Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
brOOklYn_girl





Сообщение: 6
Настроение: Замурмурить бы чего-нибудь...
Зарегистрирован: 14.04.10
Откуда: Россия
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.06.10 13:01. Заголовок: Времена года


Закрыто по просьбе автора. Kristenka

Автор: brOOklYn_girl
Название: Времена года
Бета: Наза
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG
Жанр: Fluff, Continuation
Статус: в процессе
От автора: Хотелось бы сначала сказать пару слов по поводу данного «произведения». Я являюсь поклонницей старого, доброго, по-школьному скромного КВМа, и поэтому здесь не будет особой романтики (по крайней мере, сначала). Сам фик – это сборник рассказов: по одному на каждое время года (не знаю, хватит ли сил на это, но зима и весна написаны уже почти полностью, а лето пока в процессе). Захотелось дополнить сериальную версию развития Их отношений, начиная с самого начала, а именно с ДРУЖБЫ. Сериал не перевираю, но некоторые не совсем логичные моменты постаралась сгладить или подправить. КВМа как такового уже нет, поэтому нам, овечкам, остается лишь ностальгировать и именно такую возможность хотелось всем предоставить.
А теперь медаль всем, кто осилил вступительное слово автора. Приятного прочтения.


Комментарии

Спасибо: 31 
Профиль
Ответов - 6 [только новые]


brOOklYn_girl





Сообщение: 7
Настроение: Замурмурить бы чего-нибудь...
Зарегистрирован: 14.04.10
Откуда: Россия
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.06.10 13:04. Заголовок: Как вы думаете, с ка..


Как вы думаете, с каких пор Степнов начал выделять Лену из всей массы учеников и почему? Я представила такой вариант развития событий.

Зима

1

«Блин, ну сколько уже можно тут распинаться про эту… эээ… электролитическую диссоциацию? Мне оно надо? Оно здесь вообще кому-нибудь кроме горе-отличников надо? А ведь распинается так, как будто это необходимейшая вещь в жизни. Маньячка…» - именно такие мысли крутились в голове Лены Кулеминой, ученицы десятого «А» триста сорок пятой школы, когда она, сидя на уроке химии, старательно делала вид, что слушает Татьяну Федоровну, а на самом деле смотрела в одну точку на стене чуть выше головы учительницы. И надо отметить, что, действительно, у всех в классе, кроме Платонова и Стародубцевой, были такие же отсутствующие выражения лиц, как и у Лены, но это, казалось, нисколько не смущало химичку. Никто не решался заняться своими делами, как ученики обычно поступали на не интересующих их уроках. Не потому что боялись, а потому что никто не хотел выслушивать пламенную речь учительницы о пользе ее предмета, которая непременно прозвучала бы, если бы она увидела, что хоть кто-то отвлекся.
«Сколько же времени впустую тратится, – продолжала рассуждать Лена, списывая с доски какую-то замысловатую и оттого еще более непонятную химическую реакцию. – Мне эта химия нужна как собаке пятая нога. Лучше бы в баскет погоняла или, на худой конец, домашку по алгебре переписала. А это только первая неделя…»
Третья четверть началась два дня назад, и ученики, впрочем, как и почти все учителя, еще не до конца пришли в себя после двухнедельного «загула». Почти, да не все. Татьяна Федоровна, по-видимому, не относилась к подавляющему большинству. Она сама уже год как вышла на пенсию и сейчас только замещала укатившую куда-то на юга Ирину Ренатовну. И Лена догадывалась, кто еще из учителей жаждет подпортить ученикам жизнь своим нудным предметом. Про Борзову Людмилу Федоровну по всей школе давно разнеслась слава главного приверженца алгебры и геометрии, которую учительница лишь приумножала, умудряясь устраивать дополнительные занятия в количестве чуть ли не большем, чем уроков в неделю. И, кстати, алгебра следующая, а домашку Лена так ни у кого и не переписала.
Глубоко вздохнув, Лена посмотрела на часы в своем мобильном телефоне, лежавшем рядом с учебником. Еще полчаса химии. Сегодня Лена сидела одна за партой, что было для нее непривычно, но скорее всего с этих пор она так и будет сидеть без соседа. Раньше им был Артем Терехов, но он, в связи с переездом почти на другой конец города, с начала четверти учится в другой школе. Он не был ее другом, скорее приятелем, однако элементарного общения во время урока сейчас не хватало.
Отчаявшись понять, о чем рассуждает фанатичная химичка, Лена начала наблюдать за одноклассниками. Все лучше, чем просто пялиться в никуда. Впереди нее сидели Лера Новикова и Наташа Липатова, подруги с пеленок. Они что-то обсуждали, не произнося ни звука, а лишь передавая друг другу по очереди маленький блокнот. Обсуждали оживленно, так как Лерка, кажется, уже накатала в блокноте как минимум один том «Войны и мира» и продолжала строчить под видом записи очередного химического уравнения. Справа от нее разворачивалась морская баталия похлеще Трафальгарского сражения: Антон Маркин и Виталик Тетерин в своих тетрадках по химии играли в морской бой. Коля Платонов устал строить из себя примерного ученика и теперь сидел с таким же отсутствующим выражением лица, как и остальные, которые не нашли дельного занятия без угрозы получения выговора. И лишь Инесса, наплевав на всех и вся, внимала каждому слову преподавателя и старательно записывала в тетрадь даже то, что было необязательно.
На улице светило ярчайшее солнце, то самое, которое совсем не греет. Мороз с утра пораньше дал школьникам надежду на то, что уроки, возможно, отменят или хотя бы сократят, но этой надежде не суждено было оправдаться. Поэтому все, что оставалось Лене – это думать о чем-нибудь приятном, благо, что по-зимнему яркое солнце за окном как раз располагало к светлым мыслям.
Лена мечтала о том, как было бы здорово сейчас взять в руки баскетбольный мячик и, чеканя его об пол, пронестись по залу на всех парах, и забить его в баскетбольное кольцо. Она любила баскетбол, тренировки и все, что с этим связано. У них в школе было две спортивные секции: баскетбол для мальчиков и волейбол для девочек. Обеими секциями руководил учитель физкультуры Виктор Михайлович Степнов, который, заприметив Ленкину нелюбовь к волейболу, решил не терять такой спортивный талант, предложив девушке ходить на баскетбольные тренировки. Начиная с восьмого класса, Кулемина играла в баскетбол в команде с мальчишками и, надо заметить, играла наравне с ними, если не лучше. Виктор Михайлович практически не делал ей поблажек как девчонке, разве только отжиматься и подтягиваться на разминке Ленке надо было меньше. Лена невольно улыбнулась, записав Степнова в фанатики своего предмета наравне с Борзовой и этой ненормальной химичкой – что-что, а любовь к физической культуре стояла у Виктора Михайловича на первом месте.
Внезапный стук в дверь прервал Ленкины размышления. Головы всех без исключения повернулись к входной двери, где появилась голова вышеупомянутого Ленкой физрука («Ой, то есть учителя физической культуры» - мысленно поправила себя Ленка).
- Здравствуйте, Тамара Федоровна. Извините, но можно мне Кулемину забрать? – раздался немного осипший голос учителя. Ленка подумала, что он, наверное, до этого кричал.
Татьяна Федоровна, которую только что назвали Тамарой, пребывая в некотором шоке от наглости и невежества Степнова (в ее-то время учеников не забирали с уроков кто попало), даже не поправила его, а только дергано кивнула, из-за чего ее очки с толстенными стеклами съехали к самому кончику носа. Класс тут же заулыбался – хоть какое-то развлечение на таком скучном уроке.
- С вещами, Лен, – уточнил Виктор Михайлович и скрылся за дверью. Лена, недолго думая, покидала учебник и тетрадку в сумку и, даже не удосужившись закрыть ее, быстрой походкой направилась в сторону выхода из этого химического плена. Одноклассники смотрели на нее с завистью – им-то еще пол-урока терпеть эту старую маразматичку с ее электролитической … в общем, фигней какой-то.
Лена вышла в коридор и обнаружила, что Степнов заглядывает уже в соседний кабинет. До нее донеслись его слова:
- Болеют? Что, оба? А, ну ладно. Извините за беспокойство, Елизавета Матвеевна.
Выйдя обратно в коридор, Степнов обернулся, посмотрел на ничего не понимающую Ленку и, будто что-то вспомнив, зашагал прямо к ней.
- Виктор Михалыч, что случилось-то?
- Кулемина, ты представляешь, - начал возмущаться Степнов, – мне только что сообщили, что сегодня городские соревнования по лыжам. А я ни слухом, ни духом. Вообще, уже беспредел там творится.
Лена решила не переспрашивать, где это «там». Она уже начала понимать, что от нее нужно Степнову.
- В общем, Лен, нужно за школу выступить. Хотел еще Семенова и Данилина привлечь, а они, видите ли, болеют. Тоже мне, кисейные барышни нашлись…
Лене нравилось наблюдать, как бушует физрук. Этот его крикливый тон мог обмануть и напугать кого угодно, но только не ее. Она уже давно смекнула, что это его нормальная манера общения, не представляющая угрозы для общества (ну или, по крайней мере, для нее). Гораздо более страшно, когда он вдруг ни с того ни с сего переходил на нормальный тон и говорил медленно и с расстановкой – тогда в каждом слове слышались угроза и злость. Так на ее памяти было один раз, когда Ахтемов Рома из баскетбольной команды порвал волейбольную сетку. Степнов тогда даже голоса не повысил, но Ленке хотелось сделаться как можно меньше и спрятаться в каком-нибудь укромном уголке. Отогнав воспоминания, Лена посмотрела на него из-под рваной челки и задала очень важный для нее вопрос:
- А когда кросс? Во сколько?
- В двенадцать. Тебе еще надо бы домой сбегать переодеться. У тебя же формы нет с собой?
Лена покачала головой.
- Сегодня у нас физкультуры же нет по расписанию.
- Ну вот. А в джинсах бежать, сама понимаешь, – Степнов развел руками. – Далеко не убежишь.
Ленка боялась поверить своему счастью: это значит, что можно не идти на алгебру, и никто у нее не будет проверять домашку, которую она не сделала. Очень захотелось обнять физрука, который ее так осчастливил, но конспирация важней всего! Вместо этого она нахмурилась и спросила с видом примерной ученицы:
- А как же уроки?
- Какие уроки, Кулемина? – прищурился в ответ Степнов, отчего возле его голубых глаз образовалась сеточка морщин. – На тебе честь школы. Сейчас пойду у Борзовой тебе освобождение от уроков на сегодня выпишу. Подожди меня пока возле спортзала, скоро приду.
И Степнов направился в сторону лестницы, оставив счастливую Ленку стоять возле кабинета химии. Мысленно прикинув, что помимо двух алгебр она сегодня пропустит еще английский и две литературы, по которой, кстати, тоже не очень хорошо готова, Лена широко улыбнулась и бодрой походкой направилась в святая святых Виктора Михайловича – спортзал.

Буду рада, если напишите пару слов)))

Спасибо: 46 
Профиль
brOOklYn_girl





Сообщение: 20
Настроение: Замурмурить бы чего-нибудь...
Зарегистрирован: 14.04.10
Откуда: Россия
Репутация: 10
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.06.10 19:24. Заголовок: Я много раз задавал..


Я много раз задавалась вопросом: откуда у Кулеминой все задатки настоящего быдла? Просто так оставить этот момент без внимания не смогла. Ведь она такой грубости не от своего деда-литератора или от родителей-интеллигентов набралась. Вот и пришлось додумать: друзья, влияние и т.д.…

2

Прошло уже 20 минут, как Лена подпирала стенку у двери обители физрука в ожидании Виктора Михайловича. От нечего делать она прислушивалась к крикам и иногда даже мату, доносившемуся из спортзала – очевидно, ученики, оставшиеся без грозного Степнова-надзирателя, упивались такой неожиданной свободой. Звонок прозвенел внезапно и громко, Лена даже вздрогнула. Как по заказу, из школьных классов посыпали ученики всех возрастов. Дверь с табличкой «спортивный зал» также распахнулась, и из нее начали выходить парни и девушки в спортивной форме – урок физкультуры был сдвоенный, и никто не хотел жертвовать десятью минутами свободы в угоду спортивной тренировке. Гораздо важнее было сгонять в столовую, покурить в мужском туалете или же просто поболтать в коридоре со знакомыми из других классов.
Вот и Лена сейчас не осталась без внимания. С ней уже поздоровались две девчонки из девятого класса – Марина и Альбина, с которыми Лена одно время вместе ходила на волейбол, а также Артем Кривощапов не преминул обратить ее внимание на то, что Борзова сегодня ох как лютует и уже поставила три двойки только за первый урок. Мысленно прикинув возможный ущерб от посещения алгебры, Кулемина еще больше забеспокоилась, куда же пропал Степнов. Неужели все так плохо, и Людмила Федоровна, aka Терминатор, не захотела отпустить ее на соревнования?
- Что стоим-скучаем? – раздался голос прямо над ухом девушки, прекращая сложный мыслительный процесс на тему «повезет – не повезет». Лена вздрогнула от неожиданности и повернулась к обладателю голоса, которым оказался высокий, немного худощавый блондин с улыбкой до ушей. Не проникнувшись его хорошим настроением, Лена недовольно произнесла:
- И тебе привет, Дим. Какого хрена подкрадываешься так незаметно?
- Да просто так, - казалось, он не обратил внимания на ее грубость. – Слышала уже, что Борзова сильно не в духе? У нас просто в соседнем биология была. Терминатор орала так, что, говорят, даже Савченко ее урезонивать ходил.
- Ага, она у меня следующая, если не повезет.
- В смысле? – не понял Дима.
- Меня Степнов хочет на соревнования запрячь. Лыжи, - пояснила Лена. – Не знаю, отпросит ли…
- Блин, везет… Я бы тоже сходил. А че одну-то? А как же такие светила, как Воеводин и Денисов?
- Насчет Воеводина не знаю, а Денисов, кажется, болеет.
- Ага, болеет он… - усмехнулся юноша. – Мы вчера днюху у сестры его, Катьки, отмечали у них на квартире. Так он налакался так, что удивлюсь, если он хоть что-нибудь помнит.
Дима хохотнул в свойственной ему манере, а Кулемина нахмурилась – она не особо любила подобное времяпрепровождение, хотя пару раз с тем же Димкой и его другом Вадимом ходила «на хату». Решив перевести тему, она спросила:
- А Тамара-то твоя где? – и видя недоумевающий взгляд юноши, продолжила. – Ну, мы с Тамарой ходим парой. – Не помогло. Теперь выражение лица Димы еще больше напоминало синдром болезни Паркинсона. Решив не травмировать еще явно отходящий от вчерашней пьянки организм, Кулемина напрямик спросила. – Вадим чего не с тобой? Курит, что ли?
Вадим был лучшим другом Димы и хорошим другом Ленки. Самого Диму Лена знала давно. Их мамы вместе работали и довольно тесно общались, разумеется, до того как Вера Кулемина уехала вслед за мужем в страны третьего мира зарабатывать деньги, как бы парадоксально это ни звучало. Дима жил в соседнем доме и был на год старше (учился сейчас уже в одиннадцатом «Б»), однако с Ленкой они начали исследовать родной, а потом и соседние дворы еще совсем детьми. Когда Дима пошел в школу, он там познакомился с Вадимом, и вскоре уже троица заслужила среди подъездных бабулек репутацию самой взбалмошной и озорной компашки в пределах близлежащих кварталов. Именно ребята одними из первых записались в школьную секцию баскетбола и научили играть в него Ленку, которая схватывала все на лету и довольно скоро могла обыграть обоих друзей.
Когда до Димки дошел смысл заданного Кулеминой вопроса, он, наконец, ответил, причем с ехидненькой интонацией:
- А Вадик наш выслуживаться перед Кац пошел. Она его уже с начала четверти замечательными оценками «обрадовала», так он решил подлизаться, типа, реферат или доклад какой-нибудь попросить. Он же больной – до сих пор ЕГЭ по биологии сдавать хочет, - Лена знала, что в понимании Димы добровольно просить задание – верх идиотизма.
В это время к парочке подошел еще один молодой человек и встал напротив Лены, которая улыбнулась ему вместо приветствия. Ростом он был повыше Лены, но ниже Димы, зато сложен был гораздо плотнее. Вадим – а это был именно он – являлся обладателем густой, чуть вьющейся каштановой шевелюры и умных карих глаз, которые в данный момент опасно прищурились, так как скорее всего он уловил комментарии Димы в свой адрес.
- Да уж, ты дождешься сегодня, - услышав эти слова, Дима осекся, но ровно через секунду сделал невозмутимое выражение лица, повернулся и с фальшивым интересом сказал:
- Ну что вы, Вадим Александрович, я же искренне беспокоюсь, - при этом делая мордочку как у кота ученого, патрулирующего лукоморский дуб. – Ну что, надежда российской биологии соизволила разрешить тебе разнообразить частокол одинаковых палочек в школьном журнале напротив твоей фамилии, о сознательный ты наш?
Ответом на эту возвышенную тираду стал отборнейший мат Вадима, произнесенный полушепотом из-за обилия учеников и учителей в коридоре. Дима покатывался со смеху, но, похоже, Вадиму было все равно. Вместо того, чтобы осадить нахала, он кинул на него взгляд из серии «что с дураками связываться» и обратился к Лене:
- Чего на урок не чешешь-то? Отдыхаешь?
- Угу, отдохнешь тут, - вздохнула Лена, облокачиваясь на подоконник. – Сейчас на городские по лыжам, возможно, пойду, если Борзова отпустит. Как думаешь, выгорит?
- Ну как тебе сказать, чтобы не очень расстроить? Она, скорее всего, просто пошлет тебя с твоими лыжами, и все.
- Ну и пусть пошлет, только на соревнования. И вообще, я к ней сама ни за что не пойду, Степнов за меня попросить должен.
- Конечно, Степнов ради нашей Леночки в лепешку расшибется. Даже не перечит ей, все боится, что лишится своей спортсменки, - вставил свои пять копеек Дима, на которого тут же раздраженно посмотрели и Лена, и Вадим. – А что смотрите? Как будто я неправду сказал…
Многие уже замечали, что Лена могла убедить физрука во многом. Одно было непонятно: то ли Ленка так владеет даром убеждения, то ли Виктор Михайлович не может спорить с девчонкой, но смекалистые ребята из баскетбольной команды практически по любому вопросу посылали к нему Кулемину в качестве парламентера, что приносило свои плоды.
- Я вот чего подумал, - начал было Вадим, но был бесцеремонно прерван «тактичным» другом:
- Ну-ну, и что же? – с явной издевкой позвучал голос Димы. Но практически тут же был заткнут недовольной Ленкой, у которой его повышенная язвительность вкупе со странными намеками про физрука уже в печенках сидела.
- Слушай, прекращай, а? Задолбал уже, остряк. Если сказать по делу нечего так иди, гуляй куда шел. А то трындит и трындит, аж тошно уже. У меня может судьба сейчас решается: халява или пара, а тут еще ты на мозги капаешь, – выдав эту гневную тираду, Лена замолкла и отвернулась, предоставив парням возможность переварить ее плохое настроение. Дима и Вадим недоуменно переглянулись – Кулемина обычно была очень спокойной и рассудительной, ее трудно было вывести из себя, однако, когда это все-таки случалось, доставалось всем – и правым, и виноватым.
- Ну что ты хотел сказать? – смилостивилась госпожа Кулемина после полуминуты относительной тишины (относительно гула школьного коридора).
- А, ну может нас Степнов с собой возьмет? Типа как группу поддержки, – Вадим счел за лучшее не заострять внимание на недавнем выпаде подруги. – А то не хочется что-то на английский. Да и истории скорее всего не будет… Так хоть почти официально прогуляем.
Уроков истории с начала четверти еще не было ни у кого и в ближайшее время не предвиделось. Единственная школьная учительница истории и обществознания Маргарита Павловна ушла в декрет, и из комитета по образованию никого не прислали за неимением свободных кандидатур (кому охота работать практически за одну идею?). Свободная пара часов в неделю у каждого класса обычно замещалась более нужными с точки зрения других учителей предметами, а также являлась причиной постоянных споров всем известной Борзовой и преподавателя географии Ольги Александровны: каждая тянула одеяло на себя, чтобы заполучить лишние часы занятий, однако, если первая это делала исключительно на благо учеников, во что она свято верила, то вторая преследовала лишь свои меркантильные интересы – премию еще никто не отменял.
- Не знаю, он еще перед отборочными орал, что, мол, одиннадцатые классы совсем зазвездились, никто ни на кросс, ни на лыжи не ходит, - устало проговорила Лена.
- Не, ну интересный расклад. Если б пряники давали, я б ходил, - почти натурально возмутился Дима.
- Сам себе веришь?
- Ну, конечно, Ленк. Это ведь только ты у нас идейная – за просто так горбатиться на благо родной школы. Молодая ты еще совсем, зеленая, – улыбка молодого человека вызвала ответную у девушки. Дима хотел было продолжить. – Вот поживешь с мое и не так…
- Хватит уже, незеленый, - перебил Вадим. – Не порть человека. Лен, а может, правда попросишь Степнова, а? Он, может, согласится…
- А если нет, то мы возьмем его любимого козла в заложники и будем шантажировать физрука, пока не будут выполнены все наши требования, - у Димы сегодня явно зашкаливала потребность нести всякую чушь.
– Эх, жалко с Борзовой такой номер не пройдет… - ответила Кулемина, мечтательно закатив глаза.
- С козлом-то конечно нет. Зато с ней проще: сказал, мол, Людмила Федоровна, я сегодня в своем гороскопе прочитал, что добьюсь успеха в своих начинаниях. Вы мне два ставите, значит ли это, что гороскопы – это хрень полная? Сто пудов не поставит.
- А ты проверь, - ухмыльнулся Вадим. – А то мы все такие умные, когда дело касается других…
- Я не экспериментатор, я – теоретик, - мгновенно парировал Дима, с гордым видом поправляя несуществующие очки, после чего вся троица громко рассмеялась. Но никто не обратил на это внимание – перемена подходила к концу и «сознательные» ученики старались побыстрее вернуться в классы ведь негласным правилом школы было, что приход после звонка означал внеплановый ответ у доски. А кому же это надо?

И снова буду прыгать от восторга, если уделите капельку внимания))))

Спасибо: 37 
Профиль
brOOklYn_girl





Сообщение: 32
Настроение: Замурмурить бы чего-нибудь...
Зарегистрирован: 14.04.10
Откуда: Россия
Репутация: 11
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.06.10 20:43. Заголовок: А вот и школьная дей..


А вот и школьная действительность... А также так любимый мною первосезонный Степнов - крикливый, чуток истеричный, и обаятельный до чертиков (последнее уже полностью субъективное мнение автора )


3

Виктор Михайлович несся по школьному коридору как реактивный истребитель – нет, ну надо же так испоганить настроение с утра! Людмила Федоровна, с которой он закончил разговаривать минуту назад, и слышать ничего не хотела по поводу соревнований и освобождения для Кулеминой. Мол, девочка "почти" до тройки съехала. Подумать только, какая трагедия! Почти, но не съехала же! Попытался объяснить, что ситуация патовая – из четырех человек из десятых-одиннадцатых классов, прошедших отборочный тур по лыжам перед Новым годом и, соответственно, допущенных до городских, только Кулемина присутствует и, если не она, то школа вообще снимается с соревнований. Непробиваема. «Как терминатор», - подумалось Степнову. Ну ничего, где наша не пропадала? И на кривую козу найдется косоглазый пастушок, коим для Борзовой станет Савченко, уж Степнов позаботится.
После посещения физруком кабинета директора, где сознательный в вопросах физкультуры и спорта Виктор Михайлович пробушевал ровно пять минут, Николай Павлович, в школьных кругах более известный как Шрек, отправился на поиски заведующего по учебной части с одной единственной целью – выдать наконец-то этой Кулеминой из десятого «А» освобождение, чтобы только избавиться от общества не совсем адекватного сегодня физрука. Виктор Михайлович как истинный интриган и подстрекатель, следовал за ним, в надежде лично проконтролировать ситуацию, как ему казалось, чрезвычайной важности. Звонок с урока уже прозвенел, и школьные коридоры наполнились привычным «переменным» шумом и гамом. Мешающиеся под ногами дети и подростки заставляли мужчину искусно маневрировать, дабы не натолкнуться на кого-нибудь. Возле двери своего спортзала он и увидел причину его сегодняшней беготни и суеты – эта «причина» стояла в компании Самойленко и Кутепова из одиннадцатого «Б» и увлеченно разговаривала с ними.
«Вот…жуки, - более подходящего цензурного слова мозг Степнова не мог в данный момент вспомнить. – Сами отказались участвовать в районных соревнованиях, ЕГЭ у них, как же, а теперь Ленке одной за всю школу отдуваться». И решив, что операция по укрощению Борзовой директором пройдет успешнее без его присутствия в качестве раздражающего фактора, Степнов направился к далеко не святой троице.
- Ну что, орлы? Отдыхаем? - гаркнул Степнов, подходя к ученикам. Дима и Лена стояли к нему спиной, и от неожиданного и громкого приветствия учителя парень ощутимо вздрогнул, а Ленке хоть бы хны: даже не поморщилась и спокойно повернулась, дабы лицезреть ухмыляющуюся физиономию физрука. Последний решил не томить девушку, которая уже смотрела напряженно, поэтому перешел сразу к делу. – Не хотела Людмила Федоровна тебя отпускать, - обращаясь к Лене, - пришлось привлечь тяжелую артиллерию в лице Савченко Н.П., поэтому сейчас все будет.
- Виктор Михалыч, а Лену вы на лыжи забираете? – подал голос Дима.
- Вот чего ты спрашиваешь, и так все прекрасно знаешь, - казалось, еще чуть-чуть и Степнов начнет метать молнии. Он явно понял, к чему клонит парень. - Мог бы и сам пробежать на отборочных, тогда бы и тебя сейчас сняли с уроков.
Виктор Михайлович заметил, что при этих словах Кулемина слегка ухмыльнулась, словно ожидала от него чего-нибудь подобного.
- Так вы же знаете, мне к ЕГЭ надо было готовиться, - протянул парень, не замечая взрывоопасного состояния учителя.
- Да? И много ты готовился? – сарказм в голосе мог не услышать только совсем недалекий человек… ну и отходящий от вчерашней пьянки тоже мог, наверное.
- Ну…
- Баранки гну. Иди-ка лучше с глаз моих пока я добрый.
- Виктор Михалыч, а, может, вы нас с собой поболеть возьмете с двух последних уроков?
В этот самый момент директор показался из кабинета математики, оглядевшись по сторонам, нашел взглядом Виктора Михайловича и махнул ему рукой, предотвратив тем самым извержение вулкана. Степнов, погрозив кулачищем перед носом туго соображающего парня, быстренько ретировался от окна, на подоконнике которого уже устроилась расслабленная Кулемина, судя по ее виду, совсем прифигевшая от нежданной халявы.
- Значит так, - не совсем по-военному начал Савченко. – Кулемину ты забираешь, забираешь Кулемину свою, с остальным потом разберемся. Пусть она занесет Людмиле Федоровне домашнее задание и катится на все четыре стороны. Вместе с тобой, - последнюю фразу обычно добродушный директор практически выкрикнул. Еще бы, когда с утра нервы так основательно потрепали, поневоле сорвешься на окружающих. Особенно когда сами окружающие этому способствуют.

***

- Тебе чего надо было влезть так не вовремя? – Вадим не скрывал раздражения не очень благоразумным поступком друга. – Ты его и так сейчас раздраконишь, ведь и ежу понятно, что зол он не по-детски.
- А я что? Я ниче… - о-о-очень содержательный ответ. Дима несмело покосился на стоящих в сторонке директора и физрука, словно прикидывая уровень опасности, грозящей ему от этой парочки. Прозвенел звонок, и все трое синхронно отсоединили свои пятые точки от подоконника – рефлекс всех школьников, выработанный годами.
- Ну ладно, Лен, мы пойдем. Сейчас английский, она нас уже видела, поэтому хрен прогуляешь, - Вадим раздраженно шмыгнул носом, показывая свое несогласие с этой вопиющей несправедливостью. – Но ты все равно попроси Степнова забрать нас, хорошо? Тебя Михалыч не съест, - добавил он с улыбкой и, легонько толкнув в плечо Димку, направился вместе с ним в сторону кабинета иностранного языка. Лена смотрела вслед скрывающимся за белой дверью одиннадцатиклассникам, все еще не до конца уверенная, нужно ли ей самой на урок. За этими бессмысленными с точки зрения определенности размышлениями она и не заметила, как к ней снова подошел Виктор Михайлович.
- Замечталась? - голос вернул ее к действительности. - Надеюсь о победе? – ухмыльнулся.
- Ну конечно, Виктор Михалыч, о чем же еще? – «Пипец, он еще о чем-нибудь кроме соревнований думает?»
- Это хорошо, – довольный. - Вот фронт работ на сейчас, - деловым тоном начал физрук и Лена в который раз удивилась его способности завладевать вниманием слушателя без остатка. Четкие рубленые фразы и ничего лишнего. – Ты идешь домой, переодеваешься, и быстро чешешь назад. Встречаемся в десять-тридцать возле школы, смотри не опаздывай. Соревнования будут в парке, ну, в том же, что и всегда, – замахал руками, показывая во все направления сразу. Будто так понятней. - Лыжи я захвачу, с тебя перчатки, не забудь только, – добавил под конец Виктор Михайлович, заставив Лену улыбнуться, при воспоминании об отборочных соревнованиях, на которые она забыла взять свои перчатки, и пришлось ей бежать в огромном кожаном ужасе, принадлежащем ее физруку. Она, кстати, прибежала второй.
- Дяде Пете что сказать? – по-деловому, так по-деловому… А то охранник же не выпустит пока уроки не закончились.
- Сейчас с тобой спущусь, сам все скажу. Да, чуть не забыл. Сходи сейчас в двадцать второй, занеси Людмиле Федоровне домашнее задание.
При этих словах окрыленная последними новостями Ленка резко сдулась, как будто из нее мгновенно выкачали весь воздух. Девушка поникла, ссутулив плечи и опустив голову, что не могло укрыться от внимательного взгляда Виктора Михайловича, который тут же смекнул что к чему.
- Что, не готова? – сказал, понизив тон и еще более пристально посмотрев на Ленку. Та лишь продолжала рассматривать свои кеды. Непонятно почему, но ситуация начала забавлять Степнова. Если бы девушка сейчас посмотрела на него, то обязательно бы увидела смешинки в голубых глазах, отплясывающие ламбаду. Но сознательная Ленка, очевидно, мучаясь угрызениями совести, только и смогла из себя выдавить глухое «нет».
– И не стыдно тебе? – тон заданного вопроса вряд ли можно было назвать строгим, и Лена почувствовала это. Тут же подняла голову и приготовилась защищаться:
- Виктор Михалыч, там эта тригонометрия и уравнения… я не знаю… не получается… – Бессвязный словесный поток показывал крайнюю степень волнения, которая проявлялась у Кулеминой только в присутствии нескольких личностей. К ним относился и Степнов, при нем Ленка часто чувствовала себя нашкодившей школьницей… впрочем, сейчас она таковой и являлась.
- Эх, Кулемина, Кулемина… - протянул Виктор Михайлович, но не разочарованно, а скорее снисходительно, – что же мне с тобой делать-то?
Глядя на поникшую светлую макушку, Степнов не мог не улыбнуться той искренней растерянности, которую ему демонстрировала Лена последние пару минут. Почти всегда спокойная и невозмутимая, сейчас она казалась маленьким ребенком, стянувшим без разрешения последнюю конфету. Захотелось порадовать такого замечательного человечка, а также не позволить Борзовой лишить его самого последнего пригодного сегодня спортсмена, ведь в том, что не подготовившую домашнее задание Кулемину упертая карга точно никуда не отпустит, он не сомневался. Быстро мысленно прикинув возможные варианты, мозг Степнова замкнул на одном решении.
- Ну-ка, пойдем со мной, - и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, направился в сторону противоположную камере пыток, которой в данный момент грозил стать для Ленки двадцать второй кабинет. Девушка взяла с подоконника свою сумку и резво поспешила вслед за Виктором Михайловичем. Спустившись на один этаж и оказавшись на безопасном расстоянии от Терминатора, Степнов остановился, развернулся к Лене и, понизив голос, ровно произнес слова, которые Ленка никак не ожидала услышать от учителя в данный момент:
- Значит, сейчас ты чешешь домой переодеваться, а насчет твоих уравнений забудь пока. Фиг с ней, с этой тригонометрией, она тебе все равно не поможет лыжи выиграть. Так что хватит хандрить, настраивайся на соревнования, а лучше на победу в них, ясно?
Странно, вроде бы по-русски сказал, а Кулемина все равно переспросила:
- Как так?
- А вот так, – поражающий своей информативностью ответ.
- Она же… - начала было Лена.
- Все, слышать ничего не хочу, – категорично заявил Степнов, начиная понемногу раздражаться. - Скажешь, что не знала про задание, что я не предупредил. А я подтвержу, что забыл. Ты только на следующий урок сделай уж, перепиши у кого-нибудь на крайний случай. И выше нос, Кулемина, нам еще сегодня великие дела предстоят.
Последняя фраза вызвала несмелую улыбку на лице у девушки.
- Вот это другое дело, – ободряющий голос разнесся по пустому коридору. – Но учти, разговора не было. Усекла? Ни одной живой душе не говори, особенно этим своим гаврикам. А то знаю я их – Самойленко тут же по всей школе разнесет.
При упоминании о своих друзьях, Лена вспомнила просьбу Вадима и решила попытать счастья в переговорах, а именно отпросить ребят с уроков.
- Виктор Михалыч, может правда лучше их взять с нами? – посмотрела на мужчину, который уже предчувствовал промывку мозгов, но еще не успел возразить, и продолжила. – Ну вот если подумать.. У нас из допущенных только я есть, из других школ не по одному человеку будет-то. Так мы хоть видимость команды создадим. Тем более, вдруг вы договоритесь и им разрешат участвовать – шансов на победу точно больше будет. И между прочим, когда за тебя болеют, чаще побеждается, – закончила девушка с улыбкой.
«И как вот с ней поспоришь? Объяснила все, разложила по полочкам, высказала свою точку зрения спокойным тоном – прям надежда дипломатии. И ведь хрен откажешь! Хорошо что никто не слышит.»
- И в кого ты такая разумная? – не удержался от вопроса Степнов, прищурив глаза.
- В маму с папой, - не растерялась Лена.
- Ладно уж, - вздохнул мужчина. - Пусть идут. Лыжи хоть отнесут. Но отпрашивать у Борзовой точно не буду. Пусть сами крутятся как хотят, – обиженно буркнул напоследок Виктор Михайлович.
«И что его все боятся? Не такой уж он и грозный», - пронеслось у Лены в голове, и она, улыбнувшись еще раз учителю, тряханула челкой и начала строчить радостную СМСку друзьям.

Порадуйте автора, черканите пару строчек

Спасибо: 35 
Профиль
brOOklYn_girl





Сообщение: 43
Настроение: Замурмурить бы чего-нибудь...
Зарегистрирован: 14.04.10
Откуда: Россия
Репутация: 14
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.10 20:13. Заголовок: Скучаю по Ленкиному ..


Скучаю по Ленкиному дедуле, любящему употребить горячительной водицы с утра пораньше. Поэтому просто так вписала его эпизодически (мы же все вместе ностальгируем). Абсолютно не важно по сюжету, только для атмосферы.)))))


4

«Быстрее, быстрее», - повторяла про себя как заклинание Ленка во время своего марш-броска в сторону дома.
Слепяще-белый снег скрипел под ногами, создавая некий ритм, заставляющий идущую пружинистой походкой девушку подстраиваться под него. Лена с ужасом смотрела на часы в мобильном телефоне, зажатом в руке, и эти четыре цифры, еле просматривающиеся на экране из-за яркого солнца, ее абсолютно не радовали. Мысли торопящейся девушки в данный момент усиленно работали, подбирая как можно более обидное в пределах разумного прозвище для школьного охранника Петра Степановича, который упорно не хотел ее выпускать из школы, несмотря даже на то, что Степнов лично объяснял ему причину. Потеряли двадцать минут, и только с привлечением того же Савченко, который мысленно уже точно послал куда подальше и соревнования, и самого Степнова, дело сдвинулось с мертвой точки. Вылетев из школы на всех парах, Ленка понеслась в сторону дома, сразу свернув к гаражам, сокращая тем самым свой путь с пятнадцати до десяти минут. Самое главное было прийти на «место икс» их встречи с физруком у школы в точно назначенное время. Опоздание на пять минут являлось крахом всей операции: начиналась перемена, а уж Борзова точно будет рвать и метать в поисках вконец обнаглевшей Кулеминой, посмевшей ее ослушаться и не выполнить приказ принести домашнее задание. Поэтому в данном деле пунктуальность была главным залогом успеха, приобретаемого через скорость, что и демонстрировала сейчас Ленка.
Залетела, как метеор, по лестнице на свой второй этаж, скинула ботинки, на которые сменила свои вездесущие кеды только два дня назад из-за не по-московски холодной погоды, крикнула на автомате деду «Это я!» и уже собиралась было направиться в свою комнату исполнять указание тренера о ликвидации джинсов и замене их на одобренные «начальством» спортивные штаны, как что-то ее насторожило. А именно, отсутствие ненужных в данный момент, но, по идее, неизбежных вопросов от деда о причине ее такого раннего прихода. Вместо них послышалось невнятное «угу» и на этом разговор закончился.
«Подозрительно для дотошного обычно дедули», - подумала Ленка и решительно завернула в гостиную, служившую также кабинетом и спальней ее дедушке. Толкнув дверь, Ленка увидела не предназначавшуюся ей картину: Петр Никанорович Кулемин, известный в прошлом писатель-фантаст, сидя на диване, старательно прятал что-то в левой руке от внимательного взгляда внучки. Немая сцена продолжалась недолго – одного бегающего взгляда деда хватило Лене, чтобы понять причину молчаливости пожилого мужчины. Со вздохом посмотрела в сторону антресолей, где два дня назад спрятала коньяк, подаренный писателю его другом на день рождения. Шкаф был открыт и, судя по всему, так старательно создаваемый Ленкой тайник обнаружен и опустошен.
- Т-а-а-ак, - протянула Ленка наставническим тоном, проходя в гостиную и присаживаясь в кресло напротив прятавшего глаза родственника. В такие моменты она ощущала себя старше как минимум вдвое. – И чем это мы тут занимаемся? – упорно не сводя взгляд с фантаста.
- Леночка, а ты что так рано сегодня? – Петр Никанорович явно хотел, чтобы его голос звучал непринужденно, но сам вопрос выдавал его с головой.
- Я-то на соревнования сейчас иду, забежала переодеться. А вот ты, похоже, ни на какие соревнования допинг-контроль сейчас бы не прошел, это точно.
- Леночка, ну ты чего на деда-то наговариваешь, - почти искренне возмутился Петр Никонорович. – Ты бы знала, какую удачную главу я утром закончил. Вот, решил отметить: такую удачу грех не отметить.
Лена тяжело вздохнула:
- Дед, ты же сам знаешь – у тебя сердце. Врач сказал, чтобы никакого алкоголя. Ты как маленький: говорят «нельзя», а ты все равно пальцы в розетку суешь.
Кулемин даже немного обиделся:
- Эх, Леночка, я что же, права не имею себя порадовать за проделанную мною работу, которая, между прочим…
- Право имеешь, возможности – нет. И не спорь больше, а то родителям сообщу, - добавила, поднимаясь с кресла и напоминая мамашу, отчитывающую любимого проказника. - Все, дедуль, мне сейчас некогда, но чтобы когда я пришла, то этого безобразия, – подбородком указала на емкость с янтарной жидкостью, - не было, договорились? И бутылку на место положи, - уже выходя из комнаты.
Петр Никонорович только плечами пожал, разочарованно глядя на непочатую даже бутылочку. Но против начальства не попрешь, как сказала бы Ленка, и старый фантаст, кряхтя, встал с дивана, чтобы исполнить так недвусмысленно прозвучавший просьбу-приказ своей внучки.

Сама Ленка в данный момент в одних трусах веселенькой расцветки и футболке носилась как угорелая в своей комнате по траектории «шкаф-диван-под диваном».
«Куда же я их запихнула?» - в сотый раз повторяла про себя Кулемина, не обнаружив спортивные штаны ни в одном из просмотренных их привычных местах обитания: от нижнего ящика шкафа до дальнего пыльного угла за диваном. – «Блин, и почему они на “кис-кис” не откликаются? Значительно бы этим жизнь тогда упростили», - продолжала размышлять, ковыряясь в ворохе одежды, разбросанной по дивану. Наконец, операция по сбору экипировки спортсмена была закончена – главные виновники неурядицы были с тихо произнесенными ругательствами извлечены из пакета, валяющегося за дверью комнаты. В сотый раз пообещав себе все разобрать «как только появится свободное время», девушка начала натягивать спортивные штаны, как вдруг с книжной полки мобильник громко запиликал «Раммштайном». Две буквы «ВМ», высветившиеся на экране телефона, не давали усомниться в личности звонившего. Стоя в одной штанине, Лена ответила на звонок:
- Да, Виктор Михалыч.
- Кулемина, где носит тебя? – раздался в трубке взволнованный голос. – Нужно пораньше выйти, еще заявку подавать, ничего же не подготовлено, никто заранее не предупредил. Поэтому руки в ноги и к школе. Тебе еще долго?
- Нет, я уже выхожу из дома, - внаглую врала Лена, напяливая вторую штанину.
- Это хорошо. Мы будем ждать тебя около ворот, давай быстрей.
- Угу, - только и успела промычать Кулемина, как ее собеседник уже отключился. Однако услышанного оказалось достаточно. Этого «мы» она не могла не заметить: очевидно, Димке и Вадиму удалось слинять с уроков, а, значит, на соревнованиях будет гораздо веселее. Кое-как одевшись, стоя в коридоре уже в шапке, ботинках и куртке, Лена попрощалась с дедушкой, как всегда, крикнув «я побежала» и уже открывала дверь, как телефон вновь взорвался протяжным тяжелым хрипом на немецком языке.
«Ну что ж ему неймется?» - пронеслась мысль негодования в голове у девушки. Тем не менее, на звонок ответила.
- Кулемина, – послышался в трубке голос учителя, – нам уже выдвигаться пора. Тут твоя «группа поддержки» уже два раза за школой покурить успела. Совсем распустились, - разочарованно протянул Степнов последнюю фразу уже, скорее, себе под нос.
- Ну, я уже скоро. Виктор Михалыч, я одна от школы участвую или уже нет?
- Не знаю еще, не знаю. Какая сейчас разница? На месте решим. Перчатки не забыла?
- Нет, не забыла, - слукавила Ленка, которая после этих слов своего тренера развернулась и взяла с полки свои вязаные перчатки. О них она совсем не подумала, спасибо Виктору Михайловичу, что напомнил.
- Еще спросить хотел. Размер ботинок у тебя тридцать девятый, да?
- Э-э-э, да, - лишний раз удивилась Лена осведомленности Степнова, уже закрывая дверь в квартиру.
- Ну, значит, все правильно я взял. Приходи давай, ждем, - и вновь отключился, не дождавшись ответа.
Лена хмыкнула, ее немного выбило из колеи то, что он знает ее размер обуви. Но долго размышлять над этим она не стала: посмотрела на часы и с негромким «ё-моё», побежала вниз по лестнице. Вылетела из подъезда, по пути чуть не сбив с ног соседа, Василия Даниловича, и быстро извинившись и поздоровавшись одним словом «извинитездрасти», припустила в сторону школы.

Предложения, жалобы, отзывы в письменном виде в мусорный ящик

Спасибо: 30 
Профиль
brOOklYn_girl





Сообщение: 52
Настроение: Я - человек творческий: хочу - творю, хочу - вытворяю...
Зарегистрирован: 14.04.10
Откуда: Россия
Репутация: 16
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.06.10 08:28. Заголовок: Знаю, что перерыв бы..


Скрытый текст




5

В коридоре школы №154 стены явно красили люди, ненавидящие до глубины души эту работу. Неудачно выбранный фисташковый цвет казался еще менее благородным из-за отчетливо просматривающихся разводов и создавал впечатление уныния и запустения.
«Как будто специально выбирали такой грязно-зеленый цвет, чтобы еще меньше в школу хотелось идти», - думала Кулемина, сидящая на лавочке напротив входной двери, и от «нечего делать» рассматривающая стену напротив себя. Временная штаб-квартира организаторов спортивных соревнований по лыжам среди учеников старших классов, в которую на этот день превратилась чужая для Ленки школа, сейчас напоминала шумный муравейник. Вокруг царила суета и беготня, сопровождающая любое «организованное» для школьников мероприятие: то раздавались возгласы о недостатке списков, то переносилось время соревнований, то вообще хотели отсеять половину учеников. Слава Богу, последнее стало невозможно из-за недостаточной массовости мероприятия, так как хорошо, если половина заявленных своими руководителями спортсменов явилась на пункт назначения. Очевидно, эпидемия первой рабочей недели после праздников, именуемая в народе «я требую продолжение банкета», оставила свой след и на старшеклассниках, которые предпочитали отлеживаться дома с выдуманными болячками.
Лена откровенно скучала уже больше получаса в этом шумном помещении, под завязку набитом учениками и учителями. Время от времени она поглядывала в сторону кабинета в другой стороне коридора, на двери которого висела гордая табличка «Секретарская». Стоя в дверном проеме в эту заветную комнатку, Виктор Михайлович Степнов уже добрых десять минут отчаянно доказывал что-то двум женщинам, которые, по-видимому, упорно не желали понимать язык полужестов физрука, сопровождающий его пламенную речь только из-за заметного волнения. Лена мысленно улыбнулась. Картина была довольно забавная: высоченный, как башня, широкоплечий мужчина спорил с двумя хоббитами – именно так на его фоне смотрелись работницы комитета по образованию в силу своей почти квадратной комплекции.
- Не дай Бог еще и бежать на лыжах придется, - Дима проследил за взглядом Ленки, которая тут же переключила свое внимание на парней, сидящих рядом с ней на неудобной низенькой лавочке.
Вадим же, напротив, покосился на учителя и сделал свой вывод:
- Не похоже, что там все гладко. Не боись, еще, может, повезет.
- Какого хрена мы на эти соревнования потащились? Отсидели бы от звонка до звонка в школе и домой бы вовремя потопали, - не ожидав полное отсутствие реакции на свои жалобы со стороны друзей, молодой человек продолжил. – Не, Саныч, прикинь, какой попадос будет, если нам еще за особо одаренных бежать придется. Воеводин – скотина; поймаю – убью, как только он после Катькиной днюхи оклемается, - сквозь сжатые зубы зло добавил Дима. – Тоже мне, нашел время от алкоголизма лечиться, а нам за него паши…
- Тебя сюда никто не звал, сам просил, - резонно заметила девушка. Кулеминой уже до жути надоели и эта изматывающая неопределенность, и утомительное ожидание, а откровенное нытье справа от нее только подливало масла в огонь.
- Реально, Дим, достал уже. Что будет, то и будет. Скажет бежать, значит побежим, и без вариантов. Короче, я – курить, - Вадим встал со скамейки и принялся рыться в карманах своей куртки. - Пойдете со мной постоять?
- Я бы покурить пошла, а не постоять - монотонно пробубнила Лена. Сказано это было лишь из-за волнения, с сигаретами у девушки было только «шапочное знакомство», а именно: попробовала лет в тринадцать, покурила пару дней и забросила это дело. И только укоризненно смотрела на Вадима, который так и не смог расстаться с этой привычкой после схлынувшей волны первого интереса.
- Ну уж нет, Ленк, нефиг тебе свое здоровье портить, - молодой человек искренне улыбнулся. – Это меня не жалко, а ты еще пригодишься. Да и потом, если Михалыч тебя за курением застанет, то выпорет, а всех, кто находился на расстоянии десяти метров, вообще убьет за то, что не помешали тебе гробить свое здоровье. Сердобольный наш… - последние слова были сказаны с ехидным подтекстом.
Как по заказу в этот момент Виктор Михайлович отлепился от компашки «хоббитов», махнув напоследок рукой, и направился в сторону своих учеников.
- Все, я пошел. А то еще лекций о здоровом образе жизни мне не хватало. Он явно не в духе, - Вадим проявил чудеса маневрирования в забитом людьми коридоре.
- Подожди меня, - Диму явно не прельщала перспектива находиться рядом с недовольным физруком, поэтому он, не задумываясь, оставил Кулемину «на растерзание».
Лена даже возмутиться не успела – настолько быстро парочка шевелила конечностями в сторону выхода. Выразив свое раздражение громким фырканьем и пообещав самой себе, что при случае выскажет этим двоим все, что думает по поводу подставы, Лена медленно встала со скамеечки, приготовившись слушать, очевидно, не очень хорошие для их команды новости от недовольного Степнова.

После употребления "салатика" посуду относим сюда<\/u><\/a>


Спасибо: 23 
Профиль
brOOklYn_girl





Сообщение: 57
Настроение: Я - человек творческий: хочу - творю, хочу - вытворяю...
Зарегистрирован: 14.04.10
Откуда: Россия
Репутация: 17
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.07.10 22:15. Заголовок: Надеюсь, в разгар жа..


Скрытый текст


6

Виктор Михайлович по жизни придерживался строгих принципов: правила спортивного состязания не нарушать, слабых нужно защищать, алкоголь – только по праздникам, а на особо раздражающих учеников можно орать, но ни в коем случае не поднимать руку. Это были железные позиции, которыми, по его мнению, его никто не заставит поступиться. Также он следовал неким правилам, непонятно откуда взявшимся в его мировоззрении и которыми, при огромном желании или необходимости, в редких случаях можно было пренебречь. Например, обязательный телефонный звонок субботним вечером единственной родственнице – тете Маше – можно отложить на воскресенье, ввиду каких-нибудь достаточно серьезных причин, а привычный подъем в 6.30 утра не является обязательным после отмечания чьего-либо дня рождения или хм…, «обстоятельств» предшествующим вечером. И вот сейчас наступил момент столкновения его правил и принципов, а именно: в списках заявленных учеников от родной школы есть только одна Кулемина, остальные благополучно откосили от обязательной, с точки зрения Степнова, отработки пятерок по физкультуре. Есть два запасных варианта, которых, к сожалению, организаторы не допустили до соревнований, несмотря на все уговоры Виктора Михайловича, аргументировав это решение тем, что всё должно следовать согласно официальному порядку. Теперь же Степнов мысленно решал вопрос о практичности пришедшей ему на ум авантюры: выдать двух пришедших с Ленкой нахлебников и тунеядцев за кого-нибудь из списка. Его честная натура боролась с желанием увеличить шансы на победу, и Виктор Михайлович никак не мог решить, как будет лучше поступить. Мозг активно работал, взвешивая все «за» и «против», а ноги как будто сами по себе несли его в сторону единственной сегодня возможности легальной победы – Кулеминой Лены.
- Где твои верные лыженосцы? – несмотря на свое очевидно угрюмое настроение, мужчина пытался шутить с Ленкой. Сказано было лишь по привычке, так как, судя по всему, Степнова сейчас в последнюю очередь интересовало местонахождение «запасных».
- Не знаю я, - эта фраза девушки вообще осталась без внимания. Мужчина сел на лавочку, нервно сплетая пальцы в замок и тут же размыкая их, запуская в волосы. Лена, недоумевая, посмотрела на учителя и присела рядом.
- Виктор Михайлович, у нас что, проблемы какие-то?
Казалось, только что Степнов очнулся от таких важных и необходимых, по его мнению, размышлений:
- Типун тебе на язык, Кулемина. Все замечательно, просто… - Виктор Михайлович внимательно посмотрел на Ленку и, словно что-то решив для себя, внезапно пылко и с чувством, в лучших традициях сомнительных театральных подмостков, добавил:
- Ладно уж, Кулемина. Одна ты моя надежда осталась. Порви их всех, Ленка, ты же сможешь… - непонятно, была ли последняя фраза похвалой или отчаянной просьбой. В любом случае, странное чувство неопределенной радости, возникшее где-то в области живота и постепенно перебирающееся вверх к щекам, заставило засиявшую от этих слов девушку немного смутиться. Стараясь не смотреть на Виктора Михайловича, но абсолютно точно представляя себе его улыбающиеся прищуренные глаза, Лена нарочито медленно достала из-под лавки свою сумку и начала в ней рыться в поисках чего-нибудь жизненно необходимого. Чего? Этот вопрос поставил девушку в тупик… Мобильного? Вспомнила, что он лежит в кармане куртки. Кошелька? Он сейчас нафиг не нужен. Жвачки? Точно, пусть будет жвачка! Достала одну пластинку, медленно развернула обертку и положила в рот тонкую голубую полоску, все еще шестым чувством ощущая пристальное внимание к себе со стороны учителя. Так и не придумав, что нужно ответить, чтобы получилось неглупо и вежливо, Лена уже начала убирать свою сумку вниз, мысленно приготовившись краснеть от своего неумения подбирать правильные слова в такой критический, как ей казалось, момент, как все размышления обоих представителей 345ой школы прервала одна единственная фраза:
- Степнов, Витя! Надо же… Не ожидал тебя здесь увидеть.
Виктор Михайлович мигом вскочил со скамейки, чтобы пожать руку подошедшему мужчине – высокому, подтянутому и почти лысому. Лена внимательно посмотрела на свое «спасение» от неловкой в перспективе ситуации. Мужчине было около пятидесяти лет, однако его внешний вид с головой выдавал в нем бывшего спортсмена. «Хотя, бывших спортсменов же не бывает, Виктор Михайлович говорит».
- Ну как дела у молодежи? Процветаешь? – довольно громко спросил знакомый Степнова. У Ленки пронеслась в голове бредовая мысль: уж если Степнов-то «молодежь», то она значит вообще «дитё»? Подобное умозаключение заставило девушку истерично хихикнуть про себя, а внешне ее креативные размышления выдала лишь загадочная полуулыбка.
- Да какое уж тут «процветаешь», Павел Сергеевич… Одни оболтусы и лентяи мне достались, совсем краев не видят. Вы с нами не так мучились, это точно!
Мужчина, которого назвали Павлом Сергеевичем, громко расхохотался, чем даже в гудящем переполненном коридоре обратил на себя внимание примерно двадцати рядом стоящих человек.
- Я слышал, конечно, что ты по моим стопам преподавать пошел, но даже и не представлял, что все настолько плохо у тебя, - гоготнул Павел Сергеевич, почти незаметно скользнув глазами по Лене. Девушке показалось, или в его словах присутствовал едва заметный сарказм?
Степнов уж точно ничего не уловил:
- Ну и в бочке меда есть ложка дегтя, - запнулся, почувствовав под насмешливым взглядом бывшего тренера, что как-то неправильно он продемонстрировал свое знание богатства русского языка, - то есть, я хотел сказать, и в ложке меда есть бочка… - окончательно запутался мужчина. - Короче, неважно, не все так плохо. И среди бегемотов есть перспективные спортсмены, трудолюбивые, с талантом и большим будущим. Жаль, что у меня всего одна такая.
Лена, которая успела мысленно обрадоваться, что Виктор Михайлович про нее пока что забыл, уже собиралась надуть пузырь из жвачки, как вдруг заявление ее учителя чуть не заставило ее этой самой жвачкой подавиться. «Как он меня назвал?» - недоумевала девушка, ни секунды не сомневаясь, что он ее имел в виду – других спортсменок, неравнодушных именно к спорту, а не просто ходящих на тренировки, чтобы строить физруку глазки, в их школе не наблюдалось. Обернувшись к Лене и махнув ей рукой, чтобы она подошла, Виктор Михайлович вновь развернулся к знакомому.
Нехотя отлепив свою филейную часть от уже приятно согревшейся от ее пятой точки скамейки, девушка сделала пару шагов по направлению к Виктору Михайловичу, больше всего мечтая сейчас стать незаметной.
- Познакомьтесь, Павел Сергеевич, это надежда российского баскетбола Лена Кулемина и, по совместительству, моя ученица, - с гордостью произнес Степнов, хлопая красную как рак Ленку по плечу. – А это мой бывший тренер, Павел Сергеевич Зыков, а ныне мой коллега – учитель физической культуры в школе №233.
- Очень приятно, - то ли промямлила, то ли пробубнила Кулемина.
- А мне-то как приятно, барышня! – в противовес интонации девушки громыхнул командным голосом мужчина. – Баскетболистка, значит… А вот твой Виктор Михалыч тоже баскетболом увлекался, а это значит, смену себе растит. Главное, не бросай этот вид спорта в пользу бокса, это Витя уж прогадал, так прогадал, я ему говорил…
Бокс? Кулемина внимательно слушала пустившегося в воспоминания мужчину; ей было интересно узнать что-нибудь о прошлом ее учителя, и, кто знает, может быть, стать обладателем уникальной информации. Но конспиратор Виктор Михайлович поспешил пресечь возможность рассекречивания потенциально опасной для него информации на корню:
- Ладно уж Вам, Павел Сергеевич, лучше Вы расскажите о команде своей, - и подмигнув бывшему тренеру, продолжил. – Есть кого опасаться?
- Прямо я тебе так и сдал все явки и пароли, - добродушно ухмыльнулся Зыков. – Ты мне лучше поведай, где остальных своих командных держишь?
- А это все, не поверите, – показал на Ленку Степнов. - Эпидемия прогуливания физкультуры у нас в школе, прогрессирует, только лучшие выживают.
Кулемина смутилась уже в который раз за сегодняшний день, но железная выдержка, которой и учил ее Виктор Михайлович, скрыла все признаки волнения девушки. Каким-то чересчур обостренным обонянием в этом переполненном людьми помещении Лена вдруг уловила слабый запах табака, донесшегося до нее откуда-то сзади, поэтому ничуть не удивилась, когда спустя пару секунд, голос за ее спиной произнес:
- Ну что, Виктор Михалыч, нам готовиться? – Вадим явно надеялся на отрицательный ответ.
- Готовьтесь, - очень серьезно ответил Степнов, приводя Лену в некоторое замешательство – он же сказал, что она одна участвует в соревновании. – Готовьтесь, болеть за Кулемину так, чтобы у меня ни возникло ни капли желания вам ставить те неудовлетворительные оценки, которые вы действительно заслуживаете своими постоянными прогулами.
- О, группа поддержки значит, - Зыков попал точно в цель, а Лена мысленно поразилась тому, как у спортсменов сходятся мысли – ведь Степнов сегодня ее друзей только так и называл.
- Нет, Павел Сергеевич, это наши бандеровцы, предавшие родную школу перед отборочными соревнованиями. Так ведь, Самойленко?
- Виктор Михалыч, образование важнее физкультуры, тем более когда мне ЕГЭ летом по английскому сдавать, - нагло врал Дима. Инстинкт самосохранения у молодого человека явно взял на сегодня выходной, выкурившись вместе с мозгами.
Хорошо натренированным на колебания настроения физрука Ленкиным глазом было видно, каких усилий учителю стоило не сорваться и не ответить одиннадцатикласснику в своей обычной ухозакладывающей манере. Наверное, хотел выглядеть достойно перед уважаемым им бывшим наставником. Тем не менее, интонация преподавателя наполнилась угрожающими нотками:
- Сейчас еще одно слово от твоей внезапно проснувшейся совести, которой я, кстати, не верю, и ваши нормативы, Самойленко, превратятся из общих в персональные. В частности, ты мне будешь все вдвойне сдавать, раз физкультура для тебя не составляет трудности в отличие от английского. Ферштейн? – и, не дожидаясь ответа, совсем другим, уже абсолютно спокойным тоном добавил. – Лен, ты иди, готовься пока. Я тебя позову, когда на трассу выходить нужно будет, – и опять рявкнул на парней так, что у девушки в ушах зазвенело. – А вы идете лыжи сторожить. И головой за них отвечаете, ясно?
- Ясно, товарищ начальник! – отсалютовал Дима.
- То-то же. А теперь шагом марш отсюда.
И трое школьников развернулись, чтобы направиться к оставленным на скамейке вещам и спортинвентарю.
- Еще «хэнде хох» не хватало… - буркнул себе под нос Вадим, заставив услышавшую эту фразу Ленку улыбнуться.

***

Когда ученики отошли от них, Павел Сергеевич позволил себе высказаться:
- Твою ж мать, Витя, как ты их строишь! По тебе армия плачет! – очевидно, мужчина впечатлился и развеселился от разговора своего бывшего подопечного с его учениками.
- Так они же по-другому не понимают. А то на шею сядут, они и так одной ногой уже там, - обреченно махнул рукой Виктор Михайлович.
- Не густо с такими чемпионами на победу надеяться…
- На победу, Павел Сергеевич, я не надеюсь, я в ней уверен.
- Ой ли! – наигранно поразился уверенности коллеги Зыков.
- А то! – подыграл Степнов, после чего оба мужчины засмеялись.
- А ты что, какую-то новую недозволенную стратегию выбрал что ли?
- С чего Вы взяли – искренне удивился вопросу Степнов. – Нет вроде…
- Смотри мне, - шутливо погрозил кулаком мужчина перед лицом Виктора, - а то твоя баскетболистка мне всю команду покалечит. Эти атлеты недоделанные скоро шею себе свернут, зыркая на нее.
Виктор хмыкнул и перевел взгляд на столпившихся неподалеку учеников Павла Сергеевича – те бросали заинтересованные взгляды на Ленку, которая в данный момент спокойно переодевалась: сняла теплую кофту на замке, оставшись в одной футболке, на которую собиралась натягивать куртку. Делалось это, чтобы меньше сковывались движения во время забега, Степнов ее еще во время районных соревнований этому сам учил. Ввиду небольшого процента девушек на городских соревнованиях и преобладающего количества юношей, почти все внимание в данный момент уделялось нескольким наиболее заметным представительницам прекрасного пола – и Ленка была в их числе. Высокая, стройная и даже немного худощавая, она привлекала внимание прежде всего своей милой улыбкой и той непосредственностью, с которой она продолжала болтать со своей «группой поддержки».
От созерцания своей ученицы, то есть, учеников, Степнова отвлек голос Павла Сергеевича:
- Эх, ладно, пойду я своих орлов на путь истинный наставлю. Жаль, не доведется посоревноваться с тобой сегодня – ни одной девушки у меня в команде, представляешь? – и, не дожидаясь ответа, мужчина направился к окну, рядом с которым стояли представители 233й школы.
- Не представляю… - ответил уже в никуда Виктор.


Вы даже не представляете, насколько я буду рада Вас видеть на страничке с комментариями<\/u><\/a>


Спасибо: 24 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 75
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 98 месте в рейтинге
Текстовая версия