Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 263
Настроение: Хочу Степашку))... И желательно голенького))...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 34
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.11.10 22:14. Заголовок: Моя религия


Название: Моя религия
Автор: Dulce
Бета: 1, 2 – brOOklYn_girl, 8-13 – Кузя, 13 и остальные – freedom
Пейринг: КВМ
Рейтинг: R
Жанр: Romance, Angst, AU, OOC
Статус: в процессе
Примечания: фик разделён на две части, в первой части Лене всего 12-13 лет, а во второй части - несколько лет спустя; если говорить честно, то меня практически в каждом фике немного смущает образ Леры. Я её такой не вижу...
От автора: захотелось мне чего-то эдакого… Чтоб бандиты вокруг, а Степашка – герой… А в end-е - обязательный happy
Хотела повременить с выкладыванием, но поняла, что если не сделаю этого сейчас, то потом уже попросту будет не до этого...
Комментарии буду ждать с особым трепетом и нетерпением, волнуюсь сейчас ужасно - http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-40-00000067-000-60-0-1282829292
rozmarin

Подарочек от Кэт. Неожиданно и приятно, спасибо за внимание


Vies Юленька сделала мне замечтательный подарок


Спасибо: 33 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 18 [только новые]







Сообщение: 264
Настроение: Хочу Степашку))... И желательно голенького))...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 34
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.11.10 22:15. Заголовок: Первая глава получил..


Первая глава получилась немного детской… но это ненадолго)).

Часть 1
Глава 1

С довольной улыбкой на лице Лена направлялась сквозь дворы из школы к себе домой, задорно перепрыгивая небольшие лужи. Пасмурная осень, отражающаяся в зеркальной воде тёмными облаками, сейчас нисколько не расстраивала: уж больно Ленка была увлечена разглядыванием ярко-жёлтых шнурков, которые накануне ей подарила мама. Являясь в школе единственной обладательницей модного атрибута, в течение дня девочка замечала на своих кроссовках восторженные и одобрительные взгляды, которые непременно поднимали ей настроение. Ведь никогда ранее она не являлась объектом всеобщего, пусть и практически безмолвного внимания. Лена вообще росла спокойным и тихим ребёнком, а её мама не могла нарадоваться усидчивости дочки и её покладистому характеру. Единственное, что омрачало детство девочки, так это отсутствие отцовского воспитания, которого Лена никогда и не знала. В школьные годы, с самого первого класса, на фоне задиристых и заносчивых одноклассников Лена вовсе казалась серой мышкой. Так оно и было вплоть до самого шестого класса, пока не наступил этот день на редкость дождливого сентября…
Любуясь, как при очередном небольшом прыжке яркие полоски шнурков подрагивают, почувствовала хватку чужой руки у себя на плече. Рефлекторно обернулась, увидев позади себя несколько двенадцатилетних мальчишек из параллельного класса, то и дело подтверждающих на практике свой статус местной дворовой шпаны.
- Ты чего? – Лена попыталась освободить руку.
- Красивые шнурки, - с ложным задумчивым прищуром сказал негласный главарь дворовой шайки, в такт своим словам нервно подёргивая коленкой. – Где купила? – и не столь важно, что ему было глубоко всё равно. Когда круг из его приятелей вокруг Лены вдруг стал стремительно сужаться, заставляя растерянную девчонку внутренне напрячься, он с некой издёвкой продолжил. – А я бы не отказался от таких, да вот только деньжат мне, пожалуй, не хватает… Не подкинешь пару сотен? – спросил будто невзначай, наконец, добравшись до сути своего монолога.
- Нет у меня денег, - растерянно ответила Лена, наивно думая, что такой ответ может изменить положение весьма удручающих для неё обстоятельств.
- А если мы проверим? – риторический вопрос и всё столь же наглая, уверенная ухмылка.
Сильный толчок в бок – Лена падает на сырой асфальт, сумка с плеча оказывается в руках одного из противников. Тут же, спустя мгновение, как в замедленной съёмке Лена наблюдает за стопкой тетрадей, ворохом разлетающейся по сторонам. Находясь в полном ступоре внезапно сковавшего непонимания, она продолжала сидеть на тротуаре.
- Двадцатка? – рассмеялся мальчишка. – И это всё? – выпотрошив наружу всё немногочисленное содержимое Лениной сумки, он швырнул её на землю, недвусмысленно кивнув своим друзьям.
- У меня нет больше, - ещё сильнее растерявшись, еле выдавила из себя Лена, совсем не готовая к тому, что последовало после. Один из них, схватив её сзади за плечи, крепко держал возле себя, в то время как другие двое мальчишек стали ловко шарить по её карманам. Несмотря на то, что каждый из них был на голову ниже высокой для своих лет Лены, она, внезапно оцепенев, почувствовала, как внутри что-то неприятно кольнуло. Ощущая страх девчонки, главарь шайки опустился на колени и стал стаскивать с Кулёминой её кроссовки, чувствуя в душе некий азарт, подобный тому, который ребёнок испытывает перед тем, как распаковать подарок в новогоднюю ночь.
Вот тут-то Лена и подала голос, наконец, осознав, что сейчас происходит, громко выкрикнув слова о помощи, и отчаянно задёргала ногами. Когда был стянут второй кроссовок, внезапно ослабла хватка мальчишечьих рук. Причиной тому был Он – главный бандюга двора. Будучи гораздо старше неудачливых хулиганов, он без труда раскидал в стороны малолетнюю шпану, чётко ударив в челюсть того мальчишку, что держал в руках кроссовки. Из разбитой губы хлынула кровь, а обувь тут же выпала из его рук. Ещё несколько техничных ударов, и вот уже все четверо малолетних хулиганов сбежали в неизвестном направлении. И недаром, ведь никто из них не собирался связываться с Витькой Степновым. Записавшись в восемь лет в секцию по боксу, мальчик сильно увлёкся этим видом спорта. За прошедшие десять лет, казалось, ещё ни одна «стрелка» не обошлась без его участия…
Неоднократно Степнов замечал в своём дворе, живущую как раз в доме напротив, светловолосую девчушку с зелёными глазами. Не зная даже её имени, сегодня не смог пройти мимо, услышав её крик. Вот уже с минуту растерянно смотрящая на него снизу вверх, она сидела на тротуаре, опираясь ладонями на асфальт. Лена же в этот момент прокляла всех на свете: и себя, и тех мальчишек, которых она действительно испугалась. Теперь же было вдвойне неловко за свою нерасторопность, когда левая ступня, оказавшаяся в холодной луже, сильно намокла. Немного смутившись от бездействия девчонки, Витя робко протянул ей руку. Лена огляделась по сторонам в поисках своих кроссовок. Дотянувшись до одного дрожащими руками, стала натягивать обувь на вымокшую ногу.
Отдёрнув руку, Степнов мысленно усмехнулся и присел на корточки, дотягиваясь до второго кроссовка. Подождал ещё минуту, теребя в руках несчастную обувь, пока Лена не подняла на него свои глаза. Такая милая и растерянная, она робко забрала кроссовок, после чего услышала уверенный мужской голос:
- Если какая тварь ещё обидит тебя здесь, мне скажи.
Быстро завязывая шнурки, Лена смотрела вслед удаляющемуся силуэту и уже совсем скоро бросилась вдогонку за своим спасителем.
- Эй! Стой! – мельком оглянувшись назад, где на сыром тротуаре лежала её сумка и наверняка уже вымокшие тетради, Лена протянула руку вперёд. Переминаясь с ноги на ногу, сгорала со стыда, отчётливо слыша, как в одном из кроссовок хлюпает вода. – Вот, - это всё, что она смогла произнести, когда парень как-то уж слишком робко взял с её разжатой ладони шоколадную конфету, после чего, испугавшись, что скажет какую-нибудь глупость, развернулась и побежала обратно.
Степнов, направляясь в сторону своего дома, развернул ярко-красную обёртку и закинул себе в рот конфету, слаще которой он ни ел ничего в жизни…


Спасибо: 71 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 279
Настроение: Хочу Степашку))... И желательно голенького))...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 34
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.12.10 23:18. Заголовок: Не могу я сразу пере..


Не могу я сразу перейти к завязке сюжета, поэтому глава получилась промежуточной...

Глава 2
Лена сидела на старенькой скамейке в центре двора уже второй час подряд. Поджав под себя ноги и укутавшись в принесённый из дома плед, она смотрела на небо, высоко подняв голову вверх. И лишь иногда она опускала взгляд и всматривалась в окна своего дома, желая удовлетворить любопытство. Определить, что там происходит, Кулёмина не могла, да и не хотела. Как это часто случалось ранее, сегодняшний вечер Ленина мама проводила в компании со своим ухажёром. А Лена чувствовала себя лишней и просто уходила гулять, ссылаясь на то, что её якобы позвала в гости подруга. Наспех сложив в сумку плед и термос с горячим чаем, девочка неспешно бродила по окрестностям. Когда усталость давала о себе знать, она сидела во дворе на лавочке, защищённой от ветра несколькими деревьями.
- И долго ты здесь ещё будешь сидеть? – приятный голос донёсся до Лены откуда-то со стороны.
- Не знаю, - повернув голову в сторону, честно ответила она.
Степнов, стоящий поодаль, был одет лишь в джинсы и футболку, и Лене оставалось только удивляться, как ему не холодно, ведь уже около десяти часов вечера.
- А почему не дома? – перефразировал свой вопрос и уселся рядом на скамейку.
- Там мама с новым другом, - сухо ответила Кулёмина, кивая на свои окна.
- Злишься? – как-то слишком утвердительно прозвучал этот вопрос, что Лене совсем не понравилось.
- На что?
- Что мама твоя… занимается устройством личной жизни, - теперь Кулёмина поняла, что её смущало: он разговаривает с ней, как с маленькой.
- Каждый хочет быть счастливым, - посмотрев прямо в глаза парню, серьёзно ответила она. Как ни крути, а вот на маму она злилась меньше всего. Ведь именно отец когда-то давно, когда Лена со дня на день должна была появиться на свет, собрал свои вещи и покинул их семью.
- А как тебя зовут? – удивлённый таким серьёзным ответом, как ему раньше казалось, несмышленой девчонки, он наклонился чуть вперёд, желая вновь заглянуть ей в глаза.
- Лена, - немного помолчав, всё же ответила она.
- Алёнка значит? – улыбнулся парень.
- Лена, - сощурив глаза, фыркнула она и отвернулась от парня. Вышло немного грубо, но это приторно-сладкое «Алёнка» применить к себе она никак не могла.
- Ну-ну, - усмехнулся Степнов, ведь ещё несколько секунд назад девчонка ему показалась взрослее своих лет. – А всё-таки какая ты ещё маленькая, - приятным голосом и с милой улыбкой на лице тихо сказал он.
- Мне скоро тринадцать исполнится! – возмутилась она, действительно полагая, что данная возрастная отметка позволит ей казаться взрослой.
- Совсем маленькая… - уже почти смеясь, прошептал он в подтверждение своих слов. - А я Витя.
- Я знаю, - покраснела Лена. – Тебя тут все знают… Ты не замёрз ещё? – вдруг резко повернулась к нему, недоуменно смотря на тонкую футболку своего собеседника. Так и не дождавшись ответа, продолжила: - Мне уже даже неудобно! Расселась тут, да в плед укуталась! Хочешь, тебе его отдам? А у меня ещё чай есть. Будешь?.. Он горячий, - привела этот аргумент, будто пыталась уговорить его. И тут же почувствовала, что румянец на щеках становится ещё сильнее. Степнов лишь с загадочной улыбкой на лице молча продолжал смотреть на неё, не отрывая взгляда, что смущало Лену с каждой секундой всё больше и больше.
- Никто больше не лез к тебе? – когда он хоть что-то произнёс, Лена облегчённо выдохнула.
- Да ты и сам знаешь, что нет. Кто ж захочет с тобой связываться? - улыбнулась ему в ответ и открыла сумку, доставая из неё серебристый термос. Чувствуя к этому практически незнакомому парню особую благодарность, заботливо налила ему ароматного чая в кружку. А Виктор и не думал отказываться: уже действительно становилось прохладно. Он собирался всего лишь добежать до друга, живущего как раз в Ленином доме, и не рассчитывал задерживаться на улице. Однако так просто пройти мимо своей новой знакомой не смог. Сейчас же было невыносимо приятно ощутить искреннюю заботу, когда в его руках оказалась горячая кружка согревающего чая. А несколько дней назад этот её по-детски наивный жест с шоколадной конфетой тронул его до глубины души. Не с такими людьми он привык общаться. Не с такими и не так. А что касается противоположного пола, то и вовсе происходящее сейчас было диким: это он должен всегда проявлять заботу. И пусть Лена ещё сущий ребёнок, но эта девчонка ведёт себя будто так и надо. Вот это и было для Степнова особенным.
- И часто ты такие посиделки устраиваешь?
- Когда как. Пока на улице тепло, то довольно часто. А вот зимой уже по улице особо не погуляешь.
- А у меня есть идея, - делая очередной глоток чая, он ненадолго задумался. - Давай я сейчас быстро сбегаю домой, оденусь, и мы с тобой пойдём погуляем?
- Угу, - только и смогла выдавить в ответ Кулёмина.
Уже через десять минут они вдвоём скорым шагом шли в неизвестном для Лены направлении. За полчаса на улице уже успело немного стемнеть, и если бы не горящие поодаль фонари, Лена наверняка побоялась бы так далеко отходить от дома. Однако, голову подобными сомнениями она вовсе не забивала, да и к тому же уж слишком увлекательным и интересным собеседником оказался Степнов. Много рассказывал об увлечении боксом, о первых негласных победах во дворе. А Лена же в свою очередь вставила скромное повествование о тихом беззаботном детстве…
- А куда мы идём? – решилась, наконец, задать волнующий вопрос Кулёмина.
- А мы уже пришли. Правда, сейчас темно, почти ничего не видно. Но, если тебе тут понравится, мы ещё как-нибудь сюда придём.
- А что здесь?..
Ответа Лена так и не получила, а несколько минут спустя он и не потребовался. Трёхэтажное заводское здание, видимо, так и не было достроено и подверглось «заморозке» в не такие уж и далёкие девяностые. Карманный фонарик, прихваченный из дома парнем, слабым тусклым лучом освещал серое здание изнутри: высокие потолки в четыре метра высотой, ряд опорных столбов и большое пространство сочетались так же с многочисленными спусками-подъёмами, и узкими коридорчиками, порой похожими на лабиринт с тупиком в конце.
Отсутствие вопроса «Зачем мы здесь?» и горящие неподдельным интересом девичьи глаза не оставили Степнову сомнений – он не зря решил привести сюда Лену. Боясь заблудиться или ступить в какую-нибудь яму, она держалась за Витю, сжимая кулаком рукав его куртки. А на втором этаже, когда он вывел её на ни чем не огражденный балкон, от неожиданности Лена шагнула назад. Когда первый ступор прошёл, она огляделась вокруг. Недалеко горели огни ночного города, и даже был различим гул проезжающих по трассе на большой скорости машин… А здесь – тишина и, кажется, свобода.
Последовав примеру Степнова, так же свесив ноги вниз, Лена осторожно села на край плиты. Теплый плед и всё такой же, как и ранее, горячий чай оказались как нельзя кстати. Единственная кружка от термоса попеременно находилась то в одних руках, то в других. Совершено по-братски делили последние глотки чая, а уже через каких-то полчаса, когда они были на полпути от дома, эта прогулка обоим начинала казаться какой-то слишком хорошей, нереальной…



Спасибо: 66 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 293
Настроение: Хочу Степашку))... И желательно голенького))...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 36
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.12.10 19:49. Заголовок: Спасибо всем, кто со..


Спасибо всем, кто со мной
Я немножечко пропадаю, прошу прощения.
Эту главу выкладываю, даже не посоветовавшись со своей будущей бетой. Просто вряд ли мы с ней в ближайшее время сможем пересечься...

Глава 3
Что было странным и удивительным для Лены, так это то, что за прошедший месяц с Витей она стала видеться часто, практически каждый день. Такой высокий, сильный и авторитетный, раньше он ей казался недосягаемым для таких простых и заурядных личностей, как она. И даже слово «личность» как таковое сопоставить с собой она вряд ли могла, что ни сколь её не смущало: «С возрастом придёт», - оправдывалась она перед собой. Так же её самолюбие не смогла задеть и недавняя ситуация. Когда Лена встретила Степнова в компании друзей, их взгляды пересеклись на несколько секунд, однако ожидаемого приветствия Кулёмина так и не услышала. В тот же вечер, как только она пришла домой, тут же направилась в ванную, где висело большое зеркало. Склонив голову набок, Лена скептически оглядела себя с ног до головы. «Да вроде не страшная, - мелькнуло тогда с мыслях. – Вроде…» - усмехнувшись про себя, повторила вновь, приглаживая взлохмаченные волосы влажной ладонью…
Отказывала себе в слабости поддаться искушению и спросить у Степнова о том, что в последнее время стало слишком сильно её тревожить. «Почему ты со мной общаешься?» - заветный вопрос так и не слетел с её губ. Может со временем она сама это поймёт, а пока же ей оставалось беззаботно наслаждаться вечерними прогулками в компании Степнова и лишь украдкой задерживать на парне свой пристальный, изучающий взгляд, пытаясь найти ответ… Гуляли они много, порой даже слишком. Не желая чувствовать усталости, не собираясь обращать внимая на уличный холод, они бродили по заброшенным закоулкам большого города – полуразваленные, с выбитыми стёклами, непригодные для житья старые пятиэтажки; церковь, так и не восстановленная после сильного пожара... Когда Степнов впервые привел Лену на заброшенную стройку, он и понятия не имел, насколько сильно Лене там понравиться. Просто ходить с одного этажа на другой, исследуя недостроенные помещения. Была в этом какая-то особая романтика, подразумевающая в себе притягательную нотку опасности…
И всего несколько раз Витя приглашал Лену к себе домой. Он, как и Кулёмина, рос в неполноценной семье, с той лишь разницей, что его воспитывал отец, и это отчётливо прослеживалось в волевом характере юноши. В те вечера, когда отец уходил на работу в ночную смену, Витя приводил Лену к себе. Вместе они коротали вечера за просмотром очередной теленовинки, загруженной с просторов всемирной паутины. Название фильма выбирали исключительно на слух, поскольку, как бы Лена не старалась, Степнов никогда не позволял прочитать краткого содержания, говоря, что иначе уже будет неинтересно.
А ещё… Ещё он постоянно называл её Алёнкой. Кулёмина отчётливо видела в этом обращении некую насмешку, связанную с её возрастом. А, может, Степнову и просто нравилось, что он может так просто, всего лишь одним словом, заставлять её злиться. Так или иначе, но вскоре Лена уже перестала обращать на это внимание, надеясь, что вскоре это пройдёт.
Лена сама даже не заметила, в какой момент для неё стало столь важно мнение Степнова. Сказал он недавно, что её джинсы с «задницей на уровне колен» просто отвратительны, так с тех пор Кулёмина к ним и не притрагивалась… Подобное послушание не могло не радовать Ленину маму, однако так было до тех пор, пока однажды её дочь стала возвращаться домой не раньше одиннадцати.
Часто парень подходил к воротам школы, дожидаясь, когда его маленькая подруга закончит учёбу, а после они уже вдвоём шли в свой двор, нередко удлиняя себе путь в несколько раз, петляя меж дворами. А вот сегодня, выйдя из школы, она в очередной раз с грустью усмехнулась, понимая, что её никто не ждёт, и что прошла уже ровно неделя с их последней встречи. Как-то однажды Виктор предупредил её, что может пропасть на несколько дней, уехав по делам, но сейчас Кулёмина начала беспокоится. Стоило лишь неприятному колкому чувству сковать её юное сердце, как вдруг вдалеке она заметила знакомый мужской силуэт бегущего ей навстречу парня. Растрёпанный и такой довольный, он вызвал у Ленки искреннюю улыбку.
- Чуть не опоздал! – переводя дух, воскликнул Степнов, оказавшись возле светловолосой девушки. – Ну привет, - окончательно отдышавшись, он мягко улыбнулся, стараясь удерживать с Леной зрительный контакт.
- Привет, - беззвучно прошептала одними губами, не в силах первой оторвать взгляд.
- Прости, я совсем пропал, - наконец сделал шаг вперёд и обнял опешившую Ленку.
- Ужасно по тебе соскучилась! – сорвалось с губ, стоило ей лишь почувствовать себя в сладком заточении крепких рук. Даже не замечая того, что любопытные школьники то и дело поглядывали на них, она уткнулась носом в грудь своему другу, отмечая про себя, что его куртка пропиталась запахом поезда.
- Серьёзно? – невыносимо странно было услышать от Ленки подобные слова, которые она произнесла с такой лёгкостью и обыденностью, что невольно заставила его на секунду зажмуриться от удовольствия. - Значит так. Сейчас бегом дуешь к себе, предупредишь маму, что будешь у меня. А потом – ко мне домой, чай попьём, может, кино посмотрим. Как раз отец только в смену на работу ушёл. В общем, встретимся у меня, - быстро проговорил заранее подготовленные слова и уже через несколько секунд вновь умчался в обратном направлении.
- А ничего, что мама моя ещё на работе и предупреждать мне некого? – риторически усмехнулась Лена, однако сделала всё так, как ей и было велено…

- Проходи, знакомься, это Лера, - Виктор провёл только что пришедшую Лену в свою комнату, где в углу, на подлокотнике кресла, сидела красивая девушка. Такие же светлые, как и у Кулёминой, волосы, но слишком тёмные карие глаза. С лёгкой усмешкой на губах Лера окинула взглядом гостью.
- И снова здрасте, - протянула почти по слогам кареглазая.
- Привет, - недоуменно ответила Кулёмина на приветствие и тут же потянула Степнова за локоть обратно в коридор. – Ты что, совсем?! – впервые за всё время их знакомства, Лена посмотрела на него с разочарованием и неким презрением.
- А что случилось-то? – шёпотом прокричал Витя.
- Вы с ней встречаетесь? – спросила напрямик, даже не осознавая того, как это выглядит со стороны. Зато Виктор обратил на это внимание…
- Тебя это что, задевает? Мы же с тобой просто дружим!
- Идиот! – вырвалось случайно, однако иного слова подобрать она и вовсе не смогла бы. – Мы же с ней в одном классе учимся! Тебе что, ровесниц мало?
Небольшой укол горечи в сердце парня – осознание того, что в своих нечаянных домыслах по поводу Лены он ошибся… Да, Лена – его подруга, это самый светлый и искренний человечек из всей той бездушной людской массы, что наполняла его жизнь. Правдивые и всегда известные для него слова прозвучали так обыденно и холодно, что заставили сердце в груди на секунду замереть…
- Как в одном? Ей же четырнадцать! – растерялся парень, поглядывая на чуть приоткрытую дверь спальни, где так же воровато в их сторону искоса смотрела Лера.
- Конечно четырнадцать! Эта безмозглая в третьем классе на второй год оставалась!
- И что теперь? Лена, пойми, не в цифрах дело!
- Ха, а значит в поведении! Так расскажи мне, как она себя ведёт, да чем вы занимаетесь, что она для тебя такая взрослая! - уже не скрывая злорадства, Лена почти рассмеялась.
- Господи, Кулёмина! Ещё надо подумать, кто тут безмозглый! – вдруг разозлился, представляя как красочно и пошло Лена себе в голове нарисовала его отношения с Лерой.
- Ладно, всё! Шучу я! – примирительно улыбнулась, поднимая руки вверх. – Ты просто так огорошил меня, вот я и не знала, что думать. И зачем меня позвал, если у тебя тут Лера?
- Да вот твоего мнения забыл спросить! – ответил на Ленину улыбку, а от былого непонимания уже и вовсе не осталось следа. – Позвал, значит так надо… Ты же веришь мне? – фраза, произнесённая с особой интонацией, слова, обладающие гораздо более глубоким смыслом… Ведь так трудно сказать, что по ней он соскучился больше, нежели по своей девушке.
- Верю…

Вот уж не думала Лена, что будет чувствовать себя так неловко в присутствии одноклассницы. Боялась и слова лишнего сказать, чтобы не показаться глупой. Одну кружку чая «цедила» почти час, а кадры фильма, мелькающие на мониторе компьютера, смешались в непонятную однообразную массу…
А вот Лере же, по всей видимости, было абсолютно всё равно. Не стесняясь Кулёминой, она лезла за очередным поцелуем к парню, мысленно лишний раз доказывая как себе, так и Лене своё превосходство. В этом и была вся Лера Новикова - красивая, популярная и взрослая во всех смыслах. По крайней мере, она отчаянно пыталась это доказать. Самая желанная и недосягаемая девушка в параллели, она «купалась» в мужском внимании. Ребята из школы предлагали помощь с домашним заданием, платили за её обеды в столовой, навязывались проводить домой. Зная себе цену, Новикова выбирала лишь самых перспективных парней. И Степнов был одним из них – взрослый, он не был похож ни на одного из её ещё «зелёных» школьных поклонников. Да и поклонником он для неё и не был. Лере порой даже казалось, что в этом и заключается вся прелесть: теперь покоряли не её, а она…
Что же касается Кулёминой, то сегодня Витя предстал для неё в совершенно новом свете. Резкий, но нежный… Настолько он был для неё непривычным, что даже чай с тремя ложками сахара и малиновым сиропом казался невыносимо горьким…

И, если что, я рядом - http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000067-000-100-0-1291965563<\/u><\/a>


Спасибо: 63 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 315
Настроение: Если я пишу, значит это кому-нибудь нужно...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 37
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.12.10 14:21. Заголовок: И даже не знаю... ht..


И даже не знаю...

Глава 4
На следующий день в школе, во время перемены, Лена шла вдоль по коридору, направляясь на следующий урок. Возле подоконника, окружённая подружками, стояла Лера и весело щебетала, рассказывая что-то, по-видимому, невероятно смешное, отчего подруги звонко смеялись.
- Лена! – окликнула её Новикова, рукой подзывая к себе. – Ну ты вчера и шоу устроила! Ты вообще хоть раз видела, как люди вживую целуются? Или только в кино? Я думала, что не выдержу и в голос засмеюсь! У тебя было такое растерянное лицо, мне казалось, что ты вот-вот заплачешь! – искренне продолжала веселиться Лера. Растерявшись такому ярому напору, Кулёмина молча приблизилась к Новиковой. Лера, грациозно положив свою руку на Ленино плечо, подвела её к зеркалу. - Не, ну ты мне не соперница… - любуясь тем, как выигрышно она смотрится в дорогой одежде на фоне Лены, одетой в джинсы и белый вязаный свитер, она продолжила:
- Тебе бы не мешало самооценку повысить, а то сидела вчера как затравленный зверёк… Гуцул! – крикнула она высокому мальчишке. Игорь Гуцулов, спортсмен 7 «Б» класса, тут же откликнулся на просьбу девушки.
- И тебе привет, - усмехнулся, невзначай напомнив о вежливости, которой Лера не отличилась.
- У меня к тебе одна небольшая просьба. Проводи сегодня Леночку после уроков домой. Сам понимаешь, книжек много, а сумка тяжёлая… - немного растягивая слова, довольно улыбалась, зная, что ей не откажут.
- Провожу, мне нетрудно, - тут же согласился мальчишка.
Довольная Лера поспешила вернуться к своим подругам и в глубине души облегчённо выдохнула. Достав из сумочки мобильный телефон, она стала быстро набирать Степнову СМС: «Встретимся сейчас?»
Проводив насмешливым взглядом удаляющуюся хрупкую фигуру, Лена невольно осталась наедине с Гуцулом. Мысленно усмехнулась тому, что за прошедшие пару минут, когда Новикова пыталась её сосватать, сама она ведь даже не успела произнести и слова.
- Что это было? – рассмеялась она. - Это в ней материнский инстинкт проснулся?
- Да ладно тебе, не обращай ты на неё внимания, - понимающее ответил Гуцул. – Пересёкся я с ней как-то пару раз. Фифа эта та ещё! «Вы все рабы, а я – ваша богиня! Поклоняйтесь мне!» - смешно и умело начал кривляться мальчишка, чем вызвал у Лены искренний смех.
- Ну что, раб! – подыграла ему Кулёмина. – Я освобождаю тебя от каторжного труда, и эта трёхкилограммовая непосильная ноша останется на моём плече, - с наигранным усилием продемонстрировала «тяжесть» своей сумки и, развернувшись, направилась дальше по коридору. Однако вскоре её ладони коснулась рука Игоря, заставляя Лену рефлекторно обернуться.
- Ну так я провожу? – почти шёпотом спросил он, заглядывая в зелёные глаза юной девушки. Вспыхнувшая радость в девичьем сердце заставила Лену покраснеть и чуть смущённо кивнуть в знак согласия…

По какому-то нелепому стечению обстоятельств за прошедшую неделю у Степнова не получалось встречать Лену со школы. Оправдательной тому причиной чаще всего была Лера. То она решит прогулять последний урок, то она назначит ему свидание в одном из кафе… Да и более того, его встречи с Леной практически сошли на нет. И лишь только изредка они случайно видели друг друга во дворе, здороваясь кивком головы и слабой улыбкой…
А Лена, казалось, и вовсе не замечала отсутствия важной составляющей её жизни. Теперь же с обязанностями провожающего отлично справлялся Гуцулов, с удовольствием всюду таскающий за Ленкой её сумку. Высокий, симпатичный, короткие тёмные волосы, креативно торчащие на макушке, глубокие карие глаза – Лене в нём нравилось буквально всё. Вчера он вновь завёл разговор о тренировках. Игорь, как главный спортсмен их параллели, был завсегдатаем различных школьных секций и тренировок. В первый же день, когда Игорь провожал её до дома, в разговоре Кулёмина невзначай упомянула о том, что их учительница по физкультуре не раз звала её в школьную секцию по баскетболу. Не отличаясь активистским духом, Лена отпиралась от приглашения и по сей день, ссылаясь на свою загруженность по другим предметам. Будто найдя общую точку соприкосновения с девушкой, Игорь при каждой встрече пытался уговорить Лену хотя бы попробовать себя в спорте, ведь потенциал у неё имеется весьма неплохой. Вскоре, не выдержав такого давления, Лена решила испытать свои силы на пятничной тренировке. И дело было вовсе не в спорте, просто не могла она находить в себе силы раз за разом отказывать Игорю…
Гуцулов Игорь, или же попросту Гуцул. В последнее время его имя слишком часто мелькало в Лениных мыслях. За несколько дней он стал для неё особенным… Так уж вышло, что это был первый юноша, который обратил на неё, такую, казалось бы, серую и невзрачную, внимание. Он провожал до дома, улыбался, будто случайно касался руки, делал маленькие, но много значащие для девушки подарки. А Лене же оставалось лишь принимать его ухаживания и млеть от счастья, вызванного такими невинными, но многообещающими отношениями…
Как и уверяла, в пятницу Лена явилась на тренировку. Правда потом, спустя полчаса, она поняла, что больше всего их занятия походят на дурачество. Гуцул, по всей видимости, главный зачинщик, постоянно прикалывался, подначивая и провоцируя остальных на несерьёзную игру, а тренер на подобное поведение подопечных лишь широко улыбалась…
- Ну что решила, будешь на тренировки ходить или нет? – спросил Игорь, когда провожал Лену домой.
- Я пока не знаю. Но пару раз ещё точно приду хотя бы для того, чтобы посмеяться. А там уже видно будет…
Мелкими холодными каплями дождь моросил с самого утра. Неприятным ознобом сильный ветер отзывался во всём Ленином теле, заставлял то и дело греть руки, растирая их друг о друга.
- Ленка, а что ты делаешь завтра? – обыденным голосом поинтересовался Игорь, пытаясь скрыть внутреннее волнение.
- Как обычно, буду дома… А что? – на лице появилась загадочная улыбка, выдающая Ленину радость от данного вопроса.
- Да может… я бы тебе позвонил… и мы бы погулять сходили… - промямлил, уже не в силах совладать с бешеным сердцебиением. Когда Лена посмотрела на него, заглядывая прямо в глаза, он дико растерялся. В свете уличных фонарей юная девушка была невероятно красивой и идеальной, а развевающиеся на ветру белёсые прядки волос вызывали у Игоря желание поправить их, аккуратно убрав девушке за ушко…
- Позвони, - коротко ответила Лена, довольная робостью парня. Ещё ни разу она не видела его таким, скорее это был образ задиристого и уверенного в себе мальчишки, красивого и умного, с хорошо подвешенным языком. А теперь же и двух слов связать меж собой не может в попытке пригласить её на свидание…
Вскоре они уже подошли к Лениному подъезду. Она робко повернулась к Игорю, ожидая от него каких-нибудь слов в знак прощания, а тот молча стоял и переминался с ноги на ногу. Лишь рукой сильнее сжимал лямку Лениной сумки, которая по-прежнему висела на его плече. Вновь порыв холодного ветра разметал в стороны светлые волосы, а Лена, усмехнувшись, всего-навсего тряхнула головой, пытаясь их вернуть на место… Не удержался – протянув руку вперёд, Игорь дотронулся до щеки девушки и убрал мешающие ей прядки волос за ухо… Как он и хотел.
- Добрый вечер, молодые люди, - без какого-либо намёка на радость поздоровался Степнов. Откуда он вышел и как давно он за ними наблюдал, Лена не знала, но почему-то в данный момент ей стало не по себе. Недавняя романтика улетучилась в одну секунду, на смену ей пришла странная неловкость. В душе у Кулёминой зародилось противное предательское чувство, отчего стало невыносимо стыдно. Стыдно за Игоря, за то, что она позволяла ему находиться рядом с собой.
Серо-голубые глаза близкого друга с насмешкой изучали внешний вид Гуцула. Не смотря на холодный ветер степновская куртка, как и обычно, была нараспашку. И рядом с Витей нынешний кавалер Лене уже не казался таким высоким, как минуту назад, перестал казаться сильным, теперь же в глаза бросилась подростковая худоба… Всего за одну секунду из заботливого парня он превратился в обычного мальчишку, её сверстника.
- Ты что тут делаешь? – в грубоватой и резкой манере обратился Степнов к растерянному Гуцулу.
- Да я девушку до дома проводил, - всё ещё старался держать «лицо», но при этом недоумевал, каким боком Ленка завязана со Степновым.
Зато уверенное гуцуловское «девушка» в отношении Лены раззадорило Виктора ещё больше. Прикинув на глаз, он пришёл к выводу, что мальчишка являлся ровесником Кулёминой, может, даже чуть старше. «От горшка два вершка, ничего из себя не представляет! «Девушку» он видите ли провожает! Ты что ли тут «парень» нашёлся?»
- Всё, проводил? Так и чеши теперь на все четыре стороны! – не позволяя больше никому вставить и слова, уверенным движением он развернул за плечи Гуцулова, задав тому условное направление с обратным маршрутом. – Можешь быть свободен!
- Да так я это… - уже было повернулся назад с целью отдать Лене её сумку, но вновь был остановлен властным голосом:
- Ты что-то не понял? Повторяю ещё раз: до свидания! Улыбнулся, сказал «пока» и в путь! – продолжал командовать Витя, чем приводил Лену в неописуемый восторг, поскольку вот уже несколько секунд, как она поняла, отчего Гуцулов топчется с ноги на ногу и никуда не уходит.
А тому было чертовски трудно ослушаться парня, от которого года два назад он получил огромный, на пол лица, фингал под глазом в тот несчастный вечер, когда он упросил старшего брата взять его с собой на «стрелку». Не решаясь больше что-либо сказать, он стянул с плеча Ленину сумку и протянул ей.
- Ага, - кивнула Ленка и, не сдерживая улыбки на лице, вскоре засмеялась.
- А тебе весело, как я погляжу! – когда мальчишка скрылся за ближайшим поворотом, сказал Степнов. Явная претензия в голосе заставила Лену поджать губы. – Да ты смейся, смейся, чего притихла?.. - знал, что нужно сказать для того, чтобы от прекрасной счастливой улыбки на юном лице не осталось и следа. Развернувшись, он быстро зашагал в сторону своего подъезда.
«Обиделся?..» - Лена лишь недоумевающее смотрела ему в след…

А ещё у меня темка с интервью открылась,
http://kvmfan.forum24.ru/?1-17-0-00000160-000-0-0-1292402112<\/u><\/a>

Спасибо: 62 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 337
Настроение: Если я пишу, значит это кому-нибудь нужно...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 37
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 15:29. Заголовок: Не хватило меня на б..



Огромное спасибо всем, кто читает и ждёт: вы – моё вдохновение
Обитаю я теперь вот здесь - http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000175-000-0-0-1293188976<\/u><\/a>


Глава 5
Шаг за шагом ускорялась всё больше и больше и невольно начало уже казаться, что так быстро она раньше не бегала. Всего несколько потерянных минут, когда она в спешке заносила сумку домой, параллельно предупреждая несколько обеспокоенную маму, что она будет нескоро, позволили Степнову уйти на приличное расстояние. Ещё смотря ему вслед, Кулёмина могла видеть, как парень свернул в сторону, обходя свой подъезд. Выбежав из дома, Лена и не сразу сообразила, в каком направлении ей следует направляться в поисках парня. Сперва пронеслась сквозь ряд дворов, после чего выбежала на главную дорогу. Так и есть – вдоль обочины быстрым шагом Витя отдалялся от неё всё дальше и дальше. А Лена, будто боялась не успеть, со всех ног тут же бросилась вдогонку, взглядом впиваясь в знакомый силуэт.
Всего пять минут, но Лена уже от щемящей боли в рёбрах не могла дышать, а ледяной ветер, нещадно бьющий в лицо, казалось, застревал в горле. Ритм сердца звоном отдавался в ушах, чередуясь с топотом её ног, глухо отбивающим свой ритм по асфальту. Добежала скорее уже по инерции, поскольку силы после напряжённого дня её явно подводили.
- Да постой же ты! – одёрнула Степнова за рукав. - Что я тебе сделала?
- А ты сама ответить на свой вопрос не можешь, да? – спокойно спросил, не сбавляя темпа ходьбы.
- А давай без вот этих загадок! – ещё не успев отдышаться, громкий девичий голосок раздавался по округе.
- Хорошо, тогда так: почему ты там, возле подъезда, обжималась с этим малолетним?
- Малолетним?.. – несколько смутилась Лена, однако решила ответить Степнову его же недавними словами, надеясь обернуть всё в шутку. - Тебя это что, задевает? Мы же с тобой просто дружим!
- Я тебе вопрос задал! – лёгкая улыбка на Лениных губах ничуть не веселила Виктора, казалось, даже ещё больше раззадоривала.
- И нечего мы не обжимались! Он просто меня до дома проводил. Тебе-то какое дело? Кто ты такой, чтобы предъявлять мне тут претензии? Мама? Папа? А, может, старший брат? – уже и сама начинала злиться, чувствуя себя беспомощной.
- Да вот, действительно, - горько усмехнулся, пряча руки в карманы кутки. - Ответь, кто я тебе. Мне казалось, что друг. А ты же предпочла его общество.
- И не было такого…
- Да, по факту, может, и не было. Но попробуй вспомнить, когда мы с тобой последний раз нормально виделись?.. – бросил мимолётный взгляд в сторону расстроенной Лены. Неприятно было видеть её поникшей, хотелось успокоить, сказать, что всё в порядке. Хотелось, чтобы она вновь улыбнулась. - Лен, ты пойми, я не злюсь. Меня просто раздражает, что ты не видишь очевидного! Стоило мне лишь пару раз прикрикнуть, как этого «парня» ветром сдуло! Тебе такой разве нужен? Да он даже твою сумку на плече еле волок, его трясло от напряжения!.. И защитить он тебя тоже не сможет! Чуть что случится, сразу в кусты убежит.
- А что ему ещё оставалось делать, как ни уйти? Да и с кем я по-твоему должна общаться? – пыталась привести хоть какие-то аргументы в свою защиту, однако звучали они совсем неуверенно.
В полной растерянности Лена покорно шла за другом вдоль обочины. Вскоре дорога сменилась небольшим мостом, пролегающим через овраг. Вместо того, что пойти вслед за Виктором по тротуару, девушка, желая быть наравне, продолжала путь по дороге. Редкие машины мелькали яркими пятнами в стороне, а Кулёмина старалась заглянуть в серо-голубые глаза и понять, почему он так себя ведёт.
- Общаться надо с нормальными парнями, - как маленькой, пояснил ей Степнов. - Поверь, Лена, твои сверстники ещё сущие дети, хотят казаться взрослыми и крутыми, девчонок по углам зажимают, а вот только старше они от этого не выглядят. Я думал, что меня наизнанку всего вывернет, когда я вас увидел. Как же это было невообразимо пошло! А когда он стоял и пытался что-то промямлить, так и вообще хотелось его рожей по асфальту… – нахмурил брови и поднял глаза к небу, так и не закончив фразу. - А руки у него холёные, девчачьи, маникюра только не хватает!
- А чего так разошёлся-то?.. – удивилась Лена, несколько ошарашенная монологом своего друга. - Можно подумать ты у нас тут весь взрослый! Тоже мне «мужчина» выискался… - вновь пожелала обратить никому не нужный спор в шутку и вновь реакция Виктора была для неё непредсказуема.
- «Девушка», Вы внимательнее следили бы за своими словами! – сам себе признался, что всего лишь одной фразой Лене удалось задеть его до глубины души. - И с дороги уйди, пока тебя фурой на километр вперёд по дороге не растащило! – когда мимо на большой скорости пронёсся грузовик, Виктор только сейчас заметил, что Лена идёт по ту сторону тротуара, отделённая от него железным отбойником. - Руку давай, - прозвучало командным тоном, но уже чуть мягче.
- И без тебя справлюсь! – огрызнулась Кулёмина и, ступив одной ногой на ограждение, собиралась перешагнуть его. Собственная неуклюжесть и внутренняя уверенность в каждом своём движении сыграли с Леной злую шутку. Запнувшись второй ногой, она начала стремительно падать. Успела лишь взмахнуть руками и издать какой-то нелепый вскрик, после чего всем телом ощутила грубую поверхность асфальта.
- Красавица прям! Отлично справилась! – хлопнув в ладоши, негодовал и одновременно радовался Степнов. Присев возле Лены на корточки, помог девушке принять сидячее положение, однако её нахмуренное явно от боли лицо заставило насторожиться. – Что болит? Где ударилась?
- Нет, не надо! Не трогай! – когда мужская ладонь коснулась щиколотки, Лена отмахнулась от его руки. Истеричный смех начал сотрясать её тело, когда она представила себе, как «красиво» она летела носом вниз. Однако на глазах уже давно появились искрящиеся в свете фонарей слёзы.
- Лен, что такое?! – не понимая её реакции, он забеспокоился ещё больше.
- Всё нормально, - выдавила из себя через смех. – Только ногу не трогай…
- Дай посмотрю! – хотел было уже задрать вверх штанину кулёминских джинс, как девичьи руки вновь его остановили. Осторожными движениями Лена начала сама ощупывать и массировать свою ногу, пытаясь унять боль.
- Правда… всё в порядке, - глубоко вдохнула прохладный воздух и, уцепившись дрожащими пальцами в ограждение, стала подниматься.
- Горе ты моё луковое, - нежным, успокаивающим голосом растягивал слова, когда помогал Лене встать на ноги. Перекинул себе через шею её руку и притянул за талию ближе. – Не плачешь? – другой рукой поправил пряди волос, явно щекотавшие девушке лицо.
- Не, не плачу, - быстро заморгала глазами, отгоняя непрошенные слёзы.
- Пойдём домой, - мягко прозвучал голос возле самого уха.
Медленно, неуверенными шагами шли по трассе в направлении своего двора. Вскоре, когда Лена уже до невозможности сбавила свой темп, у Степнова попросту не хватило терпения. Подхватив девушку на руки, дальше он уже нёс её в своих объятиях, а Кулёмина лишь изредка шмыгала носом…

- Точно не болит? – ещё раз ощупал место ушиба, где кожа была чуть покрасневшей и припухшей.
- Точно! Правда уже не болит, я просто ударилась, - разъяснила в очередной раз, не замечая хитрой искорки во взгляде своего друга.
Сидя перед Леной на полу, Виктор отстранился чуть назад, зачем-то отодвигая мягкий, пушистый ковёр к стене, после чего, ухватившись за всё ту же больную лодыжку Лены, резко, но аккуратно стащил девушку на пол. Кулёмина же лишь вскрикнула от неожиданности, попытавшись ухватится за покрывало, мирно до этого лежавшее на диване, однако получилось лишь утянуть за собой этот кусок плотной ткани.
- Ты что вытворяешь? – не удержалась от смеха. Но ответа так и не получила, почувствовала лишь только, что Степнов уже ухватился обеими руками за её ноги.
- Выкинь свои кроссовки на помойку, - проговорил абсолютно спокойно и обыденно.
Когда под головой и спиной Лена ощутила мягкую поверхность ковра, когда её ступни оказались на батарее, Степнов пояснил:
- Носки у тебя мокрющие и ноги холодные. Будем отогревать. Батареи пока не очень горячие, но всё же топят неплохо, - с широкой улыбкой на губах улёгся рядом с Леной. Согнув ноги в коленях, девушка откинула голову назад и потянулась, вытягивая руки вверх.
- Кроссовки-то у меня хорошие... Просто на улице мокро, - чуть улыбнулась и прикрыла глаза, чувствуя, как от ступней по телу разливается необходимое тепло.
Дома у Степнова Лене нравилось, особенно в его комнате. Новизны и шика не было даже и близко, но вся обстановка была настолько домашней, что Кулёмина часто ловила себя на мысли, что это место стало для неё своеобразным убежищем, где можно ненадолго укрыться в тёплой компании своего друга ото всех будничных забот и проблем.
- Ты просто помни, что я добра тебе желаю, - оторвав свой пристальный взгляд от тёмного, манящего своей чёрнотой неба, Виктор повернул голову в сторону. Теперь, всё так же пристально, он изучал лицо молодой девушки. Прикрытые глаза и лёгкая довольная улыбка приятно грели душу, а сладкие нотки вишнёвого запаха навязчиво врезались в сознание отголосками чего-то родного. - А чем это пахнет? – пару раз глубже вдохнув, всё же не удержался от вопроса.
- А это мне мама вчера на День рождения подарила духи, - тихо, почти шёпотом, начала пояснять Лена. – Вообще, тринадцать мне «стукнет» лишь только послезавтра, но мама вот не удержалась, подарок сделала заранее… А что? – вдруг повернула голову набок, сталкиваясь глазами с мужским взглядом.
- Запах приятный... Значит День рождения? – мягко улыбнулся, начиная думать о том, что он может сделать для подруги. А девушка молчала, только улыбнулась ещё шире и прищурила глаза в ожидании следующих слов. – А ты что послезавтра днём будешь делать?
- Думаю, что ничего особенного, к тому же ведь воскресенье. День рождения праздновать не привыкла, да и, если честно, не хочу. Обычно мы с мамой готовим на ужин что-нибудь вкусненькое, да и сидим перед телевизором или в карты играем. Мне это нравится.
- А можно тебя с утра немного похитить?
- Немного? – по-доброму усмехнулась Лена в ответ на столь странный вопрос.
- Чуть-чуть, - жестом пальцев, сомкнув в кольце большой и указательный, как бы подтверждал свои слова.
Только сейчас Лена заметила… В свете ещё совсем небольшой и далёкой луны обратила внимание на руки Степнова. Крепкие, с чуть виднеющимися проступающими венами, на костяшках – весьма заметные шрамы. Задумчивым взглядом несколько секунд, не отрываясь, изучала боевые отметины. Что там Витя говорил о наманикюренных руках Гуцула? Теперь девушка зрительно сравнивала и думала, о чём говорил её друг. Понимала, что в тринадцать лет от мальчишек требовать мужественности глупо, но так же осознала и то, отчего Степнов так бесился… Юная, ещё совсем маленькая девушка, но ведь уже девушка. И рядом с собой она хочет видеть не просто сверстника, не просто обычного парня, а хочет, чтобы рядом был тот, кто для неё будет именно мужчиной, тем, с которым можно чувствовать себя уверенно и в безопасности…
Как завороженная протянула ладонь вперёд. Обхватив слабой хваткой сильную руку Виктора, невесомо касалась кончиками пальцев, проводя по набитым костяшкам.
- Можно, отчего нет, - улыбнулась, вновь прикрывая глаза. Уже окончательно согревшись, почувствовала дикую усталость от прошедшего дня, не испытывая сейчас ни малейшего желания идти домой.
- Хорошо, - прошептал одними губами, боясь даже дышать. Медленной и невероятно сильной истомой лёгкие поглаживания Лениных пальцев заставляли плавиться от наслаждения. Это его маленькая девушка, лучшая подруга… Она самая-самая. И он это уже давно прекрасно понимает…

Нудно, да?)) Так правильно: жутко хочу спать . На ближайшее будующее желаю всем сладких снов)).

Спасибо: 55 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 366
Настроение: Если я пишу, значит это кому-нибудь нужно...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 39
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.01.11 02:26. Заголовок: Человек я крайне нех..


Огромное спасибо пинающим меня девушкам - без вас я бы села за написание очередной части гораздо позже...
Спасибо тем, кто ждёт.


Глава 6
За окнами холодной, грязной электрички мимо проносились пейзажи поздней осени, навевая грустное настроение. Рука друга, покоящаяся на девичьем плече вдруг чуть заметно сжалась, выдёргивая Лену из омута философских мыслей. Второй вагон поезда и дальнее место – отсюда Виктор цепким взглядом всматривался в тамбур. Ловко справляясь с тяжёлыми дверьми, кондуктор как раз переходила из одного вагона в другой.
- Пойдём, - с улыбкой на губах потянул девушку за руку, а та послушно побрела за Виктором, ускоряя шаг и пытаясь поспеть за другом.
Редкие пассажиры скучающим взглядом провожали стремительно рассекающих воздух молодых людей, проходящих один вагон за другим. Это было подобно игре, когда вслед за тобой, пусть и медленно, но всё же направляется ещё один участник этой забавы с целью поймать тебя с поличным… Стук колёс металлической машины о рельсы размеренно разбивал ритм шагающих в ногу ступней, а грохот закрывающихся вслед за ними дверей, казалось, своеобразной меркой отсчитывал время в обратном направлении, пока пара не оказалась в тамбуре последнего вагона. Посмотрев на часы, Степнов встал рядом с дверьми, полностью игнорируя надпись «не прислоняться» и по-прежнему не выпуская из руки Ленину ладонь. Озорные искорки в её глазах и странная улыбка делали девушку ещё более милой.
- Что? – отводя глаза, не выдержал пристального взгляда Кулёминой, которая молчала во время всего пути по поезду.
- Мы «зайцы»? – легко рассмеялась, хлопая себя по карманам. – А у меня, между прочим, немного денег при себе имеется.
- Государство и так нас обдирает как липку и прекрасно обойдётся без этого полтинника, так что, Кулёмина, даже не пытайся геройствовать, тем более что деньги и у меня есть, - одёрнул её за рукав. – А наша остановка будет как раз через две минуты, так что расслабься.
Что для Лены было смешным, так это то, что она даже не пыталась запомнить маршрута, не обращала внимания, через какие станции метро они ехали, на какой электричке и, главное, куда её с собой везёт Степнов. Рано утром в этот праздничный воскресный день у дверей подъезда её ждал Виктор. Сказав банальные слова поздравления, робко поцеловал не ожидавшую подобной подставы Лену в щёку, при этом в очередной раз назвав Алёнкой. Как и обещал, организовал специально для неё небольшое похищение, и уже буквально через час Кулёмина стояла на пороге незнакомого дома где-то в Подмосковье, где жилые постройки попеременно чередовались с дачными участками…
- Ну чего ты? Проходи, не стесняйся, - для Виктора за прошедшее утро негласная обязанность водить девушку за руку стала приятной привычкой.
Ещё снаружи, издалека приметив взглядом одноэтажный домик, девушка заострила на нём своё внимание. В нестройном ряде более-менее ухоженных домов, этот выделялся своей небрежностью, больше походя на сарай, однако вопреки ожиданиям внутри оказалось не всё так печально. Навстречу им вышел молодой кареглазый парень, приблизительного одного возраста со Степновым, которому он незамедлительно поспешил пожать руку. Звали его Дима – это всё, что успела узнать о нём Лена, после чего Виктор усадил её за кухонный стол. Когда Дима перед ней начал что-то раскладывать, Кулёмина не сразу поняла, что вообще происходит.
- Выбирай, - стараясь скрыть улыбку на лице, произнёс Степнов.
На клеёнчатой скатерти, в два ряда перед ней лежали около десятка mp3-плееров разной степени «навороченности», заставляя Лену растерянно блуждать взглядом, изучая то один, то другой. Дальше всех от неё лежал красивый голубенький iPod, к которому неуверенным жестом и прикоснулась Кулёмина, после чего подняла глаза на друга. А он лёгким кивком головы выдавал одобрение именно по поводу этого голубого чуда технической мысли, зная, что из всех представленных вариантов этот плеер, несомненно, самый качественный и на порядок дороже.
- Вот этот, - огласила своё решение, замечая, с какой досадой выдохнул Дима.
- Хороший выбор, - он произнёс заготовленную фразу, собирая в небольшую коробку остальные музыкальные игрушки.
А Степнов в это время довольно улыбался и, пару раз стукнув себе по уху, кинул на приятеля выразительный взгляд, чуть взметнув брови вверх. Намёк Дима понял с первого раза и через пару минут вынес в руках несколько пластиковых коробок с наушниками. Аккуратно их распаковав, Витя сам выбирал к плееру наилучшие по звучанию, внимательно вслушиваясь в их диапазон. Оставшись довольным, он посадил Лену за ноутбук, объясняя общавшейся с компьютерами на «Вы» девушке, как в плеер закачать музыку.
- Можешь пока просто в этих вот папках посмотреть. Если ничего не понравится, тогда заходи в Интернет, - ловко щёлкая по кнопкам мыши, он указывал на нужные папки и ярлык браузера. – А потом, как-нибудь на днях, у меня дома найдём тебе всё, что захочешь. А я пока пойду нам чай заварю. Хорошо?
Лена лишь кивнула, понимая, что не в силах сейчас сказать что-либо связное, настолько было приятно. Тело будто оказалось в тёплом вакууме, а мозги давно уже плавились от наслаждения. Не могла поверить, что теперь этот дорогой плеер её. Да у них в классе такой игрушкой могли похвастаться только двое, да и то только оттого, что их родители могли позволить своим детишкам подобную забаву. Разбиралась в технике плохо, но чисто по внешним критериям Кулёмина понимала, что её плеер в разы круче.
Утро началось с осознания маленькой радости – сегодня она стала на год старше; теперь смело могла говорить, что ей целых тринадцать лет. В душе прыгая и визжа от радости, готовая обнять весь мир, с лицом наивного ребёнка она глазами выискивала среди многочисленной музыки любимых исполнителей. И совершенно не понимала одной очевидной истины, что всё: начиная от ноутбука, теперь уже её плеера, даже степновского компьютера и его же простенького телефона и заканчивая такими мелочами, как этот ароматный чай, который с заботой для неё готовил Виктор – всё это было ворованным. Лишь только слышала весёлые голоса в соседней комнате, когда Дима сказал что-то на подобие «вот и сочлись», и думала о том, какой сегодня счастливый день…

Холодный ноябрь уже давно вступил в полноценные права, заставляя слякотные лужи покрываться тонким слоем мутного льда, а небольшой минус, удерживающий свои позиции который день подряд, позволял жителям столицы думать, что со дня на день выпадет первый снег. Высокая девочка и не менее высокий парень стояли на остановке в ожидании рейсового автобуса почти в самом начале «живой» очереди. Кулёмина, вытянув из рукавов куртки края свитера, кутала ладони в шерсти и растирала их друг о друга в надежде согреться. Степнов, будучи закалённым, сейчас же сетовал и на себя, и на Лену. Утром он ведь даже и не посмотрел, во что вырядилась его ненаглядная Алёнка. Холодная для поздней осени курточка чуть ниже пояса и с весёлыми шнурками цвета одуванчиков кроссовки на тонкой подошве, которые, как выяснилось в свете последних событий, к тому же и протекают. А у него, Виктора, с собой, к его немалому сожалению, не было даже обычных перчаток. Порывался было отдать Кулёминой свою куртку, но Лена лишь посмотрела на него как на полоумного и с силой потянула молнию вверх, застёгивая ему куртку до самого горла. Подпрыгивала на одном месте, стараясь согреться, а лёгкая улыбка на Лениных губах, казалось, должна была убедить Степнова в том, что ей уже не холодно.
Через пять минут пара сидела в автобусе и следовала по обратному маршруту, наслаждаясь теплом, идущим от печки под ногами. Лена достала из кармана свой подарок и, распутав наушники, погрузилась в музыкальную атмосферу, в сладком полудрёме прикрыв глаза. Ладонью скользнула под руку Виктору и положила голову ему на плечо, понимая, что сегодня совсем не выспалась… Из полусонного состояния её вывел Степнов, пытающийся аккуратно провести какие-то неясные манипуляции. Из-за басящей в уши мелодии лишь по шепчущим губам друга смогла понять, что он от неё хочет. Чуть ранее, на предыдущей остановке, в автобус вошла пожилая женщина, и Степнов, движимый почти рыцарскими намерениями, притянул Лену к себе, усаживая её на колени. Плюхнувшаяся на освободившееся соседнее место бабушка благодарно кивнула, сжав губы в добродушной улыбке.
Вытащив из правого уха наушник, Лена посмотрела на Виктора долгим, изучающим взглядом, после чего провела пальцами по его лбу.
- Ты постоянно хмуришься, у тебя уже на лбу морщины.
- Да куда уж нам до вас, молодых… - перехватил её ладонь, сжимая в руке чуть сильнее, чем следовало. – Ещё раз с Днём рождения тебя, - сказал медленно, будто смакуя каждое слово, а после запустил ладонь в светлые волосы девушки и прижался сухими губами к щеке именинницы, - моя Алёнка, - выдохнул в миллиметре от нежной кожи, заставляя Лену покрыться мурашками вовсе не от лёгкого дуновения. Слишком душераздирающим оказалось это невинное прикосновение, что дыхание на миг перехватило. Несколько раз моргнув, глубоко вдохнула пропитанный неприятным запахом бензина воздух, после чего задала вопрос, ответ на который интересовал её с самого знакомства с Виктором.
- Зачем? Знаешь же, что мне не нравится, а всё равно так называешь…
В голове промелькнул ряд ситуаций, когда ей от своего друга приходилось слышать одновременно нежное и неприятное «Алёнка». Почему-то сердце неприятно сжалось в груди от понимания того, что в мимолётном обращении она была просто «Лена» или «Ленка», а вот в такие моменты, когда от переполняющей её душу нежности нестерпимо хочется обнять Виктора в знак своей наивной привязки, он заставляет её невольно одёрнуться от тёплых мыслей этим своим излюбленным «Алёнка».
- А ты знаешь, почему тебе это не нравится? Можешь мне дать чёткий ответ? - спросил, склонив голову чуть набок, но всё так же впиваясь взглядом в давно изученные черты юного лица.
- Не могу, потому что не знаю.
- Вот видишь, - улыбнулся, но эта ухмылка тут же сошла с лица, уступая место какой-то непонятной задумчивости. – А я знаю, почему так делаю. Мне просто хочется быть для тебя тем, кем никто не является. Особенным или нет – не мне решать. Но мне хотелось бы, чтобы моё обращение ассоциировалось у тебя со мной. И не важно, нравится оно тебе или нет. Ты для меня Алёнка – моя маленькая подруга, которую я буду всегда оберегать.
Серо-голубые глаза молодого человека преданно смотрели на неё чуть снизу, казалось, стараясь поймать каждое её мимолётное движение, а в левом ухе Кулёминой Лёва из группы «Би-2» пел о том, что «полковника никто не ждёт»… И дико захотелось плакать, правда вместо слёз лишь образовался тяжёлый ком искренней горечи в горле, не давая возможности произнести и слова в ответ.
Лена даже и понятия не имела, насколько тяжело дался Виктору этот монолог, не замечала возникающих между фразами пауз, когда он в это время судорожно пытался подобрать слова, чтобы не выдать ненужные эмоции случайной оговоркой. Да и вообще, он убеждал себя, что его эмоции, по большому счёту, лишь большая случайность… Даже сам себе не мог ответить, когда это началось, когда он готов был променять встречи с закадычными друзьями детства на одну прогулку с Леной. Полностью отдавал себе отчёт в том, что она уже не ребёнок, а девушка, пусть ещё и совсем молодая. Не раз замечал её тоскующе-заинтересованные взгляды, когда она глазами провожала очередную сладкую парочку, то нахально целующихся, то просто держащихся за руки влюблённых. И эта её очарованность вниманием Гуцулова не могла в очередной раз не подтверждать его убеждений – Лена далеко не ребёнок. Не ребёнок, но ещё так юна и по-детски наивна, что страшно быть кем-то более значащим, чем просто друг. Страшно из-за чувств потерять ту самую тонкую ниточку связи, что была так необходима Виктору. Порой смеялся над самим собой, когда его очередные мысленные поиски так и не давали должного ответа, почему он настолько сильно привязан к Лене. Красивая? Да, пусть и в силу подростковости ещё угловатая. Милая? Заботливая? Добрая? Несомненно. Но Виктор знал, что все эти аргументы, накапливаясь друг за другом в тщательном поиске, не могли дать его чувству ни оправдания, ни названия. Продолжая терзаться сомнениями, не раз себя подлавливал на том, что он с охотой вслушивается в каждое произнесённое Леной слово. И пусть она часто несла полную чушь. Почему-то каждая её фраза была слишком значимой и важной, как и сама девушка… Может таким оно и должно быть высокое и с большой буквы великое чувство? Когда не важны ни слова, ни поступки, а имеет значение лишь та непонятная боль в груди, которую и вызывают эти простые действия…


Спасибо: 56 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 393
Настроение: Если я пишу, значит это кому-нибудь нужно...
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 41
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.02.11 19:13. Заголовок: Огромное спасибо пин..


Скрытый текст


Глава 7
Очередной понедельник школьных будней, долгожданная большая перемена, третья парта второго ряда и абстрактные рисунки на последней странице тетради по химии – всё было до боли знакомым, привычным. Обычный ритуал коротания перемены теперь же сопровождался звучанием любимой музыки. Отыскивая в списке желаемую на данный момент композицию, Лена иногда поглаживала чуть бархатистую поверхность новенького плеера, в который раз любуясь своим подарком. Скоро в помещении класса появился Гуцулов. Найдя глазами Кулёмину, он сел перед ней за свободную парту.
- Крутая вещь! – восторженный возглас Игоря донёсся до Лены даже через шум мелодии. Протянув другу один наушник, ещё какое-то время продолжала молчать, ожидая окончания песни.
- Подарок на День рождения, - пояснила спустя минуту, невольно наблюдая за реакцией собеседника. Удивлённо взметнув одну бровь вверх, он уже собирался задать вопрос, однако Лена вновь заговорила, зная, о чём её спросят. – Тринадцать лет мне исполнилось вчера. А плеер этот мне подарил Степнов, - сказала медленно и спокойно, продолжая всё так же зорко следить за Игорем. Почему-то хотелось его задеть, даже обидеть.
- Ты на меня за что-то злишься? Я тебе в субботу звонил, у вас дома трубку никто не брал… И почему ты мне не сказала, что у тебя праздник? Я бы подарок приготовил, – быстро сыпались вопросы, а в тёмных глазах молодого парня отчётливо виднелась грусть.
- Да ты извини, - вдруг одумалась Лена, понимая, что Игорь в её метаниях не виноват, - нас с мамой почти все выходные дома не было, - нагло врала, будто пытаясь найти себе оправдание, - потому ты и не дозвонился, да и я даже День рождения не праздновала, так что…
Извиняющаяся улыбка на лице девушки несомненно подняла настроение Игорю, после чего дальнейший разговор проходил уже в искренне дружелюбной манере. Договорившись о встрече сразу после уроков, Гуцул покинул класс как раз под противную трель школьного звонка.
На последующих уроках творилось что-то странное; что-то, что нельзя было ни логически объяснить, ни оправдать банальным совпадением. На химии кто-то несколько раз запускал ей в волосы изжёванным шариком тетрадной бумаги. Лена тут же оглядывалась назад, пытаясь вычислить хулигана, но видела либо что-то усердно пишущих в тетрадях одноклассников, либо же витающих в облаках своих мечтаний двоечников. Ни на одних, ни на вторых шалость обстреливания самодельными пульками она списать не могла…
Приготовив тетрадь, учебник и канцелярские принадлежности перед уроком геометрии, Лена выходила прогуляться по коридору. А когда начался урок, Кулёмина под ехидным взглядом недоброжелателя сняла с шариковой ручки колпачок, из которого брызгами разлетелись иссиня чёрные капли густых чернил прямо на светлую кофту. Отпросившись у учительницы в туалет в надежде отмыть хотя бы руки, девочка слышала за спиной дружный смех одноклассников, ещё не зная, что сзади к её джинсам прилипла жвачка…
Стоя в шеренге на уроке физкультуры, мысленно благодарила день за то, что этот урок последний. Да вот только и его надо было пережить. Во время разминки, когда все отрабатывали в парах пасы, ей в живот угодил один из мячей, прилетевший откуда-то со стороны учеников, обособившихся в небольшую группу. Глубоко вздохнув, Лена поспешила эту мелочь списать на чужую неаккуратность, в конце концов, подобные случаи при занятии спортом далеко были не единичными. Однако про этот вывод вскоре пришлось забыть. Начавшаяся игра в баскетбол была увлекательной для Кулёминой ровно до тех пор, пока она не получила подножку. Растянувшись на пыльном полу спортзала, Лена успела заметить ту, которая на протяжении дня устраивала ей пакости. И теперь, отряхивая от пыли адидасовские штаны, ясно осознала одну истину: Лера её «травит». Быстро нашла в своих мыслях и ответ на вопрос «за что?»: за неосторожность, которую она проявила на большой перемене, публично заявив, кто же был столь щедр, подарив ей дорогую игрушку…

Еле дождалась звонка, оповещающего о том, что пытка насмешливыми взглядами и подколами одноклассников, наконец, закончилась. В раздевалке Лена накинула на плечи олимпийку, убирая в пакет джинсы и измазанную чернилами кофту. А в коридоре Кулёмину уже ждал Гуцулов, мерно ходящий из одного конца в другой. Когда увидел Лену, молча забрал у неё вещи, собравшись с духом, взял девушку за руку и повёл за собой. Сбивчиво что-то говорил о том, что он сегодня за дежурного, поэтому ему ещё предстоит убрать класс. Тихо прикрыв за собой дверь, он усадил свою спутницу за одну из парт, а сам в это время отправился отмывать доску от меловых разводов. Смотреть, как парень энергично мусолит тряпкой доску, Лене надоело уже спустя минуту. Помня о том, что это класс алгебры и геометрии, она, то и дело воровато оглядываясь, исследовала учительский стол на предмет тетрадей седьмого класса. Быстро выудила из общей стопки свою и тетрадь одного из отличников. Дописывая на скорую руку нерешённые задачи сегодняшней самостоятельной, в её светлой голове родилась одна нехорошая мысль. Когда закончила списывать, отыскала так же и тетрадь Новиковой. Не смогла отказать себе в слабости исправить некоторые цифры, пририсовав где-то палочку, где-то дугу, таким образом не оставляя ни одного верно посчитанного примера… Игорь так же остался доволен, что Лена не сидела без дела, получив возможность доработать самостоятельную на положительную оценку, пока он мимо носился то со шваброй, то с лейкой, моя полы и поливая цветы.
- Ну что, Ленка, не сильно скучала? – закончив уборку, юноша присел рядом с Кулёминой, которая убирала тетради на место.
- Нет, занималась общественно-полезным делом, - усмехнулась, поворачиваясь к Игорю.
- А это тебе, - смущенно протянул пушистый бутон красной розы, сорванной с деревца, стоящего как раз в углу класса. Аккуратно вставил цветок Лене за ухо, откидывая назад прядку волос.
- Зачем? – смущенно улыбнулась, невесомо касаясь пальцами розы.
А Гуцулов молчал, мило улыбаясь и смотря девушке прямо в глаза. И только когда лицо Игоря становилось всё ближе и ближе, Лена поняла, что происходит, правда предпринять что-либо так и не успела. Будто какая-то посторонняя сила заставила её замереть и попытаться сконцентрироваться на внезапном поцелуе, однако это было невозможно… Чувствовала, как Гуцул, зарившись пальцами в её волосы, притягивает к себе всё настойчивей. Его мокрые губы неряшливо елозили девичьи, пытаясь под натиском заставить их открыться. Его скользкий язык, проникнув внутрь, начал бессовестно исследовать чужой рот… Лена же, как не пыталась, но не могла найти ничего прекрасного в своём первом поцелуе. Как остановить сей бестактный процесс и не выглядеть глупо, тоже не знала. Вскоре от обилия чужой слюны во рту начало подташнивать и Лена отстранилась, радуясь тому, что столь знаменательное событие первого поцелуя закончилось.
Касаясь с Леной лбами, Гуцулов растянул свои мокрые губы в улыбке. Кулёмина лишь одобрительно хмыкнула и подняла кончики губ вверх, не зная, что дальше обычно стоит говорить и что в таких ситуациях надо делать.
- Это же у тебя первый поцелуй? – с той же глупой улыбкой Игорь будто не спрашивал, а утверждал, водя пальцами по вспыхнувшей румянцем щеке Лены.
- С чего ты взял? – сказала это по возможности менее грубо, выбираясь из объятий юного Ромео.
- Ну… целоваться совсем не умеешь, - растерялся, но по-прежнему сидел с довольным выражением лица.
Тихий смешок негодования вырвался из груди, и Лена, глазами найдя свои вещи, спешно покинула класс, даже не попрощавшись с Гуцулом. Быстро шла по коридору, стирая рукавом олимпийки противный привкус чужих губ. Ругала себя за глупость, ведь ещё пару дней назад чётко для себя решила, что никаких Игорей ей не надо. «Поверь, Лена, твои сверстники ещё сущие дети, хотят казаться взрослыми и крутыми, девчонок по углам зажимают, а вот только старше они от этого не выглядят», - так кстати в памяти будто острыми лезвиями кололи слова Степнова. Как же он был прав!.. Этот мальчишка наивно изображал из себя мачо и полагал (всё так же наивно), что под его слюнявой лаской молоденькая и неопытная девочка растает от удовольствия и будет смотреть на него глазами влюблённой.
- Идиотка, - прошептала одними губами, приложив ладони к щекам. Тут же выругалась, доставая из-за уха ярко-алый пышный цветок, который немедленно поспешила выбросить в ближайшую урну. «Ещё не хватало получить выговор от кого-нибудь из учителей за разорение школьных растений!..»
Несомненно, больше и речи не могло идти ни об общении с Гуцуловым, ни о тренировках, уж тем более совместных. С чувством морального унижения Лена не спеша шла домой, кутая ладони в рукавах куртки и пряча лицо под капюшоном от противного, холодного ветра…



Спасибо: 56 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 431
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 44
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.02.11 16:52. Заголовок: А я теперь не одна h..


А я теперь не одна
Кузя, Саша, огромное тебе спасибо за помощь, за твои поправки

Глава 8
Отношения с Лерой у Степнова начались относительно недавно, всего три месяца назад. Познакомились они в начале августа, когда в один из жарких солнечных дней Виктор с друзьями выбрались на речку. Конечно же, группа завидных парней не могла не пригласить с собой знакомых девчонок, а те, в свою очередь, ещё и подружек позвали. В круговерти шумного веселья Степнов постоянно ловил на себе заинтересованный взгляд новенькой девочки. Единственной причиной, которая мешала ему познакомиться с ней, была нарочитая пафосность, свойственная, надо признать, многим девушкам-подросткам, но эта фальшивая манера поведения отталкивала Виктора от противоположного пола даже больше, чем дурная привычка курить.
Инициативу проявила сама Лера, подойдя к красивому парню с тюбиком солнцезащитного крема. Жмурясь от удовольствия, позволила изучающим мужским ладоням втирать крем в спину и плечи. Само собой разумеется, невинно ласкать юное тело Виктору понравилось. Как ни крути, а Лера была дивно сложена: стройные ножки, тонкая талия, грудь больше, чем у подружек, и округлая попа (на которую и таращился Степнов, пока крем окончательно не впитался в нежную кожу).
Признавался себе, что, кроме физического аспекта, никаких эмоций по отношению к Лере он так и не испытал, а её навязчивое щебетание и вовсе раздражало обилием ненужной информации. Стараясь как можно меньше попадаться новенькой на глаза, он вскоре понял, что та намеренно ищет повод с ним поговорить. И даже более того: когда Виктор решил устроить дальний заплыв с последующим исследованием противоположного берега, за ним увязалась Лера, навыки плавания которой явно не позволили бы достичь конечного пункта. Заметив «хвост» на середине пути, он не мог бросить девушку одну…
С тех пор встречи стали постоянными. Лера теперь регулярно тусовалась в их компании и каждый знал, что привело к ним эту молодую особу, потому никто её и не трогал. Степнов никогда не был обделён вниманием девушек, но все они, так или иначе, нуждались в ухаживаниях, подарках и красивых словах. Новикова же была первой, которая пренебрегла подобной романтикой. Она сама оказывала парню всяческие знаки внимания, невзначай делала комплименты и была невероятно изобретательна в попытке привлечь желанный объект. Из-за отсутствия подобного жизненного опыта, что делать с Лерой и как реагировать на её ухаживания, Виктор не знал, поэтому вскоре сдался. Получив официальный статус «Витина девушка», Лера в этом амплуа была на редкость покладистой, послушной и правильной. Поначалу это лишь радовало, но потом… Потом Степнов начал ощущать себя хозяином верной собачки, готовой исполнить любое желание. Подобная преданность пугала и отталкивала, заставляя Виктора всё больше времени проводить с Леной. И, конечно, подобная замена грела парню душу…
А сегодня, вернувшись из школы, Лера попыталась закатить Степнову истерику из-за того, что «этой замухрышке» он подарил недешёвый и красивенький iPod. И это в то время как она, Лера, никогда не удостаивалась более дорогого подарка, чем браслет из декоративных камней, который в порыве гнева и полетел куда-то в угол, под батарею, прежде звонко ударившись о стену. Долго слушать оскорбления в адрес Лены Виктор не смог, поэтому тут же поспешил расставить точки над «i», сказав, что его решения никогда оспариваться не будут и что, если он подарил Лене плеер, значит, она действительно этого заслуживает. Последние слова не могли не задеть Леру. «Ты же мой мальчик», - путаясь в словах и оправдываясь, шептала испуганная девушка, размазывая по щекам крупные слёзы. А Виктор и был «её мальчиком». Тем, кого она завоевала, тем, кого так любила целовать и просто держать за руку, и тем, кого она чуть ли не боготворила, слепо и наивно веря, что её чувство хоть на один процент является взаимным…
«Мы в ответе за тех, кого приручили», - повторял про себя Степнов и гладил Леру по волосам, пытаясь успокоить. Как он позволил их отношениям дойти до подобного, Виктор не знал. Но был убеждён, что всё это было одной большой ошибкой, потому что ничего, кроме жалости, он к Лере не чувствовал…
Весь вечер Степнов провёл за компьютером, бесцельно глядя в монитор. Злился на себя, на свою неизвестно откуда взявшуюся нерешительность, единственным оправданием которой могла служить лишь нелюбовь к женским слезам. Тогда, когда он с Лерой общался ещё по-дружески, у него не было достойной причины, которая могла бы заставить его дать девушке отпор. Теперь же у него была Лена. Его яркий лучик света, его искренняя радость, его маленькая надежда…

- Ленка, пошли на снег смотреть! – довольный Степнов стоял на пороге квартиры Кулёминых. Маленькая хозяйка отступила вглубь прихожей, утягивая парня за собой. – Давай собирайся, возражения не принимаю, - Виктор потрепал девушку по светлым волосам.
- А я и не заметила, что снег идёт, - слегка улыбнулась в ответ и прищурила глаза, пытаясь рассмотреть за окном комнаты снежинки. Быстро зашнуровала кроссовки и схватила с вешалки куртку.
- Тёть Вер! – с интонацией ябеды прокричал Степнов, скрестил руки на груди и встал у двери, преграждая Кулёминой путь. Вскоре в прихожей появилась Ленина мама, добродушно улыбаясь частому гостю. – А где у вас тёплые вещи? На улице зима уже, снег идёт, а это чудо собралось в кроссовках своих гулять!
- Стукач! – зло прошипела Лена.
- А я ей всегда говорю, чтобы теплее одевалась, да вот только не слушает меня никогда, всё в куртке осенней бегает! – мама по-доброму отчитывала дочь, доставая из шкафа светло-голубой длинный пуховик, сапоги и тёплую шапку.
- Вот! Замечательно! – Стянул с Лены куртку, торжественно обменялся со смеющейся женщиной одеждой и стал заботливо наряжать угрюмую девушку. Опустившись на колени, заставил Кулёмину обуться, затем натянул шапку, поправляя непослушные пряди светлых волос, и намотал на шею мягкий вязаный шарф. – А вы говорите «не слушается», - довольный собой, Виктор пообещал вернуть Лену домой в целости и сохранности не позже, чем через час.
- Ты нехороший! Спелся с мамой у меня за спиной… А я в этой куртке как какой-то неуклюжий колобок! – причитала Лена, пока они со Степновым, минуя один за другим пыльные лестничные пролёты и тёмный чердак, забирались на самый верх. Большая площадка пустынной крыши серебрилась тонким слоем снега. С неба, кружась и поддаваясь лёгким порывам ветра, медленно падали снежинки. Виктор не спеша подходил к краю крыши, за ним, аккуратно ступая, шла Лена. Остановившись в двух метрах от ограждения, он развернулся и посмотрел в зелёные глаза, отчётливо различая в них необъяснимое смятение и грусть.
- Эй, чего ты такая… злая? – Взял Ленину ладошку в свою, через варежку чувствуя лёгкое ответное сжатие.
- А ведь и правда красиво, - намеренно не стала отвечать на вопрос, понимая, что не сможет подобрать нужные слова. Отвернувшись, выхватила взглядом из массы искрящихся в свете неполной луны снежинок одну-единственную и, наблюдая за траекторией её полёта, опускала глаза всё ниже и ниже. Снежинка скрылась из виду, но голову Лена так и не подняла.
Виктор же следил лишь за взглядом девушки, плавно скользящим то чуть вбок, то обратно. Следил и понимал, что с каждой долей секунды в душе что-то стремительно сжимается, какая-то невидимая и неведомая сила отнимает ощущение реальности и заставляет дышать всё реже.
- Поцелуй меня, - она произнесла это так чётко, что не было смысла переспрашивать и просить повторить заветные слова вновь. Гордо вздёрнув подбородок, Лена долго смотрела парню в глаза. Не выдержав его молчания и полного бездействия, смущённо отвела взгляд. – Гуцул… облизал мне пол-лица и сказал, что я целоваться не умею, - звучало как оправдание обиженного ребёнка.
- Он, правда, так сказал?
- Ну, так поцелуешь?
Поцелует. В надежде на то, что этот самый поцелуй вызовет у юной девушки правильные эмоции. Такие же правильные, как и у него…
- Ты сперва ничего не делай… - выдохнул севшим от волнения голосом. – Постарайся почувствовать… а потом ответь мне.
Провёл пальцами по её щеке, будто решаясь. Склонил голову и робко коснулся прохладных, чуть сухих губ своими. Ненастойчиво, мягко подхватывал то нижнюю губу, то верхнюю, стараясь поделиться не только теплом, но и щемящим чувством сладкой безысходности. Нежной лаской отдавало каждое Ленино мимолётное движение, когда она, приблизившись вплотную одним маленьким шагом, целовала в ответ так же искренне, забываясь в вихре пьянящего головокружения. Отстранившись, Виктор улыбнулся, но поддался искушению и коротким поцелуем вновь дотронулся до желанных губ, ставя своеобразную точку.
- Ну что, колобок неуклюжий, пойдём домой? – спросил, не найдя в вихре мыслей более подходящей фразы, чем эта.
- Пойдём, - кивнула, подавляя в себе желание навсегда остаться на этой крыше и целоваться до умопомрачения под падающим снегом.
Оказавшись в окружении стен родной комнаты, Виктор ещё долго не мог прогнать с лица счастливую улыбку, вспоминая каждое Ленино движение, каждый вздох, который он так старательно ловил губами. Вспоминал, как снег мелкими хлопьями падал на ресницы, щекоча веки, а он даже не обращал на это внимание. Лена – такая же чистая, невинная, как и этот первый снег. И теперь Степнов был уверен, что до утра ему точно не удастся уснуть, настолько сильно колотилось в груди сердце…
А Лена, как только Виктор проводил её до дома, дрожащими руками стянула сапоги, быстро разделась и юркнула под тёплое одеяло, накрывшись с головой. Хотела остаться одна и отгородиться ото всего вокруг. В кромешной темноте и абсолютной тишине раздался судорожный всхлип, и до самого утра Лена не могла уснуть, то и дело содрогаясь от душивших её рыданий…



Если что, я тут -http://kvmfan.forum24.ru/?1-13-0-00000190-000-0-0-1298127775

Спасибо: 59 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 482
Настроение: Хочу замуж!..
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 48
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.03.11 18:58. Заголовок: Интересно, а кто-ниб..


Интересно, а кто-нибудь ещё ждёт?

Глава 9
Всю неделю Лена ощущала тревогу, будто предчувствуя приближение чего-то неизбежного. Точно знала, что с ней что-то происходит, что-то меняется внутри, и это самое «что-то» заставляло смотреть на мир новым, более осмысленным взглядом. Как следствие появилось осознание собственной несмышлёности и неопытности…
Семь дней назад Виктор впервые её поцеловал. Поцеловал настолько трепетно, будто делал это не по просьбе, а по собственному желанию. Лена старалась скрыть вызванные поцелуем эмоции, которые всё же нашли выход ночью, горькими слёзами проливаясь на подушку. Отчего так произошло, Лена ответить не могла. Может, из-за того, что фактически пришлось просить научить себя, дурочку неумелую, целоваться. А может, потому, что первым её губ коснулся другой парень, оказавшийся совсем чужим. Но самым верным казался третий вариант: было обидно, что поцелуй, который она практически выпросила, заставил испытать самые настоящие и искренние эмоции…
Вопреки ожиданиям Лена с удивлением отметила, что проявление негативного внимания со стороны Леры закончилось, так и не успев толком начаться. С Гуцуловым же она больше не разговаривала. Пересекались в коридорах школы на переменах и отводили глаза, делая вид, что не знакомы друг с другом. Парень не искал встреч, не пытался поговорить – и это освобождало Лену от оправданий и объяснений. А Игорем руководила обида. Его нелепая попытка признаться в симпатии основательно потрепала ему нервы. Ещё во время уборки класса прокручивал в голове возможные варианты покорения юного сердечка. Старался быть нежным, но после поцелуя Лена только пренебрежительно хмыкнула, не зная, какой занозой её усмешка останется в памяти парня. Самолюбие Игоря было уязвлено, но он смирился с таким исходом полуромантических отношений. Окончательно закрыл эту тему Степнов, популярно и доступно объяснив Гуцулову на пальцах, сложенных в кулак, что лучше ему держаться от Кулёминой подальше.
Об этом разговоре Лена не знала, равно как и не могла знать, почему Виктор так часто целует её. От его ласк по телу разливалось тепло, и не было ни малейшего желания от этого отказываться. Степнов целовал её с абсолютно непроницаемым лицом, словно эти поцелуи были чем-то само собой разумеющимся. Просто целовал. А она так же просто целовала в ответ.
На самом же деле, в очередной раз обнимая желанную девушку, Степнов боялся. Боялся как в первый, так и во все последующие разы. Красочно рисовал себе картину, как Кулёмина, морщась, отталкивает его со словами, что ей неприятно, как она смеётся над ним, а потом разворачивается и уходит. И каждый раз Виктор в душе ликовал, словно ребёнок, когда её нежные губы приоткрывались в ответной ласке. Неопределённость не осложняла отношений, напротив, озаряла их чем-то невесомо-сладким и томительным.

А сегодня он совершил промах – поддался на Ленины уговоры познакомить её со своими друзьями. Тяжело вздыхая, всё же согласился, понимая, что уже позволяет Лене вить из себя верёвки. Влюблённый идиот. Иначе он себя назвать не мог… А девушке хотелось чувствовать себя старше; по какой-то нелепой причине она была уверена, что общение с взрослыми парнями – это круто. Именно этим аргументом Лена старалась добить Степнова. И пусть он кричал, что его друзья, которых она считает крутыми, - всего лишь шайка самовлюблённых бездельников, Кулёмина была непреклонна…
Поскольку приближалась зима, их компания всё чаще зависала у кого-нибудь дома, пользуясь отсутствием родителей. В квартире, куда привёл Степнов Лену, висел табачный дым, отчего тут же защипало глаза, играла громкая музыка и слышались весёлые голоса. Сказав девушке, что она может пока пройти в комнату, Степнов отправился на кухню, намереваясь поговорить с другом. Почему-то он не побоялся оставить Кулёмину одну. Сыграло роль желание доказать Лене, что она была неправа: пусть воочию увидит, насколько здесь всё фальшивое и пустое…
У друга он всего-то собирался одолжить диск, но пришлось задержаться, чтобы найти в ноутбуке папку с кодом активации программы. И вдруг услышал, как Лена зовёт его. Негромко, но отчаянно, отчего сердце сковало страхом. Через несколько секунд он уже был в комнате и увидел, что Лена испуганно забилась в угол дивана, а к ней пытается прижаться Миша, один из его друзей. Нахально лежащая на бедре девушки ладонь, пьяная ухмылка Миши и испуганные Ленкины глаза - Степнову казалось, что он звереет от этой картины. Видя перед собой только лицо Лены, стянул парня с дивана. Тот потерял равновесие и упал. Виктор, ощутив небывалый прилив ярости, набросился на противника. Ему было уже не до честных поединков, на подлость он и отвечал тем же. В стельку пьяный Миша даже не успел среагировать, только беспомощно закрывал лицо руками. Степнов, проклиная себя всеми матерными словами, что не поставил никого в известность, что Лена с ним, – это уберегло бы её от нападок бестолковых шакалов, продолжал наносить удары.
А Лена… Лена просто закрыла глаза… Слышала лишь глухие удары, тихие стоны и злобное рычание, а потом всё заглушил звон в ушах… Минут десять назад, она, оставшись в одиночестве на этом злосчастном диване, стала с интересом осматриваться. Вскоре рядом плюхнулся незнакомый парень. Красивый, широкоплечий. Вот только несло от него перегаром. Сначала спросил, как её зовут, а потом полез обниматься. Повторяя уворачивающейся Лене «да ладно тебе», начал бесцеремонно водить рукой по её ногам и пытался поцеловать. Девушка испугалась и позвала Степнова. Она даже представить не могла, что окажется в подобной ситуации. Рассчитывала увидеть весёлую мужскую компанию и немногочисленных девушек, которых нежно и трепетно обнимают за плечи молодые люди. Анекдоты, весёлые случаи из жизни и, возможно, песни по гитару – таким всё было в её воображении. Лучше бы таким и оставалось…
Открыв глаза, увидела у своих ног избитого Мишу. Виктора держали двое парней. На шум сбежались и остальные присутствующие. Кто-то нетрезвый, кто-то с сигаретой в зубах, а где-то позади Лена увидела растрепанную девчонку из восьмого класса…
- Уходим отсюда! – Вырвавшись, Степнов схватил Лену за руку и потащил в прихожую. Быстро обулся и снял с вешалки их куртки. Терпеливо ждал, когда дрожащая девушка, наконец, натянет сапоги, и злобно поглядывал на ошарашенных друзей, точно зная, что никто из них ещё не видел его в таком состоянии…

По дороге домой никто из них так ничего и не сказал. Виктор чувствовал себя виноватым, что позволил кому-то обидеть его маленькую Лену. Когда она рассказала о поцелуе с Гуцуловым, он не мог отрицать, что это его задело. Успокоило лишь то, как Лена тогда скривилась, упомянув, что мальчишка облизал ей пол-лица. Несомненно, он знал, что это просто невинные отношения. Обнимашки и поцелуйчики – и он ведь через это проходил. Но видел и как трепетное поначалу отношение к противоположному полу переходит в чисто потребительский интерес. Нисколько не стыдился, что пару раз и с ним случалось подобное, но предпочитал об этом не вспоминать. Это его ошибки, но не узнав двух крайностей, понять прелесть лучшей невозможно… Но сейчас было противно, что Лене пришлось окунуться в эту грязь, противно, что не сберёг частичку потерянной наивности в зелёных глазах.
Кулёмина молчала, быстро шагая за другом, который вел её за руку, как маленького провинившегося ребёнка. Виски со страшной силой сжимало от обиды и негодования. И хотелось домой, хотелось пить с Витей чай и смотреть бессмысленные фильмы. Только сейчас она поняла, насколько замечательными были их встречи…
- Не грусти. - Степнов присел на корточки перед Леной. Та сидела за кухонным столом, держа в руке кружку с чаем и изредка делая маленькие глотки. Чай не лез в горло, но его приготовил Виктор, поэтому и пила.
- Ты прости меня. - Расстроенным взглядом скользнула по его рукам со сбытыми костяшками.
- Ничего страшного не случилось, Ленка. Я просто не должен был оставлять тебя одну… Не знал, что так всё получится. – Взял свободную руку девушки и смущенно поднёс к губам. – Я никому не позволю тебя обижать.
Остаток вечера провели за просмотром очередной комедии. Лена в полудрёме лежала на диване. Сидя сзади, Виктор смотрел на сонную Кулёмину и нежно перебирал её волосы. Она же только смущённо улыбалась и, изредка открывая глаза, пыталась следить за сюжетом фильма…



Кузя, спасибо за поправки

freedom, не устаю благодарить

Спасибо: 59 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 498
Настроение: Пусто.
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 48
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.03.11 14:19. Заголовок: Кузя, спасибо за пра..


Кузя, спасибо за правки


Глава 10

Обидно, что мы не замечаем самые важные моменты в своей жизни. Мы растём, стремимся к мечте и воспринимаем всё как должное. Но когда у тебя пытаются отнять эту мечту, ты понимаешь, как сильно она тебе нужна.
ОТН


- Мы больше не сможем видеться.
- Почему?
- Потому что я уезжаю.

Девушка аккуратно втирала мазь, найденную в аптечке, в небольшие раны, которые уже немного запеклись и стянулись, свидетельствуя о том, что ранам этим от силы день. Не за этим Виктор пришёл к Новиковой, но отказаться от настойчивой заботы попросту не успел, настолько быстро сориентировалась Лера, увидев его разбитые руки. Не веря услышанному, Лера внимательно посмотрела на парня. На миг нахмурилась, но почти сразу улыбнулась и спросила, закрывая тюбик с мазью:
- И далеко?
- Нет, - честно ответил Степнов, – всего пара часов езды.
- Вот видишь, значит мы сможем встречаться. Ты будешь приезжать в Москву на выходные, или я к тебе.
- Нет, - опять честный ответ, – этого не будет. Мне это не нужно.
Отвернувшись, девушка отошла на несколько шагов, но потом вновь посмотрела на Виктора. Его равнодушие и жестокие слова, казалось, выбили почву из-под ног. Конечно, их отношения не могли продолжаться вечно, но хотелось верить, что момент расставания наступит не сейчас, а через какое-то неопределённое время, когда она сама захотела бы уйти.
- Это всё из-за неё? – Несомненно, Степнов и без упоминания имени прекрасно понял, что речь идёт о его маленькой подружке. Не желая посвящать Новикову в свои душевные терзания, он резко и чётко произнес:
- Не трогай Лену.
- Значит, всё-таки она? – усмехнулась Лера, повышая голос, отчего он стал неестественно звонким.
- Я сказал: не трогай Лену! – выговорил по слогам и максимально близко приблизился к девушке. Голубые глаза смотрели в карие с неприкрытой злобой и раздражением.
- Она! – дерзко выкрикнула Лера, стараясь не выдать появившийся страх.
- Не трогай её! – то ли крикнул, то ли прорычал. От злости пальцы начали сжиматься в кулаки. Только сейчас Степнов заметил, что грубо держит Новикову за локоть. – Я всё сказал. – Отдёрнул руку и покинул квартиру, громыхнув на прощание дверью.
А Лера осталась стоять посреди прихожей, непонимающе глядя на руку, на которой красным пятном осталось напоминание о нескольких месяцах отношений со Степновым. Совершенно опустошённая, девушка кое-как собралась на учёбу. Морозный воздух и скрипящий под ногами снег слегка привели мысли в норму. Подойдя к школьным воротам, Лера заметила переминающихся у крыльца подружек. Те явно ждали только её. «Что ж, все в сборе», - отметила про себя Новикова. Никого из них не пришлось долго уговаривать на совместный прогул занятий, и все вместе они спешным шагом покинули школьный двор.
Пять девушек, позвякивая только что купленными бутылками с пивом, усаживались на разбитые ступени старого здания с облупившейся краской. Редкие прохожие с осуждением поглядывали в сторону девичьей компании. А тем и дела до них не было. В подробностях расписывая сложившуюся ситуацию, Лера усиленно жестикулировала рукой. В другой она держала бутылку из тёмного стекла, периодически поднося её ко рту и делая большие глотки. Хмельной напиток на голодный желудок почти сразу дал о себе знать внезапно появившейся решимостью. А подруги сочувственно кивали головами, иногда вставляя в рассказ Новиковой нецензурные возгласы.
Допивая по второй бутылке пива, девушки подходили к дому Степнова, где стали свидетельницами очень занимательной сцены. Остановившись за углом дома, они наблюдали за происходящим, и пусть ни одного слова им не суждено было услышать, действия говорили сами за себя.
- Трындец! – психанув, Лера швырнула бутылку в стену. Тёмно-коричневое стекло осыпалось мелкими осколками…


- Мы больше не сможем видеться.
- Почему?
- Потому что я уезжаю.

Лена опустила голову, будто была в чём-то виновата. Противно защекотало в носу, вызывая на глазах слёзы. Сбросив с плеча дорожную сумку, Витя положил руки на Ленины плечи, стараясь хоть как-то приободрить поникшую девушку.
- И что мне теперь делать? – наконец заговорила Кулёмина, поднимая взгляд.
- Как что, Ленка? Учиться, общаться с друзьями.
- Нет у меня друзей, - перебив, буркнула Лена.
- Будут ещё. Я уверен. У такого хорошего человечка, как ты, обязательно… А ещё ты будешь гулять по вечерам, не забывая тепло одеваться, будешь маме помогать. И взрослеть.
- Я не хочу, - всхлипнула она.
- Чего, взрослеть? – добродушно усмехнулся, позволяя Лене уткнуться ему в плечо.
- Я не хочу, чтобы ты уезжал.
- Поверь, так будет лучше. Меня работа ждёт. Не всю же жизнь прожигать в безделье. – Он слегка отстранился, заглядывая Лене в лицо. Девушка шмыгала носом, а по щекам текли слёзы. Прохладной ладонью коснулся щеки, стирая прозрачные капли. – Пожалуйста, не плачь. И вот, возьми, - протянул ей сложенный вдвое маленький блокнотный лист, – там мой номер телефона. Стоит тебе лишь захотеть, и мы всегда сможем поговорить. А если кто-то будет обижать, обязательно расскажи – я им ноги повыдёргиваю… Ну, перестань, - поймал губами вновь скатившуюся солёную слезинку. Не удержался – губы, следуя по щеке, прикоснулись к Лениным губам. Нежный поцелуй, чуть дрожащие губы и солёный привкус предстоящей разлуки.
- Не забывай меня, - прошептала Лена, поборов желание расплакаться сильнее.
- Мы непременно ещё увидимся…
Он бы прощался с Леной до бесконечности. Мало было одного поцелуя, мало было всего минуты крепких объятий, мало было сказанных слов, но лежащая у ног спортивная сумка напоминала об уже купленном билете и о том, что ему надо торопиться…
Как вкопанная, Лена стояла на том самом месте, где только что попрощалась с самым важным для неё человеком. Кусая дрожащие губы, прижимала к груди клетчатый листок бумаги. Когда мужской силуэт скрылся из виду, положила листок в карман и растерянно оглянулась, не зная куда ей идти. Ни домой, где мама ещё только собиралась на работу, ни в школу, где кто-нибудь обязательно едко выскажется по поводу её красных опухших глаз, Лена идти не хотела. И тут её взгляд зацепился за группу стремительно приближающихся одноклассниц. Кулёмина развернулась и на ватных ногах бросилась бежать прочь, быстро огибая лавки и поскальзываясь на снегу, но не позволяя себе упасть. Однако вскоре на её плечи резко навалилась одна из догоняющих девчонок. Последнее, что успела запомнить Лена, – приближающуюся поверхность земли и падающие на белоснежный снег тёмно-красные капли крови из разбитого носа…

Конец первой части

И мне даже сказать нечего, кроме как, что обещаю самой себе сделать вторую часть максимально приближенной к затее. Потому что первая часть, мягко говоря, получилась не такой, как я планировала. Да что уж теперь об этом...

Спасибо: 55 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 515
Настроение: Пусто.
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 52
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.05.11 09:05. Заголовок: Галлюцинация, Катя, ..


Часть 2
Глава 11

Сумерки постепенно опускались на ночной город, принося с собой лёгкую прохладу и слабый ветерок. Лена, поёжившись, плотнее запахнула ветровку и двинулась навстречу парню, который вот уже несколько минут высматривал её в толпе молодёжи, каждый вечер собиравшейся в сквере около большого, мигающего огнями фонтана. Высокие струи воды, мелкие брызги и разноцветная подсветка, рассеивающая полумрак, создавали романтическую атмосферу. Вот только Кулёминой сейчас явно было не до романтики – она здесь не за этим.
Первый раз она пришла сюда два с половиной месяца назад. Сначала было страшно и неловко подходить к незнакомым людям и шёпотом предлагать «товар», но потом, обзаведясь «своей клиентурой», Лена могла просто стоять в сторонке – к ней подходили сами. Это были и постоянные покупатели, и их знакомые, пришедшие по наводке. Если у распространителя «трава» качественная, за ней обязательно вернутся. Конечно, Лена не имела ни малейшего представления о том, насколько хороший товар ей приходится «толкать», но тот факт, что за вечер она продаёт всё, что приносит, а иногда даже ездит домой за дополнительной порцией «травы», говорил сам за себя.
Пряча руки в карманах, Лена нервно теребила картонные коробочки: никак не могла привыкнуть к вынужденным вечерним вылазкам. Знакомый парень, настороженно оглядываясь по сторонам, подошёл к ней и, молча протянув скомканную купюру, получил взамен спичечный коробок, на три четверти заполненный серо-зелёной трухой.
- Спасибо, красавица, - подмигнул, сально улыбнувшись. Лена предусмотрительно не называла своего имени, поэтому часто слышала в свой адрес пошловатые «зайка», «малышка», «принцесса», на которые попросту не реагировала.
- Да на здоровье. – Дежурная усмешка в ответ на благодарность.
«Это всего лишь временные затруднения» - так она пыталась утешить себя, не зная, когда же закончится это самое «временно». А вечер меж тем только начинался, и в карманах у Лены было ещё девять таких же коробков…

Степнов уже второй вечер приходил в сквер к фонтану. Только сейчас, впервые с момента его отъезда, он понял, насколько сильно Лена от него отдалилась. Ни разу за прошедшие годы не услышав от нее хотя бы подобия жалобы, он с детской наивностью полагал, что у неё и правда всё хорошо. А вчера, не имея достаточной решимости подойти к девушке и сообщить о своём приезде, он просто шел за ней от самого её подъезда. Прячась за спинами в полупустом вагоне метро, украдкой наблюдал за поникшей фигуркой, сидящей в углу. Грустные глаза, в скованных, но резких движениях – странная непонятная тревога. Романтическая обстановка вечернего парка и явно кого-то ждущая Лена спровоцировали вспышку ревности: неужели она пришла на свидание?.. Подкравшись ближе, смог разглядеть, как Лена что-то передала двум парням, и сердце забилось в ещё более тревожном ритме. В тот вечер он к ней так и не подошёл. Сначала дожидался подходящего момента, но после увиденного признался себе, что не готов сейчас с ней разговаривать.

Сегодня он опять наблюдал за Леной и понял: что-то у неё произошло, но Кулёмина, видимо, предпочла, чтобы это «что-то» его не касалось. Конечно, он это заслужил, ведь сам решил уйти из её жизни…
Внезапная суматоха у входа в сквер привлекла его внимание. Милиционер и несколько охранников обходили территорию, беседуя с отдыхающими. И выскользнуть из парка незамеченным не предоставлялось возможным: на всех выходах также стояли блюстители порядка.
Вновь взглянув на Лену, Степнов понял, что она тоже всё это увидела. Растерянно оглядываясь по сторонам, попятилась в сторону и испуганно вскрикнула, когда он сжал её запястье.
- Привет, - сипло сорвалось с её губ. Увидев Степнова, Лена ощутила, как сердце, сжавшись, ухнуло вниз. Сначала менты, теперь ещё и он – тот, кого разочаровать она хотела меньше всего на свете. А в кармане – ненавистные спичечные коробки. Перед глазами вдруг отчётливо предстала картина, как её обыскивают и находят наркотики, а на лице Виктора читается брезгливость и неприязнь…
Подведя Лену к парапету фонтана, Виктор развернул её к себе лицом. Не медля ни секунды, притянул девушку ближе и, пользуясь её замешательством, приник к губам. Лена замерла от неожиданности. Трепетные касания мужских губ заставили тело расслабиться, а веки – опуститься, и вскоре она уже отвечала на поцелуй. Такой же искренний и пылкий, такой же само собой разумеющийся, как когда-то давно. Вокруг мелькали огни, у ног шумела вода, громкие разговоры слились в один сплошной гул, но Лена слышала только его хриплые вздохи, когда он проводил руками по её телу… Легкий поцелуй в щеку, прохлада на губах – и она открыла глаза. Спичечные коробки один за другим летели в фонтан.
- Остальные давай, - прошептал Виктор приказным тоном и, не дожидаясь реакции девушки, вновь скользнул рукой в карман тонкой ветровки, извлекая последние коробки. Неуверенным жестом Лена попыталась его остановить, но тщетно. – Если понимаешь, что тебя могут поймать, делай что хочешь, но избавляйся от этой гадости. Даже если мент будет в метре от тебя стоять, выкидывай! Никто ничего не докажет! – Снова провёл руками по ее талии, по задним карманам джинсов, по нагрудным карманам ветровки – обыскивал, но ответные вздрагивания девичьего тела заставляли крепкие ладони более настойчиво изучать содержимое карманов, оказавшихся пустыми.
Лена чувствовала неимоверный стыд, смешанный со страхом. Словно нашкодивший ребёнок, пойманный с поличным, она уже не пыталась сопротивляться, когда Виктор, по-прежнему прижимая к себе, медленно уводил её в сторону и, остановившись под раскидистым деревом, продолжал терзать губы мучительно-сладкими поцелуями…
Обратная дорога прошла в абсолютном молчании. В такси сидели, отвернувшись друг от друга. Лена старательно делала вид, что не замечает Виктора, и пристально вглядывалась в мелькающие за стеклом разноцветные огни вывесок и зданий.
К дому она шла на несколько шагов впереди и думала о том, как же Степнов её подставил. Да, из парка удалось выйти без проблем, но ведь Виктор выбросил в фонтан около десяти тысяч рублей. Разве это были её деньги? Вовсе нет…
Виктор медленно брёл сзади, не сводя с Лены глаз. Не желал себе признаваться, но ему было очень горько, что он больше не является частью ее жизни. Хотелось отчитать ее за то, что она так рискует и собой, и своей свободой. Но какое он имел на это право? Абсолютно никакого…
Остановившись у подъезда, Лена, не поднимая глаз, бросила на прощание:
- Дальше не провожай.
Оставшись в одиночестве, Степнов пару минут раздумывал, стоит ли попытаться поговорить с Леной. Придя к выводу, что это единственное разумное решение, бегом поднялся на нужный этаж. Однако дверь кулёминской квартиры открыл незнакомый мужчина средних лет и на повышенных тонах объяснил, что никаких Кулёминых не знает и такие тут не проживают. В полной растерянности Виктор спускался по тёмной лестнице и в тусклом свете, падающем из узких окон, на площадке первого этажа увидел Лену, которая, сложив руки на груди и опираясь спиной о стену, ждала его.
- Мы там больше не живём, - пояснила она. – Ты хочешь поговорить? – тихо спросила, будто смирившись с грубым вмешательством в свою только недавно устоявшуюся жизнь.
- Да. Мне просто необходимо с тобой поговорить, - так же тихо ответил, робко следуя за Леной в незнакомую квартиру.


Кузя

Спасибо: 56 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 531
Настроение: Пусто.
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 52
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.05.11 20:58. Заголовок: Пока Лена бесшумно п..


Пока Лена бесшумно продвигалась в сторону кухни, Виктор, следуя за ней, оглядывался по сторонам. Квартира даже в полумраке не выглядела хотя бы частично такой же уютной, как предыдущее жилье Кулёминых. Дешёвые обои местами затёрты и ободраны, на кухне – старая мебель с глубокими царапинами.
- Чай будешь? – не поворачиваясь, спросила Лена.
- Нет. - Остановился почти вплотную к ней.
- Зато я буду. – Зажгла свет и поставила чайник греться.
- Значит, и я буду.
- Определись, - лёгкий упрёк в голосе.
- Давно определился, - чуть подавшись вперёд, шепнул на ухо, отчего прядь светлых волос колыхнулась, щекоча девушке шею. – И… ты же понимаешь, что я тебя в покое не оставлю.
- Пока я всё не расскажу? – уточнила, посмотрев прямо в глаза Виктору.
- И это тоже, - отошел и уселся на жалобно скрипнувший табурет.
- Да что тут говорить… - Лена повернулась и, прислонившись к столу, скрестила руки на груди. Понимала, что лучше рассказать добровольно, потому что Степнов все равно обо всем узнает, даже если ему придётся по слову из неё вытягивать.
- Ту квартиру, где мы жили раньше, снимали четыре года. А потом мама ушла с работы, потому что… перестал устраивать график. Нашла новую и работала во второй половине дня. Но то жилье стало нам не по карману – надо было съезжать. С тётей Лидой мама всегда была в хороших отношениях, вот она и пошла нам навстречу: недорого комнату сдаёт. Она на пенсии, и наши деньги и помощь по дому для нее совсем не лишние. – Казалось, Лена давно уже придумала этот монолог и каждый вечер его зазубривала – настолько заученно звучали ее слова. – А дальше… Дальше маму положили в больницу. И вот тогда действительно понадобились деньги.
- Что с ней? – Лицо молодого человека вмиг напряглось, брови сошлись на переносице, а на лбу образовалось несколько глубоких морщин. Лена с трудом подавила желание подойти к Виктору и разгладить их кончиками пальцев.
- Ничего ужасного. Ничего смертельного. Ничего заразного. – Она часто повторяла это самой себе как считалочку. Считалочку правдивую и успокаивающую. – Просто это… Это женское. – Смутившись, отвернулась и стала разливать чай по кружкам. Не спросила, сколько ему сахара. Несмотря на годы разлуки, она и так помнит: чай средний крепости, две ложки сахара и тонкий, почти прозрачный ломтик лимона. Остаётся надеяться, что его вкусы не изменились. Усевшись напротив Степнова, подвинула ему кружку и продолжила рассказ, старательно избегая его взгляда: – Я пыталась заработать деньги, но зарплаты официантки ни на что не хватало. Другую работу найти не смогла: у меня же ни образования, ни навыков, кроме того, я несовершеннолетняя. А однажды вечером познакомилась с двумя мужчинами. И как-то так получилось… рассказала им, почему работаю в кафе. Они обещали помочь. И помогли ведь. Я уже была в отчаянии, деньги нужны были срочно, поэтому не особо задумывалась над тем, как буду их возвращать. С мамой сейчас всё хорошо – это главное. Через две недели её выписывают. – Она умиротворённо улыбнулась. – А долг мне надо было отрабатывать. Они прямо так и сказали… Я отказывалась, объясняла, что мне восемнадцати ещё нет. Тогда они предложили альтернативу, и я согласилась. Это не так отвратительно, как могло показаться со стороны. Это всего лишь «трава». Я отдам долг, и на этом вся история закончится.
- М-м-м, - будто понимающе промычал Степнов и отхлебнул чай, борясь с желанием выплеснуть содержимое кружки Лене в лицо. Только знал, что даже это не вернет Кулёминой мозги на место. – И что, много денег? – спросил с напускным безразличием.
- Почти пятьдесят тысяч, - беззвучно прошептала, словно опасаясь произнести эту цифру вслух. Она ведь даже маме её не называла, чтобы избежать лишних вопросов, на которые точно бы не решилась ответить. Ведь последние годы они едва сводили концы с концами, периодически залезая в долги.
- Рублей? – обречённо выдохнул Виктор. Девушка молча кивнула. Степнов сделал ещё глоток, так как в горле вмиг пересохло, но вовсе не от названной суммы, а оттого, насколько Лена дёшево продала свою свободу. Он до последнего надеялся, что в этой истории замешаны действительно серьезные деньги, а оказалось - копейки. И как теперь объяснить этому наивному созданию, что так просто, как она думает, ей не отделаться? «Доброжелатели» не оставят её в покое.
- Хорошо, Лен… Тогда у меня к тебе ещё два вопроса. Первый: почему ты мне не позвонила, раз тебе нужны были деньги? Поднять такую сумму было бы легко. И второй: каким местом ты думала? – не сдержавшись, рявкнул он.
Кулёмина усмехнулась.
- Знаешь, - она подалась к Виктору, - мы, девушки, все такие. Клочок исписанной бумаги – это ничто! Ничто по сравнению с хрустом купюр.
А Степнов даже не обратил внимания на попытку Лены уколоть его. Он слишком хорошо ее знал. Она будет стараться любым способом его задеть, сделать ему больно – и всё для того, чтобы показать, что он, Виктор, в её жизни ничего не значит. Но все эти колкости говорили как раз об обратном, чему он робко радовался в глубине души.
- Конечно, мисс Самостоятельность, как скажете. Или же «мисс Гордость» вам нравится больше? – официально поинтересовался у Кулёминой, которая словно вмиг обессилила.
- Итак, будем считать, что на этом разговор закончен. – Она поднялась, поставила почти полную кружку возле раковины и стала дожидаться, когда Виктор, наконец, оставит её одну.
- И когда ты только успела стать такой букой? – поддразнил беззлобно, с немым восхищением в глазах.
Отвернувшись, она нервно постукивала ногой, совсем не вежливо давая понять гостю, что ему пора уходить. Тот встал, но вопреки ожиданию приблизился к ней, нежно провёл рукой по щеке, и Лена невольно почувствовала себя хрупкой, словно фарфоровая кукла.
- Зря стараешься: я знаю, что ты не бука.
Губами прижался к щеке и обнял за плечи, привлекая к себе. Лена попыталась отстраниться и дико злилась на себя за то, что дрожит. Пытаясь отчаянно это скрыть, она до боли стиснула руки в кулаки. Так и стояла, стараясь понять, почему несмелые поцелуи в шею так обжигают, заставляя закрывать глаза от удовольствия.
Шорох шагов и скрип открывающейся двери заставили девушку взять себя в руки и резко отстраниться. На кухню, сонно щуря глазки и волоча за уши зелёного плюшевого зайца, вошла светловолосая, голубоглазая девочка лет четырёх. Степнов был уверен, что эта кроха имеет к Лене самое прямое отношение, но какое - пока не понял. По самым безумным расчётам она могла быть и её дочкой…
- Эй, малышка, ты зачем встала? – подхватывая ребёнка на руки, ласково проговорила Лена.
- А ты где? – раздался звонкий голосок в ответ. Лена беззвучно рассмеялась, понимая, что не привыкший спать в одиночестве ребёнок просто потерял её.
- Скоро приду. – Присев на табурет вместе с девочкой, поправила сбившуюся на бок крохотную футболку.
- А что это за дядя? – малышка развернулась лицом к Виктору. – Он хороший? – У детей всегда так: всех делят на «хороших» и «плохих».
- Дядя… – задумалась Лена, заметив, что Степнов замер в ожидании «приговора». – Дядя хороший.
Девочка слезла с колен Лены и направилась к «хорошему дяде». Виктор присел на корточки, чувствуя себя явно растерянным. А голубоглазая кроха придирчиво рассматривала его и тихо сопела.
- Дядя ста-а-арый, - наконец произнесла она и маленькой, чуть влажной ладошкой провела по лбу мужчины, отчего нахмуренное лицо расслабилось и Виктор приветливо улыбнулся.
- Ника, солнышко, пойдём, я тебя спать уложу. – Лена подхватила её на руки и скрылась в темноте коридора. Виктор, оставшись один, поднял потрёпанного зелёного зайца и, не ожидая скорого возвращения девушки, вздрогнул от неожиданности, услышав её голос:
- А я тебе говорила, что хмуриться не надо так часто. Даже ребёнок твои морщины видит.
- Дочка? – Вставая на ноги, Степнов посмотрел на неё снизу вверх.
- Дочка, - ответила Лена с такой интонацией, чтобы Виктор сразу понял, что спрашивает несусветную глупость. – Мамина. То есть сестрёнка моя, - не сразу добавила, подсознательно отметив реакцию молодого человека. – Ты дурак, - констатировала очевидное, резко вскинув голову. Она ещё долго пристально смотрела ему в глаза, пока Виктор наконец не кивнул в знак согласия. Отдал Лене игрушку и ушёл, точно зная, что прощается ненадолго.

Кузя, спасибо тебе

Спасибо: 57 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 550
Настроение: Пусто.
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 53
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.06.11 10:50. Заголовок: Глава 12 Светало. Л..


Глава 12
Светало. Лена бесшумно поднялась с разложенного дивана и, подоткнув сестрёнке одеяло, вышла из комнаты. Умывшись, почувствовала, что сон окончательно ушёл. На кухне, плотно прикрыв дверь, поставила перемотанную скотчем коробку из-под обуви на стол. Достала из кухонного шкафчика зелёный чай, высыпала на тарелку и начала перетирать крупные листья. Разрезав скотч на коробке, вынула из неё несколько пакетиков, плотно забитых «травой». Заранее приготовленные спичечные коробки были открыты и составлены в ряд. Уже намётанным глазом Лена отмеряла нужное количество, но сегодня умышленно не досыпала щепотку. Эту недостачу она заменяла зелёным чаем, который, превратившись в труху, смешивался с «травой» так, что было невозможно отличить где что. А сэкономленные граммы наркотика образовали несколько дополнительных коробков.
«Если «трава» и правда хорошая, чай её не испортит», - рассуждала Кулёмина, убирая со стола «следы преступления». Так она пыталась возместить вчерашние потери. И не сомневалась, что это произойдёт очень быстро.
Лена никак не могла забыть реакцию Степнова на свой рассказ. Не имело смысла отрицать, что она неоднократно думала о том, чтобы попросить у него денег. А иногда часами гипнотизировала несчастный клочок бумаги, который вручил ей Виктор почти пять лет назад. Но когда рука уже тянулась к телефонной трубке, чтобы набрать заветные цифры, одёргивала себя. Она откладывала решение до последнего в надежде, что подвернётся удачный случай достать денег. Случай действительно подвернулся, но вот удачный ли?..
А Витя всегда присутствовал в её жизни. Пусть незримо, но оттого не менее значимо…

Номером телефона Лена так ни разу и не воспользовалась, и, наверное, поэтому Степнов был уверен, что её жизнь по-прежнему безоблачна. Но отказываться от встреч, пусть и редких, не собирался. Не прошло и месяца после его отъезда, как он подбросил в почтовый ящик Кулёминой новогоднюю открытку. Он не звал её к себе, не собирался приезжать к ней – встреча проходила на нейтральной территории. Тридцатого декабря, когда жители большого города в предвкушении праздника заполонили магазины и кафе, Степнов стоял у метро и в людской толчее высматривал Лену. Увидел и тут же, не в силах сдержать радостную улыбку, кинулся ей навстречу. Она выглядела такой трогательной в светло-голубом пуховике и такой родной. И она по-прежнему была его любимой девочкой…
Привёл её в кафе, где было относительно немноголюдно. Лена, раскрыв меню, пробежала взглядом по столбцу цен и, прошептав «это же до-о-орого», захлопнула его. Виктор лукаво усмехнулся и объяснил, что в предпраздничные дни здесь действует пятидесятипроцентная скидка. Успокоенная этой невинной ложью, девушка снова открыла меню.
В ожидании встречи Виктор долго ломал голову, что подарить Лене. Цветы, мягкие игрушки, украшения – это не для неё. Хотелось преподнести что-то такое, чем она будет пользоваться, что будет ей действительно необходимо и будет постоянно напоминать о нём. Несколько вечеров ходил по магазинам торгового центра, пытаясь сделать правильный выбор.
Мягкий, молочного цвета свитер – его Лена будет надевать, когда холодно. Хлопковая пижама с мультяшным рисунком и атласными лентами – в ней будет спать. Кружка с японским пейзажем и иероглифами – из неё будет пить чай.
Сам не заметил, как вместо одного подарка купил несколько, отчего ощущал странную неловкость. Упаковал всё в большую коробку и завернул в яркую бумагу, надеясь, что такие обычные, даже обыденные вещи понравятся девушке. И не ошибся: Лена счастливо улыбалась, разглядывая одежду.
- Это всё мне? – удивленно спрашивала, до конца не веря в происходящее. Даже мама редко могла ей угодить, а эти вещи были именно такими, какие она купила бы себе сама. И, что странно, с размером он угадал.
- И кружка тоже тебе, - улыбнулся в ответ.
- Всегда теперь буду из неё чай пить. – С интересом рассматривала рисунок. Степнов облегчённо выдохнул. Взяв вилку, начал есть салат и чуть не поперхнулся, когда почувствовал робкое прикосновение сухих губ к щеке.
- Спасибо, - прошептала Лена, придвинувшись совсем близко.
- За что? – спросил, с трудом сглотнув.
- А мне всё это за что? – Не дождавшись ответа, нахмурилась и проговорила виновато: - А у меня для тебя нет ничего. Я как-то об этом не подумала, - соврала. Она как раз думала, но просить у мамы денег всё же не решилась в надежде, что Витя ей ничего не подарит.
- Я рад, что ты пришла, а подарков мне от тебя не нужно, - поспешил её успокоить.
- Совсем? – Пошарила в кармане куртки, висящей на спинке стула, и на раскрытой ладошке протянула ему конфету в красной обёртке. Такую же, как в их первую встречу, когда он спас её от хулиганов.
- Сластёна… - пробормотал еле слышно, прижимая Лену одной рукой к себе, а другой забирая конфету. Уткнувшись носом ей в шею, прикрыл глаза и вдохнул знакомый запах. Эти вишневые нотки возвращали его в то время, когда они, лежа на полу, отогревали ноги на батарее; когда проводили вечера за просмотром фильмов; когда он, уведя её на крышу, впервые поцеловал. Лёгкий, почти неуловимый аромат всегда сопровождал Лену, и только сейчас Виктор понял, что он ассоциируется с самым лучшим периодом в его жизни…
Следующую открытку она вынула из почтового ящика уже летом, в конце июня. Лена поняла: одна встреча каждые полгода. Её не смущало, что она будет редко видеть своего друга; интересовало лишь, как долго это продлится. Переживала, что после двух-трёх приглашений Степнов про неё забудет. И каждый раз, держа в руках очередное послание, тихо радовалась. А после рождения Ники, когда расходы в семье начали превышать скромные доходы и пришлось съехать с квартиры, украдкой сделала дубликат ключа от почтового ящика, надеясь, что замок никто менять не станет. За несколько дней до тридцатых чисел декабря и июня чуть ли не каждый час бегала проверять содержимое теперь чужого ящика.
Странно, но, встречаясь, они никогда не разговаривали о том, как живут сейчас, что их волнует в данный момент, усиленно делая вид, что всё хорошо. Хотя во время редких свиданий всё действительно было хорошо, казалось, что повседневный мир с его проблемами просто перестаёт существовать…
Виктор был на редкость изобретателен в выборе мест для встреч. Не хотел повторяться и в то же время желал, чтобы Лене его выбор понравился. Жарким летом отвёл её на крытый каток, а когда губы девушки приобрели синеватый оттенок, они спешили в кафе – выпить чего-нибудь согревающего. Зимой пригласил в бассейн и долго не позволял девушке выйти на улицу из-за плохо высушенных волос. Были и парк Горького, и катание на машине по льду на бывшем аэродроме, и загородная прогулка на лошадях с последующим пикником, и боулинг, и купание в озере, и поход в кино. Последние две встречи запомнились Виктору особенно…

Кузя

Vies Юленька сделала мне замечтательный подарок


Спасибо: 44 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 574
Настроение: Пусто.
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 55
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.06.11 17:47. Заголовок: Итак, бета мне посов..


Скрытый текст

Эта глава почти не несёт в себе информации, но для меня важно, как отношения героев развивались между отъездом Степнова и до момента его возвращения. И простит меня читатель за эту романтику, но вернуться в настоящее к детям и наркотикам мы ещё успеем.
Огромное-огромное спасибо моей бете за неоценимую помощь, за советы, а главное за терпение. Кузя


В тот тёплый июньский день Степнов решил пригласить Лену на озеро, находящееся в получасе езды от его нынешнего дома. Обычно там было немноголюдно. Заехав в магазин, купил полный пакет еды и отправился за Леной. Та, в развевающемся на горячем летнем ветру сарафане, уже ждала его.
- Ты рано, - сказал садящейся в машину девушке.
- Зато не опоздала, - смущённо улыбнулась.
- Я бы всё равно тебя ждал. – Только ему одному было понятно, сколько скрытого смысла таится в этой фразе: ведь он только и делает что ждёт.
Стараясь как можно реже смотреть на Кулёмину, завёл машину. Из города выбирались часа два, сетуя на пробки и светофоры, которые, словно сговорившись, горели красным. Но стоило машине оказаться за пределами города, как она тут же набрала скорость. Вглядываясь в мелькавший за окном пейзаж, казавшийся смутно знакомым, Лена пыталась понять, когда она была в этих местах. Так и не вспомнив, перевела взгляд на своего спутника.
За прошедшие четыре года она впервые так внимательно его изучала, мысленно сравнивая восемнадцатилетнего парня, каким он когда-то был, и мужчину, сидящего рядом. Он всегда выглядел взрослее своих сверстников. Сейчас же возмужал ещё больше. Она никак не могла оторвать взгляд от его сильных рук, лежащих на руле. Наконец посмотрела на лицо. Он был по-прежнему красив, но выражение глаз изменилось. Если раньше, будучи тринадцатилетней девочкой, Кулёмина ощущала себя уверенно в его присутствии, то теперь, в моменты редких встреч, ей всё чаще хотелось спрятаться от обжигающего взгляда голубых глаз.
Теперь к каждой прогулке Лена готовилась всё тщательнее. Хотелось выглядеть красивой и милой, хотя все усилия казались ей безуспешными. Из зеркала на неё смотрела совсем не та Лена, к которой когда-то привык Степнов. Фигура заметно изменилась: округлились грудь и бёдра, талия стала уже, а плечи и колени уже не были угловатыми. До конца сформировались и черты лица: глаза стали выразительнее, линия губ – чётче. Волосы отросли и теперь спускались чуть ниже лопаток. Изменения во внешности не могли не радовать, но стоило Виктору посмотреть на неё, и она не знала, куда спрятаться от неловкости и смущения…
Спрятаться хотелось и сейчас, когда они наконец доехали до озера и Лена, сняв сарафан, осталась в купальнике. Стоя позади девушки, Виктор скользил взглядом по плавным линиям её фигуры и ловил себя на мысли, что ему нестерпимо хочется прикоснуться к ней. Не сдержавшись, провёл пальцами вдоль спины. Лена вздрогнула и сделала шаг в сторону, чувствуя себя неуютно рядом с одетым Виктором.
- Ты иди, я догоню. - Кивнул в сторону озера и направился к машине за покрывалом и полотенцами, краем глаза наблюдая за Леной, медленно идущей к воде.
Он не мог не любоваться этой девушкой. Каждые полгода отмечал, как меняется его маленькая Алёнка, и эти перемены, даже незначительные, ему чертовски нравились. Только ему известно, какие он прилагал усилия, чтобы не схватить и не зацеловать её. Ловил глазами каждый её жест, каждый вздох и с разочарованием понимал, что по своей воле Лена его не поцелует. Хотел, чтобы инициативу проявила она, тем самым показав, что он ей нужен. Ему хватит лишь одной просьбы о поцелуе, как это уже случилось однажды. Но время шло, а этого так и не происходило.
С момента отъезда он пытался разобраться и в собственных чувствах. Разлукой и редкими встречами будто проверял отношения на прочность, но каждый раз со всё возраставшим нетерпением ждал тридцатых чисел декабря и июня и каждый раз прощаться с Леной на следующие шесть месяцев было всё тяжелее.
Периодически в его жизни появлялись девушки, но ни одна не была похожа на Кулёмину. Только она вызывала в нём необычайную нежность. Только рядом с ней он ощущал, как в груди разливается тепло, а от прикосновений чаще бьётся сердце. И эти чувства были для него самыми ценными в его повседневной жизни. Шли годы, а нежность лишь усиливалась. Теперь он ясно понимал, что это не просто влечение и всё, что у него происходит с Леной, не просто так. Она была слишком мала для серьёзных отношений, но как бы ему не было трудно ждать, когда его девочка подрастёт, ни разу не возникало желания отказаться от своих намерений…
Спустя час идея пригласить Кулёмину на озеро не казалась Виктору такой уж удачной. Однажды они были в бассейне, но тогда девочка в спортивном купальнике и резиновой шапочке вызывала умиление. А сейчас перед ним предстала красивая девушка с мокрыми волосами, в купальнике, практически не оставляющем место воображению. Поэтому Степнов предпочитал держаться от неё на расстоянии. Убедившись, что Кулёмина благополучно выбралась из воды, нырнул и размашисто поплыл к противоположному берегу. Вернувшись, обнаружил Лену, лежащую на покрывале с закрытыми глазами. Осторожно подкравшись, обрызгал девушку. Она вскрикнула от неожиданности.
-Ты меня напугал! – Осуждающе посмотрела на Виктора. – Я, кажется, задремала.
- Прости, не подумал. - Бросил на неё виноватый взгляд.
Достал из багажника пакет с провизией, разложил всё на покрывале и пригласил Лену к импровизированному столу.
- А теперь поворачивайся спиной.
- Зачем? – спросила по инерции, покорно усаживаясь перед Виктором, открывающим тюбик с кремом.
- Затем, что кожа у тебя тонкая и нежная, а ты так нещадно её под солнце подставляешь, уже покраснела вся.
- А ты вроде как заботишься? – Усмехнулась, чувствуя, как крепкие ладони втирают прохладный крем в спину и плечи.
- «Вроде»? – Виктор на мгновение растерялся.
- Вроде, - подтвердила Лена, невинно улыбаясь.
- Хорошо… - протянул задумчиво. – Сейчас сравнишь где забота, а где нет. - И грубо схватив Кулёмину за локоть, потащил к воде. Она, забавляясь сложившейся ситуацией, сопротивлялась только для видимости. Достигнув озера, Степнов подхватил девушку на руки и, сделав несколько шагов, с головой окунул в воду. Приняв правила игры, она задерживала дыхание, когда раз за разом сильные руки погружали её на глубину. Выныривая, брызгалась, пытаясь вырваться. Когда в очередной раз Степнов «утопил» её, решила пошутить: затаилась и начала отсчитывать секунды. Спустя полминуты руки Виктора легли ей на поясницу, чуть касаясь, а после, дрогнув, скользнули под живот и вытащили на поверхность. Первое, что услышала: тревожное «Лена». Но в следующее мгновение Степнов, увидев лукавую улыбку, понял, что она пошутила. Просто пошутила. А у него от страха чуть сердце не разорвалось.
- Дурная! – Отпустил Кулёмину и со всей силы ударил ладонью по воде. – Лучше б воды наглоталась! – Он начал плыть к берегу, но Лена тут же ухватилась за него руками.
- Подожди! – Он остановился, однако лишь для того, чтобы избавиться от цепких рук девушки. – Зачем ты так?
- Зачем я так? – повышая голос, разозлился ещё сильнее и, наконец, сбросил с себя Ленины руки. – Маленькая и глупая! Кто так шутит?! – отчитывал её как ребёнка. Она, мысленно обзывая себя, из последних сил держалась на воде.
- Я дна не чувствую, - прошептала и начала медленно уходить под воду. Но тут же оказалась притянутой к Виктору. Обхватив ногами, уткнулась ему в плечо. Его тяжёлое дыхание выдавало злость, но касание ладоней было бережным. – Прости меня, - произнесла, чуть не плача. Степнов промолчал, лишь крепче обнял девушку. Она подняла на него смущённый взгляд и замерла в нескольких сантиметрах от его губ, судорожно вздыхая. Виктор первым отвел глаза. Ну как ей объяснить, насколько сильно он испугался?
- Держись крепче. – Медленно двинулся к берегу, крепко прижимая девушку. Его руки в холодной воде казались Лене нестерпимо горячими. Отдавшись в их власть, поняла, что ей хочется прикосновений более сильных, более смелых. Почувствовала решимость сделать первый шаг. И когда её ноги коснулись дна, обернулась к Виктору. Сердце бешено колотилось в груди, отдаваясь звоном в ушах. Протянула руку, но вдруг поняла очевидное: она не знает, что делать. Когда-то она с ним целовалась, но это осталось в прошлом. Как дотронуться до этого мужчины, чтобы ему понравилось?.. Вздохнула, развернулась и побрела к берегу.
Больше плавать Лене не хотелось. Солнце начало клониться к горизонту, купальник успел высохнуть, и она надела сарафан. Степнов, кидая на девушку угрюмые взгляды, тоже оделся. От былого настроения не осталось и следа. Не желая расставаться с Леной на печальной ноте, подошёл к ней и сел рядом. Откинул прядь растрепанных светлых волос и по-дружески щёлкнул по носу.
- Ты же моя Алёнка. Разве я могу за тебя не переживать?
- Не знаю, - сипло откликнулась. – Вот ты мне и скажи.
- Не переживал бы – не злился. А злюсь я на тебя сильно.
- Правда? – Робко улыбнулась.
- Правда.
Потом они пили чай. И вновь одна на двоих кружка, одно на двоих покрывало. И одно на двоих чувство.


Комментарии

Спасибо: 49 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 593
Настроение: Пусто.
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 56
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.06.11 10:08. Заголовок: Вновь подошёл декабр..


Вновь подошёл декабрь. На редкость тёплый, слякотный, дождливый. Подписывая очередную открытку, Степнов почувствовал, что фантазия на исходе, поэтому подумал о банальном походе в кино. Был уверен, что Кулёмина не будет против, да и он сам уже соскучился по тем долгим осенним вечерам, когда они коротали час-другой за просмотром какого-нибудь бессмысленного фильма.
Новинка кинопроката и в этот раз не блистала оригинальностью, но ни для Виктора, ни для Лены это не имело никакого значения. Полумрак, сотня зрителей, запах попкорна, голоса, звучащие с экрана. Эта атмосфера создавала иллюзию уединения, лёгкости и раскрепощённости. Лена не знала, подействовала ли на неё темнота или острое чувство одиночества, преследовавшее её в последнее время, но, когда Виктор в очередной раз обернулся, подалась к нему. Просто и без всяких предисловий поцеловала. Он ответил, но Лена, опасаясь, что поцелуй вот-вот прервётся, действовала с особой настойчивостью и откровенностью, прежде ей несвойственными. «Конечно, это от одиночества…» - эхом звучало в мыслях.
Степнов же в душе ликовал. Ему не были важны мотивы Лениных поступков, главное – она сама сделала первый шаг и показала, что он ей нужен. Именно сейчас он ощутил ответное чувство, пусть пока не совсем ясное. И это не привязанность, и не благодарность.
Потом гуляли по парку, но о произошедшем не говорили, будто обоим было всё ясно. Несмотря на относительно тёплую погоду, Степнов понимал, что короткая куртка и ботинки на тонкой подошве – не подходящая одежда для декабря. Упрекнул Лену, что оделась не по погоде. Она отмахнулась, говоря, что ей тепло. Ну не объяснять же Виктору, что зимняя куртка совсем износилась, сапоги стали малы, а денег на новые вещи попросту нет. Под осеннюю куртку она надевала свитер, до школы добегала в кроссовках. А сейчас, чувствуя, что влага просачивается в ботинки, упорно продолжала сохранять беспечный вид. Денежные трудности её не злили, она принимала их как неизбежность, но делиться проблемами со Степновым не хотела. Он, холёный, одетый с иголочки, наверняка пожалел бы её и предложил помощь - Кулёмина в этом не сомневалась, - но доказать Вите, что сама себя не жалеет, вряд ли смогла бы.
Зародившееся подозрение терзало Виктора: в семье у Лены могут быть трудности, а он об этом даже не подумал. Стало неловко за свои слова, и, стремясь исправить ситуацию, повёл Лену в торговый центр за тёплыми сапогами, объясняя, что гулять они будут до самого вечера и ему не хочется, чтобы она простудилась. Пока девушка, окружённая коробками, пыталась определиться с выбором, отошёл в другой отдел. Вернулся с зимней курткой чёрного цвета, отделанной мехом. Кулёмина залилась румянцем негодования: как же сильно это походило на подачку! Но спорить не стала, опасаясь проговориться о своих трудностях. В итоге облачилась в обновки, мысленно подсчитывая потраченную сумму. Настроение совсем упало: не надо было его целовать!..
Прощаясь в тот вечер, Виктор потянулся к Лене, но она отвернулась, и его губы скользнули по щёке. Понял, что девушка всё же обиделась. И пусть, зато не замёрзла.

Последнюю открытку Лена получила полтора месяца назад. Прочитав, порвала и выбросила. У неё попросту закончились силы; теперь, когда мама почти «прописалась» в онкологическом отделении, у неё не хватило бы духу делать вид, что жизнь прекрасна.
А Виктор всё продумал. Двадцать пятого у Лены выпускной вечер, значит, тридцатого она будет свободна. Да и вообще перестанет быть школьницей, и это сигнал к решительным действиям. В душе поселилось волнение. Он решил привезти Лену к себе, показать, как живёт. Захотелось провести совместный вечер в домашней обстановке, чтобы почувствовать, что это такое, когда Она рядом, у тебя дома. А потом – он был уверен – предложил бы ей остаться. И не на ночь, а просто остаться.
Задолго до назначенного времени стоял у выхода из метро, с нетерпением ожидая девушку. Но Лена не появилась ни в одиннадцать, ни в двенадцать, ни в час. Всё это время Виктор надеялся, что в толпе вот-вот мелькнёт знакомый силуэт, но тщетно.
Приехал к её дому, но подниматься в квартиру не стал. Облокотившись на руль, долго смотрел на двери подъезда. Вскоре Лена вышла, но лишь для того, чтобы сходить в магазин. Возвращаясь, прошла всего в десятке метров от его машины, так и не заметив Виктора, проводившего её тоскливым взглядом.
- Не нужен! – горькими словами растравлял себе сердце. Оно, словно прячась, ухнуло вниз.
Неделя размышлений ушла на то, чтобы понять очевидное: пора возвращаться, ведь так просто он от Лены не откажется.
Вернулся, но никак не ожидал такого количества сюрпризов. Мало того, что Кулёмина не обратилась к нему за помощью, так ещё и вляпалась в историю.
В тот вечер, когда всё встало на свои места, сидел в своей старой комнате, задумчиво вглядываясь в окна напротив и пытаясь представить, как Лена готовится ко сну. Руки так и чесались устроить ей взбучку. А что если её поймают на распространении травы? Вряд ли она полностью осознаёт, что за это и посадить могут. Остаётся одно: взять ситуацию под свой контроль.

Саша

Спасибо: 47 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 631
Настроение: «Неприличное» зачастую бывает равнозначаще «необычному» (c)
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 59
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.08.11 10:14. Заголовок: http://i.pixs.ru/st..



Кузя,

Глава 13
Когда наступило утро, на руках у него уже была нужная сумма. Он успел съездить домой, выпотрошить все свои заначки и занять недостающую часть у приятеля. Степнов надеялся, что этих денег будет достаточно, чтобы заплатить за легкомыслие дорогого ему человека.
Поджидая Лену у подъезда, возбуждённо ходил от одной скамейки к другой. Усталость и бессонная ночь давали о себе знать, но сейчас, когда решение проблемы было так близко, боялся даже присесть, будучи уверенным, что моментально уснёт.
Вскоре появилась Кулёмина с сестрёнкой. Скользнув по Виктору взглядом, направилась к детской площадке. Ника кинулась к песочнице и, раскидав формочки, принялась ковырять песок пластмассовой лопаткой.
- Когда ты освободишься? – прозвучал из-за спины голос Степнова.
- Тебе зачем? – спросила настороженно, даже боясь повернуть голову в сторону Виктора. Чувствовала: он что-то затеял.
- Зря ты так со мной… - Услышав тихий шёпот, Лена не смогла побороть желания хоть мельком взглянуть в голубые глаза. Смотрит участливо, искренне за неё переживает – почему-то именно этого она и не хотела. Отвернулась. – Я просто не могу по-другому, - выдохнул устало и потер воспалённые от недосыпа глаза.
- Конечно! – начала заводиться Кулёмина. Развернулась, чтобы высказать Степнову всё, что думает о его внезапной заботе, но слова застряли в горле. Захотелось отругать себя за вспыльчивость, за злость, которую она испытывала все эти годы, думая, что Вите безразлична её жизнь. Оказалось, что не безразлична. – Я.. Мне… - пыталась подобрать слова. – Обо мне никто не заботится. Я совсем отвыкла, - сказала так, словно искала себе оправдание. Хотелось добавить, что ей просто не для кого быть слабой, но всё же смолчала, испугавшись, что это прозвучит как жалоба. – Мы сейчас недолго погуляем, - кивнула на Нику, которая увлечённо насыпала песок в формочки, – и потом буду свободна. Что тебе надо?
- Ты не пугайся, просто я хочу поговорить с твоими дельцами, - начал осторожно, но Лена не дала ему договорить:
- Нет! И это не обсуждается!
- Но почему?
- Я тебе ещё раз повторяю: у меня всё под контролем и не нужно мне помогать!
- Так, Лена, а теперь ты меня внимательно послушай. – Обхватил её лицо руками и, глядя в глаза, сказал: - Пойми, если так будет продолжаться, тебя могут не просто поймать – тебя посадить могут! Судимость, тюрьма – ты этого добиваешься? – Девушка испуганно покачала головой.
- Но это же просто «трава»…
- Ты мне не объясняй! Это наркотик. И ты его распространяешь. Это не шутки. За подобное по головке не погладят, - продолжал запугивать Кулёмину, понимая, что только так можно на неё повлиять. – А ведь у тебя мама, сестрёнка маленькая…
- Хватит. - Сбросила с себя его руки и отвернулась. До слёз не хотелось признавать его правоту, но в итоге всё же примирительно произнесла: - Я сама поговорю, ты не лезь.
- Я тебя отвезу и буду ждать в машине! И скажи им, что можешь вернуть деньги. С процентами.
- Зачем? – Досадливо нахмурилась. – Я не хочу, чтобы ты за меня платил.
- А я хочу, чтобы тебя оставили в покое! И не спорь со мной! Я прав! Сделаешь, как я сказал! – повысил голос. Лена не рискнула возражать, видя насколько Степнов зол, – никогда он на неё так не кричал. Но его слова вызвали тайную радость, потому что доказывали: ему не всё равно.
Услышав, что её сестру ругают, а та молчит, опустив глаза, Ника бросила лопатку, расплакалась и, подбежав к мужчине, стала бить его кулачками по ногам, громко всхлипывая и бормоча «она хорошая, уйди». Виктора будто по голове огрели. Да, он кричал, но лишь потому, что переживает. И никак не ожидал, что четырёхлетняя девочка бросится защищать Кулёмину от него.
- Ника, прекрати! Да что с тобой? – Лена, опустившись на колени, притянула к себе рыдающую сестрёнку.
- Он плохой! Он тебя ругает! Пусть он уйдёт! – захлёбывалась слезами девчушка.
- Он меня вовсе не ругает. Ника, солнышко, не плачь. – Успокаивала девочку, вытирая с раскрасневшихся щёк слёзы, совершенно не понимая, почему всегда спокойный ребёнок так отреагировал на ссору взрослых. – Он, правда, очень хороший. Ты что, не веришь мне?
Ника притихла, недоверчиво переводя взгляд с растерянного Степнова на сестру.
- А почему он кричит?
- Он просто радуется, что я пригласила его к нам на чай, - улыбнулась Лена.
- И он принесёт с собой конфеты? – спросила, вытирая нос рукавом.
- И он принесёт с собой конфеты? – переадресовала вопрос Кулёмина.
- И конфеты, и торт, - ответил Степнов, натянуто улыбаясь, чтобы лишний раз подтвердить статус «хорошего дяди».
- Тогда пойдёмте пить чай! – Ника окончательно успокоилась и, счастливо улыбаясь, начала собирать разбросанные в песочнице игрушки.
Пока Лена после чаепития мыла посуду и приводила себя в порядок, Ника, забыв о недавней обиде, повела Виктора играть. Достала из тумбочки чёрный глянцевый сундучок и уселась перед мужчиной.
- Часто к вам гости приходят? – нарочито беззаботно поинтересовался Степнов, внутренне напрягаясь в ожидании ответа.
- Да. Тётя Вера, баба Даша… - начала перечислять девочка.
- А парни приходят? – уточнил севшим голосом, ощущая на лице касание детских пальчиков.
- Игорь иногда. Но Лена говорит, что он не парень, - ответила, подумав, девочка.
Она продолжала водить пальчиками по лицу мужчины, периодически запуская их в баночки, вынутые из сундучка. Виктор, щуря глаза, любовался малышкой. Такая же светловолосая, как Лена, и такая же, как он, голубоглазая. В душе защемило – он хочет, чтобы это было по-настоящему…
И совсем не замечал, что на веках и щеках переливаются всеми цветами радуги тени и румяна. Вошедшая Лена весело хмыкнула и повела его умываться.

- Им не нужны деньги, - сказала Кулёмина, садясь в машину. Последние двадцать минут Степнов не находил себе места, ожидая её возвращения. Порывался пойти за ней, но понимая, что своим появлением может сделать только хуже, ограничился наблюдением за окрестностями и зданием, в которое вошла Лена.
- Рассказывай.
- Я предлагала им всё вернуть, но они сказали, что уже поздно. Сейчас я на них работаю и точка.
- Лена! Ты что, не понимаешь? Это же вечно будет продолжаться!
- Нет! Я спросила! – перебила Виктора. – Спросила, сколько ещё мне надо будет работать. Сказали: до конца следующей недели. То есть всего получается три месяца.
- Я в это не верю… - Степнов устало опустил голову на руль, не зная на кого ему больше злиться.
- Восемь дней… Чуть больше недели…
- Ты меня пытаешься уговорить? – усмехнулся, услышав Ленин просящий тон.
- Да, - тут же согласилась она.
- Я бы очень хотел, чтобы именно так всё и было, поверь. Пройдёт неделя, ты будешь думать, что всё закончилось. Но я уверен: здесь что-то нечисто, есть какой-то подвох, а ты, словно малолетняя дурочка, повелась на сомнительные обещания. Запомни, Лена, лёгких денег не бывает.
- А я всё же проверю. – Стремительно вышла из машины, хлопнув дверцей. Чувствовала себя заложницей ситуации. Целиком и полностью разделяла Витины опасения, но иного выхода, кроме как продолжать плыть по течению, не видела. Слишком заманчиво звучали слова работодателей об оставшейся неделе, и слишком большой путь она уже преодолела совсем одна. И у неё всё получалось. Получится и в этот раз – ей хочется в это верить.
Степнов не стал её останавливать. Если ей не нужна его помощь, если его слова никак не способны повлиять на её поступки, то бесполезно и дальше настаивать на своём. Решил, что позволит Кулёминой довести до конца свою игру.

Адрес всё тот же.

Спасибо: 35 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 734
Настроение: А я уже ничего не хочу.
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 67
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.01.12 11:09. Заголовок: Стыдно, что я так за..


Стыдно, что я так забросила эту тему. Пришлось даже восстанавливать в памяти события и диалоги. Скажу честно, тяжко читается, особенно, когда натыкаешься на что-нибудь вроде "...ещё не успев отдышаться, громкий девичий голосок раздавался по округе", - это самый забавный косяк из всех попавшихся мне на глаза выше. Не знаю, чем я думала, когда это писала. А думала ли вообще, тоже загадка. Однако исправлять ничего не стану (кому надо, тот уже давно прочёл и похихикал)) ).
Тем не менее, всё, что тут есть (каким бы порой корявым оно ни было), всё это от души, от сердца.


У меня новая бета. Не приживаются в этом фике беты, об этом вполне красноречиво скажет "шапка".
Лика, большое тебе спасибо за помощь, за поддержку, за советы. За всё



Кстати, новая часть ниочёмная)).


***
Неделю он, словно приклеенный, ходил за Леной. На прогулки, в больницу, в магазин – он был рядом, но держался на расстоянии. Не пытался скрыться от неё, не делал тайны из своей слежки. Кулёмина лишь зло отворачивалась, стоило ей лишь на секунду встретиться взглядом с преследующим её мужчиной. А вчера, забирая маму из больницы даже раньше, чем это обещала лечащий врач, на радостях и вовсе забыла о Степнове. Но всего лишь на один день. В последний рабочий вечер Лена окончательно избавилась от «товара» и, ощутив от этого прилив спокойствия, отправилась домой.
Ни сколь не удивилась, когда следующим утром заметила за собой хвост. Виктор упорно следовал за ней, соблюдая уже привычную дистанцию в десять метров, а потом терпеливо ждал у входа, пока она разговаривала со своими работодателями. Ожидал, что именно в этот момент закончится молчаливая война с Леной. Но при выходе из здания она лишь грубо задела его плечом и, не поднимая глаз, прошла мимо. Торопливым шагом она удалялась прочь, а Виктор стоял, как вкопанный, и терялся в догадках, отчего на душе вдруг резко похолодело.

Степнов лежал на старом диване в комнате, где он прожил детские и юношеские годы. Здесь всё по-старому: те же обои, та же мебель. Взгляд медленно скользит из стороны в сторону. Именно с экрана этого монитора был просмотрен не один десяток фильмов вместе с Леной. Именно на этом ковре они лежали, грея ноги на батарее. Именно на этом диване когда-то давно Лена сидела так близко, что он порой боялся дышать…
Проснулся, стоило лишь ощутить на шее щекотные прикосновения. За окном ещё светило солнце, значит, спал он недолго. Ещё не до конца проснувшись, сперва не поверил увиденному, настолько оно казалось ему нереальным. На самом краю дивана лежала его Алёнка, и именно её светлые волосы, разметавшись по его плечу, кончиками щекотали ему шею. Сделав глубокий вдох, чётко уловил нотки давно знакомого запаха – это были те самые духи, которые Лене когда-то дарила её мама. Степнову этот запах никогда особо не нравился, но «вкусный», очень сладкий, он лишь подогревал в нём старые чувства.
- Я маленькая, глупая, несмышлёная… Я просто дура, - медленно, с горечью в голосе начала растягивать слова, как только почувствовала за спиной шевеление. – А им всего лишь я нужна. Одна на двоих.
От услышанного Степнов резко выпрямился и внимательно посмотрел на Лену. Её заплаканные красные глаза и опухшие веки вызвали одновременно и недоумение, и желание успокоить её.
- И ты был прав, прав во всём. И когда говорил, что так просто они от меня не отстанут, и когда пытался до меня докричаться и внушить, что эта неделя ничего не изменит. – Уже не плакала, но глаза до сих пор были влажными от слёз. Не хотела моргать, чтобы они вновь не скатились по лицу. И дышала только через рот, чтобы носом не хлюпать.
- А если мы их в милицию сдадим? – погладил девушку по плечу, словно пытаясь успокоить.
- Я не раз видела их с ментами. Уверена, что у них там всё куплено. А если и нет, то они отмажутся – такие они вот изворотливые уроды, - всё же шмыгнула носом и сделала глубокий вздох. Ей казалось, что выхода нет, что рано или поздно её подловят в подворотне, и тогда никто уже не в силах будет ей помочь. Это так сильно пугало её, что тело изнутри содрогалось.
- Ленка, повернись ко мне, - попросил её, но в итоге сам развернул её к себе. Опираясь руками по обе стороны от плеч Кулёминой, он навис над ней. – Это два больных на голову человека. Им в радость над кем-либо поиздеваться, у них развлечения такие. Они увидели перед собой слабую, беззащитную девушку и взяли её в оборот. И им мало было заставить тебя на них работать – это ты сразу должна была понять. А теперь они хотят наблюдать, как ты в панике от них бегаешь и трясёшься от страха, боясь по улицам ходить. А они смеяться будут! И издеваться – до тех самых пор, пока ты не сломаешься.
Лена закрыла лицо ладонями, чтобы спрятать скатившиеся слёзы. Смахнув их, она вновь посмотрела на Виктора.
- Я не знаю, что мне делать, - тихо призналась она.
- Давай мы тебя просто спрячем? – с еле заметной улыбкой предложил он. – Спрячем, чтобы никто не нашёл. История уляжется, а я всегда буду рядом, чтобы помочь и защитить тебя.
- Ты мне это уже обещал, - вдруг серьёзно произнесла девушка. – Ты мне это уже обещал, - громче повторила свои слова. – Обещал! А на самом деле просто кинул! Бросил! Уехал! – Больно ударила удивлённого Степнова по руке. Когда он одёрнул её, Лена тут же встала с дивана и, отойдя к двери, развернулась. – И денег бы я у тебя никогда не попросила! Именно потому, что ты меня бросил! Я права не имела просить тебя о помощи! А если бы и попросила – сгорела от стыда! А ты и сейчас меня бросишь!
- Да что ты вообще можешь знать? – разозлился и уже не мог сдерживать крик. Появилось ощущение того, будто Лена всего несколькими фразами нарочно высмеяла всё то, что он испытывает по отношению к ней. Все те чувства, от которых не удавалось избавиться, которые с годами только крепли и которые впоследствии сделали его уязвимым. – Ты просто… маленькая! Маленькая! Маленькая! – с каждым словом приближался к заплаканной девушке. – Маленькая… - это было и обвинением, и оправданием, и причиной его отъезда. – Ты ничего не понимаешь, - шепотом закончил он.
- Тогда объясни, - успокоившись после отрезвляющего крика, попросила Лена. Не ожидала, что вместо новых криков ответом Степнова будет крепкое объятие. На мгновение оторопела, но потом расслабилась и робко обвила руками мужскую шею.
- И никогда не смей думать, что я тебя бросил. Просто ты… просто ты маленькая.
От неоднократно повторяющегося «маленькая» Лене становилось не по себе, но, вопреки мыслям, на душе росло тепло.

Поддавшись на Витины уговоры, до самого вечера Лена проспала крепким сном. Большая ладонь, покоящаяся на её спине, грела заботой. Лежащий рядом мужчина смотрел на сопящую девушку, после чего тоже уснул.
За город они ехали уже ночью. Кулёмина молча смотрела на дорогу, освещённую фарами, и думала над тем, как легко её отпустили со Степновым. Конечно, её мама всегда была доверчивым человеком, она все эти годы с теплотой отзывалась о Вите, вспоминая, какой он хороший, и радовалась тому, что после отъезда он не забывает её и постоянно куда-то приглашает. А Лену каждый раз так и подмывало в пылкую речь матери вставить, что этот самый «хороший» на тринадцатилетие подарил ей краденый плеер. То, что он был краденый, Лена поняла сразу, как Степнов уехал. Тогда с её глаз вдруг спали «розовые очки», и многое предстало в истинном свете…
Кулёминой казалось, что после второй беременности её мама вообще должна перестать доверять мужчинам. Но, может, те прекратили появляться в её жизни не оттого что она боялась вновь остаться одной. Видимо, забота о Нике и новая работа отнимали всё свободное время, не оставляя шанса наладить личную жизнь.
Лена вдруг с опаской взглянула на Виктора. «Неужели мама думает, что мы… что между нами…» Она так и не смогла подобрать слов, но почувствовала, как по щекам разливается румянец. Не могла понять, то ли это реакция на догадки матери, то ли она краснеет оттого, что это может быть правдой…

Нужно вдохновение на Rку. Кажется. Быть может.

Спасибо: 29 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 744
Настроение: А я уже ничего не хочу.
Зарегистрирован: 30.05.10
Откуда: Россия, Калуга
Репутация: 67
Фото:

Награды:  :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.01.12 16:53. Заголовок: Глава 14 Когда машин..


Я художник. Я так вижу.

Глава 14
Когда машина подъехала к двухэтажному загородному дому, Виктор кивнул Лене, давая понять, что она может выходить. Осторожно ступая по каменной кладке, она оглядывалась вокруг, с каждым шагом ощущая себя всё более и более странно. В такое состояние её приводил отнюдь не вид нового кирпичного дома и небольшого фруктового сада с качелями, а странное чувство дискомфорта, словно её не должно было быть здесь, перед дверьми чужого дома, и виной всему - глупая ошибка и нелепая случайность.
- А… - замешкалась, решаясь спросить. – А это мы не сюда с тобой приезжали? Ну… за плеером. – Стоило ей лишь бросить взгляд на дома соседей, поняла, что недаром ей этот район казался знакомым, будто она когда-то уже здесь была.
- Сюда. И ещё мы недалеко отсюда ездили купаться в озере, - улыбнулся Степнов, удивившись Лениной памяти. – Полтора года назад я выкупил этот дом, но он был такой ветхий, что я решил снести его до фундамента, – это единственное, что было сделано на совесть. А потом отстроил всё заново. – Забирая вещи из машины, он вдруг поднял голову и пристально посмотрел на девушку. – Тебе нравится? – робкая улыбка тронула его губы, а сердце забилось чаще положенного, однако на вопрос девушка не ответила. – Пойдём, внутри всё посмотришь.
В прихожей он показал, где она может оставить обувь, – на пустой полке тут же разместились Ленины кроссовки и шлёпанцы, заполняя давно освободившееся место для её пользования.
- А вот здесь у меня кухня. Сразу тебе покажу, что где лежит, - он начал суетиться, открывая шкафчики и выдвигая ящики.
- Не переусердствуй, в кухарки я тебе не нанималась. И я же здесь ненадолго. - Скрестила руки на груди.
- Да я просто показываю, - начал оправдываться, ругая себя за излишнюю назойливость, - если тебе что понадобится...
- Лучше покажи мне ванную и где я буду спать, - устало выдохнула она.

Всё было таким новым и красивым, что Лене не хотелось ни до чего дотрагиваться, внутри росло странное чувство неприязни, но вовсе не к этому месту. Как такому разгильдяю, как Виктор, удалось за столь короткий срок обзавестись таким жильём? Понимала, что где-то глубоко в подсознании она знает ответ, но очень боится, что он окажется правдой. Ведь если оно так, какое тогда моральное право имел Степнов осуждать её поступки, продиктованные ей случайностью и сделанные скорее от отчаянья, нежели специально.
Всё не как она привыкла: вода в душе била сильным приятным напором, а краны не издавали жалобного скрежета, когда она их поворачивала, желая сделать воду горячее, – лишь бы немного расслабиться и забыться; вытиралась мягким полотенцем, а под ногами был пушистый ковёр, на который она не решилась ступить, пока насухо не вытерла ступни. Как какая-то голодранка, случайно удостоившаяся чьей-то жалости и попавшая в хороший дом. А надолго ли? Или чтобы почувствовать, какой сладкой и приятной может быть обыденная жизнь, а потом вновь очутится там, где ржавчина, сырость и безденежье?
Двуспальная кровать расстелена, а с правого края отогнут угол одеяла, стрелой указывая девушке, с какой стороны она будет спать. Как у них со Степновым всё просто! Поцелуи не нуждаются в разрешении, недружеские объятия – в объяснении. А теперь они будут спать вместе. Без всяких комментариев.
Она быстро юркнула под одеяло и зажмурила глаза, желая скорее погрузиться в сон, тёмный и бесконечный, пока из ванны не успел выйти Виктор. И она действительно уснула раньше, чем тот аккуратно укрылся краем одеяла. И, в отличие от неё, он не спешил закрывать глаза – смотрел на отвернувшуюся девушку так долго, как только мог, до тех пор, пока веки не начали опускаться от усталости, а он, борясь со сном, с новым вдохом вновь и вновь их открывал. Ведь проснувшись утром, он может и не обнаружить здесь её. А пока она тихо сопит и изредка шевелится, то чуть скидывая с себя одеяло, то, наоборот, кутаясь в него сильнее, он слышал все эти шорохи и знал, что всё это правда, что это по-настоящему…

Она сидела на кожаном диване, в самом дальнем углу комнаты, а от выхода её отделяла всего лишь одна искалеченная душа – её душа, очернить которую ей помогут двое мужчин, смотрящих на неё холодными насмешливыми глазами.
Встреть она их двух на улице, вряд ли бы обратила на них внимание. Приличная одежда, дорогие часы, опрятная внешность. И пахабные мысли. О последнем не догадалась бы, не узнай наверняка. Словно загнанная в клетку, у которой дверца была открыта, она не могла выйти из этой ловушки, зная, что даже там, на свободе, ей не уйти, не спрятаться.
Тяжёлые руки, опустившись на плечи, прижимали к спинке дивана, губы, впившись в шею поцелуем, заставляли её ощутить биение собственного пульса и почувствовать течение кипящей от протеста крови по венам. Закрывала глаза, чтобы они не вздумали по инерции вновь открыться и показать ей то, что она не просто не хочет видеть – она не готова это видеть. Под её телом скрипела обивка дивана, когда ей пришлось слегка приподняться и позволить стащить с себя джинсы…


Звуки трения голой кожи о гладкий диван сменились такими же, но мягкими, когда мужчина, ворочаясь во сне, шелестел одеялом. Она дышала глубоко и часто, по-прежнему слыша удары сердца в горле, где, приложив ладонь, чётко ощущала биение своих страхов.
Лена тихо поднялась на постели и нервно стала тереть виски. Это её жизнь, и если прыгать с обрыва, то она сделает это только так, как ей захочется.
Откинув одеяло, бесшумно скользнула в сторону, перекинув одну ногу через мужчину. Всё для себя решив, она медленно провела руками по его животу и остановилась на резинке штанов, оттягивая их совсем немного, так, чтобы он только почувствовал.
- Ленка, ты что?.. – он не знал, как закончить вопрос, слова комом стали в горле от непонимания происходящего.
- Тебя хочу. А что? – осипшим голосом, коротко и ясно, будто он спросил полнейшую глупость. Смело опустилась на его бёдра, но ниже, чем ей позволила её нескромность. – Не волнуйся, тебе будет приятно. Ещё никто не жаловался, - заявила это так спокойно, как только могла.
Стряхивая с себя остатки сна, Виктор лихорадочно соображал, что происходит, искал этому объяснение, но так ничего не находил. Единственное, в чем он был уверен - нужно остановить её. Он накрыл своими ладонями её руки, игриво перебирающие край его домашних штанов. Ее слова, холодные и жестокие, которые она, не стесняясь, так дерзко кинула ему, не давали ему спокойно выдохнуть.
- Что ты несёшь? – Он приподнялся, заставляя Лену отклониться назад, и зажав её тонкие запястья, развёл руки в стороны.
- Я прошу тебя быть этой ночью со мной. Что в этом такого? Ты же целовал меня, когда я просила. А сейчас я прошу любить меня всем телом. Что, вдруг стало слабо или противно? – не испугавшись его реакции, она продолжала гнуть свою линию, видя лишь один исход. – Ты же сам меня положил рядом. И не просто так, я это точно знаю.
Не было смысла отрицать, что последние слова Лены являлись чистейшей правдой, но она, как, впрочем, и всегда, ищет подвох во всём том хорошем, что он для нее делает.
- Я тебя не для этого сюда привёз. И если ты думаешь, что мне нужно лишь это, поверь, я бы давно уже взял своё. И не побеспокоился бы о том, что в соседней комнате была твоя сестрёнка. Или более того, совсем бы не волновался по поводу того, что тебе было тринадцать! – Он резко разжал её запястья, отталкивая от себя, и с шумом опустился на постель.
Выждав полминуты, она аккуратно положила ладони на живот мужчины, почти невесомо провела ими вверх. Там, где только что скользили её руки, теперь лежала сама Лена, прижимаясь так тесно, как никогда ранее. Она несмело, но настойчиво покрывала поцелуями его плечи, пока Виктор не перевернул ей на спину, накрывая сверху своим тяжёлым телом. Вновь перехватил её запястья и, не в силах больше это терпеть, прижал к кровати.
- Чего ты хочешь этим добиться? – яростным шёпотом выдохнул ей в ухо.
- Чего я хочу? – рассмеялась нервно, истерично, елозя под ним и стараясь освободиться от хватки. – Чего я хочу? – вновь повторила вопрос ещё громче с безумной улыбкой на губах. – Я хочу такие поцелуи, от которых у меня на теле появятся синяки. Я хочу сходить с ума от желания и чувствовать твоё желание внутри себя. Я хочу, чтобы ты сжимал меня так крепко, чтобы я задыхалась от удовольствия. Ты же знаешь, как это бывает. Мне это так нравится! Я хочу, чтобы ты…
- Замолчи! – выкрикнул, не слыша себя, потому что в голове ещё более громким ором звучал вопрос, который он не решился задать. «Чёрт возьми, кто, кто это был?» Борясь с вырывающейся девушкой, он не хотел верить, что это сейчас происходит с ними. Когда он всё пропустил? Тогда, когда он боялся своей неуместной и нелепой любовью испортить жизнь ещё совсем маленькой девушке? А она, оказалось, так спешила повзрослеть!..
«…тебе будет приятно. Ещё никто не жаловался… Мне это так нравится!..» - её ехидный голос не прекращал звучать в голове мужчины, приводя его в бешенство.
- Нет! Ты просто хочешь вывести меня из себя, чтобы я сделал именно то, чего ты просишь! Ты вот этого хочешь? – Скомкав в кулаке край Лениной майки, он дернул материю так сильно, что даже его ладонь зажгло болью, а майка с жалобным треском разорвалась вдоль шва, оголяя живот. А Лена лишь всхлипнула, сумев сдержать крик. – Я знаю, этого! И хочешь, чтобы я поддался, но не потому что ты просишь, ты хочешь, чтобы я сделал это назло тебе! Не сделаю! Не дождёшься!
Он ударил ладонями по кровати с обеих сторон от лица девушки. Наконец, услышал тишину и почувствовал, что Лена замерла, стеклянным взглядом смотря сквозь него. Казалось, прошли минуты, прежде чем она зашевелилась вновь. Перевернулась на живот, поджав к груди кулаки, отчего плечи опустились ниже. Бок и живот нещадно болели, но только это отрезвило её, давая понять, что же она вытворяет. Нельзя выплёскивать свою злость вот так, тем более, выплёскивать её на него, человека, который, по сути, виноват лишь в том, что сейчас находится рядом, искренне пытаясь помочь.
- Какой бес в тебя вселился? – прошептал, наклоняясь. – Что ты сделала с моей Алёнкой? Куда её подевала?.. Я же знаю, ты не такая… - Уткнулся носом в спину и робко коснулся губами меж лопаток. Несколько таких же аккуратных поцелуев в спину, и девушка под ним вновь перевернулась.
- Поцелуй меня, - по слогам растягивая эту старую фразу, спокойно попросила она, смотря прямо в грустные глаза.
Поцеловал. Но совсем не так, как она просила. Он хотел ей сейчас подарить нежность, показать, насколько трепетно его чувство, а не замещать всё это страстью и жаждой удовольствия. Какое ему дело до того, что кто-то у неё был? Нет разницы, если сейчас, именно в этот момент, она рядом и просит у него тепла.
«Не могу!» – твердил себе как заклинание, но против воли разума его руки гладили живот девушки, будто просили прощения за недавнюю боль. «Не могу. Не могу. Не могу…» - на каждое «не могу» сил остановиться было всё меньше и меньше…




Лика, большущее тебе спасибо

Спасибо: 26 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 603
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия