурился и покинул подсобку. Вернулся спустя пять минут с ведром, тряпкой и пачкой соды.
- Бумажки оставим Платонову, он с ними и сам справится, а тебе новое интересное задание в соответствии с твоими способностями, - физрук кивнул на ведро.
Кулемина с изумлением и злостью окинула Виктора Михайловича с головы до ног.
- Это шутка, я надеюсь?
- Полы техничка моет, а вот стены – нет. Исправь, пожалуйста, эту несправедливость, - и он ткнул кусок тряпки в руки проштрафившейся Лене. Будет знать, где стоит проявить характер, а где надо бы и рот закрыть.
- Гад, - прошептала она.
- А можно я Кулеминой помогу? – встрял Коля, как и положено настоящему другу. Хотя на сегодняшний день Лена предпочла бы вообще не иметь друзей – от них одни беды: учи их всякому, а потом стены физрукам мой за здорово живешь!
- У тебя уже есть задание, - процедил Виктор Михайлович. - И не надейтесь, что оставлю вас наедине. – Он хотел съязвить по поводу повышения рождаемости в стране, но вовремя прикусил язык. Решив вопрос с разделением труда, Степнов развалился в кресле, достал смартфон и принялся демонстративно играть. Общественно-полезный труд пойдет сладкой парочке на пользу, меньше останется времени и сил тискаться по углам.
- Я сейчас найду Савченко и скажу ему, что вы эксплуатируете несовершеннолетних, - взбунтовалась Кулемина. «Эксплуататор», не отрываясь от игры в маджонг, небрежно кинул:
- Да вас все эксплуатируют. Тоже мне новость! А если пойдешь кляузы строчить, то имей в виду – твое слово против моего. Я скажу, что ты клевещешь – мстишь за исключение из команды.
- Так я не в команде?! – опешила Кулемина. – С каких это пор?
- С пятничной тренировки. Платонов тебя прекрасно заменит. Ему же нужна пятерка в аттестат!
Платонов застыл на месте с раскрытым ртом, а Кулемина заскрипела зубами, умирая от желания вцепиться ногтями в наглое лицо тренера. Волейбол для нее – это все! Степнов знает об этом, как никто другой. Она, может, в школу-то ходит только потому, что к невкусному граниту науки полагается приятный «комплимент от заведения» в виде спортивной секции. И что ей предлагает учитель? Заткнуться и смириться?! Мало она ему тогда всыпала, мало… Лена с шумом выпустила воздух через нос.
- Прекрасно! Значит, играть будете без меня?!
- Только до тех пор, пока ты не докажешь свою ценность, как игрок. Начнем с уборки помещения, а там видно будет, - продолжал измываться Степнов, искренне полагая, что именно так должен выглядеть процесс дрессиров… воспитания.
- Ценность?! Это вам Платонов пусть доказывает. А я – пас!
Швырнув тряпку в дальний угол, а вслед ей – пачку соды, которая не выдержала соприкосновения со стеной и рассыпалась по всему полу, Лена рванула сумку на плечо и понеслась к двери.
Скотина! Чтоб его черти забрали, на опыты! Степнов еще умолять ее будет вернуться в команду. А она? Она… в школу соседнюю переведется!
- Кулемина, только попробуй сейчас уйти!! – громыхнув металлом в голосе, физрук метнул взглядом молнию ей в спину. Лена оглянулась.
- А то что?! – злорадства в девчонке через край, в нем утонул даже инстинкт самосохранения. – Двойку поставите? Или Женьке меня с Платоновым заложите?
От такого неприкрытого демарша Степнов побагровел и сжал кулаки.
- Не-е-ет, милая! Я тебя в бараний рог скручу!
- Да кто вам даст!
И тут Лена сделала последний шаг в бездну: со всей дури пихнула ногой одиноко стоящее перед дверью подсобки ведро с мыльной водой. Весело омыв стенку ящика с резиновыми мячами для лапты, содержимое ведра разлилось по всей подсобке и ручьями заструилось на пол спортзала. Николай вперил в Лену взгляд, полный немого ужаса: ну вот и все – Степнов теперь точно все Женьке расскажет. После такого шоу он ни за что не смолчит.

з.ы. А я нашла, нашла этот самый полезный смайл для авторов!!!



Спасибо: 18 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2333
Настроение: Сочинительно подчинительное ))
Зарегистрирован: 09.02.09
Откуда: Москва
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms31: Победитель конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.11.16 21:44. Заголовок: *** Мыльная вода смы..


***
Мыльная вода смыла не только Платоновское благодушие и остатки терпения Степнова, но и Ленкину браваду. Осознав, что она натворила, Кулемина не придумала ничего лучше как просто сбежать. Трусливо, по-детски, только бы не отвечать за испорченную коробку от мячей, насквозь промокшие кроссовки учителя и потеки на побеленных стенах его кабинета. Это не первый эксцесс между нею и тренером и даже не второй. Они и раньше заводили друг друга с пол оборота. Стоило кому-то из них слово поперек произнести – начиналась коррида. Дура недоделанная, - шипел Степнов в запале ссоры. Психопат, - зло плевалась Кулемина. И все-таки, искупав один другого в ливне придирок и ругани, они мирились. Раньше. Но на этот раз они оба слишком далеко зашли…
- Жень, будь другом, забери мою куртку из гардероба, - жалобно проблеяла Лена, глядя на Алехину глазами стриженой овцы. Степнов наверняка уже пасет ее у выхода, и надо во что бы то ни стало унести ноги до того, как он решит исполнить свое обещание про бараний рог. Алехина, как настоящая подруга, просьбу выполнила, только куртку не принесла - ее не было в гардеробной, как не было и уличной обуви, и пакета со спортивной формой. У Лены по спине мороз пробежал. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, кому могли понадобиться ее вещи. И если в минус три и легкий снежок она потрусит домой в толстовке да текстильных тапках, мороз пробежит не только по ее спине. Здравствуй, воспаление легких, привет, пневмония, виват, ангина!
- Может, ты в спортзале свои вещи оставила? – с тревогой спросила Женя, заметив, как побледнела Кулемина.
- Наверное, - произнесла та еле слышно.
- Ну ты сходи, глянь, пока Степнов домой не ушел.
- Ага, - рассеяно кивнула Лена. Больше всего в жизни ей хотелось, чтобы он сейчас действительно ушел домой. Потому что смелости посмотреть ему в глаза после своей гениальной выходки не осталось ни капли. Дрожа как осиновый лист, Кулемина медленно и обреченно ползла вниз по лестнице, она уже видела сквозь перила знакомые черные адидасы с тремя белыми полосками. Сердце гулко билось в горле и болью отдавало в виски; сейчас он ей устроит. И Степнов не обманул ее ожиданий…. В Ленкины ботинки было влито не меньше стакана воды, то же самое взбешенный физрук проделал и с карманами ее куртки. Не утруждая себя пояснениями, он скинул мокрые вещи Лене в ноги.
- Закаливание – один из элементов спортивной подготовки, - ехидно оскалился мститель. С такой же едкой улыбкой он пожелал Кулеминой удачного дня, развернулся и двинулся к выходу, чавкая насквозь мокрыми кроссовками. Такого не может быть на самом деле, это дурной сон! Мог бы наорать, в конце концов, потащить к Савченко, затребовать визита родителей. Вместо воспитательной лекции испортил вещи, зная, что ей в них домой идти. Пришлось ехать домой на такси. Совершенно подавленная, Лена минут двадцать не решалась зайти домой. Так и стояла на лестничной площадке, то и дело сгладывая противный соленый ком и сдерживая предательские слезы. И реветь нельзя, потому что, увидев ее покрасневшие глаза, дед наверняка допрос устроит, будет ворчать и хвататься за сердце, а оно у него и так слабенькое. И сдерживаться сил не осталось. Лучше она здесь в одиночестве поскулит. Пока никто не видит.

***

Война между физруком и его лучшей ученицей началась как-то буднично, без грохота тяжелой артиллерии и дипломатической перепалки. Лена больше не появлялась на занятиях секции, игнорировала сдачу нормативов на уроках физкультуры; заваливалась на уроки без формы и сменной обуви, откровенно хамила. Одноклассники громко шептались, строя догадки, какой бес вселился в Кулемину, а Степнов без затей, молча, но с видом победителя, ставил ей пары в журнал. Женя так ничего и не узнала: физрук неожиданно для Платонова и Кулеминой спустил дело на тормозах. Примерно через неделю Коля, почувствовав потерю интереса к своей персоне со стороны физрука, по-тихому забросил внеурочные визиты в спортзал. Бог с ней, с пятеркой по физкультуре, нервы дороже. По тренировкам Платонов не скучал, как и остальная команда не тосковала по Платонову. В его случае «отряд не заметил потери бойца». Зато Лену вспоминали ежедневно. Когда Гуцул набрался смелости и задал тренеру вопрос: «А что, собственно, произошло?», - то получил такую отповедь, что больше никто про Кулемину не заикался. Это небезопасно, Виктор Михайлович сатанел при упоминании одного только имени Лена. Он же не вчера в школу пришел, Ленин нрав изучил достаточно, чтобы в полной мере осознавать, что проситься в команду Кулемина не пойдет, она для этого слишком гордая. «Да и черт с ней! Пусть катится, тоже мне, звезда на букву П!»! – досадовал Степнов. Ему не пятнадцать, будет он перед этой мелкотой расшаркиваться! Ни разу в жизни у бабы прощения не клянчил и не видит повода изменять своим привычкам.

***

- Ленк, ну колись! Что за кошка между тобой и Степновым пробежала?
Кулемина сделала вид, что не расслышала вопрос, и снова углубилась в изучение вороха платьев, разложенных на диване уютной примерочной. Риткина мама владела салоном свадебных и вечерних платьев и была так любезна, что разрешила им выбрать наряды из раздела прокатных для празднования дня рождения Полины Зеленовой. Событие намечалось куда более грандиозное, чем в прошлом году: не банальная пиццерия, а клуб с профессиональным распорядителем мероприятия и прочими Зеленовскими понтами. Еще и дресс код требовал вечерних платьев, которых у Кулеминой сроду не водилось.
- И что, прям любое можно? – снова недоверчиво переспросила Лена, остановившись на розовом пышном платье в духе тех, которые любила носить ее обожаемая Аврил Лавин.
- Кулемина, с тобой невозможно разговаривать! Ты все время переводишь тему, - плохо скрывая раздражение, бросила Лужина. – Разве не странно? Виктор Михайлович так трясся над вашей командой, так ему важно, чтобы вы для него медальки зарабатывали, а тут взял и самого ценного игрока (то есть тебя!) выставил за дверь.
- В чем странность? - Лена метнула в Риту красноречивый в своем недовольстве взгляд. Когда же Лужина сообразит, что тема Степнова ей неприятна?! Она и без того думала о нем больше, чем следовало. Даже, к своему удивлению, скучала. И это после всего того дерьма, которое ей прилетело от любимого тренера!
- Ты – капитан команды, на тебе все завязано.
- Завязано, развязано… Я больше не капитан, - мрачно хмыкнула Лена. Хорошо бы, наконец, сосредоточиться на том, ради чего они здесь собрались, то есть на платьях.
- Логика зашкаливает! Подозреваю, что он вообще не тот, за кого себя выдает, - Ритина мордашка приобрела лисье выражение. Она явно что-то знала, чего не ведали остальные, и ей не терпелось поделиться. – Видела часы у него? И я раньше не обращала внимания, а тут присмотрелась и обалдела! Глянула по дядиным каталогам, подобные есть только в премиум серии и стоят одиннадцать штук!
- Монгольских тугриков? – саркастически усмехнулась Лена.
- А евро не хочешь? И вот скажи мне, откуда у простого физрука швейцарские часы?
- Думаешь, он замочил какого-нибудь дипломата, закопал труп, а себе на память часики оставил? – лениво отшутилась Лена, не сильно доверявшая каталогам непонятного Риткиного дяди.
- Не знаю… Вот, к примеру, Копейкина – она сто лет в школе работает, и мы все про нее знаем. Даже про то, что у нее в доме живет хомяк по кличке Тобис. И про Агнессу, и про директора нашего. А Степнов появился из ниоткуда, живет один – ни семьи, ни хомяка. Комаров у него как-то спросил, где тот работал до прихода в нашу школу. Ответ был – не твое собачье дело! Выходит, ему есть что скрывать.
Пф-ф, а разве в этом случае физрук не прав, мелькнуло в голове у Кулеминой. Она бы так же ответила, надумай кто допросы ей устраивать.
- А вот это, кружевное, дорогое? – Лена ткнула пальцем в еще один вариант на примерку.
- Дорогое. Это Тадаши. Но его тоже можно взять! Единственное, химчистку придется оплачивать, это примерно полторы тысячи рублей. Я заранее предупреждаю, чтоб ты знала. Понимаю ведь, что не все у нас такие состоятельные, как Степнов, - капнула ядом Лужина.

Ей хотелось разбудить в приятельнице любопытство, но Лене, похоже, было все равно. Жертва тренерской несправедливости пропустила мимо ушей все Риткины домыслы. Да плевать, один Степнов живет или с хомяком! И на часы его начхать с высокой башни. Почему все ее одноклассницы хотят говорить с ней только о Викторе Михайловиче?! Между ними нет никаких «особенных» отношений – только спорт и скандалы. Второе настольно вышло из-под контроля, что первого не стало. Было да сплыло. Больше ничего общего. И пусть ей триста раз грустно от этой мысли, на попятную она не пойдет и не доставит Степнову удовольствия видеть ее покорно-униженной попрошайкой. Что до Лужинских детективных историй, то у загадки с часами может быть банальное объяснение: они – подделка, «маде из чина». А то, что не женат… Не встретил еще ту единственную, с которой готов состариться. Вернее так: не нашлось дуры, способной терпеть коршуна вроде него! Она бы точно не стала. Мокрая куртка и отсыревшие ботинки стали последней каплей. И ей-Богу, Лена и головы в его сторону больше не повернула бы, не продолжи он колоть ее самолюбие самым оскорбительным образом.
На сегодняшнем занятии ему хватило наглости во всеуслышание расхваливать Стародубцеву. Ах, глядите, как она прибавила за два учебных месяца, еще немного – и у волейболистов появится новая капитанша. Старая-то испортилась! Рыжая идиотина счастливо лыбилась, будто ей медаль за заслуги перед Отечеством выдали. Степнов похвалил, а та и поплыла. Смотреть противно! Стародубцевой до чемпионки, как до луны пешком. Виктор Михайлович назло так сказал, чтоб Лену позлить, чем только подлил маслица в тлеющий костер ее обиды. Урок закончился, все рассредоточились по раздевалкам, а Кулемина все никак не могла справиться с молнией на рюкзаке, руки дрожали.
- Свято место пусто не бывает, да? Ты ревновала, я видел! – беззлобно подколол ее Гуцул.
- Еще чего, - Лена поджала губы.
- Может, вернешься в команду? – На этот раз Игорь был совершенно серьезен.
- И как я это сделаю?
Он забрал из Ленкиных рук рюкзак и в две секунды решил проблему с его застежкой.
- Молча! Просто приходи и все. Степнов сам не свой, и у нас дела не очень.
- Я не могу.
Осуждение во взгляде друга заставило Кулемину опустить глаза.
- Виктор Михайлович уже позвал Стародубцеву на тренировку. Блин, это ж Платонов номер два, только с косичками!
- А от меня ты что хочешь? – вспылила Лена, вспомнив, как сладко жужжал Степнов над сияющей одноклассницей.
- Да уже ничего, - пробубнил Игорь. - С тобой все понятно.
- Я думала, вы на моей стороне.
- А ты на нашей стороне, Лен? Стас прав: ты просто предательница и думаешь только о себе.
С гулким стуком Гуцул поставил Кулеминский рюкзак на лавку и ушел, окончательно испортив Лене настроение.




http://kvmfan.forum24.ru/?1-12-0-00000258-000-0-0-1479834075


Спасибо: 16 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2340
Настроение: Сочинительно подчинительное ))
Зарегистрирован: 09.02.09
Откуда: Москва
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms31: Победитель конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.11.16 10:47. Заголовок: *** Лена до последн..


***
Лена до последнего откладывала разговор с мамой. И, когда за ужином снова всплыла тема дорогостоящей послеоперационной реабилитации деда, а вслед за ней и о выпускном вспомнили, который уже отъел приличный кусок семейного бюджета, Кулемина постыдилась клянчить полторы тысячи на платье из салона Риткиной мамы. Про ипотеку мама в этот раз ничего не сказала, но Лена и так знала, в какую копеечку обходится им новая трешка в монолитке. Нужны деньги? Значит, придется снова листовки у метро раздавать или выгуливать соседского бультерьера. Ведь отцовские алименты могут прийти, а могут и не прийти. Папочка не отличался обязательностью. И на подруг надежды никакой: в платьях Новиковой Лена выглядела Гулливером, подол самого целомудренного Леркиного наряда едва прикрывал Ленкину пятую точку. Мамины же безнадежно велики – мешки мешками. С одной стороны – подумаешь День рождения, а с другой… Ей было обидно осознавать, что праздник пройдет мимо нее: не в джинсах же идти, когда все вокруг наденут нарядные платья.
Перед первым уроком Лена нашла Ритку и сказала ей все как есть:
- Рит, в общем, такое дело, я не могу взять у вас платье, у меня нет денег на химчистку и вообще… - она нервно дернула плечом (эту странную привычку она незаметно для себя переняла у Степнова).
- Ммм, - с наигранным сочувствием покачала головой Лужина. – Жаль, конечно. То есть на день рождения ты не идешь?
- Только если в джинсах…
- Исключено! – с горячностью перебила ее Рита, - там фотосъемка будет! Не станет же Полина просить тебя уходить из кадра каждый раз, когда нужны будут общие фото.
Ну, раз ей там будут рады только в дорогой шмотке, то гори оно синим пламенем! Прямо не именины одноклассницы, а Оскар! И с Зеленовой они, сказать честно, не большие подруги. Зато не придется скидываться на подарок, а по завершении празднества тратиться на такси до дома. Кулемина уже почти уговорила себя, что «виноград кислый», когда на следующей же перемене Ритка подскочила к ней и с подозрительным добродушием залопотала:
– Я тут подумала… Бог с ними, с деньгами. Мы же подруги, и должны помогать друг другу! Если я маму попрошу, она пойдет мне навстречу. Но только пойми правильно – услуга за услугу.
Кулемина насторожилась.
- Ну и? Договаривай, раз начала.
- Другая бы спасибо сказала, - фыркнула Лужина.
- Скажу обязательно, когда узнаю, какая именно услуга стоит полтора косаря.
Интуиция предостерегала Лену от договора с приятельницей, и в то же время ей так хотелось оказаться частью общего праздника, что от сомнений пришлось отмахнуться.

***
Степнов едва ли мог похвастать терпимостью к людям и их слабостям. Да чего ради терпеть? Чтоб кто попало на голову садился, делая при этом вид, что так и надо? У него завтра рабочий день, а охреневшие аборигены за стенкой никак не угомонятся! Когда самая короткая стрелка часов перевалила за полночь, он пошел навестить потерявших совесть жильцов соседской квартиры. Против Лепса Степнов ничего не имел, однако слушать двадцать раз кряду про «рюмку на столе» в первом часу ночи через старые хрипящие колонки – это перебор. После короткой перепалки за стеной воцарилась тишина, а вот в голове – нет. Лепс давно замолчал, только сна все равно ни в одном глазу. Ворочался до двух, все думал, как быть с Кулеминой, и смутное недовольство собой сидело внутри противной жабой. Слишком уж сурово он пресанул девчонку, еще и двоек наставил – три штуки подряд (Борзова смотрела косо, тихушник Милославский открыто насмехался, мол, хорош педагог – не придумал ничего лучше публичной порки). Ей выпускаться, как и когда она пары эти исправлять будет? И из команды выгнать поспешил. Думал приструнить, попугать немного и перестарался. Что с ним происходит, в самом деле?! Он будто с катушек слетает, стоит ему услышать пренебрежительные нотки в ее бархатистом голосе. Его все побаиваются, взгляд иной раз боятся от пола оторвать, мямлят, но только не Кулемина. Эта цаца позволяет себе черти что – мнение свое толкает, спорит, оговаривается. И с кем?! С ним! Но хуже всего то, что замены этой сыкухе нет! Ребята правы: без нее они в лучшем случае доползут до середины турнирной таблицы. Отомстил ей, называется. И не ответил бы, наверное, сейчас – за что именно. За ее строптивый нрав? За то, что руку на него осмелилась поднять? Или за то, что целовала не его? Смешно. Какие только бредни не посетят посреди ночи! Степнов повернулся на другой бок, закрыл глаза… Еще минута и сон придет. Концентрация, усилие воли. Во время учебы в университете Витя на спор засыпал за минуту! И сейчас сможет… За окном проехала машина, стукнула дверь в подъезд. Порыв ветра тряхнул ветки рябины так, что они заскреблись о стекло. Неизвестно, какая связь между рябиной и Кулеминой, но в голове снова возникла дерзкая льняная челка и взгляд, полный честной ненависти. Днем он то и дело натыкается на нее в коридорах школы, в столовке, во дворе и за его пределами; вчера в магазине у касс столкнулись – и все это как-то можно пережить, но ночью… Господи, что за напасть – хоть вой!
Конечно, Лена его провоцировала, злила и нервировала – факт. Но ей шестнадцать, гормоны и все такое. Она имеет права на выкрутасы, а он – нет. И потому что учителем назвался, и потому что старше ее. Вот быть бы сейчас каким-нибудь Колей Платоновым. Ни забот, ни хлопот, решай задачки на уроках, щупай девок на переменах. Ту же Кулемину. Губа, кстати, не дура у этого ботаника! Аж зависть берет! Гибкая, подтянутая, ноги длинные, уже из всех подростковых лифчиков выросла, а все никак не поймет, что одноклассники в ней не «своего в доску» видят, а девушку. И все эти невинные целовашки – игра до поры до времени. Он сам в десятом классе с одноклассницей так же «забавлялся». Что тут говорить, ему тоже когда-то было шестнадцать, и он знает, что на самом деле стоит за стыдливым лепетом Платонова. Нравится ему Лена, вот и весь сказ. И дружил бы он с ней в иной плоскости, по большей части горизонтальной, да пока не срослось. А, может, Кулемина все прекрасно понимает, просто дуру включает, ведь так удобнее: хлопать ресницами и типа ничего не понимать.
В полном сумбура внутреннем диалоге большая часть ночи и прошла, а утром, не выспавшийся и злой, Степнов уныло поволочился на работу. Знал бы, что его там ждет…

Прямо перед началом уроков всех учителей собрали на внеочередную планерку и сообщили пренеприятнейшее известие «к нам едет ревизор!», вернее, гости из Министерства.
- Опять проверка! - всплеснула руками Агнесса Юрьевна.
- Только и делаем, что бумажки пишем, - проворчала биологичка Зоя Семеновна и нервно поправила манжеты своей безупречной белой блузы. И пока остальные роптали на судьбу, Степнов напряженно вслушивался в каждое слово, произносимое Николаем Павловичем. Поганое предчувствие моргало точкой на внутреннем радаре. Виктор догадывался, чем ему грозит визит министерских. Если речь о заявленном уровне замминистра, так там сплошные приятели его покойного отца. Савченко между делом персонифицировал пару проверяльщиков, и сердечко физрука-самозванца екнуло. Вот будет номер, если он столкнется здесь со старыми знакомцами из прошлой жизни. Разоблачение – только полбеды. Подобная встреча равносильна бомбе замедленного действия. Сарафанное радио обязательно донесет до Киры Альбертовны Шипуновой новости о его местонахождении, и тогда придется либо сойтись в неравной схватке с Кириными церберами, либо сняться с якоря, чтобы удариться в бега ради целостности собственной тушки. Эта ведьма извела отца, подстроила гибель Витиного старшего брата, и на ее пути к безраздельному обладанию наследством остался только он – Виктор Михайлович Шипунов. И что бы там себе ни фантазировала жадная до чужих денег мачеха, Виктор не собирался стать красивым трупом во имя ее интересов. Напротив, его устраивала роль помехи. Пока он не объявится – хоть живым, хоть мертвым, отцовские закрома Кире не прибрать к рукам. А там… там либо ишак сдохнет, либо падишах. Виктор все еще тешил себя иллюзиями, что сможет вернуться к прежней жизни в статусном мирке. О том, что за два года много воды утекло, и многие из тех, кого он считал близкими людьми, научились жить без него, Степнов старался не думать. Как не думал он и о ценности дня сегодняшнего. Подумаешь, школа, волейбол, команда какая-то, кучка оглоедов с несносной Кулеминой во главе – не велика важность, он легко бросит все это в любой момент. А если и соскучится вдруг (чего, конечно же, не произойдет!), приедет к ним на выпускной с ящиком шампанского для пацанов и цветами для Кулеминой.

***
- Рит, дался тебе этот физрук! Подумаешь, часы. Может, ему их подарили? - с насмешкой пропела Полина Зеленова и уставилась в телефон. Она только-только выложила в инстаграм свежее фото со съемки в модном глянце и готовилась принять бездну восторгов от подписчиков.
- И кто, по твоему мнению, может так запросто подарить часы за полмиллиона рублей? Может, этот щедрый человек и мне часики обновит? – съязвила Рита. Поразительно, как люди могут быть такими слепыми?! И никому никакого дела до того, что с ними рядом под видом учителя находится сомнительная личность! Лужиной уже месяц не давал покоя вопрос: что делает в школе человек, чьи доходы позволяют ему вообще не работать. Раз он состоятельный пижон, что он здесь забыл? Какие цели преследует? Может, он вообще маньяк! Полина оторвалась от экрана мобильного и принялась, как она это называла, «вправлять» подруге «мозги».
- Если бы он был маньяком, то уж точно не стал бы ждать два года, чтобы кого-нибудь из наших утащить в ближайшую лесополосу. Я уверена, там все гораздо проще: у него есть богатая покровительница, которая платит ему за любовные утехи. Степнов, кстати, красивый мужик. Не в моем вкусе, - поспешила добавить Полина, - но, поверь, оценить внешние данные могу вполне профессионально. – Зеленова обожала козырять своим статусом успешной модели и знатока мира моды.
- Господи, ну и вкус у этой покровительницы. Он же тупой мужлан! – с презрением фыркнула Рита.
- Может, он в постели такое умеет, - мечтательно потянула Полина. – Ты же не знаешь его способности. Да и вообще ничего о нем не знаешь, кроме ФИО и того, что он у нас фанат девочки в китайских «конверсах». – Это Полина так обозначила Кулемину. С тех пор как чемпионка немного подвинула Зеленову на пьедестале главной звезды школы, та поглядывала на Лену с неприязнью. Оскорбительно ведь конкурировать с девицей, у которой не найдется и пары приличных фоток для странички в соцсетях.
- Ну почему же «ничего не знаю»? – обиделась Лужина. Ей очень хотелось хоть в чем-то превосходить свою подругу, и вот в кои то веки она могла похвалиться осведомленностью. – Я знаю то, что он носит вещи из категории недоступных простым смертным, знаю его номер телефона и регистрационные данные машины, на которой он ездит. А еще… - Рита выдержала торжественную паузу, - я знаю его домашний адрес!
- Адрес? Уж не в гости ли ты к нему собралась? – Полина удивленно подняла бровь.
- Я как часы эти на нем увидела, поняла, что он не тот, за кого себя выдает. Хочу проникнуть в его холостяцкую берлогу и посмотреть, как наш физрук живет-поживает, чем занимается в свободное от работы время. Моя мама говорит, что уже по одной кухне в доме можно очень многое сказать о владельце квартиры, а нам, при благоприятной ситуации, будет доступна не только кухня.
Глаз у Поли загорелся.
- И что ты надеешься там найти? Трупы в холодильнике и чемоданы денег в шкафу?
- С ума сошла! Я напротив надеюсь всего этого там не обнаружить! - Она сейчас воображала себя персонажем остросюжетного детектива, и ей чертовски льстил Полинкин интерес.
- Тогда у меня вопрос, - Зеленова оглянулась по сторонам и на всякий случай понизила тон до шепота, хотя в этой части школьного коридора кроме них двоих больше никого не было, - а ты подумала, что с нами будет, если Виктор Михайлович поймает нас на своей территории?
- Если все сделать по уму, не поймает! - горделиво приосанилась Рита. – Кулемина нам поможет.
Поля скривилась:
- А без нее никак нельзя обойтись?
- Ну кто-то же должен раздобыть ключи от его квартиры.
- Ты ненормальная! Она нас сдаст, неприятностей не оберешься.
- Не сдаст. У нас с ней уговор. Принесет ключи от квартиры физрука – получит платье на свой вкус. Все по-честному! Ведь все хотят попасть на твой День рождения, - промурлыкала Рита.
Как бы Зеленова ни противилась участию Лены, Рита не желала пересматривать свои планы. Хотя Лена прямо и не признавалась в этом, ее задело исключение из команды, и она была не прочь поквитаться с Виктором Михайловичем. Тянуть нельзя! Пройдет неделя, максимум две – они со Степновым помирятся, и тогда Кулемина им не союзник. В конце прошлого учебного года эти сумасшедшие спортсмены тоже поцапались чуть ли не у всех на виду. Степнов ее аморальной девкой обозвал – из-за Гуцула, Лена в ответ притащила в школу все свои медали, чтобы вернуть их несдержанному на язык физруку. Хорошо, Борзова вмешалась, а то эта куча медалей оказалась бы на помойке. Степнов грохотал, что без него Кулемина никто, а Кулемина, вся такая независимая из себя, грозилась уйти к другому тренеру. Казалось в тот момент, что там без вариантов – взаимный вечный бан и черный список, а спустя несколько дней, как ни в чем ни бывало, Виктор Михайлович «аморальную» Лену вместе с Алехиной с Последнего звонка домой отвозил. То есть все Лене простил, будто и не было никакой ссоры. Степнов совершенно недвусмысленно выделял Кулемину из всех девчонок-старшеклассниц. И взгляды в ее сторону бросал совсем не педагогические. Никто до конца не знает, что там вообще этих двоих связывает. Так что Лене сойдет с рук даже пропажа ключей. А вот если попадутся они с Полинкой, можно и в ментовку загреметь.
Выслушав все доводы подруги, Полина сдалась.
- Ладно, будь по-твоему. Когда Кулемина обещалась ключи тебе передать?
- Сегодня после уроков.
- Слушай, а туфли к платью у нее есть? Или она в кедах притопает? Лена у нас большой оригинал, с нее станется!
- Уговор касался только платья. Туфли подберешь для нее сама, тем более что у вас один размер, - тоном, не терпящим возражений, произнесла Лужина. Пусть и подруженька чем-нибудь пожертвует ради общего дела. Не все же ей одной упираться!




Спасибо: 19 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2342
Настроение: Сочинительно подчинительное ))
Зарегистрирован: 09.02.09
Откуда: Москва
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms31: Победитель конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.12.16 01:00. Заголовок: Прошу не судить стро..


Скрытый текст


Сердце молотом шарашило по ребрам, причем настолько оглушительно, что распугало в голове почти все мысли, из непуганых осталась ровно одна – только бы Степнов ее не застукал! Потому что неизвестно, что он может выдумать в воспитательных целях: фантазия у него работает бесперебойно, чего о совести не скажешь. Еще одних водных процедур ее ботинки не выдержат. Да и перед Савченко краснеть не хотелось. Он наверняка маме позвонит, она расстроится… Может, плюнуть на уговор? Пусть Лужина ищет другого медвежатника! Ша, трусиха! - одернула Кулемина саму себя. Кинуть падлу Степнову – это вообще дело чести. Особенно после его дешевой лести в адрес тупицы Стародубцевой. Ведь Виктор Михайлович знает прекрасно, что Лена терпеть ее не может. По надменности это чудо в косичках даст фору даже Зеленовой. А он ее в капитаны прочит, специально, чтоб задеть Кулемину за живое. Что ж, задел. Аж скулы свело. И полагает, наивный, что ему это не аукнется!
Да, брать чужое нехорошо. Вторгаться в частную жизнь постороннего человека – еще хуже. Однако после череды хамских выпадов в ее адрес опальная чемпионка ощущала потребность хоть как-то уесть своего теперь уже бывшего тренера. Если Лужина что-то на него накопает, тем хуже для него.

Прячась за колонной, белобрысая диверсантка третью перемену кряду ждала удобного момента для совершения набега на учительский кабинет. С ее наблюдательного пункта открывался прекрасный вид на распахнутые двери спортзала, но Степнов (вот досада!) никуда не спешил, сидел сиднем в своей берлоге. И неизвестно, сколько еще Кулеминой пришлось бы караулить под дверями, не вымани Рассказов физрука столовскими кулинарными изысками. Едва Игорь Ильич на пару со Степновым скрылись за поворотом, Лена ужом скользнула в спортзал. Она знала, что за выдвигающимся куском плинтуса Степнов хранил дубликат ключа от подсобки. Подоткнув ногой деревянную планку, девчонка вынула из неглубокой выемки заветную отмычку. В две секунды Лена открыла замок, прошмыгнула внутрь и застыла посреди тесного кабинетика. Попасть внутрь – это полдела, надо понять, где искать. А дальше началась сказка про Ивана-царевича, которому позарез нужна была игла с Кащеевой смертью. «Сундук» Лена уже вскрыла, осталось выпотрошить его до самой утки с яйцом. А времени в обрез, перемена не резиновая, и спрятаться в случае внезапного возвращения Кащея совершенно негде.
Обнаруженная в узкой секции шкафа адидасовская куртка добила Кулемину обилием карманов. Кажется, их тут миллион, и в каждом что-то да лежит. Россыпь копеек, мятые купюры, карточка на метро, магазинные чеки, леденцы, еще леденцы, носовые платки... Карманы не кончались, мандраж усиливался, мелочевка сыпалась сквозь непослушные пальцы; за дисконтной картой «связного» потянулась узкая бумажка с номером телефона и именем Катя. Лена поджала губы. А дуры-одноклассницы все за личную жизнь физрука переживают, мол, один как перст, тоскливо ему, у него ж даже хомяка нет! Да все у него прекрасно! Незнакомое девчонке чувство ревности поднялось из груди и хлынуло к лицу, оставив жгучий след в виде яркого румянца на щеках. Те станут еще пунцовее, когда в соседнем кармане Лена нащупает аккуратную коробочку с надписью «особо тонкие, для большей чувствительности». Свободный человек в свободной стране, монашеский обет не давал, имеет право на личную жизнь. Ему можно! Он взрослый. А ей нельзя, она сразу аморальной становится, не то что некоторые… Едкая досада рокотала внутри, и будто даже больно стало. Настолько, что захотелось сделать ему еще больнее. Не рассчитав силы, Кулемина резко дернула за один из карманов, и куртка осела у нее в руках. Хана петельке! Только этого ей не хватало! Лену залихорадило с новой силой. И зачем она на это все подписалась?! Чтобы Лужина совала свой нос, куда не просят? По содержимому куртки и так понятно, что Степнов – обычный мужик, такой же, как все! Стихнут вихри эмоций, и она пожалеет о своем участии в сомнительном предприятии.

Карманница-дебютантка уже почти простилась с идеей лишить учителя права на тайну частной жизни, когда искомый трофей наконец-то звякнул в единственном неисследованном до сих пор кармане. Дрожащей рукой Кулемина впихнула добытую связку ключей в свой рюкзак и раненой ланью выскочила наружу. У дверей спортзала только начали собираться школяры, они шумели и толкались, на старшеклассницу никто из них даже внимания не обратил.

Заветные ключи легли в Риткину ладонь, и Лужина в очередной раз мысленно погладила себя по голове – молодец она, все-таки. В расчетах не ошиблась: Кулемина оказалась умницей, еще и Полинке нос утерла.
- Видишь, а ты сомневалась, - победно улыбнулась ей Рита. – Ну а теперь пора навестить нашего мистера икс.
Доморощенный Шерлок уже навела справки и узнала, что сразу после уроков у Степнова тренировка с пятиклашками. Значит, у них с девочками, по крайней мере, два часа времени на досмотр помещения и выяснение всех волнующих их вопросов.
- Дальше без меня, - нахмурилась Лена. – Уговор был достать ключи, а вламываться в квартиру учителя мы не договаривались.
- Соскочить решила?! - вмешалась в разговор Полина. – Да кто знает, что у тебя на уме? Мы сейчас двинем к физруку домой, а ты помчишься ему докладывать!
Лена даже рассмеялась от неожиданности: ее обвиняет в стукачестве та, которая сама с легкостью закладывает всех и вся, желая выслужиться перед Борзовой. Месяц назад, когда «А» класс полным составом свинтил с урока географии, Полина сразу помчалась к завучу. Одноклассники не бойкотировали звезду глянца только потому, что сама Людмила Федоровна почему-то не стала подвергать школьников обструкции, посчитав, видимо, что им и так уже «свезло» учиться в одном классе с ябедой. Скользкая тема попахивала скандалом, а в Риткины планы выяснения отношений не входили. Только не сейчас!
- Лен, я понимаю, что уговор касался лишь ключей, и заставить тебя пойти с нами я не могу, - мягко и примирительно напевала Лужина, выбирая самые ласковые интонации. – Но мы ведь не только ради себя стараемся. Помоги нам, а мы поможем тебе.
Кулемина крепко призадумалась: зарыть топор войны или припрятать за спину?
- Мы же подруги, Лен, и должны держаться вместе.
Про подруг смешно прозвучало, почти зеленое от неприязни лицо Полины вполне могло стать символом их немеркнущей «дружбы». Лена ухмыльнулась и медленно проговорила:
- Значит так, я пойду с вами, но не искать подтверждения вашим фантазиями, а следить, чтобы вы с территории Степнова не вынесли даже коробок спичек. Улавливаете?
Лужина поторопилась согласиться. В конце концов, обещать - не значит жениться. При желании она легко перехитрит любую даже самую глазастую Кулемину.

***

И финт со Стародубцевой, и подосланный Гуцулов – ничто не сработало. Ленино упрямство, помноженное на обиду, оказалось сильнее банального тщеславия. Он-то тешил себя иллюзией, что уж с малявкой справится в два счета: где надо, подмажет, сманипулирует или, что еще привычнее, надавит. Виктор воображал, что Кулемина боится утратить свой чемпионский статус и положение капитана. Откуда ему было знать, что для нее куда важнее чувство собственного достоинства. Такой вот аристократизм по-кулемински. Степнов может тащить в команду кого угодно, Лена и глазом не моргнет. Гордая. Царевна Лебедь, черт ее дери! И хоть тяжело это признать, но Виктор поступил бы так же: послал бы по известному адресу и тренера, и партнеров по команде, и все капитанские регалии. И раз ничего из его стандартного арсенала не работает, остается только ломать себя через колено – идти к ней и прямо просить ее вернуться в команду и в его жизнь, чтобы все стало, как раньше.
В столовой к нему подкралась Стародубцева и, преданно глядя в глаза, кротко спросила:
- А можно, я уже завтра приду на тренировку? Так не терпится попробовать свои силы.
Степнов с холодной неприязнью уставился на нее.
- Не помню, чтобы приглашал тебя на занятия.
Милая улыбка медленно сползла с лица вчерашней триумфаторши.
- Но вы же сами сказали, что я отлично играю, - пролепетала Инесса.
- Я сказал, что вижу прогресс, - ледяной тон автоответчика. Кулеминой рядом нет, так что нет и смысла впустую разливаться елеем перед недотепой, возомнившей себя звездой волейбола. Девчонка вспыхнула и губы ее задрожали. Она не понимала, чем вызвана такая перемена настроений у Степнова, а Степнову было все равно. Еще кусок масла в его каше не успел растаять, как Виктор Михайлович и думать забыл о короткой беседе с Инессой. У него обед! Какие могут быть разговоры? А по возвращении из столовки у него возникли проблемы куда хлеще недокомплекта волейбольной команды…

Ему хватило беглого взгляда на свой кабинет, чтобы понять: кто-то не очень деликатный гостил здесь в отсутствие хозяина. И в свете утренней новости про визит шишек из министерства, физрук готовился к самому худшему: его уже обнаружили и пасут. И весь цирк со школьной проверкой устроен только для него одного. Почему сразу не надели мешок на голову и не отправили посылкой к мачехе? Ради забавы – поглядеть, как он мечется в тщетных попытках спрятаться, или для того, чтобы унизить, огласив прилюдно, «при высокой комиссии», что никакой он не учитель физкультуры и вообще не тот, за кого себя выдает. Суханов еще в самом начале предупреждал, что Кира обожает дискредитировать неугодных ей людей – покрывать их имена таким слоем грязи и клеветы, что отмыться почти невозможно. Тоскливая мысль о бегстве точила его червем. Хорошо здесь, душевно, жаль, если придется все бросить: два года труда, отлаженную жизнь рабочего человека, созданную его усилиями команду… И с Кулеминой не успел помириться. Последнее было особенно досадно. Внезапно Степнов почувствовал, что зря обманывал себя: ему будет не хватать пчелиного жужжания большой перемены, густого, с примесью хлорки, аромата столовских котлет, гулкого стука мяча о дощатый пол спортзала и волнующей суеты соревнований, которые пусть на короткое время, но заглушали его вынужденное одиночество. Вот исчезнет он, а здесь ничего не изменится. Разве что Лена почувствует себя свободнее (он ей давно поперек горла встал со своей надоедливой заботой), и раскованные пионеры примутся волочиться за Кулеминой с удвоенным рвением.
Домой Виктор мчал, сломя голову. Малышня, конечно, жалобно клянчила тренировку, но мыслями Степнов был уже не с ними. Чтобы по-быстрому завершить стихийный митинг у дверей спортзала, он вдохновенно соврал:
- Завтра! Завтра проведем мегатренировку для самых выносливых! – и ободряюще потрепал по плечу шмыгнувшего носом самого младшего члена команды. Сохранять видимость расслабленного благодушия, когда внутри все натянуто тетивой арбалета, задача не для слабаков. Надо успеть собрать кое-какие вещи, сгруппироваться и продумать план действий на ближайшее время. Попытаться связаться с Сухановым, чтоб тот подсобил с новыми документами и впиской. Хрущевка, коммуналка - да хоть избушка на курьих ножках! Это Кира считает, что он помрет без сорокаметровой спальни с панорамными окнами и завтрака в постель, а на деле его и японский аскетизм не давит – может и на циновочке в углу, если обстоятельства потребуют. В отличие от обожаемой мачехи ему не слабО и в землянке обустроиться. В инъекциях гиалуроновой кислоты он не нуждается, на дизайнерские туфли не дрочит и жрачку в состоянии приготовить себе сам, без прислуги.
Новая сим-карта в простецкой мобилке поймала сигнал, Степнов легко набрал по памяти заветный номер единственного посвященного в его дела человека. Артем не брал трубку, и тогда Виктор в нарушение всех установленных правил отправил ему смс. Это подействовало – фанат конспирации Суханов тут же перезвонил ему с чужого номера и устроил разнос.
- Где твои мозги?! – Из всего адресованного Вите только эта фраза была не матерной.
- Кто-то вломился ко мне в кабинет и выкрал ключи от квартиры, - зло шипел Степнов в трубку.
- И что?!
- Меня вычислили, вот что! – Странно, что тот ни сном, ни духом. Виктор негодовал: почему Артем его не предупредил?! Выходит, его слова о полном контроле над ситуацией – пустое хвастовство?
- Не будь параноиком, Витя! Кира тебя в Болгарии ищет и немного в Греции. Ей и в голову не приходит, что ты у нее под носом сидишь. Я все устроил в лучшем виде, не испорти! И не звони мне больше. Будут важные новости, сам тебя найду.
- Кому же тогда ключи от моей конуры понадобились? – промямлил Степнов, окончательно сбитый с толку.
- А это уж тебе виднее. Ищи среди приближенных к твоему телу. Зуб даю, что это баба. Ты ж знаешь, телки от тебя без ума, всегда так было, - Артем беззлобно поддразнил друга.
Лгать Степнову он бы не стал, нет смысла. Артем Суханов верой и правдой отработал на Витиного батю больше десяти лет и сомневаться в преданности семье босса повода не давал. Вряд ли Виктор смог бы столько времени водить мачеху за нос, не помоги ему бывший безопасник отца. После их короткого разговора логика событий восстановилась, но тревога никуда не делась. Осторожность лишней не бывает, когда речь идет о жизни и смерти. Окинув хорошо знакомый двор цепким взглядом, Степнов двинулся к подъезду. Ничего сколько-нибудь подозрительного он не заметил: ни незнакомых автомобилей, ни людей. На лестничной площадке между первым и вторым этажом Виктор встретил пьяную соседку. Та по-мужицки смолила вонючей «явой» и сплевывала себе под ноги. Засаленный халат на голое тело едва прикрывал интимные места, но выпивоху не смущали чужие взгляды – ей даже нравилось нечаянное внимание.
- Чо пялишься? Нравлюсь, да? Все вы козлы похотливые! – включила она любимую пластинку. С этими фразами почитательница огненной воды регулярно приставала ко всем мужчинам, имеющим «счастье» жить с ней в одном подъезде.
- Иди домой, - негромко, но внушительно произнес Виктор. Его корежило от отвращения. Один вид ее тощих волосатых лодыжек и облезлых ногтей на ногах оскорблял до глубины души.
- Отвяжись! Щас мой Васька придет за мной. А тебе пора. Гости у тебя… девки какие-то.
И Степнов, не дослушав ее пьяную тираду, ломанулся вверх по лестнице.

Дверь была не заперта. Виктор, почти не дыша, осторожно толкнул ее рукой и бесшумно, как кот, вошел в прихожую. Первое, что он узрел – это черный Кулеминский рюкзак, брошенный на полированную поверхность допотопного трюмо.
- Эй, девочки, а вы входную дверь закрыли? – донесся из комнаты ангельский говорок Риты Лужиной.
- Конечно, нет! – разлился по всей квартире злой учительский голос. – Но вы не беспокойтесь, девочки, я все закрыл.
И в этот самый миг воздух в комнатах стал таким густым и душным, что его можно было резать ножом.

Скрытый текст


Спасибо: 18 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2353
Настроение: Сочинительно подчинительное ))
Зарегистрирован: 09.02.09
Откуда: Москва
Репутация: 127

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms32: За помощь в проведении конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms31: Победитель конкурса "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" в номинации "Фанфики"  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.12.16 02:06. Заголовок: Оказалось, что я не ..


Скрытый текст



Выходка достойная выдачи Премии Дарвина вне очереди. Вломиться в квартиру малознакомого мужика, чтобы порыться в его вещах – это надо было додуматься! Наверное, у куриц больше развит инстинкт самосохранения, чем у этих альтернативно одаренных искательниц приключений.
- Ну и как досмотр? Много интересного накопали? – зло процедил Степнов сквозь сжатые челюсти. Он и не пытался скрывать крайнюю степень своего раздражения. Он уже едва с жизнью не прощался, в смятении готовился к встрече с кровным врагом. День наперекосяк, тренировка лесом…
- Мы не копали, - глупо промямлила Лужина в ответ, потерявшись под убийственным учительским взглядом.
- Вот как! Просто в гости зашли? Проведать? Тогда на будущее сообщу: в таком виде ко мне не ходят! Что это на вас за убогие монашеские рясы? – он презрительно скривился. – Я люблю, чтоб юбка была вот такой длины, - Степнов протянул руку к зеленовскому сарафану и задрал его подол почти до середины бедра. Полина жалобно пискнула:
- Не трогайте меня! - и с ужасом взирая на учителя, вжалась в стену. Виктор Михайлович, довольный произведенным эффектом, саркастически ухмыльнулся: надо же какую недотрогу изображает, а фотки постит в инстаграм – одна откровеннее другой. На двух последних гордость школы запечатлена в купальнике и мокрой майке. Может, Поля просто не в курсе, что педагоги тоже умеют пользоваться интернетом?
- По-моему, вы не подготовились! – мужчина переключился на Лужину и, подойдя к ней вплотную, принялся садистски медленно расстегивать пуговицы на ее школьной блузке. Будто машина, он не делал ни единого лишнего движения, и от этого происходящее выглядело еще более жутким. Боясь дыхнуть, жертва вытянулась в струнку и замерла как кролик перед удавом. На четвертой пуговице «удав» остановился.
- Колени расслабь! – он хлопнул ладонью по одеревеневшим Риткиным коленкам, вынуждая ее расставить ноги. - Так-то лучше! – Губы «радушного» хозяина растянулись в отвратительной похабной улыбочке.
- И да… мне будет приятно, если фейс сделаешь полюбезнее. Ну же, милая!

Слишком много яда, слишком… На язык просились цветистые грубости, но Лужина сдерживалась из последний сил – только бы не усугубить и без того аховую ситуацию. Мама ее учила, что мужику лучше не перечить: быстрее успокоится и отстанет.
- Учитель называется, - буркнула Лена из-за спины своей компаньонки, немного, самую малость сочувствуя подругам по несчастью.
- Мы не в школе, а на частной территории. И я вас сюда не звал, вы приперлись сами, по собственной воле. Соседи подтвердят. – Далее он спокойно сообщил, что за пределами школьных стен имеет право вести себя так, как его душеньке угодно. К примеру, развлекаться со школьницами.
Кулемина густо покраснела, живо припомнив, какие дивные вещицы для «развлечения» обнаружила сегодня в карманах учительской куртки. И пусть девочки молятся Богу, чтобы Степнов говорил все это для острастки. Потому что…
- …жаловаться не пойдете: стыдно. Доказать, что между нами что-то было, сложно. А вот закрыть вас в обезьянник – как два пальца. Свидетели есть, - непедагогично нагонял жути школьный тренер.
Зеленова зашмыгала носом:
- Рит, давай все расскажем! – взмолилась она и чуть тише добавила: - Хуже уже не будет.
Лужина неуверенно махнула головой. И хотя они не нашли никаких доказательств двойной жизни Степнова, расставаться со своими теориями Рите не хотелось.
- А ты, Зеленова, не такая и тупая, как я думал! – мужчина откровенно глумился. Кто бы мог подумать, что пугать маленьких девочек так весело! Привычным жестом Виктор Михайлович расправил воротник лужинской кофточки, заботливо убрал за ухо выбившуюся из косы прядь и… внезапно к облегчению Риты потерял интерес и к ее косе, и к кофте. Теперь все внимание Степнова сосредоточилось на зеленоглазой причине его вчерашней бессонницы. Пока он, как последний дурак, строил планы примирения, эта воинствующая хомячиха-альбинос ринулась на баррикады. Воевать ей, видите ли, нравится больше, чем мириться. В итоге, влезла в его душу, в его квартиру и при этом дует губы, будто это он не давал ей спать полночи, а после перевернул вверх дном ее жилище! И ведь всерьез собирался прощения у Кулеминой просить. Скучал по ней… кажется…
- Кулемина, мало тебя в детстве пороли.
Лена подобралась и сжалась как пружина. Пусть только попробует тронуть ее хоть пальцем! Это Зеленова – малахольная, сопли пускает да подвывает, как собачонка, а она… она не позволит никому так с собой обращаться и ради Степнова исключений делать не станет!
- Ближе подойди, - приказал он.
- Мне и здесь неплохо, - огрызнулась нахалка и нервно сглотнула. Пусть с трудом, но выдержав психологическую атаку своего бывшего тренера, она предчувствовала, что это еще не финал.
- Мы с тобой позже поговорим.
От этого многозначительного «позже» у дерзкой блондинки сердце застучало в унисон с зубами. Не дура ведь, сообразила, что уже удостоена высокой аудиенции с глазу на глаз. Сейчас он отпустит двух ее подельниц и примется за старое – читать ей морали да пугать отсутствием жизненных перспектив, если она не одумается и не исправится.
Но реальность оказалась хлеще ожиданий…
- Ладно, поиграли и хватит! Выкладывайте, какого хрена вам здесь понадобилось!
На этих словах Зеленова снова захныкала, а Рита побледнела.
- И нефиг рыдать. Меня этим не разжалобить.
Кулемина криво усмехнулась, вспомнив, как совсем недавно едва не утопила Степнова в своих слезах. Не разжалобить, значит? А кто успокаивающе трепал ее по плечу и платок носовой ей совал? Правда и воду в ботинки тоже он наливал. Многогранная натура, ничего не скажешь! На доли секунды Лена рискнула ткнуться взглядом в его сторону и, будто обжегшись о ледяную черноту глаз, вернулась к спасительным квадратикам на потертом кухонном линолеуме.
- Господи, ну и дуры! - Виктор Михайлович с шумом выпустил «пар» через нос. Миндальничать с девицами, вздумавшими копаться в его исподнем, значит, проявить слабость. Великодушие в таких случаях воспринимается как мягкотелость.
- Оглохли что ли? – прикрикнул он. – Ну как хотите…
Степнов достал мобильник и, набрав номер, приложил трубку к уху. Первой сдали нервы у Полины:
- Куда вы звоните?!
- В отделение полиции, - спокойно ответил тот.
Зеленова запричитала. Заламывая руки, она умоляла не сдавать их в отделение.
- Пожалуйста! Н-не надо! Меня бабушка убьет! У меня контракт!
И куда делся рафинированный, настоянный на первоклассном высокомерии, Зеленовский снобизм! Звезда инстаграма только что на коленях перед физруком не ползала. Впрочем, он, похоже, не слишком впечатлился эмоциональной сценой.
- Добрый день, полиция? С кем имею честь разговаривать? – звучно обратился он к кому-то на том конце трубки.
Испарина проступила на Ленкином лице, ладони стали холодными и липкими. Надежда выпутаться без потерь из крайне щекотливой ситуации сдохла, не приходя в сознание. Он их тупо сдаст в ментовку. Сдаст! Зачем? Чтоб проучить.
Любимый учитель. Прекрасный тренер. Первостатейный гад. Зато, Кулемина, ты ему отомстила – петельку на куртке оторвала. Гордись! И заодно подумай, как матери в глаза смотреть будешь? Про деда и спрашивать нечего. Лучше ему такое о внучке и не знать.
- Старший сержант? Потерпевший вас беспокоит…
Полина зарыдала в голос, а Лужина резко нащупала голос во рту и затараторила, как пулемет:
- Это все Кулемина! Мы ей говорили, что это скверная идея, но она не слушала.
У Лены потемнело в глазах.
- Зачем ты врешь?!
- Я правду сказала! – задрав подбородок, пафосно ответила врушка и не успела увернуться от толстенного учительского ежедневника, который Лена цапнула с полки. Салфетница прилетела Рите вдогонку прямо в голову.
- Да чтоб ты сдохла, тварь лживая! - смачно выругалась Кулемина, внезапно оказавшаяся крайней в этой удивительной истории.

Дальнейшая телефонная беседа с сержантом полиции Рыбаковым Олегом Юрьевичем смысла не имела – амазонки раскололись, чего Степнов и добивался. Телефон он убрал в карман брюк и попытался вникнуть в признательные показания Лужиной. Его терпения хватило примерно секунд на тридцать, потому что тарахтели все трое, и разобрать в этом бабском гвалте хоть что-нибудь не представлялось возможным.
Пришлось закрыть Кулемину в ванной, получив в процессе боевое ранение в виде трех царапин на руке, и уже более-менее спокойно заслушать доклад. Несмотря на бурные Ленины протесты, Лужина гнула свою линию о том, что идейным вдохновителем взлома учительской квартиры была Кулемина. Про часы, дядин каталог и свои домыслы она выложила без запинки. Все вышеупомянутое было приписано Лене без зазрения совести. Зеленова на голубом глазу поддакивала.
- То есть весь сыр-бор из-за часов? – саркастически хмыкнул Виктор Михайлович, потом обвел взглядом свою более чем скромную кухню и задал девицам вопрос: - Ну и кто я, по-вашему? Вор в законе?
- Конечно нет, Виктор Михайлович, - заискивающе блеяла Полина, - вы жертва клеветы.
Виновато потупив глазки, Рита мямлила, что черт их попутал, вернее, интригантка-одноклассница. Физрук неопределенно молчал, будто задумался. На деле он давно придумал, как именно накажет длинноносых Варвар с базара, и для этого совсем не нужно было терпеть их присутствие у себя дома. Довольно и того цирка, что малолетние идиотки ему устроили! Какие только страсти-мордасти не рисовало ему воображение, пока он не выяснил, кому обязан вторжением на его территорию. Кирины ищейки! Его обнаружили! Ах и ох! Все пропало! Вот дурила, черт возьми!
- Валите отсюда, - буркнул он хмуро и устало махнул рукой. Подружки на полусогнутых затрусили в прихожую и, раздраженно толкаясь локтями, бросилась хватать свои вещи и обуваться.
Опомнились они уже внизу у подъезда.
- Нехорошо получилось, - медленно проговорила Лужина. – Почему он нас отпустил, а Кулемину нет? Ты слышала, что этот козел озабоченный про юбки нес?
- Это пугалки были, чтоб мы все ему выложили. И в ментовку он нас сдавать не собирался, поверь мне! - вдохнув морозный воздух, Зеленова ожила и снова нацепила на себя взлелеянное годами высокомерие всезнайки. – Не парься, все с Леночкой будет хорошо. Она в любимицах ходит, таких не обижают.
Отчетливые нотки зависти удивили Риту. Лично она Кулеминой в тот момент не завидовала. Но и набраться смелости, чтобы вернуться и сказать физруку, как все обстояло на самом деле, силенок не нашлось.



Спасибо: 17 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 597
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия