Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение
lady flame





Сообщение: 339
Настроение: Сказка закончилась. Трудновато к этому привыкнуть...
Зарегистрирован: 21.04.09
Откуда: Россия
Репутация: 38
Фото:

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: редактор Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.12.09 18:09. Заголовок: Я вернусь


От модератора: тема временно закрыта по просьбе Автора.

Авторы: Lady flame & ЛЕВИТА;
Название: Я вернусь;
Рейтинг: R;
Жанр: Angst, Romance;
Статус: в процессе написания;
Пейринг: КВМ;
Спасибо:
ЛЕВИТА: Хотелось бы поблагодарить Lady flame, Настя, – спасибо тебе большое за помощь, понимание и поддержку в моем начинании, и моих безумных идеях! А также за удовольствие от совместной работы
И отдельное спасибо хочется сказать моей любимой очаровательной музе – Лиона, Мариш, ты даришь мне вдохновение и вселяешь в меня веру в себя! Без тебя не было бы этой работы. СПАСИБО!!!

Lady flame: спасибо огромное ЛЕВИТА, Оле за то, что она доверилась мне . Взялась за эту работу, не смотря на то, что имею в процессе на данный момент не один "рабочий" проект, потому что «запала», как говорится, на идею и совместное с ней написание.


От авторов:
ЛЕВИТА:«…пусть эти дни не отличаются одни от другого так же, как время от восхода до заката, и с каждым днем пустота становиться молчаливой, и ее скупости нет дела ни до прошлого, ни до будущего, она довольствуется тем, что разглядывает людей. Но вы когда-нибудь поймете, что самый темный час вашей жизни – перед самым прекрасным рассветом…» (П.Коэльо)
Этим фанфиком мы попытаемся открыть для вас пару КВМ с той стороны, которую мы не имели возможности видеть в сериале. Так скажем – восполнить пробелы и восстановить справедливость. Надеемся на отклики в ваших сердцах.

Lady flame: от себя хотелось бы добавить, что задумка очень интересна, и интрига будет сохраняться до конца. Надеюсь, что вам понравится. Это частичка нашей с Олей души, вклад в историю . Приятного прочтения.

За эту обложечку благодарим нашу музу - Лиону Спасибо тебе, дорогая
<\/u><\/a>

А вот эту прекрасную иллюстрацию подарила наш постоянный и любимый читатель - Letoile . Танюшка, просто огромное тебе спасибо и тысячи
<\/u><\/a>

У нас есть ещё один потрясающий подарок И заключается он вот в чём: прекрасная девушка Труся, Катюша, подарила нам целый трейлер к фанфику!!! Мы уверенны, что он вам понравится Добро пожаловать:
http://video.mail.ru/mail/katerina_452/_myvideo/5.html<\/u><\/a>
Катюша, гран мерси, дорогая!

P.S.: комментарии ждём всегда, по
этому адресу<\/u><\/a>

Спасибо: 30 
Профиль
Ответов - 35 , стр: 1 2 All [только новые]


ЛЕВИТА





Сообщение: 6
Настроение: Когда я на них смотрю-Хочется спасти мир...!
Зарегистрирован: 03.11.09
Откуда: Украина
Репутация: 1
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.12.09 18:37. Заголовок: Добрый вечер всем жи..


Добрый вечер всем жителям этого гостеприимного сайта!!! Иными словами-приятно познакомиться со всеми овечками!!! Надеюсь, что наш тандем с lady flame не оставит вас равнодушными...
Итак, первая глава от меня...

Глава 1.

1 сентября 2009 года.

Девушка проснулась от тёплого и яркого, несмотря на наступившую осень, солнечного луча, который пробивался сквозь неплотно закрытые шторы спальни. Мельком взглянула на часы напротив кровати и отметила про себя, что сон безвозвратно ушел, а вставать ещё очень рано.
Итак, первое сентября. Она умиротворенно прикрыла глаза, погружаясь в воспоминания. Почему-то этот день всегда был для Лены особенным, предвещавшим радость, новые события и приключения. А главное, спустя почти три месяца, этот день всегда дарил ей радость встречи с ним! Только тогда она даже самой себе боялась в этом признаться, а теперь может открыто не только радоваться, но и показывать эту радость своими действиями, не стесняясь и не прячась ни от кого! В голове всплыло воспоминание о первом сентября одиннадцатого класса в 345-ой школе….
*Вот девчонки все наперебой рассказывают о том, кто как провел лето. Борзова пытается своими торжественными речами призвать молодежь к «порядку» и «дисциплине» в ее понимании. Рассказов удивляется двум одинаковым желтым букетам «Я Вас поздравляю!» и «А я еще больше Вас поздравляю!». Все смеются, но мне чего-то мне не хватает… оглядываюсь по сторонам, не понимая, чего же именно. И вдруг за спиной раздается знакомый голос, по которому я иногда до неприличия (как мне тогда казалось), скучала все эти 3 месяца. Голос, как всегда полный бодрости и оптимизма… Резко поворачиваюсь, и на моём лице, наверное, самая глупая в мире улыбка. Но я не замечаю ни этого, ни того, как подозрительно смотрит на меня Новикова, потому что стараюсь не пропустить ни одного его слова:
- Значит так, сейчас все с нечеловеческой скоростью следуют за мной, после линейки в актовом зале состоится ваш концерт! Бегом!
Потом это известие о пропаже инструментов… А Он всю школу вверх дном перевернул, всех по стойке смирно поставил и нашел их. Я и не сомневалась! Я никогда в нём не сомневалась…А как меня разозлила Наташка тогда, сказав:
- Да что ТВОЙ Степнов может сделать?
Так хотелось закричать тогда: «Он ВСЕ может!!!», но еще неприятнее почему-то звучала моя фраза «Он не МОЙ» …*
Романтическое настроение прервало воспоминание о его радости по поводу новых любимых козлов, и причудливого танца, исполненного прямо в спортзале в обнимку с объектом обожания. Это вызвало у Лены невольный смешок.
Вдруг она почувствовала легкое прикосновение на своей руке, лежащей поверх одеяла. Повернулась вправо с легкой улыбкой:
- Привет! Разбудила тебя? – полушепотом спросила Лена.
Голубые глаза излучали тепло вперемешку с нечеловеческой нежностью. Такие близкие и родные... Он лежал на боку, продолжая гладить ее руку.
- Нет, я давно не сплю. Просто когда проснулся – ты еще спала, а вставать и будить тебя рано, и я просто лежал и вспоминал прошлое… - направил задумчивый взгляд в потолок, вздохнул. – Сегодня первое сентября…Знаешь, Ленок, я всегда так скучал по тебе три месяца летних каникул! И боялся сам себе в этом признаться… Так светло и спокойно становилось, когда ты просто находилась рядом. А сейчас вот вспомнил одиннадцатый класс, когда ты пр… - дальше он недоговорил. Лена нежно приложила указательный палец к его губам, а другими провела по носу, морщинкам на лбу, которые образовались в результате мимики удивления, потом, секунду помедлив, тыльной стороной ладошки провела по щеке, отчего у Виктора в глазах пролетела целая гамма чувств, как тогда на пороге ЕЕ квартиры. «Мой Степнов! Теперь навсегда МОЙ» - пролетело у Лены в голове.
- Лен, ну ты чего? – и снова у обоих внутри будто прошла волна цунами от самых пяток до ушей из-за этой фразы, настолько яркими были все воспоминания… и почему-то именно сейчас они шли просто одно за другим…Он чуть улыбнулся и продолжил. – Не дала мне договорить... -слегка обиженно нахмурил брови, и стали явно видны те самые морщинки. Она тут же легонько щелкнула пальчиками ему по лбу.
- Это еще за что? – голубые глаза стали необъятными от удивления.
- А чтобы ты не хмурился без причины! – суровый, но такой ласковый тон. –Я хоть и готова каждое утро разглаживать твои морщинки, но боюсь все равно не сумею добиться идеального результата! – Ленка задорно улыбнулась, и наконец, пояснила. – А не дала договорить потому, что какие-то считанные секунды назад, думая, что ты спишь, я лежала и вспоминала именно первое сентября одиннадцатого класса, и то, как я неосознанно, но невероятно сильно скучала по тебе на каникулах!
Он внимательно, не без удивления, всматривался в родное лицо, снова и снова изучая каждую черточку.
- Ленок, неужели так бывает?
Вместо ответа Лена приподнялась на локте и поцеловала его, пытаясь вложить в поцелуй все чувства, которые переполняли её от осознания их вот такой нереальной духовной близости, на уровне одинаковых мыслей и воспоминаний…
Вся трогательность момента, как всегда, была безнадежно испорчена звонком будильника. Лена тут же оторвалась от Виктора и попыталась встать, но он все же удерживал ее.
- Лен, ну еще пару минуточек…не торопись, успеешь ведь!
- Вить, нет! – голос немножко раздраженный. – Отпусти, сегодня очень важный день для меня, и я никак не могу опаздывать! – выскользнула из постели и скрылась в ванной. В одеяле больше не было никакого смысла, вместе с ней выскользнуло все тепло. Виктору вдруг стало не по себе от холодка, который пробежал по комнате с её уходом. Отбросив одеяло в сторону, он нервно захлопнул форточку, списав этот холод на обычный сквозняк, и отправился на кухню делать завтрак.



Спасибо: 64 
Профиль
ЛЕВИТА





Сообщение: 9
Настроение: Когда я на НИХ смотрю-Хочется спасти мир...!
Зарегистрирован: 03.11.09
Откуда: Украина
Репутация: 3
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.12.09 19:25. Заголовок: Доброго зимнего вече..


Доброго зимнего вечерка всем нашим дорогим читателям!
Вот и продолжение

Глава 2.

Час спустя.

Проводив Лену до Снегинки, и успев по дороге испытать новую волну того же холодка после её слов: «Все сами придут, а я как с папой», Степнов в подавленном настроении дошел до парка. За последнее время, а точнее эти три месяца, у него не было такого ....тревожного что ли, предчувствия. Пройдя по знакомой аллее, он увидел ту самую скамейку… и присел, закрыв руками лицо.

30 июня 2009 года

Городской парк, двое идут в обнимку по центральной аллее, никого не замечая.
- Лен, а тебе не кажется, что пора уже как-никак признаться Петру Никаноровичу в том, что мы…в смысле, что мы уже… - Виктор никак не мог подобрать нужное слово. «Встречаемся» на его взгляд звучало как-то по-детски, несерьезно, «вместе» - неправдоподобно…ведь вместе – это когда каждый день просыпаешься и засыпаешь рядом с любимым, дышишь с ним одновременно и одним воздухом… а не изредка встречаешься украдкой и взахлеб, за короткое время пытаешься насытиться любимым… «Любим» - ну,это Петр Никанорыч знает не хуже их самих…
Плавный поток несвойственных для обычного физрука мыслей прервал родной сердцу хрипловатый голос.
- Виктор Михайлович! Вы вроде взрослый мужчина, а даже не можете произнести законченную мысль! Вы предложение-то можете договорить? – Ленка явно подтрунивала над ним, и хоть ему нравился этот задорный голос, эти игривые бесинки в зеленых глазах, лукавая улыбка – иногда ему казалось он и дня не проживет без этого всего – но все же поговорить с Петром Никаноровичем было очень важным для него.
- Леночка, ну так как? – Степнов остановился и развернул ее к себе лицом, пытаясь настроить девушку на серьезный лад, но со счетом 1:0 в пользу Кулеминых бесенят в глазах потерпел полное фиаско.
- Ну Виктор Михалыч, как я отвечу на Ваш второй вопрос, если Вы не смогли и первый-то закончить? – её глаза откровенно и безжалостно смеялись. – Ну? Так о чем мы должны сообщить деду? – продолжала веселиться Ленка, методично с причмокиванием поедая мороженое.
«Ну вот так всегда, - думал Степнов, - стоит только мне заговорить на важную тему, проявить беспокойство, как она перестает воспринимать меня всерьез. Вот например, как тогда, когда она притащилась после нокаута к деду в больницу без моего ведома, без шапки, не сказала что ела, и вообще все мои вопросы и упреки воспринимала иронично и посмеиваясь…еще и подкалывая, делала из меня генерал-майора: «Дед, ты хочешь, чтобы я по квартире строем ходила?». Так хотелось её перекривлять тогда! Маленькая язвочка! Но ещё больше хотел обнять и не отпускать больше никуда и никогда. А она только смеется надо мной... она никогда не воспринимала меня всерьез».
Степнов обиженно отвернулся и пошел дальше по парку.
«Так…что-то я перегнула в этот раз, по-моему. Да и потом, действительно пора признаться деду, что мы уже просто жить друг без друга не можем. Все эти встречи то в парке, то в кафе, то в кино… - Лена так и застыла на месте, глядя в след уходящему Степнову в своих раздумьях. – Так хочется без всяких свидетелей в любое время суток страстно поцеловать его, прижаться так крепко, чтобы всю ночь чувствовать его теплое дыхание на своей коже, и только утром разомкнуть объятия, видеть как он спит и просыпается...Ясно одно, что так больше продолжаться не может! Я хочу не только жить им, я хочу жить с ним!»
Вынырнув из раздумий, Лена обвела взглядом вокруг себя, но его нигде не было…Помедлив секунду, улыбнулась и решительно пошла вперед. Она знала, где он.

Если есть,что сказать-приходите к нам сюда !Очень ждем!

Спасибо: 56 
Профиль
ЛЕВИТА





Сообщение: 11
Настроение: Когда я на НИХ смотрю-Хочется спасти мир...!
Зарегистрирован: 03.11.09
Откуда: Украина
Репутация: 4
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.12.09 00:11. Заголовок: Добрый вечерочек!!! ..


Добрый вечерочек!!! Простите...что-то я сегодня припозднилась
Но вот...что было дальше

Всего несколько метров вперед и вот этот поворот, а вот и ИХ аллея. «Сидит на лавочке, - промелькнуло в голове у девушки. – Насупился, как маленький, ведь даже со спины видно!» Тихонько, не издавая ни звука, подошла сзади, замерла на миг. «Пришла… - почувствовал Степнов, не поворачивая головы.
– Помнит это место... - довольно улыбнулся про себя».
- Вить, - Лена положила руки ему на плечи. – Ты же обещал, что никогда не оставишь меня одну! – она крепко обняла его за шею, положив голову на плечо. Он повернул голову и встретился с ее наивно-наигранным взглядом и, не удержавшись, легонько чмокнул в нос, и опять отвернулся.
- Виктор Михайлович, - она обошла, наконец, лавочку и присела ему на колено. – Что Вы расселись, пойдем скорей домой!
- Зачем? Еще ведь рано, или тебе дедушка звонил? Что-то случилось? – Виктор напрягся в ожидании ответа.
- Да нет. Просто пока ты будешь рассказывать деду о том, что мы наконец-то помирились и больше не хотим расставаться ни на минуту, я соберу вещи, чтобы успеть приготовить ужин у тебя дома и отпраздновать мой переезд...
Ленка тараторила как сорока, не обращая внимания на меняющееся лицо Виктора, и только договорив, заметила, что он просто сияет, как солнце на небе.
- Лен, Леночка, ты … - больше ничего вразумительного бывший физрук сказать не смог. От переполняющих его эмоций подхватил Кулемину на руки и стал кружить в воздухе.
- Виииктор Михааалыыч! – Лене казалось, что счастьем наполняется каждая клеточка ее тела. – Ну мы же не успеем приготовить ужин!
- А куда это ты так торопишься? – Степнову тоже не терпелось скорее привести ее в свой дом, но все же…он остановился и поставил Лену на землю. – Причем тут ужин?
- Неужели Вы забыли? Сегодня ведь Кубок России по баскетболу в восемь вечера, и мы должны обязательно посмотреть! Ну, конечно, если не найдем более интересного занятия… - Ленка опять села на любимого «конька» и принялась дразнить Степнова. Но его настроение сейчас было настолько радужным, что вряд ли что-то или кто-то могло бы его испортить.
- Ну, Кулемина, - смеясь, отозвался мужчина. – Сомневаюсь, что ты меня сможешь увлечь чем-нибудь больше, чем Кубок России по баскетболу! – за что тут же получил легкий пинок в спину от своей любимой.
Смеясь и шутя в своей, только им понятной, спортивной манере, пара направилась к дому Кулеминых, оставляя позади себя аллею, которая уже во второй раз стала свидетелем их совместного серьезного решения.

... Меньше месяца назад, боясь прервать тишину и нарушить долгожданную гармонию, воцарившуюся между ними за последний час, по этой же аллее брела необычная, но красивая пара – он, в непривычном строгом костюме, и она в еще более непривычном платье и жемчужных украшениях. Они шли молча, лишь крепко держа друг друга за руку. Впезапный раскат грома, заставил Лену вздрогнуть и Виктор тут же успокаивающе сжал ее ладошку. Услышав глубокий прерывистый вздох, он остановился.
- Лен? - он взволнованно взглянул на нее.
Она лишь отрицательно покачала головой и …обессиленно уткнулась лицом в его грудь, разрушая наконец все дистанции, запреты и предрассудки, руками крепко обняла за талию…он обнял в ответ… из глаз потекли слезы…стало легко как никогда, спокойно и тепло.
Внезапно пошел дождь. Лена подняла затуманенный взгляд на Степнова.
- Поцелуйте меня, - прошептала, смело подставляя лицо каплям.
Он провел большим пальцем по ее щеке, убирая выбившуюся мокрую прядь и бережно вытирая капельки воды и уже в следующую секунду его губы накрыли ее самым искренним, долгожданным и любящим поцелуем. Лена, не веря в происходящее, на мгновение приоткрыла глаза и тут же снова закрыла, боясь что сказка попросту закончится. Когда поцелуй стал приобретать более страстный и неконтролируемый характер, Степнов оторвался от ее губ, поцеловал несколько раз мокрую щечку, висок и снова крепко прижал к себе. Так и стояли посреди аллеи в потоках дождя, боясь хоть на секунду потерять это ощущение неземного счастья - чувствовать друг друга так близко…
Много позже, прощаясь у ее подъезда, Лена снова прижалась к нему, не желая отпускать. А он попросил:
- Лен, - она вопросительно подняла глаза, - спой мне, пожалуйста, «Лети», мне так нравится, когда ты поешь ее.
- Ммм…Виктор Михайлович, - замялась Лена, - Это наверное потому, что эту песню я написала для Вас, - внезапно застеснялась и отвела глаза.
«Для меня? Уже тогда? Не может быть… Леночка… ты…» - Виктор не знал что говорить.
Он молча взял ее руки в свои и приложил к губам. Лена робко улыбнулась.
- Нет пустых эмоциий, значит нет простых побееед…ты ничего не бойся, и не всегда «да» - это «неет»…
В тот вечер она пела только для него. А он ей подпевал. И просто очаровал своим голосом. Низким, с приятной хрипотцой… таким неизвестным для нее, но таким родным…

1 сентября, 2009 год

- Мужчина! С Вами все в порядке? – женский голос вывел Степнова из раздумий. Он резко поднял голову, перед ним стояла незнакомая женщина в переднике.
- Что, простите? – Виктор не сразу понял, что именно она от него хочет.
- Я говорю, у Вас все нормально? – повторила женщина. – Я вот напротив мороженным торгую, смотрю, вы уже около двух часов сидите и все в одной позе, так я подумала, может…
- Да нет, все в порядке, - перебил ее Виктор, поднимаясь со скамейки. – Все хорошо! – выдавил слабую улыбку. – Всего доброго.

Спасибо: 51 
Профиль
lady flame





Сообщение: 349
Настроение: В поисках затерявшейся музы...
Зарегистрирован: 21.04.09
Откуда: Россия
Репутация: 40
Фото:

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: редактор Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.09 14:21. Заголовок: Вечером Степнов уже ..


Вечером Степнов уже не мог сидеть дома спокойно. Время близилось к полуночи, а Лена так и не вернулась со своих «дополнительных занятий». Злость, которую испытывал сейчас мужчина, пугала даже его. Но как может быть иначе, если тебя обманул любимый человек?
Успокоиться он решил как истинный спортсмен – с помощью физической нагрузки. После нескольких десятков отжиманий, тяганий гантелей и комплекса упражнений нервы пришли в норму, и кричать и ругаться больше не хотелось. Было только одно желание – быстрее увидеть и обнять Ленку, чтобы не волноваться за неё, чувствовать рядом, как он привык за последние два месяца.
Когда стрелка часов замерла на половине второго ночи, он услышал тихий, даже робкий поворот ключа. Не раздумывая ни секунды, кинулся в коридор.
На пороге стояла Лена, которая при виде возлюбленного вжалась в стену, опасаясь его гнева. Как-никак она, мягко говоря, припозднилась…
- Ленка, живая… - Виктор подлетел к девушке и крепко обнял. Кричать и разбираться не хотелось совсем. Счастьем стало просто ощущать её нежное, крепкое, но для него хрупкое, тело.
- Вить, я… Извини, не думала, что так задержусь, - пролепетала она.
- Лен, ты… ты что, пила? – уловил он лёгкий запах алкоголя. В ответ она лишь отрицательно замотала головой, правда получилось это неестественно. – Кулёмина, я что-то не понял, это что такое? Так у вас там занятия проходят, да? – гнев медленно, но верно возвращался к недавно спокойному мужчине.
- Но мы же по чуть-чуть, - сказала Кулёмина заплетающимся языком. – И вообще, будешь кричать на меня – уйду к деду жить! – Степнов аж поперхнулся воздухом от такого заявления.
- Лена, ты соображаешь, что говоришь?
- Всё, я спать! – отпихнула от себя мужчину и проследовала в комнату.
- Так, стоять! Стоять, я кому сказал! – нагнал её уже в самой спальне. – Какого чёрта, Кулёмина? Заявляешься ночью, пьяная, ещё и мне угрожаешь? Ты понимаешь, что творишь? Как я после такого могу тебе доверять? Ты ведь…
Договорить девушка ему не дала, залепив рот своими губами и жарким поцелуем. Сквозь ткань домашней футболки мужчина понял, что Лена разгорячилась не на шутку… от её тела шёл практически пар. Или это из-за алкоголя?
Вот только додумать он так и не смог. Кулёмина потянула его на себя, парочка упала на кровать. Однако довольствоваться главенствующим положением Степнову пришлось не долго – Лена одним ловким движением (и где такому научилась?) подмяла его под себя, оказываясь сверху. Он оторвался от столь вкусных губ со вкусом ментола и непонимающе посмотрел на неё.
- Что ты на меня смотришь? Извиняться буду! – как ни в чём не бывало сказала она, и стала медленно целовать его грудь, по немного опускаясь ниже…


Спасибо: 54 
Профиль
lady flame





Сообщение: 351
Настроение: В поисках затерявшейся музы...
Зарегистрирован: 21.04.09
Откуда: Россия
Репутация: 42
Фото:

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: редактор Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.12.09 17:31. Заголовок: Глава 3. 2 сентября..


Глава 3.

2 сентября, 2009 год.

Лена вышла из Снегинки, сразу же увидев возле ступенек своего любимого человека. На секунду задержалась, думая: «А не послать ли мне всё к чёрту и не пойти ли домой», однако тут же отмела подобную мысль. Спустилась вниз, и тут же почувствовала невесомое прикосновение к своим губам, на которое с огромным удовольствием ответила.
- Привет! – сказал мужчина. – Ну что, всё? Все занятия закончились, можно домой? – Лена немного напряглась.
- Не совсем. Вить, Романовский нам поставил дополнительную пару без предупреждения, и я вышла сказать, чтобы ты меня не ждал, - выпалила она на одном дыхании.
- Да пёс с ней, с этой парой! – он обнял её за плечи. – Прогуляешь! Ты теперь студентка, а не школьница, - Лена подняла брови вверх. «Ничего себе, бывший учитель, второй раз за два дня предлагает мне сбежать с учёбы. Это кто и где МОЙ Степнов? Верните немедленно!».
- Я не могу. Он для нас это сделал, по индивидуальному плану. Мне очень нужно там быть, - она посмотрела в его глаза, ища поддержки.
- Ладно. Иди, учись. Я пока тут погуляю.
Шальная мысль в голове Лены заставила её оглядеться по сторонам. «А вот этого не надо. Свидетели мне ни к чему».
- Может, не надо? – Лена подбирала слова и продолжала озираться по сторонам, будто их кто-то может увидеть. – Что ты будешь торчать тут, на глазах у всех…
Виктора передёрнуло. Мысленно сосчитал до десяти, чтобы не вспылить.
- Лен, ты чего? – вдруг его осенило. – Стыдишься меня, что ли? – она не ожидала того, что он её раскусит, поэтому быстро состроила недовольный вид и цокнула языком.
- Да не стыжусь я никого! Не выдумывай.
- Ладно, понял, не дурак! – по интонации мужчины было видно, что он обиделся. Это взбесило Лену ещё больше. Однако его растерянно-недовольный вид причинил ей некоторую боль, из-за чего она судорожно взглотнула.
- Короче, после занятий не задерживайся. Не забывай, что я волнуюсь. И передай там, что нормальные люди предупреждают, когда планы меняют, ясно?! – в ответ Кулёмина лишь улыбнулась, провожая Виктора нежным взглядом. Однако от сего действа её отвлёк пацан, на вид её ровесник:
- О, детка – ранетка! Здорова! А что это за строгий дядечка? Для папы молодой, для жениха – старый, - говорил он, улыбаясь. – Старший брат? Или это твой «секьюрити»? – однако Лена не разделяла его радости, раздражение на недавнюю ситуацию со Степновым с свой промах дало о себе знать, выливаясь негативом на голову этого парня.
- Слушай, отвали, а? – зашла в Снегинку надеясь на то, что этот хам и придурок отстанет и не зайдёт сюда. «Поклонники, это, конечно, хорошо, но вот такие типы… ещё и Степнова старым обозвал, урод! Ну, подумаешь, он немного меня старше, и что?». Но следующая мысль немного охладила: «Неужели это НАСТОЛЬКО заметно?».
Услышав позади себя шаги, она поняла, что тот тип не только ни куда не делся, а ещё и идёт за ней!
- Слушай, - резко развернулась она. – Ты чего, не понял? Я сказала – отвали! Чеши отсюда!
- Ранетка, а ты чего злая такая? Я может тоже в Снегинку иду…
- Неужели? – спросила она с сарказмом и продолжила, повышая громкость. – Так иди сразу в консерваторию, чего стесняться!
- А кому я в консерватории нужен? – задал он логичный вопрос. Лена подумала: «Ну, надо же, он ещё и думать умеет!».
- А здесь ты тоже никому не нужен! Такой идиот, как ты, спросом в Снегинке не пользуется! – ей надоело смотреть на его улыбающееся лицо, поэтому она развернулась и собралась уйти. Однако сделать это не дал Романовский, который и объяснил кто этот задира – их новый звукорежиссер Василий Артёмов.
«Мне с этим придурком придётся работать? – подумала она после. – Ну, приплыли. Он же больной! И имя у него дурацкое! Как с таким можно вообще общаться?».

Вечером того же дня Виктор и Лена совместно готовили ужин. Степнов сделал вид, что того разговора не было, хотя осадок в его душе остался не маленький. Весь день он вновь провёл на улице, гуляя по их местам, приводя мысли в порядок. Разумно решил, что скандалами и нахрапом тут не поможешь, и что преодолевать Ленино стеснение его нужно потихоньку, шаг за шагом.
Когда Виктор сказал, что завтра проводит Лену до училища, ей пришлось сделать миленькую улыбку и согласиться. Было ещё стыдно за сегодняшний диалог, и дабы не ухудшать ситуацию она молчаливо кивнула, хотя ей этого особо не хотелось.
- Лен, достань сметану из холодильника, пожалуйста.
- Да, сейчас, – подошла к холодильнику. – Тебе большую или маленькую?
- Маленькой хватит.
- Хорошо.
Виктор в очередной раз поразился её кротости сегодня. Пришла из Снегинки грустная, немного раздражённая, уставшая…
Уже за ужином, не выдержав молчания, он спросил:
- Ленок, что-то случилось? Ты весь вечер как в воду опущенная… - мужчина мягко взял её ладонь в свою руку и сжал.
- Да нет, Вить, ничего. Просто устала, - вместо улыбки вышла гримаса.
- Ленусь, я же тебя знаю! Что случилось?
- Я, кажется, тебя просила так меня не называть! – она вскочила на ноги, при этом швыряя на стол вилку. – Относись к моим словам серьёзней! – Лен, ты чего? – он тоже стал выходить из себя. – Если пришла без настроение – зачем его мне портить? Иди в комнату и пори там на себя в зеркало, нечего показывать характер! – Виктор понимал, что его заносит, но в силу своего вспыльчивого характера остановиться уже не мог.
- Отлично, спасибо за ужин! – Лена развернулась на пятках и вышла из кухни.
- Тебе тоже спасибо! – и добавил гораздо тише:
- Истеричка!

Однако полчаса в разных комнатах дали о себе знать. Когда волна злости, раздражения и негатива в общем, сошла, и ОН, и ОНА поняли о том, что были не правы. Эмоции в их доме всегда были обостренны, но чаще положительные, а если и ссорились по пустякам, то только не сильно, и примирение чаще всего находили в совместной постели.
- Лен, - постучался Степнов в спальню. – Можно?
- Не заперто, - ответила она. Сердечко застучало быстрее, как всегда в его присутствии.
- Солнышко, извини меня, пожалуйста! Я накричал на тебя ни за что, не выяснил в чём дело, погорячился, - присел перед ней на корточки, беря за руку.
- Да это ты меня извини, вспылила на пустом месте. Просто сегодня после твоего ухода ко мне подошёл парень, стал докапываться, - рука Степнова напряглась. – Спрашивал кто ты мне – брат или телохранитель, говорил, что для жениха ты старый. А ты не старый! – гневно махнула головой в знак отрицания. – Кто ему дал право такое говорить? А потом оказалось, что это наш новый звуковик, мне придётся с ним теперь работать постоянно. А если он опять свои гнусные шуточки будет отпускать, а?
- Лен, - Виктор устало вздохнул и присел на кровать рядом с ней. – Мы с тобой знали, что будет нелегко, когда начинали отношения. Именно ты меня убедила, что не стоит бояться чувств и осуждения, отговорила от свадьбы. А сейчас, при первой же трудности, начинаешь так переживать, - Лена хотела было что-то возразить, но поняла что он прав. Он заметил это молчание. – Видишь, я прав. И если этот козёл будет докапываться до тебя, я с ним погорю сам, или можешь познакомить его с Гуцулом, тот объяснит, что с нашей семьёй лучше не связываться, - заметив её улыбку, улыбнулся сам и щёлкнул её по носу. – Ну вот, Ленок, не расстраивайся, у тебя такая улыбка красивая!
- Виктор Михайлович, - вернулась Лена к своей шутливой манере. – А может лучше уж сразу с маклерами? Они расскажут, как Вы за меня можете фейс подчистить.
- Может и с ними, - Степнов прижал её к себе, на что Лена в ответ лишь только сильнее обняла его. – Самое главное, что мы вместе, мы рядом, и так будет всегда. Никакие звуковики нам не помешают…

Ох, как он заблуждался…

Спасибо: 41 
Профиль
ЛЕВИТА





Сообщение: 13
Настроение: Когда я на НИХ смотрю-Хочется спасти мир...!
Зарегистрирован: 03.11.09
Откуда: Украина
Репутация: 5
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.12.09 22:54. Заголовок: Глава 4. Несколько ..


Глава 4.

Несколько дней спустя…

«Ну почему? Почему это опять происходит? Что же я делаю не так? – вновь и вновь терзал себя вопросами Степнов, - неужели я где-то сильно ошибся? Даже не верится… ведь мы уже проходили через это! Наваждение какое-то! Просто нелепое и жестокое дежавю!».
Виктор стоял у окна в своей квартире и невидящим взглядом смотрел куда-то вдаль. В руке чашка с уже давно остывшим и нетронутым чаем. Он в который раз крепко стиснул челюсти и шумно выдохнул. Перед глазами у него стояла все та же картина.
Днем, поддавшись порыву, он направился к Ленке, просто чтобы увидеть её на перемене между парами, сделать приятный сюрприз. Купил ее любимую шоколадку и подошел к воротам. Ожидание оправдалось, и он сразу же увидел ее. Лена стояла перед входом в Снегинку с телефоном в руках. «Может, почувствовала, и пишет мне? Или позвонить хочет?» – согрело сердце внезапное предположение.
Он коснулся рукой калитки, но внезапно от увиденного зрелища душу очень больно кольнула иголочка ревности… Он резко отдёрнул руку, как будто калитка была под напряжением и замер на месте. К его Ленке подошел парень и легко, как ни в чём не бывало, поцеловал в щеку. Последней надеждой была реакция Лены. Но она была совсем не против. Повернулась к тому, кого Степнов готов был разорвать в клочья прямо здесь, на месте, и они стали мило переговариваться. Виктор как завороженный наблюдал за ними, оставаясь незамеченным. Мысли то неуправляемого гнева, то отчаяния, то самоуспокоения и выдержки сменяли одна другую. Лена улыбалась… Этот ее веселил… Когда Виктору уже стало трудно дышать и казалось сердце выпрыгнет наружу, он почти неосознанно проговорил себе под нос:
- Вот такие дела, Степнов, - и стремительно зашагал прочь, по пути выбросив шоколадку в ближайшую урну.

Дома Виктор вновь и вновь прокручивал эту картину в голове. Задавал вопросы, искал на них ответы, обвинял себя, Лену, музыку, этого звуковика… Проклинал тот день, когда он поверил в их отношения, впустил её в свой мир и сердце, а затем снова и снова убеждал себя в правильности решения быть с ней, согреваемый воспоминаниями. Порядком потрепав себе нервы, почувствовал огромную усталость. Так и не найдя ни одного ответа или объяснения, он глубоко вздохнул и инстинктивно разжал руку. Чашка с чаем полетела на пол и разбилась на мелкие кусочки. Грохот немного привел мужчину в себя. Он перевел взгляд на груду осколков. «А ведь то же самое может сейчас случиться с нашими отношениями, Лен, - посетила его философская мысль. – Нет! Так нельзя! Ты должна это понять сама!».

Вечер того же дня.

Лена, напевая себе под нос какую-то мелодию, смело открыла входную дверь и включила свет в коридоре. На часах десять вечера. Занятия закончились в четыре часа. «Да… немного задержалась, - подумала Лена, - ну что, скажу, что репетировали с девчонками, учили новую песню». Найдя, как ей казалось, правильную отмазку, она весело крикнула:
- Вить! Я дома! Прости, что поздно я сейчас тебе все расскажу! Ви-и-ить! – ответа не последовало.
В квартире стояла звенящая тишина. Лена сняла кроссовки и заметила, что обуви Степнова нет. Она растерянно бросила на пол сумку. Прошлась по квартире. Никого. На кухне ни малейших признаков ужина. «И где его носит в такое время, интересно?» – возмущенно подумала Кулемина, походу набирая номер Виктора в мобильном. «Начало одиннадцатого вообще-то!» - фыркнула Лена.
«Абонент недоступен или находится вне зоны действия сети, попробуйте перезвонить позднее».
Услышав металлический голос из трубки вместо родного низкого: «Да, Ленок?», Кулемина недоуменно уставилась на экран, запоздало нажала отбой и опустилась на диван. Облокотилась на подушку, которая хранила его запах, запах их любви, и тихо прошептала, зарывшись в нее лицом: «Где же Вы, Виктор Михайлович?».

- Виктор? – удивился Петр Никанорович, - ты один? Где Ленка? Что-то случилось? – он явно перепугался. На часах было девять вечера, и потом – они всегда звонили и предупреждали о своем приходе.
- Здравствуйте Петр Никанорович! Да Вы успокойтесь, с Леной все в порядке! – поспешил успокоить деда Степнов. И глубоко вздохнув, направил удрученный взгляд на дерево с лимонами, стоявшее в прихожей. «До сих пор растет… Прямо ностальгия» - мимо воли подумал Степнов.
- Да… многозначительно протянул фантаст, - если с Леной все в порядке, то я смотрю, тебя что-то очень даже беспокоит, - Степнов посмотрел на Ленкиного деда, как бы на что-то решаясь.
Выходя из своей квартиры, ему не хотелось больше туда возвращаться и слушать лживые объяснения Лены. Хотелось бежать, не оглядываясь, забыть её и начать новую жизнь... Но потом эмоции сменил холодный разум. Ему все же нужно было подумать. И он шел сюда для того, чтобы ему стало легче. Для принятия правильного решения. Почему-то только в этом месте он мог успокоиться и привести мысли в порядок. Только для этого совсем не обязательно нервировать деда. Зачем ему знать причину?
- Вить, что же мы стоим на пороге! Проходи, я только что чай заварил, - опомнился Петр Никанорович и отправился на кухню.
Степнов разулся, и собрался было пойти за ним, но вдруг что-то заставило его замереть на месте.
В коридоре прямо под зеркалом стояла расстегнутая спортивная сумка с пишущей машинкой внутри. По телу прошла ощутимая волна, и тут же в голове эхом зазвучали обрывки фраз и его собственные мысли в тот момент…
«А где Вы были?… Дома, спал… Просто вид у Вас какой-то помятый… «чёрт!» - Вид как вид, обыкновенный…*взгляд в зеркало* … «неужели почувствовала? Нет! Не могла!»… Сумка есть?... Да, сейчас принесу…*осторожно снял пластырь с лица* Только я не знаю, влезет ли… Влезет-влезет!… А вы не знаете что он сейчас пишет, не читали?… Не только читал, даже помогал! Твой дед – прям Лев Толстой!… Алексей… Чего?… Алексей Толстой фантастику писал! «Смеется надо мной?! Ну ладно, придешь ты ещё на физкультуру…»… Не умничай, Кулемина! Твои эти Толстые, небось, на турнике и десяти раз-то не подтянутся! Та-а-ак… «Лена? Что ты делаешь? Зачем?… Маленькая моя… бесстрашная… пожалуйста, только не убирай руку… так тепло… может такого уже не будет больше… Как я ждал этого!...Почему у тебя такой нежный взгляд? А может это… что? Любовь? Нет… показалось… не может быть»… Ну ладно… я потом позвоню».
Внутри, где-то в районе солнечного сплетения, сладко заныло… Он помнил все до мельчайших деталей, до полу-взгляда и полу-вздоха. Так не бывает. Тряхнув головой, он отогнал это наваждение. «Не сейчас…»
- Виктор, ты где? Чай уж давно готов! – послышался из кухни голос Петра Никаноровича.
Степнов молча сел за стол. Кулемин не начинал разговор первым. Не хотел на него давить. Так, в молчании они просидели около двадцати минут. Виктор даже не прикоснулся к чаю. Наконец он вздохнул и произнес:
- Петр Никанорыч, Вы не будете против, если я пойду к Лене в комнату?
На удивление Виктора, фантаст без всяких расспросов и возражений кивнул и ободряюще улыбнулся.
- Иди, Вить, отдохни.

«Такую любовь ведь и в романе не встретишь... Такую любовь трудно написать или сыграть. Она дается лишь избранным, сильным и искренним, преданным и терпеливым. Такая любовь очень жестока и ревнива, эмоциональна и непререкаема. Но она такая одна. И другой уже не будет» - прошептал мудрый фантаст вслед Степнову.

Петр Никанорович почти заснул, как вдруг услышал тихий хлопок входной двери. Мельком глянул на часы и отметил про себя, что уже начало первого ночи. «Неужели Виктор собрался-таки домой?».
Сонно моргая, он вышел в прихожую и включил свет. На пороге стояла заплаканная Ленка.
- Де-е-ед! Я… - он не дал ей закончить, приложив палец ко рту.
- Тсс… Лен, не кричи, - прошептал Петр Никанорович. – Ты хочешь поговорить?
- Нет, дедуль, мне нужно…
- Тогда иди в свою комнату и ложись спать! Поздно уже! – сказал дед, направляясь в гостиную.
- Но я… - растерялась Ленка.
- Утро вечера мудренее. Спокойной ночи, Ленок, - фантаст выключил свет и скрылся в гостиной.
Лена прошла в свою комнату, потянулась к выключателю и замерла на месте. Нервно сглотнула, не отрывая взгляда от своего дивана, пытаясь понять – не кажется ли ей это. Степнов спал, отвернувшись к стенке, подложив руки под голову. Так он засыпал всегда, когда накануне сильно нервничал. Кулемина глубоко и облегченно вздохнула, подошла к окну и посмотрела на ночное небо, как бы в благодарность. На улице поднялся ветер и из открытой форточки сильно дуло. Лена поежилась и захлопнула окно.
«Наверное, замерз, даже не укрылся…» - взволнованно подумала она. Достав из шкафа плед, укрыла своего мужчину. Секунду посидела на диване, обдумывая что-то… а потом решительно прилегла рядом, обвила его руками сзади, и, уткнув нос в широкую родную спину, умиротворенно улыбнулась и заснула.



Спасибо: 38 
Профиль
ЛЕВИТА





Сообщение: 14
Настроение: Когда я на НИХ смотрю-Хочется спасти мир...!
Зарегистрирован: 03.11.09
Откуда: Украина
Репутация: 6
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.01.10 20:13. Заголовок: Здравствуйте, дороги..


Скрытый текст



Глава 5

На следующий день Степнов предложил Лене отблагодарить Петра Никаноровича. Все-таки он, может и неосознанно, но сильно успокоил их обоих вчера. Решено было после Ленкиных пар купить его любимый торт и прийти на чай.

Они так и не разговаривали о том, что именно произошло вчера. Каждый боялся начать этот разговор после утреннего пробуждения.
Открыв глаза от яркого света, Виктор почувствовал родное тепло на своем теле. Ленка спала, привычно свернувшись калачиком. Доверчиво положила голову ему на плечо, а рукой обняла за талию. Секунду помедлив, Степнов протянул руку и ласково погладил белокурую голову.
«Пришла, моя хорошая… Ну что мне делать? – думал он, чувствуя ее теплое дыхание на груди, - устроить скандал, рассказать, что я все видел, спросить что это значило или начать учить тебя уму разуму, это все ведь только оттолкнет тебя. Ты разозлишься в силу своего подросткового максимализма и начнешь отнекиваться, врать. Вот почему так происходит? А все эта музыка… Не было бы ее, ты бы больше времени проводила со мной, и тем более не было бы этого проклятого звуковика, которому ты теперь улыбаешься! Так, Степнов, ты нелогичен! – начал Виктор диалог сам с собой. – Ну причем тут музыка? Не было бы звуковика, так был бы кто-то другой! Кто тебе виноват, что ты полюбил такую красивую и умную девушку? Признайся сам себе, что ты просто всегда ее видел только спортсменкой! И твоя ревность и раздражение иногда связаны именно с этим!». Он вздохнул.
Девушка открыла глаза изумрудного цвета и несколько секунд просто смотрела на Степнова, а потом сонно прошептала:
- Ты как? – рукой прикоснулась к щеке. Он от удовольствия прикрыл глаза.
- Уже все хорошо.
- Я соскучилась.
- Я тоже.
Они потянулись друг к другу в желании поделится нежным утренним поцелуем, но их перебил неназойливый стук в дверь.
- Доброе утро, сони, - раздался голос Петра Никаноровича из-за дверей. – Кофе на столе, я пошёл к Василию Даниловичу по делам. Не провожайте, - со смехом добавил фантаст.
Лена и Виктор переглянулись и весело рассмеялись. Задорный смех сменили осторожные поцелуи, постепенно перерастающие в более настойчивые. Они растворялись в объятиях друг друга, и остановиться уже не могли…

Вечер того же дня…

- Дедуль! – смеясь, ввалились в прихожую, по-другому это было сложно назвать. Причиной безудержного веселья оказалась внезапная ностальгия Степнова. И конечно то, что он решил поделиться этим со своей любимой.

Пятнадцатью минутами ранее, около дверей квартиры Кулеминых.

- Лен, - голубые глаза наполнены детским любопытством и шутливым блеском, - а можно вопрос?
- Валяй, - Лена уже пару минут копалась в сумке, пытаясь отыскать ключи.
- А что случилось с ключами? – Степнов направил испытывающий взгляд на свою бывшую ученицу.
- Да что… найти никак не могу, не видишь что ли?? – раздраженно пробурчала Кулемина, уткнувшись носом в сумку.
- Не сейчас, - неопределенным тоном процедил Виктор.
Лена напряглась, замерла на секунду, но тут же, как ни в чем не бывало, уставилась на Степнова, всем своим видом показывая: «Не понимаю, о чем ты».
- Ох уж, мне этот взгля-я-яд, Кулемина!!!
- Степнов! Что ты несешь?? Что значит «не сейчас»? – в голосе уже проскальзывают предательские нотки иронии, и все сразу видно по блеску зеленых глаз.
- Ле-е-на-а-а, - протянул Виктор, делая два шага вперед, прямо на нее. И только Ленка захотела отпрыгнуть в сторону, заключил ее в тесное кольцо своих рук.
Она ощущала его теплое дыхание прямо над своим ухом, чувствовала так близко его тело, что перехватывало дыхание и лицо залилось краской… А его глубокий синий взгляд, полный противоречивых эмоций, такой родной и любимый… Под ним Лена сразу таяла и признавалась во всех грехах и деяниях, которые, быть может, даже и не совершала.
- Вить, ну что я должна была делать, - Кулемина загнанным зверьком преданно смотрела на Виктора из-под челки. – Ты же абсолютно непробиваемый был, не хотел со мной ни о чем разговаривать, - она потихоньку просунула свои руки под кольцо из его рук в попытке обнять его тоже.
- Так, Кулемина, отставить мозги пудрить и подлизываться! – он выпустил ее из объятий и отошел на шаг в сторону. – Так ключи все же были??? – наигранно-грозный взгляд, руки скрещены на груди.
- Были, - скорее проблеяла, чем сказала Ленка, и сразу опустила взгляд на ноги, будто нашкодивший ребенок.
«Вот врунишка! Но как можно на нее обижаться или злиться, - пролетело в голове у Степнова, наверное, уже в сотый раз за все их знакомство. – Проказница, хитростью заманила взрослого мужика! И ведь я пришел! Хоть уже тогда был почти уверен, что она блефует. Изобретательная моя. Самая красивая в мире хитрюга…»
- Вить! Степнов! – звала Ленка. – Ты слышишь? – она поводила пальцами по воздуху перед его лицом. Степнов «вернулся на землю» и вопросительно посмотрел на любимую.
- Да!?
- Виктор Михалыч! Где Вы летаете? Аллё!!! Это Лена Кулемина! Я говорю, я, кажется, ключи от квартиры где-то потеряла …и-и-и …у Вас же есть комплект? Не могли бы Вы мне его принести, а то как-то неуютно ночевать в подъезде… - Кулемина с самым серьезным видом посмотрела на физрука и уже в следующую секунду оба согнулись от смеха.

Если есть что сказать, с нетерпением ждем вас здесь

Спасибо: 33 
Профиль
lady flame





Сообщение: 368
Настроение: В поисках затерявшейся музы...
Зарегистрирован: 21.04.09
Откуда: Россия
Репутация: 43
Фото:

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: редактор Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.01.10 16:32. Заголовок: Глава 6. 23 сентябр..


Глава 6.

23 сентября 2009 года.

Казалось бы, этот день не предвещал ничего плохого. Свадьба лучшего друга – очень значимое и радостное событие в жизни Виктора. Если бы не утренняя ссора с Леной, где они наговорили друг другу много, очень много лишнего, грубого, некрасивого… ТАК не разговаривают любящие люди, отнюдь.
Весь день Степнов, помимо подготовки к торжеству пытался упорядочить свои мысли и эмоции, понять Лену и найти способ загладить конфликт. Так ничего не придумав, мужчина просто положился на хозяйку – судьбу, она рассудит.
В кафе «Элефант», где должно было проходить торжество, он пришёл заранее. Находиться одному дому не было никаких сил, сидеть и жалеть себя не по-спортивному, а там, глядишь, кому пригодится его присутствие.
Три часа ожидания, небольшой помощи в накрытии стола, и вот, наконец, всё готово. Осталось только дождаться гостей ну и непосредственно самих молодожёнов.
За полчаса до намеченного времени пришли ранетки полным составом, чтобы поздравить своего бывшего худрука, и как понял со злостью Степнов, они всё-таки будут играть, поскольку за спинами Лены, Наташи и Ани висели чехлы с гитарами. Устраивать семейные разборки на таком празднике он не собирался, поэтому просто тихо отвёл за локоть свою девушку в сторону:
- Лена, это что за дела? Я, кажется, говорил, что выступать ты не будешь, - прошипел он.
- А я сказала, что буду! – выдернула она свою руку. – Хватит мне указывать! Игорь Ильич очень много для нас сделал, мы обязаны выступить на его свадьбе!
- А того, что сделал я не достаточно, чтобы выполнить мою просьбу?
- Ха, просьбу? Да это приказ! Ты говоришь со мной, как со своей собственностью. Запомни, Степнов – никто и никогда не будет мне указывать! Сегодня я ночую у Прокопьевой, - закончила она и высоко поднятой головой отошла к остальным ранеткам, которые медленно потягивали шампанское из предоставленных им Гуцулом фужеров. Не задумываясь, схватила один и залпом опустошила, под недоумевающие взгляды ранеток и свирепый – Степнова.

Спустя час.
Все уже начали волноваться, что молодые задерживаются. Должны были быть здесь уже почти как полчаса.
Виктор нетерпеливо нарезал круги возле банной стойки, пытаясь не обращать внимания на Кулёмину, которая слишком громко говорила, слишком звонко смеялась и слишком счастливо улыбалась. Вы посмотрите на неё – он тут весь извёлся из-за их последней ссоры, а она веселится как ни в чём не бывало! Червячок, который грыз уверенность в её любви к нему, стал значительно больше, от чего сердце ныло и кричало: «Хватай её в охапку и вези домой!». Но нет, нельзя. Свадьба друга. Да и станет только хуже, если он принудит её к совместному проживанию. Хочет ночевать у Прокопьевой – удачи ей!
В памяти всплыл фрагмент ИХ счастливого прошлого, первый день её пребывания в пока ещё его доме.

4 июля 2009 года.

- Проходи! – радушный хозяин быстро скинул с себя обувь и принялся помогать раздеться своей спутнице, на которой была лёгенькая ветровка из-за соответствующей погоды.
- А у тебя красиво, - сказала Лена, улыбаясь. – Мне нравится. Хочу здесь жить!
- Ну, Ленок, всё уладим! Хочешь – всё будет, - он нежно поцеловал девушку в губы. Дабы не углублять поцелуй и не сорваться, Степнов аккуратно оторвался от её губ:
- Ну что, радость моя, пойдём на экскурсию, а то ты кроме коридора ничего не видела.
- Ну раз он мне понравился, значит в остальном будет не хуже, - лукаво улыбнулась она, но всё же проследовала за Виктором.
Следующий час прошёл под «ознакомительно-экскурсионным» знаком. Степнов показывал, рассказывал, веселил и развлекал свою девушку. Особое внимание уделили они фотоальбому: большому, толстому фолианту, размером со словарь Ожегова, где на каждой странице вмещалось по три-четыре фотографии. Ленка настолько увлеклась рассматриванием маленького Виктора, что упустила момент, когда осталась в гостиной одна, а сам мужчина тем временем пошёл подогревать заранее приготовленный романтический ужин. Сегодняшний вечер должен стать особенным, волшебным… и хотя Лена сегодня пришла к нему с ночёвкой, ничего не будет без её твёрдого согласия. Переходить на интимные отношения он собирался только при наличии Ленкиного желания, которое если она не изъявит – ни в коем случае не разочарует его. В любом случае главная программа на сегодня – провести с ней красивый вечер, поужинать при свечах (не смотря на спортивное прошлое, оба были довольны такой романтике), поговорить… и просто ощущать родного и любимого человека рядом.
- Леночка, - позвал он девушку, вернувшись в гостиную. – Всё готово, идём ужинать.
Кулёмина счастливо улыбнулась и потянулась, словно кошка, выставляя напоказ свою стройную фигуру. Виктор не мог поверить, что теперь это всё – его, в хорошем смысле, разумеется.
Дождался, пока она встанет и подойдёт к нему, лишь потом впился в её губы поцелуем. Не нежным и трепетным, как обычно, а страстным, всепоглощающем. Искушение плюнуть на всё и затянуть её в соседнюю комнату слишком велико, но остаток разума подсказывает не быть свиньёй, вести себя как взрослый уверенный в себе мужчина, а не как подросток, впервые дорвавшийся до желанного тела. Хотя… рядом с ней он всегда чувствовал себя подростком – безумно влюблённым, стеснительным, не уверенным в себе, но счастливым при виде любимой улыбки.
Ужин прошёл под большим знаком плюс. Они разговаривали, шутили, смеялись, вспоминали курьёзные случаи из своей школьной и не только жизни, целовались… Лена ловко перебралась к нему на колени в середине вечера, и, судя по довольному виду, покидать понравившееся место не собиралась. А он был только рад.
Каждый тост (присутствовало лёгкое вино, всё-таки Лена уже совершеннолетняя) заканчивался слиянием губ, с каждым разом на всё большее время. Было что-то в этом ритуале интимное, личное… Не для чужих глаз, только для них двоих, любящих друг друга людей.
Постепенно громкие голоса и смех сменялись шёпотом, а зачастую они просто молчали, смотря друг другу в глаза. Виктор гладил её лицо, покрывал его мелкими поцелуями. У обоих кружилась голова от спиртного, такой взрывоопасной близости…
Когда вся еда была съедена, вино выпито, а свечи почти погасли, она легонько шепнула ему на ушко:
- А я твою спальню почти не видела… может быть, покажешь мне её ещё раз?
Намёк был понят мгновенно, на его душе стало легче. Не только от того, что сейчас должно было произойти, а в большей мере потому, что она сама хотела этого. Стать навсегда его, подарить себя, как бы пошло это не звучало. А он брал – её, ответственность за НИХ, её чувства, отплачивая своей безграничной любовью, верностью и обещанием самому себе сделать эту красавицу самой счастливой женщиной в мире. Его Женщиной.

Воспоминания прервал звук открывающейся двери.
«Ну, наконец-то, приехали!» - подумал Виктор.
Однако вместо счастливой парочки на пороге заведения стоял бледный Савченко, у которого слишком подозрительно дрожали руки. Попросив стакан воды, мужчина присел на стул. Как раз на то место, где должен был по идее сидеть жених.
То, что директор говорил в следующие пятнадцать минут, у Виктора сохранилось в памяти частично. После слов: «Свадьба отменяется» и «Рассказов погиб» мозг практически отключился, а сознание было слишком расплывчатым. Будто ты находишься во сне – вроде всё происходит с тобой, но в то же время ты ничего вокруг не замечаешь, находишься в прострации. Только пустота, боль… за не прожитую счастливую жизнь друга. Единственного, верного, у которого были наполеоновские планы на будущее, любимая и любящая невеста…
Он стоял, отвернувшись ото всех. Сквозь пелену прорывалась лишь одна мысль: «Пусть ОНА подойдёт… мне сейчас нужна её поддержка… просто присутствие рядом…»
То ли Кулёмина услышала его внутренний призыв, то ли догадалась сама, но уже через десять минут она тихо подошла и молча обняла его со спины, прижимаясь всем телом, показывая что она рядом и прося у него не меньшей поддержки, ведь и ей было нелегко.
- Ребят, давайте расходиться, - сказал Гуцул. – Завтра всем на работу, а время уже почти час ночи.
- Да, - Николай Павлович со вздохом встал. – Расходимся, ребят.
Мужчина подошёл к Виктору, который в обнимку с Леной сидел за барной стойкой и произнёс:
- Ты держись, Вить.
- Спасибо, - прошептал Степнов.
- Вить, пойдём, - сказала Лена, когда уже почти все разошлись. В ответ он лишь прижался головой к её плечу и крепко-крепко обнял:
- Ленка, как хорошо, что ты у меня есть…

Ждём комментарии И большое спасибо за "спасибо"

Спасибо: 37 
Профиль
lady flame





Сообщение: 376
Настроение: В поисках затерявшейся музы...
Зарегистрирован: 21.04.09
Откуда: Россия
Репутация: 44
Фото:

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: редактор Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.01.10 22:05. Заголовок: Доброго всем вечера!..


Скрытый текст


Глава 7.

Эта ночь прошла практически без сна. Наутро Виктор попросил:
- Лен, может, останешься сегодня дома?
- Вить, ну что за бред! У меня учёба!
- Это не бред! Я не представляю, как проведу весь день один, - он начал повышать голос.
- Вить, я всё понимаю, - она мягко улыбнулась. – Но и ты пойми меня – без уважительной причины я не могу пропускать занятия. Тебе, как бывшему преподавателю, это должно быть известно.
- Чёрт, Кулёмина! Ну послушай ты меня хоть раз! – закричал мужчина. – Ты не школьница уже, от одного дня ничего не изменится.
- Степнов! Не надо орать на меня! Я знаю, что тебе трудно, но у меня сегодня… - стала судорожно придумывать причину, - репетиция! – сказала и сама тут же пожалела. Лучше сказала бы, что зачёт по сольфеджио. Умные мысли приходят как всегда слишком поздно.
- Отлично, - усмехнулся Виктор. – Музыка у тебя на первом месте, так ты мне говорила? Сегодня я в этом убедился. Ты заставляешь меня ставить тебя перед выбором – либо я, либо она.
Девушка мгновенно замерла на пороге:
- Что? Ты серьёзно? Ты не посмеешь!
- Ещё как посмею! Ты не понимаешь сейчас ничего. Все эти ваши музицирования, конечно, неплохо, но с одной музыкой не проживёшь, она не согреет тебя холодной ночью, не придёт на помощь в трудную минуту. Ленок, - он подошёл и нежно обнял её за плечи, - я ведь хочу как лучше для тебя.
- Если ты поставишь меня перед выбором, то поверь – результат будет не в твою сторону, – сказала девушка и вышла, громко хлопнув дверью. Виктор со всей силы ударил по стене, после чего стало чуть легче.
«Ну ничего, мы ещё с тобой поговорим!» - подумалось ему.

Через пять часов.

- Ты чего здесь делаешь? – Лена подошла к Виктору, стоящему на крыльце «Снегинки».
- Поговорить надо, - начал он робко.
- Не вижу смысла, - бросила она и пошла дальше.
- Лен!
- Отстань!
Эта перепалка стала раздражать мужчину, и он со злостью дернул её за руку:
- Стой, я сказал!
- Э-э, мужик, руки убери! – вмешался парень, новый звуковик «Ранеток», именно который целовал Лену в щёку не так давно.
«А вот и защитничек», - подумал Степнов.
- Давно я хотел с тобой разобраться! – недолго думая он схватил парня за грудки, чем вызвал вздох разочарования у Лены. «Опять он в драку лезет. Самому же потом хуже будет!». Дабы хоть как-то исправить ситуацию, она резко произнесла:
- Тронешь его – меня больше не увидишь!
У мужчины сначала сработал рефлекс и он ещё сильнее встряхнул Васю, однако через секунду дошёл смысл её слов: «Она что, ЕГО защищает? Этого парнишку? Она что… с ним?» - сердце, ослабленное вчерашним известием о кончине лучшего друга, заныло с ещё большей силой. Взяв себя в руки, он всё-таки отпустил парня и развернулся к своей девушке.
- Ну теперь всё выяснилось, - едкая усмешка сорвалась с его губ. – Скажи мне только одну вещь – зачем врать надо было? К чему эти все истории про любовь к музыке?
- Что? – девушка абсолютно не понимала, к чему он это говорит.
- Теперь я вижу, ЧТО ты любишь, - кивок головой в сторону Васи. – Дело не в «Ранетках», а в этом молокососе! Как ты могла…
- Ты меня опять не понял! – выкрикнула она с отчаянием. Не смотря на то, что злость на его поведение была огромной, ей не трудно было представить, какого ему сейчас от таких догадок, к тому же после вчерашнего. Как ни крути – он её любит, причём сильно. Нужно было его переубедить, пока не надумал себе еще чего лишнего.
- Вот только не надо сейчас из меня идиота делать! – кинул он раздражённо. – А поговорить нам придётся, всё равно ты домой вернёшься, - резко развернулся и пошёл в обратную сторону, пытаясь унять бешеный стук сердца и горечь от её вранья.

Но поговорить вечером им так и не удалось. Сам Степнов до ночи просидел в баре, заливая проблемы алкоголем и надеясь на то, что когда придёт домой она всё-таки будет уже там. Однако его ожидал не самый приятный сюрприз – на кухонном столе лежала записка:
«Я поживу у Леры. Не ищи со мной встреч и подумай над своим поведением. Лена».

Спустя три дня.

- Лен, - Виктор набрал в лёгкие побольше воздуха. – Вы завтра уезжаете… может не пойдёшь к Лере, может… домой? – спросил он с огромной надеждой в голосе.
- Пойдём, - выдохнула Кулёмина с облегчением. За эти три дня Виктор настолько изменился, что она уже не знала – где он настоящий. То ли тот крикливый мужчина, настаивающий на том, чтобы она бросила музыку, то ли этот нерешительный и милый, который ради неё устроился барменом, до ночи задерживался в кафе, чтобы накормить оголодавших после репетиций «Ранеток». В голове и сердце всё перемешалось. Ещё и Вася… он явно ей не безразличен.
Степнов солнечно улыбнулся. Как же хорошо! За эти три дня он многое понял. Нет, не правым он себя не считал, но ради того, чтобы быть с ней, он может терпеть и постоянные репетиции, и музыку, как оказалось. Без Лены и жизнь была пустой и никому не нужной. И если ценой за свою любовь можно считать частое отсутствие любимой девушки дома, он готов заплатить.
По дороге они держались друг от друга на пионерском расстоянии. Виктор очень хотел взять её за руку, но боялся наткнуться на стену непонимания после их ссоры. Лена же пыталась разобраться в себе и в том, что чувствует к Степнову, а что к Артёмову. И естественно, мыслей о телесном контакте с вроде ещё любимым человеком не возникало.
Уже дома, ужиная на кухне, мужчина всё-таки решился:
- Я буду очень скучать по тебе, - накрыл её ладонь, лежащую на столе, своей. Кулёмина вымученно улыбнулась, но вырывать руку не рискнула.
- Я тоже, - опустила глаза, пытаясь спрятаться от его пронизывающего взгляда, ведь он всегда видел самые потаённые страхи её души.
Практически в том же молчании прошёл весь вечер. Виктор совершенно не понимал – что с Леной? На все вопросы она отвечала односложно, выглядела слишком задумчивой, на его прикосновения реагировала скованно, будто ей неприятно…
Была странная недоговорённость. Вроде они помирились, но долгожданного облегчения от этого ни он, ни она не испытывали.

Утро следующего дня.

- Ну что, удачи, Ленок… - произнёс Виктор, как только объявили посадку.
- Пока, - прошептала она и легко коснулась его губ своими. Он хотел было углубить поцелуй, но Лена не позволила:
- Мне пора.
Сил на хотя бы вымученную улыбку у него не было. С непередаваемой грустью мужчина смотрел на её отдаляющуюся фигуру, отмечая, что Вася подхватил её сумку. Вроде это всё правильно, помогает девушке и просто коллеге, как они договорились, но… все остальные «Ранетки» шли со своей поклажей. Странно. Но Степнов отмёл от себя все подозрительные мысли, разумно решив, что любимому человеку нужно доверять.
Отправился он сразу в кафе, так как находится одному в четырёх стенах, где ещё витает запах любимых французских духов, подаренных родителями на совершеннолетие, было невозможно. А на работе он отвлечётся, поговорит с Гуцулом.
Вот это было удивительно – два соперника, лютых врага сошлись буквально за два дня, став если не лучшими друзьями, то опорой друг другу. А тем более сейчас, после смерти Игоря Ильича, старика Рассказова, как всегда называл его Виктор, такая дружба была ему просто необходима.

Спустя две недели.

Виктор протирал стойку. Это занятие, как не странно, отвлекало от грустных мыслей. А в данный период жизни именно такими они у него и были. Возможно, дело было в том, что уже две недели он не видел свою девушку, свою Ленку, а может в том, что за это время они разговаривали всего три раза. И каждый раз звонил именно он.
Тренинг о том, что она работает, выступает, репетирует, даёт интервью и прочее срабатывал только первую неделю. Дальше – хуже. В голову начали закрадываться такие мысли, от которых сердце начинало больно ныть, а кулаки так и чесались вмазать кому-нибудь. Особенно молодому музыканту, с вечной глупой улыбкой и родинками по всему лицу.
Степнов чувствовал, что что-то происходит с Леной, она неумолимо отдаляется от него, становясь вновь недосягаемой. Как в то время, когда она встречалась с Гуцулом… А вчерашний разговор вообще вызывал одни лишь вопросы и недоумение:

- Алло, Ленок, привет!
- Да, Вить, - ответила она, голос был сух и отнюдь не нежен.
- Как ты, любимая? – как же он счастлив слышать её голос! Хотя бы в телефонной трубке.
- Не плохо, работы много, - вдруг в трубке что-то зашуршало, после чего последовал шёпот:
- Убери руки! Дай я с ним поговорю!
- Хватит, бросай трубку, - послышался явно мужской полушёпот. Степнов замер.
- Подожди! – дальше она уже обратилась к самому мужчине:
- Вить, извини, мне надо бежать, меня Наташка зовёт пару моментов отрепетировать. Позвони потом, ладно?
- Хорошо, - произнёс он в уже гудящую трубку. И что это такое было?


Сейчас он уже начал понимать, а вернее вспоминать тот самый мужской голос. Несомненно, это был Артёмов. Но сердце отказывалось верить, что она может быть с НИМ… что она разлюбила… разрушает своими руками то, к чему они так долго и мучительно шли. Ему легче было не верить доводам разума, и он им не верил.
Сегодня в разговоре с Гуцулом он сказал, что от него Ленка ушла. Это получилось как-то само собой, будто вырвалось из подсознания, упорно твердившего об этом. И только после ухода новообретённого друга бывший физрук задумался – а так ли уж он оговорился? Возможно, это вырвалось не просто так? Хоть это и было для него под запретом, но он уже готовился к тому, что Лена укажет ему на дверь, образно говоря.
- Ну что, работничек, устал? – подвалил к нему Жданов. – Уже пол часа трёшь!
- Нет, всё хорошо, - ответил он на автомате.
- Эх, жизнь моя жестянка. Одолели эти бабы уже!
- А что у Вас ещё проблемы? – спросил Степнов и сразу же понял, что сдал сам себя.
- Да вообще обнаглели! Изображают из себя цариц, командуют!
- Точно, их надо в ежовые рукавицы брать, пока к другому не сбежали, - со знанием дела проговорил Виктор.
- Что, проблемы с молодухой? – вроде даже участливо спросил охранник.
- Да, - отмахнулся он, - ничего, пойдёт.
- Ну ладно, бывай, брат! А я пошёл. На вот, кстати, почитай что в стране творится, я не успел ещё, завтра скажешь – есть там что интересного почитать, или нет.
- Хорошо.
Виктор притянул к себе печатное издание, при этом не взглянув на него.

По дороге домой в голову вновь лезли мысли… те самые, которые кололи душу своими тонкими иголками, причём очень больно. Так тоскливо ему ещё не было.
Он настолько задумался, что расслабил руку, совершенно забыв, что захватил из кафе газету, чтобы хоть как-то скоротать длинный без Лены вечер.
«Чёрт!», - выругался он про себя. Оглядевшись зачем-то по сторонам, мужчина нагнулся, поднимая бумажные листы. Невольно посмотрел на картинку, которая была на первой полосе. Что-то в ней показалось знакомым…
Выпрямившись и развернув страницу, ему сначала показалось, что он спит. И ему снится страшный сон. Потом было ощущение того, что кто-то со смаком выливал на голову ведро холодной воды. А потом будто он пробежал марафонский бег, длинной в три-четыре километра – настолько сильно и бешено стучало сердце. Ноги почти перестали держать Виктора, благо рядом была металлическая балка, ограждающая цветник наверняка какой-нибудь помешанной на цветах старушки от стаптывания и шин машин. Степнов стал жадно впитывать каждое слово статьи под названием «Лена Кулёмина и её новый бой-френд», наверху которой была фотография – её и Васи, в обнимку…
Сердце то останавливалось, то наоборот стучало быстро и отрывисто. В этой газетёнке было интервью молодой пары, которые говорили, что наконец-то нашли настоящую любовь друг в друге, а Лена… она сказала пару слов по поводу своих бывших отношений: «Я думала, что любила своего бывшего молодого человека, но ошибалась. Просто в своё время он заменил мне родителей, которые находились в постоянных разъездах, и я перепутала любовь с чувством благодарности…»
В глазах потемнело. Неужели это о нём? Да, сомнений не было – она имела ввиду его, Степнова Виктора Михайловича. И назвала чувство к нему благодарностью… Но как? Почему? Ведь он любит! Искренне, по-настоящему! Всей своей душой, не обременённой похотью и жаждой наживы. Так, как любят раз в жизни… да что там – как любят раз в столетие! И ведь она любила! Говорила, что любит…
Оставшуюся дорогу перед глазами проплывали полосы, которые прерывались воспоминаниями их прошлой совместной жизни. Теперь уже во всех смыслах прошлой.



Спасибо: 34 
Профиль
ЛЕВИТА





Сообщение: 15
Настроение: Когда я на НИХ смотрю-Хочется спасти мир...!
Зарегистрирован: 03.11.09
Откуда: Украина
Репутация: 7
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.01.10 19:39. Заголовок: Добрый вечер, дороги..


Скрытый текст


итак,мое продолжение

Глава 8.

Москва, 14 октября, 2009 год.

Утро. В аэропорт Шереметьево 2 приземлился самолет, следовавший рейсом Вена – Москва.
Еще до того, как шасси коснулись земли, Лена была готова выбежать из самолета. Ей с огромным трудом удавалось сдерживать себя. Два часа полета казались просто вечностью и тяжелым грузом давили девушке на психику. Желая хоть как-то себя успокоить, Лена, глядя в иллюминатор, вспоминала день их отлета из Москвы.
«Ну почему человеку не подвластно время? – перед глазами встала картина их прощания со Степновым в аэропорту, - если бы я только могла все изменить, - с болью подумала Лена, - я…я бы поступила так же как Уитни Хьюстон в известном фильме «Телохранитель», - неожиданно сама для себя поняла Кулемина. – Выбежала бы из самолета в последний момент, послала бы к черту всех и вся, осталась бы с ним… и ни на секунду бы не пожалела об этом… - Кулемина с силой стиснула зубы и закрыла глаза. – Ну почему? Почему? Что со мной произошло? Какое-то затмение! И это мягко сказано… Но больше я ему не поддамся! Никогда! Господи, я прошу только об одном! – мысленно взмолилась Лена. – Не дай ему узнать! Пожалуйста…я очень прошу…»

Австрия. Вена. 4 часа назад.

- Что? Что ЭТО такое, я тебя спрашиваю?! – крик Кулеминой эхом разносился по гостиничному номеру.
- Лен, ты чего раскричалась? Ты что, сама не видишь – это статья, вышедшая в поддержку популярности вашей группы в России, я решил помочь вам, так скажем, вместо продюсера, - Вася совершенно спокойно смотрел на Лену, которая, казалось, была вне себя от гнева. Она перевела взгляд с него на монитор компьютера, где на сайте группы «Ранетки», который они создали еще в конце одиннадцатого класса с помощью Гуцула, красовалась статья с большой фотографией. На ней были Лена и Вася, стоявшие в обнимку и буквально сияющие от счастья. Лена, как ни странно, сразу узнала это фото. Оно было сделано после одного из первых концертов тура, в ночном клубе, где отдыхали «Ранетки», мисс Бритни Спирс и, конечно, организаторы гастролей. Все были в неадеквате от успешного выступления и новых впечатлений. Конечно, без определённой порции алкоголя не обошлось. Выпивали все, и Лена не была исключением. Вася тогда познакомил всех «Ранеток» со своим другом из Германии . Вот он-то и сделал эту фотографию в самый разгар вечера, якобы себе на память…
- Вась, ты прикидываешься или реально не понимаешь? Я повторяю свой вопрос, - гневно процедила Кулемина, указывая пальцем в монитор. – ЭТО ЧТО ТАКОЕ??? Тебе кто дал право опубликовать это фото? И откуда ты взял весь тот бред, что написан в статье? Какого черта ты бесцеремонно распоряжаешься МОЕЙ личной жизнью?
- Ну, вообще-то я считал, что твоя личная жизнь – это я, и имею право решать сам такие вопросы! – скорее убедительно, чем вопросительно проговорил Артемов.
- Кто??? Ты??? – со смехом и одновременно злостью сказала Лена. – Ва-а-а-сь, а тебе не кажется, что ты слишком много на себя берешь, а? Да, ты меня привлёк, мне было интересно с тобой: ты много знаешь о музыке, о мире шоу-бизнеса, но ведь больше у нас с тобой нет общих интересов, нас ничего не связывает. А с тем, про кого ты посмел написать этот подлый и низкий бред – меня связывает всё. ВСЁ, ты это понимаешь? В нем – вся моя жизнь!!! Какое ты имел право на это, я тебя спрашиваю? – в глазах Кулеминой читался неподдельный и непередаваемый гнев и… отчаяние.
- Ну-ну, - продолжал в своем тоне Артемов. – Да скажи мне спасибо! Если бы не я, то ты так и ломала бы себе голову, как в очередной раз его отшить по приезд в Москву! Лен, – никак не мог успокоиться Вася, - а ты забыла, как он тебе дышать спокойно не давал, командовал тобой, как ты плакала ночами, а этот придурок потом приходил в Снегинку и за руки тебя хватал?
- ЗАКРОЙ СВОЙ РОТ!!! – Лена еле сдерживаясь, вскочила со стула. – Придурок – это ты, понял? Да ты и ресницы его не достоин, понятно?! И не смей вообще его имя вслух произносить! Ты – подлый и низкий человек, жалкая, ничтожная личность! – ярость захлестнула Кулемину, и она просто била словами наотмашь. – И когда-нибудь с тобой произойдет то же самое, поверь! Ничего не проходит безнаказанно. Мне жаль, что я настолько сильно в тебе ошиблась! – Лена развернулась, чтобы выйти из номера. «Нужно скорее ехать домой, к нему…» - пульсировало в голове.
- Но ты же была со мной по своей воле! Ты ведь сама этого хотела и добивалась, а теперь я виноват? – Лена на миг остановилась в дверях, от доли правды в его словах в груди что-то больно сжалось, и по телу пробежали мурашки… но, посчитав разговор оконченным, она решительно вышла из номера, хлопнув дверью так, что зазвенела посуда в серванте.
- Все равно он тебя уже не простит! – полетело ей вдогонку.

Москва, 14 октября, 2009 год.

Изо всех сил вглядываясь в толпу встречающих, Лена шла по направлению к выходу из аэропорта вместе с остальными ранетками. Узнав о произошедшем те, естественно, встали на сторону Лены и единогласно без всяких колебаний сразу же отказались от дальнейших услуг этого звукорежиссера. Вася же, к счастью Кулеминой, остался в Вене, сообщив, что у него еще там важные дела.
Сквозь невероятный шум и бесконечный поток людей Лена искала одну единственную, родную фигуру высокого темноволосого мужчины. Она так яростно и беспокойно оглядывалась по сторонам, что Аня не выдержала:
- Лен, ну может в пробке застрял, а может и с работы не отпустили. Ну мало ли… ты позвони ему, - разумно предложила Прокопьева. Лена посмотрела на нее растерянным взглядом, но все же достала телефон. Дрожащими от волнения и страха пальцами, набрала несколько заветных цифр и замерла в ожидании ответа…
«Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети, попробуйте перезвонить позднее».
Лена, сжав кулаки от разочарования, резко нажала кнопку отбоя. Сердце застучало чаще, как знак очень тревожного предчувствия. Она в последний раз нервно оглянулась по сторонам и, ни слова не говоря, выбежала на улицу, выискивая глазами ближайшее такси.
Ранетки только сокрушенно смотрели ей вслед.

Подъехав к до боли знакомому дому, Лена буквально вбежала в подъезд. Но с каждой ступенькой уверенности становилось все меньше, и смелость куда-то пропадала…
Подойдя к дверям квартиры, она остановилась и перевела дыхание. Рука с ключами нерешительно замерла возле замочной скважины.
«Только бы он не успел увидеть… - стучало в висках, - я больше никогда не посмотрю в сторону другого мужчины! Боже, что я натворила? – она силой зажмурилась, сдерживая слезы. – Я обещаю, я все исправлю… только бы он не прочел…» - выдохнув, она повернула ключ. Зашла в прихожую. Звенящая тишина резала слух.
Ей хватило всего пару минут, чтобы понять, что он ушел. Трех – что насовсем.
Она почувствовала, как в один миг внутри что-то резко оборвалось.
А на столе лежала газета с той самой статьей. Только фотография была четко разорвана посередине, разделяя Лену и «ее нового бой-френда».
Стало трудно и больно дышать. В бессилии и прострации Лена опустилась на пол и закрыла лицо руками…

Поздний вечер. По улице медленно бредет одинокая фигура, закутавшись в куртку.
Зачем Кулемина вышла из дома, да еще и так поздно, не знала даже она сама. Несколько дней она провела в квартире, не выходя на балкон и не открывая фрамуги. Ей казалось, что если она откроет окно, то его образ, его запах улетучатся и она останется совсем одна. Но видимо либо организм дал знать, что ему решительно не хватает кислорода, либо она просто не смогла больше выносить замкнутого пространства. Захотелось бежать от этого чувства безграничного одиночества, от больных мыслей и звенящей тишины. Лена в один момент встала с кровати, умылась, накинула первое, что попалось под руку, и выбежала из квартиры. Пробежав около квартала, она остановилась и перевела дыхание. Вдохнула полной грудью свежий, как ей показалось, воздух, и замедлила шаг. Посмотрев на рукав куртки, Лена только тогда поняла, что одела олимпийку Степнова. Ту самую, с оранжевой отделкой, которую он носил, еще работая учителем физкультуры в 345-ой школе. И это была вторая вещь, которую он скорей всего просто забыл в спешке. Она подвинула воротник ближе к лицу, накинула капюшон и… растворилась в запахе его одеколона, просто в его запахе. Из глаз вновь потекли привычные уже слезы.
Сколько и куда она шла, Лена не понимала. И через некоторое время сквозь пелену слез, она увидела перед собой знакомые ступеньки, ведущие в кафе «Элефант».
На автомате она вошла внутрь. Задержалась на секунду перед входом в зал, смахнула слезы. «Главное не вызывать жалости, сочувствия, соберись, Кулемина, ты пришла сюда, чтобы отвлечься, развеяться! – настраивала сама себя Лена. – Хм, да ведь ты и сама не знаешь, зачем сюда пришла, - саркастически подало голос внутреннее «я», - в любом случае я никого сегодня не пущу к себе в душу». Но к счастью, ни за баром, ни в самом кафе Лена не увидела знакомых лиц. Лишь новые музыканты наигрывали трогательную мелодию.
Она присела за барную стойку и закрыла лицо руками, собираясь с мыслями.
«Как же трудно, Господи! Если б хотя бы знать…Где ты сейчас? Ведь даже не попрощался… оставил одну. А я… я ведь не могу без тебя!!! – стучало в висках. – Ну почему? Почему?? Почему ты даже не попрощался!?».

-И в этом вся моя вина…

Ленино сердце моментально пропустило несколько гулких ударов…
Она как завороженная, медленно поднимала голову на звук, доносившийся за ее спиной, на сцене… звук самого родного и близкого голоса во всем мире… «Этого не может быть он… он не пел с того самого дня, точнее ночи, после выпускного, тогда у моего подъезда…» - Кулемина потрясла головой, отгоняя наваждение, а голос звучал все нежнее и проникновенней…все ближе и все печальнее.

- Что каждый взгляд твой понимаю… - Лена решилась и резко повернула голову в сторону звучащего голоса, замерев в оцепенении.

- И в этом вся моя вина, что боль как радость принимаю…
- Он так далёк – прощальный вечер,
А ты той памяти верна… Тебя люблю я бесконечно!
И в это вся моя вина…моя вина.


Звучал волшебный инструментальный проигрыш… Их взгляды встретились, и со стороны казалось, что они разговаривают на только им известном языке.
Лена смотрела на Степнова с неимоверной лаской, как на самого родного и близкого и в то же время как на совершенно чужого и неизвестного ей человека. Он же, сидя в центре сцены на высоком стуле, чувствовал как от галстука и пиджака, или может быть от волнения, становится просто нечем дышать, но не в силах был оторвать от нее глаз.

- И в этом вся моя печаль, что без тебя мне одиноко…
И в этом вся моя печаль,
Что жду тебя, не зная срока!
Я из разлуки кругосветной всегда спешу на твой причал…
Тебя люблю я безответно…
И в этом вся моя печаль…моя печаль


Степнов повторил эти слова так, что Лене показалось – они причиняют ей физическую боль. И снова проигрыш… и снова молчаливый взгляд…а в нем и вина… и печаль… и весь мир… По телу Лены пробежали мурашки, заставляя вновь и вновь хотя бы чуточку почувствовать то, что сейчас чувствует он. Не выдержав, она отвела глаза… Но уже в следующую секунду вновь встретилась с его взглядом.

- И в этом вся моя беда, что я как прежде верю в чудо…
И в этом вся моя беда, что никогда другим не буду,
Я за тобой пойду стократно сквозь все невзгоды, все года!
Тебя люблю я!!! И в этом вся моя беда! Моя беда…


А в голосе уже нотки агрессии и такой знакомой ей злости на самого себя… отчаяния и безысходности… «Я за тобой пойду стократно… Знай, я всегда рядом… - почему-то пролетело в голове». Лена до боли закусила нижнюю губу, и закрыла глаза рукой.

И в этом вся моя вина…
И в этом вся моя печаль…
И в этом вся…моя…беда…


Хриплые интонации…почти полушепотом… отрешенно… утверждающе… проникновенно до дрожи во всем теле…
«Что же ты делаешь-то со мной, а?» – еле сдерживаясь от переизбытка эмоций, подумала Лена, не открывая глаз. Почувствовала противный комок в горле от рвущихся наружу слез. Музыка затихла. Лишь тогда Лена собрала всю волю в кулак и решилась вновь поднять взгляд на Степнова. Но его… не было. Сцена была пуста. Она растерянно осмотрелась по сторонам, и уже через мгновение сорвалась со стула и вылетела на улицу. Его не было нигде.
- Попрощался… - поднимая голову к небу, прошептала в темноту.


Спасибо: 40 
Профиль
ЛЕВИТА





Сообщение: 17
Настроение: В конце всё будет хорошо, если ещё не хорошо , значит ещё не конец!
Зарегистрирован: 03.11.09
Откуда: Украина
Репутация: 7
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.01.10 02:03. Заголовок: Глава 9 «… И пусть ..


Глава 9

«… И пусть люди приходят в вашу жизнь в поисках чего-то нового, но уходят, оставаясь такими же, как были, вы поймете, что старое прошлое лучше настоящего. Что жизнь тем и интересна, что вокруг вас одни и те же… и как-то само собой получается, что они входят в вашу жизнь, и сами этого не замечая, желают ее изменить…» (П.Коэльо)

Лера зашла домой и, услышав подозрительную тишину, крикнула:
- Ленка-а-а! Ты дома?
- Да, Лер, я здесь, - глухо прозвучало из глубины квартиры.
- Я тут пироженки к чаю купила, пойдем на кухню, а, Лен? – заманивала Новикова. Прошло уже пять дней, как у неё поселилась Лена Кулемина. Лера почти силком привела ее к себе домой.
Несколько дней назад, зайдя в квартиру Степнова и увидев представшую её взору картину, она не могла позволить Кулёминой вести прежний образ жизни.
Лера разулась и прошла в комнату…

Пять дней назад…


Новикова долго жала на звонок, но без результата. Почти отчаявшись, она толкнула дверь и та вдруг поддалась. С недоумением и легким испугом она прошла в квартиру. Однако, услышав гитарные переборы, облегченно вздохнула. Из комнаты доносился голос со знакомой хрипотцой. Только в нем больше в нем не звучали те нотки жизнерадостности и оптимизма, как когда-то давно. Он был окрашен какой-то поволокой печали и обреченности.
- Мне приснилось небо Лондона…

Лена сидела на широком подоконнике с гитарой в руках, глядя в окно.

- В нем приснился до-о-олгий поцелу-у-уй…
Мы гуляли там по облака-а-а-ам,
Притворились лондонским дождем.
Моросили вместе на асфа-а-альт…
Утро-о-ам…
Я узнаю утро-о-ам, ты узнаешь позже-е-е.
Этих снов дороже ничего и нет.
Без таких вот звоночков, я же зверь-одиночка,
Пропаду, свихнусь ночью – не заметит никто…


Лена прерывисто и глубоко выдохнула… Резко остановилась, поставила на пол гитару и, закрыв лицо руками, затряслась в беззвучном плаче.
Лера, стоявшая все это время в дверях, моментально подбежала и крепко обняла подругу. Рукой гладила по спине и волосам, успокаивая, и чувствовала, как плечо становится мокрым от её слез. Но молчала. Здесь трудно было что-то сказать.
Несколько минут спустя Лена отстранилась и снова устремила взгляд на окно в каплях и подтёках.
Уже третьи сутки шел дождь. Быть может, небо было солидарно с Кулеминой. Глядя на нее, Лера поняла, что Лена плакала далеко не первый день. Видеть такой свою подругу Новиковой еще никогда не приходилось. И она даже растерялась… Еще некоторое время назад, понимая, что Лене наверное сейчас нелегко, она шла к ней с твердым и уверенным желанием взбодрить, развеселить, поговорить по душам. Но сейчас, увидев Ленино состояние, вся решительность Новиковой просто испарилась. Она даже почувствовала себя лишней, настолько закрытой ото всех и отчужденной казалась девушка.
Через некоторое время Лена заговорила, не отворачивая головы от окна. Голос казался глухим и каким-то далеким:
- Знаешь, Лер, мне так хочется просто превратиться в этот дождь… - она судорожно облизала губы, и, опустив голову, в который раз вздохнула.
- Лен, ты…
- Нет! Подожди! Я не сошла с ума. И вполне понимаю, что говорю, – заранее остановила все Лерины вопросы Лена. – Ты просто не понимаешь. Лер, так я смогла бы в любую секунду быть с ним. Увидеть его, прикоснуться к нему… Да хотя бы просто знать, что с ним все в порядке. Интересно, там, где он сейчас идет дождь? Я ведь даже понятия не имею где он… – Лена снова безнадежно вздохнула и внезапно спрыгнула с подоконника. Подошла к столу, взяла пустую чашку и протянула Лере. Новикова непонимающе посмотрела на подругу, не зная чего и ожидать.
- Посмотри, - попросила басистка. Лера повернула белую чашку другой стороной. На нее смотрела улыбающаяся своей самой обворожительной улыбкой Кулёмина. Такой Лера не видела ее уже очень давно.
- Да, изменилась… - прочитала Лена мысли Новиковой, - я тогда выиграла очередной баскетбольный турнир между школами, в конце десятого класса. Витя сфотографировал сразу после победы.
- Лен, а к чему ты это говоришь? Ну, люди меняются… это…
- Лер, это его чашка, - остановила ее Лена, ее глаза снова наполнились слезами. – Он всегда пил только из нее, хоть в доме их штук десять! Он никогда не прикасался к другим. А вот это… - она очень бережно сняла со спинки кресла мужскую олимпийку, - его куртка, та самая в которой он спасал мне жизнь, принес полуживую с ринга. – Новикова округлила глаза и недоуменно подняла брови. – Да, Лер, да! Тогда я врала вам про аварию, на самом деле травмы на мне были от ударов… но мне тогда нужны были деньги, и я не думала больше ни о чем. А он просто спас мне жизнь. И был рядом до тех пор, пока я полностью не выздоровела, чуть ли не кормил с ложечки и к деду в больницу каждый день ходил… А потом сам пошел и вышел на ринг вместо меня. И я ведь даже не задумывалась о том, что у него может быть своя жизнь, что он гробит свое здоровье… - Лена обессилено опустилась на диван, прижав куртку к груди, и совсем тихо, подрагивающим голосом продолжила. – В ней он ушел из школы… Бросил работу, которую любил больше жизни, и просто ушел. А я… я ведь даже не сделала попытки остановить его… несла какую-то чушь, боялась…Чего? Идиотка! И ведь у меня-то было все – друзья, группа, парень, родные, наконец, а он остался один. Ему ведь даже Новый год тогда было не с кем встретить! Прокрался, как партизан, в школу… как изгой, - Лена скривилась от своих же слов. – Я ведь тогда чувствовала, Лер, я знала – он где-то рядом. И вместо того, чтобы подойти и просто узнать как он, что с ним, я ему песню спела! Нужна она ему была, когда в душе у него пустота, одиночество? И некому поддержать… А еще… Он тогда подарок мне принёс… елочный шарик в виде баскетбольного мячика… - на лице на секунду промелькнуло подобие улыбки. – И молча ушел. Не требуя ничего взамен. Подарил нам праздник. Несмотря ни на что.
Лена перевела дыхание, Лера просто слушала, зная, что в таких случаях человеку необходимо высказаться. Хотя от всего услышанного Лера была, мягко говоря, в шоке.
- А потом этот фильм, - продолжила Лена, нервно теребя змейку его куртки. – Я же понимала, что нужна ему после провала, что нужно просто поговорить с ним, узнать, что у него на душе. А я кроме двух слов больше ни на что не сподобилась… - Кулемина замолчала и закрыла глаза ладонью.
- Лен, к чему ты мне это сейчас рассказываешь? – у Леры уже кружилась голова от всего, что она слышала, она уже с трудом понимала происходящее. – Это все в прошлом, а ты должна думать о будущем!
- Лера-а-а, - ее голос заставил Новикову вздрогнуть, - ты что, не понимаешь? – Лена в ярости вскочила с дивана.
- Лен, не надо, успокойся! – попыталась остановить ее Лера
- Успокойся? Ты мне говоришь «успокойся»? Ты что не понимаешь, что я бесчувственная эгоистка! Ты не понимаешь, что я натворила? Я предала ЕГО! Я методично и безжалостно убивала его любовь все это время! И, в конце концов, я таки сделала это. Я убила в нем все живое. Я после всего этого ему изменила! Ты понимаешь, Лера?! Изменила Степнову! – голос срывался. – Он этого не выдержал!– Лера и раньше видела Кулемину в моменты ярости или злости, но то, что с ней происходило сейчас – пугало не на шутку. Она подошла к Лене и, положив ей руку на плечо, твердо сказала:
- Сядь! – Лена не отреагировала.
- Сядь, я сказала! – повысила голос Новикова.
Крик немного отрезвил Кулемину и она покорно присела на диван.
- Ты все сказала? – довольно резко спросила Лера. Ответа не последовало. – Вот и хорошо, а теперь слушай меня! То, что ты сейчас обвиняешь себя, терзаешься вот такими мыслями, ни к чему не приведет! – она села прямо напротив Лены, пытаясь быть как можно более убедительной. – Тебе просто нужно постараться отвлечься и переключить свое внимание на что-то другое, а чуть попозже… - Лера на миг запнулась, не зная как сказать дальше, - Лен, вот скажи мне честно, ты хотела бы вернуть Степнова? – задала опасный вопрос. Лена медленно подняла голову, в зеленых, полных печали и слез глазах едва заметно промелькнул огонек надежды.
- Лер, он никогда меня не простит, - она снова опустила голову.
- Да уж… трудно будет с тобой. Но ничего! – Лера встала, ни слова не говоря, прошла на кухню, открыла холодильник – ничего, кроме заплесневелого куска сыра и банки с недоеденным вареньем, впрочем, как и предполагала. «Интересно, она что, всю неделю не ела?» На окне в пепельнице груда окурков. «Еще и курить начала? – ужаснулась про себя Новикова. – Ну нет, это надо прекращать. Сейчас же!». Она вернулась в комнату и с деловым видом стала вытаскивать Ленины вещи из шкафов и кидать в дорожную сумку.
- Лен, давай, быстро помогай мне! – крикнула Лера. – Я же не знаю, где у тебя половина шмоток.
- Что? – очнулась Кулемина. – Эй, ты что делаешь? – она очумело уставилась на кучу своих вещей на кровати и в сумке.
- Собирайся, говорю, ты поедешь со мной.
- Чего? Никуда я не поеду, Новикова, ты что? Совсем того, да? – воскликнула Лена.
- Лена ты должна сменить обстановку, ты что, не понимаешь? – Лера не успела договорить
- Я сказала, Я НИ-КУ-ДА не поеду! – железным тоном отрезала Лена.
- Поедешь, Кулемина, иначе я позвоню папе и он тебя отсюда «попросит» на законных основаниях – квартира не твоя, значит, ты здесь не можешь находиться в отсутствие хозяина и без его разрешения, - Лера поняла, что в этом случае если уж идти, то напролом. И заметила, что эти слова произвели нужный эффект.
Лена недоуменно посмотрела на подругу, видимо прикидывая – способна ли та на такое. И через несколько минут, собрав несколько вещей первой необходимости, потянулась за олимпийкой, и сразу же уловила недоуменный, с легким укором, взгляд Леры.
- Я так хочу, - непререкаемым тоном объяснила она и надела куртку на себя. – Всё. Я готова, - обреченно проговорила Кулемина.

24 октября 2009 год.

Зайдя в комнату, Лера попыталась оценить сегодняшнее состояние подруги. Кулемина сидела на диване, вращая в руках оранжевый баскетбольный мячик, и задумчиво смотрела в окно.
- Ле-е-енк, ты слышишь меня? Я говорю, пойдем чай пить! – повторила Новикова. Лена секунду молчала, а потом, как будто опомнившись, тряхнула головой и встала с дивана. Зачем-то прижала на мгновение мячик к груди и аккуратно положила его на диван.
- Пойдем, - легко и, на удивление Новиковой, спокойно согласилась Лена, идя в направлении кухни. – Так ты говоришь пирожные? А какие? – Новикова чуть не упала от неожиданности по дороге на кухню.
- Ну-у-у… заварные, твои любимые, - очумело глядя на подругу, проговорила она.
В последние дни Кулемина упорно молчала. А если и отвечала, то односложно и без эмоций. Казалось, что она не живет, а существует, как растение. А вот насчет еды… Приходилось её кормить чуть ли не с ложечки. Лера, конечно, ожидала, что будет трудно… но что настолько!
После того дня, когда она забрала Кулемину к себе домой, та совершенно замкнулась в себе, и как Новикова ни старалась, не могла выдавить из нее ни слова. Только безжизненный взгляд и тревожны, беспорядочные выкрики во сне: «Витя…», «где…», «зачем…», «прости»…
Но надежды Лера не теряла и каждый день пыталась делать все, чтобы достучаться до девушки. И то, что Лена сейчас спокойно согласилась попить чаю и даже поинтересовалась пирожными, Леру шокировало и безумно обрадовало одновременно.
- Ну, так доставай мои пирожные, а я чайник поставлю, - с легкой улыбкой предложила Ленка.
Лера выкладывала их на тарелку и с энтузиазмом рассказывала Лене о своем рабочем дне, пользуясь адекватным состоянием подруги. И Лена ее действительно слушала.
- И еще, сегодня наша группа с музыкального класса так выступила замечательно! Все были в восторге от новой песни! – гордо закончила Лерка.
- Я вас поздравляю, круто, - радостно проговорила Кулемина, наливая чай.
- Кстати, Лен, а ты… - Лера снова замялась, подумав: «может все же рано начинать об этом разговор?», но все же решилась, - я подумала, может уже тебе стоит пойти в Снегинку, знаешь, рабочая… ну, то есть, учебная, обстановка поможет тебе отвлечься от мрачных мыслей, может выступите где-нибудь, новые эмоции, сценический драйв…
- Нет, Лер, - без тени грусти проговорила Лена. Новикова не сразу поняла что сказать.
- Ну сколько можно дома-то сидеть, ты ж скоро задохнешься в четырех стенах!
- А я не буду больше сидеть дома, - Лера удивленно уставилась на Кулемину. Лена улыбалась своей коронной улыбкой, именно такой, как во времена их беззаботной школьной жизни.
- В смысле? Лен, я чего-то не пойму… что-то произошло? Ты сегодня так резко переменилась… за последнее время я тебя такой ни разу не видела. Я конечно безумно рада, что ты, наконец, улыбаешься, но все же! Что-то случилось?
- Случилось, Лер, случилось… - со вздохом проговорила Кулемина, и выдержав паузу продолжила уже серьезней, - случилось то, что должно было случиться немного раньше…и возможно тогда, хотя нет, совершенно точно всего бы этого не произошло, - Лена на мгновение сжала кулак, но постаралась отогнать не вовремя вернувшуюся злость на саму себя.
- Ленка, ты можешь нормально объяснить, я совершенно ничего не понимаю, - взмолилась Лера. Кулемина выдохнула.
- Знаешь, случилось то, что я сделала одну большую ошибку. И только сегодня поняла, какую, - она бросила испытывающий взгляд на Леру. – Степнов ведь был прав. Всегда. И во всем. И даже когда он в отчаянии ставил меня перед выбором – он или музыка, он опять же был прав. Только я не хотела его услышать. Совсем. Да что говорить… я и не пыталась этого делать. А Виктор Михайлович… - Лена назвала его так, не задумываясь, и сама себе удивилась, но все же продолжила. – Он ведь не к себе мою музыку ревновал… понимаешь, Лер? – с отчаянием говорила Лена. – Не к себе! Я была как слепая и глухая… к нему. Что со мной случилось, Лер? Я ведь никогда не была такой озлобленной, безразличной эгоисткой, как в последние месяцы… Потому что… - она задумалась, как именно это объяснить. Пару секунд размышляла. Лера застыла в ожидании. – Лер, я ведь только сейчас поняла, что перестала улыбаться именно после того, как поступила в музыкальное училище. Нет, я очень люблю музыку и нашу группу, сцену, репетиции… Но это другое. Просто я одного не понимала, соглашаясь поступать в Снегинку, - она посмотрела прямо на Леру, выдерживая паузу. – Степнова не будет. Да, Витя… он может быть со мной дома, в парке, в кафе, где угодно… но не там.
- Лен, ты какие-то странные вещи говоришь… он же не твой хвост, чтобы везде с тобой быть, - Лера откровенно не понимала подругу и стала опять опасаться за ее душевное спокойствие.
Кулемина отрицательно покачала головой.
- Нет, Лер, ты не понимаешь меня, - она задумчиво повертела чашку в руках, обдумывая как попытаться объяснить свои чувства словами, и через несколько секунд осторожно начала. – Виктор Михайлович – это вся моя жизнь. А Степнов спортсмен до мозга костей. И именно такого я его полюбила. Именно он с помощью спорта сделал меня такой сильной духом и целеустремленной. Только с ним я переживала радость побед на соревнованиях и чувствовала лишь его поддержку на любом расстоянии, и как сердце выпрыгивало из груди, когда мы делились этой радостью друг с другом, не сдерживая объятий. Когда он подбегал ко мне, неосознанно поднимая на руки от переполняющих эмоций, и я, не задумываясь, прыгала к нему на шею… Тогда я чувствовала себя, Лер, самой счастливой на земле. Я только сейчас это поняла. Музыка дает мне много ярких эмоций и ничто не заставит меня бросить ее. Но эти эмоции невозможно сравнить с теми, что давали мне они – Степнов и спорт. Они для меня единое целое. Именно они подарили мне неоценимый подарок, я в своей жизни испытала и испытываю самое прекрасное чувство – я люблю. Я люблю их.
Лена вздохнула, видно было, что она с трудом подбирает нужные слова. Ведь такое можно почувствовать, а вот объяснить – намного труднее.
- Я понимаю и почти осознаю, что больше в моей жизни уже никогда не будет моего, а для меня он всегда будет моим, Степнова Виктора Михайловича, - в глазах снова заблестели предательские слезы. – Но отныне я буду заниматься тем делом, которое по-настоящему согревает мою душу. И, возможно, в минуты побед, он хоть и на расстоянии, но будет со мной. В моих эмоциях, в моей душе, в моих слезах счастья. А я каждый раз, беря в руки мяч, буду с ним. И даже если он будет на другой планете, я буду чувствовать его поддержку! Теперь для меня не будет ничего важнее спорта. Как и раньше. Лер! Я вернусь… Я вновь стану Леной Кулеминой.

Спасибо всем огромное за Ваши "Спасибо" Они нам согревают душу и дают вдохновение

Спасибо: 36 
Профиль
lady flame





Сообщение: 387
Настроение: Я вам не нравлюсь? Вычеркните меня из завещания!!!
Зарегистрирован: 21.04.09
Откуда: Россия
Репутация: 47
Фото:

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: редактор Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.01.10 19:44. Заголовок: Глава 10. - Там где..


Глава 10.

- Там где любовь упадёт к твоим ногам,
Если хочешь – подними, если хочешь – я отдам
Всё, что есть у меня ради взгляда одного
Напротив… напротив,*
- напевал Виктор, готовя себе не хитрый холостяцкий завтрак. В этом была своя прелесть: не под кого не подстраиваться, питаться по-спортивному – чётко и правильно.
Хотя он утешал сам себя. Он готов был каждый вечер лопать жареную картошку с майонезом, лишь бы напротив него сидела Ленка и точно так же поглощала простецкий ужин.
Прошло уже три недели, как он жил в съёмной квартире на окраине Москвы. Уезжая из своего дома, он решил: начинать новую жизнь нужно во всём.
И уже через неделю нашёл подходящий вариант квартиры, а вчера устроился на работу. Свои попытки стать кем угодно он забросил, и решил работать по своей специализации – тренером юниорской команды.
- Чёрт, я же опаздываю! – воскликнул мужчина, взглянув на часы. В первый день на новом месте не хотелось зарекомендовать себя как нерадивого работника.
По дороге вспомнилось, как он принял решение уйти, не дождавшись Лены.

В тот же день, когда он по дороге домой прочитал ту злополучную статью, у него словно проснулся разум. Вспоминались все мелочи, которые выдавали в Лене симпатию к другому: её нежелание найти компромиссы, бегающие глаза при разговоре о Васе, подозрительные репетиции по пять часов, разговоры по телефону с непонятным собеседником и звонкий смех от этих разговоров… И всё казалось таким простым и очевидным, что он не понимал – как же он ЭТОГО не заметил раньше? Правильно говорят – любовь слепа!
Он не злился на неё, нет. Просто не понимал – зачем нужно было врать? Неужели, сказав она ему, что разлюбила и нашла другого, он бы не отпустил её? Но с другой стороны совсем не верилось, что она могла действительно разлюбить так быстро. Что все те нелёгкие преграды, которые ОНИ прошли, были впустую…
Было больно, действительно больно. Но терпел, сжав зубы и повторяя как молитву: «Если ей с ним лучше, значит, я сам виноват, не удержал». Однако уже следующим утром многое стало проясняться в другом свете. Вспомнил, сколько раз пытался найти мир, смирился с гастролями и ночными репетициями, наступил на горло своим принципам и взглядам, устроился работать барменом… Болван!
К сожалению, Гуцул в тот день не работал, и посоветоваться Степнову было не с кем, поэтому решение принимал сам. Оно далось тяжело, обдумывалось весь день, но было на его взгляд единственно верным: уйти сейчас. Не дожидаться девушку, чтобы не слушать её оправданий, вранья. А просто тихо выйти из этой игры, пока ему не стало хуже. Хотела свободы – она её получит.
Окинув своё жилище пустым взглядом понял, что уходя теряет часть себя. Не будет теперь того беззаботного, весёлого и неунывающего человека. Жизнь с нуля, с чистого листа, с новыми взглядами и мыслями.

И вот сейчас, продвигаясь к метро, настраивал себя на нужный лад. Как с кем разговаривать, как правильно поставить себя, что нужно говорить… всё что угодно, лишь бы не думать о девчонке с зелёными глазами, которая сейчас наверняка не одна. В такую погоду грех не прогуляться, как говорится «займи и выпей». Они всегда прогуливались по парку, который по праву могли назвать своим.

31 июля 2009 год.


- Ленок, ну ты и хрюшка, - улыбнулся мужчина и стёр с кончика её носа капельку мороженного своими губами.
- Зато я вкусная хрюшка! – заявила та и уже специально уткнулась носом в холодное лакомство. Как ни в чём не бывало, подставила ему лицо «на съедение». Виктор лишь счастливо рассмеялся – какой же она, в сущности своей, ещё ребёнок! Такая непосредственная, живая… именно такую он её полюбил и будет любить всегда.
- Ну, всё, непоседа моя, нам пора домой, - потянул её за руки.
- А-а… понеси меня на руках, пожалуйста, - сказала Лена смущённо.
- Зачем? – он удивился.
- Ну… просто… ты меня никогда не носил на руках, не считая ринга и … нашей первой ночи… - улыбка из смущённой превратилась в мечтательную и хитрую. – Так что товарищ бывший физрук, Вам не отвертеться! – и тут же закинула на его плечи свои руки.
- Лен, я тебя не узнаю! – произнёс Степнов с каким-то восхищением. – Раньше была грубоватой, дерзкой, а сейчас такая… мягкая, что ли, стала.
- А любовь, дядя Витя, творит чудеса, - ответила девушка, чередуя слова с поцелуями.
- Хорошо, уговорила! – подхватил взвизгнувшую девушку на руки и понёс в сторону ИХ дома.

- Чёрт! – выругался он вслух, заметив, что взывает к лукавому уже не в первый раз за день. Дожил, ёлки-палки…
Дело в том, что положительные воспоминания делали только хуже, разъедали душу с криками: «А помнишь? А это помнишь? А то? Теперь так не будет!». Или чего хуже - перед глазами вставали картинки, как она точно так же лоснится к другому...
Мысленно сосчитал до десяти, призывая всю спортивную выдержку, которая ему понадобится, к бою. Хватит ей дремать на задворках, больше никакие чувства не будут довлеть над разумом и действиями. Хватит, наигрался в любовь.

Из главного корпуса нового детского спортклуба Виктор выходил в заметно приподнятом настроении. Его взяли без разговоров, запинок, буквально за час, уладив все формальности. Повезло!
Не торопясь шёл в сторону дома по незнакомому району. Было интересно, где ему предстоит жить, возможно, остаток своей жизни. Возвращаться в свою квартиру после того, как с неё съедет Лена. Мазохистом он не был, а мучить себя в той обители счастья не хотелось. Он решил продать двушку, как только в этом появится необходимость. А пока… пусть будет.
Правда, от продажи его останавливал ещё один факт, в котором он не мог признаться сам себе. Степнов очень надеялся, что Лена там будет жить. Понимал что глупо, ведь у неё тоже новая жизнь, новый возлюбленный, но душа требовала вероятности того, что она обитает в местах ИХ счастья. Поэтому мужчина решил повременить со всеми финансовыми вопросами и положиться на хозяйку-судьбу.
Конечным пунктом дел сегодняшнего дня был поход к Кулёмину. Он, Виктор, долго его откладывал, надеясь на то, что Лена сама всё объяснит пожилому фантасту. Степнов не был готов пересказывать все случившиеся события, слишком свежи раны и огромен риск их разбередить. Однако сегодня всё делается Новым Степновым, который не бежит от трудностей, а преодолевает их. И естественно, как мужчина, с Петром Никаноровичем обязан поговорить именно он. А Лена… если захочет, потом дополнит его рассказ.
Виктор чувствовал себя необычно. Он стал прежним, каким был два-три года назад, но более уверенным и… холоднокровным. Что не сумел восстановить Степнов, так это прежнюю доброту ко всем. А может, ему так казалось…

Спустя два часа.

Из дома он направился в сторону Кулёминых. Бродил по до боли знакомому району, здоровался с встретившимися знакомыми, просто дышал воздухом родных улиц. Надо же, три недели не был в этих краях, а ломает его, как наркомана со стажем.
Замечал любые изменения: вот у третьего подъезда утащили скамейку, покосилась калитка у местного палисадника, а в сто пятом доме опять сломали домофон…
За такими лёгкими мыслями незаметно дошёл до пункта назначения, что стало неожиданностью. Он ведь даже не заготовил никакой речи…

- Ой, Витя! – воскликнул Пётр Никанорович. – Как я рад тебя видеть! Проходи, дорогой, проходи!
- Здравствуйте, - Степнов искренне улыбнулся и твёрдо решил – что бы там у них с Леной не происходило, своего любимого фантаста он не оставит. Слишком близки они были друг другу, как отец и сын.
- Ну что, дорогой, рассказывай – как жизнь молодая? Что нового? Как с Ленкой дела? – спросил тот, включая чайник. Виктор решил пока опустить вопрос про Лену и начать с другого:
- А у меня теперь, Пётр Никанорович, вся жизнь – новинка. Начал всё с чистого листа, вернулся на старт, так сказать.
Кулёмин удивлённо потряс головой:
- Ничего не понимаю… с чего такие перемены?
Виктор усмехнулся. От этого мудрого человека ничего не скроешь, он сразу зрит в корень. Ну да ладно, рассказать всё равно придётся.
- Понимаете… разбежались мы с Ленкой, - выдохнул он. «Уф… сказал. А это оказалось больнее, чем я думал…»
- Как же так, Витя? – произнёс старик убито.
- Вы только не переживайте, Петр Никанорович! Может, Вам лекарства дать? – спросил Степнов, когда заметил, что тот хватается за сердце.
- Да нет, Витюш, всё хорошо. А что у вас случилось? Ты ведь любил её так… - он в изумлении смотрел на Степнова.
- Я и сейчас люблю, - уверенно ответил он. – Но нам с Леной не по пути. Разные взгляды на жизнь, разные социальные положения… решили мы друг друга не мучить.
Намеренно скрыл то, что она сама отказалась от него. Это могло оказаться для фантаста ударом, да и портить его отношение к Лене Степнов не собирался. Поэтому вздохнув и запихав поглубже совесть, которая негодовала от вранья хозяина, продолжил:
- Но Вы не переживайте, это по обоюдному согласию, общее решение. Ленка сейчас общается с одним парнем… и хоть я его не одобряю, но в целом он неплохой. Ну а я сам решил начать новую жизнь – на работу устроился в спорт-школу, квартиру новую снял...
- Стоп, - поправил мужчина очки. – Квартиру-то зачем понадобилось снимать? Чем прежняя не устраивала?
«Попал», - подумал Виктор, однако быстро сориентировался:
- Ну, так к работе ближе будет! Не буду же я через всю Москву каждое утро ездить! – Кулёмин кивнул, но весь его вид говорил, что он не особо поверил в это.
- Так что там за мальчик, говоришь, с Леной дружит, - спросил Пётр, прищурившись. Виктор вспомнил того самого «хорошего мальчика», с которым встречалась Лена. Которого хотелось отмутузить так, чтобы запомнил на всю жизнь – нельзя уводить чужих девушек. Хотя Лена не машина, увести её нельзя. Она сама в силах уехать…
- Да ничего так, парнишка, я уверен – Ленку не обидит, а это главное. Звуковик их. Васей зовут.
Кулёмин хохотнул:
- Хорошее имя. Сейчас так редко называют детей. Будем мы – я деда Петя, он сына Вася! – рассмеялся ещё громче. А вот Степнову совсем не хотелось смеяться. Мало того, что Артёмов уже заочно понравился практически отцу, так тот ещё намекает на перспективу Лениного с ним брака. Чёрт!
Пёрт Никанорович перестал веселиться, когда увидел лицо Виктора, с которого сплыла деланная вежливая улыбка. Видно, что задумался, раз забыл о конспирации. «Эх, Витя-Витя, кого ты обманываешь! По обоюдному согласию, говоришь?».
Степнов как-то скованно попрощался, сославшись на огромное количество дел в связи с переездом, хотя на самом деле уже всё было готово, насколько пока было возможно. Напоследок, когда он уже спустился на пролёт вниз, ему вдогонку раздался голос:
- И всё равно лучше тебя ни у Ленки, ни у меня уже не будет, - и звук закрывающейся двери. Вот как после таких слов можно спокойно отпустить эту семью???
Тяжко вздохнув, Виктор вышел из подъезда и поймал такси. Завтра первый рабочий день, нужно выспаться.

Скрытый текст


Спасибо: 31 
Профиль
ЛЕВИТА





Сообщение: 18
Настроение: В конце всё будет хорошо, если ещё не хорошо , значит ещё не конец!
Зарегистрирован: 03.11.09
Откуда: Украина
Репутация: 8
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.01.10 18:34. Заголовок: Глава 11 Вопреки в..


Глава 11

Вопреки всем рассуждениям о трудностях в попытке понять других людей, все-таки труднее всего человеку понять самого себя. Ведь подчас так легко пообещать что-то кому-то, но не себе. Это слишком большая ответственность. Проявление силы воли, уверенности в собственных силах. Укрепление своего внутреннего «я». Только всё это пустые звуки, когда дело касается чувств. Настоящих, глубоких, взаимных, ярких. Когда мир переворачивается в глазах от переполняющих эмоций, становиться не до этих самых обещаний самому себе. И убеждения о том, что «чувства я выбросил в мусорную корзину, это не для меня, теперь я лишь холодный и расчетливый мыслитель» просто растворяются за мгновенье, стоит лишь чему-то заставить сердечко забиться чуть чаще. Поэтому, как бы порой, в минуты отчаяния и слабости, не хотелось бы поступить по велению разума, мы всегда будем в проигрыше. Наши чувства, идущие из души, из сердца, не контролируемы. Мы можем заставить себя не думать о чем-то, но никогда не прикажем себе не чувствовать. Особенно когда в жизни происходит то, с чем ты раньше не сталкивался и когда это сильнее тебя. И, к сожалению, это бывает не только от приобретенного, но и от утраченного. Просто «что-то» вдруг начинает иметь над тобой прямую власть. Ты можешь заниматься чем угодно, но внезапно это «что-то» пройдет в груди волной и вызовет глубокий вздох… Но легче не станет. И дышать по-прежнему тяжело. Это просто очередная порция пустоты от потери, которой теперь наполняется твоя душа.

20 октября, 2009 год

Еще утром, пообещав себе отныне взывать лишь к холодному разуму,
Степнов стойко продержался весь рабочий день без срывов и эмоциональных всплесков. Коллектив спортивного клуба принял его «на ура» и это не могло не радовать. А еще он неожиданно встретил там своего приятеля, бывшего одногруппника, Андрея Корецкого. В отличие от Степнова, тот так и не стал мастером спорта, а оставался в звании кандидата в мастера. Но зато был уже пять лет женат и воспитывал дочь. Когда Корецкий бесхитростно показал Виктору фотографию «своих девочек», как он сказал, Степнов впервые за день испытал непонятное чувство умиления и радости за старого друга вперемешку с невероятной тоской. Стиснув зубы, он моментально отогнал от себя непрошеные мысли и сосредоточился на работе. И хотя в первый день у него не было тренировок, пришлось заполнять и оформлять кучу документов, разговаривать со многими людьми. К вечеру от переизбытка информации чувствовалась огромная усталость и жажда кислорода. Домой идти не хотелось… решил просто прогуляться как вчера, наслаждаясь последними теплыми осенними деньками. В мыслях о завтрашнем предстоящем знакомстве со своей командой спортсменов и о том, что следует сразу же настроить их на серьезные тренировки, Степнов не заметил, как прошел половину пути. И тут его взгляд внезапно упал на вывеску кафе «Элефант». Прежние раздумья вмиг улетучились. В голову настойчиво полезли ненужные и непрошенные мысли…
«Нет, хватит, в конце концов! Они там давно не играют, тем более их вообще нет в России…» - с раздражением подумал Виктор. Он почти прошел мимо, как вдруг что-то остановило его. Степнов замер и мгновенно обернулся. Входная дверь хлопнула, впуская нового клиента. За долю секунды он не успел заметить лица, но по верхней одежде можно было предположить, что это был парень в спортивной олимпийке с капюшоном. Что заставило Виктора обернуться, он так и не понял. И почему вдруг сердце стало биться чаще, и по телу прошла горячая волна? Глубоко выдохнул, но не испытал нужного эффекта свободы. Однако решил, что нужно как можно быстрее приходить в норму и перестать себя накручивать всякого рода мыслями о невозможном и невероятном. А быть может и безвременно ушедшем. Нужно просто отпустить. Раз и навсегда. И недолго думая, Виктор решительно шагнул к дверям «Элефанта» в желании просто отдохнуть, выпить чаю и послушать красивую инструментальную музыку новой группы, которую Шинский пригласил на постоянную работу.

Он увидел её сразу, едва переступив порог кафе. Замер на месте, не веря своим глазам. Сидит за барной стойкой спиной, уткнувшись лбом в сложенные руки. Зажмурился… крепко-крепко… почти до боли. Медленно открыл глаза. Нет, не показалось. Это Она. Глубокий вздох, снова прерывистый. «Ну зачем? Господи… я ведь только начал учиться спокойно дышать… мне ведь только тебя не видеть… зачем… Заче-е-ем????» - кричало всё внутри Виктора. Сердце стало стучать еще быстрее и громче. Казалось, что этот стук слышно всем вокруг. Степнов, как в тумане, маленькими и тихими шажками подошел к ней почти вплотную. Почувствовал её запах, услышал её дыхание. «Она плачет? Неужели этот посмел ее обидеть? Или не он? Что-то случилось? – мысли со скоростью света сменяли одна другую. – А впрочем… нет, - преодолев огромную боль, принял решение. – Я не имею права вмешиваться в её… теперь только её жизнь». Еще пару секунд постоял рядом, перед глазами все плыло, как в тумане. Не осознавая, что делает, протянул вперед руку и в миллиметре от её волос остановился. Провел по воздуху и медленно опустил. «Нельзя… Нужно просто уйти. Не задерживаясь ни на секунду». Но ноги как будто приросли к полу. Он не мог совладать с собственным телом. «А ведь ты можешь больше никогда не увидеть ее. И возможно, это последний шанс, хотя бы сказать «прощай»… - шептало что-то внутри Степнова, - ты не можешь уйти просто так». Но говорить с ней было выше его сил. Он просто разрывался на части. Казалось – ещё мгновение, и он не выдержит, сожмет её в своих объятиях, увезет далеко-далеко от всех… чтобы больше никогда и никуда не отпускать. Невероятным усилием, сцепив кулаки, остановил себя. Перед глазами услужливо встала статья и фотография, где Лена в обнимку с другим… А слова, напечатанные в том злосчастном издании эхом зазвучали у Виктора в голове: « Я думала, что любила своего бывшего молодого человека, но ошибалась… Просто в своё время он заменил мне родителей, которые находились в постоянных разъездах, и я перепутала любовь с чувством благодарности…»
К горлу снова подступил ком горечи и обиды. Чувство отчаяния от безысходности смешалась с чувством какой-то беспомощности. Но лишь взглянув на её склонённую голову и увидев вздрагивания от слёз, моментально испытал желание обнять и успокоить. Степнов сделал последнюю попытку заставить себя уйти. Но разум в этот вечер отнюдь не руководил им. Осмотревшись по сторонам, он увидел музыкантов, наигрывавших задушевную мелодию. Пару секунд на размышления. «Я не могу не сказать ей ничего. Хотя бы так. Слишком много для меня это значило… да и значит до сих пор. Я просто не могу так уйти». Поговорив с музыкантами, присел на высокий стул в центре сцены. С безумным волнением он слушал короткое вступление и стук собственного сердца.

- И в этом вся моя вина… - так и не решился поднять глаз.
- Что каждый взгляд твой понимаю… - Он знал, что она повернулась, почувствовал на себе ее взгляд. Но все же не мог решиться взглянуть в ответ.
- И в этом вся моя вина…
Что боль как радость принимаю…
Он так далек прощальный вечер,
А ты той памяти верна…
Тебя люблю я бесконечно
…«И всегда буду любить, черт побери, что бы не случилось…»
И в этом вся моя вина…

Зазвучал проигрыш. Не выдержав, он поднял голову и моментально попал в плен ее изумрудных глаз, полных слез. «Что же ты делаешь, Леночка? Родная моя, девочка, зачем ты плачешь? – сердце Степнова, казалось, разрывалось от боли. – Не плачь, тебе так идет улыбка, солнышко моё… не надо плакать» - говорил он ей взглядом и она его понимала… ее глаза наполнились тем блеском, который он так любил. Но теперь он был смешан с поволокой печали.

- И в этом вся моя печаль…Что без тебя мне одиноко…
И в этом вся моя печаль, что жду тебя, не зная срока!
Я из разлуки кругосветной всегда спешу на твой причал…
Тебя люблю я безответно…
- «только держаться»
И в этом вся моя печаль…моя печаль.

Повторил фразу, вложив в нее все свои переживания и страдания. Она поняла. Не выдержав, опустила глаза. Выступившие на глазах предательские слезы он быстро смахнул рукавом. Отчаяние и обида взяли своё, и последний куплет он спел, обнажая перед ней свою душу, вкладывая в каждое слово частичку себя, желая и обласкать и ударить ее каждым словом одновременно, лишь бы она поняла цену своего поступка, смысл того, что у неё, у НИХ было. Он вновь встретил её взгляд, полный готовности слушать дальше, принимая его вызов. И в готовности отвечать…

- И в этом вся моя беда, что я как прежде верю в чудо…
И в этом вся моя беда, что никогда другим не буду,
Я за тобой пойду стократно сквозь все невзгоды, все года!
Тебя люблю я!!! И в этом вся моя беда! Моя беда…


Он ждал, что она посмотрит на него, подойдет, или попросту уйдет, но вместо этого она закрыла глаза ладонью, оставшись сидеть на том же месте.
Вздох. Мгновение надежды. Нет. Не повернулась.

- И в этом вся моя вина…
И я этом вся моя печаль...
И в этом вся…моя…беда…


Вот и все. Пора. Он поднялся со стула, вежливо кивнул музыкантам и направился к выходу. Те лишь с невероятным сочувствием и печалью смотрели вслед незнакомому мужчине.
Выйдя на улицу, вдохнул ночной воздух и, перейдя дорогу, остановился за широким деревом. Что-то ещё мешало ему уйти. Он повернулся и в свете фонаря увидел родной силуэт на пороге кафе.
«Прощай, Ленок, будь счастлива. А я … я всегда буду рядом. Какое бы расстояние нас не разделяло» - прошептал, поднимая глаза на звездное небо, как бы давая клятву. И лишь после этого скрылся в темноте парка.

30 октября, 2009 год

Лена шла по аллее ИХ парка, любуясь ковром из разноцветных листьев, живописно рассыпанных по всем дорожкам. «Все же насколько удивительна природа…порой рисует нам такие картины, каких никогда не нарисует самый талантливый в мире художник! Ты знаешь, - не впервые за последнее время мысленно обратилась к Степнову, - я часто думаю о том, что мы так и не были с тобой в этом парке осенью. Ты помнишь, как мы, гуляя здесь, мечтали, что придем сюда, когда пожелтеют деревья… Ты говорил тогда, что я бы очень гармонично смотрелась рядом с каштаном, тем, возле которого мы впервые признались друг другу в любви… тогда он был зеленым, а сейчас, смотри, как ты и хотел – с оттенками желтого и оранжевого… - Лена остановилась возле дерева, дотронулась ладонью до коры и остановив руку возле вырезанных букв К и ВМ, ласково провела по ним большим пальцем.
«Лен, ну почему К и ВМ? Давай напишем просто В и Л»… «Нет, Виктор Михайлович, я хочу, чтобы здесь остались частички наших душ, а в душе Вы всегда будете для меня Виктором Михайловичем, а я для Вас Кулеминой»… «Ну если так… я согласен» - всплыло яркой картинкой в голове у Кулеминой. Мысли унесли ее на несколько месяцев назад, когда она, проявив всю возможную спортивную подготовку, со смехом убегала от Степнова.
- Виктор Михайлович, ну что Вы там плететесь, как черепаха, совсем забросили тренировки! И догнать даже не можете!
- Кулемина, ты во мне сомневаешься? – угрожающе и одновременно шутливо послышалось позади нее. Нет. Она не сомневалась. Никогда.
И звание мастера спорта дало-таки о себе знать и уже через несколько метров, заметив, что Лена сбавляет обороты, догнал и схватил в охапку. Она смеясь обернулась, моментально обласкав его взглядом, полным безграничной нежности и облокотилась на дерево, стоявшее прямо позади нее, обнимая его в ответ. Сейчас, вспоминая то свое состояние, Лена вся светилась изнутри от счастья. Тогда он впервые признался ей по-настоящему в любви, а она плакала. Впервые в жизни от счастья.
«Лен, ты знаешь, дороже тебя у меня нет никого в этом мире, - нежный взгляд голубых, как небо глаз, - я все отдам для того, чтобы ты была счастлива… Я люблю тебя. Тебя одну. И никто и ничто не сможет этого изменить. Никогда. Я хочу, чтобы ты помнила об этом, чтобы ни случилось», - прошептал он ей тогда в самое ушко, чтобы никто не спугнул и не помешал их счастью.
Лена смахнула невольно выступившие слезы. В груди как-то сладко заныло, как бывает только в одном случае, мгновенно участился пульс. Медленно обвела взглядом вокруг себя. И лишь тогда увидела темноволосого мужчину в сером пальто, сидевшего на корточках в нескольких метрах от неё. Она бы узнала эту спину из миллиона других. Даже если бы он был одет в женскую одежду и на голове носил рыжий парик. Она сделала пару шагов вперед для того, чтобы уловить в воздухе родной запах. И тут же отступила, заходя за дерево, успев с умилением заметить, как он с ладони кормит орешками рыжую белку. Быть может еще вчера, увидев его так близко, она ни секунды не мешкая, подбежала бы к нему и…
Сейчас же она лишь счастливо облокотилась на то самое дерево, крепко сжимая в руке папку с документами. На них стояла подпись ректора Московского Университета физической культуры и спорта о зачислении Кулеминой Елены Никитичны на первый курс факультета игровых видов спорта. В графе «специальность» стояло слово «баскетбол».
«Я докажу тебе свою любовь», - неслышно, одними губами прошептала девушка, ласково глядя в сторону Степнова, который уже поднялся с корточек и направился в сторону таксопарка

Всех-всех, с любыми отзывами очень ждем здесь ))

Скрытый текст


Спасибо: 36 
Профиль
lady flame





Сообщение: 395
Настроение: Я вам не нравлюсь? Вычеркните меня из завещания!!!
Зарегистрирован: 21.04.09
Откуда: Россия
Репутация: 49

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: редактор Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.01.10 05:39. Заголовок: А вот и прода http:/..


А вот и прода

Глава 12.

- О, Витя! Привет! Ну как тебе у нас? – спросил Корецкий в конце рабочего дня, едва завидев того в коридоре.
- Привет Андрей, - ответил Степнов безрадостным ровным голосом. – Нормально, обстановка живенькая такая…
- Так, ну это что за настрой? Друг, я тебя не узнаю! – возмущённо сказал мужчина.
- Всё нормально, - отмахнулся Виктор.
- Так, планы на вечер есть?
- Какие планы, - усмехнулся Виктор. – Я свободен, как орёл в полёте.
- Ну вот и договорились, орёл! Сегодня вечером идём с тобой ирландский ПАБ, там ты мне расскажешь, как жил всё это время.
- А может не надо, у тебя жена дома, дети… - попытался он отказаться.
- Надо Федя, надо! Всё, через час я за тобой зайду.
- Ладно…

Через пару часов.

- Вот, моё любимое местечко, - сказал довольный Корецкий.
- Да, мило, - Виктору здесь тоже понравилось, но вот настроя на дружеские посиделки не было. Начать новую жизнь оказалось не так легко, как дать себе обещание её начать. Ну, ничего, он же спортсмен, справится! – Ну что, пошли столик займём? – сказал он уже более бодро.
- Вот, так бы сразу! – похлопал друга по плечу.

Уже спустя полчаса, под вкуснейшее ирландское пиво, друзья весело шутили, рассказывая друг другу забавные истории из жизни. Совсем как раньше, в студенческие времена, где они были лучшими друзьями. Много воды утекло с того времени, всё изменилось, но им по-прежнему была приятна компания друг друга.
- Вить, ну ладно! – сказал, отсмеявшись, Андрей. – Рассказывай – где пропадал, как попал к нам, вообще: как жил?
- Да как, - вздохнул Виктор. Хорошего настроения как не бывало. – Я за эти пять лет где только и кем только не был, - усмехнулся мужчина. – Не самая весёлая история…
- Выскажись, Вить, легче станет. Это будет между нами, ручаюсь, - пообещал друг.
- Эх… Ладно, хуже не станет. Я сначала работал обычным физруком в школе. Платили не много, зато дело любимое. Ну, работал, бед не знал… а потом попросил директор организовать рок группу, для комиссии. Пообещал самое ценное – новый инвентарь. Ты же знаешь, как это для тренера важно, - мужчина с улыбкой кивнул. – Ну и началось… Комиссия уже уехала, а девчонки всё играли и играли. Я стал много времени проводить с лучшей баскетболисткой школы, по совместительству басисткой этой группы. Знаешь, как бывает – разговоры о спорте, провожания…
- Да кому ты рассказываешь! Я ведь со своей женой тоже на тренировках познакомился! Ладно, продолжай, я потом расскажу.
- Ну так вот… помогал, где мог и как мог. Она такой хорошей была… знаешь, глаза зелёные-зелёные, как у ведьмы, а сама чистый ангел, - не заметил, как на лицо нашла мечтательная улыбка. – Умная не по годам, росла без родителей, пришлось самой себя воспитывать. А потом оказалось, что дед у неё – фантаст известный. Мой кумир, можно так сказать. Стали и с ним общаться, роман совместно писать начали… никогда не забуду то время. Всё было настолько… по-настоящему, по-семейному, что ли… Привык. А потом она попала в очень нехорошую ситуацию. Пока её вызволял, думал – поседею. Там уже не до копаний в себе было, лишь бы с ней всё хорошо было. Когда всё хорошо разрешилось, стал думать – а с чего это я так кинулся то, а? Я трусом, конечно, никогда не был, но чтобы так удариться в чужие проблемы с головой. … Ну и понял, что влюбился по самые «не хочу», - Виктор замолчал, делая глоток коричневого напитка и собираясь с мыслями. Хотя нет, с сердцем – откуда шли все его слова. – Сам поначалу в шоке был, забыться пытался, переключиться… Представляешь, даже к психологу местному обратился!
- Да, - присвистнул тот, - не хило тебя зацепило.
- А-то! – улыбнулся Степнов. – Короче, сам понимаешь – бесполезно всё оказалось. Чем больше времени проходило, тем сильнее понимал – загибаюсь без неё. Сдуру взял и рассказал о том, что она мне нравится.
- Бегать начала?
- Как догадался?
- Сам на этом собаку съел и кучу нервов потратил, - сказал друг, попивая напиток.
- Поговорил с её дедом, подумали мы и решил я забрать свои слова обратно, чтобы хоть дружбу вернуть, - Андрей понимающе кивнул. – А потом… - вздохнул рассказчик, - потом всё пошло чёрти как. Она в напарника по стритболу своего влюбилась, я его в порыве ревности ударил, прямо на соревнованиях, при комиссии…
- Ты что сделал??? – молодой мужчина подавился пивом.
- Да, я знаю – идиот. Ну не мог я ничего тогда с собой поделать, понимаешь! – Виктор заёрзал на своём месте. – Вылетел из школы со скоростью пробки, естественно. Спасибо директору – хороший мужик – не стал мне личное дело портить, уволил по своему желанию. А дальше всё только хуже – она стала с этим парнем встречаться, я в кино подался… к себе меня не подпускала, я пару раз попытался стену пробить, но бесполезно. А потом решил – да и чёрт с ним! Нет – так нет. Как появилась возможность, в школу вернулся. А тут она как с цепи сорвалась – целовать пыталась, - решил умолчать о том, что у неё это получилось, - в любви признавалась. А я уже настолько настроил себя на то, что чувства не взаимные, что не поверил ей абсолютно. Через месяц вообще надумал… даже признаться стыдно, - хохотну он, - на библиотекарше нашей жениться. Знаешь, чтобы уже наверняка, и мысли в голову не лезли о том, что она и правда любить может. Так и женился бы, если бы на выпускном она со слезами на глазах не подошла и не сказала, что любит. Плюнул на всё, с ней остался. Всё лето были вместе, через три недели она ко мне переехала…
- Шустрые вы! – усмехнулся сосед.
- Да уж, дорого мне эта шустрость обошлась. Уж лучше бы вообще не сходились! – угрюмо проговорил тот.
- А что случилось-то?
- Она поступила в Снегинку, продолжала играть в группе, времени на меня не хватало. Я, естественно, кричал-ругался, дурак. И закончилась эта красивая история тем, что она нашла себе парня помоложе, более понимающего и ушла к нему, ничего мне не сказав, - договорил Степнов. Вспоминать было трудно, больно, горько… но нужно. Он чувствовал, как камень с души, который придавливал с каждым днём всё ниже к земле – спал, и теперь начать жизнь с нуля было легче.
- Да-а-а, - протянул шокированный такой концовкой друг. – Ничего себе история… роман бы по ней писать.
- Хватит, Кулёмин уже один роман написал про нас, вон, чем закончилось… - понял, что проболтался. Не хотел он называть имён…
- Стоп, Кулёмин? Тот самый? И внучка его, которая в «Ранетках»? – Виктора передёрнуло при последнем слове. – Ты про неё говорил? – мужчина был рад, что сам разгадал личности этих людей. Однако Степнов этой радости не разделял:
- Ну да, она! Какая теперь разница, Дрон! Всё это – моё тёмное прошлое, которое я хочу забыть. И надеюсь, что ты…
- Обижаешь! – перебил он его. – И об этом уже забыл. Всё, ничего не помню. Кто такая Лена? Не знаю. Какие «Ранетки»? Не помню.
Виктор рассмеялся от такой непосредственности друга. Он был благодарен тому, не столько за то, что он выслушал, сколько за то, что заставил выговориться.
- Так! Мы, по-моему, засиделись с тобой, - сказал он, взглянув на часы.
- Ой! – воскликнул тот, повторив его действия. – Меня же Оля потеряла! Я ещё и телефон на работе оставил! – хлопнул ладонью себя по голове. – Всё, Степнов, пошли ловить такси!

На следующий день.

- Ну привет, Андрюх! – пожал руку своему товарищу.
- Привет, Вить, - сказал мужчина, но как-то… угрюмо.
- Ты чего? – Степнов заметил отличие от вчерашнего бодрого настроя.
- Да, - махнул он рукой, - Оля обиделась на меня, сказала сегодня к маме уйдёт жить. Какое уж тут настроение… - Андрей горько вздохнул.
- Не расстраивайся, это такая ерунда! Поссоритесь – помиритесь, с кем не бывает, - попытался Виктор поддержать своего друга.
- Ну да…
- Степнов, Корецкий! Через десять минут совещание в главной тренерской, - позвала их довольно тучная женщина – заместитель директора и вдобавок его жена.
- Да, Люд, мы будем, - ответил Андрей.

- Нет, ну мне сейчас только в Питер не хватало уехать! И так с женой не знаю, как помириться, а тут ещё и поездка эта, - возмущался мужчина через полчаса, выходя из кабинета директора, или как между собой его называли «главного по мячам». – Слушай, Вить! – вдруг остановился он. – Нет желания съездить вместо меня, а? Заодно и проявишь себя в глазах начальства, а?
- Я? – опешил Степнов. – С чего ты взял, что позволят? Я тут человек новый, а контролировать команду, с которой провёл всего лишь одно занятие… - он неуверенно пожал плечами.
- Так, ты иди к себе, а я сейчас! – воодушевлёно проговорил он и практически бегом направился обратно в кабинет.
- Вадим Алексеевич! – последнее, что услышал Виктор – это крик друга, больше похожий на призывной клич. Он лишь усмехнулся – каким был Корецкий пять лет назад, таким и остался, разве что по девочкам больше не бегает, остепенился.
Каким-то невероятным способом, не известным Степнову, Андрей всё-таки смог уговорить главного тренера сделать замену, и уже на следующий день мужчина, в компании одиннадцати баскетболистов отправился в культурную столицу нашей родины – Санкт Петербург.

Вам же есть, что сказать?

Спасибо: 31 
Профиль
ЛЕВИТА





Сообщение: 20
Настроение: В конце всё будет хорошо, если ещё не хорошо , значит это не конец!
Зарегистрирован: 03.11.09
Откуда: Украина
Репутация: 11
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.01.10 14:35. Заголовок: Здравствуйте дорогие..


Скрытый текст


Глава 13.

«Если бы на одно мгновение Бог забыл, что я всего лишь тряпичная марионетка и подарил мне кусочек жизни, я бы тогда, наверное, не говорил всё, что думаю, но точно бы думал - что говорю. Я бы ценил вещи не за то, сколько они стоят, но за то, сколько они значат. Я бы спал меньше - больше мечтал, понимая, что каждую минуту, когда мы закрываем глаза, мы теряем шестьдесят секунд света. Я бы шел, когда все остальные стоят, не спал, пока другие спят. Я бы слушал, когда другие говорят. Как бы я наслаждался вкусом шоколадного мороженого! Если бы Бог одарил меня еще одним мгновением жизни, я бы одевался скромнее. Валялся, подставив солнечным лучам не только мое тело, но и душу. Господи, если бы у меня было сердце, я бы написал всю свою ненависть на льду и ждал бы пока выйдет солнце… Господь, если бы у меня еще оставался кусочек жизни, я бы не провел ни одного дня, не сказав людям, которых я люблю, что я их люблю... Я бы объяснил тем, которые заблуждаются, считая, что перестают влюбляться, когда стареют, не понимая, что стареют, когда перестают влюбляться… Я понял, что с того момента, когда впервые новорожденный младенец сожмет в своем маленьком кулачке палец отца, он больше никогда его не отпустит. Я понял, что один человек может смотреть свысока на другого только тогда, когда тот помогает ему подняться. Всегда говори то, что чувствуешь и то, что думаешь. Если бы я знал, что сегодня в последний раз вижу тебя спящей, я бы крепко обнял тебя и молился Богу, чтобы он сделал меня твоим ангелом-хранителем. Если бы я знал, что я в последний раз вижу, как ты выходишь из дверей, я бы обнял, поцеловал и позвал бы снова, чтобы дать тебе больше. Если бы я знал, что слышу твой голос в последний раз, я бы записал на пленку все, что ты скажешь, чтобы слушать это еще и еще… Бесконечно. Если бы я знал, что это последние минуты, когда я вижу тебя, я бы сказал, что люблю тебя и не предполагал, глупец, что это ты и так знаешь. Всегда и завтра жизнь предоставляет нам возможность все исправить. Но если я ошибаюсь и "сегодня" - это все, что нам осталось, я бы хотел сказать тебе, как сильно я тебя люблю. И что никогда тебя не забуду. Ни юноша, ни старик не может быть уверен, что для него наступит "завтра". Сегодня может быть последний раз, когда ты видишь тех, кого любишь. Поэтому не жди чего-то. Сделай это сегодня. Так как если "завтра" не придет никогда, ты будешь сожалеть о том дне, когда у тебя не нашлось времени для одной улыбки, одного объятия, одного поцелуя. И когда ты был слишком занят, чтобы выполнить последнее желание. Поддерживая близких тебе людей, шепчи им на ухо, как они тебе нужны, люби их и обращайся с ними бережнее. Найди время для того, чтобы сказать - "мне жаль", "прости меня", "пожалуйста" и "спасибо", и все слова любви, которые ты знаешь. Никто не запомнит тебя за твои мысли. Никто не запомнит тебя за твои мысли…»
(Габриэль Гарсия Маркес)


«Так тепло…»
Ласковый солнечный свет согревал всё тело и дарил ощущение покоя. Небо, синее, чистое… «Кто-то сказал, что синий цвет дарит нам ощущение покоя и умиротворения. Может, поэтому мне всегда было так спокойно, всякий раз, когда я смотрела ему в глаза? Казалось, что мир прекрасен и ничто не нарушит покоя внутри. Стоило ему лишь улыбнуться, как сразу хотелось подарить свою улыбку в ответ. Появлялось чувство невероятной защищенности. И непередаваемого спокойствия».
Лена, положив голову Виктору на колени, умиротворенно прикрыла глаза. Он ласково перебирал пальцами белокурые волосы, вслушиваясь попеременно то в ее дыхание, то в стук сердца. Спустя время она с закрытыми глазами тихонько заговорила.
- Степнов… Не оставляй меня больше никогда. Обещай. Я прошу тебя. Будь рядом. Мне ведь больше ничего не нужно, ничего… - она боялась открыть глаза. Ей слишком трудно давалось каждое слово.
- Лен, солнышко моё родное, ты моя жизнь. Ты только будь сильной. Не отступай от своего. А я… Ты ведь знаешь… Я всегда рядом. - Он взял ее ладошку в свои руки и прижал к теплым губам.
- Когда ты придешь еще? Я так скучаю… - тихонько, но с неимоверной тоской в голосе, проговорила она.
- Нет, Ленок, я не приду больше. Я и так нарушил правила. Теперь у тебя другая жизнь. Прошу тебя: радуйся каждому дню, каждому мгновению своей жизни… не смотря ни на что. Будь счастлива. *
Лена широко распахнула зеленые глаза и резко села. Осмотрелась вокруг себя. Её комната. Всё как всегда, как в те годы, когда она училась в школе. На часах пять утра.
Сон… это просто сон. Одинокая слеза невольно скатилась по щеке. А Лена улыбалась. Счастливо, безмятежно. Внутри осталось его тепло. Она была безумна рада этой встрече. Пусть и во сне. Она все видела как наяву. Его голос, руки, дыхание… Снова откинулась на подушку и прижала к губам ладошку, ещё хранившую тепло его поцелуя. В то же мгновение она как будто услышала какую-то мелодию, а в голове внезапно возникла строчка: «Я люблю того, кто не придет…» Руки непроизвольно потянулись к гитаре.
Спустя небольшой промежуток времени, заплаканная, но счастливая Кулемина сложила в сумку листок с новой песней и отправилась на репетицию. Она должна жить дальше. Ради него.


Спасибо: 36 
Профиль
lady flame





Сообщение: 398
Настроение: Я вам не нравлюсь? Вычеркните меня из завещания!!!
Зарегистрирован: 21.04.09
Откуда: Россия
Репутация: 50

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: редактор Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.01.10 20:16. Заголовок: Четыре дня в Питере ..


Четыре дня в Питере пролетели одним мгновением. Водоворот дел закружил его настолько, что не хватало сил на самокопание, размышления и воспоминания. Приходя в отель за полночь, а уходя оттуда в восемь-девять утра, Виктор испытывал изматывающее, но такое необходимое сейчас чувство – усталость. Кроме желания выспаться он не чувствовал ничего. Казалось бы: вот он выход, спасение от самого себя. Но даже и заботам рано или поздно приходит конец – сборы закончились, пришлось вернуться в Москву, где всё вернулось на круги своя, в том числе рабочий график и… мысли. Те самые, что заставляли ворочаться долгими ночами в кровати, а потом вскакивать на час позже звонка будильника; которые настигали неожиданно, словно вихрь уносили разум в другое место, событие, время…
Вернувшись окончательно в привычную, хоть и новую колею, мужчина решил навестить своего друга, Гуцула. Тот уже не однократно звонил, узнавал у Степнова как жизнь, но по телефону всё не обговоришь, поэтому было решено встретиться в кафе, как только у Виктора появится время. И вот как раз сегодня тренировки после обеда отменили и он, решив не маяться в пустой квартире от одиночества, он направился в кафе «Элефант».
- Ну привет, напарник! – сказал мужчина, протягивая парню руку.
- Витя! Привет! – Игорь пожал руку и, не сдержавшись, обнял Степнова за плечи.
- Я скучал, - сказал он.
- Я тоже, но не будем о грустном! – в своей манере затараторил парень. – Рассказывай всё о своей новой жизни, а я потом тебе о своей старой, но с новшествами.
- Хорошо…
Рассказ затянулся на два часа. Отвлекало хорошее настроение обоих друзей, которое выливалось в откровенный стёб и весёлый хохот.
- Да, молодец Вить. Правда. Я не ожидал, что ты с таким рвением возьмёшься за воплощение своих планов.
- Ну ты же знаешь, из-за чего…
- Конечно, знаю. Кстати, пока «Ранетки» на гастролях можешь забегать сюда чаще, - он подмигнул.
- А они опять уехали? – Возникло желание надавать себе по губам.
- Вроде да… я на днях видел Платонова одного на вечеринке, так что сто процентов уехали.
- А ты думаешь, Коля не сможет сходить на вечеринку один? – Степнова не очень убедил этот довод.
- Нет, ну ты что, совсем меня за идиота держишь? Я подошёл, спросил, как дела, как отношения с Женей, он сказал, что всё нормально. Почему он один не успел спросить – его куда-то знакомый утащил, - рассказывал Игорь, протирая бокалы даже не глядя.
- Круто у тебя получается. – Виктор кивнул на стойку.
- А-а, - отмахнулся парень, - ерунда. Привычка. Не скучаешь по это работе?
- Ты знаешь, есть немного. – Степнов обвёл тёплым взглядом кафе. – Я уже привык даже здесь быть.
- Ничего, скоро войдёшь во вкус новой работы и про эту вместе со мной даже не вспомнишь.
- Не правда!
Остаток времени прошёл так же в спорах, шутках и веселье. Гуцул не напоминал о «Ранетках» и Лене, а Степнов не спрашивал про Полину и его личную жизнь.
- Да, кстати, ты в последний раз так быстро убежал, я даже не успел тебя похвалить, - сказал Игорь.
- Ты о чём?
- Ну как, о той песне и твоём выступлении. Я ведь пришёл сюда в вечернюю смену, как раз зашёл к началу твоей песни.
- А-а, вот ты о чём, - проговорил Виктор, опуская голову. Смущение дало о себе знать. Не так часто его хвалили: а свои спортивные достижения он не считал поводом для хвалы, а тут… Было приятно. Оставалось надеяться, что и ЕЙ тоже понравилось.
Уже вечером, направляясь в свой новый дом, Виктор проходил через двор, где жил всю свою сознательную жизнь. Это получилось несознательно, но его словно что-то вело именно по этой дороге.
Когда мужчина поднял голову на свои окна, с удивлением обнаружил в них свет. Сразу же в голове всплыли слова Гуцула о том, что «Ранетки» на гастролях, а так же вспомнил привычку Кулёминой – оставлять свет включённым, что она очень часто делала, когда торопилась.
Две минуты ушло на то, чтобы принять правильное решение. В конце концов, это и его квартира.
Пока поднимался по ступеням, думал, вспоминал, пытался прочувствовать родную атмосферу. Его здесь не было всего месяц, а, кажется, что целую вечность…
Вот он, четвёртый этаж, а вот она, дверь. Поворот ключа, вытащенного из барсетки, и он внутри.
«Ну здравствуй, дом».

Спасибо: 34 
Профиль
ЛЕВИТА





Сообщение: 21
Настроение: В конце всё будет хорошо, если ещё не хорошо , значит это не конец!
Зарегистрирован: 03.11.09
Откуда: Украина
Репутация: 12
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.01.10 17:03. Заголовок: 1 ноября 2009 год. ..


1 ноября 2009 год.

Кулемина вышла из здания Университета и глубоко вдохнула ноябрьский воздух. Первый учебный день. Лену приняли без всяких экзаменов на первый курс. Хоть уже и не начало года, преподаватели и сам ректор пошли ей навстречу, стоило лишь показать, что она умеет в спортзале: стометровка, отжимания, броски в кольцо. Напоследок оставалось ответить на пару вопросов по теории физической культуры. С этим она справилась без особого труда. Тем более что вопросы, к счастью, были именно те, которые ей успел объяснить до выпускного экзамена её бывший учитель физической культуры. Все-таки не зря она тогда решила сдавать «физ-ру», пришла на консультацию…
Сегодня была первая тренировка по баскетболу. Она была довольно показательной. Тренер Университета – Красилов Виталий Петрович, мастер спорта международного класса, – отбирал лучших спортсменов для участия во Всероссийских соревнованиях. И хоть при поступлении Кулемина показала довольно хорошие результаты, все же существует много профессиональных деталей, поэтому сегодня она должна была показать всё, что умеет.
Лена знала, что будет тяжело. Что, зайдя в зал и увидев баскетбольное кольцо, она все равно сразу непроизвольно будет искать глазами его. Но все же это было труднее, чем она предполагала. Лена изо всех сил старалась не раздражаться на тренера, но получалось это откровенно плохо, потому что он, в понимании Кулёминой, всё время делал что-то не так! Не то говорил, не так стоял, не так ходил… Это просто был не он. Не Степнов Виктор Михайлович. За время тренировки в голове несколько раз пролетели слова: «Виктор Михайлович хороший. Нет, даже самый лучший…»
Начав волноваться, Лена несколько раз промахнулась, за что сразу же получила выговор. Она злилась на преподавателя, на себя, заставляла себя вновь и вновь не думать о нем и сконцентрироваться на главной задаче. Но при новом броске Кулемина вновь промахнулась. «Ну куда это годится???» Гневная тирада тренера Виталия Петровича начала приводить её в чувство:
- Ну и кто тебя взял сюда? Не женское это дело, баскетбол, шла бы на секретаршу учиться!!! Всем вам бабам туда дорога!!! Все, можешь отправляться искать себе другую специальность! – яростные крики эхом разносились по залу. «Ты должна!!! Ты обещала! Доказать ему! Самой себе! Кулемина, соберись! Вспомни всё, что он тебе говорил, чему он тебя учил!!!», - окончательно разозлилась сама на себя Лена. «Ты только будь сильной. Не отступай от своего. А я… Ты ведь знаешь… Я всегда рядом!» - внезапно пронеслось в голове. И это сработало.
- Виталий Петрович, разрешите мне еще раз попробовать? Последний шанс? – она решительно посмотрела на тренера. Тот лишь снисходительно хмыкнул, небрежно бросив ей мяч.
- Валяй, только я абсолютно не вижу смысла… - не договорив, он изумленно посмотрел на кольцо. Она попала.
И под его испытывающим взглядом сделала еще один прямой бросок. Точное попадание. Для закрепления результата – с угла, крюком... И последний показательно – красивый, который всегда был ее так называемой «фишкой» - бросок со штрафной. Она попадала даже с закрытыми глазами. И только проведя все приемы с блеском, и увидев искреннее удивление и уважение в глазах Виталия Петровича, Лена поняла, как она скучала по спорту. «Как мне не хватало этого адреналина, спортзала, кольца, свистка… Да, Красилов совсем другой. Но если отбросить личные мысли, он хороший профессионал. Конечно, не идет в сравнение с моим Степновым…»
«Моим…» - в груди тотчас сладко заныло. Но все же нужно отдать тренеру должное – собрав команду, он будет самоотверженно с нами работать.
- Тебя ведь Лена зовут, так? – подошел поближе.
- Да, Лена. Кулемина.
- А скажи-ка мне, Кулемина, кто тебя раньше тренировал? – задал ожидаемый вопрос.
- Я немного играла, когда училась в 345-ой школе. Нас тренировал Степнов Виктор Михайлович, - бесстрастно выдала Лена давно заготовленный текст.
- Степнов… Степнов… знаю я такого, учились вместе. Терпеть его не мог, вечно обходил меня на всех соревнованиях в городе и области…талантливый был, - прокряхтел Виталий Петрович. – Но человек он хороший. Справедливый. И порядочный. Был, по крайней мере.
- Он и сейчас такой, - Ленка с гордостью и нотками теплоты в голосе проговорила. – Вы только не обижайтесь, Виталий Петрович, но он лучший тренер в мире. И всегда останется им. Для меня.
От мыслей ее отвлек звонок мобильного телефона.
- Да, - все еще счастливо улыбаясь от событий сегодняшнего дня, ответила Кулемина.
- Ле-е-е-енка, приве-ет!!! – Прокопьева как всегда очень эмоционально кричала в трубку. – А я тебе звоню-звоню, а ты не отвечаешь, - по-детски прохныкала Аня.
- Ань, ну я же в универе была, только тренировка закончилась, вот и не брала. А что случилось?
- Ну просто мы же в тот раз так и не отрепетировали твою новую песню, а нам очень интересно. Заинтриговала нас и пропала совсем! Ты будешь сегодня? Мы у Женьки собираемся в восемь.
- Да, Ань, я буду, конечно, только вот еще кое с кем посоветуюсь на счёт песни и приду, - неопределенно проговорила Лена.
- А с кем это интересно? – любопытная Прокопьева просто не могла не задать этот вопрос.
- Неважно. Все, я прощаюсь, ждите меня вечером. – Лена отключилась.
«Все- таки ты должен услышать эту песню первый. А ещё я так хочу рассказать тебе о сегодняшнем дне».
Прошлась по квартире, дотрагиваясь до всех предметов, так или иначе связанных с ним. С ними… Резко нахлынувшие воспоминания сменяли одно другое. Налила в его кружку чай. Усевшись на кровать, подогнув под себя колени, тихонько и со всеми подробностями пересказывала всё, что у неё сегодня получалось, а что – нет. Рассказала о тренере Виталии Петровиче. О том, что испытала такой приятный прилив гордости. За него. И конечно о том, чего бы ей хотелось добиться. «Я не отступаю. Я иду. Уверенно. Не сдаваясь. Всё, как ты хотел. И как ты учил…»
Закончив рассказ, Лена встала с кровати и подошла к гитаре, стоявшей возле дверей. «Знаешь, - обратилась уже совсем другим голосом, в нем было уже меньше решительности и больше нежности и теплоты… - я написала эту песню после того, как ты мне приснился. Она сама собой родилась. Не знаю, возможно, многие строки тебе покажутся не правдивыми, но именно так я сейчас чувствую. И хоть тебя нет здесь, я знаю… я просто уверена, что ты ее услышишь сейчас. Потому что… - на выдохе, - потому что ты всегда рядом». Лена моргнула глазами, смахивая маленькие слезинки и улыбаясь одновременно. Зазвучали гитарные переборы.
Тихонько, с заветной хрипотцой она пела ему.

- Я люблю того, кто не придет
Кто не сядет пить чай за одним столом,
Кто никогда – никогда не приходил в мой дом.
Я люблю того, кто спит по ночам, опустив веки в ночную печаль,
Дрожит фитиль его огня и гаснет в свете дня…
А мы с тобою уже далеко от земли,
Ты умеешь летать, я умею любить,
Ты любишь мечтать, а люблю петь…
И наши страны давно стали одной,
Наши войны давно превратились в парад,
Ты так долго этого ждал – почему ты не рад?
Ме-е-е-е-дленно стук чужих шагов,
Вечер – не время для звонков и для врагов
Я не достаточно сильна!
Давит всей тяжестью вина. Но не до дна…


Лена сидела на полу их спальни, облокотившись на закрытую дверь. Она сама не знала почему выбрала именно это место… Возможно, так ее взору представала вся комната, все детали, все мелочи ее жизни с ним. Каждый сантиметр, где он ходил, сидел, лежал… И внутри создавалось ощущение, что она действительно поет ему. Внезапно Лена почувствовала его настолько явно рядом, что по телу волной пробежали мурашки. И одновременно стало теплее и спокойнее.

- Я люблю того, кто держит в руке
Ключ от дверей, что всегда на замке.
Кто знает маршруты ночных поездов
До дальних городов…
Я люблю того, кто видит мой цвет,
Кто рядом со мной, когда меня нет.
И слезы мои и его глаза
Как соль на парусах…

Закончив петь, Лена отложила гитару и поднялась. Странное ощущение внутреннего трепета не покинуло с окончанием песни. «Да что же такое?» - недоумевала она. Потянулась к ручке двери, намереваясь пойти на кухню и попить воды. От непонятного волнения пересохло в горле. Таких необъяснимых чувств Кулёмина не испытывала со времен школы. Когда просто не могла объяснить и понять что с ней происходит. Дернув ручку, она даже испугалась. Слишком легко та поддалась. Это означало только то, что одновременно с Леной её потянул кто-то со своей стороны. Затаив дыхание то ли от страха, то ли от волнения, она отошла от двери, и та открылась. Вот и объяснение. «Не может быть…»
Минуту смотрела, не моргая, чувствуя, как по щекам текут слезы. Колени подгибались, а голос, кажется, пропал вовсе. Увидев, что его глаза тоже наполняются слезами, она сделала неуверенный шаг к нему навстречу. «Не уходи, только не уходи, останься, хоть ненадолго!», - кричало ее сердце.
Еще минута… Нет. Он просто стоит неподвижно, не отводя взгляда.
«Не исчезай, только не исчезай, даже если ты мне просто кажешься», - пульсировало у него в висках. «Уходи, не делай этого!» - твердил разум Степнова. «Не могу, слишком больно…» - ответило сердце. И он сделал шаг вперед.
Она судорожно с облегчением выдохнула. Протянул ладонь, как когда-то, а она вложила свою. И уже через мгновение прижималась к нему дрожащим от переполняющих эмоций телом. Чувствуя такие нежные, близкие и желанные руки на своем теле, его теплое дыхание на щеке, она в ответ обвила руками мужскую шею, провела волосам, по щеке, вытирая таки вырвавшиеся наружу слезы: «Мой любимый, мой родной, Степнов… Господи, как же мне тебя не хватает… люблю…люблю» - бормотала бессознательно куда-то ему в шею, грудь, на ходу снимая с него пальто, а следом и рубашку, покрывая все тело жадными, но одновременно нежными поцелуями…
«Люблю», - эхом услышала его голос и чувствовала, что почти теряет сознание от его поцелуев и ласк…

Приходите сюда с любыми отзывами!!! Мы вас очень ждем!


Скрытый текст


Спасибо: 39 
Профиль
ЛЕВИТА





Сообщение: 23
Настроение: В конце всё будет хорошо, если ещё не хорошо , значит это не конец!
Зарегистрирован: 03.11.09
Откуда: Украина
Репутация: 12
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.02.10 20:51. Заголовок: ..Лена медленно откр..


..Лена медленно открыла глаза. Темно. Тихо. Только слышно как идут часы. Тик-так… сердце в унисон. Тик-так… Прислушалась, не двигаясь. Боясь дышать. Услышала… Больно закусила подрагивающую нижнюю губу и крепко зажмурила глаза. Снова прислушалась. Нет, не показалось. Она действительно услышала. Резко вдохнула и тут же прерывисто выдохнула. И слезы всё-таки потекли по щекам…
Она услышала его дыхание. Рядом. Так близко. И лишь тогда решилась повернуть голову. Несколько минут жадно рассматривала каждую частичку лица, тела, сгорая внутри от воспоминаний того, что было лишь несколько часов назад. Ее тело еще хранило нежность и страсть его поцелуев, тепло и ласку его прикосновений, жар требовательных рук… Лена помнила каждое мгновение этой ночи. Каждый взгляд, движение, вздох… И не верила этому счастью. Осторожно взяла его руку и приблизила к своим губам. Она ласково целовала его пальцы, поднимаясь к запястью. «Степнов, какой же ты у меня глупенький… Зачем это все? Ошибка… Дурной сон… - шептала Лена сквозь поцелуи. - Прости меня, прости родной мой, хороший… Это же просто наваждение какое-то… Мы так чувствуем друг друга… на любом расстоянии. Мы приходим в одно время в те же места… Как магнит… у меня замирает сердце, как будто само знает - ты где-то рядом. Я смотрю по сторонам и вижу тебя… это ведь фантастика. Так не бывает, - Лена вздохнула и привстала на локте. Провела ладонью по его лбу. - Я так давно не разглаживала твои морщинки, а ведь ты по-прежнему хмуришься без причины… - она слегка улыбнулась, заворожено глядя на спящего любимого.
- Я не могу без тебя. Степнов, ты слышишь? Помоги мне, я так больше не могу, - с трудом от вновь стоявших слез проговорила ему в самое ухо.
Немного позже успокоившись, она, крепко сжимая его руку, уснет и уже не почувствует как он приоткроет глаза и прошепчет ей «Я тоже…». Проведет ладонью по щеке, а она улыбнется во сне. Взглядом вновь и вновь целуя каждую частичку ее тела, лишь сожмет ее ладошку в ответ и до рассвета не уснет, охраняя ее сон. Слушая ее ровное дыхание, согревая теплом своего тела. Мечтая лишь о том, чтобы эта ночь не закончилась… никогда…

«Любовь - это не привычка, не компромисс, не сомнение. Это не то, чему учит нас романтическая музыка. Любовь - есть… Без уточнений и определений. Люби - и не спрашивай. Просто люби…. Самая сильная любовь та, которая не боится проявить слабость. Как бы там ни было, если это - настоящая любовь, то свобода рано или поздно победит ревность, уймет причиняемую ею боль, потому что боль - тоже в порядке вещей…
Если даже любовь несет с собой разлуку, одиночество, печаль - все равно она стоит той цены, которую мы за нее платим». (П.Коэльо)


Скрытый текст


Спасибо: 39 
Профиль
lady flame





Сообщение: 414
Настроение: Я вам не нравлюсь? Вычеркните меня из завещания!!!
Зарегистрирован: 21.04.09
Откуда: Россия
Репутация: 55

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: редактор Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.02.10 06:28. Заголовок: Доброе утро! http://..


Доброе утро!
Прошу прощения за задержку
Эта прода немного необычная... дело в том, что обычно мы с Олей пишем проды по очереди, а потом показываем их друг другу, так сказать "для проверки". А в этот раз кусочек писался нами ВМЕСТЕ - построчно, можно сказать Вот такой эксперимент решили мы проверсти

Девушка уже во сне поняла, что сейчас она в постели одна. В сердце поселилась пустота, стало очень горько. Открыла глаза, замечая яркие лучи солнца, которые зайчиками бегали по всей комнате.
Лене понадобилось несколько минут, чтобы осознать всю силу потери и придти ненавистным слезам. «Ушёл. Не попрощался. Заслужила…»
Отчаянно ударила кулаком по постели и обессилено закрыла лицо руками. «Да и как я могла поверить, что он будет со мной после всего, что я наделала... Это чудо, что он не ушел еще вчера. Хотя… если бы ушел, было бы не так больно. Не так, как сейчас», - продолжала мысленно добивать себя Лена. Было ощущение, что как только она обрела почву под ногами, её вновь безжалостно кинули в пропасть, где не видно дна. Из груди вырвался судорожный всхлип. А кажется, что это все... это был всего лишь сон. Волшебный красивый сон. Если бы только... «Если бы только, - прошептала Лена, - не то тепло, которое хранит мое тело от твоих губ и рук... Это не может быть иллюзией, фантазией. Я их чувствовала…»
Кулёмина встала с постели. Невыносимо было лежать там, где пару часов назад она была счастлива, не задумываясь о будущем. А оно, это будущее, далеко не радужное.
Неожиданно обнаружила на кухонном столе свёрнутой листочек, и от этого сердце забилось чаще. «Он не ушёл просто так, он оставил записку», - вмиг всё вокруг стало теплее, а сердечко запрыгало в радостном предвкушении.
Дрожащими пальцами развернула бумагу.
«Ленок, прости, что снова ворвался в твою жизнь. То, что произошло… Это трудно объяснить и невозможно понять. Нами овладели эмоции, но не разум, а так нельзя. Мы оба не понимали, что делаем. Еще раз прости, и ...помни меня, пожалуйста. Степнов».
Лена в прострации сползла по стене и обреченно закрыла глаза, продолжая сжимать листок в руке. «За что? – шептала она. – За что мне тебя прощать? Боже мой, Степнов... что же ты делаешь! Ты ведь по-прежнему любишь меня... а я-то... Я то как тебя люблю!!! И ты знаешь, - она вновь с нежностью посмотрела в листочек с до боли знакомым почерком, - мой разум этой ночью был полностью согласен с сердцем и эмоциями... - в ее глазах едва заметно светился огонек счастья, - и я прекрасно понимала что делала, мой родной. Поэтому помню каждый твой взгляд и прикосновение. Это раньше я не понимала, что делаю, в той, прошлой жизни» - голос вновь приобрел привычную уже окраску печали. Хотелось и плакать, и смеяться одновременно.
Она свернула листочек в прежнее состояние, а затем убрала его в кармашек, поближе к сердцу. «Там тебе самое место», - решила Лена.
Для неё самой это было удивительно, но ей стало лучше. Груз, ещё несколько минут придавливавший к земле, покинул её, оставляя в душе лёгкий трепет и надежду на лучшее. Всё обязательно будет хорошо. Она поняла все ошибки, изменилась, стала справедливо оценивать то, что дарует судьба. Не это ли главное?

Так как кусочек маленький, то сегодня-завтра выложу продолжение

Спасибо: 32 
Профиль
lady flame





Сообщение: 418
Настроение: Я вам не нравлюсь? Вычеркните меня из завещания!!!
Зарегистрирован: 21.04.09
Откуда: Россия
Репутация: 56

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: редактор Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms34: Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.02.10 12:28. Заголовок: Добрый день! http://..


Скрытый текст


Виктор проснулся, когда начало светать. Тело приятно согревало тепло девушки. Самой любимой, дорогой, нужной…
Он привстал на локтях, посмотрел на неё. «Мой ангел, - подумал с улыбкой. – Такая нежная, красивая, самая лучшая», - невесомо погладил щёчку, еле дотрагиваясь до кожи. «У тебя самая мягкая кожа… она для меня бесценна. Ты для меня бесценна».
Как бы ему не хотелось сейчас оставлять её. Больше всего на свете он был бы рад лечь обратно, прижаться к тёплому телу, вдохнуть карамельный аромат её волос… и пролежать так вечность. Но обстоятельства складывались по-другому.
Вспомнил, и улыбаться совсем расхотелось. К чему всё это сейчас было? Зачем он поддался наваждению? Пришёл, увидел, а точнее услышал любимый хрипловатый, сводящий с ума голос, и потерял голову. Окончательно.
«Боже, к чему это? Зачем? Разве теперь я смогу быть без неё? Чёрт!!!».
Аккуратно освободился от ручки, нежно накрывающей его грудь. Не хотелось будить этого белокурого ангела, нарушать его сон. Встал, пригляделся. Спит. Посапывает тихонечко в подушку. Его девочка, самая родная и дорогая…
Чтобы не поддаться соблазну улечься обратно он, собрав все свои раскиданные вещи, пошёл одеваться в гостиную. Пытался понять – почему судьба вновь столкнула его с ней? Чтобы причинить лишнюю боль? Ещё и этот чёртов Гуцул, который убедил его в том, что девчонки на гастролях… Нет ничего хуже, чем любить и понимать, что этот человек не с тобой…
Хотя, к чему лукавить – любая встреча с Леной (а тем более такая, где они отдавались друг другу без остатка) была для него в радость, единственной возможностью почувствовать любимого человека рядом.
Ушёл из квартиры незаметно, легонько поцеловав Лену в губы. «Прощай, любимая». Всю дорогу, которую он решил преодолеть пешком в этот раз, размышлял. Пытался понять… поведение Лены. Зачем она поддалась. Ну ладно он, который любит её, больше жизни, больше самого себя, а вот ей зачем это было? Доказать лишний раз себе, что она привлекательна? Или сломить его?
Нет, бред! Не может Лена, его Кулёмина, так поступать. Ей руководило что-то другое, более высокое… А может она не остыла к нему? Может… хоть чуть-чуть, но ещё любит его?
От этой мысли ноги сами собой остановились. «А вдруг ещё не поздно всё вернуть?», - от радостной догадки сердце запрыгало. «Ведь можно попробовать… Засунуть свою гордость куда подальше и попытаться сделать её счастливой». Мысли о себе даже не возникло. Всё для неё, родной и единственной…

Днём того же дня.

- Здравствуйте, Пётр Никанорович! – улыбался Виктор, стоя на пороге знакомой квартиры.
- Ой, Витя! Сынок! – пожилой человек обнял дорогого Степнова. – Что же ты на пороге стоишь, проходи! Забыл меня совсем, не заходишь, не звонишь, - в его голосе скользила лёгкая обида.
- Извините меня, - он совершенно искренне раскаялся. – Честно – времени совсем нет, новая работа, квартира.
- Ну да, я всё понимаю, дело молодое! – он уже радостно улыбался. – Проходи.
Степнов ловко снял свои ботинки за запятники, поднял сумки и прошёл на кухню.
- Вот, я тут торт принёс к чаю, да так по мелочи.
- Ой, Витя, спасибо! А то я совсем один, до магазина дойти нелегко…
- Как один, Пётр Никанорович? А Лена? – удивился тот.
- А что Лена… Лена одна живёт, не со мной, - глаза фантаста выдали тоску по внучке, хотя он улыбался. – Как съехала к тебе, так всё, со мной больше не жила.
Степнов хотя и шёл сюда, чтобы выяснить, что делала Лена в его квартире, был обескуражен таким ответом.
- Так она что, всё это время там жила?
- А разве ты не знал? – спросил Пётр Никанорович, хотя в голове уже стал проясняться план Ленкиных действий. – Она не говорила тебе?
- Нет, - в голубых глазах плескалось удивление вперемешку… с любовью. «Эх, Ленка-Ленка! Такого мужика потеряла… Так любить её никто не сможет».
- А-а-а… вы уверенны, что она жила у меня? Может быть, снимает где-то квартиру? – Виктор не мог поверить.
- Сейчас вроде как живёт у Леры, по крайней мере она мне так сказала, но до этого у тебя жила.
Повисло тягостное молчание. Пётр Никанорович был бы рад успокоить влюблённого мужчину, но вот не знал точно, как. После той истории с каким-то Васей пожилой фантаст больше не мог ручаться за свою внучку и говорить с уверенностью, кого она любит, а кого нет.
Степнов же переваривал информацию, свалившуюся на его и без того бедную голову. Ожидал всего, но только не этого…
- Так, давай-ка рассказывай о своей новой работе! А я потом поделюсь идеей нового романа, - решил разрядить обстановку Кулёмин.
- Хорошо, сейчас всё расскажу, - начал Виктор с улыбкой.

Зайдя в свою новую квартиру, мужчина понял разницу между этим жилищем и тем домом. После буквально одной ночи, проведённой в стенах родной квартиры, где он был безгранично счастлив, эта съёмная двушка казалась пещерой – такая же безликая, серая, а в воздухе будто поселился привкус одиночества.
«Влюбленные плохо выносят одиночество. Нелюбимые – еще хуже»* вспомнилась ему фраза, прочитанная когда-то в книге. Был ли он нелюбим? Сейчас он не знал ответа на этот вопрос. Спроси его ещё вчера об этом, сказал бы, не задумываясь – да, это так. Но уже сегодня, после того, как он провёл эти счастливые несколько часов, окунаясь в старую жизнь, забывая все невзгоды, ситуация перестала казаться ему такой однобокой и безвыходной.
«Ленок, что же ты ко мне чувствуешь?», - последняя мысль, которая проскользнула у него в голове перед тем, как заснуть.

Скрытый текст


Спасибо: 27 
Профиль
Ответов - 35 , стр: 1 2 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 597
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия