Не умеешь писать - НЕ БЕРИСЬ!

АвторСообщение





Сообщение: 144
Настроение: Замечательное
Зарегистрирован: 15.07.10
Откуда: Санкт-Петербург
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.12.10 01:22. Заголовок: Последний шанс


Автор: Кэт
Бета: Оладушка
Название: Последний шанс
Рейтинг: R
Жанр: POV, Action, Angst, Romance, AU, OOC
Пейринг: КВМ
Размер: maxi
Статус: в процессе
Идея: nadink6, ознакомиться можно здесь<\/u><\/a>
От автора: наверно, благодаря nadink6, мой заброшенный фик снова "оживет".

Очень вдохновила идея, надеюсь на ваши
отзывы<\/u><\/a>.

Спасибо, моей бетке Оладушка

Спасибо за прелестные обложки Elfa
<\/u><\/a>
и nadink6
<\/u><\/a>


-Лев влюбился в Овечку...
-Глупая Овечка...
-А Лев просто мазохист...(с)
Спасибо: 14 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 9 [только новые]







Сообщение: 145
Настроение: Замечательное
Зарегистрирован: 15.07.10
Откуда: Санкт-Петербург
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.12.10 01:28. Заголовок: Мой день начинался о..


<\/u><\/a>
            I часть.

Мой день начинался обыденно: десять минут на автобусе в тесноте и духоте, пробежка по, казалось, километровой лестнице крыльца у фирмы, где я работаю, подъем на лифте на пятый этаж и бардак на рабочем столе.
Вот и сейчас, наткнувшись на разбросанные бумаги, я спохватилась.
- Марианна Анатольевна, мне нужна ваша подпись. Платежки! - размахивая бумажками, я выбежала из своего кабинета, поправляя выбившуюся прядку из собранного сзади хвоста. Моя начальница обернулась и пронзила своим взглядом так, что я резко остановилась. От нее всегда веет холодом. Она может сказать одно слово, а ты будешь чувствовать себя, словно облитый ведром ледяной воды.
У нее большие выразительные глаза темно синего цвета. Прямой аккуратный носик с чуть вздернутым вверх кончиком, и смотрит на всех она тоже свысока. Для нее мы все пешки. А уж сравнивать ее с нашим женским коллективом вообще не стоит. По красоте мы все ей проигрываем.
- Меня нет! - ответила начальница так же резко, как и развернулась, направляясь на выход.
- Опять не успела все вовремя сделать? Вот узнала бы Марианна Анатольевна о твоих выходках, давно бы выпроводила тебя. - Как всегда откуда-то взялась Светочка. Наша «Мисс вездесущая». Секретарша Марианны, которая любит собирать сплетни по офису и все, переведя на свой лад, доложить за чашечкой кофе начальнице. Опять захотелось все выяснить и первой же настукачить. Наверно, наивно думая, что я не узнаю об этом позже.
- Светлана Михайловна, шли бы вы… - я посмотрела на нее, перекатившись с пят на носки, и прижав документы к себе, развернулась, чтобы уйти. - Чай с баранками пить! - уже бросила ей вдогонку, скрываясь за поворотом.
Раз не получилось подписать у этой грымзы, зайдем с другого фронта. Главное все успеть сегодня, иначе опять лишат премиальных.
Пусть я и работаю на этой фирме всего год, меня все устраивает. Место недалеко от дома, зарплата позволяет прокормиться, тем более что живу я с некоторых пор одна. Родители мои за границей, а когда училась в школе, жила с дедом. Закончила среднюю общеобразовательную с красным дипломом и поступила в университет на бухгалтерское отделение. Учеба занимала все свободное время, и сил для ухода за дедом уже не оставалось. Созвонившись с родителями, я рассказала все, как есть, и мы остановились на том, что он отправляется к ним. Всем так будет спокойней, да и отец полностью доверял мне, уверив мать в том, что я уже давно повзрослела.
Но пришлось снять розовые очки, когда я столкнулась с нехваткой денег. Тех средств, которые высылали мне родители, хватало только на оплату коммунальных, учебы, да на продукты. А мне, как и любому нормальному человеку, хотелось прилично выглядеть, носить хорошую одежду и ходить с друзьями в кафе. В общем, через два года очного обучения я перешла на заочное отделение и стала работать в цветочном магазине продавцом, пока не подвернулся случай с выбором практики в фирме «СтройСтеп», где я так и осталась работать бухгалтером.
Подходя к кабинету главного заместителя директора, я остановилась, чтобы перевести дух.
- Дмитрий Генадьевич! - предварительно постучав, прошла в кабинет. - Марианна Анатольевна ушла. Подпишите платежки, пожалуйста.
Передо мной за дубовым столом сидел мужчина в очках и небольшой лысиной на голове. Ему было на вид лет сорок. Он своим важным видом походил на индюка, хотя, в принципе, и фигура была подобающая. Вставал из-за стола, как всегда, поправляя свой галстук и поглаживая себя по огромному животу.
Я прошла и протянула ему бумаги. Он, поправив сползшие очки, быстро расписался и уставился обратно в монитор. Мне всегда было интересно, что там он так пристально разглядывал каждый раз, когда бы я ни приходила.
Оказавшись, наконец, в своем кабинете, я с легкостью выдохнула. Пока волноваться мне не о чем.
А дальше все как всегда: учеты, приемы, контроли, анализы, средства… К концу рабочего дня от цифр и мелькающих бумажек голова обычно идет кругом.
Сегодня я выпила уже не одну чашку кофе с лакомой булочкой. В кабинете было темно. Свет исходил от настольной лампы и включенного компьютера. Взглянув на часы, я устало вздохнула. Как всегда, забыла про время. Рабочий день закончился час назад, а я все еще нахожусь здесь. Быстро сложив кое-как листы в «стопку», я схватила сумку и одну папку с непросмотренными документами и выбежала из кабинета. Все торопятся домой. Только я всегда задерживаюсь, да и что мне делать одной в трехкомнатной квартире? Без деда тут немного тоскливо.
Попрощавшись с охранниками на выходе, я оглянулась на высотное здание, прижав к себе папку, которая не влезала в мою сумочку. Странно, но в кабинете начальницы горел свет. Наверно, вернулась из какого-нибудь бутика или салона и разгребает бумаги, скопившиеся за день. Она хоть и мымра, но к работе относится серьезно. В целом всем управляет Степнов Виктор Михайлович, о котором я знаю только понаслышке. Он передал бразды правления в офисе Марианне еще до моего прихода. По статусу мымра считается его невестой, только вот роскошной свадьбы, о которой она так грезит, все нет.
Я развернулась и на кого-то налетела. Все документы в папке рассыпались, и, тихо чертыхаясь, я стала собирать листы. Моих рук коснулась теплая ладонь. Вздрогнув, я подняла голову, утопая в бездне серо-голубых глаз. Словно очнувшись, я резко одернула руку, и листы снова рассыпались.
- Черт! - уже громче выругалась я.
- Давай помогу! - Незнакомец, вроде вежливый, а перешел сразу на «ты».
Я собирала бумаги, не обращая внимания на опустившегося на корточки мужчину, который стал поочередно протягивать мне листы. Я, наверно, слишком резко выхватывала их из его рук. Рванув один из них, я немного порвала его с боку. Взяв себя в руки, я бросила на мужчину грозный взгляд. Он пошатнулся, но расплылся в улыбке. Красивый высокий брюнет с фигурой атлета. Наверно, часами проводит в фитнес-центрах. Его вьющиеся смоляные волосы были стильно уложены назад. Волевой подбородок и прямой нос. Изысканный вкус в одежде, и одеколон не из дешевых. Ну что этот брюнет стоит и ухмыляется? Как же, такой вальяжный, с улыбкой чеширского кота, а я типа серая мышка, загнанная в угол. И вьются вокруг такого мужчины не такие замухрышки, как я. Его женщины не одеваются в дешевые брюки и такую же жилетку, купленные на распродаже в сомнительном бутике. И уж тем более они не носят черные ботинки из кожзаменителя.
Оглядев его с ног до головы, я буркнула «спасибо» и направилась прочь по ступенькам вниз.




Спасибо: 32 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 150
Настроение: Замечательное
Зарегистрирован: 15.07.10
Откуда: Санкт-Петербург
Репутация: 16
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.12.10 22:54. Заголовок: Я с продолжением... ..


Я с продолжением...
Скрытый текст



Очередное утро проходило в спешке, так как я проспала. Натягивая черные обтягивающие джинсы, суженные к низу, я одновременно пыталась расчесать волосы, торчащие с утра в разные стороны. Поочередно справившись с двумя делами, я остановилась на выборе верхней одежды.
На улице было пасмурно. Дождя не было, но затянувшие небо тучи придавали моему настроению такой же оттенок серости. Выбрав белый свитер с воротом, я подошла к большому зеркалу, оглядывая себя с ног до головы. Я высокая, но не такая дылда, как моя начальница, она даже без шпилек кажется выше меня на пол головы. Стройные длинные ноги, отличная спортивная фигура. Даже спустя столько времени после окончания школы, чтобы не потерять форму, я старалась хоть один, а то и два раза в месяц бывать в фитнес-клубе.
Последним штрихом в моем образе на сегодня был легкий макияж: светло-серые тени, немного подводки для выразительности глаз и бесцветный блеск на губы. Подмигнув отражению, я улыбнулась. Вроде и не страшная, а что же до сих пор никто не обращает внимания? Я успокаивала себя мыслями о том, что во всем виновата работа. Времени для тусовок и выхода в свет у меня было не так много. Видимо, была права.
Суматоха была и в офисе - когда я вбежала в корпус нашего отдела, все бегали и прикрикивали друг на друга при столкновениях, ворча, чтобы не крутились под ногами. От очередного выбежавшего мне на встречу сотрудника, я отскочила в сторону и прижавшись к стене. Тут же мимо пробежал наш юрист.
- Игорь, - я успела схватить его за рукав, - объясни, что все разбегались?
- Ой, Ленк. Проверка у нас. Сам Степнов будет присутствовать на планерке.
- А ведут себя все, словно тайфун надвигается, - пробурчала я.
- Что? - Игорь переминался с ноги на ногу. Видимо, торопился привести свое место в порядок перед высшим начальством. - Ладно, Кулемина, с тобой хорошо болтать, но побегу я.
Не дождавшись даже моего ответа, он скрылся за дверьми своего кабинета. Подумаешь, Степнов! Целый год и духа его здесь не было, а тут решил показаться. Я прошла к себе и села за стол. Глубоко вздохнув, принялась за наведение порядка и на своем рабочем месте. Перебрав и разложив бумаги по стопкам, я принялась за работу, с головой погружаясь в изучение различных документов.
За дверьми послышались громкие приближающие голоса, но я сидела, уткнувшись в компьютер, просматривая папку «Затраты на производство материалов». Тут с шумом отворилась дверь, и вошла Марианна Анатольевна с тремя мужчинами, одним из которых оказался вчерашний незнакомец. Я соскочила с места, нервно одергивая свитер.
- Лена, работаешь? - начала грымза и пристально посмотрела на меня, отчего по телу прошли мурашки. Я лишь кивнула в ответ.
Она кинула мимолетный взгляд на стол и повернулась к мужчинам.
- Виктор Михайлович... - что? Не может быть! Она обратилась к вчерашнему брюнету, и я, сглотнув, стала смотреть куда угодно, лишь бы не встретиться с ним взглядом. - Это наш бухгалтер, Елена Никитична. Следующий кабинет юриста. Пройдемте, - она развернулась, обращаясь только к Степнову, как будто других и не было. - Работай дальше, Лен! - она вышла, проведя рукой по плечу Виктора Михайловича. От неожиданной нежности нашей грымзы я еле слышно хмыкнула, но Марианна Анатольевна услышала меня, наверно, спинным мозгом, и хмуро посмотрела мне в глаза. Я села обратно в кресло, переводя взгляд на монитор. Виктор выходил последний, задержавшись в моем кабинете чуть дольше, чем следовала бы. Я подняла голову и столкнулась с его изучающим взглядом и теплой улыбкой. Опоздав всего на секунду с ответом, я сидела и улыбалась, как дура, теперь закрытой двери.
Целый день я провела в задумчивости, но зато на компьютерных часах высвечивалось сегодня шестнадцать пятьдесят пять, а не на час позже. Выключив всю электронику в кабинете, я собралась домой. Проходя мимо охранников, заметила их брошенный в мою сторону сочувствующий и пристальный взгляд. Немного удивившись, я вышла на улицу. Понятно, почему они так смотрели. На улице стояла прозрачная плотная стена сильного ливня. Синоптики обещали, что конец августа будет жарким, но их прогнозы как всегда не оправдались. В сегодняшней спешке я забыла зонт на тумбе в прихожей и не знала, как теперь добираться до дома.
- Елена Никитична, может, вам такси вызвать? - окликнул меня один из охранников, выйдя на крыльцо офиса.
- Спасибо, Сереж, но не надо. Я пережду здесь, уменьшится, и пойду, должен же он когда-нибудь закончиться, - махнув сумкой в сторону дождя, я встала под козырек. Возвращаться в кабинет, просто было лень, а автобусная остановка находилась в двадцати метрах от фирмы.
- Ну, как знаете, - Сергей зашел в здание, а я, уткнувшись в ворот своего белого свитера, стала ждать, наслаждаясь свежим воздухом, каким нечасто дышишь в нашем мегаполисе. К моему счастью, ливень закончился резко, превращаясь в мелкую морось. Чтобы добраться до остановки, мне требовалось перейти выездную дорогу у нашей фирмы, ведущую с автостоянки. Я, засунув руки в боковые карманы джинс, поспешно стала спускаться по ступенькам. Сумка, висящая на правом запястье, от ходьбы била по бедру, раздражая своим неудобством, но высвободить руки хоть из такого тепла, как карманы, не очень хочется. Отвернувшись от порывистого ветра и противных колющих лицо капель мелкого дождя, я не заметила, как из-за угла выскочила машина, резко притормозив в метре от меня. Я замерла, как вкопанная, смотря на черный джип «Ниссан» с медленно работающими дворниками. Из машины выскочил мой непосредственный начальник. Степнов грозно навис надо мной и пристально посмотрел в глаза. От холода его взгляда, я съежилась еще больше.
- Ты куда несешься? По сторонам в детстве не учили смотреть? - его грубость смутила меня, и, опустив ресницы, я крепко сжала ручку от сумки.
- Извините, Виктор Михайлович, - буркнув себе под нос, направилась в сторону остановки.
- Подожди. Лена, кажется? - он придержал меня за локоть, разворачивая к себе. - Ты сейчас в шоке, скорее всего. Давай лучше подвезу?
- Не стоит, - тихо ответила, усомнившись в том, что он меня услышал.
- Нет, так не пойдет, - услышал и нахмурился. - Я тебя напугал и хочу загладить вину. Тем более, погода утихла ненадолго, а ты без зонта, как я вижу.
- Виктор Михайлович, спасибо, но мне действительно не хочется вас затруднять, - высвободившись из его цепких, но таких теплых рук, я ускорила шаг, спиной чувствуя на себе его обжигающий взгляд.



Спасибо: 28 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 156
Настроение: Замечательное
Зарегистрирован: 15.07.10
Откуда: Санкт-Петербург
Репутация: 16
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.12.10 22:56. Заголовок: Всем привет! http://..


Всем привет!
Скрытый текст



Пока добиралась до дома, настроение упало ниже плинтуса. В автобус люди заходили с мокрыми зонтами, прислоняя их почему-то больше к моим ногам, нежели держа прямо, поэтому когда я оказалась на улице, меня бросило в дрожь. А намокшие джинсы прилипали к коже, создавая дополнительное неудобство при ходьбе. Мысленно наругав себя за то, что отказалась доехать до дома с комфортом и в тепле, прошла в ванную. Стянув одежду, забросила ее в корзину с грязным бельем.
Прошла на кухню и, включив чайник, забралась на уголок подоконника с ногами, обхватив руками колени. Мне даже думать ни о чем не хотелось. Я люблю подолгу сидеть в одиночестве, иногда слушая радио, но чаще предпочитая тишину.
Щелчок электрического чайника привлек внимание, и, перестав бездумно смотреть в стену, я встала и, взяв со стола кружку, заварила себе кофе, бросив в напиток пару кубиков сахара. Открыв холодильник, с грустью заметила одну коробку молока и две обветрившихся скучающих сосиски.
Хлопнув дверцей, и сделав глоток крепкого напитка, я вышла в коридор. Прошла в свою спальню и остановилась у шкафа. Стоит сходить в магазин, иначе с завтрашнего дня буду приходить, выжитая как лимон, и сил на другие дела совсем не будет.
Сегодня после того, как немного все поутихло, ко мне забежал Игорь. Рассказал, что теперь Степнов будет каждый день находиться на территории нашего корпуса, пока Марианна Анатольевна в отпуске. Обрадовал, конечно, тем, что теперь не придется видеть лицо мымры чуть ли не каждый день, но и видеть взамен Его тем более не хотелось. Отчего-то рядом с ним я забывала, как дышать и не могла вести себя более уверенно, дергаясь или нервно огрызаясь. Вспомнив, как совсем недавно отказалась от вежливого предложения подвезти до дома. Ну вот, что в этом такого? Да все! Начнем с того, что я простой работник, а он мой начальник. Ну, а дальше перечислять можно бесконечно.
Натянув на себя плотные штаны и черную олимпийку, я вышла в прихожую, где лежал мой зонт. Схватив с тумбы сумку, достала пару купюр и направилась в ближайший супермаркет.
Бродя с тележкой по большому помещению продуктового отдела, я остановилась у лотков с фруктами, выбирая яблоки из предложенного большого ассортимента. Корзина была заполнена уже до середины, и я с трудом представляла, как дотащу пакеты до дома.
Свернув за угол, я зашла в отдел кондитерских изделий. Какой-то мужчина стоял у прилавка возле кассы и явно что-то выбирал, консультируясь с продавщицей. Я засмотрелась на всякие вкусности за стеклом витрины и продвигалась ближе к ней. Присмотрела себе коробочку аппетитно и красиво выглядящих пирожных и подошла к прилавку, чтобы попросить продавщицу подать их мне.
- Девушка, мне нужен торт, такой, чтобы был очень вкусным и свежим, - мужчина опередил меня, и я, чтобы не задеть его, отпрянула назад.
- Возьмите тогда «Наполеон», привезли два часа назад. И думаю, его все любят. Или «Медовик»? - девушка указывала на стоящие в витрине торты.
- Возьмите «Зимнюю вишню», - вырвалось у меня, и я, закусив нижнюю губу, отвернулась в сторону. Язык мой - враг мой. Влезла, когда не спрашивали.
- Да, девушка права. Его тоже недавно привезли, - продавщица поддакнула, а я скорее почувствовала, чем увидела на себе изучающий взгляд мужчины.
- Лена? - я повернулась и удивилась не меньше Степнова, который стоял сейчас передо мной, расплываясь в улыбке.
- Виктор Михайлович? Вот уж не думала тут увидеть вас! - сделала акцент на последнем слове.
- Я живу недалеко отсюда, в нескольких кварталах. Видимо, ты тоже? - я смущенно улыбнулась и робко кивнула.
- Мужчина, вы покупать будете? - донеслось позади меня. Я обернулась и уставилась на полноватую женщину, нервно поправляющую очки на своем пухлом носу. Виктор Михайлович извинился и, взяв торт, который я предложила, отошел в сторону, ожидая, видимо, меня. Оплатив покупку, я подтолкнула тележку вперед и поравнялась с ним.
- Виктор Михайлович, мне может все это кажется, но у меня такое чувство, что вы за мной следите, - ну почему я не могу промолчать? Сперва говорю, а потом думаю! Разговаривать в таком тоне с начальством определенно дорогого стоит.
- Взаимно! - я остановилась и удивленно вздернула бровь. - Мне так же, КАЖЕТСЯ, - ответил он и нагло ухмыльнулся. Фыркнув, я прибавила шагу, направляясь к кассе. Чувствовала, что он не отставал и сейчас уже стоял позади меня в очереди. Я нервно постукивала ногой в такт, разносившейся по залу музыки. Чувствовала всеми фибрами его изучающий взгляд, словно обжигающий кожу через ткань плотной кофты.
- Виктор Михайлович, хватит на меня уже пялиться! - не выдержав, я развернулась и хмуро посмотрела на него.
Он отвернулся, и как мне показалось, немного обиделся, что ли? Стоя за столиком, я складывала продукты в пакеты. Четыре пакета на две руки. Мда. Я с трудом представляла, как мне все это дотащить. Перекатившись с пят на носки, всегда мысленно ухмыляясь этой своей привычке, я лишь заметила, как чья-то рука коснулась пакетов. Бросив в сторону тревожный взгляд, я заметила Степнова, держащего в другой руке свой пакет и торт.
- Только попробуй отказаться сейчас от помощи! - буркнул он и, взяв в руку три пакета, направился к выходу. Мне ничего не оставалось, как схватить оставшуюся ношу и вылететь вслед за ним. Он остановился на стоянке около машины и, открыв багажник, сложил покупки. Придерживая одной рукой крышку капота, он протянул руку в мою сторону, на секунду задержавшись на мне взглядом. Я пробежала глазами по его лицу и, протянув ему пакет, развернулась. Сев на пассажирское сиденье, сложив руки на груди, я поежилась от резкой смены температуры. Здесь было тепло и уютно. Вытянув вперед ноги, я развалилась, как у себя дома на кресле перед телевизором. Не хватало только еще теплого пледа и горячей кружки кофе. Виктор Михайлович, сев за руль, удостоил меня каким-то невозмутимым взглядом и завел мотор. Приятное урчание мотора и тихо играющее радио немного успокоили мое бешено стучащее сердце. Когда я нахожусь рядом с начальником, оно всегда готово выскочить из груди. Я выпрямилась и отстранено смотрела в окно, пока мы выезжали с виадука от супермаркета.
- Лен, какой адрес? - отвлек меня его спокойный голос. Я, спрятав глаза под челкой, пробормотала название улицы.
- Да, бывают в жизни совпадения! - воскликнул Степнов, от чего я повернулась к нему с застывшим в глазах непониманием. - Представь себе, мы соседи. Я в доме напротив.
- Вот так счастье привалило! - дала я понять всем своим видом, что не хочу поддерживать тему, и отвернулась к окну.
- Ладно, тебе. Хватит огрызаться. Чем тебе так жизнь не мила? Ладно, не хочешь разговаривать, не буду. Только ответь на один вопрос? - я вновь повернулась к нему. - Ты давно у нас работаешь?
- Уже год, - спокойно ответила я, пытаясь понять суть его интереса к моей скромной персоне.
- И как тебе?
- Вы сказали, что один вопрос, - я стала заводиться из-за его допроса.
- Ну, не могу же я ехать в молчании.
- А я вам свое общество не навязывала, - грубо ответила я, пожав плечами. Ну почему я не могу перестать огрызаться? Нормальный же мужик. - Помнится, это вы предложили свою помощь.
- Ну и бука ты.
- Какая есть, - буркнула в ответ, понимая, что вовсе не подобает так обращаться к начальству. - Ладно, извините. Просто сегодня день ужасный. Еще и погода эта, - растерянно кивнула на дождь за окном. А работа мне нравится, - добавила, с осторожностью посмотрев на Виктора Михайловича.
- Да не бойся ты. Мне придираться пока к тебе не к чему. Впереди будет целый месяц, пока Марианна в отпуске. Так что пока расслабься, - с ухмылкой посмотрел Степнов на меня и продолжил вести машину, а я склонила голову и спрятала лицо за светлыми прядями, чувствуя, как мои щеки покрываются румянцем.
Дальше ехали в молчании под музыку, доносившуюся из динамиков. Я и не заметила, как стала притоптывать в такт ногой. Почувствовала на себе его взгляд и одернула себя.
Он остановился у подъезда, и я выскочила на улицу, наступив при этом в лужу. Чертыхнувшись, открыла зонтик и подошла к багажнику. Виктор Михайлович уже доставал пакеты и удивлялся моей неповоротливости. Хмыкнув, я попыталась выдернуть пакет из его рук, но он легонько отпихнул меня в сторону.
- Пойдем, а то мало ли ты еще и ногу подвернешь в подъезде, а мне нужен здоровый сотрудник, - он прошел в сторону подъезда, оглянувшись на крыльце. Насупившись, я подошла и открыла дверь, пропуская его с тяжелой поклажей вперед.
- Виктор Михайлович, пойдемте кофе пить! - вырвалось у меня быстрее, чем я смогла подумать. Неудобно было отпускать его. Все-таки он довез меня и здорово помог, а так я и не представляла, как дошла бы одна. - Ну, или чая? - добавила, переминаясь с ноги на ногу уже в прихожей, окруженная пакетами. - Не могу я так вот вас отпустить. Вы мне очень помогли.
- Кофе, - довольно ответил он.
Улыбнувшись в ответ, я порылась в пакете и, достав приобретенные пирожные, разувшись и подхватив пару пакетов, прошла на кухню.
- Снимайте обувь и проходите, - бросила, уже скрывшись за поворотом коридора. Степнов вошел, поставив пакеты на стол. Украдкой заметив его движения, я развернулась, оказавшись очень близко.
- Спасибо. Не стоило, я бы сама, - пробормотала, пряча глаза.
- Лена, - перебил меня и отошел чуть назад, переминаясь с ноги на ногу.
- Ванна прямо и налево, - прошептала я, придя в себя после, как мне показалось неловкой ситуации, и отвернулась, пряча под прядями волос краснеющие щеки.
Щелкнув чайник, я разложила на столе вкусности и приготовила пару бутербродов. Виктор Михайлович, уже должен был вернуться. Неужели ушел?
Резко бросив полотенце, которым вытирала руки, я прошла в прихожую. Его ботинки аккуратно стояли у тумбы, но со стороны ванны была тишина и никакого шума льющейся воды. Я прошла по коридору и остановилась у открытой двери в свою комнату. Подперев дверной косяк плечом, я стала наблюдать за мужчиной, рассматривающий мои награды на полках. Он нервно провел по своей шее рукой, когда заметил мое присутствие.
- Извини, - стоял, будто его застали на месте преступления, и не знал что сказать. - Ты спортсменка? - взяв себя в руки, кивнул он на кубки и награды.
- Была, когда училась в школе и еще первые два курса в университете.
- Я тоже, когда-то был.
- Правда? То есть, каким видом спорта увлекались?
- Не увлекался. Я был чемпионом по футболу. Правда, пришлось распрощаться с ним из-за травмы пять лет назад. А почему ты не пошла дальше? - снова бросив удивленный взгляд на полки.
- Не мое, наверно, - пожала плечами и скрестила руки на груди.
- Ясно, - слишком пристально посмотрел на меня начальник, от чего я выпрямилась.
- Все готово. Пошли…те? - немного с опозданием поправилась я.
Зачем же так смотреть на меня? Все слова на свете позабыть можно. Я развернулась и вышла.
Мы прошли на кухню, и дальше беседа плавно потекла на разные темы. Виктор Михайлович рассказал истории из жизни, а я сидела и внимательно слушала, удивляясь, как он мог раскрыться совершенно незнакомому человеку. Я бы так не смогла. Он умел шутить. Рассказывал очередной анекдот, а я заливалась смехом, потом с трудом успокаивалась. После очередной шутки, я вытерла выступившие слезы и бросила взгляд на часы. Виктор Михайлович проследил за моим взглядом.
- Быстро же летит время с тобой, Ленка! Но мне пора. Спасибо тебе!
- За что? Это я должна благодарить. Не представляю, как донесла бы все.
- Мне несложно. Любой бы поступил так же.
- Да нет.
- Вечно ты споришь, - он улыбнулся и вышел из-за стола. Я догнала его уже в прихожей, когда, обувшись, он выпрямился.
- Вот так день рождения, - тихо сказал он, разворачиваясь к двери, думая, что я его не услышу.
- Как день рождения? Виктор Михайлович! И вы молчали? - я совершенно растерялась, переминаясь с ноги на ногу и теребя в руках расческу с тумбы. Опомнившись, бросила ее обратно.
- Вот так вышло. Ладно, Лен. До завтра! Не опаздывать, - бросил он на прощание и открыл дверь.
- Я никогда не… До свидания, - прошептала я в пустоту.



Спасибо: 26 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 159
Настроение: Замечательное
Зарегистрирован: 15.07.10
Откуда: Санкт-Петербург
Репутация: 16
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.12.10 20:35. Заголовок: Я вернулась! Спасибо..


Скрытый текст



Сегодня пятница, а значит последний трудовой день, и впереди меня ждут долгожданные выходные. Когда я брела по коридору к своему кабинету, то прошла мимо Игоря, который недоверчиво посмотрел на меня.
- Ленка, ты заболела! – вынес вердикт Игорь, после долгого изучения моей внешности и пошел рядом со мной.
- С чего ты взял? – нервно сглотнув, ответила я.
- Совсем себя не жалеешь! Дом – работа – дом, - стал читать мне мораль, отчего я, закатив глаза, остановилась у своей двери, вставляя ключ в замочную скважину. Послышались три щелчка, и, взявшись за ручку, я обернулась.
- Знаешь, Игорь! Хочешь узнать три этапа успеха деловой женщины? – сделала акцент на последних словах, быстро прошла в кабинет и села за стол. Рассказов подошел и присел на край, схватив карандаш с подставки.
- Интересно узнать! – он поправил свои очки. Я строго посмотрела на своего коллегу и сцепила руки в замок на столе.
- Чтобы в этой жизни выжить и добиться успеха, Игорь, надо думать, как мужчина! – стала перечислять, нависая над столом, опираясь на руки. – Вести себя, как леди, - я посмотрела на карандаш в его руках, который он крутил между пальцев. – И работать, как ЛОШАДЬ! – выкрикнула, отчего Игорь выпрямился, а я выдернула свой карандаш из его рук. – А ты мне тут морали читаешь. Лучше иди работай! – огрызнулась я.
У меня закружилась голова, и я села обратно, уставившись в выключенный монитор компьютера. Игорь надулся и встал. Не зная, куда деть свои руки, он нервно поправил вечно сползающие очки. Вздернув нос, вышел из кабинета, негромко хлопнув дверью. Глядите-ка, какой нежный! Обиделся!
Вчерашняя прогулка под дождем сегодня сказалась на моем самочувствии. С утра, приняв две таблетки аспирина, я поехала на работу на такси, надев теплый свитер с длинными рукавами и высоким горлом. По пути немного знобило, а когда поднималась по ступенькам крыльца у парадной двери, то вообще появилась слабость в ногах. А встретив Игоря в коридоре, уткнулась в ворот и хотела пройти мимо, но не тут-то было. Единственный, кто в этой компании обо мне знал больше всех, так это Игорь.
Устало откинулась на спинку кресла и включила ненавистный компьютер. Меня никак не отпускало давящее ощущение в висках. Не хотелось думать о своей болезни, и я сосредоточилась на работе.
До обеда я провела в кабинете, в небольших перерывах заваривая крепкий чай. Таблетки, принятые утром, помогли только на час, остальное время я боролась с головной болью и приступами то холода, то жара.
Без пяти тринадцать я заглянула к юристу, на ходу придумывая оправдание своего поведения утром.
С Рассказовым Игорем мы познакомились, когда я в первый раз пошла на корпоратив около года назад. Наш замдиректора Дмитрий Геннадьевич решил отметить свой день рождения в скромном кафе. Однако, прибыв на место торжества, я очутилась совсем не в кафе и совсем не в скромном – это оказался дорогой и известный ресторан, где собирались самые известные люди. Оставалось только догадываться, откуда у толстячка столько средств. Мне было некомфортно находиться в таком заведении, поэтому я долгое время стояла в стороне, перекидываясь парой фраз с сотрудниками нашего отдела. Скучно было до тех пор, пока ко мне не подошел высокий блондин, одетый не в официальный костюм, как остальные присутствующие там мужчины, а в обычную черную кофту и черные джинсы. Этим он вызвал у большинства интерес, который быстро исчез. Представился так официально, Игорь Ильич! Я раньше его не видела в нашем корпусе, поэтому решила, что он с другого. Игорь начал заливать что-то о своем высшем чине, однако его тут же раскрыла вездесущая Светочка - взялась откуда-то и выдала, что он всего-навсего наш новый юрист. Смущенный своим разоблачением, он извинился и хотел скрыться. Понятно было, что он так же чувствовал себя не в своей тарелке на таком мероприятии. Я нагнала его уже у выхода, предложила составить компанию на весь остаток вечера в кафе. Месяц в офисе мы пересекались редко. Он полностью окунулся в свою работу, привыкая к коллективу и обстановке. А потом мы как-то резко перестали «Никитичнять» и «Ильичать», сменив «здравствуйте» дружеским «привет». Стали спокойно прикрывать друг друга перед начальством. По большей степени выручать приходилось мне, так как Игорь любил поспать, и всегда находились у него какие-нибудь неотложные дела после обеда. Игорь был единственным человеком в этом серпентарии, где каждый норовит узнать последнюю «сенсацию» и ужалить тебя ей побольнее, словно ядовитая змея.
Постучав в кабинет Рассказова, я прошла. Закрыв за собой дверь, прислонилась, обняла папку с документами.
- Игорь, ты все еще дуешься? – тихо спросила и посмотрела на него сквозь длинную челку.
- Нет, - коротко ответил и снова уставился в свои бумажки на столе.
- Я же вижу, что дуешься! – быстро прошла к столу и села в кресло у стены. – Прости!
- Кулемина, иди работай!
- Уже обед, Игорь! – даже не подумав встать, я смотрела на друга.
Он недоверчиво взглянул на наручные часы и встал из-за стола.
- Ладно, пошли, - бросил через плечо.
Мы сидели за крайним столиком в нашем кафе неподалеку от офиса. Что мне нравилось в Игоре, так это то, что он всегда быстро отходит. И, кажется, совсем не он несколько часов назад, надувшись, покинул мой кабинет, хлопнув дверью. Уплетая за обе щеки свое пюре с отбивной, он рассказывал о какой-то там сделке, а я слушала его в пол-уха. Мои мысли были заняты совсем не обедом, да и из-за болезни кусок в горло не лез. От сухости во рту я допивала уже вторую чашку горячего кофе.
- Игорь, я сейчас хочу отлучиться на пару часиков и постараюсь вернуться вовремя. Если что, прикрыть сможешь? – выплыв из своей задумчивости, перебила Рассказова и стала собираться.
- Ого, а это уже интересно! Куда собралась? – он, отложив вилку в сторону, с удивлением посмотрел на меня.
- Надо, Игорь! Я потом все расскажу, – скрестив пальцы за спиной, я улыбнулась.
- Ладно, иди.
- Спасибо! Я не опоздаю, но так, на всякий случай.
- Да, а случаи бывают разные, - пробубнил Игорь, уставившись обратно в тарелку.
Добралась до торгового центра я быстро, благо находился он в трех кварталах, а вот с чего начать, не могла определиться. Стояла посередине зала на первом этаже и раздумывала, с какого отдела начать искать подарок для Виктора. Весь оставшийся вечер я вспоминала его случайно брошенную фразу о дне рождения, и мне было безумно стыдно за все. Отвлекла его со своим кофе. А ведь его, наверно, гости поджидали или Марианна? О последней даже думать не хотелось, но, вспомнив о своей начальнице, я уже засомневалась, а нужен ли ему мой подарок? И что он скажет о таком внимании своего работника? С такими размышлениями я ходила по коридору этажа, пока не забрела в последнюю секцию. «В детстве каждый из нас мечтал стать волшебником, не правда ли? Купив этот магический глобус и сделав несколько лёгких движений руками, Вы сможете заставить этот глобус парить и крутиться в воздухе без помощи Ваших рук! Это завораживающее Ваш взор чудо Вы можете подарить друзьям, близким и коллегам! Помогает расслабиться и поразмыслить о насущном!» - гласила надпись под стеклянным глобусом на подсвечивающейся подставке. Наверно, это то, что надо.
Время поджимало, и я вернулась в офис. Чувствовала я себя не очень, кажется, начинала подниматься температура. Увидела Игоря и буквально втащила его в его же кабинет.
- Игорек, тут такое дело... – я рассказала свою задумку. Друг поддержал мое рвение и идею, но помочь отказался. Ладно, сама, так сама.

...Спустя полчаса я постучала в дверь кабинета Степнова. Услышав тихое «Входите», глубоко вдохнула и повернула ручку.
- Виктор Михайлович, я к вам тут от коллектива, – поздравительную речь я репетировала тридцать минут назад перед Рассказовым. Степнов встал из-за стола и, обогнув его, присел на край, сложив руки на груди. От его улыбки я забыла все слова и, чувствуя, как заливаются краской мои щеки, протянула золотистую коробку с красным бантом. – Это вам от всех сотрудников, – глупо улыбнувшись, я развернулась, остановившись от тихого «спасибо». Вспомнила про свой собственный подарок, тихонько стукнула себя по лбу и, закусив губу, обернулась.
- Виктор Михайлович, а это вам от меня лично! – протянула конверт, и смущенно опустив глаза, выбежала из кабинета.
Прям сама невинность! Как влезать со своими предложениями в очереди, так первая! А как вручить обыкновенный подарок начальнику, так сразу вся застеснялась. Мысленно ругая себя, я быстро шла по длинному коридору. Выбежав на улицу под теплые лучи солнца, я зажмурилась и вдохнула полной грудью, пытаясь успокоиться. Мне стало жарко вовсе не от припекающего солнца и моего теплого свитера. Да и температура была в общем-то не при чем. Нет, я просто сгорала от стыда. Не знаю, зачем я сделала подарок от себя, но на момент, когда мне приглянулось объявление на афише возле офиса, я, не раздумывая, заказала билет на матч «Спартак – Зенит», вспомнив, как он радостно рассказывал, что болеет за нашу команду. Что ж, сделанного уже не исправишь! Мне ничего больше не оставалось, как отправиться домой. Все равно рабочий день уже практически подошел к концу.
Выходные тянулись долго и не так весело, как мне бы хотелось. В субботу я весь день провалялась у телевизора, окруженная каплями, микстурами, таблетками и сиропами. С трудом вставала, преодолевая головокружение и слабость в ногах, готовила себе бульон и чай с малиной. Мои мучения не прошли бесследно, и уже в воскресенье под вечер я была в прекрасном настроении и чувствовала себя нормально. Днем получила письмо от родителей, в котором была куча новостей. Дед начал писать новый роман, а Сережка, который все время проводил с ним, произнес первое слово, конечно, «деда». Мне ужасно хотело увидеть братика вживую, а не на фотографиях, присылаемых родителями. С каждым разом обещаю навестить их в свой отпуск, но в ближайшее время у меня его не намечается. Написав ответ, я захлопнула крышку ноутбука и откинулась на спинку кресла. Взглянула на часы и вспомнила про Виктора. Сейчас он, возможно, собирается на футбол. А, может, и вовсе не открывал конверт, закинув в дальний ящик стола. Да и какое ему дело до того, что там было. И почему я все время думаю о нем, а перед глазами стоят его бездонные голубые глаза? Чтобы хоть как-то отвлечься я принялась за уборку. Подметая в прихожей, вздрогнула от внезапного звонка в дверь. От неожиданности открыла, даже не спрашивая, кто там, так как никого не ждала.
Увидев того, кто стоял на пороге, я опешила, и сдула прядку с лица.
- Виктор Ми-михайлович? – заикаясь, произнесла я.
- Привет, – по его тихому голосу я отметила, что он волнуется. – Я пришел сказать спасибо за подарок. То есть, спасибо! – улыбнулся он. Я машинально глянула в зеркало и ужаснулась своему виду. Нервно пригладив взъерошенные, лохматые волосы и сбившуюся на бок челку, снова повернулась к нему.
- Для этого можно было дождаться завтрашнего дня, – я прислонила голову к дверному косяку, смотря ему в глаза, словно ища там реальную причину прихода.
- Просто мимо проходил и вспомнил, - я хихикнула от такой нелепой отговорки и вдруг вспомнила о своем гостеприимстве. – Вы проходите! – отошла в сторону, пропуская его.
- Вообще-то я за другим пришел, - он достал из внутреннего кармана олимпийки конверт. Все-таки вернуть решил. Не понравился подарок. Ну и черт с ним! Не выдавая никаких эмоций, я прошла к тумбе и присела на ее край.
- И зачем же? - в ответ он повернулся и достал билет, сдвинув его пальцем в сторону, сделал веер из двух красных бумажек. Я удивленно посмотрела на него снизу вверх.
- Составишь мне компанию? – спросил он, смущенно отводя взгляд.
- Я… А почему я?
- Просто… Друзей, увлекающихся этим, нет. У Марианны нет времени, – он грустно склонил голову и, словно отогнав какие-то мысли, резко поднял. - Пойти мне не с кем, а один не хочу.
- Отдайте кому-нибудь, – проговорила спокойно, не выдавая своей радости, что все-таки не выкинул и не запрятал конверт.
- Значит, не пойдешь, - он развернулся, чтобы уйти.
- Виктор Михайлович! – я дернула его за рукав, резко спрятав руку за спину. – Я же не сказала, что не пойду. Я мигом! – улыбнулась ему и оставила в одиночестве, прикрыв входную дверь. - Просто непонятен мне ваш интерес к моей скромной персоне, Виктор Михайлович! – говорила из комнаты, в которую пошла переодеваться.

Наблюдать за своим начальником на трибуне болельщиков было довольно мило, и я улыбалась каждый раз, когда он нечаянно задевал меня и тут же извинялся. Чувствовала каждый раз всем своим телом его взгляды, когда я делала вид, что увлечена игрой. Боковым зрением видела, как он опускал голову и, о чем-то задумавшись, сидел так несколько минут, пока болельщики не отвлекали его своими возгласами. В перерыве мы сидели и ели чипсы, запивая колой. Выслушал мой комментарий про вред такой «минутной слабости», как выразился Степнов, и стырил с моего пакета одну чипсину. В ответ на его шалость я протянула ему баночку колы, на что он радостно показал свою. Я расхохоталась и уставилась на поле. К концу игра была накалена до предела. Виктор Михайлович нервно срывался с места, тихо ругал игроков на неправильных передачах мяча. Я зачарованно смотрела на него, забыв уже об игре. Наблюдала, как вздувались вены на его руках, и белели костяшки, когда он сжимал пальцами спинку кресла, стоящего перед ним на ряд ниже. Как он стискивал зубы в ожидании, а я следила за напрягающими скулами и играющими мышцами на лице. Я не замечала окружающих. Боковым зрением заметила, как встрепенулась толпа, и обернулась на поле, где наши продвигались к воротам противников, и вот все видят смелый пас одного игрока второму. Тот делает резкий выпад, и мяч в воротах. Гол! Толпа с шумом вскакивает с мест. Я только успела схватить ртом воздух перед тем как окунулась в крепкие и теплые объятия с криком «Ура!». Степнов подхватил меня, такой же довольный, и закружил. Я выдохнула, когда ноги коснулись твердой земли. Его руки были на моей талии, а по коже пробежали тысячи мурашек. Дыхание участилось, а в голове немного шумело. Он одернул свои руки, а я нервно поправила челку, спуская на глаза. Толпа двинулась с мест по направлению к выходу со стадиона. Виктор Михайлович сгреб мою руку и крепко сжал, объяснив это тем, что сейчас нас могут снести. Вырвавшись из толкучки, я высвободилась, не в силах больше терпеть его тепло, и старалась унять дрожь в каждом пальце. Спрятала руки в карманы олимпийки, перекатываясь с пяток на носки, пока он оплачивал счет за стоянку автомобиля.
Всю дорогу до дома он возбужденно рассказывал о матче, а я была погружена в свои мысли. Кивала на автомате ему в знак согласия с ето словами.
- Лена, что ты киваешь? Ты вообще меня слышишь? – спросил он, а я задумчиво снова махнула головой. – И на какой вопрос считать твой ответ? – теперь окончательно очнувшись, я с непониманием уставилась на него, и вспомнила, что он говорил парой минут назад.
- Кажется, я задумалась, - растерянно проговорила и улыбнулась.
- А я тут распинаюсь, - нахмурился, но вид довольный. Вот чему он так радуется?
- Виктор Михайлович, мой дом слева, - успела среагировать я, наблюдая как он сворачивает в сторону своего.
- Привычка.
- Да, ладно. Остановите тут, я дойду, - о чем я думала, если все равно знаю, что он не послушается?
Машина остановилась у подъезда, и я вышла, дожидаясь Степнова.
- Спасибо, вам!
- Тебе спасибо! Отличный подарок. Я никогда не забуду!
- Да ладно вам. Это ничто по сравнению с другими, что вам надарили, - он грустно покачал головой. – Отличная игра, была.
- Ты ее видела? – Виктор Михайлович недоверчиво улыбнулся, отчего я склонила голову. Неужели он заметил, как я пялилась на него? – Ты сегодня задумчивая что-то, - я с облегчением тихо выдохнула.
- Просто я не каждый день хожу на футбол со своим шефом! – повернулась в пол-оборота, опираясь спиной о дверцу его машины.
- Ленка, ты такая смешная, когда ворчишь, - его признание вывело меня из колеи, и я покраснела.
- У меня на лбу написан анекдот? Раз вам так смешно! – пробубнила я и поразилась, что все время, стоит ему что-то сказать, перечу и бурчу в ответ. Отчего, сама не понимала. Явно нарываюсь. Другой начальник давно бы меня уволил за такое поведение, а этот стоит и улыбается. – До свидания, Виктор Михайлович, и спасибо за отличное времяпрепровождение! – развернулась и только собралась сделать шаг, как Степнов схватил меня за запястье, разворачивая к себе. Я зажмурилась, готовясь получить от начальника хорошую взбучку, но почувствовала теплое прикосновение его ладони к моей щеке. Он нежно провел по ней, я открыла глаза, следя за его бегающим по моему лицу взглядом. Нервно облизнув пересохшие губы, я затаила дыхание от ожидания следующих действий. Напуганная и опешившая, даже не старалась высвободиться из его хватки. Чувствовала его дыхание, обжигающее мою кожу, совсем близко. Я пробежала взглядом по его лицу, остановилась на губах, к которым нестерпимо хотелось прикоснуться. Степнов смотрел на меня сверху вниз. Я чувствовала себя незащищено и одновременно уверенно в его объятиях. Снова облизнула свои губы, прикрыв на мгновение глаза, и вздрогнула, почувствовав легкое прикосновение к своим губам. Дернулась, опешив, чем сделала положение еще более неловким, прижавшись к нему теснее. Он прижал меня к себе, придерживая мою голову рукой. Нежный поцелуй обескуражил, и я неосознанно стала отвечать на него. Расслабилась то ли от нежных поглаживаний, то ли от оглушающих ударов сердца. Все закрутилось в водовороте нежного, трепетного поцелуя. Опомнилась, когда услышала, как с шумом вспорхнула птица в кустах поблизости. Оттолкнув Степнова, не оглядываясь, убежала с места «преступления». Закрыв за собой дверь своей квартиры, опустилась на корточки, прижав ладонь к опухшим губам, на которых все еще был его вкус. «Сумасшествие!» – эта мысль витала в голове. Я обхватила ноги руками, подтянув их к себе, будто ограждая свое бешено-стучащее сердце, которое вот-вот выпрыгнет из груди. Просидев недолго на холодном полу, я встала и направилась в спальню, силы делать что-либо еще исчезли. Еле раздевшись, я легла и укуталась в одеяло, сомкнув глаза. Под картинки нашего сегодняшнего поцелуя, мелькающие в сознании, я погрузилась в сон.



Спасибо: 28 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 169
Настроение: Замечательное
Зарегистрирован: 15.07.10
Откуда: Санкт-Петербург
Репутация: 17
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.12.10 00:44. Заголовок: Я снова задержалась!..


Скрытый текст


Следующим утром, я старалась не вспоминать о прошедшем дне, но как назло перед глазами всплывали картинки матча, нервничающий Степнов и нежный поцелуй у подъезда. На работу шла, как на расстрел. Никогда не знаешь, что тебя ожидает. Я шла по коридору и боялась обернуться и увидеть Виктора Михайловича. Шарахалась от неожиданно открывавющейся двери кабинета на пути. Вздрагивала от похожего тембра голоса за спиной. Успокоилась и с легкостью вздохнула только у себя в кабинете. Однако мысли о том, чего мне ожидать не оставляли меня. Я молилась, чтобы Степнов забыл все и посчитал это небольшим недоразумением, и сама старалась не придавать этому значения.
Очевидно, Виктор Михайлович внял моим мольбам, так как я его не встречала в офисе целый день. Документы подписывала у Дмитрия Геннадьевича. Остаток дня провела с каким-то странным предчувствием. Вроде и пронесло, но было такое ощущение, что все еще только впереди.
Каждый следующий день был похож на предыдущий. Никаких изменений в настроении: задумчивая, нервная и вымотанная. За всю неделю я не видела Степнова, но знала, что он либо ходит в офисе, либо сидит у себя в кабинете. Из всего я сделала вывод: раз Виктор Михайлович решил не обращать на меня внимания, так почему я должна все время думать о произошедшем? И вообще, мне пора уже на это забить.
Легко сказать «забить», а сделать... Я сидела в своем кабинете, просматривая документы на компьютере. До конца рабочего дня оставался час, когда в мой кабинет тихо постучали. Странно, обычно врываются без спроса, причем так, что дверь даже иногда с шумом ударяется о стену.
- Лен, нам надо поговорить! - я напряглась, думая, о чем может идти речь.
- Игорь, о чем? И вообще, с каких пор ты стучишься? - наблюдала, как Рассказов прошел по кабинету и сел в кресло у стены.
- Рассказывай, что случилось! - задал вопрос прямо в лоб.
- С чего ты взял? С чего такие вопросы? - еще ни разу мне не удавалось провести Игоря. Он разгадывал мое настроение, словно телепат какой-то. Однажды я ему высказала свое мнение по этому поводу, так он неделю со мной не разговаривал. Сейчас сидит и пристально наблюдает за мной. Я старалась не выдавать своего волнения, делая вид, что увлечена работой, смотрела в монитор.
- Все дни ходишь на автопилоте. Киваешь в ответ отстранено. Ты какая-то молчаливая, - стал перечислять он «симптомы».
- Так, остановись, - перебила его я и, подперев голову ладонью, уставилась на него. - Это так заметно?
- Для меня очень!
- А можно я не буду тебе всего рассказывать? Нет, не так! Игорь, я тебе рассказывать ничего не буду! Прости, но это личное.
- Лен, личное не должно касаться работы.
- Начинается! - устало прошептала я.
После получасовой тирады нравоучений от Рассказова я себя чувствовала уставшей больше чем от работы за целый день. Я откинулась на спинку кресла, после того как за ним закрылась дверь. Хотела не думать обо всем, а не получается. Стараться забыть о ком-то, значит помнить все время о нем…
Маршрут от офиса до дома прошел без происшествий. От автобусной остановки до дома было два квартала, которые я медленно, но преодолела. На конец августа дни выдались жаркими. Днем стояла двадцатипятиградусная температура. Я шла по тротуару, наблюдая за ребятишками, которые возились на детской площадке.
У вас было когда-нибудь чувство, что все это уже происходило? Дежавю? Я спокойно подходила к подъезду, когда за спиной послышался дрожащий голос.
- Лен, нам надо поговорить! - опять двадцать пять. Я обернулась. Было заметно, что он шел быстро и чуть не врезался в меня, так как я резко остановилась. Отпрянув от него на шаг назад, я встретилась с его потухшим взглядом. Он и сам выглядел очень уставшим, осунувшимся.
- Говорите, - я нервно сглотнула и опустила голову, пробежавшись взглядом по его дрожащим рукам, останавливаясь на небольшой коробочке. Видимо, заметив мой интерес, он выставил вперед руку.
- Кофе? - улыбнувшись, проговорил он. Я ехидно ухмыльнулась уголком губ и кивнула в ответ. До подъезда шли молча. Я, опустив голову, улыбалась в ворот ветровки, косясь из-под челки на поспевающего за мной Виктора Михайловича. Он аккуратно нес коробочку с пирожными. Те самые... В своих мыслях и раздумьях я и не обратила внимания, как мы вошли в кабинку лифта. Очнулась, только когда закрылись двери за спиной. Я резко развернулась, и меня одолела паника. Поздно уже возвращаться, а у меня боязнь лифтов. Нервно теребя ручку от сумки и закусывая до боли нижнюю губу, я окидывала помещение два на два метра тревожным взглядом. Лампа дневного света мигала, погружая кабинку на миллисекунду в темноту. Я приложила ладонь к дверям, надавливая на поверхность. А ведь за ними свобода. И там на тебя не давят стены, а маленькое помещение в движении не угнетает.
Я обернулась и встретилась тревожным взглядом с Виктора Михайловичем. В прошлый раз я сказала ему, что лифт в ремонте, и нам придется подниматься на десятый этаж по лестнице. Думала, что он испугается и откажется от идеи мне помогать.
Я пробежала взглядом по его лицу, останавливаясь на его глазах, в которых читался испуг и непонимание. Виновато, еще раз закусив губу и опустив голову, с силой прислонилась к дверям.
- Виктор Михайлович, не смотрите так на меня. Да! Я боюсь подниматься на лифте, - заговорила так быстро, что сама удивлялась, откуда у меня такой опыт, так как, произнося даже самую обычную скороговорку, всегда проигрывала спор Рассказову. - Еще в детстве, когда мне было семь лет, я любила убегать вперед от деда, когда он встречал меня со школы. Забиралась в кабинку и резко нажимала на кнопку первого этажа и выскакивала, дожидаясь деда. Радовалась таким шалостям, пока однажды лифт не дернулся и не застрял, оставив меня в кромешной тьме часа на полтора, - я подняла глаза и посмотрела ему в глаза. - В одиночестве! С тех пор я не езжу на лифтах вообще. Не знаю, что на меня сегодня нашло.
- Лен, но это же было давно. Ты уже не маленькая и понимаешь, что это просто пустяк. Ну что может случиться?
- Вы меня не слышите, - зашептала я, мотая головой из стороны в сторону. - Он застрял! - выкрикнула я. - Вы даже себе представить не можете, что значит для ребенка остаться в темноте одному! - я уже не замечала, как меня начало трясти от паники, разрастающейся с каждым словом, помогающим воспроизвести в памяти ужасные воспоминания из детства. - Я ничего не боюсь идти одна по темноте домой. Не боюсь остаться одной в квартире, в пустом кабинете, да даже в ванной. Нет. Я боюсь только этого чертового лифта. Это все на подсознательном уров…не, - запнувшись на полуслове, я откашлялась, так как голос уже охрип от такого темпа произношения на одном дыхании.
- Лен, успокойся, - видя мое состояние, начал Степнов. Он протянул руки, пытаясь взять меня за плечи, но на расстоянии сантиметра я оттолкнула его и развернулась к дверям, смотря на резиновые черные полосы поперек них. - Этот факт зафиксировался в памяти и на рефлексе предупреждает тебя об опасности. Но сейчас ведь ничего не случится. Мы не застр… - он был перебит неожиданным скрежетом кабинки и лифт дернулся. Погас свет, погружая и так не совсем светлое помещение в кромешный мрак.
- Нет, нет, нет! - запричитала я. Меня стало трясти от осознания того, что мы застряли. Я снова ЗАСТРЯЛА. Все когда-нибудь повторяется. Столько лет обходила стороной этот чертов лифт. Много раз, наплевав на усталость, поднималась до десятого этажа, без сил преодолевая каждые восемьдесят девять ступенек. И все напрасно! Стоило мне только задуматься рядом со Степновым, как я оказалась в плену своей фобии. - Это все из-за тебя, - я резко развернулась. Замахнувшись рукой, ударила в плечо Степнова, не промахнувшись и даже не обратив внимания на то, что переступила рамку формальности. - Нет… снова… - стуча по его груди кулачками.
- Тише, Лен, - он попытался поймать мои руки, но я ударяла ими с такой скоростью, что ему это не удавалось. - Не бойся! - он резко прижал меня к дверям телом, так, что я не смогла пошевелиться. - Ты запомнила тот случай, а в памяти зафиксировался факт. Это всего лишь страх в виде рефлекса, предостерегающий об опасности, - его шепот обжигал мой левый висок. Я затихла в железных объятиях этого мужчины, редко вздрагивая от нахлынувшей паники. Вот трусиха. Он, заметив мое ровное дыхание, отстранился, но тут, же обнял одной рукой и прижал к себе. Я успокоилась, ощущая себя защищенной в теплых руках Степнова. Находясь в такой близости рядом с ним и вдыхая аромат его парфюма, чувствовала тихое биение мужского сердца. Так и стояла, уткнувшись ему в плечо. - Все хорошо! Ты не одна.
Я резко отстранилась от него, когда моргнул свет, и лифт тронулся. Чувствовала, как горят мои щеки. Отвернувшись к дверям, перестала думать о своей боязни, не желая вновь оказаться в кромешной тьме и находиться в СТРАХЕ. Фобия отошла на мгновение в сторону, уступая место страху рядом с Ним. Но все равно считала себя полностью защищенной! Двери кабинки отворились, и я вылетела из нее пулей, остановившись у своей двери. Облегченно выдохнула и дрожащими руками старалась попасть в замочную скважину ключом. Легкое прикосновение нежных пальцев успокоило дрожь. Боясь поднять свой взгляд, я справилась с замком и, кинув на тумбу сумку с ключами, помчалась в ванную.
- Проходи на кухню, я сейчас буду, - проговорила я, закрывая за собой дверь. И только поняла, что обратилась к Степнову снова на «ты». Поглядев на свое отражение в зеркале над раковиной, я ужаснулась. Красные губы от сильных закусываний и алые щеки от пережитых эмоций. Вид напуганного, нахохлившегося цыпленка. Ополоснув холодной водой лицо и вымыв руки, я прошла на кухню, где вовсю хозяйничал Степнов.
- Лен, я тут немного увлекся, - взмахнув руками в стороны, он смущенно улыбнулся и поставил на стол две кружки.
- Не страшно, Виктор Михайлович, - присела на стул, подогнув под себя ногу. Я посмотрела на него снизу вверх из-под спущенной на глаза челки. Его радостные эмоции сменились серьезным выражением. Он был задумчив и чем-то вроде озадачен. Кивнула в знак благодарности и мысленно хлопнула себя по лбу, совсем забыв о том, что он не увидел меня, так как отвернулся за чайником. - Спасибо вам! - заметила, как дернулась его рука, когда он разливал в кружки воду. Я отпила глоток крепкого кофе и тут же кинула в напиток два куска сахара из вазочки. Чувствовала, что он наблюдает за мной, но боялась вновь встретиться с ним взглядом. Молчание затянулось, а тишина нарушалась звоном ложки, бьющей по краю чашки, которой я помешивала кофе.
- Виктор Михайлович, кажется, вы хотели поговорить о чем-то? - спросила я, не выдержав волнительной ситуации.
- Я не люблю кофе, - вдруг резко произнес он, отчего я поперхнулась и уставилась на него с непониманием. - Нет, с каких-то пор стал пить. Ленка, ты смогла бы полюбить человека, с которым раньше не знакома, но увидев раз, не смогла забыть? - я сидела и хватала ртом воздух, не находя ответа. - Смогла бы?
- То есть вы говорите о любви с первого взгляда? - перефразировав его вопрос, я заелозила на стуле. Он кивнул в знак ответа, а я тяжело вздохнув, сделала глоток кофе. - Тогда нет, - он посмотрел на меня с каким-то разочарованием и непониманием. - Я поясню. Любовь - это труд, помноженный на время, а не впечатление мгновения, - он ухмыльнулся, а я отвела в сторону глаза, стараясь больше не встречаться с его притягательным взглядом, который окутывает нежностью и добротой. А под его пристальным взором я забывала слова. - Понимаете, любовь с первого взгляда это просто… - я запнулась, ища нужные слова. - Любовь мгновенно не возникает, - после небольшого замешательства выговорила я. Нервно схватив со стола чайную ложечку, стала ковырять ей пирожное. - С первого взгляда мы видим то, что очевидно. Внешнюю оболочку. А как же единство душ, которое было бы направлено к общей цели? Понимание, доверие, интересы и счастье? - я стала отодвигать каждый слой бисквита. - Ведь всего этого не возникает с первого взгляда! - смазав крем с середины пирожного, я отправила его в рот, проследив за взглядом Степнова. Он, замерев, гипнотизировал меня. - Нет, конечно, может перерасти все ЭТО, - «обвела» я невидимый круг всего перечисленного ранее ложкой, - в любовь. Но для этого нужно время, - я развела руки в стороны, отпив кофе.
- Хорошо, а как же… - он сложил руки и, опершись на них, навис над столом, Представь, что идет мужчина ему на встречу девушка, - он говорил медленно и с каждым словом давал понять, что я знала, о КАКОЙ девушке идет речь. - Он случайно с ней сталкивается, и они встречаются взглядами. Происходит взрыв эмоций, и ты плывешь в розовом тумане. Ты пытаешься забыть ее глаза, улыбку… - он говорил так тихо и заворожено, что я с силой сжимала кружку. Представляя и понимая, о чем он говорит.
- Это принцип внешней привлекательности, - нервно разжав пальцы, я поднесла чашку к губам, наслаждаясь ароматом кофе, но вперемешку просачивался и его парфюм. Я задохнулась в собственных ощущениях. - Виктор Михайлович, я бухгалтер, а не психолог, - с шумом поставив чашку на стол, я встала и подошла к окну, за которым сгущались сумерки. Небо загоралось тысячами звезд, которые мерцали над городом. Свет в кухне исходил от тусклого светильника на стене, создавая причудливые тени. Я засмотрелась на них и не слышала, как встал Степнов, поэтому вздрогнула от резкого голоса рядом.
- Лен, ведь ты поняла, о чем я, - дрожащим голосом проговорил Виктор Михайлович. Я напряглась от такой близости.
Я поняла еще с первых слов, но попыталась скрыть волнующий трепет в сердце потоком информации о любви с первого взгляда. Мы с Игорем один раз долго спорили по этому поводу. Но все же я считаю, что она существует. Встала в пол-оборота к Степнову, чтобы он находился в видимости. Иначе мое воображение рисовало слишком близкое расстояние, которое вводило меня в волнующее состояние.
- Поняла, - прохрипела и повернула голову к нему. - Только это все неправильно, Виктор Михайлович! - вскрикнула я и заглянула ему в глаза.
- Что «это»? - прошептал и наклонился ближе, я отвернулась, напрягаясь еще больше. Невыносимо было находиться рядом… Опасно… Запретно…
Внезапно все покрылось мраком. В нашем районе вырубили свет. Окутавшая мгновенно тишина затуманила рассудок. Вздрогнув от неожиданности, я отпрянула от окна и столкнулась со Степновым. Резко развернувшись, я оказалась в его объятьях. Мое прерывистое дыхание смешалось с его. Его руки, покоящиеся на моей талии, плавили кожу под кофтой. От такого близкого контакта по телу пробежали тысячи мурашек. Я попыталась пошевелиться, но тело меня не слушалось. Казалось, оно жило своей жизнью, наслаждаясь этими мгновениями. Я подняла на него свои глаза, радуясь, что он не видит того выражения, которое застыло в них. Он кончиком пальца коснулся подбородка, исследуя каждый миллиметр, пробираясь к щеке. Нежно погладил ладонью, указательным пальцем обвел контур верхней губы. Стало невообразимо приятно и щекотно. Зажмурившись, я облизнула пересохшие губы и нервно выдохнула. Это было последним контролируемым моим действием. Он прильнул ко мне поцелуем, лаская своими нежными прикосновениями. Плевать на вырвавший стон из моих уст, на сигнализацию за окном, которая и не повлияла на нас, обычно выдавая отталкивающий рефлекс. Наоборот, она взорвала последний фейерверк в отключившемся сознании. Обвив руками его шею, я прижалась ближе, не упуская возможности наслаждаться. И плевать, что будет завтра. Что мы будем считать это мимолетной слабостью или ошибкой. Плевать, что он мой шеф, и в понедельник мне на работу. Плевать, что возможно через доли секунд все может рухнуть, и мы решим все забыть. Наша жизнь - игра, а игра требует риска. И что ожидает меня в будущем - я буду думать позже…
Поглаживая меня по волосам одной рукой, второй он сжимал мою талию, двигаясь по направлению вверх. Перебирая ткань кофты пальцами, щекоча открывающие участки кожи, он достиг уровня груди, нежно сжав левое полушарие. Выдохнув, я откинула голову назад, подставляя шею для обжигающих поцелуев, огонь которых он тушил кончиком языка, и они снова вспыхивали от нежных его губ. Он сжал мои волосы на затылке, потянув их вниз, принося мне терпимую боль, заставляя этим меня прогибаться всем телом еще больше. Целуя шею, второй рукой расстегивал по одной пуговице на кофте, покрывая каждый оголенный участок кожи едва уловимыми прикосновениями губ. Когда он коснулся груди, видневшейся из кружева лифа, из моих губ вырвался стон. Виктор Михайлович подхватил меня на руки и, не отрывая взгляда от моего пылающего лица, пошел к первой на пути комнате. Спиной почувствовала прохладную поверхность дивана, обивка которого колола, но желание его тела, прикосновений и сладостных поцелуев отодвигали все неудобства на дальний план. Он навис надо мной, смотря в глаза. Я затуманено видела, как бегает его взгляд по моему лицу, останавливаясь на губах, которые опухли от ласк и точно были алого цвета. Приоткрыв рот, выдохнула ему в шею, чувствуя его желание, когда он лег сверху, придавливая к дивану, удерживая все же свой вес на левом локте. Правой рукой медленно продолжил расстегивать пуговицы, не отрывая от меня глаз. Я словно видела в его глазах свое отражение и, закрыв глаза, полностью отдалась ощущениям, которые вызывал во мне этот мужчина. Зачарованная, я стала справляться с его пуговицами на рубашке, отвечая с жадностью на поцелуй, чуть прикусывая его нижнюю губу. Справившись с преградой к его телу быстрее его, я молниеносно распахнула рубашку, наслаждаясь накачанным торсом. Не удержавшись, провела ладонью по его груди, пропуская между пальчиков черные волоски. Рука скользнула по шее, притягивая мужчину к себе. Углубляя поцелуй, он потянул меня за голову, поднимаясь сам, и увлекал за собой меня. Стянул с меня кофту и провел вдоль спины ладонью, отчего пробежали жгучие мурашки, исчезая до того, как его пальцы коснулись застежки бюстгальтера. Расправившись с преградой, отодвинулся, смущая меня пристальным взглядом. Кончиками пальцев правой руки, он провел вниз, задерживаясь у ткани штанов. Я сжала его плечо, когда он, расстегнув пуговицу, медленно двигался вдоль ширинки. Наслаждался моей мукой в трепетных ожиданиях, отчего стало сводить низ живота от желания. Штаны повторили траекторию ранее отшвырнутой кофты, вслед были медленно сняты трусики, которые выскользнули из его рук где-то около дивана. Мы находились в неравных позициях, и я, чтобы исправить такое положение, стала нервно теребить его пряжку ремня. Пальцы не слушались, а дыхание остановилось в предчувствии чего-то неземного. Моих рук коснулись его ладони, успокаивая своим нежным отстранением. Он взял меня за запястья, заводя руки мне за голову, покрывая шею, ключицу поцелуями, словно ударяя током. Я слушала свое участившееся биение сердца, пока он стягивал с себя брюки вместе с бельем. Лег, поднимаясь поцелуями по животу, груди, к губам. Обхватив его торс ногами, я притянула его ближе. Слились в единое целое, с каждым толчком уносясь в самое незабываемое путешествие. Тугой ком внизу живота разрывался, даря свободу порхающим бабочкам.
Сумасшедшие стоны разносились по квартире. Покрытые испариной тела двигались в такт своей музыке. Темнота была лучшим укрытием от реальности для нас двоих.
Ловя ртом воздух, я прогнулась в спине, в последний раз взлетая выше облаков и падая в бездну. Чувствуя его успокаивающие поцелуи на дрожащем плече, и сильно зажмурив глаза, я пыталась сохранить эти моменты навсегда. Его учащенный пульс в руке отдавался в висках - я лежала на его руке, обнимающей меня. Чувствуя его тело рядом, наслаждалась в тишине его выравнивающимся дыханием. Сомкнула глаза, погружаясь в царство Морфея. Чтобы не услышать в глубине коридора разрывающийся от звонков телефон Степнова. Чтобы не жалеть, а лишь вспоминать.


Спасибо: 23 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 179
Настроение: Замечательное
Зарегистрирован: 15.07.10
Откуда: Санкт-Петербург
Репутация: 18
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.01.11 00:50. Заголовок: Здравствуйте! http:/..


Скрытый текст

Проснувшись, я протянула руку на вторую сторону дивана, где должен был находиться Виктор, но, сжав в кулачок воздух, я резко открыла глаза и присела. Прижав простынь к груди, усмехнулась. И что я ждала? Конечно, он ушел. Но я помнила нашу греховно сладкую ночь и даже то, когда мы успели разобрать диван полностью.
Было довольно рано, так как солнце еще только вставало, просачиваясь из-за серых облаков. Вот тебе и пасмурное субботнее утро и такие же выходные. Пасмурно было и у меня на душе. Какое паршивое ощущение, что тобой воспользовались. Наверно, просто поссорился со своей мымрой и пришел на «огонек». Что ж, остается только вспоминать. Я тяжело вздохнула и легла на спину, гипнотизируя потолок. А на работе будем выпрашивать командировку, пока не вернется Марианна Анатольевна, или, может, пора в отпуск, да рвануть к родителям?
Мои мысли прервал шум из глубины квартиры. Кажется, это с кухни. Вздрогнув, я снова села, вслушалась в знакомое ворчание. Мои уголки губ поползли вверх, а когда послышались тихие шаги в коридоре рядом с комнатой, я поразилась своей реакции - завалилась на бок и укрылась полностью белой простыней, затаив дыхание, и приложила ладонь к губам, чтобы не вырвался крик счастья. Почувствовав аромат кофе через ткань, я втянула его запах, и у меня заурчало в животе. Мысленно чертыхнувшись, я зажмурилась. Почувствовала, как диван прогнулся под его весом.
Я вздрогнула от нежного прикосновения к моим ступням, которые оказались неукрытыми. Я попыталась спрятать их, но он теплой рукой обхватил ногу за щиколотку и дернул на себя. Вскрикнув, я выглянула из-под простыни и присела. Встретилась с его ласкающим мое тело взглядом. Я почувствовала вибрацию всем телом, когда он продвигал поднос ко мне. Как же приятно получить завтрак в постель. Я искренне радовалась такой заботе.
Он улыбнулся мне в ответ и провел по ноге кончиками пальцев вверх, оставляя мурашки по коже. Не прерывая зрительного контакта, я согнула ногу, поджав ее под себя, и улыбнулась в ответ. Бросила взгляд на поднос, где стояли две кружки с дымящим кофе, вазочка с сахаром и две аппетитных булочки. От смущения, я нервно пригладила свою челку, представляя, какая я сейчас смешная. Почувствовав, как мои щеки заливаются румянцем, покрепче прижала простынь к груди, сжав в кулачок ткань.
- Доброе утро! – услышала его бодрый голос.
- Приятное! – тихо произнесла я. Взяла в руки кружку, согревая ладони об нее. И холодно не было, так как в квартире было довольно тепло, но меня била дрожь. Были смешанные чувства к нему, а в голове витали разные мысли. Сделав глоток кофе, я задумалась о том, что же будет дальше.
- Ленка, ты такая милая! – Степнов сказал это таким тоном, что я чуть не поперхнулась от того, сколько нежности было вложено в эти неожиданные слова. Смущенная еще больше, я даже не повернулась к нему, сидя вполоборота. Потянулась за булочкой, которая так аппетитно выглядела и тянула ароматом ванили к себе. Да как можно думать о еде! Одернув руку, я поставила кружку обратно на поднос и повернулась к нему.
- А что дальше будет? – задала вопрос, вертевшийся на языке. Пробежала по его лицу взглядом, наблюдая за его реакцией, но он сидел без эмоций.
- А дальше… - он наклонился чуть вперед, приближаясь. – Как ты там говорила? – его тон понизился. – Будем искать общие цели. Научимся понимать друг друга и доверять! – прошептал последние слова, а я, нервно сглотнув, отодвинулась чуть назад, уткнувшись в спинку дивана.
- А счастье? – прошептала я.
Он наклонился вперед и нежно поцеловал. Отвернулся и взял в руки булочку, оторвав кусочек, поднес к моим губам. Приоткрыв рот, я наблюдала за его горящими глазами, в которых было столько нежности, тепла и доброты.
- А счастье - это ты! - щелкнул меня по носу. Жуя и улыбаясь ему, не могла поверить своему счастью.
И пусть за окном стал накрапывать дождик, окрашивая улицу в серые тона позднего лета, но сейчас в моей квартире и комнате светило солнце ярче и грело своими лучами больше, чем в любом городе на планете.
До обеда мы провели время в разговорах, рассказывая друг другу о своих небольших достижениях и общих планах на будущее. Просмотрели пару фильмов на дисках, пылящихся на полках, прерываясь на нежные поцелуи. Днем я стала готовить первый в жизни обед для двоих. Когда я жила с дедом, то я наспех собирала необходимые ингредиенты в холодильнике и в спешке пыталась сотворить что-то съедобное. В этот же раз, я подошла к делу более ответственно. Рассматривая в холодильнике продукты, не нашла необходимые и тут же отправила Степнова в магазин. Пока его не было, я успела почистить картошку и замесить тесто для своего фирменного вишневого пирога. Отправила в духовку курицу и, пританцовывая в такт музыке, доносящейся из радиоприемника, стояла у плиты. Размахивая руками, изображая невидимый микрофон, подпевала исполнителям. Вдруг развернулась и уставилась на Степнова, подпирающего плечом дверной косяк. Представив только, какую картину он тут наблюдает, я улыбнулась и поправила свою челку на глаза, прячась за ней от смущения.
- И давно ты тут? – спросила его и стала тянуть футболку вниз, будто та была не чуть выше колен, а по пояс.
- Достаточно, чтобы понаблюдать за прекрасной девушкой, да еще с таким завораживающим голосом.
- А у меня почти все готово. Проходи, чего встал в дверях? – я, перекатившись с пяток на носки, указала ему на стул, а сама развернулась обратно к плите. Он вышел в коридор, вернувшись через минуту с двумя пакетами в одной руке.
Все еще пританцовывая, я повернулась к нему и, взяв пакеты, стала разбирать продукты, выкладывая их на стол. Отправляя ненужные сейчас в холодильник, открывая его дверцу, я отгородилась от Виктора. Окончив это занятие, захлопнула холодильник и только заметила, что Степнов все еще стоит в проеме и переминается с ноги на ногу.
- Садись, сейчас обедать будем, - я хотела было развернуться, но он остановил меня прикосновением к запястью.
- Лен, ты мне всю неделю снилась, – его внезапное признание ввело меня в ступор, и я молча моргала. Он прижал меня к себе ближе, взяв за руку, легонько коснулся губами ладони. По коже пробежали мурашки, я спрятала глаза под челкой и млела в его объятиях. – Твои глаза, губы. Я целовал тебя во сне. Такую девушку, как ты, я еще не встречал.
- Какую такую? – прищурившись, посмотрела в его глаза.
- Это тебе, как самой незабываемой, - он протянул букет белых роз с розовой каемочкой и без обертки, словно изучил все мои вкусы.
- Обед уже готов, - я взяла букет и, увернувшись от поцелуя, достала вазу из шкафчика и подставила под кран. – Спасибо! – тихо прошептала я. Поставила букет в воду и, развернувшись, оказалась в его объятиях. Я приподнялась на носочки и вложила всю благодарность за такой счастливый день в моей жизни в самый нежный и продолжительный поцелуй.
Обед прошел без слов. Мы сидели, бросая немые взгляды и краткие улыбки в ответ на случайные прикосновения рук. Молчание нарушил Виктор, предложив прогуляться. Я взглянула за окно. Солнце светило во всю, согревая душу. Мечтательно улыбнулась и повернулась к нему, кивком головы соглашаясь.
Этот день был чудесным. Солнце больше не исчезало за серыми тучами, а играло лучами на наших лицах. Мы прогуливались по парку и уплетали мороженое, иногда откусывая от порций друг друга. Просидели на скамейке около часу. Рядом на пруду плавали утки, а дети на другом берегу их подкармливали. Мы просто общались на разные темы, наблюдая за окружающим миром. Я чувствовала себя словно в сказке, забыв о реальном мире.
По дороге обратно домой, когда над городом сгустились сумерки, мы проходили мимо кинотеатра. Остановились одновременно у яркой вывески, гласящей о романтической комедии. Словно прочитав мысли друг друга, улыбнулись и направились к входу. Весь сеанс я просидела, смотря на экран через пелену розового тумана перед глазами. Проматывая, как кинопленку, все моменты за день. Очнулась, только когда мою руку на подлокотнике накрыла теплая ладонь Виктора. Посмотрела на него из-под челки и улыбнулась. Он обнял меня за плечи и притянул ближе. Я устроилась удобнее у него на плече, пытаясь вникнуть в суть происходящего на экране, но отвлекалась на нежные поглаживания по моей руке, задумчиво прикрывала глаза и мечтала, чтобы эта сказка не заканчивалась.
Всему есть конец. И проснувшись утром в понедельник в холодной и пустой кровати, я вернулась с небес на землю. А вчерашний день не исчезал из памяти, когда целый день мы провели в постели, изредка вставая, чтобы не умереть от истощения. Ведь только страстью сыт не будешь. А долгое прощание поздним вечером под лунным светом, проливающимся через дверной проем кухни в коридор, еще долго стояло перед глазами. И какой может быть спокойный сон, когда на теле все еще ощущались его прикосновения. Долго ворочаясь на диване, уснула только под утро. Однако трель сотового ухудшила мое настроение еще больше, так как я ненавидела просыпаться до звонка будильника. Но на этот раз оказалось, что это не он. Спросонья я перепутала. Еле нащупав на тумбе телефон, который вибрировал и пищал при каждом повторе оповещения, я, приоткрыв один глаз, нажала на кнопку «Просмотр». От прочтения сообщения плохого настроения как не бывало. С каждым словом на лице расцветала улыбка. Я тут же вскочила с постели и собралась довольно быстро, оставив на диване телефон с потухающим экраном и исчезающим текстом «Доброе утро! Жду внизу!»
Снова он рядом, хоть и разделял нас подлокотник между сиденьями в его авто. Но моя счастливая улыбка исчезала по мере приближения с каждым километром к офису фирмы. Я углублялась в свои мысли, с тревогой поглядывая на Степнова, который спокойно ввел машину.
- Степнов, как ты можешь быть таким спокойным! У нас ведь получается служебный роман? Как нам быть на работе? – вдруг резко начала я, нарушив тишину в салоне. Виктор вздрогнул от моей резкости. Он свернул на автостоянку и мельком взглянул на меня.
- Я не вижу в этом ничего серьезного, чтобы ты так переживала, – его спокойствие вывело меня из себя.
- Как это ничего серьезного? Что о нас будут думать на работе? Там же осиный улей. Одна Светочка чего будет стоить. Она всегда норовит урвать последнюю новость и растрепать каждому встречному. И первой будет Марианна Анатольевна. Марианна… Боже, - вспомнив о начальнице, я прикрыла рот рукой, опасливо озираясь на Виктора.
- Лен, успокойся.
- Какое успокойся? - нервно перебирая ручку сумки на коленях, я уставилась на свои руки. – Вы же с ней… - я боялась произнести это слово. Они ведь действительно были вместе. Весь офис судачил о помолвке Степнова с Марианной. А я получается его…? – Мы с тобой любовники? – прошептала я, смотря куда-то в районе пола.
- Да что ты себе там накрутила? Меня ничего не связывает больше с Марианной. Одна работа. Для меня сейчас ты на первом месте.
- Я не могу так.
- Лен, посмотри на меня, - мы остановились на месте, где Виктор обычно парковался, и он коснулся моей руки. Бросив сначала взгляд на дорогу за решетчатым забором, а потом я посмотрела прямо ему в глаза. – Поверь мне. Эти два дня не просто так развлечения. Я не из тех, кто может воспользоваться девушкой. Просто для более громких слов нужно время. Сама такое говорила. Ведь так? – ища ответа в моих глазах, он пристально всматривался в них.
- Нет не так. Ошибалась, значит. Время не лечит, оно убивает, - прошептала я и выскочила из машины. Как я могла забыть о Марианне? По взгляду начальницы, в последний раз брошенному на Виктора в моем кабинете, и дурак бы догадался об их чувствах.
В спешке дойдя до кабинета, я успела лишь открыть дверь, как была втиснута внутрь. В одно мгновение сильные руки развернули меня и прижали спиной к закрывшейся двери. Степнов крепко давил на руки и, тяжело дыша, прислонился к моему лбу своим, смотря мне в глаза, топя меня в синеве своих глаз. Прижал ладонь к моей щеке и провел по контуру губ большим пальцем. Я, затаив дыхание, ждала его ярости, которая вот-вот вырвется наружу. Зажмурившись, закусила губу, услышав его тихие слова над ухом.
- Глупая. Мне ты нужна. Одна.
- Но это неправильно, - в ответ ему прошептала я и, открыв глаза, поймала его бегающий по моему лицу взгляд.
- Да что ты заладила? Ну, хочешь, я все дела передам в руководство Дмитрию Геннадьевичу? Я не буду твоим начальником.
- Нет, не надо.
- Лен, что тогда? Хочешь, переведу тебя в другой филиал?
- Да не надо ничего, - оттолкнув его от себя, я прошла к столу. Обняв себя руками за плечи, уставилась в окно с опущенными жалюзи. – Просто я чувствовала себя как в сказке, очнулась только поздно. Давай все забудем? – резко выкрикнула я. Только знал бы он, с каким трудом мне далась эта фраза.
- Забудем? Лена, не прогоняй меня, – в тон мне ответил он. - Из каждой ситуации есть выход, – я слышала, как он приближался ко мне. - Давай просто попробуем отделить личное от работы? – обнял и прошептал на ухо, обдавая жаром своего дыханием кожу и поцелуями в шею. Прикрыв глаза, я расслабилась в его крепких тисках.
- Тогда, Виктор Михайлович, покиньте мой кабинет, вы мешаете мне работать! – проговорила я и, почувствовав, как ослабла его хватка, вывернулась и обошла стол. Подняла жалюзи и развернулась, встретившись с его улыбкой. Степнов скрестил руки на груди и перекатился с пяток на носки, повторив в точности сейчас мои действия. Усмехнувшись, он развернулся и вышел из кабинета. Вздохнув, я принялась за работу, отвлекаясь от тяжелых мыслей.


Если что, я тут.<\/u><\/a>


Спасибо: 25 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 187
Настроение: Замечательное
Зарегистрирован: 15.07.10
Откуда: Санкт-Петербург
Репутация: 19
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.01.11 23:15. Заголовок: Привет всем! Я с про..


Скрытый текст

Спасибо, огромное всем за спасибки!
День прошел спокойно и на удивление в тишине. Никто случайно не заглядывал в кабинет, и даже всегда пулей влетавшего ко мне Рассказова не наблюдалось на месте. За оставшиеся полчаса до окончания работы, я приводила всю документацию в порядок. Когда вышла из кабинета, немного помедлила, повертев в руках ключи. Обычно, уходя, я была в ожидании встречи со Степновым на паркинге, а сегодня безоговорочно решила отправиться своим обычным маршрутом. Тяжело вздохнув, отправила ключи в карман и стала спускаться вниз по ступенькам. Сев в автобус, я пробежала взглядом по салону, словно пытаясь прочесть мысли людей, окружающих меня. Почему люди этого не умеют? Ведь жить тогда было бы проще. А проще ли? Может, некая тайна и недоговоренность – как раз то, что нужно? Усмехнувшись своим мыслям, я наткнулась на парочку в самом конце автобуса. Молодой человек нежно держал руку своей девушки, поглаживая пальцем ее ладонь. Девушка с каждым словом смущалась и удивлялась, дарила улыбку и нежно целовала в щеку паренька. От них исходило столько счастья, что я непроизвольно улыбнулась, наблюдая за такой милой картиной. И только догадываться можно, о чем они перешептываются. В стороне сидел мужчина, грустно смотревший за окно. Он морщил лоб и тяжело вздыхал. Напротив него сидела девушка лет пятнадцати, у которой из наушников доносилась громкая музыка. И у каждого сидящего в автобусе были свои мысли, которые останутся в тайне от окружающих.
Когда я вышла с автобуса, то, развернувшись к своей дороге к дому, наткнулась на знакомую мне уже машину. Степнов сидел на ее капоте и, сложив руки на груди, с прищуром смотрел на меня. Я замерла, как вкопанная, а затем быстро подошла к нему.
У нас был долгий разговор, который перерос в спор и закончился бурным примирением. Степнов крепко спал, а меня мучила бессонница. Лежала, подняв глаза на потолок. За окном давно погасли фонари, а землю освещали лишь звезды.
Когда-то после сдачи одного экзамена в университете мы с девчонками с моего потока зашли в кафе, где восторженные перекрикивания о своих оценках перетекли в тему о своей жизни. В обсуждениях дошли и до работы. Так все спорили о служебном романе - заводить или нет. Одна говорила, что служебный роман – это средство достижения карьерных и финансовых целей. Никакой романтики. Холодный рассудок и трезвый расчет. Поэтому для ее целей как раз циничность была в тему. Другая же была мнения, что однозначно не стоит заводить роман, если ваш шеф не свободен. А другие твердили, что служебный роман – личное дело каждого. Только нужно правильно понимать, в каких целях его заводить. Я не имела цели для подъема карьерного роста. Нет, имела, но не через постель с шефом. Я не стала бы заводить роман для получения адреналина, как еще одна же моя одногруппница, которая рассказывала, сколько эмоций испытывала, когда выходила из кабинета шефа и оглядывалась, не застукал ли ее кто-нибудь. Я не хотела замуж за Степнова, жить размеренной семейной жизнью, родить ему кучу детей и быть счастливой. И как в сказке, умереть с ним в один день. Нет, это все не про меня. Возможно, пока. Поэтому я, поразмыслив, решила пустить все на самотек. За воспоминаниями и рассуждениями и уснула, положив ладонь на грудь Виктору, которую позже накрыла его теплая рука.
А дальше потекли насыщенные дни наших отношений, которые, разумеется, стали тайной от окружающих. В стенах фирмы мы виделись только на планерках, и если мне нужна была его подпись на документах, я быстро забегала к нему, изворачиваясь из его объятий, бросая краткую улыбку, и покидала кабинет. Твердила ему каждое утро, когда он довозил до автобусной остановки у офиса – никаких лишних действий на работе.
Но стоило нам покинуть пределы «запретной зоны», как я снова оказывалась в сказке. И каждый день был волшебным. Виктор встречал меня у остановки возле дома, а после мы проводили романтические вечера. Причем каждый из них был особенным по-своему.
Днем в выходные была прогулка в парке под ясным солнцем, которая стала затем для нас обыденным времяпрепровождением и после трудового дня. Пока ходили по аллеям, я все время ловила заинтересованные взгляды и улыбки прохожих, обращенные в нашу сторону. В основном от одиноких и мечтающих женщин, которые, проходя мимо улыбались то ли нам, то ли своим мыслям. Было забавно наблюдать за ними.
Уже неделя, как мы с Виктором тайно встречаемся. Сегодня перед обедом ко мне заскочил Игорь. Мы разговорились, и он задал мне вопрос, который, как он объяснил, давно решался задать - влюбилась ли я? В тот раз я ему сказала, чтобы он больше не говорил глупостей и выкинул из головы эти мысли. Но Рассказов остался при своем мнении, аргументируя все очевидным. По его словам я светилась от счастья ярче солнца. По офису порхала, как бабочка. Стала меньше заходить к нему на чашечку кофе и вообще стала слишком отстраненной от мира всего. Обозвав его самого пришельцем, я закрыла тему.
Уходя на обед, остановилась у зеркала на стене. Рассматривала себя в отражении. И что во мне стало не так? Ничего не изменилось, кроме как блеска в глазах и мечтательной улыбки на лице, которая возникала каждый раз, когда я вспоминала о Викторе. Неужели, правда? Нет! Подтвердила даже свои мысли кивком головы и зажмурилась, отгоняя противоречащие. Как же ВЛЮБИЛАСЬ!
Прошла еще неделя. Каждые дни, насыщенные событиями, останутся в моей памяти навсегда. От одного воспоминания прекрасного пробуждения сегодня утром меня до сих пор бросало в дрожь. Его руки на моей талии обжигали кожу через тонкую шелковую ткань. Трепетное биение сердца отдавалось внутри при пожелании «доброго утра» на ушко. Легкий поцелуй в краешек губ и обмен счастливыми улыбками.
Днем меня ожидала прогулка на теплоходе, где Виктор мне сообщил о сюрпризе, приготовленном на вечер. Мы сидели в ресторане, расположенном на второй палубе, когда к нам подошел молодой человек с взъерошенными в разные стороны волосами и чудной бородкой. Он представился Владимиром и предложил нарисовать с нас совместный портрет. Виктор загорелся этой идеей, и после небольшого обсуждения, на фоне чего будет происходить сие действо, мы спустились вниз на нос теплохода. Под открытым небом были расположены несколько столиков. Владимир попросил сесть нас так, чтобы солнце было чуть в стороне, и мы оказались спиной против движения. Виктор, быстро пробежавшись по палубе, присмотрел место и повел за собой. Я, находясь все еще в небольшом шоке, поежившись от ветра и укутавшись в ворот плаща, последовала за ним. Он сел вполоборота к художнику, ловко расставляющему необходимые для рисования предметы, на которые я с интересом засмотрелась. Очнулась от легкого падения на коленки Степнова. Я, обняв его за шею, прильнула к губам. Наше внимание привлек Владимир, который кашлянул и смущенно показал большой палец вверх на наше удобное расположение. Три часа терпимых пыток позирования художнику завершились успехом. Я сидела в нашей каюте, наслаждаясь отличной работой художника, который сделал комплимент нашей влюбленной паре и пожелал удачи. Я снова одергивала себя при постоянных думах о любви и переключила свое внимание обратно к картине, которая стояла на столике. Яркие лучи на небе на заднем плане. Два взгляда друг на друга и светящиеся счастьем улыбки. Развивающие на ветру пшеничные волосы и поблескивающие на солнце смоляные. Сверкающие изумрудные и голубые глаза, наполненные нежностью и добротой. С точностью можно было назвать нас ВЛЮБЛЕННЫМИ.
- Тебе нравится? – прошептал Виктор, который незаметно подкрался, отчего я вздрогнула.
- Очень! Только… - повернула к нему голову и пробежала взглядом по его лицу, переводя внимание на его одежду.
- Только что? – он видел мою заинтересованность и хотел, чтобы я продолжила.
- Ты куда собрался? – не слушая его и отбросив плед, присела на кровати.
- Я обещал тебе сюрприз. Но для начала ответь на мой вопрос.
- Тебе не кажется она слишком преувеличенной? – я улыбнулась и снова посмотрела на картину.
- Нет. С чего ты взяла?
- Слишком ярко выражена, что ли, – наклонила голову в бок, всматриваясь в малейшие детали на холсте. Виктор сел, перегораживая вид.
- Мне так не кажется. Владимир сказал, что мы вдохновили его на эту работу. Наши чувства показались ему настоящими, идеальными, – он смотрел прямо в глаза, словно искал в них ответы на невысказанные вопросы.
- Тебе тоже кажется, что они настоящие? Что МЫ настоящие? – у меня даже голос немного охрип от волнения. Нервно сглотнув, я опустила голову, прячась за челкой.
- Не кажется, – он так резко ответил и встал, что я испугалась. Вздернув подбородок, хотела было ему ответить, но он перебил, бросив на выходе, чтобы я оделась теплее, а он будет ждать меня у лестницы наверх. Обиделся?
Быстро накинув теплый свитер с высоким воротом и черные плотные джинсы, накинула плащ. На всякий случай прихватила с собой плед, вспомнив, как я продрогла под порывистым ветром на носу теплохода, и выбежала из каюты. Виктор стоял, облокотившись на перила спиной ко мне. Прижав плед одной рукой к себе, второй я тихонько коснулась его плеча. Он дернулся, видимо, вынырнув из раздумий, и улыбнулся, но в глазах все равно читалась обида. Степнов нежно взял меня за руку и повел наверх. Мы прошли мимо ресторана, вдоль борта углубляясь в конец теплохода. Поднялись на вторую палубу и остановились у лестницы, ведущей на крышу теплохода. От удивления я широко открыла глаза, и Виктор, видя мое помешательство, подтолкнул меня вперед. Покачав головой в ответ на его фантазии, я стала подниматься. Оказавшись наверху, я резко развернулась, чтобы удостовериться, не оставил ли он меня одну. И тут же отругала себя за такие мысли о нем. Он выпрямился и обнял меня, прошептав на ухо, чтобы я закрыла глаза. Я, немного замешкавшись, бросила ему недоумевающий взгляд, но все же прикрыла глаза. И тут же ощутила теплые ладони на них. Он медленно стал разворачивать меня и подтолкнул вперед. Сделав несколько шагов, тихонько дернул назад, останавливая. Я притормозила и поежилась от сильного ветра. Виктор замешкался на минуту. Я слышала какой-то шорох. Воображение рисовало столик на двоих со свечами, двумя бокалами и бутылкой вина. В стороне стоит один или два музыканта: скрипач и гитарист. Или скрипач, или пианист. Да какая разница. Мечтательно улыбалась, сжимая в руках зажатый плед. Видимо, я пересмотрела слишком много романтических фильмом, так как мои фантазии тут же развеялись, когда Степнов сказал, что я могу открыть глаза. То, что я увидела, ввело меня в ступор. Вместо столика был обычный деревянный ящик. На нем не свечи, а горела керосиновая лампа. Напротив ящика на спасательных кругах стоял приемник, из которого доносилась тихая музыка. А стульями служили большие качели с мягким сиденьем. Одно сошлось с моим представлением - это бутылка вина и два бокала. Смело! Я искренне улыбнулась фантазии Степнова и прошла к качелям, в которые плюхнулась, прихватив с собой с ящика бокал. И плед пригодился.
Впереди был яркий алый закат, разливающийся на волнах рек и скрывающееся за горизонтом оранжевое солнце.
И не это все самым главным было в вечере.
Провожая закат вдвоем на крыше теплохода, я мечтательно вглядывалась вдаль, слушая песни из радиоприемника. Степнов нежно гладил меня по плечу, прижимая к себе ближе. Заиграла медленная музыка, и Виктор потянул на импровизированный танцпол, отодвинув ящик-стол в сторону. Галантно поклонился и взял меня за руку, притянув к себе. Мы стали двигаться в такт мелодии, словно две кувшинки от ряби по воде, покачиваясь из стороны в сторону. Он сжимал мою ладонь, второй рукой поглаживая меня по спине. Я заглянула ему в глаза и улыбнулась. Это была моя сказка – с ним на двоих. Я потянулась к его губам, нежно касаясь своими. Выдохнула в губы от неожиданности, когда Виктор, стиснув меня в объятиях, закружил по крыше. Сомкнув руки на его шее и прижимаясь ближе, я заливалась радостным смехом. Он остановился и, опустив меня на ноги, прижался лбом. Тяжело дыша, стал мягко осыпать лицо поцелуями: в кончик носа, глаза, каждую щечку, шепча невнятные слова. Резко отстранился и взял мое лицо в руки. Я смотрела в его горящие озорным блеском глаза, переводя внимание то на них, то на его губы, которые с каждым сантиметром становились ближе. Он остановился в нескольких миллиметрах и выдохнул.
- Люблю тебя, Кулемина! – прошептал он, захватив в плен мои губы, лаская и пробуждая желание. Обхватив его за шею, прижалась всем телом к нему, утопая в сладостном и трепетном поцелуе. Сознание затуманивалось, и, казалось, все вокруг замерло, оставляя нас наедине со своими ощущениями. Дыхание участилось, но сквозь его безостановочный шепот, до меня дошли все-таки его слова.
- Что? – отстранилась и уставилась на него, затаив дыхание.
- Люблю, – снова прошептал и притянул, целуя и увлекая в жаркий пленящий танец языков.
Сюрприз удался, но осадок от недосказанного остался, кажется, у каждого.
Лежа в кровати на груди у Виктора ранним утром в воскресенье, я вспоминала вчерашний вечер. Чувствовала его ровное дыхание в макушку, и слушала тихое биение его сердца. Он уснул час назад, а я так и не смогла сомкнуть глаз. Чего я боюсь? Вообще, страх - идиотское чувство, которое останавливает нас на пороге своего счастья. А именно к нему мы сейчас и стремимся. Так что меня тревожит на пути к этому? Я грустно вздохнула, и всмотрелась в лицо Виктора, который чему-то улыбался. Невесомо коснувшись пальцем его подбородка, провела вдоль и обвела контур губ. Любит! Одернув руку, боясь потревожить его, я снова улеглась на плече, почувствовав крепкие объятия. А я? «Не может быть!» - твердила сама себе. «Может!» - твердило сердце. Прикрыв глаза, стала засыпать под невнятные бормотания Виктора.
Забегаем на чай, кофе...<\/u><\/a>



Спасибо: 24 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 197
Настроение: Замечательное
Зарегистрирован: 15.07.10
Откуда: Санкт-Петербург
Репутация: 19
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.02.11 00:31. Заголовок: Всем здравствуйте! h..


Скрытый текст

POV Виктор.

На улице светит солнце. Оно согревает своими теплыми и яркими лучами витрины салонов и магазинов, разные названия которых своей неординарностью привлекают внимание прохожих. Но все не то, что нужно мне. Среди ярких, маленьких и больших вывесок мелькнула одна – прямоугольная и неприметная, на углу жилой многоэтажки. Остановив машину на стоянке в паре метров от здания, я прошел вдоль кирпичной стены, расписанной граффити. Свернув за угол, наткнулся на черную дверь под черной вывеской с белым текстом на японском. Не любил эту кухню и не полюблю. Не представляю, как можно есть сырую рыбу и рис палочками. Но именно Марианна настояла сегодня на встрече здесь, перевернув мой план на день с ног на голову.

А ведь он так замечательно начинался, когда я проснулся и обнаружил рядом самую прекрасную девушку. Она спала на боку, положив под щеку правую руку. Морщила нос от щекочущей прядки волос, которая колыхалась от ее ровного дыхания. Я готов был вечно любоваться ею, той, которая налетела на меня возле моей фирмы. Что-то бормочущая себе под нос, собирала оброненные листы с такой обидой, что я не мог просто пройти мимо нее. Помог ей, а в ответ получил «Спасибо», брошенное злым голосом, и колючий взгляд из-под длинной челки. Остался стоять на месте, как вкопанный, наблюдая за быстро удаляющей фигурой девушки, которая так была похожа на ангела. А в день моего знакомства с коллективом на моей же фирме не мог не нарадоваться, когда увидел ее в составе работников. Была удивлена, но держалась. А, может, стоит отблагодарить Марианну за предоставленное мне счастье? Она, сама того не ведая, своим неожиданным отъездом за границу к родителям свела меня с Ленкой! А, может, даже с моей судьбой?

Я остановился в дверях бара, окидывая взглядом помещение. В целом было уютно. Красные скатерти на четырехместных столах, где поверх них лежали белые квадратные салфетки с позолоченной вышивкой - японскими символами. Стулья с резными ножками в бордовых чехлах с желтыми кисточками по бокам. На окнах висели такие же шторы в тон. Официантки ходили в бело-красных формах. Народу было немного, поэтому я сразу заметил Марианну в углу за самым дальним столиком, огороженным от зала высокой спинкой дивана. Она улыбнулась и помахала в ответ. Нахмурившись, я прошел к столику и сел напротив нее на мягкое сиденье, бросив рядом ветровку.
- Привет! Мари, ты не могла дождаться завтрашнего утра? – сложив руки на столе, задал интересующий мне вопрос. Ее звонок днем был столь неожиданным, что мне пришлось уйти в другую комнату, оторвавшись от манящих нежных губ. Я непроизвольно взглянул на ярко накрашенный рот Марианны, цвет помады которой выглядел на них вульгарно и пошло. – Ну так к чему такая срочность? – опустив голову, стал смотреть на циферблат наручных часов.
- Вить, неужели я не могу просто пригласить тебя на обед? Как друга? – она с мольбой протянула руку, но одернула в паре сантиметров от моей.
- Кажется, мы уже такое проходили! – чуть грубовато получилось ответить. Она отвернулась к окну. – Ладно, прости! Как родители? – попытался свернуть с назойливой темы.
- Все нормально. Отец просто перегрелся на солнце и получил удар. А мама у меня, ты же знаешь, очень впечатлительная, навела шухер. Все родственники съехались и уже подумали, что отец при смерти. Сбежались все, как мухи на... Аж противно стало. Каждый хочет урвать кусочек наследства. Но ты ведь знаешь, каким трудом досталось все моему отцу? В общем, не сдержалась и улетела обратно на неделю раньше. А ты как тут? Освоился на работе?
- Да, даже и представить не мог, что адаптируюсь так быстро, – я мечтательно улыбнулся, вспоминая все моменты наших встреч с Ленкой. Разве можно думать о работе, когда рядом такая девушка? Я все дни ждал вечера, чтобы остаться наедине с ней. Ленка, моя… – Так, Марианн, для чего ты меня оторвала от важного дела? – отогнав мысли об оставленной спящей красавице дома, я серьезно посмотрел на Мари. Она в удивлении изогнула свою тонкую бровь и, покрутив палочку в руке, стала задумчиво тыкать в суши.
- Странный ты. Светишься весь. Задумчивый. Чему-то улыбаешься, когда я говорю совсем нешуточные вещи. Сидишь и глаза отводишь в сторону. Ты в рубашке и без галстука, - она улыбнулась одним уголком губ. – И где превосходное «Мари» из твоих уст? – почти шепотом проговорила она и оправила в рот ролл.
Я удивленно посмотрел на девушку, которая совсем недавно была моей невестой. Она была полной противоположностью Лене. Высокомерная красота Марианны сейчас отталкивала, в то время как пару месяцев назад я и представить не мог другой женщины рядом.

Официально мы познакомились с Марианной на передаче прав управления фирмы «СтройСтеп», которая раньше принадлежала Степанову Анатолию Юрьевичу. Это было больше десяти лет назад, когда я еще работал простым заместителем Анатолия. Марианна была простой девушкой восемнадцати лет, дочерью Степанова. О такой красавице можно было только мечтать. Высокая брюнетка с вьющимися до пояса волосами. Выразительные глаза, всегда подведенные карандашом и чувственные губы, которые хотелось поцеловать. Весь наш женколлектив сразу стал судачить о дочери главного, а вся мужская половина специально вылавливала Марианну в коридоре, чтобы удостоиться ее вниманием и одарить девушку комплиментами. Она давала отпор каждому мужчине, бросая колкую улыбку в ответ и улетала, как бабочка, дальше по коридору, оставляя мучиться своих воздыхателей в обдумывании другого подхода к неприступной даме. Мы долго обсуждали тему насчет передачи дела в мои руки. Анатолий был уверен во мне на все сто процентов, в том, что я не подведу его и оправдаю себя. Степанов собрал всех на внеплановое собрание и с гордостью представил новых руководителей. Я был не меньше всех удивлен, когда он произнес второго директора. Им, а точнее ею оказалась Марианна, которая не зря мелькала целый месяц в офисе. Вместе с Мари мы стали руководить фирмой, и с каждым днем я понимал, что меня тянет к ней все сильнее, увлекая в водоворот страсти. Поначалу у нас был просто служебный роман, который слишком быстро перерос в нечто большее. Я и не заметил, как оказался на пороге дома ее родителей с бархатной коробочкой в кармане брюк. Предложение сделал, но свадьба с каждым месяцем откладывалась. Так прошло два года, пока я не увидел ее в постели с одним из наших сотрудников. Долго она просила прощения, оправдывая себя, что была под действием алкоголя. Мы стали отдаляться, но я был слишком привязан к взбалмошной девчонке и спустя полгода снова сошелся с ней. Только о свадьбе тему мы так и не поднимали. Она понимала свои прошлые ошибки и смирилась с ролью любовницы. Знала, что если снова оступится, обратно меня не вернет. Это было сказано мною в наш первый нешуточный разговор, и она ждала, когда я сам решу, как скоро нам узаконить наши отношения. Меня устраивала полностью такая жизнь с Марианной и наши с ней взаимные цели на будущее. Мари еще за каких-то пару лет, нехотя работая в офисе, из папенькиной избалованной дочурки превратилась в расчетливую бизнес-леди. Она умело вела дела на фирме и поэтому по нашему с ней обоюдному соглашению уже на протяжении пяти лет руководила главной фирмой в Москве, а я соответственно филиалом в пригороде.

Вспомнив о филиале, я посмотрел на Марианну, которая, потупив взгляд в тарелку, все еще продолжала тыкать палкой в скрученный рулетик из риса и рыбы.
- Мари, раз ты вернулась раньше времени, то, и думаю, не имеет смысла больше находится в твоем офисе, – я привстал из-за стола, собираясь покинуть ресторан.
- И все-таки ты изменился, - она подтвердила свой вывод кивком головы и отправила кусочек ролла в рот, демонстративно отвернувшись в сторону окна.
Я спешно покинул ресторан, направляясь к своей любимой. Да, как приятно смаковать слово «любимая», когда это на самом деле так. Я мчался к ней на всей скорости, насколько это позволяла дорога по кольцевой, на которой именно сейчас почему-то возникла огромная пробка. Двигаясь со скоростью пять метров в пять минут, я все же приближался к дому Лены. Все мысли были заняты вчерашним вечером. Фраза из трех слов, но потребовалось для ее произношения столько силы, что я много времени потратил на раздумье. Но я сказал ее так спонтанно, хотя решался всю неделю, находясь в постоянных размышлениях, взвешивая все «за» и «против». Она была такой милой. Ее глаза светились счастьем, озорными огоньками блуждая по моему лицу, ища ответа на мою спонтанность. Я буду надеяться, что это чувство обоюдно, иначе бы все было по-другому, и не зря нас судьба свела.
Рассуждения нарушил звонок мобильного телефона. Не раздумывая и не глядя на дисплей, я сразу нажал на кнопку ответа.
- Ленок, я в пробке. Но ты не переживай я скоро буду, – улыбнулся самому себе в боковое зеркало и услышал знакомое «кхе-кхе» в трубке.
- Степнов, не думала я, что ты так быстро меня променяешь на кого-то, – Марианна сейчас явно была сильно удивлена.
- Прости, Мари, – сглотнув и мысленно стукнув себя по лбу за невнимательность.
- Ну да ладно. Я совсем забыла тебе сказать. Просто когда увидела тебя после долгой разлуки. Сам понимаешь, - она перешла чуть ли не на шепот.
- И что ты забыла? – быстро ответил я, пока она не стала развивать тему ее отношения ко мне.
- В общем, не торопись покидать город. На днях приезжает отец. Он хотел уладить какое-то дело с тобой.
- У меня были немного другие планы, - медленно произнес я и двинулся на пару метров вперед за потоком машин на освободившейся дороге.
- Вить, поверь, ничего страшного с твоей Леной не случится, - я пропустил мимо колкость в сторону моей девушки. – Тем более это всего неделя. На крайний случай две.
- Хорошо. Я понял.
- Вот и отлично. Значит до завтра в офисе? – произнесла Мари.
- До завтра, - я нажал на кнопку сброса.

За несколько минут долетел до дома Ленки и, преодолев несколько пролетов, остановился у двери, приводя дыхание в норму. Слегка нажал на кнопку, тут же послышалась трель звонка.
Ленка встретила меня с взъерошенными волосами, закутавшись в махровый халат и в домашних тапочках. Такая смешная и милая спросонья. Я так и застыл, облокотившись о дверной косяк, и залюбовался ей. Готов смотреть на нее вечно. Она улыбнулась, зевнула, развернулась и направилась в комнату. Я уже представил, как она снова залезет на кровать и свернется калачиком под одеялом. Зашел в квартиру и, закрыв за собой дверь, в быстром темпе снял с себя ветровку и бросил ее на вешалку. Скинул туфли, отправив их под полку для обуви, и прямиком кинулся в спальню. Ленку нагнал на подходе к кровати, когда она уже оттягивала край одеяла в сторону. Нежно обнял ее за талию и притянул к себе. Она прильнула всем телом, промычав что-то в ответ на поглаживания по животику, который оголялся с каждым моим движением руки, пока я развязывал пояс халата.
- Прости меня, - прошептал и уткнулся ей в макушку, вдыхая медовый аромат ее волос, которые были еще влажноваты, видимо, она недавно принимала душ.
- Вить, за что? – Лена отстранилась и повернула голову в бок.
- Что оставил тебя, - в том же тоне ответил я и развязал окончательно пояс, который повис на петельках сбоку халата, а полы распахнулись, открывая нежную кожу. – Ленка, простудишься ведь, – бросив быстрый взгляд на приоткрытое окно, я легонько развернул ее лицом к себе, утопая в ее заспанных еще изумрудах.
- Жарко было, – тихо прошептала она, опустив ресницы и стыдливо спрятав взгляд.
- И поэтому ты сейчас вся дрожишь? – прислонившись губами к ее лбу. – Да ты горишь вся, дуреха! – почувствовав жар, я хмуро посмотрел на Ленку, закусившую губу. Она нервно завязала халат и села на кровати.
- Вить, я в порядке! – проговорила она, наблюдая за мной. Я прикрыл окно и развернулся к ней.
- Ты еще не в кровати? – видимо, очень резко произнес я, отчего она вся сжалась и нырнула под одеяло, натянув его по самый нос. – Сейчас будем лечить.
- А, может, не надо? – она высунулась и проговорила это таким жалостливым тоном, а ее взгляд был настолько умиляющим, что я уже готов был сдаться.
- Надо! – улыбнулся и отправился искать лекарства.
Я стал считать ее квартиру и своим домом, так как большее время проводил с ней рядом. Поставил чайник и начал раскрывать дверцы полок, натыкаясь на все что угодно, кроме аптечки.
- Ленка, а где у тебя медикаменты? Надо чем-то сбросить температуру, – я вернулся обратно в комнату.
- Они в гостиной под столиком, - донеслось чуть внятное бормотание из-под одеяла. Я усмехнулся и вышел из спальни. Вернулся уже с коробкой, которую обнаружил совсем не под столиком, а на тумбе у дивана, и которая была полна какими-то пластинками таблеток и малоизвестными мне пакетиками с порошками.
- Степнов, дай сюда! – она, наверно, заметила мой задумавшийся взгляд и присела на кровати. Я подошел и присел на краешек, протягивая медикаменты. Лена ловко выловила из груды пакетик «Фервекса» и протянула его мне.
- Заварить нужно.

Приготовление лечебного «зелья» заняло несколько минут, и пока я колдовал на кухне, то по возвращению в комнату увидел милую картину. Ленка спала, укутавшись одеялом так, что был виден только кончик носа и закрытые глаза. Я поставил стакан с желтой жидкостью на прикроватную тумбу и протянул руку к Лене. Нежно коснулся светлой челки, убирая ее со лба. Я не стал тревожить любимую. Все-таки она простыла. Додумалась тоже открыть окно в такую прохладную осень после ванны. Я невольно взглянул за окно. На улице уже стало смеркаться. Обошел кровать с другой стороны и прилег рядом с Кулеминой. Обнял спящий «кокон» и сам не заметил, как провалился за своими раздумьями в царствие Морфея.

Проснулся от щекотания моего носа. Открыл глаза и встретился с игривым взглядом Ленки, которая водила выбившимся перышком из подушки мне по переносице. Она лежала, подперев подбородок рукой и одарила меня своей улыбкой, которая словно озарила светом комнату, и будто согрела воздух. От очередного взмаха перышка перед глазами, я перехватил ее руку и потянул на себя, прижимая ближе.
- Ты как? – спросил и прикоснулся губами к ее кончику носа, ощутив небольшой холодок.
- Я в порядке.
Она провела пальцем по моим губам, обводя их контур, отчего по всему телу растеклась мелкая дрожь. Одно только ее прикосновение ко мне смогло вновь пробудить желание. Чуть прикусил ее пальчик, который продолжал свой обратный путь.
- Холодный, - проговорил я и прикоснулся ладонью к ее щеке. Нежно стал продвигаться вниз по шее, переводя руку на затылок. Ленка нервно облизнула губы под учащенное биение своего сердца, которое отдавалось и у меня на груди. Ее дыхание обожгло мою кожу. Наши лица находились в такой близости, что даже вроде бы такой невинный ее жест свел меня с ума.
Я притянул ее голову ближе, касаясь нежно ее влажных и сексуальных губ своими. Она прильнула ко мне всем телом, отвечая с неистовой страстью, разжигая огонь по моим венам и будоража кровь. Пробираясь под ворот халата, оголяя ее бархатную кожу и касаясь своей горячей ладонью, я ощутил холодок. Лену била мелкая дрожь, которую я почувствовал, обнимая за плечи.
- Ленка, ты вся дрожишь, - проговорил я хриплым голосом, прерывая жадный поцелуй, после которого сбилось дыхание.
- Поверь мне, это приятная дрожь, - прошептала она опухшими от поцелуев губами.
- И холодная, - успел выдохнуть я, прежде чем вновь наши губы соприкоснулись, уводя в безумный танец языки. Мои руки уже беспрепятственно блуждали по ее спине. Она отстранилась, нависая надо мной на руках. Ее глаза горели блеском, который я знал, уже порядком изучив ее за такой короткий срок наших отношений. Светлые прядки волос беспорядочно спадали вниз, щекоча мое лицо.
- Мне ужасно холодно, - она притворно поежилась, поерзав всем телом по мне.
- Кулемина! – прорычал и рывком перевернул ее на спину, меняясь местами, и теперь нависал сам над ней. Ленка ойкнула от неожиданной быстрой реакции с моей стороны.
- Что? – она сделала невинное выражение личика и хитро улыбнулась.
- Ты играешь с огнем, - я стал легонько касаться ее шеи вдоль ворота халата. С каждым сантиметром отодвигал ткань вниз, оголяя ее нежную кожу. Не прерывая зрительного контакта, я рукой наткнулся на преграду в виде пояса на талии. Я медленно потянул за махровый конец пояса, наслаждаясь Ленкиным учащающим дыханием. Наблюдал, как она нервно сглотнула, когда халат упал, предоставляя моему взору всю красоту молодого тела. Кончиком пальца провел снова, уже от подбородка до шеи, останавливаясь на расстоянии от ее груди, которая вздымалась и опускалась от частого дыхания.
Я стал покрывать ее тело нежными краткими поцелуями, прикусывая кожу на чувствительных участках. Шел дорожкой по шее вверх, останавливаясь на подбородке, который взметнулся вверх при первом моем касании ее груди. Хриплый стон ворвался в мое затуманенное сознание.
- Мне так холодно, - прошептала Лена и, прикрыв глаза, томно облизнула пересохшие губы. – Степнов, согрей меня, – она приподнялась на локтях, прислонившись своим лбом к моему. Контраст холода и жара усиливал растущее желание, подавляя голос разума.
Лена стала покрывать мое лицо легкими поцелуями, которые были похожи на колющие кожу снежинки, приземляющие на щеках во время сухой поры зимой. Притянув меня к себе за голову, Кулемина впилась в мои губы, словно хотела испить их до дна. Я не стал тянуть с ответом и, придавливая ее к кровати своим весом, углубил поцелуй. Не справившись с пуговицами на моей рубашке, Ленка ловко стянула ее через голову. Ей никак не подавалась пряжка на ремне штанов, и она нервно дергала рукой, бурча неразборчивые слова себе под нос. Усмехнувшись, я коснулся ее руки, успокаивая дрожь мягким поглаживанием большим пальцем, и сам справился с препятствием. Она провела рукой по оголившемуся торсу вверх, пропуская между пальцами волоски на груди. Перехватив ее движение у подбородка, нежно коснулся губами тыльной стороны ладони и завел ее руки за голову, сомкнув в цепкий замок. Свободной рукой стал ласкать ее трепетно отвечающее на прикосновения тело, доводя Ленку до безумия. Мы были ослеплены желанием и захвачены в водоворот наслаждения и сумасшедшей страсти. Срывающиеся с ее уст стоны раздавались эхом по комнате, наполняемой огнем нашей любви. С каждым моим движением она подавалась навстречу, словно отдавая частицу себя взамен. Сжимала в неистовстве простынь и прикусывала меня за плечо, тут же покрывая поцелуями поврежденные участки, заглаживая вину от принесенной мне сладкой боли. Она выгнула спину навстречу последнему толчку, окунаясь в небытие, сопровождаемое мелкой дрожью по телу и приходящим в норму дыханием. Я лег рядом, обнимая ее за талию и прижимаясь ближе к разгоряченному телу.

- Согрел? – коснулся губами ее лба, покрытого испариной.
- Ммм… да, - ответила Ленка, глубоко вздохнула и уткнулась в бок. Она заснула сразу же.
Сегодняшней ночью мне показалось, что мы отдавались друг другу со всей страстью, на которую были способны. И теперь уже я ЛЮБИЛ ее до безумия. Пусть даже если она еще не может произнести такие простые и одновременно сложные три слова, но по ее отношению ко мне я уверен, что тоже любит, просто сама еще не поняла или просто боится принять это чувство. Я поглаживал ее по голому плечу, отдавшись своим мыслям, которые в конце-концов погрузили меня в безмятежный сон.

На чай, кофе...<\/u><\/a>



Спасибо: 22 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 206
Настроение: Замечательное
Зарегистрирован: 15.07.10
Откуда: Санкт-Петербург
Репутация: 19
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.02.11 23:11. Заголовок: *** - Лена, проснись..


***
- Лена, проснись, – я потряс девушку за плечо. Она мотала головой и что-то пыталась сказать, но выходило обычное мычание. – Лена, - я перевернул ее на спину, она чуть приоткрыла глаза и снова их закрыла.
- Вить, мне холодно, – прошептала пересохшими губами и снова отвернулась, закутавшись с головой в одеяло.
Я машинально протянул руку к ее лбу, который был горячий, словно раскаленная сковорода.
- Ленка, да ты горишь. Холодно ей, – я встал с кровати и взял коробочку с лекарствами, оставленную вчера на тумбе. Выудив градусник, оттянул край одеяла и снова развернул Лену к себе. Она открыла один глаз.
- Вить, ну что? Встань лучше чайник поставь, - недовольно пробурчала.
- Измерь температуру, а что мне делать я сам решу.
- Да нормально все со мной. Сейчас горяченького с лимоном… и буду как огурчик, - она медленно присела на кровати, свесив ноги на пол.
- Куда собралась? С лимоном… - буркнул в ответ на ее непослушанье и встал с кровати. - Ляг и мерь, сказал, – я направился на кухню.
Приготовил несколько бутербродов и разлил по чашкам свежезаваренный чай. Бросил в одну кусочек лимона и, составив все на подносе, вернулся к Ленке.
- Давай, - поместив поднос на тумбу, присел на краешек кровати, забирая с ее холодных рук градусник. Взглянул на шкалу термометра. Тридцать семь и восемь. – Куда собралась? – спросил, когда Лена снова стала вылезать с кровати и подошла к шкафу.
- На работу, - прохрипела она и принялась вертеть одежду на вешалках. – Или может вы, Виктор Михайлович, составите отчет и рассчитаете заработную плату работникам? – она поперхнулась и немного закашлялась.
- Лен, не дури. С такой температурой надо дома сидеть и лечиться.
Вместо ответа она фыркнула и полезла вглубь шкафа. Выудив оттуда джинсы и взяв одну из вешалок с теплым светло-серым свитером, подошла к кровати и бросила все на нее. – Если ты сейчас ослушаешься, я вызову врача.
- Какой врач? – это немного на нее подействовало, но она все равно продолжила одеваться.
- Я тебя предупредил, - проговорил я и отправился в прихожую. Вернулся с телефонной трубкой и стал демонстративно набирать при ней номер скорой.
- Вить, ну что за детский сад? – она освободила свитер от вешалки и присела на кровати.
Было видно, что она все делает с преодолением слабости, стараясь показаться сильной.
- Это ты тут разводишь его. Хоть бы раз со мной не спорила.
- Да я и не спорю, но что мне будет? - она пожала плечами. - Я уже была на работе с температурой и как видишь… здорова! - она густо покраснела и села на кровать, опустив голову, тем самым выдав себя.
- И позволь угадать, когда именно? – Ленка смешно закусила нижнюю губу. - В день нашей с тобой случайной встречи в супермаркете? – я подошел к ней и выхватил из рук джинсы, которые она собралась натягивать на себя.
- Да, но видишь, все в порядке, - Лена развела руки в сторону и выхватила обратно штаны из моих рук.
- Я вижу. Твой организм еще с прошлого раза не восстановился после простуды, и сейчас будет переносить болезнь еще труднее. Могут возникнуть осложнения. Как ты этого не понимаешь? Лен, я ведь беспокоюсь, - подошел к ней и обнял, уловив, что она закипает и готова взорваться. Изучив ее за это время, я уже понял, что доводить не стоит, и решил утихомирить свой пыл, что далось с трудом из-за ее непослушания.
- Ну Вить, - проныла Ленка и надула губы, словно ребенок, которому не дали конфету. – У меня работа там.
- Лен, побудешь два-три дня дома и вернешься на свою РАБОТУ! – я опустился на корточки рядом, чтобы быть на уровне ее глаз. – Мне нужна здоровая и цветущая любимая девушка! – заглянул в самую глубину ее потухшей сейчас зеленых глаз. – А в офисе я предупрежу и передам все Ирине Ренатовне.
- Но я…
- Лена!
- Хорошо-хорошо, - она стянула с себя свитер и, нахмурившись, забралась под одеяло с головой.
Обиделась, что ли?
Я хотел коснуться ее, чтобы еще раз объяснить, что так лучше для ее здоровья, но встал и махнул рукой. И так много времени потерял с все время перечащей девушкой.
Сказав Ленке, чтобы реже вставала с кровати до моего возвращения, пообещал ей, что постараюсь вернуться раньше. Уехал в офис после невнятного произнесенного «Ясно» из-под одеяла.
На фирме царила суета. Все куда-то бегали, поминутно сталкиваясь друг с другом. Я удивленно прошел мимо секретарши Светланы Михайловны, кивнув в знак приветствия, и прошел в кабинет. За столом сидела Марианна в строгом черном костюме и зачесанными назад в хвост волосами. Впервые увидел ее с такой прической. Обычно спадающие на лицо темно-каштановые пряди прикрывали ее большие выразительные глаза, которыми она сейчас прожигала меня.
- Доброе утро! – поприветствовала она.
- Привет! Что там случилось? – я кивнул на дверь, за которой то и дело были слышны негромкие споры сотрудников.
- Работают люди. Разве нет? – Мари ехидно улыбнулась и снова уставилась в какие-то бумаги.
- При мне они так не носились. Что ты им сделала?
- Ничего особенного. Загрузила работой. Все как обычно, - проговорила, даже не поднимая головы. – Вить, отец звонил.
- И что сказал? Когда ждать? – я скрестил руки на груди и стал рассматривать глобус, подаренный Ленкой.
- К концу недели будет. Просил подготовить бумаги, – снова разговаривала со мной, даже не удостоив взглядом.
- Какие именно? – я встал и подошел к полкам, где копились все документации.
- Все! – так по-будничному ответила она, что я обернулся на нее.
Марианна медленно подняла голову и непонимающе посмотрела на меня. Я удивленно изогнул бровь, все еще пытаясь понять, не послышалось ли мне. Подготовка всех документов могла означать только одно – что-то случилось.
- Что-то не так? – я подошел к столу и вцепился в столешницу, практически полностью опираясь на нее.
- Успокойся, – Мари перевела взгляд на мои руки, а, проследив за ней, я увидел, как побелели костяшки. – Он всего лишь попросил подробный отчет за прошедший год. Что в этом собственно такого?
- Да ничего! Просто обычно он все решает через меня, - я оттолкнулся от стола и сел обратно в кресло. – Какая-то инспекция нагрянет? К чему такой интерес Анатолия?
- Он мне по телефону ничего не стал говорить.
Я взглянул на Марианну, которая спокойно обо всем этом говорила. Может, я все слишком близко к сердцу воспринимаю? Ведь ничего такого нет в приезде Степанова, только если самоличное присутствие, когда он обычно присылает свое доверенное лицо. Я отвернулся от пристального холодного взгляда Мари и медленно выдохнул, снова возвращаясь к подаренному Ленкой мне сувениру. Я протянул руку. Легкое движение, и шар стал крутиться.
- Вить, откуда это? – я посмотрел на Мари, которая тепло улыбнулась, зачарованно наблюдая за движением глобуса.
- Это Ленка подарила! – выпалил в ответ. Уголки губ потянулись вверх, вспоминая тот день.
- Ленка? – переспросила Марианна, в глазах которой сразу отразилась тревожность, и улыбка стала потухать.
- Ну да. Она сделала этот подарок от всего коллектива мне на День Рождения! – я повернулся к Мари.
- На День Рождения? От коллектива? – она даже привстала в изумлении.
- Мари, неужели тебе не дарили подарков сотрудники? Чему так удивляться?
- Почему же, дарили, только этим у нас Ирина Львовна занималась. Но не суть, – она подошла к окну и оказалась ко мне спиной. Но я видел ее отражение на запотевшем от дождя окне, за которым только еще рассветало, и, к сожалению, сегодняшний день солнцем и его теплыми лучами радовать глаз не будет. Да и как я вообще могу радоваться, когда дома осталась любимая девушка, которая болеет.
… - Вить ты меня слушаешь? – из внезапно нахлынувших мыслей, меня вывел голос Мари. Она уже сидела за столом, облокотившись одной рукой и второй подперев голову. И как я не заметил, как она передвигалась по офису? Видимо, уж слишком думы о Ленки уводят меня в мир, где забываешь о суете и реальных проблемах.
- Ах, да. Прости! – я сцепил руки в замок и наклонился чуть вперед.
- Раз отец приедет в пятницу, то одной мне тут все не разгрести. Я надеюсь, ты поможешь?
- Конечно! – ответил, мысленно чертыхнувшись, что не сдержал обещание, данное Лене.
- Тогда, - Мари встала с места и продефилировала мимо, подходя к полкам. – Я уже просматриваю все за прошедшие полгода, твоя половина с августа прошлого года по февраль этого.
- Хорошо, - я принял из ее рук стопку папок, удобно разместился на диванчике и стал листать документы. Сразу понял, что уйдет не день и не два, чтобы все просмотреть.
Оставшееся время до окончания работы я просидел в кабинете с Мари, которая неотрывно изучала документы. Правда, отлучалась пару раз, причем довольно-таки надолго, но я не стал расспрашивать. Теперь все что касалось Марианны, меня никак не волновало. Захлопнув папку с отчетами за сентябрь, я встал и потянулся, разминая затекшее от сидения в одном положении уже больше трех часов тело.
- Мари, уже довольно поздно. Ты собираешься домой? – она даже не подняла головы, пробурчав что-то типа согласия. Я не стал отвлекать ее и вышел из кабинета. Сделав всего пару шагов, я резко остановился, и словно какая-то невидимая сила заставила меня обернуться. Стена слева от двери была стеклянной, по ту сторону были жалюзи, которые сегодня были целый день не задвинуты. Я увидел Мари, которая сидела в профиль с запрокинутой назад головой, откинувшись на спинку кресла. Она снова облокотилась на стол и, схватив карандаш со стола, второй рукой сняла заколку с головы, и длинные пряди рассыпались по плечам. Спустя мгновение она зарылась пальчиками в волосы и резко бросила карандаш на стол, поворачиваясь к двери лицом. Я успел уйти незамеченным и сейчас направлялся вниз по лестничным пролетам. Неужели ей так неприятно было мое присутствие? Не верю, если она все еще любит. Такой нервной и взвинченной я ее видел всего несколько раз. Один из них был, когда она скрывала связь со своим юристом. Был еще момент, когда она хотела меня вернуть и делала все возможные попытки к примирению. Или все же она переживает из-за работы? Может, какие-то проблемы, о которых я не знаю? Заперев все посторонние мысли в дальний ящик, я направился на стоянку автомобилей. А с Мари поговорю завтра, и если она ничего не скажет – звонок Анатолию, и все.
Как только я добрался до дома, усталость свалила меня с ног. Не думал, что проверка документации может затратить столько сил, когда было всего проделана еще одна четверть от объема работы. Я завалился на диван и запрокинул голову на его спинку. Едва прикрыл глаза, погружаясь в собственные размышления, как тут же резко присел, запуская в волосы пальцы. Нервно протер лицо руками. Никаких больше дум о работе. Хватит на сегодня. Я встал и направился в прихожую на поиски домашнего телефона. Обнаружив его на тумбе и набрав выученный наизусть номер, стал ждать ответа.
- Да, - послышался через какое-то время хриплый голос Ленки.
- Привет! – я присел на край тумбы и стал водить пальцами свободной руки круговыми движением по вискам.
- Привет. Вить, я думаю тебе не стоит приходить, - она прокашлялась и снова продолжила: - Я днем вызвала врача, и он прописал кучу лекарств и постельный режим.
- Вот и правильно. Я сейчас тогда приду и схожу в аптеку, - отвечая, стал искать брошенные мною ключи от дома. Забежал в комнату, достал кошелек из ветровки, кинутой на подлокотник кресла, и вернулся обратно в прихожую.
- Степнов, ты меня вообще слышал? Я сказала, не надо. Таблеток у меня полно. С прошлого раза еще осталось, - я слышал, как что-то шуршало в трубку и, по кряхтению я понял, что она сейчас вставала с кровати.
- Ладно-ладно, - сдался я. – Только ты тогда соблюдай рекомендации врача.
- Обязательно, - по ее тону определил, что она пытается выдавить улыбку. Бедная. Одна, еще и болеет.
– Лен, может, все-таки я приду?
- Вить, я не хочу, чтобы еще и ты заразился. Нет, я не завтра, так послезавтра поправлюсь. Потерпишь денек-другой, - она хихикнула.
- Ну, как знаешь. С тобой спорить себе дороже, лучше согласиться. Спокойной ночи!
- Спокойной ночи, Вить! – она отключилась быстрее, чем я успел добавить что-то еще.
Грустно вздохнув, я направился в душ. Я был и рад и нет сложившейся ситуации. Но все же меня больше устраивало то, что Лена сказала не приезжать, так как я был совершенно измотан напряженным днем, и не было сил даже на приготовление ужина, не говоря уже о том, чтобы выглядеть бодрым перед Леной. Причем от физической нагрузки я уставал гораздо меньше, чем сегодня от умственной.
Расслабляющий душ привел к тому, что как только моя голова коснулась подушки, я сразу провалился в сон.
Остальные дни полетели в таком же темпе. Весь день проверка документов: сопоставление с проведенными операциями и составление анализа. А вечер и ночь я проводил в гордом одиночестве, измотанный и скучающий по Ленке. Мари вела себя на удивление спокойно, и я каждый раз порывался заговорить с ней о каких-то проблемах, но она либо переводила тему совершенно в другое русло, либо просто уходила, как бы на перерыв. За изучением отчетов я не заметил, как дошла очередь и на разбор декабря. Остался январь и февраль, что не могло радовать. Во-первых, пока ничего странного я не нашел. Все было в порядке и никаких намеков на что-то подозрительное. Документы были оформлены по закону, и все подписи принадлежали Мари или Дмитрия Геннадьевича. Во-вторых, это значило, что завтра я уже смогу быть свободным, а, значит, больше времени уделю Ленке.
Уже три дня она была на больничном, и мы часами разговаривали лишь посредством сотовой связи, когда хотелось большего. Домой я возвращался уставшим. Видимо, Ленка чувствовала такие нотки в моем голосе и всегда отговаривала, когда я порывался зайти к ней. Все говорила о скором свидании, как только почувствует себя лучше. Остается переждать день.



Спасибо: 19 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 599
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 97 месте в рейтинге
Текстовая версия